SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Раздел 18+ » Шерифы тоже плачут, или Превед, медвед!!!


Шерифы тоже плачут, или Превед, медвед!!!

Сообщений 1 страница 30 из 115

1

НАЗВАНИЕ:  Шерифы тоже плачут, или Превед, медвед!!!

АВТОР:© Copyright Милка

КАТЕГОРИИ: Romance /Adult/Humor

РЕЙТИНГ: NC-17 



Вы – образец добродетели, Гизборн!
Я в высшей степени восхищён!
Если бы она попыталась околдовать меня -
я бы не устоял!
(Ведьма из Элсдона)

Глава первая
Роберт Де Рено, шериф Ноттингемский, уже третий час учился шевелить усами, глядя в начищенный поднос. Свое великолепное, восхитительно разноглазье, оцененное поклониками, он репетировал не так долго.
"Старею..." - печально подумал Де Рено и отчаянно шевельнул усом. Потом еще раз. И еще. Получилось впечатляюще. В следующей серии обязательно надо попробовать произвести впеатление га кого-нибудь.
Только на кого? Великолепный Роберт тяжко вздохнул. Всех дворовых девок и служанок охмурили Гизборн с Ральфом. Леди Марион не вызывала сладкого томления, Мэг, которую некто прочил в возлюбленные шерифа, возмущала гигиеническое существо Де Рено своей постоянной неумытостью.
"Ведьм, чтоб тебя черти взяли!" - Послышался окрик прислуги из нижних помещений замка (звукоизоляция стен была никудышняя), и шериф вздрогнул.   "Ведьма. Колдунья. Целительница. Хозяйка. Просто очень красивая женщина. Дженет!"
На протяжении десяти с половиной серий первых сезонов, и тринадцати - третьего,  а также в переывах между сериями, шериф страдал от неразделенной любви.Сексуальные фантазии преследовали грозного владыку, рисуя заманчивые картины в самый неподходящий момент.
Вот он входит в жалкую лачугу Деженет. Женщина смешивает зелья и не замечает гостя. Ее великолепные пшеничные волосы злотым плашом окутывают стройную фигру. Шериф стоит, боясь вздохнуть, но именно громкое горяче дыхание выдвет его. Дженет оборачивается. Она обнажена! Маленькие упругие груди  устремлены вперед. Шериф громко и уже не таясь, вздыхает и бросается вперед. Деженет смотрит на него жалобно-влюбленно и со словами"Ах, я такая противоречивая вся!" падает в мужественные объятья Де Рено. Шериф, объятый огнем страсти, целует свою мечту, золотые волосы попадают в рот, он отплеывается, за что получает звонкую пощечину.
Видение тает.
Эту фантазия Де Рено не очень любил. Было в этом крутом обломе нечто от Гизборна с его  вошедшей в поговорку непрухой.
Больше шериф любил другую картину: Дженет сама приходит к нему, застенчиво и грустно улыбается, медленно берет со стола чашу с вином и выплескивает в лицо. Он моргает, а она , проворна оказавшись рядом, уже слизывает пьянящие капли с его губ, прижимаясь горячим строцным телом.
На пол лятят бумаги, перья, чернильница, расходные книги. Шериф слагает Дженет на стол, женщина сладко стонет, срывая с Де Рено одежду. Он раздевает ведьму умело и быстро, пока из одежды не остается на ней - поясок из крапивы, а на нем - знаменитая золотая цепь.
Обычно на этом месте сладкие грезы прерывались появлением в реале зануды-Гизборна с какой-нибудь смехотворной и неуместной просьбы, вроде необходимости подписать смертный приговор или еще какой ерунды.
Ни в одной из своих самых смелых фантазий  шериф не овладел предметом желаний. Это его изводило.  Превращло в неврастеника, заставляло срывать неудовлетворенность на всех, кто попадался под руку.
Шериф знал, что над ним посмеиваются, и даже подоревают в нехорошем: неприличные рассказы давно ходили в списках и даже печатались в подпольной газетенке "Ноттингемский друг слешера". Бессовестный выскочка Ричард Фиц Гилберт, от которого шерифство уплыло в конце втрого сезона, приехал погостоить и как бы случайно оставил экземпляр отвратительной газетенки. В ту ночь Де Рено  напился. До того, как рухнуть в пьяном сне,   долго доказывал столовым приборам и угрюмо молчавшему Гизборну, что не имеет отношения ко всему, описанному в паскивльном рассказике.

- Пора положить этому конец!  - Решил шериф. - Или Дженет станет моей, или...
- Милорд, новости из Элсдона! - в комнату вошел Гизборн. Шериф шевельнул усом и швырнул в помощника подносом.

Продолжение следует....

+5

2

Глава вторая

- Что Вы сказали? Из Элсдона?
- Да, милорд. - Почтительно поклонился Гизборн, скрывая гримасу отвращения. Взял патрон моду посудой кидаться!
- Ну! Занимаетесь упражненииями спинного хребта? Ничего не выйдет, Вы не на востоке.
- Касательно уличенной ведьмы Дженет и ее мужа Томаса, милорд. - Выпрямившись, сказал сэр Гай,  с мстительной радостью наблюдая , как меняется в лице Де Рено.
- Запомните, Гизборн, запомните хорошенько, и впредь не позволяйте себе таких досадных ошибок. Преступник, помилованный мной, перестает быть преступником. И только такой непроходимый болван. как Вы, может этого не понимать. Итак, что там с Дженет? - На имени любимой  шериф запнулся, голос его потеплел.
Гизборн хмыкнул, подумал про себя много всего интересного, а вслух сказал:
- Муж Дженет покинул деревню, не уплатив налога. Говорят, его видели в Лондоне. Дженет не продлила выданную вами лицензию на зельеварение. Я подумал, милорд... - Тут сэр скривился, проклиная себя за оплошность. Шериф особенно любил издеваться над умственными усилиями помощника. Но к немалому удивлению Гизборна, шериф на этот раз лишь нетерпеливо махнул рукой и бросил "Продолжайте!"
- Нарушение закона, милорд. Если все будут без лицензии творить, что хотят, нам с вами в сериале делать станет нечего.
- И что Вы предлагаете?
- Жду Ваших распоряжений. - Осторожно ответил  сэр Гай, опасаясь подвоха.
Шериф подозрительно посмотрел на Гизборна. Неужели он что-то подозревает? Но мысль эта была столь нелепа, что шериф даже рассердился на себя.
- Отправляйтесь в Элсдон и приведите сюда эту женщину. Исполняйте!
- Отвести ее прямо к секретарю отдела малого бизнеса?
- Идиот! Прямо ко мне! Нельзя это так оставлять, Гизборн, нельзя! Эдак всякий может подумать, что продлить просроченную лицензию ничего не стоит. Я займусь этим лично. Ступайте!
Сэр Гай кивнул и вышел, оставив шерифа наедине со сладкими грезами.
Де Рено уселся за стол и принялся обдумывать позу, в которой встретит женщину своей мечты. Встал, поднял поднос, чтоб репетировать выражение лица. Грозный вид не подходили к торжественному моменту. Радушная улыбка получилась фальшивой. Насмешливо изогнутая бровь напоминала о тупом выскочке. Шериф отбросил поднос и водрузил ноги на стол. "Приму ее, как в прошлый раз. Чтоб она боялась, чтоб не насмехалась!" Но представив испуганный вид Дженет, ноги опустил. "может, принять ее лежа? Чтоб сразу поняла, чего мне надо? Нет. Это пошло. Я хочу любви. Я просто ей признаюсь во всем. А там - пусть будет, как будет. Хотя нет. Вдруг она откажет? Откажет? Мне? Шерифу? Тогда я скажу, что не видать ей лицензии."
Шериф подпер щеку кулаком и устремил взгляд на дверь. В таком положении его застала очередная сексуальная фантазия.
Банный день, из вместительной бочки валит пар, вокруг суетятся слуги с полотенцами , заграничными шампунями и резиновыми утятами. Шериф в купальном халате входит и окидывает помещение придирчивым взглядом, принюхивается.
- В воде не хватает трех капель эфирного масла!
Слуга бежит с драгоценным пузырьком и капает в воду недостающие капли.
- Все вон! - Кричит шериф, сбрасывает халат и ныряет в бочку.
слуги исчезают, и появляется Дженет с распущенными волосами. О, эти волосы!
С плотоядной улыбкой обольстительницы ведьма приближается к бочке, посылает голому беззащитному шерифу воздушный поцелуй и рубкой прыгает в воду.
Де Рено мгновенно реагирует. Его дружок тоже. Гладкое тело Дженет так близко! Шериф жадно прижимает женщину к себе, прячет лицо между маленьких острых грудей и начинает медленно умирать от восторга. Его дружок рвется в бой, но ласковая ручка Дженет начинает с ним играть, не пуская в святая святых. Шериф стонет, Дженет хрипло смеется, запрокинув голову, отягощенную тяжелыми от воды волосами.

+5

3

Глава третья

Дженет собирала вещи. На закате Мач из Шервуда прибежал с шифрованной запиской от Томаса, в которой муж требовал немедленного присутствия жены в Линкольне.
Не испытывая доверия к милости шерифа, а также и по другим причинам, известным Дженет, она уговорила супруга поискать другое место обитания для семьи. Лоховатый Томас, влюбленный в Дженет с детства, покорно согласился и отправился на писки приемлимой квартиры. И вот, нашел.
Дженет уже упаковала волшебные снадобья в двойное дно чемодана и принялась за платья, когда дверь с силой распахнулась,  и в хижину ступил Гизборн.
Дженет подкатила глаза, скривилась и выкрикнула:
- Чего приперся? Сегодня не пятница!
- Потому и пришел, детка. - Ухмыльнувшись, ответил гроза ноттингемширских женщин. - Помнишь о нашем последнем разговоре, красотка? Я предупреждал, шутки со мной шутить опасно.
- Чего тебе надо? Я честно соблюдаю уговор. В пятницу приходи! - Ответила колдунья уже не так заносчиво. Одновременно она пыталась заслонить раскрытый чамодан.
Сэр Гай по-хозяйски осматривал помещение, поднял крышку с пустой кастрюли, повертел в рукаех глиняную лампу.
- Нехорошо обманывать, детка. Ты ведь куда-то собралась, так? И вещички собираешь. - Ласково произнес сэр, улыбаясь. -  Значит, так. Ты идешь со мной. Немеделнно!
- Но...
- Никаких возражений, крошка. Доставлю тебе с комфортом к его Лордству. Сама виновата.
- Но... Разве нам плохо здесь? - Улыбнулась Дежнет и устремилась к сэру, покачивая бедрами.  - Я ведь женщина, милорд. А женщины любят, когда их уговаривают. Если бы я так сразу согласиалсь на дополнительный день, вы перестали бы меня ценить.  - С этими словами распутная женщина обняла представителя закона, прижимаясь к той части его тела, что ниже пояса.  - Давай прямо сейчас. Как раз среда.  - Жарко задышала она, но эффекта не достигла из-за существенной разнице в росте. Поняв свою оплошность, встала на ципочки и выдохнула:
- Возьми меня!
Сэр лучше всего воспринимал повелительное наклонение. Взревев: "Есть!", он сгреб Дженет и швырнул на кровать. По-солдатски быстро стащив с себя аммуницию, приступил к делу. В процессе он то и дело поглядывал на часы, мирно тикавшие в углу.
Через десять минут , почувствовав приближение финала, он извлек себя из женщины, откинулся на подушку и принялся громко считать.
Изумленная Дженет, приподнявшись на локтях, смотрела на него, недоверчиво хмурясь.
- Ну, чего сидишь! - Прохрипел знойный мужчина. - За дело. Позиция номер два: бешенная всадница.
Дженет  понимающе кивнула и приступила. 
Следующие десять минут прошли в бешенной скачке. Дженет вопила, тряся головой, сэр вторил ей не без удовольствия.
К финишу пришли одновременно, оглашая хижину оглушительными воплями.
Снаружи расположились односельчане, внимающие с искренней завистью.
- Рекорд установлен! - Сообщил сэр Гай утомленной подруге. - Двадцать пять минут, однако. На три минуты дольше, чем в прошлый раз. Одевайся, шериф ждет.
- Ах ты негодяй! - завопила колдунья, вскакивая с кровати. - У нас же уговор!
- Забыла ты, красавица, с кем связалась. - Назидательно проговорил сэр, застегивая пояс. - Сама и виновата. Женщины любят подонков. Это я и есть. Идем, его Лордство не любит долго ждать. Да не бойся ты, я буду рядом.
- Толку от тебя, можно подумать! - Злобно буркнула Дженет. - Как я могла тебе поверить! Боже мой! Как я могла?
- Вопрос риторический. - Заметил сэр.  - Ты готова? Накинь плащик, на улице свежо, простудишься еще.
- А ты бы купальный костюм прихватил. Вдруг разбойников встретим и им снова искупать тебя вздумается! - Невинно проговорила она.
Сэр Гай рыкнул,  задергал ртом, схватил Дженет за локоть и выволок на улицу. Слушатели бросились врассыпную.
По дороге в Ноттингем Дженет пыталась добиться от сэра , нафига она шерифу понадобилась. Сэр угрюмо молчал. А что, если шериф воспылал страстью?
Когда-то давно, еще на службе у святой церкви в лице аббата Хьюго, молодой и неопытный сэр Гай был оправлен искоренять колдовство. В первой же деревне он обнаружил злостное нарушение постановлений религии в лице целительницы Дженет. Тогда он был далек от интриг и заговоров, стремился лишь исполнить свой долг наилучшим образом.
Он сделал все, как надо: собрал свидетельства против колдуньи и хотел уже отправляться к аббату, как Дженет , скормно потупившись, пригласила его в свой скромный дом. Она долго и сбивчиво объясняла, почему не является колдуньей, и что все собранные против нее показания есть свидетельства зависти к ее редкому дару и красоте. Сэр нетерпеливо кивал и хотел уйти, но бессовестная ведьма совершенно неожиданным образом оказалась у него на коленях и бросилась целоваться, шаря руками у него в области верхней части бедер. Оглушенный гормональным всплеском, защитник закона почти сдался, но в последний момент чувство долга победило. С рычанием отшвырнув обольстительницу, Гизборн бросился вон и скакал без остановки до самого аббатства.
Хьюго де Рено , к немалому удивлению, совершенно не поверил сэру Гаю, добродушно усмехнулся и сказал, что во всяком деле опыт нужен.
Дальнешее помнилось смутно, а купание в ручье навсегда изменило мировоззрение сэра.
Жизнь коротка. Неизвестно, что будет завтра, и нужно пользоваться удобным случаем.
Да и новый босс, брат аббата, шериф Нотиннгема, постоянно подтрунивал и распрашивал про обольшение и о том загадочном монастыре, где Гизборн обучался самоконтролю.
Если уж сам шериф обратил внимание на женские прелести колдуньи, и не считает это зазорным, почему бы ему, сэру, не воспользоваться моментом? Тогда уже он успел прорепетировать свою неотразимость на дворцовых служанках.
  Через некоторое время после помилования Дженет, сэр Гай явился в Элсдон и угрозами заставил женщину довести до конца то, что она начала когда-то. Ему понравилось. Пользуясь безграмотностью своей пассии, он сумел убедить ее, что без лицензии на зельеваренье она снова может оказаться под подозрением и на этот раз ничего ее не спасет. Договорились встречаться по пятницам, в отсутствие Томаса.
Лицензию выдал сам шериф, и Дженет акуратно продлевала ее каждый квартал.

До сих пор сэру Гаю было наплевать, что делает и кого любит в его отсутствие Дженет. Но сейчас почему-то волновался. Томас - это муж, никуда не денешься. Но при мысли, что свои ласки золотоволосая красавица будет дарить шерифу, Гизборн вскипал от негодования и ревности.

+4

4

Глава четвертая.

Уилл Скарлет, закинув руки за голову, смотрел в звездное небо. Товарищи по банде давно спали, только из шалаша вожака разадавались неприличные звки, но и они скоро стихли. Уиллу не спалось.
Обычное средство от бессоницы - успешное ограбление - сегодня не помогло. Пора увеличить дозу.
Бедняга страдал от любви. Он, вообще-то , не сразу понял, что от любви. Думал, это профессиональная депрессия бывших военослужащих. Но потом, отправившись в Элсдон по делу и мельком увидев Дженет, все понял.  Вернувшись, поругался с Робином, подрался с Джоном  обозвал стряпню Тука отравой. За что был метожично избит молчаливым Назиром.
Умная Марион сразу поняла, в чем дело. Отвела Робина в сторону и объяснила. Робин задумался и результатами раздумий поделился с Джоном. Джон сперав не хотел Уиллу помогать, но потом понял, что это для общего дела надо, и отрпавился выполнять. С того дня в Шервуде стали появляться женщины, чем-то похожие на Деженет. Они попадались на пути Уилла и умоляли о спасении. Троих он спас бескорыстно, а четвертую уволок в рощицу.  Во время активной фазы называл ее Дженет.
После этого случая Скарлет немного успокоился, но лишь на время. Чем больше девушек он спасал, тем больше грустил о той, в кого был влюблен.
При всей своей безнравственности, Уилл был далек от мысли совратить замужнюю женщину. Узнав из надежных источников, что любимую посещает Гизборн, Уилл напился и решил отправиться в Нготтингем, чтоб убить соперника. Шервудцам с трудом удалось его удержать. Держали все, даже Марион. Уилл вырывался, ругался нецензурно и обещал всех убить.
- Прости, друг, но это для твоей пользы. - Сказал Тук, обрушивая на голову Скарлета свою дубину.
Очнувшийся на заре Уилл стал тих и мрачен, от завтрака отказался, беседы не поддерживал. Потом слегка оттаял, но злобу затаил.
В шалаше, утомленые любовью Робин и Марион тихо переговаривались. Робин не зря считался героем, только истиную причину его героизма никто, кроме  посвященных , не знал. Робин Гуд обладал поистине героической способностью не засыпать сразу после акта любви. Марион, болтливая, как все женщины, разболтала об этом всем знакомым. Вострг и зависть женин нашли отражение в народном творчестве. В пуританскую эпоху редакторы ужаснулись и хотели уничтожить пошлые баллады, но не рискнули поднять руку на святое. К тому же, в народе вопреки всему продолжали ходить легенды о герое. Поэтому баллады не уничтожили, а лишь отредактировали. В результате мы имеем то, что имеем. Оргинилы безвозвратно утрачены.
Этой способностью Робин был обязан рогопапе. После очередного сканадла, устроенного Марион утром , Робин отправился к Херну, рассказал о своей беде: он засыпал еще до того, как успевал извлечь своего малыша. Херн деловито кивнул, капунл чего-то в чашу с хмуриносом и приказал выпить. Робин поивновался. В тот день вместо обычны пророческих галлюцинаций он видел что-то по-немецки, глупо улыбался и приговаривал "Дас ис фантастиш." С тех пор проблем с любовными играми у шервудского вожака не наблюдалось.
   Итак, Робин и Марион беседовали о Скарлете. Оба , как самые здравомыслящие члены банды, понимали, что долго так продолжаться не может. Уилл взорвется, как скороварка.
Марион предложила поговолрить с Дженет. Робин возразил. Надо сделать что-то такое, что заставит Скарлета разлюбить целительницу.
Марион сказала, что даже не может представить, что это может быть, если уж связь Дженет с Гизборном не отвратила Уилла от развратницы с дурным вкусом.
Херн был занят подготовкой к новому году и просил не бсепокоить по мелочам, значит, просить у него совета не стоит.
- Я герой, или кто? - Воскликнул Робин. - Если мы за кажой мелочью будем к Херну бегать, для чего тогда я вобще буду нужен? Будет у вас не Роб ин Гуд, а Херн ин Хорнс! Я обязательно что-нибудь придумаю, и без Херна!
- Конечно,  придумаешь! - Убежденно сказала Марион. - Ты у меня лучший придумщик! - И поцеловала любимого в нос.  Поцелуй мгновенно обратил героя в состояние боевой готовности.
Уилл услышал неприличные звуки во второй раз. Застонав, перевернулся на бок и усилием воли заставил себя уснуть.

+4

5

Глава пятая

Гизборн, полный самых мрачных предчувствий, ввел Дженет в рабочий кабинет босса. Шериф в этот момент уже очнулся от фантазии, но оставался под впечатлением. Губы его были растянуты в глупейшей улыбке, в глазах плескалась бесмысленность.  Дженет с немым вопросом обернулась к своему спутнику. Тот пожал плечами и провозгласил:
- Дженет из Элсдона, милорд!
- Что? Где? Почему? - Вскинулся шериф, но увидев женщину, забыл о Гизборне, расплылся в улыбке Чеширского кота и шагнул навстречу. Такая матаморфоза в поведени его Лордства была вызвана фантазией, в которой Дженет очень даже благоволила к Де Рено.
- Ах, Дженет! Входи, входи, милая.
Дженет распахнула глаза, а Гизборн все понял. Он сжал кулаки и принялся напряженно думать. Ни в коем случае нельзя позволить шерифу не устоять перед чарами колдуньи!
- Не стесняйся, Дженет, входи. Гизборн, Вы свободны.
- Милорд, - хрипло начал сэр,  - милорд, осмелюсь напомнить, что согласно последней поправке к закону о допросах, утвержденной Вами, допрос не может проходить без свидетелей.
- Что ты мелешь, Гизбон! Какой еще закон? Не видишь, у нас с Дженет разговор! - Ответил шериф, с улыбкой протягивая Дженет руку.
- Закон номер одна тысяча двести сорок второй,  параграф двадцать пятый, пункт ц, поправка третья! - Отчеканил сэр Гай, глядя прямо перед собой. Глядеть на шерифа он не хотел. 
- Вздор, Гизборн! Отмените поправку и выйдете вон! То есть, сначала выйдите, а потом отмените!
- Никак нет, милорд.
- Что? - Шериф улыбнулся застывшей от усиливающегося изумления колдунье и повернулся к помощнику.
- Вы смеете перечить мне? Немедленно вон отсюда!
- Сожалею,  этот приказ я исполнить не могу! -  Глядя поверх головы низкорослого босса, ответил сэр. - Поправка утверждена Его величеством. Исполнив ваш приказ, я нарушу приказ короля. Я далек от мысли, что Вы этого хотите, милорд.
Шериф зашевелил усами и выкатил глаза. Но выхода не было. Чего доброго, этот чугунноголовый идиот разболтает королю, как шериф вынуждал его совершить преступление!
- Хорошо, Гизборн. Спасибо, что напомнили. На самом деле это я вас проверял. Что ж, испытание Вы выдержали. Оставайтесь здесь и ведите протокло допроса. Писать-то Вы умеете?
Сэр Гай самодовольно ухмыльнулся и направился к секретарскому столу. Шериф вздохнул и занял свое место, указав Дженет на стул напротив.
Сельская колдунья не понимала, зачем ей задают вопросы, ответы на которые давно известны. Имя, место жительства, семейное положение, номер паспорта, год рождения. Год она назвать отказалась, метнув мстительный взгляд на Гизборна. Сэр сделал вид, что не заметил. Стенографируя ответы, он думал, как быть дальше. Ладно, сейчас допрос окончится, и что помешает шерифу остаться наедине с Дженет под любым другим предлогом? Шериф - злокозненный тип.
- Итак,  Дженет из Элсдона приговаривается к неделе тюрьмы за нарушение закона о лицензиях. - Объявил шериф. Дженет разревелась.
"За неделю я придумаю, куда услать этого умника!" - Подумал Де Рено.
"За неделю я придумаю, как оставить его с носом!" - Подумал Гизборн.

Проводив плачущую Дженет в тюрьму, Гизборн  хмуро шагал по коридору, бурча под нос : "Наш щериф дурацкий гномий великан. Он на самом деле просто таракан! Он рычит, он ворчит, он усами шевелит. В жизни все достается усатому! Чтоб ему провалиться, рогатому." Рогатому?  Сэр Гай остановился, огляделся по сторонам, как бы в поисках того, кто подсказал ему гениальную мысль, хлопнул себя по лбу и бросился в караулку.
- Значит, так, Дик! - говорил он начальнику охраны. - В подвале сидит особо опасная преступница. Никого не подпускай к ней, даже самого шерифа! Особенно его! Ясно? Выполняй!
Обезопасив таким образом, пусть не надолго, свою любовницу, Гизборн тихо вышел во двор, оседлал коня и потайными огордами направился в Шервуд.

+4

6

Глава шестая

"Вы видели райскую птицу, Что просится в клетку из злата?
Цветок полевой, что мечтает, Растоптанным быть сапогом?
Ну почему ты жестока?  Меня ты любила когда-то,
Теперь же, любимая Милдред, Теперь же зовешь дураком!" - пел Алан-менестрель, натыкаясь в темноте на деревья. Впереди шагала леди Милдред и злобно фыркала.
- Замолчи, горе мое! Прав был батюка, прав! И как я могла быть такой слепой дурой!
- Милдред, подумай!
Милдред, послушай!
Не я ли тебя возношу до небес?
- И что мне с твоих небес? Надоело ходить в одном платье! Надоело есть одно и то же! Надоело тебя слушать! - Леди остановилась, злобно глядя на мужа. Алан наткнулся на нее и упал. Леди некультурно сплюнула.
- Надо молиться, чтоб его Лордство согласился принять меня обратно! Стыд-то какой! - Милдред с отвращением посмотрела на супруга и продолжила путь.
Чуткий слух Скарлета уловил супружескую ссору и проснулся.
- Тревога! - Заорал он. - Алан идет!
Шервудцы мигом повскакивали и всей толпой пошли будить Робина.
Пока вожак приводил себя в порядок после бурной ночи,  Тук готовил завтрак , а Джон любовно вытачивал из мягкой древесины затычки для ушей, Милдред уже вступила на территорию лагеря. Алан отстал на несколько шагов. Он продолжал мурлыкать ерунду про птиц и сапоги.
- Ура! Алан! Ты вернулся! - Со счастливой улыбкой воскликнул Мач, за что был награжден  назировым тумаком.
Алан печально улыбнулся. Хоть кто-то ценит его в этом жестоком мире, юдоли слез.
- Привет тебе, прелестное дитя!
Тоскливо было без твоей мне дудки!
Шервудцы поспешили воспользоваться затычками. Милдред разревелась.
- Что происходит? - Робин Гуд явил себя присутствующим.
- Ах, Робин! Ты заступался за вдову и защищал сирот! И женщин никогда не обижал! Спаси меня, Робин!  - Взмолилась леди Милдред. - Ты меня Алану отдал, ты и отними! Не могу больше! Придумай что-нибудь! Пожалуйста!
Робин и Марион преглянулись. Алан опустил голову, продолжая бормотать ерунду.
- Леди, боюсь, я не смогу вам помочь. - Покачав головой, ответил король шервуда. - Не в моей власти разорвать священные узы брака. Вот елси бы Алана убили...
- Жизнь кончена! Она стала глупой насмешкой... - Начал Алан.
- Похороните его в зеленом лесу! - Хором продолжили шервудцы.
- Алан, а ты что думаешь?- Обратился к нему Робин.
- Милдред меня разлюбила и ей я свободу даю! - тихо проговорил Алан, смахивая слезы.
- Тук, что можно сделать?
- Хи-хи! Я - монах-растрига. Все равно бракосочетание недействительно. А классно я вас всех разыграл? - Подмигнул присутствующим толстяк, уворачиваясь от дружеского кулака Джона.
- Ура! Как здорово! - Леди Милдред закружилась по поляне, подбежала к Марион и увлекла е в шалаш , посплетничать. Она поведала подруге разбойника о тяжкой жизни своей с певцом. О его дурном голосе, ужасных песнях, и, самое страшное, о сексуальных домогательствах.
- И знаешь, хоть бы что-то умел! Только и делал, что измерял свое достоинство и пытался меня убедить, что от любви это достоинство растет!
Марион даже покраснела, а Милдред продолжала:
- Значит, никакой фантазии! Как в его песнях! Он ведь и в постели умудрялся петь! Короче, я не выдержала! Верните меня шерифу! Он хоть богатый, плятье новое купит.
Марион обещала посодействовать.
Алана накормили, и он ушел. Настоящий поэт должен быть одинок. Иначе ничего у него не выйдет.

Как только все немного успокоились и Робин попробовал придумать план отправки леди в Ноттингем, послышался стук копыт.
- У нас сегодня день открытых дверей! - Съязвил Скарлет, хватаясь за меч.
На поляну влетел Гизборн, с трудом сдерживая коня.
- ТЫ? - Взревел Уилл и двинулся на соперника.
- Ну, я. Убери меч, животное. Дело у меня к вам!
- Я тебе ... давно не купался?
- Уилл, сядь! - Приказал Робин. - Сэр, чему мы обязаны чести видеть вас здесь?
Гизборн пропустил насмешливость тона, рассудив, что сейчас не до выяснения отношений.
- Работа для вас есть, разбойники. Все честно на этот раз. Дженет из Элсдона помните?
Шервудцы переглянулись. Джон из последни сил держал рвущегося в бой Уилла.
- Шериф ее схватил. Спасать надо.
- А что  ты так заботишься о ведьме, которую вообще хотел убить? - Поинтересовался Тук.
- Не твоего ума дело! - Огрызнулся сэр и тут увидел Милдред.

+4

7

milka написал(а):

Вернувшись, поругался с Робином, подрался с Джоном  обозвал стряпню Тука отравой. За что был метожично избит молчаливым Назиром.

А... Назир что, защищал честь Туковой стряпни?!  :O

milka написал(а):

Во время активной фазы называл ее Дженет.

:D  :D Хотя леди было невесело... :)

milka написал(а):

Робин не зря считался героем, только истиную причину его героизма никто, кроме  посвященных , не знал. Робин Гуд обладал поистине героической способностью не засыпать сразу после акта любви. Марион, болтливая, как все женщины, разболтала об этом всем знакомым.

Мэг, например? :)

milka написал(а):

Вострг и зависть женин нашли отражение в народном творчестве. В пуританскую эпоху редакторы ужаснулись и хотели уничтожить пошлые баллады, но не рискнули поднять руку на святое. К тому же, в народе вопреки всему продолжали ходить легенды о герое. Поэтому баллады не уничтожили, а лишь отредактировали. В результате мы имеем то, что имеем. Оргинилы безвозвратно утрачены.

А! Вот и раскрылась тайна таинственных редакторов! :)

milka написал(а):

Этой способностью Робин был обязан рогопапе.

Наконец-то признали заслуги Спасительного и Выручательного рогопапы! :) Он просил передать, что премного благодарен. :)

milka написал(а):

Херн деловито кивнул, капунл чего-то в чашу с хмуриносом и приказал выпить. Робин поивновался. В тот день вместо обычны пророческих галлюцинаций он видел что-то по-немецки, глупо улыбался и приговаривал "Дас ис фантастиш."

Вот! Если Херн берется за дело, тут все как надо! Никаких тут польских дубляжей про "Так ще краще!" :)

milka написал(а):

Херн был занят подготовкой к новому году и просил не бсепокоить по мелочам, значит, просить у него совета не стоит.

"Это что, намек?" (с) :)

milka написал(а):

Будет у вас не Робин Гуд, а Херн ин Хорнс!

(радостно) Ага! "Шервудбразерс представляют фильм
Херн с Рогами
Хе-ернус, Хе-ернус, тарарарам!" :)

0

8

Клаус Штертебеккер написал(а):

А... Назир что, защищал честь Туковой стряпни?!

Назир был справедливым, и эгоистом
он знал, что если Тук обидится, готовить придется ему, Назиру, а он не хотел
поэтому и защищал честь  :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Наконец-то признали заслуги Спасительного и Выручательного рогопапы!  Он просил передать, что премного благодарен.

:boast: Нельзя все тайны сразу раскрывать, а то несварение мыслей получтся :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Вот! Если Херн берется за дело, тут все как надо! Никаких тут польских дубляжей про "Так ще краще!"

Нам не нужны польские дубляжи! Жаль, секретный  рецепт зелья утрачен. Это вам не виагра.

Клаус Штертебеккер написал(а):

"Это что, намек?"

Ага!  :D

Клаус Штертебеккер написал(а):

"Шервудбразерс представляют фильм
Херн с Рогами
Хе-ернус, Хе-ернус, тарарарам!"

Это тебе сам Херн велел сделать такой фильм.  :clapping:  :P

0

9

milka написал(а):

Через десять минут , почувствовав приближение финала, он извлек себя из женщины, откинулся на подушку и принялся громко считать.

milka написал(а):

- Рекорд установлен! - Сообщил сэр Гай утомленной подруге. - Двадцать пять минут, однако. На три минуты дольше, чем в прошлый раз.

Клевета! Сэр просил передать, что возмущен до предела.  :to_babruysk:  ;)

+1

10

Шикарно!
Ждем-с продолжения!!!
:drinks:

0

11

Глава седьмая

Шериф сидел за столом и вертел в руках перо. Глупо с допросом получилось, совсем не так, как хотелось. Уж лучше не мечтать. Если активно мечтаешь, потом все выходит неправильно. Лучше экспромтом.
Но экспромтом Де Рено не умел. Как настоящий чиновник, он любил все планировать. Вот и сейчас, вместо того, чтоб просто пойти к Дженет, он занялся разработкой плана, как именно пойти и что сказать.
Во время допроса он усиленно делал женщине знаки , выкатывал глаза и сексуально шевелил усами, но колдунья почему-то приняла это за демонстрацию свирепости и всем своим видом выражала испуг, а вовсе не неземные чувства, на которые расчитывал великолепный Роберт.
Он заскрипел пером по бумаге. В который раз дух средневековья напомнил авторше, что бумаги в двенадцатом веке не было, но авторша, по устоявшейся традиции, отмахнулась. Объяснять, дескать , долго. Кто хочет - сам выяснит. И нельзя лишать критиков удовольствия обнаружить серьезные ляпы.
Де Рено чертил схему будущего свидания с Дженет, попутно вспоминая законы о заключенных. По части законов, как ни тяжело было это признать, докой был невыносимый Гизборн. Разбуди его среди ночи и он наизусть отчеканит любой закон, со всеми поправками, присовокупив примеры исполнения и список кар за нарушения.
Шериф мучительно застонал. Если он и завидовал помощнику, то только в этом. По крайней мере, так он заставил себя думать. Ни молодости, ни успеху у женщин, а лишь невероятной памяти, которая, естественно, не есть демонстрация остроты ума, а как раз наоборот. Только тупой солдафон может запоминать наизусть бесчисленные бессмысленные тексты, не утруждая себя пониманием.
Сейчас нужно было вспомнить, существует ли закон, препятствующий судье видеть заключенного наедине после допроса.
Ничего не вспомнив, шериф разозлился. Позволить так себя запугать! Кто в Ноттингеме хозяин, в конце концов?
Решительно встав, Де Рено направился на встречу с любимой. По дороге на него напала мучительная сексуальная фантазия.
В темном подвале, освященная скупым пламенем свечи, голая Дженет лижет мороженое, демонстрируя невероятную гибкость розового язычка. Шериф дрожит от вожделения, все его существо рвется в бой, дружок грозит порвать плотную ткань брэ.
Дженет смеется глазами, касается кончиком языка своего вздернутого носика и медленно нагибается, извиваясь стройным телом. Ее рука поднимает подол длинного платья, обнажаются стройные гладкие ноги. Провороные пальчики начинают ласкать взмокшую киску. Мороженое съедено, теперь язычок ласкает полные губы, глаза подергиваются пеленой. Дженет постанывает, пальчики ее работают быстрее, тело выгибается, волосы касаются пола. Из темного угла выползает крыса Артур. Замирает на мгновение и тут же начинает лапоблудить.
Дженет, подмигнув зрителю, стонет громче и извивается сильней. Вот она упала на покрытый соломой пол, согнула в коленях ноги , приподняла упругие ягодицы:
- Иди ко мне! - Стонет она. - Иди же!
Шериф с хриплым стоном бросается к ней, помогая своему дружку разорвать, наконец, упрямую ткань.
- О Дженет!  - хрипит шериф, наваливаясь на ведьму. Он впивается в ее губы. Сладкий язычок проникает в его рот и затевает игру с шерифовым языком. Руки шерифа сжимают детские груди Дженет, а дружок уже почти у цели, уже обдает его влажным  жаром, вот оно - блаженство рая...
- Пароль! - перед шерифом возник страж, выставив копье.
- Прочь! - Де Рено  рукой отбрасывает копье, оглядываясь по сторонам. Темный подвал, вот и заветный вход в тюрьму.
- Пароль! - с тупым упрямством повторяет страж, восстанавливая копье в боевую позицию.
- Я - шериф! - Орет возмущенный судья.
- Пароль неверный. - Равнодушно отзывается страж.
- Да как ты смеешь...
- Приказ сэра Гая, милорд. Основание: Закон номер одна тысяча триста тридцать третий, пункт бэ, параграф третий.
- УУУУУУУУУУУУУУУУ! - шериф схватился за голову. - Властью, данной мне королем, я отменяю закон и приказ! Немедленно пропусти меня, болван!
- Сожалею,  милорд. Закон гласит: "Во избежании взятки и подкупа судья не может видеть заключенного без свидетелей одного с ним (судьей) сословия  в течение двух суток после предварительного слушания.
Приказ утвержден Его величеством.
Шериф, все еще разогретый фантазией, выхватил меч.
- Вот мой закон, болван! С дороги!
- Вы можете меня убить, но мое место займет другой.  - Равнодушно ответил страж и достал из кармана (да, да, знаю, не было у них карманов!) аппетитное яблоко. - Не желаете перекусить, милорд?
Шериф опустил меч и отвернулся, сдерживая слезы обиды.
Из подвала  послышался смех Дженет. Де Рено встрепенулся и напрягся.
"Артур, ну что ты делаешь? Артур, не так резво! ООООО! Ты меня убиваешь!!!! УУУУУУУУУУУААААААртуууууур....."
Шериф задергал глазом, левый ус сам собой шевельнулся и встопорщился. "Артур?"
- Это дождик, Артур! Горячий дождик!  - прокомментировал старческий голос, заглушенный писком и женским воплем.
Шериф рухнул без чувств. Страж пожал плечами и вгрызся в яблоко.

+3

12

milka написал(а):

"Артур, ну что ты делаешь? Артур, не так резво! ООООО! Ты меня убиваешь!!!! УУУУУУУУУУУААААА! Артуууууур....."

Дженет - извращенка? Ндаа.... Даже не знаю, что лучше "Братика хочу", или вот это.
:D

0

13

Глава восьмая.
- Леди Милдред, что Вы делаете в столь неподобающем обществе? - Пустил в ход свою галантность сэр Гай.
Уилл громко зарычал, вырываясь.
Леди окинула саботажника презрительным взглядом, оборотила лик к сэру, кокетливо улыбаясь:
- Доброе утро! Я путешествую по местам воспоминаний юности. Ностальгия, знаете ли.  Est-ce
que vous me comprenez?
- Oui, ma dame! - Проговорил сэр, завороженно глядя на жену менестреля. Он был растерян и
заливался краской. Милдред медленно провела кончиком языка по губам. Сэр сглотнул и
нервно затеребил поводья - слезть с лошади он так и не удосужился.
Робин полировал нос в глубочайшей задумчивости. Марион, как самая образованная здесь,
занималась логическими построениями а анализом.
Тук, пристально, глядя на Гизборна, изрек:
-  fortuna non penis in manus non rezepus!
Назир молча стукнул святого брата по лысине. Джон заржал и ослабил хватку. Уилл вырвался  на
волю и с воплем "Победа! В смысле, "ЕС!", бросился на главного врага, но на пути возникло
неожиданное препятствие в виде жены менестреля. Скарлет дал задний ход.
- Знаете, сэр Гай! - проговорила леди, - Пожалуй, Вы правы. Это общество не подходит таким
культурным людям, как мы с Вами.  Если Вы не против, я с радостью составлю Вам компанию по
пути в Ноттингем.
Сэр кивнул, даже не пытаясь соображать. Рядом с Милдред, о которой он приказал себе забыть
еще тогда, после неприятного эпизода с пчелами (дальнейшее, кстати, и было описано в мерзком
пасквильном рассказике в "Друге слэшера"), грозный рыцарь совершенно растерялся и утратил
героический вид. Сейчас он больше походил на  провинившегося школьника.
Скарлет ринулся к Робину.
- И ты молчишь? Молчишь? И кто ты после этого?
Робин не ответил, но перестал полировать нос. Это был благоприятный признак.
- Леди Милдред! - Воскликнул король Шервуда после эффектной паузы.  - Вы пришли к нам за
помощью. Одну половину дела мы уже сделали, не без помощи преподобного брата Тука. - Робин
отвесил святому толстяку поклон. - Теперь, как мне кажется, Вы справитесь самостоятельно.
Милдред потупилась.
- Сэр Гай, у Вас, если не ошибаюсь, было к нам дело? Выкладывайте, да покороче - Вас ждет
дама! - и бессовестный разбойник подмигнул.
- Да, волчьи головы. Дело. Дженет из Элсдона. Излагаю факты: колдунья арестована. Я не такой дурак, как вы думаете, я понимаю, вы просматриваете за каждым мнимо спасенным вами. Значит, ваша подшефная в кутузке. Шериф... шериф ее жаждет.
- Это как это жаждет? - Недоверчиво проворчал Скарлет.
- Ну, обыкновенно. - Пожал плечами Гизборн. - Жаждет. Хочет. Любовь у него к ней.
Разбойники переглянулись, леди Милдред капризно надула губки.
Тук захохотал, в перерывах между приступами повторяя: "Он ненавидит женщин!"
Гизборн профессионально прищурился и двинулся на Тука.
- Все, жирный монах! Твоя мистификация раскрыта! Это ты пишешь под псевдонимом "Эльфийская принцесса" в "Друге слешера!" Это ты распускаешь грязные слухи и позоришь шерифа. И меня заодно! Руки вверх! Сдавайся!
Шервудцы встали стеной на защиту Тука, который после неожиданного разоблачения притих и густо покраснел. Он надеялся, что его тайну не узнает никто в целом мире, и меньше всего ожидал, что его раскроет сэр. Из всех персонажей сериала, Гизборн имел наименьшее отношение к литературе , а вот поди ж ты!

Назир укоризненно посмотрел на него и покачал головой. Из всей команды только он один не одобрял пошлых рассказиков и "Друга слеэшера" принципиально не читал, предпочитая пустить на растопку свежий экземпляр до того, как остальные успеют прочесть. Целомудренный сарацин добровольно взял на себя заботу о моральном облике банды.

- Ладно, об этом поговорим потом. - Миролюбиво сказал Гизборн, оценив свои шансы в бою да и не желая, как видно, тратить время зря. - Продолжаю. Шериф хочет Дженет. Вы должны этому помешать.
- Допустим. - Осторожно начала Робин. - Допустим, помогать униженным и оскорбленным - наш долг. Но ты-то тут причем?
- А притом! Я единственный в Ноттингеме адекватный представитель закона. Шериф влюбленный, с ним все плохо. Он даже не ругается. А я так не могу. В общем, у меня личные мотивы. Считайте, это вам мой подарок к новому году - подвиг, спасение женщины из мрачных застенков.
Давайте, решайте, что делать. Я тороплюсь. Как бы шериф не воспользовался моим отсутствием...
- Врешь, гаденыш! - Заорал Уилл, ловко обходя леди Милдред и хватая гизборнову лошадь под уздцы. - Врешь! Тебе самому Дженет нужна! Все знают, что ты к ней ходишь.
- Это правда? - Встряла леди Милдред. - А я-то думала, Вы меня навеки полюбили!
- Полюбил! - Выпалил сэр и покраснел. - Да, все так и было. 
- Ребята! Ну что вы стоите! Давайте его убьем!  - не унимался Уилл.
- Нельзя. - Скзал  Джон.  - Он на белой лошади сегодня. Это значит вместо белого флага. Значит, вот что, сэр. Или говори правду, зачем мы тебе понадобились, или лучше уходи.
- Ладно. Значит вот что. Шериф, как и истинный поэт, должен быть одинок. Любовь отвлекает его от государственных дел.
- Это для нас хорошо. - Заметил Мач, но его никто не слушал: все внимали сэру.
- Влюбленный шериф это не шериф. И вам плохо, и мне не очень. Дженет должна быть освобождена и возвращена мужу.
Скарлет застонал. На него тоже не обратили внимания.
- Да, признаюсь, глупо скрывать - я питал к ведьме некоторые чувства, навеянные ее колдовством. Я же говорил, что она меня околдовала, только никто не верил. - Обиженно добавил сэр.  - Зато теперь, слава богу, чары рассеялись. - Он многозначительно посмотрел на Милдред.
- Ндаа... - протянула Марион. - Без Херна, как ни крути, не обойтись.

+4

14

Впервые в жизни смех заслонил все эротические моменты!!!! Это эротический рассказ? Да? А я и не заметила, видимо надо было тише  смеяться! ;)

0

15

УУУУ! Это крутая эротика! Ну и пусть смешно, зато про любовь!
На самом деле, если честно-честно, мне очень стыдно за зоофильную сцену с Артуром.  :blush:

0

16

milka написал(а):

мне очень стыдно за зоофильную сцену с Артуром.

Не стыдись, кто их, этих колдуний с их пристрастиями разберет  :D

0

17

Ура! Тогда буду писать дальше! Всем по бабе. Мачу - мороженое.  :D

0

18

milka написал(а):

Мачу - мороженое.

С этого места особенно подробно, плиз.  :D

0

19

milka написал(а):

Всем по бабе. Мачу - мороженое.

Хм. Это соответствует лозунгу "И пусть никто не уйдет обиженный."
Меня чрезвычайно заботит шериф. Кажется, помощник копает под него? Хочет лишить женской ласки? Кхе

0

20

marinella написал(а):

С этого места особенно подробно, плиз

Можно, конечно, подумать, что он тоже будет язык свой обучать гибкости, но я на этот раз ничего такого в виду не имела. Мал он еще для баб, ему детские радости. :)

0

21

Bobby написал(а):

Кажется, помощник копает под него? Хочет лишить женской ласки? Кхе

НЕТ!!!!!!! В Шеруде слэша нет!!!!!!  :mad:
И вообще, этот сэр, в этом рассказе - мой персонаж! Что хочу, то и пишу! Вот!  :beee:

0

22

milka написал(а):

В Шеруде слэша нет!!!!!!

А где есть? :)
Классно получается.  good.gif  :yahoo:    Я каждый день жду продолжения. :)
И потом - за Артура надо порадоваться! В кои-то веки на его улице праздник!  :yahoo:  :yahoo: Типа, рекламная акция - "*дцатому постояльцу подвала - бесплатный секс с Дженет!" :)

0

23

Клаус Штертебеккер написал(а):

А где есть?

А Вам это зачем? Интересуетесь?  ;)
Слэша нет нигде. И не будет. По крайней мере, в нашей теме.
Здоровый сэкс, включая промежуточную зоофилию - это как раз то, что нужно.  :D

0

24

Bobby написал(а):

А Вам это зачем?

У меня возникла мысль про ту uncensored сцену из Цезарей. И разные соображения относительно целесообразности ее выкладывания. :) А так - ничего личного. :)

0

25

Клаус Штертебеккер написал(а):

А так - ничего личного.

Сорри. Увлекли прения вокруг Германика. Заразно это, однако. Когда вопросом на вопрос.
Не сомневаюсь, что ничего личного. :)
По поводу сцены: выкладывать. :)

0

26

Клаус Штертебеккер написал(а):

У меня возникла мысль про ту uncensored сцену из Цезарей

Фэм слэш, это не слэш, это красивая эротика. Мое мнение о выкладывании той самой сцены я уже высказывала.

0

27

milka написал(а):

Проговорил сэр, завороженно глядя на жену менестреля. Он был растерян и
медленно заливался краской. Милдред медленно провела кончиком языка по губам. Сэр сглотнул и
нервно затеребил поводья - слезть с лошади он так и не удосужился.

Опять сцена совращения? :)

milka написал(а):

-  fortuna non penis in manus non rezepus!

Ой! :) Помнится, у нас, в вузовском учебнике по латыни, был словарик со словом "ebrio" (сорри :) ), что переводилось как "напоить допьяна". :)

milka написал(а):

Уилл вырвался  на волю и с воплем "Победа! В смысле, "ЕС!",

Ага! Это смутно мне напоминает индо-пакистанский инцидент. :) В смысле, эпизод из "Генриха 8го" с Рэем Уинстоном. Там король (он же Скарлет в нашем фильме) сшиб на турнире одного шотландского рыцаря, а потом как заорет - "ЕС!". А наши, от больших литературных дарований, перевели это как "Победа!" :)

milka написал(а):

Рядом с Милдред, о которой он приказал себе забыть еще тогда, после неприятного эпизода с пчелами (дальнейшее, кстати, и было описано в мерзком пасквильном рассказике в "Друге слэшера"), грозный рыцарь совершенно растерялся и утратил героический вид.

Ага! Сэр вспомнил! Вспомнил про Милдред, я имею в виду. А слэшерассказчиков.... Я бы на месте сэра бросил все оперативно-разыскные силы на поиск сочинителей данного рассказа!  :paladin:

milka написал(а):

Тук захохотал, в перерывах между приступами повторяя: "Он ненавидит женщин!"
Гизборн профессионально прищурился и двинулся на Тука.
- Все, жирный монах! Твоя мистификация раскрыта! Это ты пишешь под псевдонимом "Эльфийская принцесса" в "Друге слешера!" Это ты распускаешь грязные слухи и позоришь шерифа. И меня заодно! Руки вверх! Сдавайся!
Шервудцы встали стеной на защиту Тука, который после неожиданного разоблачения притих и густо покраснел. Он надеялся, что его тайну не узнает никто в целом мире, и меньше всего ожидал, что его раскроет сэр. Из всех персонажей сериала, Гизборн имел наименьшее отношение к литературе , а вот поди ж ты!

Как это.... Тук?! "Эльфийская принцесса"?!?! Очуметь! (с) Как же он дошел до жизни такой?
А про Гисборна, от которого можно было ожидать меньше всего - это неправильно. :) Нельзя недооценивать сэра. Тем более нашего. В общем, Туку - два минуса: за слэш и за недооценвание Гисборна.

milka написал(а):

Назир укоризненно посмотрел на него и покачал головой. Из всей команды только он один не одобрял пошлых рассказиков и "Друга слеэшера" принципиально не читал, предпочитая пустить на растопку свежий экземпляр до того, как остальные успеют прочесть. Целомудренный сарацин добровольно взял на себя заботу о моральном облике банды.

Я уважаю его все больше и больше!  :dinamo:

milka написал(а):

Считайте, это вам мой подарок к новому году - подвиг, спасение женщины из мрачных застенков.

Класс! Сэр Гай поздравляет вульфсхедов с НГ и дарит им подарок! :)

milka написал(а):

- Нельзя. - Скзал  Джон.  - Он на белой лошади сегодня. Это значит вместо белого флага.

Он .... пералмантур. Или нет... поролонмонтер! :) Белая лошадь вместо белого флага - это мне нравится! :)  good.gif

milka написал(а):

- Это для нас хорошо. - Заметил Мач, но его никто не слушал: все внимали сэру.

Так. Мач явно насмотрелся "Не бойся, я с тобой".... :)

milka написал(а):

- Влюбленный шериф это не шериф. И вам плохо, и мне не очень. Дженет должна быть освобождена и возвращена мужу.
Скарлет застонал. На него тоже не обратили внимания.

Пошляки они, вот кто! Ясное дело - Скарлет застонал! А они... мало того, что не обратили внимания на стоны товарища по оружию, так еще и сделали элементарную глупость! Как же можно такую Дженет, которая прям местный секс-гений, отдавать ее пуговицеделательному лоховатому Томасу? Это же разбазаривание народных талантов, вот! :)

milka написал(а):

Без Херна, как ни крути, не обойтись.

Урра! Херна все же ценят! :)

ДАЛЬШЕ! Прогрессивная общественность хочет продолжения!!!!  :dinamo:

0

28

Клаус Штертебеккер написал(а):

Опять сцена совращения?

Она самая!!!!! Как же без нее! Только я стесняюсь писать в подробностях!

Клаус Штертебеккер написал(а):

А слэшерассказчиков.... Я бы на месте сэра бросил все оперативно-разыскные силы на поиск сочинителей данного рассказа!

А он так и сделал, только он не всем об этом рассказывает! У него тайна вкладов, то есть, организации!  ;)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Как это.... Тук?! "Эльфийская принцесса"?!?! Очуметь! (с) Как же он дошел до жизни такой?

Ну и что? Всем можно, а Туку нельзя? У него тоже голос, он тоже хочет петь!

Клаус Штертебеккер написал(а):

Нельзя недооценивать сэра. Тем более нашего

Тук кажется внял. Сказал, что слэша про сэра больше не будет. Но нельзя наступать на горло песне! Если человек слэшер - это диагноз! Тем более, если он принцесса.  :D

Клаус Штертебеккер написал(а):

Как же можно такую Дженет, которая прям местный секс-гений, отдавать ее пуговицеделательному лоховатому Томасу

Это не они, это сэр. Они еще ничего не решили.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Урра! Херна все же ценят!

Аве Хернус!  :fans: Он им такого насоветует, что ой :)

0

29

:blush:

Глава девятая

- Не понял! - Робин сделал шаг вперед и обиженно посмотрел на Марион. - Мы решили, что я ...
- Милый! - Ласково перебила стрелка Марион. - Счастье мое самоварное! Подумай, и ты поймешь,
что без рогопапы ничего не получится.
Робин недовольно крякнул и оглядел присутствующих из-под насупленных бровей.
- Не понимаю я, чего здесь сложного? Идем в Ноттингем, вырубаем стражу, хватаем Дженет. Во

избежание сопротивления и дабы заглушить женскую болтовню, поим даму хмуриносом. Грузим в
экспресс-карету и отправляем к мужу!  - Робин самодовольно усмехнулся.
- Нет! Не годится. - Решительно заявил сэр Гай. - Во-первых, насилие над личностью. Ладно
бы, это сделал я, но вы?
- Сэр Гай защитник прав женщин. Это что-то новое. - Подал голос осмелевший Тук.
- Заткнись, принцесса! - Рявкнул сэр. - Я еще не кончил... это... не закончил! Шериф не
отступится так просто, он ее, Дженет, из-под земли достанет! Искать, как всегда, придется
мне, а я..  ну, в общем, я не желаю попадать под тлетворное влияние распутных чар. - И,
обернувшись к Милдред, улыбнулся. Милдред очаровательно порозовела.
   - А теперь слушай меня, норманнский ублюдок! Еще раз ты при мне скажешь кривое слово про
Дженет, - Уилл уже снова вцепился в поводья сэркиной кобылы, - Я, клянусь всеми хернами и их
рогами, оставлю от тебя  мокрое место!
Белая кобыла брезгливо фыркнула и дала задний ход. Всадник изрек фирменное "Ха!" и,

скривившись, сказал:
- Я тебя, животное, терплю только ради авторов. Не тронь дорогой повод! Руки, я сказал!
Уилл не желал проявлять понимание. Он шипел и фонтанировал ругательствами.
Робин успел принять решение. Чмокнув Марион в губы и ущипнув за попку, он откашлялся и
провозгласил:
- Уилл, оставь сэра. Мы идем к Херну. Так будет лучше. Леди Милдред, не могли бы вы
подождать здесь, пока мы вернемся? Может статься, нам понадобится в город, вот вместе и
пойдем.
- Леди со мной, разбойник! - Гизборн подался вперед.- Она моя, ясно!
Леди смущенно потупилась, а Робин, выставив вперед ладони, радостно воскликнул:
- Конечно, конечно! Никто не возражает. Все, пошли. Херн разберется, что делать. Мач
остается за старшего.
Разбойники ушли. Мач, невероятно гордый собой, стал расхаживать по лагерю, изображая
часового.
Гизборн решил, что настал удобный момент для устройства личной жизни.
Выскользнув из седла, он оказался рядом с леди Милдред.
В фантазиях, тревоживших иногда и его, грозный сэр был галантен и куртуазен до
невозможности. Он воображал свою встречу с Милдред на балах и приемах, на трибуне во время
турнира, в котором он, конечно же, одерживал блестящую победу. И всегда прекрасная леди
была благосклонна и приветлива. Всегда же встречи завершались самой активной фазой из 
возможных. При этом недоделок-Алан сидел в углу и тихо блеял.
Теперь же все было не так.
- Милдред! - Начал сэр и умолк. В горле запершило, будто туда накидали толченных шишек.
Откашлявшись, продолжил, - Милдред! Ээ.. Милдред, я тебя хочу! Ты мне дашь? - Выдавив из
себя это позорище, сэр приготовился к шквалу возмущения.
- О да! Конечно! Нехороший мальчик! Заставил меня так долго ждать! - Благовоспитанная леди с
разбегу набросилась  на сэра и впилась страстными губами в его не менее страстные. От такой
прыти Гизборн опешил и чуть было не опозорился, но гормоны соображали быстрее, чем он. Они и
взяли команду над ситуацией.
Целуясь, Милдред поспешно срывала с себя надоевшее платье, купленное Аланом по специальной
скидке. Под платьем обнаружилось черное кожаное  белье и маленький хлыстик, заправленный за
резинку трусиков. Прямо по центру маятником раскачивались наручники.
Сэр Гай, с неописуемым восторгом на лице, отступил на пол шага и залюбовался девушкой.
Милдред, облизав губы, расставила ноги, обнаружив  интересный покрой трусиков, сдвинула
брови и ,  изящно отцепив хлыстик, взмахнула им.
- Ты вел себя плохо! Я тебя накажу! - Грозно пообещала она.
- Да, да, да! Сделай это! Сделай! - Поспешно освобождаясь от доспехов и одежды, отвечал сэр.
Милдред вторично взмахнула хлыстиком:
- Быстрее! Ты заставляешь меня ждать!
- Накажи меня! - в порыве извращенческой страсти закричал Гизборн, падая на колени у ног
Милдред. - Как хорошо, что мы друг друга понимаем! Я всегда знал, что мы созданы друг для
друга!
- Молчать! - Рявкнула леди, обрушивая на его спину удары. Сэр блаженно орал и просил еще. У Милдред стало мокро там, где полагается быть трусикам.
- Say my name!  - Приказала она, нагибаясь над ним и приближая пылающее лицо к его лицу. -
Say my name!
- Милд.. ААААААААААА! - Удар хлыста по губам оборвал неудачную попытку. - You are fuking
beach!
- Yaaaa! - Запрокинув голову, возвестила Милдред, затем слизнула капли крови с его губ.  -  Yaaaa!
Несчастный Мач, громко икая, наблюдал за невиданным спектаклем.Дубину он выронил и стоял
посреди поляны, хлопая круглыми, как у сиротливого совенка, глазами.
Милдред тем временем пустила в ход наручники, с улыбкой поясняя возбужденному до самого не
могу Гизборну, их назначение.
Покончив с верхними конечностями, она навинтилась на  гордо устремленное к небесам сэрово
достоинство, выгнулась назад, впившись острыми ногтями в мужские бедра и приказала
"Вперед!"
Она выгибалась, стонала, царапалась и хлестала плеткой. Сэр орал, стонал и хрипел, порываясь
подняться и вцепиться зубами в манящий сосок бешенно скачущей перед его глазами груди.
Милдред хохотала, наклонялась вперед, щекоча сэру лицо и грудь длинными  волосами.
С ревом Гизборн сломал наручники, хватил  бешенную деву за талию и заставил сменить позу.
Теперь уже Милдред хрипела под ним, обещая обрушить на его голову все возможные наказания.
Он  рычал , кусая ее соски.
Милдред завопила, извиваясь. Она уже подошла к точки кипения,  и тело ее затряслось
от начавшегося оргазма. 
- Сэр Гай! - закричал очнувшийся Мач. - Что вы делаете? Леди Милдред! Она умирает! Встаньте
с нее немедленно! - и подобрав дубину, кинулся спасать женщину, как истинный робингудовец.
Последнее, что увидел Гизборн, перед тем, как потерять сознание от удара мачевой дубины,
были благодарные глаза Милдред,  бывшей жены менестреля.

+2

30

Эге! Что делается, ты смотри!  :O

0


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Раздел 18+ » Шерифы тоже плачут, или Превед, медвед!!!