SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Викинги>>

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Кого еще интересуют эти сумасшедшие бродяги и драчуны, которые плавали и воевали от Константинополя до Америки и - по слухам - дали название Руси?
Нашла уже много интересного по этой теме, а самое лучшее, пожалуй - сайт, на котором выложено много книг по викингам.
http://www.ulfdalir.narod.ru/literature … mpaign.htm
Вот одна из самых впечатляющих книг с того сайта, написана в 18 веке скандинавом, чего там стоит хотя бы описание осады викингами Парижа!

Отредактировано Tigerr (2007-06-17 20:58:37)

0

2

kiitos
спасибо

0

3

Шо такое kiitos и за что спасибо? :) Я жду вкладов других!
Кого что увлекает в скандинавской мифологии, к примеру, самые любимые сюжеты? Кто не согласен, что "русь" - это одно из шведских племен? Оказывается, когда Олег ходил прибивать щита на ворота Царьграда и подписал договор с императором византийским, в договоре с русской стороны было только 1 славянское имя из 50, остальные - скандинавские! А вот когда в поход пошел Святослав, славянских имен под договором было уже много. А кому-нибудь встречалась такая внешность в описании варягов - бритый череп и чуб? Так описывают Святослава, так выглядели казаки, но чтобы викинги? Или я что-то пропустила?

0

4

kiitos - т.е. по фински спасибо, за ссылку, буду читать, о чём пишут

0

5

Я знаю, что восстановили, а ты читал его рекламку, которую я кидала в тему про христианство? :) Думаю, им и под капище помещение сдать не слабо. :)

0

6

Корабль викингов.
Гребцы.

увеличить

увеличить

+4

7

http://i032.radikal.ru/0912/15/ac67394acb7e.jpg

Оружие викингов

Вопреки сложившимся в литературе представлениям, излюбленным оружием викингов были не топоры, а копья — «национальное» германское оружие. Копьем сражался сам Один.

Один.Его всегда сопровождали два ворона.
http://s13.radikal.ru/i186/0912/08/58b179a06ee9.jpg

В древней Скандинавии использовались едва ли не все известные виды копий. Преобладали, естественно, обычные легкие копья, удобные для боя в строю и броска.
Характерными для Скандинавии были и копья с необычно длинным — свыше 3 метров — древком, совершенно незаменимые в сражениях на море.
С их помощью викинги кололи вражеских гребцов, срывали с бортов щиты и стягивали (либо расталкивали) ладьи в абордажном бою.

http://i044.radikal.ru/0912/2b/d6d7dc742692.jpg

Топор в числе предпочтений северного воина занимал лишь второе место, но занимал его прочно — хотя бы потому, что при строительстве и починке ладей без него все равно нельзя было обойтись. Другой вопрос, что именно по этой причине специальные боевые топоры с тяжелыми широкими изогнутыми лезвиями были большой редкостью даже в сравнении с мечами. Викинг сражался обычным рабочим топором, легким и узким, но пересаженным для увеличения «дальнобойности» и усиления удара на 90-сантиметровую рукоять.

http://s03.radikal.ru/i176/0912/b0/ddaeeed41a17.jpg http://s43.radikal.ru/i102/0912/08/046aff29385e.jpg http://s15.radikal.ru/i189/0912/5d/e1fa2adf1bf8.jpg

Наконец, нельзя не упомянуть о норманнских мечах. Они многое говорят о своих владельцах. Необычно тяжелые и не уступающие длиной франкским  мечам, они полностью соответствуют образу героя норвежских саг.
С другой стороны, рост и сила считались у викингов почти единственными достоинствами воина. Скандинавы явно предпочитали рубить, а не колоть, и избегали парирования. Потому и мечи их, как правило, были лишены острия и имели очень небольшую гарду.
Следует помнить, что в раннее средневековье, а особенно в Эпоху Викингов, особого искусства фехтования не существовало.
Широкий замах, удар, в который вкладывалась вся сила воина – вот тебе и техника.
Колющих ударов у викингов практически не было, что и наложило свой отпечаток на форму лезвия.
Конкретно это выразилось в закруглении, которым нередко оканчивался скандинавский меч.

http://s52.radikal.ru/i136/0912/7f/de4c52df3fd6.jpg

Наиболее ценное оружие — мечи, боевые топоры, кольчуги, а также некоторые копья и щиты — получало в Скандинавии собственные поэтичные имена.
Им давали даже имена, вроде «Raunijar» – испытывающий, «Hunloggi» – пламя битвы...  :rolleyes:
Скандинавы наделяли мечи личностью, духом, а поэтому выделяли его из всего остального оружия. На их лезвия наносили рунные знаки.
Руны широко использовались и в магических целях, как в самой Скандинавии, так и за ее пределами.
Каждая руна имела свое значение, свой скрытый смысл, известный лишь посвященным. Викинги верили, что с помощью рун можно было и лечить, и уничтожать врагов, придавать оружию силу и тупить вражеские мечи. Так, клинки казались викингам чем-то подобным огню и могли именоваться «Пламя Одина», «Огонь щитов», «Боевой огонь», «Поджигатель крови».

http://s41.radikal.ru/i093/0912/4e/98ce8d326923.jpg

Из защитного снаряжения викинги использовали просто сделанные, но тяжелые и прочные круглые щиты, а также легкие панцири из кожи или шкур.
Кольчуги (именуемые «боевыми сетями» или «плащами конунгов») тогда встречались редко.

В свободное от набегов время, бывало, что  скандинавы дрались на поединках.
Устраивался хольмганг. Здесь бой велся в присутствии множества свидетелей, по строгим правилам и только до первой крови, либо до тех пор, пока один из участников не будет выбит за ограждение.
Хольмганги играли важную социальную роль, а ставкой на них выступало имущество. Всякий, кто считал себя недостаточно богатым, мог вызвать своего соседа, отняв у него вещь, которой тот достоин не был.

Большинство набегов выглядело примерно так: одна или две ладьи с драконьими головами на форштевнях внезапно появлялись у чужого берега и высаживали отряд (приблизительно из 50 чел). Ближайшая деревня или небольшой монастырь подвергались разграблению, и викинги снова исчезали в море.
Никакого наблюдения за побережьем в ту пору не велось, и о появлении врага властям могли сообщить лишь беженцы из разоренных деревень. Предвидя набег, местный правитель (как правило, не располагающий большой и постоянно готовой к бою дружиной) должен был успеть разослать гонцов, призывающих ополченцев к оружию. К тому моменту, когда ополчение франков или саксов собиралось и выступало, викингов давно уж простывал след. Таким вот нехитрым способом им удавалось совершать множество подвигов.
http://www.mirf.ru/articles.php?id=37

http://i012.radikal.ru/0912/50/b8465b9fcaf8.jpg

+6

8

Кто есть БЕРСЕРК?

Берсерк (берсеркер) — в древнескандинавском обществе воин, посвятивший себя богу Одину.
Перед битвой берсеркеры приводили себя в ярость. В сражении отличались неистовостью, большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли.
Их действия зачастую носили нерациональный характер. Берсеркеры не признавали щит и доспехи, сражаясь в одних рубахах или обнаженными по пояс.
Сыновья датского конунга Кнуда — берсерки — плавали на отдельном дракаре, так как их опасались другие викинги.

http://s006.radikal.ru/i213/1001/ba/c491afcc97b2.jpg

Ситуация сложна с берсерками осложняется тем, что очень много вокруг нее наверчено мифов - и литературных и вполне научных.

Часть этих мифов базируется на буквальном понимании скандинавских саг, и сейчас уже вполне объективно доказано, что саги скандинавов отличаются удивительной точностью в отдельных моментах.

Они появляются в Саге об Инглингах известного исландского поэта Снорри Стурлуссона:
"Мужи Одина шли в бой без кольчуг, и были они дики подобно волкам. Они кусали свои щиты и были сильны как медведи или быки.
Они убивали врагов, когда их самих не брал ни огонь, ни меч; это была ярость свирепых воинов".

В основном, суть вопроса состоит в двояком понимании берсерка.
Это либо элитные, безумные, впадавшие в неконтролируемую боевую ярость, бойцы, использовавшиеся в начале сражения как средство морального устрашения противника, либо вовсе обычные скандинавы-маргиналы, не имевшие своего доспеха, этакая скандинавская гопота, названная берсерками за то, что носили одни только рубахи (один из вариантов перевода слова "берсерк" - медвежья рубашка), которая была мифологизирована, а всё их грызение края щита - просто театральный пафосный элемент.

Берсерк на бронзовой пластинке VIII века.

http://s004.radikal.ru/i205/1001/8f/43755e58d534.jpg

Наиболее вероятной представляется соединение этих двух позиций.
Военная элита, впадавшая в бешенство, известная еще по описаниям римских историков, описывавших традиции германцев.
Согласно им - существовала некоторая ката отверженных, которых боялись не только враги и союзники - эти отверженные признавали только войну и не имели ни постоянного дома, ни семьи и носили на пальце железное кольцо - символ бесчестия.

Одержимы они были неким духом Wut (Вотан), полным аналогом древнегреческого menos, испанского amokk или индийского raum.
Уместно тут припомнить и валлийских лучников, которое в состоянии боевого безумия скидывали с себя одежду и бросались в бой, словно звери.

http://s002.radikal.ru/i200/1001/e0/b4cc0582ad87.jpg

Подражание зверям - скорее элемент искусственный, хотя в сагах берсерки очень часто контактируют со зверями и переодеваются в их шкуры - но это уже мифологизация, которая со временем перестала быть мифом и стала частью военной традиции.

Берсеркерат - боевое бешенство...
Это не совсем феномен... просто пограничное состояние человеческой психики. В ту же Вторую мировую войну было немало примеров подобного.

Когда на Скандинавию обрушились христианские миссионеры, на старые языческие обычаи и образ жизни внесли запреты.
Изданный в Исландии закон 1123 года гласит: "Замеченный в бешенстве берсерка будет заключён 3 годами ссылки".
С тех пор воины в медвежьих шкурах бесследно исчезли.
Использованы материалы доктора http://ru.wikipedia.org/wiki/Берсерк
Виланта Хофнера
http://white-society.org/index.php?name … amp;pid=35

Отредактировано иннета (2010-11-26 21:52:52)

+5

9

О викингах
А.Я. Гуревич

Под этим именем На Западе известны выходцы из Скандинавии, которые в IX-первой половине XI в. совершали нападения на разные страны Европы и даже отваживались на экспедиции далеко за ее пределы. Термины víking, víkingr неясного происхождения. Первый обозначал военные предприятия, второй — его участников. Возможно, термины происходят от названия области Vík в Юго-Восточной Норвегии или от vík, «залив», где морские пираты укрывались вместе со своими быстроходными ладьями, подстерегая торговые корабли. В своем большинстве викинги не являлись профессиональными воинами. То были знатные и незнатные свободные люди, которые на определенное время года могли оставить свои усадьбы и присоединиться к воинской или торговой экспедиции в поисках богатства и славы. В источниках нередко встречаются упоминания о людях, которые на лето «отправились в víking», а зимой сидели по своим дворам. Другую часть викингов составляли дружинники конунгов, которые сделали войну своим основным занятием и жили за счет приносимой ею добычи. На континенте Западной Европы викинги известны под именем «норманны» («люди с Севера»), а на Руси — «варяги» (varangus - телохранитель, воин из наёмной стражи византийского императора).

    Викинги были участниками боевых походов и наемниками, мореплавателями и открывателями новых земель, колонистами, торговцами и основателями государств в разных частях Европы. До кон. VIII - нач. IX вв. в Европе знали о скандинавах очень немногое; их страны—Дания, Норвегия и Швеция — находились за пределами христианского мира. Натиск викингов на Европу оказался внезапным и ошеломляющим. Происходившие одновременно с нападениями арабов и венгров, походы викингов создали серьезную угрозу для ряда европейских государств. Экспансию этих народов можно сравнить лишь с Великими переселениями IV-V вв.

Культурный контекст экспансии викингов

      Причины экспансии викингов трудно определить. Однако можно указать на ряд симптомов, свидетельствующих, при всей их разрозненности и разноплановости, о глубоких сдвигах в образе жизни и культуре скандинавов, которые произошли на рубеже VIII и IX вв. В это время у них появляется корабль нового типа, дававший им возможность не только плавать вдоль побережья и подниматься по рекам и фьордам, но и предпринимать более дальние морские плавания. Корабли викингов, построенные из гибко сочлененных между собою деревянных планок, с глубоко посаженные килем, снаряженные парусом, веслами (от 15 до 30 пар) и рулем, отличались высокой маневренностью и превосходили по своим мореходным качествам суда европейцев. Они выдерживали удары морских волн, разрезая их высокими штевнями, украшенными резными деревянными головами драконов и змеев. Обладание быстроходными кораблями сделало викингов господами на водных просторах Европы и даже открыло для них возможность ок. 1000 г. достичь островов у побережья Северной Америки. Сооружение подобных судов требовало большого мастерства и опыта. В их совершенных формах запечатлены как практическая сноровка строителей, так и несомненное чувство прекрасного. Корабль с клетчатым парусом и разноцветными круглыми щитами, укрепленными вдоль бортов, был предметом гордости викингов, воспеваемым в их поэзии.

      К тому же периоду относится ряд существенных трансформаций в культуре и языке скандинавов. Именно в начале эпохи викингов происходит их языковое обособление: древнесеверный язык окончательно выделяется в германской группе языков. Смена «старшего» рунического алфавита «младшим», отражая изменения в языке, в частности в фонетике, вместе с тем, по-видимому, была связана с переменами в общественном сознании. Если «старшими» рунами вырезались надписи преимущественно магического содержания, то «младшие» руны использовались для передачи разного рода сообщений; эти надписи содержат имена людей, память о которых хотели увековечить их сородичи, в частности, имена воинов, ходивших в походы в другие страны, от Англии и Ирландии до Миклагарда (Константинополя) и Гардарики («страны деревянных укреплений», т.е. Древней Руси). На многих «памятных камнях» (их сохранились сотни) названы и имена вырезавших их мастеров. Такого рода надписи выражают возросшее самосознание человека того периода.

Традиционный для германцев «звериный» стиль в изобразительном искусстве, известный со времен Великих переселений народов, после их завершения сделался более анемичным и вялым, утратив былую живость. Но в начале эпохи викингов этот стиль переживает небывалый подъем. Многочисленные изображения животных, тела которых по большей части фантастически стилизованы и образуют сложные орнаменты, запечатлены в дереве, камне и на кости, на брошках, пряжках и других металлических украшениях. Эти животные исполнены живости и напряженной силы; они одновременно пугают и веселят. Особенно излюбленным был мотив т.н. «хватающего зверя»; животные, лапы которых охватывают друг друга, сплетаются в причудливый орнаментальный узор. Попытки исследователей найти источники развития этого стиля за пределами Скандинавии не дали убедительных результатов; этот стиль глубоко оригинален. Более отчетливы франкские влияния в изображениях «большого зверя» (льва?), например, на руническом камне в Еллинге, резиденции датских королей, но и эти влияния усваиваются по-своему. Зачастую этот зверь борется со змеей, образуя вместе с ней стилизованную S-образную форму.

      Изучение скандинавских орнаментальных стилей обнаруживает, с одной стороны, общее настроение беспокойства, предельной напряженности и силы, а с другой, многообразие и творческую индивидуальность мастеров. Следуя канону, резчики вместе с тем выявляли свои собственные склонности и вкусы; их индивидуальность пробивается сквозь тенденцию к стилизации. Сохранилось немало изображений человека: воинов с мечами, идущих в бой, «портреты» бородатых мужчин, а также сцены из жизни героев эддического эпоса (Сигурда и др.).

        Искусство эпохи викингов, выражая и удовлетворяя эстетические потребности, в то же время служило магическим целям. Изображения зверей и чудовищ должны были, по тогдашним поверьям, отпугивать злые силы Утгарда (мира хаоса, окружающего Мидгард, мир людей). Прибывая в гавань, викинги снимали со штевня голову дракона или змея для того, чтобы не разгневать духов, которые покровительствовали этой местности.

    Расцвет изобразительного искусства происходил синхронно с возникновением и развитием поэзии скальдов, поэтов, нередко служивших в королевских дружинах и воспевавших своих вождей. Скальдическая строфа, в которой отдельные фразы переплетаются между собой, а основные понятия картины мира — воин, золото, меч, женщина, море, корабль, вождь - описываются кеннингами (условными метафорически обозначениями), вычурна и строго формализована. Принципы построения скальдического стиха и орнамента в изобразительном искусстве обладают несомненным сходством; по-видимому, и в том и в другом выразились общие установки древнескандинавской культуры.

        Таким образом, можно предположить, что начало эпохи викингов ознаменовалось целым рядом изменений в культуре и менталитете  скандинавов. Перечисленные выше явления суть симптомы нового мироощущения, и это же мироощущение побуждало их к широкой и многообразной внешней экспансии и  одновременно к политическому объединению, результатом которого явилось образование скандинавских королевств, равно как и к внутренней колонизации. Походы в другие страны и плавание по морям, наемничество и развитие торговли, переселения на новые земли имели в основе то же состояние возросшего внутреннего беспокойства, какое выразилось в поэзии и искусстве.

Читать дальше

+3

10

Согласно обещанию, данному мною вот в этой теме Сэр Гай Гизборн (продолжение обсуждения) , выкладываю кусок Саги о Риге и ссылку на полный текст с комментариями. Считается источником, подтверждающим наличие у древних скандинавово рассовых предрассудков, т.к. люди разных социальных групп описаны, как отличающиеся по фенотипу. Приводимый мной кусок относится к траллсам/трелам (рабам). В полном тексте можно ознакомиться с описанием бонда (крестьянина) и ярла (воина, предводителя).

"7 Родила она сына,
водой окропили,
он темен лицом был
и назван был Трэлем.

8 Стал он расти,
сильней становился,
кожа в морщинах
была на руках,
узловаты суставы,
. . . . . . . . . . .
толстые пальцы
и длинные пятки,
был он сутул
и лицом безобразен.

9 Стал он затем
пробовать силы,
лыко он вил,
делал вязанки
и целыми днями
хворост носил.

10 Дева пришла -
с кривыми ногами,
грязь на подошвах,
загар на руках,
нос приплюснут,
и Тир назвалась.

...

13 ... отсюда весь род
рабов начался."

А вот тут полный текст саги:
http://topor.hoha.ru/sage/podval/prig.shtml

Отредактировано LinLis (2010-08-09 17:09:34)

+6

11

http://s03.radikal.ru/i176/1008/7d/c46a27b50473.jpg

Викинги. Понемногу обо всём

Ветер злой поднялся ночью,
Волны на море бушуют.
Страх уходит из души –
Не придёт норманн сегодня.

(из рукописи ирландского монаха
La Fay, op. cit., p. 74.)

Дерзкие нападения на укреплённые города, участие в далёких морских набегах, число убитых иноплеменников, полученные раны и шрамы – всё это сплеталось в невидимую репутацию – престиж – воина, служило мерой оказываемого ему почёта. Военные победы считались знаком милости богов, и к удачливому вождю стекались смельчаки, готовые к самым опасным авантюрам.

И кто же мог сохранять – раздувать – славу воина, разносить её до самых дальних фьордов? Конечно, поэт – сказитель – скальд.
Как у древних греков Гомеровских времён, как у древних иудеев, как у арабов времён Мухаммеда, так и у норманнов поэзия граничила с религией, а порой и заменяла её. «В эпоху викингов поэты процветали как никогда раньше и никогда впоследствии. Только песнь могла сохранить деяния великого человека.
Ни один уважающий себя король или ярл не отправился бы в военный поход без сопровождения нескольких скальдов».(La Fay, op. cit., p. 22.)

http://s44.radikal.ru/i103/1008/48/66d63a118d6d.jpg

Мораль и нравы

http://s001.radikal.ru/i195/1008/5e/148e31449f4b.jpg

Считается, что викинги всегда были благородны и честны в бою.
Доброе имя и слава были целью всей их жизни, ведь они боялись не столько смерти, сколько обвинения в трусости.
Нарушение клятвы или обета, а уж тем более сознательное предательство, было для людей этой эпохи страшным грехом, который ложился и на репутацию потомков труса и предателя.
Говоря простыми словами – викинги боялись запятнать свою честь и репутацию.
В то время обман был страшным преступлением, а ложь – одним из самых недостойных деяний для свободного человека.
Лжеца казнили точно так же, как и клятвопреступника – их топили. ( А в водах подземной реки в скандинавском языческом аду их ждала смерть от утопления, которая повторялась до бесконечности. Действительно страшная участь – тонуть и не мочь захлебнуться и забыть об ужасе смертной агонии. :canthearyou: ).
В те времена люди были настолько честны, что при заключении договора в залог не требовали ничего, кроме честного слова и крепкого рукопожатия.

http://s55.radikal.ru/i149/1008/66/15f142d762a1.jpg

Викинги никогда не смеялись над незнакомыми людьми – считалось, что у насмешника рано или поздно вырвет язык тролль.
Не меньшим осуждением пользовалась и вспыльчивость, ведь она свидетельствовала об отсутствии выдержки и хладнокровия.

Есть такая пословица : «В доме повешенного не говорят о веревке».
Этот принцип свято соблюдался и скандинавами в те времена. Они никогда не обсуждали с человеком его несчастий, а если уж и заговаривали, то только с целью предложения помощи.

Не менее позорным делом, чем трусость, было и воровство. Но люди той эпохи четко разграничивали воровство и грабеж.
Викинги занимались грабежом – но делали это открыто и никогда не скрывали своего имени и не закрывали лица.
А вот воровство было делом постыдным, ибо совершалось втихую и выдавало в совершившем его человеке трусость, лукавство и низость.
Из этого следуют, что викинги должны быть мужественными, смелыми, неустрашимыми и говорить и действовать открыто.
Кроме того, они должны были заботиться о своих товарищах, семье и отчизне.
Они не должны были покидать своих друзей и честных противников даже после их смерти.
В обязанности выживших на полях сражений воинов входила и забота о погребении павших с обеих сторон, какой бы смертью они не умерли.
Норманны боялись расстаться с жизнью вне поля боя – не совершив подвига, который остался бы в памяти поколений.
В те времена было абсолютно невозможно заставить человека принять решение под действием грубой силы, ибо люди предпочитали смерть бесчестию.

http://s003.radikal.ru/i203/1008/a2/e43c95a1b1d2.jpg

Военные упражнения и смертельные поединки

Когда викинги бывали дома, они каждый день подолгу тренировались.
Кроме того, довольно часто устраивались игрища, на которых мужчины состязались друг с другом в силе, ловкости и умении владеть оружием.
Норманны состязались друг с другом в опасных прыжках (перепрыгивании ручьев и ущелий). Когда воин становился искусен в этих прыжках, то ему усложняли задачу : прыгать приходилось с тяжестями в руках или в полном боевом облачении. Подобные мирные забавы часто спасали викингу жизнь в бою, когда требовалось быстро уклониться от пущенного копья или перескочить через брошенный по скользкому льду щит.

http://s001.radikal.ru/i193/1008/0e/636ec15567dd.jpg

Не меньшей ловкости и смелости требовало и другое упражнение – карабканье на высокие и отвесные скалы.
Особенная искусность в этом упражнении приносила великую славу.
Существовало также особое упражнение для сохранения равновесие в бою, которое состояло в том, что человек должен был пробежать по веслам на корабле во время гребли.
И во взбирании на скалы, и в беге по веслам не было равных норвежскому конунгу Олафу Трюгвассону.
В одной из саг рассказывается, как однажды на глазах конунга двое его дружинников стали состязаться между собой и полезли на гору. Один из них не выдержал испытания и с середины пути вернулся вниз, а вот другой добрался до вершины горы и … не смог спуститься обратно.
Тогда Олаф сбросил свой плащ, сам залез на отвесную гору, взял сидевшего в ужасе на вершине горы дружинника под руки и помог ему спуститься вниз.
Скандинавы также высоко ценили быстроту бега и часто устраивали всевозможные соревнования.

Викинги в своих играх были склонны к жестокости и насилию. Так, состязания в воде заключались в попытках утопить соперника.
Тем не менее, когда соперник уставал, противник помогал ему добраться до земли и даже выносил на берег, а не старался «пустить»ко дну.
Но иногда дело доходило до серьезных увечий, как, например, случалось при игре на льду в «кнаррлейк», напоминающей русскую лапту.

http://s60.radikal.ru/i169/1008/33/4106df8461a6.jpg

Были упражнения на оружии, но самым же любимым занятием молодых воинов была борьба.
Смелые и гордые викинги и честь свою привыкли защищать в поединке. Случалось, что распря или оскорбление заканчивалось вызовом на дуэль.
Различались простые поединки – ЭНВИГИ – и поединки судебные – ХОЛЬМГАНГИ.
Энвиг – это бой один на один без соблюдения определенных правил и в любом месте. Хольмганг же – бой по строгим правилам на огороженном пространстве.
Само слово «хольмганг» означало буквально «поход на остров».
Как следует из названия, для подобного поединка обычно избирался остров или огороженное пространство.
Под ноги каждого противника постилался плащ, с которого они, по законам поединка, не могли сойти во время битвы. В углы этих ковров-плащей вшивались кольца, которые закреплялись кольями на расстоянии 3,5 метров от соответствующего кольца плаща противника.
Весь порядок проведения боя был строго регламентирован законом. Так, соперники и их родичи тщательно осматривали оружие друг друга, ибо дозволено было иметь мечи и копья лишь определенной длинны. Непременно назначали и выкуп, ибо, по правилам, первый, кто был ранен, считался проигравшим и должен был заплатить штраф.
Каждый из соперников имел три щита, которыми мог пользоваться не сразу – например, не имел права составлять из них укрытия, - а постепенно. Только когда был порублен один щит, разрешалось взять другой.
Кроме обнаженного меча, которым сражались, бойцы имели ещё и второй меч. Его держали про запас, чтобы заменить им выбитый в схватке или повреждённый сильным ударом первый меч.
Закон поединка предписывал, чтобы первый удар был нанесен вызванным на бой, а затем уж удары сыпались с обеих сторон один за другим.
Поединок иногда продолжался до «обильной крови», и считался оконченным, если один из бойцов был ранен так сильно, что кровь его стекала на расстеленный плащ.

http://s47.radikal.ru/i115/1008/78/5ddbd4be7afc.jpg

Пир

http://s56.radikal.ru/i154/1008/b4/85329a3295a9.jpg

Совершенно очевидно, что пиры нужны были людям для общения.
Пиво или мёд являлся даже не « украшением » обрядов и не средством утоления жажды, а предметом самого настоящего культа.
Пир, или совместная трапеза, в архаическом обществе является центральным ритуалом.
На пирах воспроизводились связи между членами общества, там происходило общение конунга со своими подданными, разрешались споры и улаживались распри, раздавались награды и производился дележ награбленной в походе добычи.
Даже такие серьёзные дела как покупка и продажа усадьбы, помолвка и обсуждение приданного, выбор конунга и выплата виры всегда обсуждались за пиршественным столом.
Напитки, по образному выражению древнего историка Тацита, развязывали людям языки, и именно поэтому на пирах говорится правда в лицо – вне зависимости от общественного положения говорящего. Именно Тацит писал о том, что германцы теряют разум, когда пьют, и обретают его, когда трезвеют.

Во времена викингов пиво варили прежде всего для каких-то важных и праздничных событий : прежде всего на Йоль, свадьбы и рождения детей, поминки, праздник середины лета.
Варка пива – как и другие важные события человеческой жизни – происходила по определенным канонам, была своеобразным ритуалом, основной целью которого являлось удержать злых духов вдали от драгоценного напитка.

О « пьянстве » северян во времена саг сохранились противоречивые мнения. Например, Адам Бременский писал, что северяне « знают меру в еде и питье ».
А датские пилигримы, посетившие в 1191 году некоторые норвежские города, утверждали, что
         « … в городе Тунсберге необыкновенно гостеприимные и добрые жители, которые ничего не жалеют для своих гостей, но излишняя их приверженность к питью мешает беседе, и часто вечер заканчивается кровопролитием… На улицах же никогда нельзя быть уверенным в собственной безопасности, ибо в любой момент даже самые добропорядочные горожане под воздействием пива готовы схватиться за оружие и пролить кровь своих сограждан… Незнающее удержу пьянство приводит к тому, что даже хозяева и гости, знакомые и незнакомые люди вступают в битву, часто заканчивающуюся смертоубийством ».

Лишь в 13 веке излишняя любовь к пиву и мёду стала порицаться. В законах появляются наказания, которым подвергаются пьяницы, но пиры по-прежнему продолжаются по всей стране.
Однако справедливости ради стоит заметить, что злоупотребление питием и неумеренность в еде в те времена типичны не только для Севера. Письменные источники говорят тоже самое о положении дел в Англии и Франции : до нас дошли многочисленные свидетельства о злоупотреблениях пивом и вином в обществе и пламенные речи королей с призывом прекратить пьянство и обжорство.
После принятия христианства к рогу с хмельным припадают даже священники.
В сагах неоднократно подчеркивается, что одним из великих искусств во времена викингов было умение пить и не терять головы.
Саги почти ничего не сообщают нам о повседневной жизни. Речь в них идет прежде всего о знатных и родовитых людях, о пирах и празднествах, об особенно важных событиях и битвах, но никак не об обычной жизни. Рассказчики саг считают своим долгом подчеркнуть необыкновенный размах пира или важность происходящего события. События каждого дня были известны всем, и упоминать о них не имело смысла.

У простых людей в повседневной жизни не было привычки пить крепкие напитки. Да и в богатых усадьбах пиво пили тоже вовсе не каждый день.
Лишь гостю подносили рог с пьянящим напитком.

В исторических источниках упоминается сочетание «рыба и молоко», «мясо и пиво», иногда – «птица и вино».
Мясо редко подавалось свежим, его чаще ели соленым или сушеным. До сих пор это сочетание соленого мяса и пива встречается в меню ресторанов и кафе Скандинавии.

http://s51.radikal.ru/i134/1008/b9/b3cd17c3d1fb.jpg

Люди пили пиво из костяных рогов, которые регулярно наполнялись прислужниками.
Дорогие, оправленные в серебро и золото рога, чаши и другая дорогая посуда были в каждой богатой усадьбе в большом количестве.
Во времена викингов рога и чаши, как и многие другие любимые предметы и существа, такие, как лошади, мечи, копья, шиты, иногда имели своё собственное имя – по имени своего владельца или по особенным свойствам, которыми обладали сами.
По верху рога часто шла надпись из рун. Эти магические знаки имели охранительную силу и должны были защищать от порчи и яда.
В « Законах Гулатинга » говорится, что человек находится в своей силе и может считаться здоровым до тех пор, пока может пить пиво на пирах, держаться в седле и вести разумные речи. Если он не может делать вышеперечисленного, то тогда наследники вправе требовать передачи его имущества им под опеку.
В усадьбах конунгов и ярлов, а так же богатых людей дружинники и работники делились на так называемые « столовые команды », когда за определенным столом сидела определенная группа людей.
Иногда перед каждым человеком ставили его порцию, но часто блюдо подавалось на всех. Тоже самое происходило и с напитками : в палаты мёд приносился в больших чанах, откуда пирующие могли зачерпывать его сами.
Для увеселения пирующих существовал  « рог опоздавшего », когда опоздавшие на пир гости должны были сразу по прибытии осушить специальный громадный рог с пивом.

Дома

http://s60.radikal.ru/i167/1008/67/ab9523cdb92e.jpg

"На территории поселения археологи обнаружили два типа домов. Стены одного из них были составлены из плетеных прутьев, обмазанных глиной.
Видимо, ее предварительно выравнивали и укладывали частями на стены дома, так что прутья все-таки оставались различимыми. Другой тип дома представлял собой сруб. При его строительстве использовали огромные вертикальные деревянные балки, которые тщательно подгоняли друг к другу."

Крестьянские жилища обычно представляли собой простые однокомнатные дома, построенные или из плотно подогнанных вертикальных брусьев, или чаще из плетеной лозы, обмазанной глиной.

типичное поселение  викингов (современная реконструкция)

http://s59.radikal.ru/i165/1008/e4/a1d35f314635.jpg

http://s55.radikal.ru/i147/1008/a4/9d156b5c7c01.jpg

Внутреннее убранство дома викингов

http://s40.radikal.ru/i087/1008/1a/3b74d892bc18.jpg http://s47.radikal.ru/i115/1008/0a/be3c1c8eb394.jpg

http://s12.radikal.ru/i185/1008/7a/25aacc812f04.jpg

Археологические находки свидетельствуют, что другие здания использовались как кузницы, кладовые, конюшни, мастерские золотых и серебряных дел мастеров. Недалеко от Фюрката в Ворбассе (Vorbasse) были найдены остатки процветавшей фермы времен Эпохи викингов.
Состоятельные люди обычно жили в большом прямоугольном доме, где размещалась многочисленная родня.
В  Скандинавии такие дома строили из дерева, часто в сочетании с глиной, а в Исландии и Гренландии, в условиях нехватки древесины, широко использовался местный камень. Там складывали стены толщиной 90 см и более. Крыши обычно настилали из торфа.
Центральная жилая комната дома была низкой и темной, посреди нее располагался длинный очаг. Там готовили пищу, ели и спали.
Иногда внутри дома вдоль стен устанавливали в ряд столбы, поддерживавшие крышу, а отгороженные таким образом боковые помещения использовались как спальни.

http://s47.radikal.ru/i115/1008/df/790574123260.jpg

Роль женщины в обществе

Положение свободной женщины в языческой Скандинавии было в некоторой мере более почётным и прочным, чем в христианской Европе.
Хотя браки устраивались по договору между родителями, невеста всегда имела право сказать решительное «нет».
     Если верить легенде о норвежском короле Харальде Прекрасноволосом (860-940), его невеста заявила, что не выйдет за него, пока он не подчинит себе всю Норвегию. Король поклялся не стричься и не бриться, до тех пор пока не выполнит это требование.
Десять лет ушло у него на завоевание, после чего он постригся, женился на своей избраннице, а потом и ещё на десятке других женщин.

http://s43.radikal.ru/i100/1008/9e/27b15fb4b7a4.jpg

Полигамия была распространена среди богатых вплоть до 13-го века, но жёны имели право наследовать значительную часть имущества покойного супруга.
Правда, девушка не имела права выйти замуж без разрешения родителей – в этом случае её супруг был бы объявлен вне закона и мог быть убит безнаказанно родственниками своей самовольной жены. Но такая же судьба ждала бы мужа, который прогнал бы жену без всякой – доказанной – вины с её стороны.( Ibid., p. 505.)

http://s51.radikal.ru/i131/1008/f5/c7082ee4b4c6.jpg

С какого-то существует устойчивое мнение,что викинги никогда не мылись, не стриглись, ходили грязными и вонючими, потому что это было круто.
Больше всего они любили бить друг другу морды и ругаться. :confused:

Между тем, свидетельств чистоплотности викингов масса:
Ибн Фадлан(арабский путешественник и писатель 1-й половины X века) отмечал, что мытье и расчесывание являются ежедневным ритуалом.
Алькуин(Англ. ученый, богослов и писатель, 735-804) писал, что "викинги чистоплотны до омерзения".
В Речах Высокого(т. е. речи Одина) есть строки про то, что каждому подобает мыться регулярно и носить чистые одежды.
Четверг на староисландском означает банный день и т.д.

http://s61.radikal.ru/i171/1008/7d/5d46cff25343.jpg

+8

12

Корабли викингов:

http://s005.radikal.ru/i211/1008/c6/a2b009ef4b9e.jpg

Если что-то и можно обойти вниманием, рассуждая о викингах, то уж никак не корабль. В самом деле, длинный боевой корабль под прямоугольным полосатым парусом давно уже превратился в «визитную карточку» интересующей нас эпохи. И это вполне заслуженно: не зря учёные пишут, что на протяжении целых трёхсот лет викинги оставались лучшими кораблестроителями и мореплавателями в Европе. Их корабли, для своего времени необыкновенно быстрые и мореходные, ещё и исключительно красивы. Естественно, специалистам очень хотелось во всех подробностях установить, как и из чего, какими инструментами викинги их строили, как ходили на них по морю?

Вопросы и ответы

Естественно, «живьём» древних кораблей, на которых ходили тысячу лет назад, в Скандинавии не сохранилось. В сказаниях упоминается множество кораблей, каждый со своим названием и особенными свойствами, есть некоторые сведения о мастерах-корабелах и о том, как викинги относились к своим кораблям.
Кроме сказаний, у них были и иные источники информации, в частности наскальные рисунки, большими мастерами которых скандинавы были с первобытных времён. Рисунки, относящиеся не только к эпохе викингов, но и к бронзовому и даже каменному веку, содержат немало изображений лодок и кораблей. Однако, наиболее всеобъемлющий ответ на вопросы пришёл из… могилы. Самые знаменитые корабли викингов были найдены в земле, в могильных курганах.

http://s52.radikal.ru/i135/1008/f3/66ed42c774f8.jpg

Но зачем, спрашивается, зарывать в землю корабль?

Викинги верили, что, попав в Обитель Богов, душа героического воина будет предаваться ратным утехам. Вот только о загробных походах на кораблях мифы не упоминают. Небесную дружину Отца Богов представляли себе скорее как отряд всадников, спешащий к месту сражения. В чём дело?
Сравнивая между собой погребальный инвентарь – имущество, которое клали в могилу вместе с покойным, – у самых различных племён (Погребение в лодье зафиксировано у народов, для которых мореплавание не имело того всеобъемлющего значения, как для скандинавов, – например, у славян. А древние кельты, те вовсе несли умершего к месту погребения посуху в лодке. Хотя и они не были такими прирождёнными мореплавателями, как скандинавы)  учёные пришли к важному выводу: этот инвентарь присущ не столько купцу, воину, ремесленнику, охотнику или кем там ещё был умерший при жизни, сколько путешественнику.
По мнению древних людей, на тот свет можно было попасть и без каких-либо магических ухищрений, стоило лишь совершить достаточно длинное путешествие. И что характерно: практически в каждой религии упоминается водная преграда, которую путешествующему в мир иной следует преодолеть. Вспомним реку Смородину русских сказок, из-за которой по Калинову мосту является Змей Горыныч – существо вполне потустороннее. А если обратиться к карело-финскому эпосу «Калевала», там можно найти чёрную реку, отгородившую опять-таки царство усопших – Туонелу. В этой реке плавает знаменитый Туонельский лебедь, которого пытаются добыть герои сказания. А если верить скандинавским легендам, для того, чтобы попасть из Мира Людей в Мир Мёртвых, в Мир Великанов или в Мир Богов, нужно опять-таки пересечь некоторое водное пространство!
Вот почему умершему было весьма желательно иметь с собой в загробном путешествии надёжное «плавсредство».
Когда начали строить и активно использовать большие корабли, вполне естественно, что именно их стали считать подходящими для загробного путешествия знатного человека. Если же не было возможности предоставить умершему настоящий корабль, судну уподоблялась… сама могила. Многие могилы времён викингов имеют очень характерную форму: в земле торчком установлены камни, все вместе образующие контуры корабля, развёрнутого носом в сторону моря.
Вот каким образом боевые корабли вождей викингов иногда оказывались внутри курганов, под слоем плотной синей глины, не пропускавшей атмосферный кислород к деревянным конструкциям. Что и помогло сохранить их для науки и приобщить к культурному наследию человечества.

Кораблям викингов посвящена поистине необозримая литература, поэтому мы здесь не будем пересказывать общедоступные сведения и приводить цифры, кочующие из книги в книгу. Остановимся, как обычно, лишь на некоторых интересных моментах, неизвестных большинству читателей или, наоборот, связанных с расхожими заблуждениями.

«Грубо сработанный…»

http://i073.radikal.ru/1008/29/132cce7396d4.jpg

В популярной литературе, а ещё чаще – в художественных произведениях можно встретить этот эпитет в применении к изделию рук древнего человека. Если, конечно, означенный человек не был представителем Греции, Рима, Египта или ещё какой-нибудь «классической» цивилизации. Однако, существует огромная разница в мировоззрении современного и древнего человека. Для нас, нынешних, «культура» – это картина на стене, хорошая книга на полке, музей, театр, выставка. То есть нечто, не имеющее прямого отношения к повседневному быту и даже до некоторой степени ему противопоставленное.

Древний человек не рисовал картину и не вешал её на стенку не потому, что не умел рисовать. Он просто не разделял окружавший его мир вещей на низменные «предметы быта» и проникнутые духовностью «предметы культуры». Культура была разлита во всём.

Каждый предмет обладал душой, и душу эту вкладывал в него мастер. При закладке дома нередко убивали жертвенное животное (а в особо важных случаях, например, при строительстве крепости от врагов или стратегического моста, – даже и человека). Вот откуда «коньки» русских изб и оленьи рога, которыми украшали многие дома в Скандинавии. Считалось, душа жертвы остаётся жить в доме, становится душой строения; таково, по мнению учёных, происхождение русского Домового.

Соблюдали аналогичные обряды и при строительстве корабля. Ещё и сейчас у некоторых народов, живущих по законам древности и искушённых в мореходстве (например, у полинезийцев), существует обычай убивать, скажем, птицу и кропить её кровью только что построенное судно в момент первого спуска на воду. Древний человек на полном серьёзе вкладывал в своё творение бессмертную душу и был свято уверен, что дом, корабль, оружие, одежда и любой другой материальный предмет, вплоть до обыкновенной ложки, станет относиться к нему так, как он, человек, этого заслужит.

Современное выражение «работать с душой» – весьма бледный намёк на то, как относились к своему делу древние мастера… А теперь спросим себя: стал бы человек с подобным мировоззрением жить в кое-как сложенном доме? Мог ли такой дом вообще существовать? Деревянные избы, сложенные нашими предками-славянами, служили по несколько сот лет – гораздо дольше современных домов. Стали бы древние воины одеваться в «грубо сшитые» куртки? Можно спорить на что угодно, что эти куртки сидели на них как собственная кожа. Вот и корабль древнего скандинава, к которому с момента закладки относились как к живому и разумному существу, служил своему хозяину верой и правдой и был вдобавок настоящим произведением искусства.

http://s002.radikal.ru/i198/1008/9d/58b32c63d9ce.jpg

Другое дело, на эти корабли достаточно посмотреть один раз, и ни у кого язык не повернётся назвать их «грубо сколоченными». Иные авторы предпочитают изумляться: и как это, мол, варварский народ с его примитивными инструментами и отсутствием современных материалов умудрялся… Давайте же поподробнее присмотримся к «первобытным» материалам и «примитивному» инструменту.

Дерево

Изучив во всех деталях корабли из Гокстада и Усеберга (чуть позже о них будет более подробная информация), специалисты одно время считали, что излюбленным материалом кораблестроителей времён викингов был дуб. Из книги в книгу кочевало утверждение, что использовались также ясень, бук, берёза, сосна, ель, липа, ива и даже ольха, но, мол, постольку поскольку. Это мнение держалось до тех пор, пока не начали строить копии древних судов. Тут-то и выяснилось, что Гокстадский и Усебергский корабли не были «серьёзными» морскими судами – скорее, оба они служили чем-то вроде королевских яхт, на которых совершали прогулки конунг или, в случае Усебергской лодьи, вдовствующая правительница. Возможно также, что оба судна были специально выстроены для торжественного погребения. Так или иначе, в настоящем морском плавании и тому и другому судну пришлось бы плохо. Хотя размеры и обводы обоих выдержаны в лучших традициях своего времени. Почему?
Опытные моряки, которым дали попробовать «в деле» воссозданные корабли викингов, были потрясены гибкостью и эластичностью корпуса на волне, особенно в шторм. Корабль буквально «перетекал» с гребня на гребень, при этом борта его «дышали» под напором волн так, что у команды поначалу волосы встали дыбом: сейчас затрещат! Только потом моряки поняли, что это не недостаток, а преимущество… А учёные снова обратились к древним хроникам, повествовавшим о корабельных делах, и нашли там упоминания об эластичности корпуса. Оказывается, викинги отлично знали, что так и следовало строить корабли подобного типа. Нашлось и объяснение, которое они давали явлению, испугавшему современных моряков: корабль, мол, изгибается по волнам, словно рыба или тюлень, и оттого движется быстрей. Это объяснение совсем не столь наивно, как кажется на первый взгляд. Люди понимали, что напору сил природы лучше противостоять не тупой механической прочностью, а упругостью и гибкостью, перераспределением возникающих нагрузок…
По ходу дальнейших экспериментов выяснилось, что требованиям, которые предъявляет море к корабельным бортам, лучше отвечает не дуб, а ясень. Дуб слишком жёсток; во время ходовых испытаний, в условиях свирепого шторма, бывало и так, что дубовые детали ломались, а ясеневые – выдерживали. Тогда снова обратились к древним анналам и выяснили, что жители европейских побережий, напуганные нападениями викингов, нередко называли грозных пришельцев «аскеманнами» – «ясеневыми людьми», ведь «аск» в переводе с древнесеверного – «ясень». «Асками», согласно тем же анналам, иногда называли и сами корабли викингов.

http://s39.radikal.ru/i084/1008/2b/01f14753b284.png

И ещё одна деталь - немало говорится о том, как мифологические соображения пронизывали, а порою определяли всю жизнь древнего человека, так вот: Мировое Древо, соединявшее между собою все девять миров скандинавской мифологии, было… ясенем. Кроме того, самого первого мужчину Боги вырезали опять-таки из ясеня; его так и звали – Аск. А певцы и поэты, слагая песнь о мужественном воине, нередко называли его «ясенем битвы»… Что тут было причиной, что – следствием, нам остаётся только гадать.

Корабельных дел мастера времён викингов не только хорошо разбирались в том, из какой породы дерева лучше всего делать ту или иную деталь судна, но и как наилучшим способом использовать данное конкретное дерево или его часть.

Например, они знали, что для самых ответственных деталей лучше брать древесину из той части ствола, которая при жизни дерева была обращена на север: она получала меньше солнца и тепла, а значит, древесина здесь оказывалась более мелкослойной и плотной. Кроме того, дерево, выросшее в густом лесу, а значит, всю жизнь тянувшееся вверх, к свету, не имеет нижних ветвей, волокна древесины в нём ровные, стало быть, из такого ствола может получиться прекрасное бревно для киля или несколько длинных ровных досок. Дерево, выросшее на открытом месте, имеющее густую крону и мощные нижние сучья, могло быть разделано на доски для носа или кормы (доски в этих местах должны были иметь естественную кривизну), либо на брусья, опять-таки с естественным изгибом, для шпангоутов, штевней и иных деталей, которым полагается сочетать упругую гибкость с немалой механической прочностью. Свои требования существовали для вёсел, для палубных досок, для мачт, для блоков, катков и ещё множества корабельных деталей и принадлежностей. Всюду использовалась отборная древесина, и то, что не годилось для одного, шло на другое…

http://s003.radikal.ru/i201/1008/44/a67001fc57e5.jpg

Много ли дерева уходило в общей сложности на строительство одного корабля? Специалисты подсчитали: для постройки боевого корабля длиной двадцать – двадцать пять метров было необходимо срубить не менее одиннадцати деревьев метровой толщины с длиной ствола около пяти метров и ещё одно пятнадцати—восемнадцатиметровое – на киль. Это давало пятьдесят – пятьдесят восемь кубометров древесины нужного качества.

Было бы, однако, величайшей ошибкой считать, что выбор дерева определялся исключительно его «потребительскими» характеристиками. Срубая дерево, особенно «благородной», овеянной сказаниями породы, древний человек прекрасно понимал, что убивает живое существо, имеющее такие же права на жизнь, как и он сам. Прежде чем пустить в ход топор, он долго винился перед деревом, объясняя ему, какая такая неотложная нужда привела его в лес. Когда же доходило до рубки, в сторонке ставилось угощение, – например, кусок хлеба с маслом, – чтобы древесная душа, соблазнившись лакомством, на время покинула ствол и не испытала лишних мучений. В дальнейшем, совершив деревоубийство, человек подвергал себя очистительным обрядам вроде тех, которыми сопровождалось убийство врага. Подобные воззрения зарегистрированы учёными-этнографами по всему миру – и у африканских племён, и у южных соседей скандинавов – славянских народов.

Разделка на доски

Срубив наконец дерево, его разделывали сразу, не оставляя вылёживаться. Современные корабелы предпочитают выдержанное дерево, но и древние мастера знали, что делали. По мнению специалистов, они руководствовались двумя соображениями: во-первых, сырое дерево легче поддаётся обработке, а во-вторых, при выдерживании оно усыхает и может растрескаться. Гниль же, как пишут исследователи, корабельным доскам отнюдь не грозила: викинги строили суда открытого типа, с отлично проветриваемым трюмом.

В современной промышленности брёвна распиливают на доски специальными пилами. Викинги поступали иначе: приготовленное бревно раскалывали вдоль с помощью клиньев на две половинки. Потом – ещё и ещё раз пополам. Как показали эксперименты, из ствола поперечником около метра выходило примерно двадцать одинаковых досок шириной до тридцати сантиметров. Примитивная техника? Викинги не знали пилы?.. Отлично знали. И пилу, и ножовку.

http://s003.radikal.ru/i204/1008/40/a35cbcde1e46.jpg

Просто, как пишут учёные, современная технология деревообработки ориентирована на количество, а в древности во главу угла ставили качество. Особенно в таком жизненно важном деле, как строительство корабля. Доски, полученные из расколотого клиньями бревна, имели целый ряд преимуществ перед пилёными. Они прочнее, меньше подвержены усыханию, не так сильно коробятся и трескаются. Ещё бы, ведь клин действует вдоль волокон, так, как «удобнее» раскалываемому бревну, а пила режет и рвёт как попало. Ко всему прочему, колотые доски с одного боку получались несколько толще. Легко убедиться, что при соединении бортовых досок внакрой (излюбленная техника викингов) этот, на первый взгляд, недостаток превращался в достоинство. Более толстая часть давала возможность сделать в ней вырез для наиболее плотного прилегания соседней доски.

Инструменты

Инструменты для работы по дереву, которыми пользовались викинги при строительстве кораблей, также стали известны учёным большей частью после раскопок древних могил. Специалисты единодушны в том, что выбор этих инструментов весьма широк и в умелых руках достаточен для всех необходимых операций. Изучение найденных наборов, внимательное рассмотрение сохранившихся изображений, а также следы, оставленные разными инструментами на деревянных деталях, позволили заключить, что важнейшим орудием был, несомненно, топор.
Владели же им древние мастера поистине виртуозно. «Невероятно!» – восклицают исследователи, отмечая, что даже окончательная отделка бортовых и палубных досок производилась иногда топором, хотя существовали и более, казалось бы, подходящие приспособления: тесло и скобель.
Топоры использовались нескольких типов, в зависимости от вида работы. На одном древнем изображении было найдено сразу четыре типа топоров. Одним валили деревья, другим обрубали сучья, третьим выглаживали доски и четвёртым производили окончательную обработку после прилаживания доски к корпусу.

http://s005.radikal.ru/i209/1008/7e/d174dbafccf3.jpg

Такое пристрастие к топору отнюдь не случайно и не является отличительной чертой именно викингов. Например, русские плотники даже в гораздо более поздние времена тоже признавали только топор, используя его где только было возможно и упорно отказываясь от пилы. Почему? Пила лохматит и разрыхляет древесные волокна, в то время как топор их, наоборот, сглаживает и плющит. Деревянная деталь, вытесанная топором, впитывает влагу гораздо меньше выпиленной, а значит, меньше гниёт и служит не в пример дольше…
Для сверления отверстий использовалось нечто вроде коловорота: отточенная железная «ложка» на деревянной рукояти с крестовиной, чтобы можно было вращать. В ходу были также ножи всевозможных форм и размеров, долота и стамески, в том числе полукруглые и фигурные, самые различные резаки, а также молотки и деревянные колотушки.

Заклёпки, деревянные гвозди, ивовые прутья…

Согласно археологическим данным, в западной части Балтийского моря обшивку корабля скрепляли рядами стальных заклёпок. Поэтому рядом с тем местом, где строился корабль, должна была находиться и кузница: заклёпок и шайб к ним требовалось огромное количество.
Жители Восточной Балтики предпочитали пользоваться деревянными гвоздями, которые, вставив, расклинивали деревянными же клинышками. Для конопачения швов здесь использовали мох, в то время как на западных берегах Балтийского моря между досками закладывали просмолённый шнур, обычно из коровьей шерсти, в три нитки.
Как пишут учёные, оба метода имеют свои достоинства и недостатки. Деревянный шпенёк, в отличие от стальной заклёпки, не ржавеет, а разбухнув, только прочнее будет держаться. Однако для достижения одинаковой прочности их требуется больше, а значит, больше делается и отверстий, притом что каждое – потенциальная течь…

А вот к шпангоутам – рёбрам корабля – доски обшивки крепились совершенно особенным образом. Во-первых, в том месте, где доска соприкасалась со шпангоутом, на ней устраивали особый выступ – «кламп». Шпангоут и кламп очень тщательно подгоняли друг к другу. На обеих внутренних поверхностях можно найти следы инструментов, и на этом основании некоторые авторы пишут, что вначале полностью собирали из досок корпус, а шпангоуты «вставляли» только потом. На самом деле всё возводилось одновременно.
Что же касается собственно крепления, то в специальной литературе можно натолкнуться на странное на первый взгляд определение: «доска привязана к шпангоуту…» Так и видится верёвка, связанная узлом. Примитивный способ крепления? Вовсе нет. «Привязана» – конечно, термин условный. Дело в том, что доски нередко крепились к шпангоутам с помощью специально обработанных ивовых прутьев или корней ели. Такое крепление обеспечивало необходимую прочность и в то же время не было излишне жёстким, позволяло бортам прогибаться и «дышать» под ударами волн. Современные мастера, построившие «реплики» кораблей викингов, имели немало случаев в том убедиться.

Мастерство корабелов

Мы привыкли к тому, что строительство даже небольшой лодки лучше всего начинать с чертежа. Пользовались ли викинги чертежами? Никаких чертежей или схем археологами покамест не найдено, не упоминаются они и в сказаниях. Однако считать на этом основании, что чертежей не делали вовсе, было бы опрометчиво. Лучше честно сказать: «ответить определённо наука пока не в состоянии».
Знатоки кораблестроения только предполагают, что викинги, возможно, пользовались своего рода уровнями, позволяющими измерять угол наклона досок обшивки, а также шаблонами для выведения наилучших обводов.

http://s43.radikal.ru/i099/1008/d5/848f6a56b6b2.jpg

А вот что известно совершенно точно, так это то, что существовали мастера высочайшей квалификации, способные даже и «на глазок» выстроить отменно остойчивый и быстроходный корабль. Такого мастера сопровождала целая бригада различных специалистов: древознатцев, мастеров по выделке досок, резчиков по фигурным деталям и кузнецов, а также некоторое число подсобных рабочих. Лодку или маленькое судно для прибрежного рыболовства каждый уважающий себя скандинав мог построить и в одиночку, на худой конец – с помощником. А вот когда состоятельному человеку требовался большой и качественный боевой или торговый корабль – приглашали хорошего мастера.
Особым же «шиком» у древних мастеров считалось выстроить корабль таким образом, чтобы, идя на вёслах, он мог нести на бортах щиты. Корабль со щитами вдоль борта стал прямо-таки «визитной карточкой» эпохи викингов, и не зря. Только не все знают, что щиты не «приколачивались к бортам по обычаю», как было написано в одном художественном произведении, а удерживались особой рейкой с внешней (либо внутренней) стороны борта.

http://s53.radikal.ru/i139/1008/4e/dd538c51a02f.jpg

Вёсла же не вставлялись в уключины, а пропускались сквозь специальные отверстия – «гребные люки». Для боя корабли сходились обычно на вёслах; если при этом была возможность держать по борту щиты (то есть если корабль был выстроен так, что щиты не перекрывали отверстия для вёсел и не мешали грести), они до самого момента рукопашной служили дополнительной защитой гребцам.

Источник: «Викинги» М.Семенова (с небольшой корректировкой и добавлением фотографий)

+10

13

Боковой руль

Новоделов кораблей викингов к настоящему времени построено немало. Самый первый поход на воссозданной копии Гокстадского корабля состоялся в 1893 году. С тех пор на подобных судах ходили по всем известным историческим маршрутам древних скандинавов: и вокруг Европы, и по русским рекам, и в Америку через Атлантический океан. Одним словом, опыт накоплен немалый. И что характерно, о мореходных качествах своих кораблей современные «викинги» отзываются неизменно в превосходных степенях. Причём корабль ведёт себя тем лучше, чем ближе к древнему образцу выстроена реплика, чем точнее стараются соблюдать каждую мелочь.

http://i076.radikal.ru/1008/31/4bfa8adb0407.jpg

Одной из таких «мелочей» оказался боковой руль. Рассматривая рисунки и чертежи, легко убедиться, что руль у кораблей викингов располагался не по осевой линии кормы, как мы привыкли, а сбоку, на специальном креплении. В одной работе, автор которой, видимо, викингов за что-то сильно не любил, можно прочитать даже такую фразу: «примитивный боковой руль». Когда в 1893 году спускали на воду копию Гокстадского корабля, названную «Викинг», этот руль тоже показался кому-то примитивным и не слишком надёжным, и корабль безопасности ради оснастили ещё и современным прямым рулём. Дело кончилось тем, что спустя некоторое время про уродливый «довесок» попросту… забыли.

Мореходам пришлось пережить несколько напряжённых штормовых дней, но за всё время плавания боковой руль не подвёл их ни единого разу! Более того, даже при жестоком ветре и сильнейшем волнении судном без труда управлял всего один человек!

Однако, при всей физической лёгкости управления кораблём, занятие это очень ответственное, требует большого внимания и сосредоточения и потому весьма утомительно. Достаточно вообразить себе холодную штормовую ночь и волны, хлещущие через борт, чтобы представить, каково приходилось рулевому, – он ведь, в отличие от остальных, не мог даже согреться греблей. Чтобы как-то облегчить ему жизнь, на корме устраивалось специальное сиденье. Оно было расположено выше обычных скамей, таким образом, что головы товарищей не заслоняли рулевому обзор.

Мачта

Корабль викингов не выглядел особенно «стройным». Так, у Гокстадского корабля при длине корпуса двадцать три с лишним метра высота мачты составляла, по мнению учёных, не более двенадцати метров; как будет показано ниже, изрядная площадь паруса достигалась в основном за счёт ширины. Но многие ли теперь знают, что мачты на кораблях викингов делались… съёмными? Команда могла поднять или опустить её в случае необходимости самостоятельно, не прибегая к каким-либо подъёмным устройствам вне корабля. Мачта ставилась на тяжёлый деревянный упор (этот упор за его форму называли «мачтовой рыбой»), задвигалась надёжным запором и растягивалась тремя прочными канатами: спереди – штагом, а по бокам – вантами, несколько смещёнными назад. Рей с парусом мог устанавливаться в самые разнообразные положения. В том числе и в такие, когда ванты начинали мешать. Поэтому крепление вант было устроено так, чтобы в случае необходимости их было легко отвязать (поморскому «отдать»), а впоследствии так же легко закрепить, да ещё и как следует натянуть.

Когда возникала необходимость снять мачту? На долгой стоянке; в тех случаях, когда корабль вытаскивали на берег из-за необходимости волока или собираясь поместить его на зиму в «науст» – корабельный сарай. Когда надо было скрытно подобраться куда-то или, наоборот, спрятаться за невысокими островами… В общем, очень полезное изобретение.

Наверху мачты иногда укрепляли флюгер. Флюгеры, сделанные в виде поворотного металлического крыла, богато украшались и бывали даже позолочены. Кроме того, мачту использовали для своего рода сигнализации. Знаком воинственных намерений был красный щит, поднятый на мачту для всеобщего обозрения. Существовало даже выражение «плыть туда-то и туда-то с красным (или боевым) щитом» – то есть отправиться в боевой поход. Мирные намерения обозначал белый щит. Кроме того, во время плавания нескольких кораблей на мачту могли повесить фонарь, чтобы не потерять друг друга и не столкнуться в ночной темноте.

Парус

Другая «тонкость» связана с парусным вооружением корабля. Иногда его также награждают эпитетом «примитивный»: ну как же, один-единственный прямой парус, устроенный, кажется, без особенных ухищрений. Можно ли, мол, сравнивать его с белыми крыльями красавцев-клиперов или современных яхт, оптимальную форму и размер парусов для которых подбирает компьютерная программа!

Между тем, по мнению археологов, исследовавших точные модели древних судов, система оснастки на них была такова, что позволяла при любом курсе относительно ветра придавать парусу оптимальную форму. Судя по сохранившимся изображениям на камнях, прямоугольник паруса был вытянут не в высоту, а в ширину, вдвое превосходя при этом ширину корабельного корпуса!  Боковые и особенно нижний края (по-морскому «шкаторины») были снабжены целой паутиной снастей, позволявших нужным образом растягивать парус, а к нижним («шкотовым») углам могли крепиться особые шесты, которые удерживали в требуемом положении эти углы, вынесенные далеко за борта. Следует упомянуть и важную особенность конструкции корпуса: мощный, выступающий киль, одновременно игравший роль фальшкиля и мешавший ветру сносить судно вбок. По мнению датских специалистов, всё это давало возможность кораблям викингов ходить под углом менее шестидесяти градусов к ветру (по-морскому «бейдевинд»). Для тогдашнего технологического уровня шестьдесят и даже менее градусов к ветру – результат потрясающий!

http://s002.radikal.ru/i198/1008/2a/25037e3b6bf0.jpg

Способность идти достаточно «круто к ветру» давала кораблю возможность лавировать, то есть маневрировать таким образом, чтобы продвигаться против ветра. Одним словом, уже из конструкции корабля следует, что викинги вовсе не были такими уж беспомощными «пленниками стихий», какими их иногда пытаются изобразить.

Другое дело, «острый» курс (то есть под острым углом к ветру) – это курс весьма холодный и мокрый: свищет ветер, волны хлещут в скулу корабля, обдавая находящихся на палубе не то что брызгами – целыми водопадами воды. Сохранившиеся письменные источники свидетельствуют, что викинги самоистязанием не занимались и, если особой срочности не было, предпочитали дождаться попутного ветра, чтобы добраться из точки А в точку Б без лишних мучений. Однако бывали случаи, когда способность к лавировке могла спасти и людей, и корабль. Например, если шторм застигал судно возле берега и грозил разбить его о скалы: такой ветер моряки называют «навальным».

«Хождение на веслах …»

Когда в 1893 году «Викинг», реплика Гокстадского корабля, совершал своё плавание через Атлантический океан, были собраны достаточно подробные сведения о его поведении под парусом. А вот попытка пройтись на вёслах закончилась неудачей из-за малой подготовленности команды. Довольно жалко выглядят гребцы и в современных фильмах «про викингов»… А как было на самом деле?

http://s53.radikal.ru/i139/1008/e9/0d92b7bd1dc0.gif

На торговых кораблях времён викингов вёсла располагались только на носу и на корме, для удобства манёвра возле берега и в таких местах, где не очень развернёшься под парусом.

А вот у боевых кораблей вёсла располагались вдоль всего борта. Количество вёсел по одному борту служило даже своеобразной «меркой» длины корабля. Существовал термин «рум», буквально «место», «отделение», и говорили: «корабль в столько-то румов». Сохранились письменные известия о судах в тридцать пять румов; примерно таков один из кораблей, остатки которого были извлечены датскими археологами со дна Роскилль-фиорда в 1962 году.

Количество вёсел позволяет делать предположения относительно численности команды. На каждое весло обычно садился один человек, но гребля могла продолжаться много часов, и рано или поздно требовалась замена. А если возникала необходимость в максимальном усилии – во время напряжённой погони, в шторм, когда несло на скалы, на вёсла садились по двое. Об этом упоминают письменные источники, об этом же говорит и число щитов, найденных археологами по бортам захороненных кораблей. Стало быть, в полностью укомплектованной команде должно было быть две полные смены гребцов плюс ещё несколько человек: должен же был кто-то стоять на руле, вычерпывать воду и делать ещё множество необходимых дел. То есть на корабле в тридцать пять румов одновременно могло путешествовать порядка ста пятидесяти человек! Полторы сотни отличных моряков, которые, не забудем, были ещё и профессиональными воинами, побратимами под началом всеми уважаемого вождя. Ясно, что при подходе к неприятельскому берегу даже и один такой корабль мог натворить дел…

Иногда, когда писать исторический роман берутся люди, слабо знакомые с эпохой, на страницах произведения появляются корабли викингов, приводимые в движение прикованными к вёслам рабами. Это, извините, абсолютная чушь. Викинги на своих боевых кораблях всегда гребли сами, вне зависимости от того, везли они с собой рабов или нет. Более того: по некоторым сведениям, работа на весле была таким же причастием, как и совместная еда. Если нужда заставляла посадить на весло пленника или раба, его после этого могли и отпустить на свободу.

Ещё один незначительный, казалось бы, вопрос: на чём сидели викинги, когда гребли? Дело в том, что на изученных археологами кораблях не обнаружено установленных скамей для гребцов (по-морскому «банок»), поэтому из книги в книгу кочует высказанное кем-то предположение, будто они сидели на… своих сундучках с имуществом. Но как же тогда быть со строками древнего песнопевца, – вот как он описывает врагов, проигравших морской бой:

Ползли на карачках
Под скамьи раненые…

т.е., пока не совсем ясно.

Каждый член команды имел своё постоянное место: «те, что были на носу… и те, что были на корме». И распределялись эти места отнюдь не случайным образом. Были более престижные места – на носу корабля, были менее престижные – ближе к корме. Как известно, на парусниках позднейших времён всё обстояло как раз наоборот: нижние чины размещались в носовой части, офицеры и капитан – на корме; там, кстати, меньше чувствуется качка. Чем же руководствовались викинги? А вот чем.

Когда в морском бою сходилось по несколько кораблей с той и с другой стороны, каждая флотилия перед сражением выстраивалась в линию и связывала свои корабли борт с бортом. Ясно, что, когда враждующие стороны сходились для рукопашной, на носу было опасней всего! Вот почему носовая часть корабля считалась наиболее подходящим местом для испытанных и доблестных мужей. За эту опасную и грозную честь приходилось платить, и не только в бою. Когда корабль шёл под парусом, вёсла покоились в специальных козлах, устроенных возле борта. Когда же наставало время пустить их в ход, каждый брал своё, не путая с чужими, и дело тут не в индивидуализме. Просто все вёсла были разной длины: нос и корма поднимаются над водой выше, чем средняя часть палубы, а значит, и вёсла должны быть длиннее, чтобы все разом достигали воды. То есть доблестным обитателям носа приходилось грести наиболее длинными – под шесть метров – вёслами. Если же корабль шёл круто к ветру, их ещё и поливало всех больше…

http://s52.radikal.ru/i137/1008/35/c63d97592396.jpg

Фиксированность мест на корабле и их различную престижность следовало бы учитывать художникам и кинематографистам. Те и другие очень любят изображать, как их герой – викинг или попавший к ним человек – подходит к самому форштевню (переднему брусу по контуру носового заострения судна) и смотрит вдаль, сложив руки на груди. Иногда в этом качестве выступает пленник, которого везут продавать. Можно, однако, с хорошей вероятностью предположить, что столь «низкого» человека оттуда выгнали бы взашей!

В главе «Мастерство корабелов» было сказано о гребных люках – отверстиях в борту, куда продевали вёсла для гребли. Осмотрев их во время раскопок, археологи делают вывод о том, много ли плавал (по крайней мере, на вёслах) тот или иной корабль: от постоянного трения с вёслами края люков, естественно, изнашиваются. Когда же не надо было грести, практичные викинги затыкали отверстия особыми деревянными крышками, чтобы не захлёстывала внутрь вода. Эти крышки также были найдены при раскопках. Многие из них украшены резными рисунками.

Носовое украшение

http://s57.radikal.ru/i157/1008/7c/a922b39261e2.jpg

Викинги придавали большое значение не только мореходным свойствам, но и украшению своего корабля. Корпус окрашивали в яркие цвета: сказания упоминают о «чёрно-синих», «красногрудых», «синих с белым носом» и иных боевых кораблях. Краски, надо полагать, не боялись воды. Такие краски умели изготавливать не только скандинавские народы. Западноевропейские хронисты, например, с удивлением и восторгом писали о языческих храмах балтийских славян: краски, которыми были расписаны их стены, не боялись ни снега, ни дождя.
Помимо ярких красок, викинги покрывали бортовые доски резьбой.

http://s45.radikal.ru/i110/1008/29/a3e8d7075b92.jpg, http://s002.radikal.ru/i198/1008/cb/d6908208a4ca.jpg

Форштевень корабля венчало целое скульптурное произведение – голова дракона или иного мифологического существа, ахтерштевень (кормовой брус) украшал скульптурный же хвост. Подобное оформление – неотъемлемая часть той «визитной карточки эпохи», которой по праву является викингский корабль.

Но, спрашивается, зачем было оснащать его драконьей головой и прочими атрибутами, казалось бы, не имеющими практического значения? Иногда пишут – затем, дескать, чтобы наводить страх на врагов. Быть может, на западноевропейских крестьян, готовых бежать в лес при одном слове «викинги» и вдобавок ожидавших в 1000 году конца света, драконья голова и могла произвести некоторое впечатление. Но на серьёзного противника – вряд ли. Причина была совершенно иная.

С точки зрения викинга, океан был населён всевозможными злобными существами. Здесь можно было встретить каменного великана, выставившего навстречу острые зубы – коварные подводные рифы. К кораблю запросто мог подобраться враждебный колдун, обернувшийся китом или тюленем, да мало ли ещё кто! Как же было отделаться от всех этих тварей? А очень просто: показать им изображение того, кто был их повелителем, кого они все боялись, – Мирового Змея, чудовищного дракона, согласно мифологии, окружившего кольцом всю населённую землю. Вот откуда драконьи головы на носах кораблей: это «пугала» для морской нечисти, способной накликать беду мореходам.

http://i074.radikal.ru/1008/54/15e5fb1542a6.jpg

Собственно, той же цели служили и скульптурные носовые фигуры парусников позднейших веков…
Не все знают теперь, что носовое украшение не составляло нерасторжимого целого с кораблём викингов. Его легко можно было снять, а потом снова надеть. Для чего? Оказывается, носового дракона снимали на подходах к родному берегу или, во всяком случае, туда, где можно было рассчитывать на дружеский приём. Зачем зря пугать добрых духов страны, в которой собираешься жить?

В Исландии, например, был даже принят особый закон, возбранявший подходить к берегам этой страны «с драконом на штевне»… А по некоторым сказаниям о викингах можно даже сделать вывод, что дракон, установленный на штевне, был явственным знаком военных намерений, не хуже красного щита, поднятого на мачту.

Навигационное искусство

Когда пишут о навигационных познаниях викингов, обычно начинают с того, что у них не было ни компаса, ни хронометра, ни иных «жизненно важных» приборов, – и как только, мол, плавали?

http://s001.radikal.ru/i193/1008/0f/969d22aa98bd.jpg

Но мореплаватели древности, не имевшие основополагающих, с нашей точки зрения, приборов, вовсе не были так уж беспомощны. К их услугам была огромная сокровищница познаний, накопленных народом мореплавателей за много столетий.

Некоторое представление об этих познаниях дают изыскания современных этнографов, которые познакомились с мореходным искусством другого «морского народа» – полинезийцев. Капитаны парусных каноэ, точно так же не оснащённых ни компасом, ни хронометром, оказались способны с высокой точностью проложить курс, указать местоположение судна и направление на тот или иной остров! Потрясённые учёные начали допытываться, как же им это удаётся. Выяснилось, что тёмнокожие мореходы в набедренных повязках, не привыкшие доверяться приборам и картам, умели читать само море, словно открытую книгу. По тонким нюансам в форме волн они легко определяли, в какой стороне берег, есть ли подводное течение и если да, то какой силы. Свечение морской воды указывало им, где проливы, а где суша. Они знали десятки приметных звёзд и в каком порядке одни заходят, а другие восходят… Разбуженный посреди ночи, такой капитан бросал один взгляд вокруг и сразу точно указывал направление на любой остров, скрытый за горизонтом. Был только один случай, когда слова полинезийского навигатора разошлись с показаниями прибора. На берегу выяснилось, что в прибор попала морская вода…

Отказывать викингам в подобных познаниях нет никаких причин.

Поэтому не так уж и удивительно, что люди на «открытых парусных лодках» (так иногда величают корабли викингов в популярной литературе) сумели заселить Исландию, основать поселения в Гренландии и добраться даже до Северной Америки («Винланда»). Обо всех этих путешествиях написаны десятки книг, поэтому здесь нет необходимости подробно излагать их историю. Упомянем только, что викинги, вполне вероятно, открыли ещё и архипелаг Шпицберген. В одной из старинных хроник сохранилась запись, датированная 1194 годом: «…найден Свальбард».

Источник: «Викинги» М.Семенова (с небольшой корректировкой и добавлением фотографий)

+9

14

Повседневная жизнь в Англии во времена англосаксов, викингов и норманнов
Ч.Квеннелл, М.Квеннелл

Приход викингов

В этой главе мы затронем историю Англии с 815 г., когда бриттов окончательно покорили саксы под предводительством Эгберта, короля Уэссекса, до полного поражения, нанесенного саксам датчанами под предводительством Кнута в 1016 г., и до норманнского вторжения в 1066 г.

Мы рассмотрим деяния датчан, скандинавов, или северян (Northmen), известных под названием викингов. Быть викингом значило быть искателем опасных приключений. Мы можем прочесть в саге о Сожженном Ньяле, как Гуннар отправился разбойничать. Он устал от спокойной домашней, жизни, а поэтому отправился на корабле вместе с Хальваром Белым открывать новые миры. Читая об их странствиях, мы должны отбросить весь наш гуманизм XX века, в противном же случае мы посчитаем их пиратами и будем совершенно не правы. Очевидно, что быть викингом означало заниматься приличным родом деятельности. Естественно, в первую очередь это подразумевало сражаться, но война тогда и была основным занятием. Победители захватывали имущество побежденных, но таковы правила игры. С такими джентльменами удачи, как Эрик Кровавая Секира, Гарольд Зуб Войны, Грязный Волк и Торкель Дробитель Черепов, подобная грубость была вполне ожидаемой; но давайте не будем делать поспешных выводов, ведь они принадлежали к благородным людям своего времени.

Вплоть до 767 г. викинги не обращали внимании на Британские острова. Мы читаем в англосаксонской хронике, что лишь в этот год "впервые прибыли три корабля северян из Хераталанда (Дания). И когда главный магистрат (шериф) подъехал к месту их высадки, то ему пришлось привести их в королевский город, так как он не знал, кто они: и там они убили его. Это были первые корабли датчан, которые искали земли английского народа".

"Церковь Божия" в Линдисфарне была уничтожена в 793 г., а в Ярроу - в 794 г. Викинги нападали с двух сторон. С одной стороны - датчане и готы, жившие вокруг Уика или Вика (ныне - фьорд Осло). Если посмотреть на карту, то видно, как легко они могли продвинуться на юг, держась берега, а затем, переплыв Ла-Манш, войти в устье Темзы. Вторая волна набегов шла из Норвегии в Шетланд, и затем на юг, через Шотландию, в Нортумбрию с одной стороны и Ирландию - с другой.

Викинги осели в Ирландии почти на два века, там их отличали друг от друга, ведь скандинавы были известны как белые чужестранцы (Finn-Gaill) и темные чужестранцы (Dubh-Gaill).

Норвегию называли Haloga-land, и эта страна закалила живших там людей. Она похожа на длинную, каменистую, покрытую льдом пилу, между зубцами которой плещется море. Вокруг фьордов - лишь крохотные клочки плодородной почвы; поэтому людям приходилось отправляться в море рыбачить, торговать и сражаться. Но где же они научились искусству сочетать такие несовместимые вещи? В саге о Ньяле скандинавы - вздорные люди, постоянно сражающиеся друг с другом, но все же достаточно хладнокровные, чтобы прекратить войны и обратиться к закону, когда необходимо.

Три корабля прибыли в 787 г., а в 833 г. до Чармута добралось уже 35, а 350 вошло в устье Темзы в 851 г. Мы не можем проследить все передвижения викингов здесь, но и Уэльс, и Ирландия, и Франция подверглись их набегам. Одна важная деталь: Рюрик, шведский конунг, основал Российское королевство в конце IX в. Таким образом викинги добрались и до Киева, а оттуда отправились наниматься на службу к императору в Константинополь, а в Малой Азии сражались против сарацин.

Харальд Сигурдсон, сын Сигурда Свиньи, норвежского конунга, сражался в Малой Азии, а позже стал конунгом Норвегии, известным под именем Харальда Сурового. Кажется, что всегда что-то происходит, когда северные народы сталкиваются с древними цивилизациями Ближнего Востока. Викинги вновь ввели в обиход редчайшие предметы потребления и понятия; и мы вынуждены признать, что они были необыкновенным народом.

Римская власть базировалась на легионерах, а викинги первыми осознали значение морского могущества. Ни у одного другого народа не было флота, подобного тому, каким обладали скандинавы. Поэтому мы можем полагать, что их земля заставила викингов выйти в море, а море затем сделало их цивилизацией. Оно заставило их учиться работать вместе, поскольку жизнь на борту судна невозможна без понимания этого, и этот урок они взяли с собой на берег и сражались вместе. Их корабли были очень красивы и быстроходны, поэтому, когда они вплывали в реки, которые столь удобно располагались на восточном побережье Британии, то брали с собой лошадей, садились в седло и мчались верхом через всю страну. Викинги, как злые блуждающие огоньки, появлялись там, где саксы ожидали увидеть их меньше всего. Английские кэрлы, призванные на службу в фирд шайра (1), больше думали о своем урожае и были вооружены лишь копьем и щитом, в то время как им предстояло столкнуться с противником, снаряженным стальным шлемом и кольчугой, который, обладая конем, мог нанести свой удар, где и когда ему было удобно.

Далее

+10

15

Bobby
Спасибо огромное! Какой дивный сайт! Столько всего, и в одном месте!  http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif

Отредактировано LinLis (2010-08-26 08:16:44)

+1

16

LinLis
You are welcome.  :) Пожалуй, этот сайт стоит упомянуть в "Ссылках".

НОРВЕЖСКИЕ "КОРОЛЕВСТВА" ДО ЗАВОЕВАНИЯ ХАРАЛЬДОМ ПРЕКРАСНОВОЛОСЫМ

Известно, что большую часть Норвегии объединил под своим началом Харальд Прекрасноволосый. Это был конунг из сакральной династии Инглингов, которые, еще будучи правителями Упсалы, считались верховными конунгами (Сага об Инглингах, XXXVI). Личные владения Харальда находились в Вестфольде. Со временем он распространил власть на ряд других областей, завоевывая фюльк за фюльком и подчиняя местных "князьков" – конунгов, ярлов, херсиров. Некоторых из них он оставил наместниками в тех же провинциях, других, не покорившихся его воле, – заменил надежными людьми. Примерно в 870-х гг. Харальд одержал победу в сражении при Хаврсфьорде над объединенным войском конунгов и ярлов юго-западной Норвегии, что положило начало его полному господству на востоке Скандинавского полуострова. Разумеется, в этот период еще рано говорить о том, что Норвегия была объединена под одним конунгом. На севере существовала независимая область Треннелаг, да и внутри страны то и дело происходили столкновения: покоренные конунги не желали признавать власть Харальда и хотели восстановить свою независимость.

Согласно А. Я. Гуревичу, роль военных предводителей из родовой знати, возглавлявших ополчение своего фюлька, возрастает в V-VI вв. (История Норвегии, стр. 95). В это время начинают возводиться большие курганы – признаки могущества конунгов. Археологи находят в них оружие, драгоценные украшения, различную утварь. Викинги совершают грабительские походы на Оркнейские и Шетландские острова, в Прибалтику. Области, находившиеся в подчинении конунгов, еще не были государствами в полном смысле этого слова, но представляли собой непрочные объединения под главенством могущественного лидера. Интересно, что на протяжении всей "Саги об Инглингах" рассказывается о могуществе династии Инглингов, хотя само же повествование зачастую опровергает это утверждение, рисуя, порой, вестфольдских конунгов слабыми и даже беззащитными.

Разумеется, говорить о существовании "полукоролевств" можно с той или иной долей вероятности. Например, историки до сих пор спорят, был ли Телемарк таким протогосударством. Спорный вопрос о границах этих областей. Совершенно ясно, что границы нынешних фюльков Норвегии не всегда совпадают с границами древних "полукоролевств". К тому же в те времена большая часть Норвегии оставалась непригодной для заселения.

Не всегда повелители областей назывались конунгами. Есть упоминания о ярлах и херсирах, которые правили на своих землях как конунги и "ни в чем не были менее могущественными". В своде "Как заселялась Норвегия", посвященном различным родословным, сообщается о конунге Долин Гудбранде, чей правнук с таким же именем велел называться себя ярлом, потому что хотел "быть самым могущественным ярлом в Северных Землях", а уже его правнук, причем якобы с тем же именем уже велел называть себя херсиром. Этот полуфантастический сюжет, дает, тем не менее, дает говорить о том, что "короли" областей называли себя по-разному. По всей видимости, размеры земель сильно отличались друг от друга. В одном случае "полукоролевство" могло представлять собой территорию нескольких деревень, в другом – нескольких современных коммун, а то и целый фюльк.

Современных древним протогосударствам письменных источников не сохранилось. Об их существовании известно по более поздним произведениям – в частности, "Саге об Инглингах", "Саге о Хальвдане Черном" и "Саге о Харальде Прекрасноволосом", входящим в состав свода "Круг Земной". Еще один источник – сага, которую традиционно относят к сагам о древних временах, – "О Форньоте и его роде". Некоторую информацию можно почерпнуть из сохранившихся судебников. По мнению археолога Б. Сольберга, по всей Норвегии насчитывалось, как минимум, 20 подобных "конунгств".

Далее. Источник тот же

+6

17

"Круглые викингские форты в Дании."

Треллеборг.

     Круглые концентрические форты Дании - наверное самое впечатляющее и необычное явление Эпохи викингов.
     Первым найденным фортом стал Треллеборг - его раскопали археологи около 60 лет назад. Он расположен на мысу между двух рек и для того, чтобы создать фундамент для такого строго геометрического форта, необходимо было перенести на это место огромное количество земли.

     Треллеборг состоит из круглого основного форта и внешних укреплений. Основной форт составляет 134 метра в диаметре, обнесен валом по окружности, имеет четыре входа соединенных между собой дорожками и делящих внутреннюю территорию на четыре равных части.
     Каждая четверть содержит по блоку из четырех длинных домов, расположенных вокруг внутреннего двора.
     Во внешних укреплениях, также обнесенных валом, находилось еще 15 зданий, выстроенных параллельно, и кладбище.
     Длинные дома Треллеборга (их было около 30) имели почти 30 метров в длину и все были сделаны из дерева. Много дерева также использовалось для усиления укреплений основного внутреннего форта, который был обнесен деревянным частоколом и снаружи и внутри.
     Треллеборг был построен около 980 года, во время правления Гаральда Синезубого, который также считается строителем других крупных строений Эпохивикингов.
     Размеры форта и его строгий геометрический план, в котором, похоже, ничего не было оставлено без внимания, свидетельствуют о том, что в Дании в то время уже была сильная королевская власть, которая могла мобилизовать значительные ресурсы для подобного строительства.
     Военные функции Треллеборга, как и других подобных фортов, вероятнее всего объединялись с административными и торговыми, чтобы составить оплоткоролевской власти по всей стране.
     Это подтверждается находками в захоронениях Треллеборга. В основном это могилы молодых мужчин, но иногда встречаются захоронения женщин и детей, что дает возможность предположить,что в форте жили семьи.

Читать дальше

Надеюсь, мне удалось правильно дать ссылку  http://www.kolobok.us/smiles/standart/derisive.gif 
Очень интересный сайт. Там копать и копать :)

увеличить

+6

18

Отношение скандинавов к смерти

             По взгляду скандинавов, для того, чтобы иметь право войти в область мертвых с поднятой головой, нужно быть призванным туда посредством кровавого меча битв. Легко понять отсюда, какое бесстрашное и неукротимое мужество вдыхало в сердца это живое убеждение. Смерть от руки врага считалось у этих фанатичных поклонников Одина высочайшим таинством: они видели в ней второе крещение кровью, посредством которого души приводимы были к блаженству Вальгалы; поэтому каждый спокойно расставался с жизнью, в совершенной уверенности, что  для тех, чья жизнь в свое время не была брошена в жертву войны, двери небесного дворца оставались навсегда запертыми; этого требовал приговор неумолимой судьбы. Перед несчастными жертвами тихой смерти открывались другие миры, мрачные миры Гелы. Как сильно было на этот счет их убеждение, видно из того, что даже бог Бальдер, по словам поэтов, принужден был попасть после смерти в один из этих миров. Что касается трусов, то для них была предназначена ужасная область Ниффельгейма (Страна мрака). Поражаемые бесславием в продолжение своей жизни, нередко также, как сообщает Тацит о германцах, преследуемые своими товарищами по оружию, они шли, лишь только наставал их последний час, искупать в преисподней льда и яда свое преступление. Трусость и храбрость – вот два противоположных полюса, служивших у скандинавов основанием порока и добродетели; да иначе и быть не могло у народа, считавшего войну существенной целью как частного лица, так и общества.

http://s002.radikal.ru/i197/1008/46/6b2766348e85.jpg
Битва. Современный рисунок. "Новый солдат" №148

            С первого раза кажется невероятным, каким образом эта мораль, всецело проникнутая духом войны, могла поселить в скандинавах равнодушие к смерти до такой высокой степени, что они совершенно утратили инстинктивную любовь к жизни. Вместо того, чтобы избегать смерти как зла, они домогались её, как величайшего блага. Этот героизм скандинавов, находивший для себя пищу в живом чувстве бессмертия, казалось, глубоко изумлял римлян, которые не знали другого героизма, за исключением того, который проистекал из совершенной преданности индивидуумов целям общества. Храбрость скандинавов служила для них точно такой же загадкой, как и мужество христиан первых веков. «Во время боя, - говорит Валерий-Максим, - они трепещут от радости, при мысли, что им предстоит такое славное расставание с жизнью; а во время болезни они сильно горюют, опасаясь того, чтобы не окончить жизнь постыдным и жалким образом».

http://s56.radikal.ru/i151/1008/93/f49c035a284c.jpg
Рунный камень в память о викинге, павшем «на востоке в Гардах»

            Впрочем, воинами управляло нечто гораздо более высокое, чем представление о славе и бесчестии: их волновало преимущественно чувство наград и наказаний в будущей жизни. Поэтому нам кажется, что Лукиан лучше постиг тайну их неустрашимого мужества. «Смерть, - заметил он, - служит для них переходом из настоящей тягостной жизни в новую жизнь, имеющую начаться при иных условиях. Как счастливы эти гиперборейские народы в самом заблуждении своем. Они не знают страха, опаснейшего из всех страхов, – страха смерти. Из этого источника проистекает та смелость, с какой они бросаются на копья; отсюда же их готовность умереть, та уверенность, которая не позволяет им предаваться робким опасениям за свою жизнь, потому что эта последняя должна начаться снова.»
            Вот ещё пример, заимствованный из древнейшей скандинавской хроники (Iomswi kinga Saga), пример, способный лучше всякого рассуждения доказать ту мысль, что страх смерти, доступный всякому человеку, был совершенно истреблен в душе скандинавского воина. Семь молодых витязей, принадлежавших к колонии Иомсбург, основанной Гаральдом Синим Зубом на южном берегу Балтики, подавленные в одном сражении численным перевесом неприятелей, несмотря на свое отчаянное мужество, были увлечены в плен и приговорены победителем к смертной казни. Они выслушали этот приговор с такой радостью, с какой обыкновенно принимают весть об освобождении. Первый из этих воинов, будучи приведен на место казни, сказал совершенно спокойным голосом: «Почему же бы и со мной не быть тому, что случилось с моим отцом?  Он умер: умру и я». Когда палач спросил второго из этих воинов, что он чувствует перед лицом смерти, тот отвечал: «Я слишком хорошо знаю законы своей страны, чтобы одно робкое слово могло выйти из моих уст». Когда тот же вопрос палач предложил третьему воину, он ответил следующее: «Я готовлюсь к смерти; но знай, что свою славную смерть я не променяю на твою бесчестную жизнь». Четвертый дал более длинный ответ: «Я принимаю смерть, - говорил он, - с добрым расположением сердца, и минута смерти – самая приятная для меня минута. Теперь об одном прошу тебя: отруби мне голову как можно скорее. Мы употребляли в Иомсбурге один способ для того. Чтобы узнать, осталось ли ещё у человека чувство после отсечения головы. Я возьму нож в свою руку: если после отсечения головы я занесу руку на тебя, то знай, что я ещё не совсем потерял чувство; если же нож выпадет – это будет доказательством противного. Постарайся же заметить это обстоятельство». Пятый, умирая, издевался над врагами. Шестой просил палача, чтобы тот занес меч на него в лицо : «Я даже не пошевелюсь, - сказал он палачу, - ты сам увидишь, покажу ли я какой-нибудь знак робости, зажмурю ли я хоть глаза: мы привыкли не волноваться от страха, даже в то время, когда нам наносят смертельный удар». Седьмой был ещё в самом цветущем возрасте и обладал замечательной красотой. На вопрос палача, о чем он думает в минуту смерти, он сказал ему: «Я охотно принимаю смерть; я исполнил важнейший долг жизни и теперь вижу, как один за другим умирают те, которых я не вправе пережить!».

                 http://s57.radikal.ru/i155/1008/93/bc452e7e415e.jpg
                  «Похороны викинга». Художник Фрэнк Дикси

         Понятно, что при таких взглядах на смерть у скандинавов нее могло быть недостатка в случаях самоубийства. Весьма естественно, что воины, которым раны или преклонные лета не позволяли искать славной смерти в бою, старались посредством какой-нибудь другой отважной смерти пробить себе путь к небу. Сам Один служил для них в этом отношении примером, проколов в старости копьем собственную грудь. Таким образом, говоря вообще, самоубийство пользовалось у них уважением. В Швеции даже существовала крутая гора, с вершины которой бросались все те, которым хотелось скорее покончить с жизнью; по словам Маллета («История Дании») , её называли «залой Одина», так как она составляла в некатором роде преддверие во дворце этого бога. Точно такое же назначение имела одна гора в Исландии. «Сюда приходят,  - говорит одна древняя сага, -0 все удрученные горем и несчастьями. Отсюда наши предки, не дожидаясь болезней, отправлялись в путь к Одину».   
              Но не одни трусы предназначались обитателями Ниффильгейма: туда поступали также (как тоя ясно высказывается в Волу-Спе) все те из умерших, которые оказались при жизни виновными перед общественным судом. Такими были клятвопреступники, разрушившие начало взаимной доверенности, прелюбодеи, посягавшие на чистоту брака, и убийцы, нарушившие мир своей родины. Этим и ограничивался круг нравственной ответственности почитателей Одина.

Жозеф Рено. О характере религии Одина /История Средних веков:  от Карла Великого до Крестовых походов (768-1096 г.г.)/Сост. Стасюлевич М.М., СПб-М., 2001г, с. 177-179.

Отредактировано Vihuhol (2010-08-30 08:48:25)

+10

19

По итогам совместного исследовательского проекта двух университетов (Лестерского и Ноттингемского) в ноябре 2007 года в научном журнале Molecular Biology and Evolution ("Молекулярная биология и эволюция") была опубликована такая информация. Почитала с интересом. Если кратко и по-русски: подтвердилось, что скандинавский элемент достаточно ярко проявился в северозападной Англии (в Уэльсе, кстати, меньше, чем в Северном Ланкашире, но тоже есть), и до сих пор в крови потомков тех самых викингов можно отыскать следы данного элемента, хотя вклад англо-саксов, плюс последующие мигранты... в общем, они сделали свое "черное дело", неизбежно разбавив и добавив кровушки к таковой приезжих викингов, но так или иначе, у местного населения мужского пола примерно 50% унаследовано всякого разного, по крови судя, от скандинавов-мужчин. :)

Отредактировано Alga (2010-09-14 07:44:11)

+4

20

Женщины викингов. Одежда и обычаи.

Женская мода не менялась на протяжении всей эпохи викингов. Ее можно восстановить по небольшим фигуркам, готландскому рельефу и гобелену из Осеберга. Основной костюм состоял из льняной или шерстяной сорочки с длинными, но чаще короткими (женщины любили показывать руки) рукавами со складками. Сорочка была расшита узорами и стянута на шее лентой. Поверх надевалась верхняя одежда (шерстяная или шелковая), состоящая из двух частей, закреплявшихся на плечах бронзовыми брошами «черепаховыми фибулами» 4—5 дюймов длиной.
Отсутствие пряжек свидетельствует о том, что платье свисало свободно или нетуго подпоясывалось. Под сорочку надевались чулки до колен. Зимой женщины носили меховые шапки и плащи. Большие «заколки-черепахи» сначала были вычурными, серебряными или позолоченными, но позднее они упрощаются, возможно, потому, что поверх них надевался платок.
А вот броши, закрепляющие платок, становятся богаче и красивее. Есть предположение, что брошь по­казывала благосостояние мужа, поэтому она могла быть как железная, так и золотая. Другими украшениями были браслеты, кольца, ожерелья из янтарных или стеклянных (часто зеленых) подвесок.
Другие подвески могли быть в виде гребня, маленького ножа, ножниц и прикреплялись веревками или цепочками. Саги отмечают особую красоту скандинавских женщин: «хорошая кожа, голубые глаза, светловолосые», а арабский путешественник в X в. отмечал, что они пользовались косметикой. Замужние собирали волосы под шарф или платок, придерживающийся повязкой. Незамужние голову не покрывали.

Источник
http://www.kalitva.ru/2007/10/26/zhensh … chai..html

+4

21

В одной из тем у нас возникали вопросы о восприятии судьбы скандинавами. О соотношении борьбы человека с судьбой и принятии того, что суждено. Для интересующихся размещаю:
А. Я. Гуревич Диалектика судьбы у германцев и древних скандинавов
Представления о судьбе принадлежат к наиболее коренным категориям культуры, они образуют глубинную основу имплицитной системы ценностей, которая определяет этос человеческих коллективов, сердцевину жизненного поведения принадлежащих к ним индивидов.

Словарь германских и в особенности скандинавских народов, свидетельствующий о концепции судьбы, достаточно разработан, богат и детализирован и представляет исключительный интерес, но его понимание сопряжено с огромной трудностью. Состоит она в том, что эти сведения сохранились в исторических источниках христианского периода, когда первоначальное понятие судьбы в той или иной мере уже претерпело изменения, отчасти сближаясь с понятием божественного Провидения. Сказанное относится как к англосаксонским памятникам, записанным начиная с VII и VIII вв. (“Beowulf”), так и к ранним немецким (см., например: “Heliand” и “Genesis”). Что касается скандинавских поэтических и прозаических текстов, наиболее интересных и информативных в этом отношении, то, отвлекаясь от рунических надписей, нужно констатировать, что они были записаны начиная с XIII столетия. Было бы наивным полагать, что восприятие судьбы осталось прежним в христианскую эпоху. По-видимому, можно предположить наличие в культурном фонде скандинавов разных смысловых пластов.

В результате изучения понятия судьбы, как она переживалась в этой культуре, я хотел бы выдвинуть следующий тезис: судьба у германцев и скандинавов характеризуется существенной, неустранимой двойственностью и противоречивостью. В своем сообщении я попытаюсь, по необходимости кратко и тезисно, рассмотреть именно указанную диалектику, на которую современные исследователи, как правило, не обращают того внимания, какого она, вне сомнения, заслуживает. Заслуживает прежде всего потому, что многоплановость эта, как я полагаю, отличает представления о судьбе в Северной Европе от веры в судьбу у народов древности или у народов других культурных регионов в Средние века.
Читать дальше: http://lib.ololo.cc/b/208848/read

Отредактировано LinLis (2010-09-17 08:39:42)

+7

22

О прекрасном: подвески, броши и фибулы

http://s39.radikal.ru/i086/1010/04/4137981cd209.jpg

Пряжка с изображением Одина
Серебро; позолота
Государственный исторический музей. Стокгольм
Найдена в Блекинге, Швеция. Один представлен в состоянии шаманского экстаза

http://s004.radikal.ru/i206/1010/56/30fc9d951661.jpg

Фибула
Примерно 1000
Золото; филигрань
Государственный исторический музей. Стокгольм. Найдена в Ютландии

http://s005.radikal.ru/i211/1010/3d/22c57142b061.jpg

Фибула
Примерно 1000
Золото; филигрань
Национальный музей. Копенгаген. Найдена в Ютландии

http://s09.radikal.ru/i182/1010/24/854ddf3257fc.jpg

Брошь круглая
Начало 11 века
Золото; филигрань, камни
Государственный исторический музей. Стокгольм. Броши такого типа использовались для скрепления накидки спереди.

http://s52.radikal.ru/i135/1010/38/12282ecd1c9c.jpg

Подвеска из Содебрю
4 - 6 век
Золото; филигрань
Государственный исторический музей. Стокгольм
Изделие могло служить амулетом или ценным даром при заключении соглашений между верховными вождями в Скандинавии в этот период. Один изображен в состоянии шаманского экстаза, с закинутыми назад ногами. Найдена на острове Уппланд

http://s08.radikal.ru/i181/1010/85/a82626fe48e5.jpg

Подвеска с фермы Герете
4 - 6 век
Золото, филигрань
Государственный исторический музей. Стокгольм

http://s45.radikal.ru/i107/1010/04/0e41f615fa98.jpg

Подвеска
4 - 6 век
Золото; зернь
Государственный исторический музей. Стокгольм
Изделие могло служить амулетом или ценным даром при заключении соглашений между верховными вождями в Скандинавии в этот период. Найдено на острове Готланд

+8

23

Викинги прекрасно владели искусством кораблестроения, были отчаянными мореходами.
Поэтому корабль играл огромную роль в их жизни, служил для многих основным жилищем, «родным домом».
За кораблем ухаживали, как за живым существом – украшали, чистили.

Cудно из Гокстада нередко называют самым красивым из всех найденных судов викингов.

http://s003.radikal.ru/i204/1010/d8/b73dac7d7ced.jpg

  Корабль из Гокстада служил могилой (согласно предположениям ученых и "Инглинг саге") королю Олафу. Он был полностью снаряжен для плаванья веслами, парусом, якорем и провиантом. На каждом борту находилось 16 круглых щитов около 1м диаметром, выкрашенных в черный и желтый цвета.
После реставрации, корабль был выставлен в музее судов викингов в Осло.

http://s43.radikal.ru/i101/1010/03/6db5e5644ed5.jpg

Драккары иногда внушительных размеров строились прочно с палубными надстройками до двух этажей на корме.
Они способны были ходить на веслах и под парусами и вмещали до 200 человек. Оснащались суда прямым парусом, расшитым узорами. Драккары не опрокидывались даже в сильные бури. Одним из секретов было то, что они «умели» всегда оказываться на самом высоком гребне волны.

Дошедшие до нас изображения кораблей викингов (VIII-IX вв.) носят примитивный характер.
Художник не ставил иных целей, кроме простого сообщения факта на поминальном камне, – это схема-намек на корабль, означающий путешествие в потусторонний мир.

Судно из Усеберга
музей судов викингов в Осло

http://s09.radikal.ru/i182/1010/d8/fe35d1958296.jpg

У викингов существовало два состояния: опасная военная жизнь на чужбине и короткие периоды жизни дома. Быт обеспечивали рабы.  Постоянных столиц не было и резиденции конунгов часто менялись. В этих местах и получила свое развитие культура викингов в двух ее формах: литературной – сагах и поэзии скальдов – и прикладном изобразительном искусстве.

Викинги. Реконструкция.

http://i072.radikal.ru/1010/6b/071619832608.jpg

Викинги смотрели на искусство своеобразно. Оно было для них не формой отражения действительности, а средством для ее украшения. Их повседневная жизнь была малопривлекательной, и в короткие промежутки отдыха хотелось скрасить ее однообразие и грубость.

Главным средством для этого было устное творчество – рассказывание саг и скальдическая поэзия.
Викинги были воинами с развитым чувством чести и честности и им был чужд всякий вымысел.
Они не отличали фантазии или вымысла от лжи. Поэтому в сагах и в поэзии сообщать можно было только правду.
А приукрашивание допускалось лишь в изменении словесной формы, причем не в изменении смысла слов.

Они искали и находили возможность выразить одно и то же понятие разными словами.
Вместо того, чтобы сказать «ночь», один поэт говорил «долина мрака», другой – «бездна тьмы».
И слушателям было понятно, о чем идет речь. Такая шифровка известных слов посредством других получила название кеннингов. Например: «битва» – «буря копий» или «лязг дротиков». «Корабль» – «олень моря» или «медведь морских струй».

Постепенно кеннинги усложнялись. В результате стихотворение из четырех строчек превращалось в страницу, в набор слов, докопаться до смысла которых составляло особый труд. Так же обстояло дело с изобразительным искусством.
Оно тоже должно было служить средством украшения.
Украшались рукоятки мечей, пряжки ремней, кубок-рог для питья, украшения, поминальные камни, а также элементы жилья: деревянная посуда, наличники окон и дверей.

На Оркнейских и Фарерских островах до сих пор вяжут и плетут сети и свитера не только женщины, но и мужчины.
Старинные образцы вязки викингов дошли до нас в форме орнамента на камнях, в отделке деревянных частей домашнего интерьера и мебели, в иллюстрациях пергаментных книг. И расшифровать их можно подобно тому, как расшифровываются кеннинги скальдической поэзии.

Рунный камень.Скандинавия.

http://s51.radikal.ru/i133/1010/b4/3faa7cdc077f.jpg

Основой украшения был орнамент, который долгое время затруднялись обозначить каким-нибудь общеизвестным термином.
Его нельзя назвать «звериным», хотя кое-где стилизованные фигурки животных бывают вплетены в него.
Или растительным, ибо основа растения – лист и цветок – отсутствуют в нем. Нет и геометрических фигур: квадратов, треугольников, кругов и т.д.
И все же он близок к геометрическому, т.к. основой его являются линия и точка.
Из этих двух элементов построено все орнаментальное богатство эпохи викингов. Свой орнамент они взяли из жизни.
Они постоянно видели вокруг себя корабельные снасти, веревки, канаты, а также вязанные из шерсти вещи: сети для рыбной ловли.
Сама жизнь и породила их искусство.

Камень с Готланда

http://s48.radikal.ru/i121/1010/73/6fe1e1100eea.jpg

В других областях изобразительного искусства викинги себя не проявили. Потому что эти области были чужды их жизни, представлению о мире. Они не изображали человеческое тело, считая это недопустимым, предосудительным.
Зато их владение линией прекрасно проявлялось, когда надо было изобразить коня или корабль.
Увлекаясь формой, преувеличивая ее значение, викинги не шли вразрез с правдой искусства, потому что брали эти формы в реальной жизни.
(Карина Бахтадзе. Скандинавия.)

+9

24

Асы (sir) — в германо-скандинавск­ой мифологии высшие боги. Верховным богом и вождём асов был Один.

Имя Скандинавии

Скандинавия когда-то называлась Скадин-ауйя, то есть Земля Скади.
Богиня Скади была мрачной и жестокой богиней снежного и холодного Севера.
Имя Скади встречается в старейших скандинавских топонимах.

Скади (древнескандинавск. Skaði; варианты написания: Skade — общеупотребительный скандинавский, Skadi, Skadhi, Skathi — транслитерация имени Skaði), переводится как "разрушение", по иным версиям - "тень".

Скади. Неизвестный художник.

http://s43.radikal.ru/i101/1010/36/df71da44efcb.jpg

В скандинавской мифологии она покровительница охоты. Первоначально она, вероятно, была богиней плодородия в её зимней ипостаси. Скади представляет зиму и лёд, является супругой Ньёрда. Упоминается в Старшей Эдде, Младшей Эдде и Саге об Инглингах. Поскольку ее имя имеет значения "разрушение", "тень", она также связана со смертью, а ведь зима в каком-то смысле и есть ночь года, время, когда деревья голы, по земле гуляет холод, не растет трава и все живое прячется в норы.

Первым её избранником оказался Ньёрд из Ноатуна («Корабельный двор»).
Сага об Инглингах упоминает, что Скади позже стала женой Одина и родила от него много сыновей, и от этой связи пошёл род Скьёльдунгов - королевская династия Дании.
Существует мнение, что Скади ранее почиталась наравне с Фригг и Фрейей, однако по мере развития скандинавских верований утратила свою значимость.

Один

Один, Водан, Вотан ("всеотец", "воитель"), верховный бог скандинавской мифологии, сын Бора и Бестлы, внук Бури.
Его культ был особенно популярен у викингов, в связи с чем период его расцвета приходится на VIII и IX вв.
Мореходы и пираты Севера поклонялись 6oгy, любящему битвы, и верили, что в Вальхалле, принадлежащем Одину крытом серебром жилище, этот одноглазый бог собирает рать эйнхериев, "доблестно павших" воинов.

http://s005.radikal.ru/i212/1010/cf/cae33cf29f35.jpg

Один знал все, что происходит в девяти мирах, и в этом ему помогали дна брата-ворона, Хугин ("мысль") и Мунин ("память").
Облетев миры, птицы возвращались и, сидя на плечах Одина, нашептывали обо всем, что им удавалось узнать.
Рядом с ним волки Гери и Фреки («жадный» и «прожорливый»),его ездовое животное — восьминогий конь Слейпнир(Sleipnir,«скользящий»).
В правой руке Одина копье Гунгнир, оно никогда не пролетает мимо цели и поражает насмерть всякого, в кого попадает.
Его корабль — Скидбладнир (Skblanir, «сложенный из тонких дощечек»), который можно было сложить в кошель при надобности, и который был самым быстрым кораблем.
Один стоял во главе валькирий, исполнительниц его воли на полях сражений.

Похоже, что именно тогда Один потеснил Тора, первоначально бога неба германо-скандинавской мифологии.
Тор остался "богом битвы", а Один взял под свое покровительство воинскую элиту.
Лишь он мог во время сражения приводить дружинников в состояние неистовой ярости, когда они лишались чувства страха и ощущения боли. Имя Одина означает шаманский экстаз, одержимость, близкую боевому ражу ирландского героя Кухулина.
То, что именно Один занял место верховного бога, показывает, какую важную роль в жизни северян играла война.

Бой Одина с чудовищным волком Фенриром

http://s43.radikal.ru/i100/1010/84/04aeb670d579.jpg

Следует, однако, отметить, что сам бог не был подвержен воинственному экстазу; он был, скорее всего, сеятелем военных раздоров. Помимо власти над дружинами смертных и "доблестно павших", Один считался богом магии и мудрости.
Как старейший из богов, он был почитаем ими как отец. Его можно обвинить в коварстве и кровожадности, но нельзя забывать, например, об его образованности. Внутренняя борьба добра и зла у Одина сродни природе индуистского бога Шивы, великого разрушителя-созидателя индийской мифологии.

http://s60.radikal.ru/i168/1010/ee/32784b32a5f3.jpg

Одина часто изображали одноглазым седобородым старцем в синем плаще, чье лицо скрыто капюшоном или широкополой шляпой.
Глаз бог отдал Мимиру, хозяину источника великой мудрости, за один лишь глоток из него.
Оставшийся глаз символизировал солнце, а потерянное око, символ луны, плавало в источнике Мимира.
Чтобы узнать тайну мертвых и обрести дар ясновидения, Один, пронзенный собственным копьем, девять дней висел на мировом древе Иггдрасиль. Затем, утолив жажду священным медом, он получил от великана Бёльторна, своего деда по материнской линии, магические руны — носители мудрости.

Один верхом на Слейпнире. Миниатюра из исландской рукописи XVIII века

http://s47.radikal.ru/i117/1010/9a/fe6b0dfcc666.jpg

Согласно скандинавской легенде, бог Один со своей свитой носится по земле, собирая души людей.
Если кто-либо встретится с ними, то попадет в другую страну, а если заговорит, то погибнет.

П. Н. Арбо. Дикая охота Одина, 1872

http://i064.radikal.ru/1010/f8/ac5fba7e75b6.jpg

Камень с Готланда. На камне изображен Один, въезжающий в Вальгаллу на своём восьминогом коне Слейпнире

http://s001.radikal.ru/i193/1010/21/5f2e447373af.jpg http://s57.radikal.ru/i155/1010/f1/36b2413185c9.jpg

Локи

"Имя его Локи или Лофт. Он сын великана Фарбаути, а мать его зовут Лаувейя или Надь.
Локи пригож и красив собою, но злобен нравом и очень переменчив.
Он превзошел всех людей тою мудростью, что зовется коварством, и хитер он на всякие уловки.
Асы не раз попадали из-за него в беду, но часто он же выручал их своею изворотливостью.
Жену его зовут Сотюн, а сына их - Нари или Нарви." ("Младшая Эдда")

http://s42.radikal.ru/i096/1010/5d/eeb552811378.jpg

Локи – бог коварства и предательства, бог из рода великанов, олицетворяющих разрушительные порывы бессознательного.
Локи не только обманывает и строит козни. Он является и катализатором перемен, необходимых, чтобы не было застоя.
В этом его позитивная роль. Он – шутник и проказник, подстраивающий всякие неожиданности.
Также, обернувшись кобылой, он породил чудесного коня Одина Слейпнира, способного путешествовать между мирами.
Локи – бог-оборотень, способный менять пол и превращаться в различных животных.
Он может помочь в “скользких” вопросах, когда надо что-то скрыть, напустить туман, ввести кого-то в заблуждение.
Однако, как бог обмана Локки может и не сдержать своего обещания, и может потребовать большую жертву за свою помощь.
Литература:
Мифология древнего мира,
Мифы древней Скандинавии

+5

25

А.Я. Гуревич. Походы викингов

           Саги о древних скандинавах рассказывают, что, когда норвежцы покидали родину и отправлялись в морское плавание на поиски новых земель, они брали на борт своих кораблей вместе со скарбом и резные деревянные столбы с изображениями древних богов. Эти столбы украшали хозяйское сидение в горнице: языческие боги охраняли дом и его обитателей от бед и злых сил — великанов, чудовищ и прочей нечисти. Приближаясь к берегам Исландии, переселенец бросал эти столбы в волны и высаживался в том месте, куда их выбрасывало прибоем. Здесь он строил новый дом и устанавливал старые столбы подле своей почётной скамьи. Переселяясь на новые места не только с домочадцами, рабами и скотом, но также и со своими богами, привычками и обычаями, норвежцы искали возможность продолжать жить по законам своих предков.
        Норвежские эмигранты, оказавшись в Исландии, на Оркнейских или Фарерских островах, в Ирландии или Шотландии, предпочитали селиться в гористой местности, близ морского побережья, в бухтах и фьордах. Между тем датчане, покидая равнинный Ютландский полуостров, переселялись в равнинные районы Нормандии и Восточной Англии. Выходцы из Швеции искали озёрные и речные края, напоминавшие их родной Меларен и другие озёра Центральной Швеции.
       Среди продуктов питания норвежцев и шведов на первом месте стояли мясо, молоко, масло, а также рыба: ловля трески и сельди всегда являлась одним из основных занятий населения приморских областей. Издревле в Скандинавии был известен и китобойный промысел. На Севере, за Полярным кругом, добывали тюленей. Тамошние жители — саами (лопари) разводили оленей, охотились на пушного зверя, птицу, собирали птичьи яйца и пух. Мясо и рыбу запасали впрок, вялили, солили и коптили. Такую пищу запивали большим количеством пива, и часто зерно употребляли прежде всего для изготовления горячительных напитков, а не для выпечки хлеба. В сагах нередко упоминаются недороды и голодные годы, когда даже наиболее богатым людям не из чего было варить пиво.
Голод и его угроза как следствие неурожая, падежа скота, ухода рыбы от побережья и других стихийных бедствий — повседневная реальность в жизни скандинавов того времени. Жители Севера сплошь и рядом были вынуждены покидать насиженные места, переселяться в другие районы страны или вовсе уезжать за её пределы. Эмиграция из Скандинавии началась задолго до эпохи викингов.
         

Неизбежно возникавшая потребность в регулировании численности жителей Скандинавии удовлетворялась разрешённым языческими верованиями детоубийством. Новорождённого приносили отцу, и он решал, оставить ребёнка в семье или нет. Если он не считал это возможным вследствие своей бедности, физических недостатков или слабости ребёнка, младенца относили в лес или пустынную местность и оставляли на произвол судьбы. Особенно часто так поступали с девочками. Если же новорождённого окропили водой, и отец дал ему имя и взял на руки, — он считался членом семьи, рода, после чего выбрасывание его расценивалось бы как убийство. Мужчина имел право признавать или отвергать детей, рождённых вне брака, — от рабыни или наложницы; если он не признавал ребёнка, его судьбой должна была распорядиться сама мать.

В те времена в ходу было понятие gravgangsmenn — «люди, обречённые на могилу»: если вольноотпущенник не мог прокормить своё потомство, детей оставляли в открытой могиле; бывший господин вольноотпущенника должен был взять наиболее крепкого из этих несчастных, остальные погибали голодной смертью. Показательно, что, когда в 1000 г. исландцы согласились принять крещение, было оговорено сохранение старинного обычая выбрасывать новорождённых. Эти варварские обычаи легко осудить, однако их нельзя объяснить чёрствостью родительского сердца. Нужда ожесточает. Суровые климатические условия Исландии постоянно держали её население под угрозой голода. Во время сильного голода, постигшего остров зимою 976 г., убивали стариков. Видимо, неспроста датчане в Западной Европе того времени прослыли обжорами: после скудного питания на родине они с жадностью набрасывались на пищу, которой были богаче жители более плодородных стран.
        У племён, занимавших отдельные области Скандинавского полуострова и Ютландии, долго держались родовые и общинные формы собственности на землю. Вплоть до VIII-IX вв. здесь существовала патриархальная большая семья — коллектив ближайших родственников нескольких поколений: в одном хозяйстве объединялись не только родители и их дети, но и семьи, созданные взрослыми сыновьями. Обычно большая семья занимала одно жилище. Археологами обнаружены остатки многих длинных домов этого периода. Длина их достигала 20-30 и более метров. В отдельных помещениях такого дома жили отец с матерью, сыновья со своими жёнами и детьми, другие родственники. В районах полуострова, имеющих суровый климат, отгороженная часть дома отводилась под стойло для скота. Земля, примыкавшая к усадьбе, принадлежала всей семье, составлявшей своеобразную домовую общину. С помощью родственников легче было расчистить участок от камней или леса и запасти на зиму корм для скота. Суровая природа вынуждала людей прочно держаться отношений взаимопомощи, естественных для родового строя.
          Лишь в более позднее время между сыновьями и отцом или между братьями стали производиться разделы наследственного владения. Но и после раздела земли и обособления индивидуальных хозяйств свободного распоряжения участками сразу не возникало: человек, вынужденный продать свою землю, был обязан предложить её купить сначала своим сородичам. Только в том случае, когда они не могли или не желали воспользоваться этим предложением, владелец получал право продать землю на сторону. Однако сородичи могли и впоследствии выкупить проданную землю.
         Первоначально же земля вообще считалась неотчуждаемым владением большой семьи. Для бонда усадьба его отца, в которой он родился, жил, работал вместе с сородичами и которую он оставлял, умирая, своим детям и другим близким людям, была микромиром, средоточием всех его интересов. Его усадьба называлась одалем, а сам он — одальманом. Но слово «одаль» — наследственная земля — означало в древнескандинавском языке также «родина». В представлении скандинавов времён язычества, мир людей был не чем иным, как большой усадьбой: вокруг неё лежал мир великанов и страшных чудовищ. Поэтому мир людей называли Мидгардом (буквально: «то, что расположено в пределах изгороди»), а мир исполинов и чудищ — Утгардом («находящееся за оградой»). Человек и усадьба были неразрывно связаны между собой. Эта связь считалась священной.

http://i066.radikal.ru/1010/02/2b3a2120b860.jpg

           Близ хутора и даже в пределах его ограды находилось погребение предков. Считалось, что умерший продолжал свою жизнь в роду. Детям охотно давали имя предка, который как бы оживал в них, а его качества оказывали влияние на нового носителя имени. Предки охраняли семью и хозяйство, от них зависело плодородие. В память отцов и дедов воздвигались камни с вырезанными на них руническими надписями. Сознанием тесной связи поколений родичей и важной роли, которую умершие играли в судьбах потомков, проникнуты исландские родовые саги, с исключительной тщательностью прослеживающие родственные связи исландцев не только с ближайшими, но и с отдалёнными предками: для древних скандинавов история в значительной мере была родословной. Уважение к старшим — безусловный закон родового общества — сочеталось с не менее общераспространённым пренебрежением к слабым. Нередко старик, чувствуя приближение времени, когда он станет беспомощным, искал смерти в бою. Древние скандинавы верили, что такая смерть открывала перед ними врата Валхаллы — загробной обители павших со славою воинов.
        Названия многих усадеб, восходящие к периоду, предшествующему походам викингов, свидетельствуют о независимости, богатстве и высоком общественном положении их обладателей, о гордом их самосознании: «Прекрасный двор», «Дом сильного», «Жилище благородного», «Золотой двор», «Двор радости», «Богатая обитель».
        У жителей усадеб были свои божества и духи-покровители, в честь которых приносились жертвы и устраивались празднества. Нередким было поклонение животным — коням и быкам. Во время праздничных пиршеств употреблялись мясо и кровь коней. Детородный орган жеребца служил амулетом, приносящим плодородие. Усердное поклонение духам дома гарантировало благополучие семьи, удачные роды жены и невесток, здоровье детей, приплод скота, произрастание посевов, счастье во всех делах.
В средней части дома находилось обширное помещение. Здесь, вокруг очага, происходили общие трапезы всех членов семьи. Вдоль стен располагались скамьи для домочадцев, а у обращённой к северу стене возвышалось хозяйское место, украшенное столбами с резными изображениями богов — покровителей дома. Почётное сидение бонда — главы дома — почиталось священным. Когда после смерти отца сын садился на его место, это означало, что он вступил в права наследника.
        Вместе с членами семьи в усадьбе жили рабы и другие зависимые люди и слуги, которые помогали по хозяйству, пасли скот и выполняли другие тяжёлые и грязные работы, участвовали в рыбной ловле. У каждого более или менее крепкого хозяина имелись зависимые домочадцы. Владельцы побогаче нередко выделяли рабам и вольноотпущенникам небольшие участки и снабжали их инвентарём. Всё население дома находилось под непререкаемой и неограниченной властью его главы. Для такого самоуправляющегося и обособленно жившего коллектива не существовало иного закона, помимо обычая предков и воли отца. Он был властен наказывать домочадцев и определять их судьбу, от него зависело, останется ли в живых новорождённый ребёнок. Между членами большой семьи не было равенства. Наряду с детьми, рождёнными в браке и пользовавшимися правом наследования, у хозяина могли быть дети от рабынь и наложниц, которые таких прав не имели. Незаконнорождённые дети и бедные родственники, находившиеся на положении приживальщиков, играли немалую роль в хозяйственной жизни крупной усадьбы наряду с рабами и слугами. Зачастую зажиточные бонды отдавали своих детей на воспитание к более бедным родственникам или другим людям, в том числе вольноотпущенникам. Это была своеобразная форма покровительства, оказываемого сильным более слабому. Таким путём расширялся круг родства и взаимопомощи, возглавляемый могущественным хозяином.
           Женщина находилась под властью и покровительством мужчины: девушка — под опекой отца или сородича, заменявшего ей отца; после выхода замуж она переходила под опеку мужа. Но будучи подчинённой мужчине и неравной с ним, в частности в правах наследования, женщина вместе с тем не была принижена и бесправна. Ей принадлежала большая роль: она считалась хозяйкой дома. Саги рисуют облик многих властных женщин, державших семью в своих руках и пользовавшихся уважением жителей всей округи. Обладала женщина и правом на развод, которым могла воспользоваться в случае обнищания супруга, причинения ей обиды или недостойного поведения (например, если он носил одежду, напоминающую одежду женщины). Супружеская верность жён строго охранялась ревнивыми и мстительными мужьями, которые весьма пеклись о своей и семейной чести: неверную муж жестоко наказывал и отсылал к её сородичам, которые могли даже продать её в рабство. Западноевропейские хронисты утверждали, что у каждого скандинава якобы имелось по две-три жены, а у знатных их было без числа.
         В усадьбе всем находилась работа. Но молодые люди из зажиточных семей имели возможность покидать отцовские усадьбы на летнее время, отправляться за море в пиратские и торговые поездки. До наступления зимних штормов они возвращались домой, принося семье, помимо дохода, уважение и славу в округе, новости о заморской жизни и впечатления, необычные для рутинного быта на родине. Зимой, когда работы было меньше, а связь с внешним миром, и без того слабая, почти вовсе прерывалась, жители усадьбы много времени проводили у домашнего очага, слушая рассказы о виденном и пережитом в чужих странах, сказания о жизни в старину, легенды о богах и героях, нередко восходившие к эпохе «Великого переселения». Как и другие народы, жившие родовым строем, скандинавы отличались широким гостеприимством. Даже врага нужно было накормить, если уж он пришёл в дом.
         Летом жизнь заметно оживлялась. Жители соседних хуторов чаще встречались на общих пастбищах, на сходках. Такие сходки — тинги — устраивались для решения конфликтов и споров, возникавших между соседями, для расследования и наказания преступлений; на тингах совершались в присутствии свидетелей и поручителей имущественные сделки. В каждом районе (хераде, сотне), пределы которого устанавливались самой природой — в отдельной долине, части побережья существовал свой тинг. На эти сходки мужчины являлись вооружёнными. Принимая решение, они, как и древние германцы, в знак одобрения потрясали оружием.
        Человек, имевший претензии к другому или обвинявший его в преступлении, должен был явиться к дому обидчика и вызвать его на тинг. Затем от усадьбы к усадьбе передавали стрелу — знак созыва тинга. В назначенный день, обычно в новолуние или полнолуние, все бонды, жившие в одном районе, собирались на отведённом для тинга месте, например на холме или лесной поляне, и выслушивали стороны и свидетелей. Места сходок считались священными и состояли под охраной богов: кровопролитие или другое преступление, совершённое здесь, признавалось святотатством и каралось особенно строго. Нередко в этих местах находилось капище, совершались жертвоприношения и гадания.
        Хранителями обычая были наиболее почтенные и старые люди; обычай так и переходил из поколения в поколение, «исконность», старина придавали ему силу и авторитет. В нужных случаях хранитель обычая излагал его на тинге, в Исландии знаток обычаев так и назывался «законоговоритель». Для того чтобы оправдаться от обвинения, нужно было принести очистительную присягу вместе с определённым числом соприсяжников; количество их зависело от характера и тяжести обвинения. Иногда прибегали к испытаниям раскалённым железом или кипящей водой, и выдержавший испытание считался очистившимся от обвинения. Виновных присуждали к уплате возмещения в соответствии с обычаем или по оценке сведущих людей. Наиболее злостных преступников карали изгнанием, таких негодяев — «нидингов» — считали волками, их всякий мог убить.

+8

26

Андерс Магнус Стриннгольм. глава из книги"Походы викингов"(пер. А. Шемякин)

http://s50.radikal.ru/i130/1011/57/bfb8efd63bcf.jpg

Жители севера занимались воинским ремеслом и жили войной до того самого времени, когда христианская вера утвердилась на севере. Ничто не спасало от них — ни отдаленность Испании, ни великое могущество франков, ни огражденное морем царство англосаксов, ирландцев и шотландцев, ни дикая храбрость и численное превосходство славян и чуди.
Для грабежа, владений и добычи викинги ездили к дальним и близким берегам, в страны, никому не известные, и к народам, которых название они никогда не слыхали. Без компасов  они плавали по морям, без осадных орудий брали укрепленные города.

викинги.реконструкция.

http://s010.radikal.ru/i314/1011/2e/2df403263248.jpg

Северное море, также Балтийское, с утесами и отмелями, были для них родными местами.
С одной стороны они проникли до Ледовитого океана, открыли путь около Нордкапа в Белое море; с другой устремлялись в Испанское море, через Гибралтарский пролив в Средиземное, берега корого они также посещали и высаживались на почву Италии.
От Нордкапа до Гибралтарского пролива они повелевали всем океаном и впадающими в него реками; Фарерские острова, Исландия, Гренландия, Северная Америка принадлежат к числу их открытий; между тем как эти страны, отчасти не обитаемые, впервые населялись скандинавскими поселенцами,  другие викинги завоевывали часть Франции, Англии, основывали государства и Ирландии и на Гебридах, овладевали Шотландскими островами, нападали на Шотландию.
Одни сражались с маврами в Испании и на африканском берегу, другие — с теми же маврами на Каспийском море, и посещали азиатские народы. У сарацинов они отняли Сицилию, у греческих императоров и ломбардских князей — южную Италию; даже Константинополю нередко угрожали соседние с ним норманнские государства.
От тех же викингов с севера посылались вспомогательные войска их землякам, утвердившимся в Англии и Ирландии.
Высеченные на камне руны еще поныне сохраняют память о многих викингах из Свейской и Готской земель, погибших в походах в восточные и западные страны.

рунические камни на юге Швеции

http://s016.radikal.ru/i336/1011/52/960c93099db0.jpg

Справедливо можно сказать, что эти путешествия викингов во многих отношениях походили на разбойничьи наезды, буйные вспышки дикой силы, да и были таковы на самом деле. Но и они не остались без важных последствий.
Правда, в то время, когда гроза еще продолжалась это было наказанием для человечества, ужас носился перед ними, кровь и разорение отмечали их шаги; многие тысячи семейств видели погибель своего счастья. Однако ж законы, гражданский порядок и мирное искусство возникли на северо-западном берегу Франции благодаря заботливости тех самых рук, которые держали  меч.
Англия со времен норманнского завоевания и воцарения в ней государей из рода викингов считает начало своей государственной деятельности, своего значения и силы, как держава.
Русское государство, основанное скандинавскими королями, под защитой северных дружин, быстро распространилось в обширную державу, соединив в себе славянские и чудские племена на севере Европы, жившие без всяких взаимных гражданских связей.
Сицилия, принадлежавшая сарацинам, и южная Италия, под властью разных их князей, существовали отдельно одна от другой и, следуя изменчивым успехам оружия, доставались по частям то тому, то другому; норманнские странники составляли в них одно целое, образовали государство, еще до сих сохраняющее пределы, назначенные его основателями.
Так долгая война, со всей гордой отвагой викингов, начатая небольшим норманнским поселением, кончилась основанием новых государств; это событие имело важное влияние на развитие государственного устройства Европы и на весь ход европейской образованности.
Викинги, столько страшные в походах, были не такие уж варвары, чтобы оставить после себя одно слабое «воспоминание разорений и разбоев, вместо более прочного и благородного памятника для человечества.
Они хоть и проливали кровь, но зато приносили новую жизнь покоренным государствам, созидали, устраивали и смело вмешивались в общий ход мировых событий.

http://s009.radikal.ru/i310/1011/72/59a790abc54a.jpg

1. Kaupang | 2. Hedeby | 3. Paris | 4. Noirmoutier 5. Dublin | 6. York |
7. Orkney and Shetland Islands | 8. Faroe Islands | 9. Iceland |
10. Greenland (Eastern settlement) |
11. Greenland (Middle settlement) |
12. Greenland (Western settlement) |
13. Cape Porcupine | 14. L'Anse aux Meadows |
15. Birka | 16. Staraja Ladoga | 17. Novgorod |
18. Bulgar | 19. Kiev | 20. Constantinople |
21. Baghdad

Ну и для северных стран эти походы были благодетельны во многих отношениях.
Они сделались мягче и восприимчивей к спасительному влиянию христианской веры, чему именно воздействовали походы викингов, установившие сношения и связи с более образованными народами. 

Через морские походы они ознакомились с миром и сами стали известны ему.
Возвратившись домой, викинги могли передавать много новостей, много рассказов про чужие края и народы; они наблюдали обычаи иноземных вождей, учились усваивать их себе, получали воинскую опытность, обогащали себя сведениями.
Это заохочивало молодых людей посмотреть сесь свет и узнать что-нибудь более домашнего быта.
«Не будь дерзок и горд с людьми: это предосудительно, но защищайся, если хотят испытать силы твои, потому что мужчине следует не хвастать, а храбро биться в опасностях и испытаниях»(Свипур.Rolf Kraltes saga)

Если сыновья сами не рвались вон из отечества, их понуждали отцы, которые от детей, шатавшихся дома, не ожидали ничего, считая бесполезными людьми, и думали, что «слабый в молодости редко крепнет с годами»[Volsunga saga]
Путешествие в чужие края считалось практическим училищем рассудка и опытности не только для всякого гражданина, но и князя; в них видели лучшее средство для образования молодого человека, дли упражнения сил и обогащения знаниями о мире и человеке.

Norman Soldiers Crossing The English Channel- From 'La Vie De Saint Aubin D'angers'
11th C.
Vellum Bibliotheque Nationale, Paris, France

http://s008.radikal.ru/i304/1011/47/a9031df72368.jpg

Уже законы и религия Одина зародили в сердце норманна желание знаменитого имени и славы.
Это желание известности в морских походах и стало главной чертой народного характера, оттого-то скандинавы очень дорожили происхождением от славных предков. В то время, когда отличия и значение снискивались одними делами, осталось почетным принадлежностью к знаменитому роду; недостаток дворянских грамот заменяло наследственное мужество, составлявшее славу родоначальника; для потомка оно было сильным побуждением прославлять свой род собственными делами.
Мы видим из саг, что славное имя предков считалось в мужчине залогом сильного духа и разнообразных дарований.
Из рода в род, по землям и морям, разносилась молва о подвигах и храбрости, потому
что «геройские битвы раздаются далеко»(«Песня о Хюндле» в стихотворной Эдде).

По рассказам саги, Хаки, смертельно раненный в битве при Фюрисвалле (равнине на реке фюри, при Упсале), зажег свой корабль, нагруженныи оружием и трупами, велел положить себя на него и в этом пламени на всех парусах поплыл из островов в открытое море, чтобы жить в памяти потомства.
Эйрик отказался с негодованием от свободы и всех благ жизни, какие предлагались ему за позор, велел бросить себя на копья и в предсмертных мучениях пел последнюю песню про свое мужество и презрение к смерти.
Ивар велел поставить себе могильный курган в том месте на берегу его королевства, где всего чаще нападает неприятель.
Рагнар, когда молва принесла ему весть о славных делах его сыновей, размышлял, как бы совершить самому какое-нибудь славное предприятие, которое затмило бы все другие, и отправился в поход на Англию только с двумя кораблями, потому что никогда еще не слыхано было, чтобы земля, подобная Англии, могла быть завоевана с такими малыми силами. Предприятие, разумеется, не удалось: король Элла взял в плен Рагнара Лодброка и бросил его в башню, наполненную змеями. Умирая, Рагнар пел песню.
«Кто бы ни был ее сочинитель, — говорит красноречивый историк «Завоевания Англии норманнами», — она носит живой отпечаток военного фанатизма и религии, которые делали столь страшными датских и норманнских викингов в IX столетии» (О. Тьерри. История завоевания Англии норманнами). Вот слова этой песни:

«Мы поражали мечами в то время, когда еще юный я ходил на восток готовить волкам кровавую трапезу, и в той великой битве, когда всех жителей Хельсингии я отправил в чертоги Одина.
Оттуда корабли принесли нас в Ифу, где наши копья пробивали латы, наши мечи разрубили щиты»
.

«Мы поражали мечами в тот день, когда я видел сотни людей, лежавших на песке у одного английского мыса: с оружия капала кровавая роса; стрелы свистали, отыскивая шлемы…
О, это было для меня такой же отрадою, как держать на коленях у себя красавицу!»

«Мы поражали мечами в тот день, когда я заколол юношу, который так гордился своей прической, спозаранку бегал за девушками и искал случая поболтать с вдовами. Какое же другог назначение для храброго, как не умертъ в бою в числе первых?
Скучна жизнь того, кто никогда не бывал ранен; надобно, чтобы люди нападали и защищалисъ»
.

«Мы поражали мечами; но узнаю теперь, что люди — рабы судьбы и повинуются приговору норн, в присутствии которых начали жить. Я не думал, что мне придется умеретъ от этого Эллы, когда устремлял наперерез волнам свои ладьи и давал такие обеды хищным зверям. Но мне так весело при одной мысли, что для меня готовится место в чертогах Одина, что скоро, заседая на пышном пире, мы будем пить пиво полными черепами».

«Мы поражали мечами в пятьдесят одной битве. Со мневаюсь, есть ли между людьми король славнее меня.
С молодых лет я проливал кровь и желал такой смерти. Валькирии, посланницы Одина, называют, мое имя, манят, меня; иду пировать с богами на почетном месте. Часы моей жизни на исходе, но умру с улыбкой»
.

Иллюстр.с книги Гвин Джонс "Норманны"

http://i055.radikal.ru/1011/4e/69c8e4af7520.jpg

Все эти рассказы имеют только тот смысл, что в скандинавах преобладало желание знаменитого имени; везде в древних сагах оно является могучим двигателем жизни, исполненной подвигов и великодушного презрения смерти.
Оно было главной целью, которую искали всей силой воли, данной в такой полной мере жителям Севера, всей отвагой, не бледневшей перед опасностью и смертью, храбрыми делами и смелыми путешествиями.
Ни одно житейское правило не залегло так глубоко в их сердце, как следующее изречение, переходившее из рода в род, замечательное даже и ныне:

Гибнут стада,
Родня умирает,
И смертен ты сам;
Но смерти не ведает
Громкая слава
Деяний достойных.

Бессмертие имело одушевляющую силу для молодого поколения; оно ускоряло для юноши возраст мужества; до этого — он оставался пустым человеком, вырастая у отеческого очага для незаметной доли, без уважения от современников, легко забываемый потомками; к этому числу принадлежали все, жизнь которых не была отмечена храбростью, не озарена славой.
Известное имя приобретало для скандинава братьев по оружию и друзей, давало ему почетное место,уважение старых и молодых, великих и малых.Это пролагало для него путь к сердцу хорошей девушки, которая не столь любила красоту и молодость, сколько храбрость и достоинство совершенного мужа.

Викинг, в уме которого всегда гнездились смелые замыслы, избирал одно что-нибудь — победу или смерть.
То и другое приводило к цели. Смерть казалась ему путем к бессмертию, жизнь — борьбой для достижения этой целию.
Вся его жизнь была сцеплением военных подвигов и приключений; он искал опасностей и считал отрадой одолевать их.

+4

27

ПОГРЕБЕНИЯ ВИКИНГОВ

по книгам Хильды Эллис Дэвидсон"Древние скандинавы. Сыны северных богов"
и А.Я.Гуревича "Древние германцы. Викинги."

История языческой Скандинавии завершается эпохой викингов.
Именно в те времена появились представления, которые легли в основу более поздней мифологической литературы, хотя их корни уходят глубоко в древность. Экспедиции викингов способствовали тому, что их религиозные традиции распространились далеко за пределами Скандинавии.

Для высокопоставленных людей продолжали возводить высокие могильные холмы, а погребения, покрытые сверху курганами или без них, стали пользоваться популярностью у богатых. Они встречаются в больших количествах рядом с важным торговым центром в Бирке (Швеция), причем во многих из них были обнаружены останки лошади и собаки, а иногда в погребении мужчины археологи находили тело женщины, которая, видимо, должна была сопровождать его в загробном мире.
В одной могиле было найдено тело женщины. Рядом с ней археологи нашли богатый погребальный инвентарь и останки еще одной женщины, лежащей в скорченной позе. Это может свидетельствовать о том, что служанку убили на похоронах ее хозяйки.

В могилах эпохи викингов погребального инвентаря немного. Правда, иногда с умершим хоронили мечи высокого качества и другое прекрасное оружие (например, топор из Маммена), но в основном ценные предметы археологи находят в составе кладов.

http://s46.radikal.ru/i111/1012/fe/6f265458912f.jpg

«Корабль — жилище скандинава».
Это выражение франкского поэта очень верно передает самую суть отношения древних норвежцев и датчан к своим кораблям. Необычайное богатство морской терминологии и выражений, которые они употребляли, называя свои суда, бесчисленные изображения кораблей, погребения в ладьях — все свидетельствует о том, какое большое место в сознании скандинава они занимали, об огромной роли мореплавания в его жизни.

http://s60.radikal.ru/i169/1012/d3/58553ac1b7c9.jpg

Погребение в корабле - широко распространился только в эпоху викингов.
Погребения в кораблях были найдены на территории Исландии, в Бретани, Англии, на острове Мэн, на Западных островах и в России. Действительно, пиратство и торговля привели викингов - капитанов морских судов - к сказочному богатству.
Теперь и женщин стали хоронить в кораблях, а представители более бедных слоев населения использовали для погребения своих умерших доски, снятые с лодок, обкладывая ими покойного. Вокруг закопанных в землю урн с прахом сожженного покойника из камней выкладывали силуэт корабля. Если человек, жертвуя хорошим морским кораблем для погребения мертвого, не пытался избежать больших трат, то можно предположить, что подобная практика имела для людей того времени большое значение и глубокий символический смысл. Большинство ученых не спорят с предположением, что этот обычай появился на территории Скандинавии.

Погребальный обряд был неразрывано связан с идеей корабля мёртвых.
Тело умершего воина кремировалось, иногда вместе с ладьёй, либо в ладью помещался пепел, после чего над ней насыпали курган.
О спуске погребальной ладьи на воду упоминают только позднейшие скальды, как, например, Снорри Стурлусон (Исландский скальд, историограф, политик 1178-1241)

«Похороны викинга». Художник Фрэнк Дикси

http://s012.radikal.ru/i321/1012/6b/00e6fdf650f8.jpg

В Кейстре-он-Си (графство Норфолк) была найдена целая группа захоронений середины VI века. Там на телах умерших лежали изогнутые части лодок, относящиеся примерно к тому же периоду. Известно, что в дохристианскую эпоху Восточная Англия поддерживала тесные контакты с Уппландом, так как наиболее ценные произведения шведских мастеров оказались в королевской сокровищнице в Саттон Ху.
В англосаксонской поэме «Беовульф» можно найти множество заимствований из датских и шведских легенд о героях.
Там же встречается самое подробное во всей северной литературе описание погребения умершего в корабле.
В нем говорится о том, что корабль короля Скильда нагрузили оружием, украшениями и различными ценностями, самого умершего короля положили рядом с мачтой, а рядом с ним установили королевский штандарт. Затем корабль пустили в свободное плавание к неизвестным берегам, откуда Скильд прибыл, будучи еще младенцем, чтобы править страной.

По языческим верованиям скандинавов, умерший человек в загробном мире продолжал вести тот же образ жизни, что и на земле: есть, трудиться, сражаться, развлекаться.
Князья и дружинники считали, что они и после смерти останутся господами, а рабы и домочадцы будут прислуживать им.
Поэтому знатных людей обычно хоронили со всякого рода утварью, богатством, оружием и иногда даже в кораблях.
Любопытно, что все три корабля, найденные в Норвегии, стояли в курганах повернутые носами к югу, к морю, как бы готовые отправиться в путешествие. Судя по находкам, погребенные в них покойники были снаряжены всем необходимым для загробного существования, достойного их высокого происхождения, однако большая часть вещей, в особенности ценных, исчезла: курганы еще в средние века были разграблены (в борту судна в Гокстаде воры пробили большую дыру, через которую вынесли все богатства).
Но сами корабли остались и, несмотря на повреждения, вызванные давлением тяжести земли кургана, неплохо сохранились в глинистой почве, не пропускавшей к ним воздуха. Ныне они реставрированы и выставлены в специальном музее близ Осло.

http://s010.radikal.ru/i314/1012/27/c06fc01d2684.jpg

В самых ранних могилах умерший лежит на некоем подобии кровати, стоящей на корме, при этом смотрит он на нос судна.
Рядом с ним клали оружие и украшения, а иногда - шлем и кольчугу. На носовой части корабля оставляли корабельные приборы, рога и кубки для питья, котлы и все необходимое для приготовления пищи, игорные доски, убитых людей и иногда еду, необходимую для путешествия.  На правый борт мордами к носу клали трех или четырех лошадей, на левый - корову или быка, нескольких овец, свиней или собак, а иногда и птиц: ястребов, журавлей, гусей и уток.  Покойные лежали в середине корабля под навесом на матрасах или подушках, покрытых коровьей шкурой. Рядом с ними клали их оружие и неизменный набор, состоящий из всего необходимого для приготовления пищи, кусков мяса и туш животных. Все пятнадцать захоронений в Вальсгерде были сделаны по одному погребальному обряду, причем самое позднее из них датируется 1100 годом.
Носы кораблей направлены в сторону воды, а сами суда были подготовлены к длительному плаванию.

Остатки кораблей были найдены в захоронениях, сделанных по обряду кремации, в Каупанге и Бирке, а вокруг погребений сожженных умерших в Хойструпе и Линдохольм Марке, расположенных в Дании, а также в Эльборе, в Норвегии, камнями был выложен силуэт лодки, причем в последнем случае, судя по всему, на погребальном костре был сожжен целый корабль.
В могиле конца IX-X века в Иле-де-Гроа, в Бретани, было найдено более 800 заклепок. Из этого ученые сделали вывод о том, что здесь был сожжен огромный корабль. В нем были похоронены взрослый мужчина и подросток, собака и несколько птиц, множество щитов, два меча, три топора и другие виды оружия, а также орудия труда и украшения из золота и серебра. Дополнительные сведения о широком распространении сожжения кораблей можно получить из труда арабского путешественника и дипломата Ибн Фахлана, посетившего в X веке поселение шведов на Волге и подробно описавшего кремацию их предводителя. Сначала его похоронили в земле, а затем снова выкопали, одели в богатые одежды и положили на скамью, покрытую коврами и подушками и стоящую на корабле, под навесом.
Были убиты две лошади, собака и две коровы, а их туши брошены на корабль. Потом после длительной церемонии лишили жизни курицу, петуха и рабыню. Их положили рядом с умершим, а под самим судном разожгли огонь.
В целом эти данные согласуются с археологическими. К тому же в письменном источнике содержится описание безжалостного и зрелищного ритуала, который мог сопровождать сожжение корабля.

Одной из наиболее ценных находок в Осеберге стали несколько гобеленов из погребальной камеры, тщательно отреставрированных после долгой и сложной работы. Сейчас они хранятся в Музее кораблей викингов в Биггдёе (Осло).

Изображения на гобеленах из корабля в Осеберге. В настоящее время хранятся в Музее кораблей викингов, в Биггдёе, Осло

http://s58.radikal.ru/i159/1012/93/0fb7f5be4e4b.jpg

Гобелены представляют собой длинные узкие полосы, которые, вероятно, развешивались на стенах какого-либо зала или храма в качестве своеобразного фриза. На них изображено множество людей - идущих, едущих верхом или на маленьких повозках, стоящих длинными шеренгами с поднятыми копьями. Пустое пространство заполнено абстрактными орнаментами.
Из всех людей, изображенных на гобеленах, наиболее примечательны мужчины в рогатых шлемах, один из которых держит перекрещенные копья (судя по сделанной недавно реконструкции, еще и меч). Вероятно, все они как-то связаны с Одином.

+5

28

Прошу прощенья за недостаточную серьёзность клипа, но это - к завтрашнему празднику! )

+3

29

Huorn написал(а):

Прошу прощенья за недостаточную серьёзность клипа

Еще немного несерьезного о Викингах ;)

Медленно драккары уплывают в даль,
Встречи с ними ты уже не жди.
И, хотя нам Англию немного жаль,
Лучшая добыча впереди.

Синяя, синяя моря гладь стелется,
Вёслами работают все: и млад, и стар.
Каждому викингу в лучшее верится.
И летит над волнами боевой Драккар.

Может мы обидели кого-то зря,
Не ругайтесь, это – не со зла.
Над Парижем занимается заря,
Скоро будет там одна зола.

Синяя, синяя моря гладь стелется,
Вёслами работают все: и млад, и стар.
Каждому викингу в лучшее верится.
И летит над волнами боевой Драккар.

Нам бояться великанов нет причин –
С ними мы расправились давно.
Даже если Эгерт заберёт мужчин,
То женщины нас вспомнят всё равно.

Синяя, синяя моря гладь стелется,
Вёслами работают все: и млад, и стар.
Каждому викингу в лучшее верится.
И летит над волнами боевой Драккар.

Песня бесстыдно слямзена с http://aeterna.ru/test.php

http://s007.radikal.ru/i302/1103/8e/85702a100e4d.jpg

+5

30

Продолжу юмористическую тему:
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/4543/

+4