SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Стеб да стеб кругом » Второе явление Алана Э Дейла


Второе явление Алана Э Дейла

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ВТОРОЕ ЯВЛЕНИЕ АЛАНА Э ДЕЙЛА

Уилл Скарлет точно не знал, кто или что сыграет роль последней  капли для его неглубокой чаши терпения. Мерзкий острый сучок, стремящийся одарить вторым пупком при малейшем движении тела на дубовой ветви? Адское количество вечно голодных лютых шервудских комаров, бешено атакующих его лицо и руки? Или Маленький Джон, с ехидной улыбочкой наблюдающий с соседней ветки за его напрасными попытками отбиться от надоедливых тварей, сотворённых самим сатаной на людскую погибель?
Уилл размазал по щеке очередного кровососа и посмотрел вниз. Нет. Горластый Алан Э Дейл, вот кто больше всех, с упорством, достойным лучшего применения, безжалостно рвал на клочки его хилое смирение. И только любимое махровое упрямство и весьма убедительная просьба Марион помогали пока разбойнику держаться вне поля зрения незваного крикуна. Однако ж понимал – сколь верёвочка не вейся, а конец будет, ибо так долго выслушивать столь пронзительные вопли  не смог бы  и самый кроткий ангел Господень, а уж такой славный малый, как Уилл Скарлет и подавно, провалиться ему на месте!
- Робин! Робин! – после краткой передышки вновь начал взывать  Алан, и Скарлет, вздохнув и поёжившись ( чёртов сучок! ), стиснул зубы.
Несмотря на тщедушное телосложение,  глотка у менестреля явно была лужёная, орал он с выражением и чувством глубокой тоски и печали. Изредка делал перерыв, бродил по полянке, пощипывая перезрелую лесную малину, и с прежним усердием начинал по-новому звать атамана шервудских разбойников.
И не охрипнет же, зараза, никак! Уилл покосился на друга. Хорошо ему, лохматому, в медвежьей шкуре, да и борода опять же не зря дыбором торчит. Полезная всё-таки штука, надо себе отпустить, а то с такой покусанной рожей только по местным красоткам шляться.
Маленький Джон перехватил взгляд друга, подмигнул и стал тыкать пальцем вниз, мол, спускайся к парню. Скарлет ухмыльнулся и замотал головой. Проигрывать Малютке в размере терпения и спускаться первым к менестрелю, дабы выяснить причину его появления в Шервуде, ему совершенно не улыбалось. К тому же зовут-то не его, а Робин Гуда. А то, что Робин сейчас далеко, отдыхает и будить не велено под страхом позорной смерти от удара сковородкой, так то проблема Алана Э Дейла, а не его, Уилла Скарлета.
Джон нахмурился. Лежать на узловатой ветке страшно надоело, всё тело затекло, а в потрохах в который раз уныло заурчало, напоминая о существовании в этом бренном мире столь замечательной вещи, как наваристая похлёбка с жирной олениной.  Пора было принимать меры, пока он мхом к чёртовой матери не порос.
Алан в очередной раз взвыл : « Робин!», Джон буркнул: «Надоело», -  и спихнул Скарлета на грешную землю. Мгновение спустя малина с хрустом приняла  в свои колючие объятья ошеломлённого стрелка. Менестрель, поперхнувшись очередным воплем, шлепнулся на задницу и вытаращил глаза на выползающего  с матюками из зарослей мужика.
- Здорово, парень, чтоб тебя, - прохрипел Уилл, застонал и встал-таки на ноги. Качнулся, вздохнул и посмотрел на дуб.
- Клянусь Богом, Малютка, я тебе всю бороду повыдираю за такие шутки!
- Если допрыгнешь, коротышка! – донеслось с дерева и Маленький Джон с криком: « Поберегись!» сверзился с ветки на поляну.
Алан икнул, вскочил и сделал жалкую попытку дать дёру, но Джон хмыкнул, мысленно отвергая напрочь предложение о догонялках, и, просто протянув руку, цепко поймал его за шиворот и отбросил к напарнику.
- Куда это ты, чёртов петух, собрался? – прищурился зло Уилл. – Полдня вопил, как резаный, а теперь прочь, когда помощь пришла?
- Ты не Робин Гуд! – возмущённо пискнул Алан, тщетно трепыхаясь в железной хватке разбойника.
-  К лету полинял, - огрызнулся Уилл и встряхнул крикуна. – Что надо? Чего на весь лес разорался? Опять женишься? Или теперь с разводом помочь?
- Нет! – воскликнул Алан, зашипел: - Да отпусти меня, придурок, я всё расскажу, но сначала к Робину.
- Я – кто?! – взревел Скарлет, благополучно пропустив остальные слова мимо ушей. Менестреля спас Джон, быстренько отодрав его от взъерошенного разбойника и загородив своим могучим телом.
- Остынь, бродяга, - загудел Малютка, легко отбивая руки Скарлета. – Хватит малого пугать, он свой парень. Помнишь, его девчонка нам своё ожерелье отдала? Да хорош скакать, говорю! Пошли уже в лагерь, разберёмся, что за беда такая случилась, из-за которой он так глотку драл.
Скарлет оставил попытки дотянуться до обидчика, кивнул, соглашаясь:
- Хорошо. Только ты ведёшь его в лагерь и объясняешься с Марион тоже ты. Моё дело сторона. От сковородки синяков у меня ещё не было, и заводить я их не собираюсь.
- Да ладно, - небрежно отмахнулся Маленький Джон и первым зашагал в глубь Шервуда.

***
Робин смотрел на Марион. Марион смотрела на Робина. Никто не мешал их молчаливому разговору. Незамысловатые звонкие трели зябликов украшали эту идиллию, и стрелок молил про себя Хёрна продлить эти волшебные мгновения как можно дольше.
Марион улыбнулась, и Робин не выдержал, первым нарушил затянувшееся молчание:
- Ты говорила, у тебя целебные травы закончились?
- Да, а что?
- Просто, если хочешь, могу проводить до озера. Травы, цветы, бабочки, - перечислил Робин, легко и нежно целуя пальцы любимой. – Всё, что пожелаешь, Марион.
- А цветы красивые?
- Очень, но ты краше.
- И много их там?
« Да коров на пять точно хватит!» - чуть не ляпнул парень, но успел прикусить язык. Чёрт, как там в сказке, которую Тук на днях рассказывал? А, вот!
- Больше, чем звёзд на небе, видимо-невидимо.
- Значит, на веночек хватит?
- И на венок, и на зелье, на что угодно, Марион! – Робин вскочил на ноги, протянул руку. - Пошли быстрей, пока их олени не сож…  не съели.
Девушка проворно поднялась с пенька, поправила юбку.
- Я люблю плести венки, а ты?
- Обожаю! – выдохнул стрелок. – Хоть с утра до утра и только с тобой! Будем плести, пока тебе не надоест.
- Не надоест, Робин. Никогда, - пообещала Марион и скомандовала:
- Вперёд!
Одно ласковое объятье, два нежных поцелуя и три торопливых шага. На этом прогулка к травам и цветам на берегу укромного лесного озера закончилась.
- Робин!!!
Прокатившийся над покинутым было лагерем зычный глас Маленького Джона остановил их не хуже внезапно рухнувшего дуба.
Цветочки, веночки и улыбка Марион увяли одновременно. Робин зажмурился. Нет, нет, нет, нет… Великий Хёрн, ну почему именно сейчас?! Он, как учил Тук Скарлета, медленно посчитал про себя до пяти, открыл глаза и так же медленно повернулся к явившимся в самый ненужный момент разбойникам. Тощего парня в бедном, но чистом и опрятном наряде, он в первый миг не узнал, а кислая и скучная физиономия Уилла не обрадовала совсем.
- А вот и Робин, - констатировал факт наличия перед ними атамана довольный Джон и подтолкнул сияющего улыбкой от уха до уха гостя поближе к стрелку.
- Привет, Алан, - первой поздоровалась Марион, отпустила руку мужа и подошла к менестрелю. – Каким ветром занесло тебя снова в Шервуд? Что-то случилось?
- Ага, разводится, - брякнул Скарлет и направился к тлеющему очагу.
- Да нет же! – взвился Алан. – Не развожусь! У нас с Милдред всё прекрасно. Просто, просто… Робин, хорошо, что я тебя нашёл, ты нужен позарез. Понимаешь, тут такое дело, прямо и не знаю как сказать…
- Скажи быстро, - посоветовал от души Малютка. – А то трескать охота, мочи нет.
Он сел рядом с Уиллом и стал шумно принюхиваться к заманчивому запаху из котелка над углями.
Робин вздохнул. Алан Э Дейл, прах его побери! Благодаря которому шериф дважды оставил их в дураках, чуть не изжалили пчёлы, а ещё та жуткая потасовка с Гисборном (в грязи!!! ), которая в итоге принесла ему не славу победителя доблестного рыцаря, а, во-первых, дружный ржач товарищей  ( хоть Марион не смеялась…), во-вторых, ядрёную вонь гнилой тины (три дня отмывался!) и главный приз того дурацкого дня - полный сундук  никчемных тряпок! И что ему теперь прикажете думать при виде «любимого» родственника барона де Брасси?
- Джон, отвали от котелка. Дождёмся остальных, они в Уикхем за элем пошли, скоро должны вернуться, - Робин перевёл взгляд на гостя. – Привет, Алан. Тебе деньги нужны? Да?
Парень, слегка опешив от заданного в лоб вопроса, замер, потом замотал головой:
- Н…нет. Спасибо, я работаю и …
- Дровосеком? – решил уточнить Скарлет с невозмутимым видом. Малютка хрюкнул.
- Я менестрель, сочиняю и пою баллады при дворе шотландского короля. На жизнь, слава Иисусу, хватает.
Робин жестом пригласил гостя к очагу, сам устроился рядом с Марион, которая, помешав густую похлёбку, предложила:
- Алан, может, споёшь нам что-нибудь, пока остальных ждём?
Менестрель скромно потупился и бережно достал из потрёпанной котомки небольшую лютню.
- С вашего позволения, прекрасная леди, я спою свою любимую балладу.
Он провел по струнам старенького инструмента и негромко запел:

Бродил по лесу Робин Гуд,
Присел в густую тень
И незнакомца увидал,
Прекрасного, как день. (1)
                                                 
- Эй! – донёсся вдруг из-за кустов голос Тука. – Подождите нас, а то без эля останетесь!
Он, Мач и Назир, каждый с небольшим бочонком в руках, обогнули колючий терновник и зашли в лагерь.
Заманчивый плеск желанного напитка живо вернул Скарлету радость бытия. Немедленно отобрав у Мача бочонок ( пока этот малахольный не уронил!), он тут же его откупорил. Малютка отправился за плошками и кубками, а Тук и Назир сгрузили свою бочкотару рядом с очагом.
- Здорово, Алан! – сказал монах. – За разводом пришёл? Для тебя бесплатно сделаю.
- Да вы сговорились что ли все?! – взвыл менестрель. – Отлично всё у нас с Милдред, отлично! Не надо нас разводить – ни платно, ни бесплатно!
- Ну не надо, так не надо, - пожал Тук плечами и хлопнул возмущенного парня по плечу. – Я понял - ты пришел нас навестить, песен попеть, заработать пару шиллингов. Балладу про отшельника из Копменхерста знаешь? Споёшь?
- Есть хочу, - негромко буркнул Маленький Джон, сверля тоскливым взглядом закопченный бок котелка. В данный момент горячая варёная оленина с чесночком прельщала его гораздо больше всех песен и баллад весёлой Англии вместе взятых.
- Да, - кивнул Робин, - сначала еда, потом песни. Налетай, ребята!

***
Выслушав любимую балладу Алана под немудрёным названием « Робин Гуд и Алан Э Дейл», все, кроме насупившегося Скарлета, дружно захлопали.
- Уилл, тебе не понравилось? – заметила Марион.
- Понравилось.
- Почему тогда не хлопал? Поблагодари Алана, он ведь старался, сочинял, пел.
- Успею ещё в ладони побить, песня же не допета.
В резко наступившей тишине раздался смешок Джона. 
Менестрель поёжился под недобрым прищуром хмурого стрелка и очень осторожно сказал:
- Уилл, это всё.
- Нет, не всё, - упрямо возразил тот. – Ты про меня ещё не спел. А я в часовне был.
Алан захлопал ресницами, обвёл беспомощным взглядом разбойников, соображая с ответом, но тут в их разговор решил влезть Мач.
- И про меня ничего, и про Марион,  - начал он старательно отгибать пальцы, - Назира нет, Тука не было, Гисборна…
- Не горюй, парень! – хлопнул его Скарлет по плечу. – Сейчас наш соловей промочит горлышко и всё допоёт. Но сначала ответит на один вопрос.
- Какой? – уныло вопросил менестрель, предчувствуя всеми фибрами души какую-нибудь дурацкую придирку к его замечательной во всех отношениях балладе. Ему жутко не нравился ни тон Уилла, ни его кривая едкая ухмылочка, да и весь разбойник целиком.
- Как там у тебя? – Скарлет возвёл глаза к облакам, поскрёб щетину на подбородке. - Э –э….густая, что ли тень…Ага, вот: « И незнакомца увидал,  прекрасного, как день.» Это про кого вообще?
Алан замер испуганным оленем под внимательными взглядами присутствующих, но собрался с духом, открыл было рот, однако возмущённый до глубины души такой недогадливостью Мач успел ответить первым:
- Про Робина, конечно! Что тут непонятного, Уилл?! Он же самый красивый!
Маленький Джон коротко хохотнул и двинул атамана в бок. Робин чуть не выронил плошку, и добрая часть варева расплескалась куда ни попадя. Чёрт его дёрнул за добавкой именно сейчас! Он глянул на свежеобретённое пятно  в совершенно неподобающем месте на любимых ( и единственных! ) штанах и начал медленно, но верно наливаться румянцем.
Квелое настроение Скарлета встрепенулось и  потихонечку закарабкалось вверх.
- Это про меня, - пискнул непонятый автор, стремительно догоняя и обгоняя вожака разбойников в процессе покраснения.
Малютка радостно взвыл и, схватившись за живот, повалился с бревна на землю.
- А про меня когда будет? Такого же красивого? – ехидно и вкрадчиво поинтересовался Уилл, и Робин понял, что пора принимать меры.
- Он потом придумает. Про всех кого нечаянно забыл, - спокойно и уверенно сказал он. – А сейчас Алан расскажет нам о своей беде. Если сможем, то поможем. Джон, хватит!
Малютка убавил звук, но вставать не спешил, надеясь, что веселью ещё не конец. И менестрель не подкачал. Вздохнув и покосившись на недовольного Уилла, он выдохнул:
- У меня репертуар маленький.
- Часто в детстве болел? – решил посочувствовать неугомонный Скарлет. – Слышь, как мужик понимаю, и мой тебе совет…
Смех Маленького Джона перешёл в стоны.
- Уилл!!! – рявкнули одновременно Робин, Марион и Тук.
- Что?!
- Дров нет, вот что, - заявил атаман. – Принеси, пожалуйста. Иди, Уилл.
Разбойник медленно поднялся, поиграл желваками на скулах, но промолчал и с видом глубоко оскорблённого достоинства удалился с топотом и треском через кусты лещины за пределы лагерной поляны.
- По-людски говорить надо, а не по-лягушачьи! – донёсся вскоре вопль до стрелков, и наступила относительная тишина.
- Что с ним? – спросил Назир.
- С дуба немножко упал, - с удовольствием пояснил насмеявшийся, наконец, Маленький Джон. Утерев слёзы и громко хмыкнув в последний раз, он вновь устроился  на бревне и с широкой дружелюбной улыбкой обратился к грустному и пунцовому служителю муз:
-  Слышь, у меня одна знакомая бабка есть, травница, так она запросто...
- Господи, Джон, и ты туда же! – возмутилась Марион. – Репертуар это количество песен, которые исполняет певец. Сколько их у тебя, Алан?
- Две. Которую спел и про любовь - норманнская народная, - ответил он, замялся, но продолжил:
– Знаю, правда, ещё несколько, только они… э – э … непристойные. При Дворе не споёшь.
- Ух, ты! Ты и матерные знаешь?– обрадовался Маленький Джон. – А какие? Я страсть как обожаю про...
- Джон, - негромко сказал Робин, и Малютка, сразу сообразив, кто следующий отправится за хворостом, захлопнул рот.
Певец шмыгнул носом, вздохнул и продолжил:
- Мне старые барды шотландского Двора не разрешают петь их баллады. Не, Робин, я конечно понимаю – почётные, заслуженные, неоднократные победители всего и вся. Ну, нельзя же быть такими жадными! Господь завещал делиться, а они…
Алан махнул рукой.
- Ругаются, деньги требуют, даже королеве жалуются. Кричат, насочиняй, мол, своих и пой сколько влезет. А с этим делом у меня сейчас туго. В том и беда.
- Так деньги тебе всё-таки нужны, - сделал для себя вывод Робин и обрадовался. Проблема вполне решаема, отсыпать парню горсти две серебра и быстренько проводить из Шервуда подобру-поздорову.
-  Новых чудесных приключений жажду я, Робин. И потому решил, подобно странствующему рыцарю, отправиться в далёкий и опасный путь. Сюда, в весёлый Шервуд – обитель и приют храбрых изгнанников, дабы обрести вдохновение и создать баллады достойные этих благородных людей, и воспеть в веках их славные дела и подвиги. Э-э, так я поживу с вами здесь в зелёном лесу до Михайлова дня?
- Нет! – категорически отверг неожиданное предложение вернувшийся Скарлет. – Двух трубадуров мы не потянем.
Он, не отказав себе в удовольствии, шмякнул как следует об землю рядом с Аланом первой найденной корягой и продолжил:
- Мало нам дудки, ещё лютня с утра до ночи над ухом бренчать будет.
- Ты испортил мою дудочку! Сел нарочно и сломал! – тут же вспыхнул Мач, вспомнив о бесславной кончине своей любимой игрушки.
- Не нарочно.
- Нарочно!
- Не нарочно!
- Нарочно!! Робин!
- За хворостом оба, Уилл – налево, Мач – направо, - немедленно отозвался атаман и одарил гостя тяжёлым взглядом.
Этот незваный источник проблем и неприятностей серьёзно собирается путаться у них под ногами несколько месяцев? Великий Хёрн, за что?! Нет, Скарлет прав, зачем им такая обуза, хоть с лютней, хоть без лютни? Так, 5 горстей серебра, и пусть Джон проводит его до этого самого шотландского двора и сдаст лично на руки Милдред. Заодно по дороге своих непотребных песен напоётся и наслушается.
Робин покосился на двух сусликов-переростков, замерших неподалёку в ожидании его вердикта. Да, завтра с утречка и отправить, иначе, видит Хёрн, его славные парни вместо грабежа будут постоянно заняты сбором сушняка.
- Почему бы и нет. Да, Робин? – мягко улыбнулась Марион. – Алан, ты сочинишь для меня песню о цветах? Я щедро заплачу.
- Песню про розу, - уточнил мгновенно передумавший муж. – И платить буду я. За неделю управишься?
- Всё что угодно для прекрасной леди! – воскликнул воспрявший духом менестрель и тут же по горячим следам решил закрепить успех.
- Я про всех сочиню! И бесплатно! Э-э, 3 недели, Робин?
- Чёрт с тобой, месяц. Но из лагеря ни ногой! О приключениях тебе парни сами расскажут.
- Благослави тебя Бог, о благородный разбой…
- Хватит, Алан. Помолчи уже, а? Завтра продолжишь свои трубадурские штучки. Уилл, Мач, а где хворост?

***

Через пару дней опрос шервудского населения принес в творческую копилку Алана следующие истории:
♫ ♫ ♫
- Леди Марион, как вы познакомились с Робином?
- Он вломился в мою спальню.
- Святые угодники!
- Грязный, взъерошенный, весь в поту…
- Э-э…
- Загнанный, несчастный оборванец. "Ты похожа на майское утро", - сказал он. Потом выпрыгнул в окно и удрал в лес.
- Боже, как романтично! Леди, и вы не испугались?
- Не успела. Всё случилось так неожиданно. И там где-то поблизости рыцарь Гай Гисборн бегал. Кажется, тоже стучал в мою дверь, но я выбрала браконьера.
- Благодарю вас, миледи.
♫ ♫ ♫
- Уилл, а ты где Робина встретил?
- В тюряге, где же ещё? В подвале для особо опасных. Он 15 лесников застрелил.
- К..как?!
- Из лука, дубина. И что таращимся? Не веришь, спроси у Мача, это он мне рассказал.
- Понятно… А ты там…за что был?
- Трёх норманнских собак в ад отправил. В награду за такой подвиг сразу перекладину с петлёй присудили. Да, Алан, пять жмуриков не шутка.
- Пять?!
- Ну да, как будто я считать не умею. А судья, мерзавец, сказал, я десять порешил.
- Спасибо, Уилл, я …это…пойду уже наверно.
- Валяй, парень. Слышь, а пятнадцать больше, чем десять?
- Да, а что?
- Зачёркивай и пиши пятнадцать. Написал? Покажи!... Молодец, наш парень! Всё, свободен, как сопля в полёте.
♫ ♫ ♫
- Малютка, а как ты познакомился с Робин Гудом?
- Да просто. Взял и познакомился.
- Нет, расскажи всё-таки.
- Отстань, Алан, нечего там рассказывать.
- Ну, пожааалуйста.
- Дал дубиной по башке с размаху и в речку скинул.
- Господи…
- Да я ж обкуренный был весь!
- Джон…
- Угу. Нехорошо вышло. Но Робин не обиделся, он славный парень.
- Спасибо, Малютка.
- Угу. Погоди, Алан. Давай я тебя одной песенке научу. Страсть какая непристойная! Тебе понравится.
♫ ♫ ♫
-… а они ка-ак заорут! Я прям оглох! А он ка-ак прыгнет! И тут эти, раз из-за угла! Ты-дых, ты-дых и всех режут. А мы такие ка-ак…
- Мач! Стоп! Я запутался. Кто эти? Кто он?
- Да Робин же! И черти с крыльями на лошадях. Ты дальше слушай, ещё не всё!
- Иисус милосердный.
- Короче, мы опять победили, и Робин такой дракону говорит: « Отдавай принцессу, чудище поганое, а то глаза повышибаю!».  А он такой ка-ак…
- Не слушай его, Алан, это он уже мою сказку пересказывает.
- Тук! Ты иди…куда шёл, не мешай нам! Алан, а ты куда? Я же не до конца рассказал. Эй! Да мы правда с чертями дрались, кого хошь спроси! Ладно, я потом дорасскажу!
♫ ♫ ♫
- Оставь Альбион в покое, Алан. Пальцы себе отрежешь, чем бренчать на лютне будешь?
- Робин, говорят, ты с Гисборном дрался?
- Ну, было дело.
- И кто победил? Ой! То есть, а почему ты его не убил?
- Ты прям как Скарлет.
- Надо было убить, лицо изуродовать, голову отрубить и на палку насадить!
- Алан, ты  больной?! Ты чего такой кровожадный?!
- Нет, Робин, ты не понимаешь! Просто так полагается. Все герои в сказаниях с побеждёнными так делают. Для устрашения остальных врагов.
- А я не как все, Алан. И мой враг, шериф, не испугается, а просто найдёт другого рыцаря. И мне что – всю жизнь за этими рыцарями гонятся, бошки рубить и на палки насаживать?! Не хочу и не буду. Меня Гай-лесник вполне устраивает.
- Ну, а вдруг?
- Алан, ты про розу сочинил?
- Не до конца…
- Тогда я пошёл, не буду мешать.
♫ ♫ ♫
- Назир, как ты с Робин Гудом познакомился?
- Де Беллем приказал его убить.
- И?...
- Я не стал его убивать. Он не стал меня убивать. Робин - воин.
- Спасибо, Назир, было очень интересно.
♫ ♫ ♫
- Тук, а почему ты остался в Шервуде?
- Я забочусь о чистоте.
- Как это?
- Уговариваю эти заблудшие души молиться и мыться.
- Мыться? Я правильно расслышал?
- Понятно, сосед. Пошли!
- Куда?
- На речку. Иначе не расскажу, как после одной чудесной молитвы Господь послал нашему Робину  полный кошель золота. Закрой рот, парень, это правда, и два монаха тому свидетели.
- До речки далеко?

***
      Спустя две недели менестрель шотландского королевского двора Алан Э Дейл в глубоком унынии и в бессильной злобе нарезал круги вокруг опустевшей стоянки разбойников. Злился он исключительно на себя. На свою беспредельную доброту, бесхребетность и безотказность. Осыпал себя ругательствами на трёх языках за то, что смалодушничал и поддался коварному змею-искусителю в лице Уилла Скарлета. Соблазнился лёгким заработком и теперь приходиться расплачиваться за свою глупость и алчность.
    Алан остановился и вздохнул. А как замечательно началось его житьё-бытьё в Шервуде! Уже через день после опроса он сочинил и исполнил перед лесной публикой балладу о первой встрече Робин Гуда с Маленьким Джоном. И это был грандиозный успех! Еле пережил. Счастливый и довольный до невозможности Малютка чуть плечо ему не сломал от восторга своими одобряющими хлопками. А потом, преисполненный чувства огромной благодарности, смотался к своей бабке-травнице и на славу ознакомил-таки сочинителя с её пахучей и забористой продукцией.
Спасла менестреля Марион. Именно её авторский черёмуховый антидот вырвал его из костлявых рук Смерти и вернул в этот несовершенный мир. Рассердившийся не на шутку Робин наорал на Джона и отправил в ссылку в Уикхем со строгим наказом не возвращаться, покуда не обеспечит всех вдов деревни дровами на зиму. Виновато вздыхающий великан попросил у лежащего пластом и зеленоватого на вид Алана прощения, отдал ему в полное распоряжение свой шалаш и удалился на лесозаготовки.
    Но больше всех, как оказалось, был впечатлён талантом гостя Скарлет. Разбойник был просто потрясён, как быстро и почти на его глазах родилась такая замечательная песня. И, дав певцу ещё один день на окончательное оклемание, подкатил к Алану с очень выгодным на его взгляд предложением. А почему бы нашему славному менестрелю не сочинить для одного его родственника песенку? Небольшую, но весёлую. И желательно с дракой. С Робин Гудом. Ну, типа как про Джона. А свояк, между прочим, не за «спасибо» просит, а за шиллинг. А шиллинги, заметь парень, на дороге не валяются. Так как?
    О, Алан, к его чести, не сразу поддался искушению. Потирая ноющее до сих пор левое плечо, он резонно заметил, что не просто так сейчас тут восседает и пенёк греет, а работает в поте лица над заказом Марион и Робина. Уилл насупился и предъявил явно припасённый заранее козырь:
- Так, мы тебе жену подогнали, а тебе лень стишок состряпать для хорошего человека?
Покрасневший Алан тут же кивнул, Скарлет улыбнулся, сунул ему в руку монеты и исчез за кустами, сообщив напоследок, что Артур по жизни скорняк.
    К удивлению самого менестреля, баллада про кожевника сочинилась очень быстро, буквально за вечер, и он с лёгкой душой вручил   Уиллу перед сном кусок пергамента с текстом. Скарлет хмыкнул, исподтишка оглянулся на остальных разбойников и втихаря покинул лагерь.
Наивный Алан просто не знал с кем связался. На следующее утро, выползая из шалаша, он обнаружил у входа поджидающего его Уилла, который, не мешкая, тут же вручил ему чистый пергамент, деньги и, широко улыбнувшись, объявил следующий заказ:
- Давай про шотландца. Мы воевали бок о бок. Вот такой мужик!
    И началось! Родня, сослуживцы, собутыльники, друзья детства и просто отличные парни стараниями Скарлета пошли косяком.  Робин даже и не догадывался, что его шайка чуть ли не ежедневно прирастает представителями разных ремёсел и сословий, которые колошматят его почем зря перед вступлением в славные ряды вольных стрелков.
Алан себе только диву давался и строчил почти одинаковые песенки одну за другой, да ещё умудрялся сочинять по паре-другой куплетов о розе. Но понимал, что так не может продолжаться бесконечно и добром всё это не закончится. Каждый вечер, пересчитывая гонорары, менестрель клялся себе, что это была последняя «левая» баллада и завтра он, видит Бог, займется вплотную прославлением приключений и подвигов настоящих разбойников Робин Гуда. Но очередной утренний шиллинг сводил на нет все его попытки вырваться из порочного круга.
   И вот, сегодня, наступил день, когда его вконец загнанная муза плюнула на своего обнаглевшего сочинителя и исчезла в неизвестном направлении.  Но догадался об этом менестрель не сразу. Утром, как обычно, он проводил внезаконников на поиски приключений, достал лютню и приготовил чистый пергамент для записи новой баллады. Заказ был про встречу Робин Гуда с лудильщиком. Славный медник встретил легендарного разбойника, само собой они подрались и т.д. и т.п. Не предвидя для себя никаких трудностей, Алан для затравки сбацал три раза подряд в ускоренном темпе норманнскую народную и прислушался к внутреннему голосу. Тишина. Ещё не подозревая о плохом, он пару минут посозерцал порхание парочки крапивниц над цветущим лиловым цветом чертополохом. К сожалению, милые эфемерные создания ни коим образом не могли помочь созданию достоверного образа бравого медника, и менестрель, оторвав взгляд от бабочек, приказал себе не отвлекаться на царящую вокруг красоту и сосредоточиться на выполнении заказа. Но шло время, а не нужные слова, вдохновения не было и близко, и Алан  понял, что его муза явно не с ним, а неизвестно где кружит хороводы с шервудскими феями.
   Чуть поразмыслив, он решился на радикальную меру и осторожно постучал головой по стволу ближайшего дубка. Тщетно, муза не сжалилась и не вернулась, и вместо благозвучных строк в голове между ушами по-прежнему гулял сквозняк. В отчаянии пощипывая одну из струн, он решил себя подбодрить :
- Давай, Алан, ты же умеешь! Ну!
Увы, не помогло и это. И окончательно убедившись, что в ближайшие минуты озарение ему не грозит, парень махнул рукой и решил  пока просто начать с отработанных строк, а там как дело пойдёт. Глядишь, всё и наладится. Поколебавшись пару мгновений между двумя зачинами, он выбрал не самый избитый, потому что «Эй, подходите, господа, послушайте рассказ!» надоел хуже брюквы. Алан плюнул на поганку, ударил по струнам и затянул:
- Летом листья зеленей,
Даун, даун, даун!
Поют птицы веселей,
Эй, даун, даун, даун!

Так, хорошо. Начало есть. Теперь, придерживаясь привычной схемы, надо отправить предводителя шервудских разбойников на прогулку. Легко!

- Робин Гуд идёт гулять,
Даун, даун, даун!
Приключений поискать,
Эй, даун, даун, даун!

Отлично! Главное не останавливаться. Правильный и привычный разгон помог рождению следующих четверостиший, и менестрель поспешил их озвучить, пока не забыл:

- К Ноттингему подошёл,
Медника заметив,
К незнакомцу поспешил,
Весел и приветлив.
« Ты откуда, здоровяк,
И куда шагаешь?
Хочешь, новость расскажу,
Ты её не знаешь.» (2)

Алан улыбнулся, осторожно положил лютню на пень и быстренько записал свежесочинённое на пергамент. Полюбовался ровными строчками, снова взял инструмент и застыл в ожидании.
Минуты утекали в безвозвратное прошлое одна за другой, а в голове копошились только ругательства вперемешку с «даун, даун, даун». Необходимые же слова упорно не желали идти на ум, и следующие полчаса напряжённого и усиленного поиска ничего, кроме головной боли, не дали. Алан окончательно выдохся и, бросив тоскливый и замученный взгляд на пустые шалаши, решил до возвращения стрелков прогуляться до водопада и обратно, дабы проветрить гудящую голову. Он прислушался к лесным звукам. Было тихо и спокойно. Шервуд жил своей повседневной жизнью, и менестрель не спеша двинулся к реке.
    Вспомнив по дороге ещё об одной уловке для приманивания вдохновения, он остановился и громко, с чувством и выражением, продекламировал начало злополучной баллады. Шиш. Всё было напрасно, застрял он накрепко и не мог сдвинуться ни шаг.
- Даун, даун, даун!!! – отчаянно взвыл менестрель, и кто-то громко фыркнул у него за спиной.
Алан резко обернулся и замер, разом потеряв всякую способность к шевелению хоть чем-нибудь. 6 всадников, невесть как оказавшиеся у него за плечами, разглядывали его молча и пристально.

Отредактировано наталья (2016-02-13 18:33:05)

+5

2

ЧАСТЬ 2.

Гай Гисборн с отвращением смотрел на стоящего перед ним испуганного человека и на чём свет стоит клял про себя старуху, которая наобещала ему сегодня утром прибыль и удачу.
Явно полоумная бабка прицепилась около казармы, что-то там лопотала о милосердии, благородстве и щедрости и угомонилась только после  обретения фартинга. Молодой рыцарь аккуратно обошёл нищенку и направился к конюшне.
- Добыча! – вдруг заорала попрошайка вслед. – Славная добыча и награда ждёт вас сегодня, милорд! Господь не оставит вас в своей милости!
Гай, споткнувшийся от внезапного вопля на ровном месте, остановился и посмотрел по сторонам. Ещё не хватало, чтобы на это карканье сбежались все нищеброды Ноттингема. Он не чёртов Локсли горстями деньги раздавать всякой голытьбе. Они на него не с неба сыпятся, а выжимаются из шерифа после многочисленных и очень толстых намёков. Необходимо срочно навести порядок в отдельно взятом дворе и вернуться к исполнению служебных обязанностей.
Гисборн повернулся и, игнорируя протянутую вновь к нему грязную ладонь, спокойно и строго сказал:
- Ступай, женщина, с Богом. Здесь нельзя шуметь.
- Верьте мне, сэр, и удача будет на вашей стороне, - провозгласила напоследок старушенция, поклонилась и, крепко зажав монету в кулаке, заковыляла, наконец, в сторону ближайшей таверны.
Гай не поверил ей ни на йоту, но в рутинное патрулирование Шервуда отправился в чуть приподнятом настроении.
Поиск разбойников, браконьеров и прочих нарушителей порядка и безопасности на Северном торговом пути проходил , как и во многие предыдущие дни, в штатном режиме. Немногочисленные встреченные путники кланялись благородному рыцарю и клялись, что нигде ничего противозаконного не видели и не слышали. Вилланы с полным отсутствием трудового энтузиазма и воодушевления выдёргивали сорняки на обширных капустных грядках господина де Рено, и Гисборна в который раз передёрнуло от этой картины. Прошлогоднюю публичную выволочку за галопирование через чечевичное поле он запомнил на всю жизнь и зарёкся срезать путь по угодьям шерифа. Гай до сих пор пытался вычислить заложившего его мерзавца, но результатов пока не было.
Жаркое летнее солнце перевалило за полдень, аромат цветущего по обочинами кипрея становился всё заметней, чуть освежающий ветерок совсем стих, и воздух застыл тяжёлой духотой.  Всё указывало на скорую грозу, и Гай решил проверить Уикхем и отправиться в обратный путь, чтобы успеть вернуться в город до непогоды.
Невнятные крики с упоминанием клички главного внезаконца Ноттингемшира донеслись из лесной чащи до ушей Гисборна и его солдат, когда поворот на Уикхем уже был в прямой видимости. Где-то совсем рядом, средь бела дня, творилось беззаконие и непотребство.
Рыцарь развернул коня и ринулся на помощь к обижаемым, разморенное состояние было мгновенно смыто азартом и яростью. Проклятые разбойники обнаглели беспредельно и грабят несчастных путников чуть ли не под носом у патруля. Смиренные служители церкви лишаются своих сборов, честные торговцы расстаются с дорогим товаром, и чья-то юная и прекрасная дочь, рыдая и заламывая руки, умоляет о пощаде.
Не желая спугнуть злодеев раньше времени и тем самым дать им возможность избежать правосудия, Гисборн подал знак сбавить скорость, и всадники почти бесшумно приблизились к месту преступления. Рыцарь, обнажив меч и приготовившись к бою, направил своего жеребца в обход зарослей орешника, миновал сухую поваленную берёзу, продвинулся ещё немного вперёд и оказался на лесной прогалине. И не было там ни плачущей златокудрой девы, ни стенающих над разорёнными тюками купцов, ни бесчинствующих подлых грабителей с луками наперевес. Лишь какой-то худой парень с лютней в руках стоял спиной к прибывшим спасателям и дурным голосом орал: « Даун, даун, даун!!!»
Когда злостный нарушитель тишины обернулся, Гая постигло жестокое разочарование. Черт, это был даже не шервудский простачок Мач, сменивший дудку на лютню да заодно и причёску. И что, дьявол забери ту старую ведьму, этот убогий и с репьями на штанах смерд и есть его славная добыча?!
Незнакомец покачнулся и громко икнул. «Господи, он ещё и пьяный!» - брезгливо поморщился Гай и приступил к предварительному допросу.
- Кто ты? И что делаешь в королевском лесу?
Алан, не веря своим ушам ( не узнал! ), бухнулся на колени и, чуть не захлёбываясь словами, затараторил на одной ноте:
- Слава пречистой Деве Марии, которая услышала мои молитвы и послала благородного рыцаря и его храбрых воинов на спасение моей несчастной души. Господь не оставит вас, милорд, и …
- Молчать, - приказал Гисборн.- Отвечай на мои вопросы коротко и ясно. Ты кто? Разбойник?
Алан встал, быстренько отряхнул штаны и, приосанившись, с достоинством ответил:
- Имя моё Алан из Долины, и я бард при дворе шотландского короля.
- Менестрель? – недоверчиво изогнул бровь Гай.
- Да, милорд. Навещал родню в Ноттингемшире, отправился в обратный путь и вот - безжалостно ограблен лиходеями. Только на лютню и  не польстились изверги, а так всё пропало. И деньги, и лошадь (Господи, что я несу, простите меня, парни ! ), плащ, алый и блестящий, широкий, почти новый…
- Хватит! – рявкнул Гисборн, вынужденный вновь прервать поток информации. – Куда ушли разбойники?
- Увы, сэр рыцарь, сие мне не ведомо. Ужасный верзила ( Джон, прости!) так приложил меня о грешную землю, что насилу я в себя пришёл, - и «ограбленный» очень правдоподобно всхлипнул.
- Утешься, менестрель. Теперь ты в безопасности. Я помогу тебе добраться до Ноттингема. В городе есть человек, который одолжит тебе денег на дорогу и новую лошадь, и ты сможешь продолжить свой путь в Шотландию.
- Э –э…
- Не благодари. Помогать попавшим в беду путникам – мой долг. С Божьей помощью ты благополучно вернёшься домой, а пока будь гостем ноттингемского шерифа.
Окончательно потеряв дар речи от привалившего «счастья» Алан не успел упасть в обморок, как уже был схвачен за шиворот и закинут на чью-то гнедую лошадь.
Скачку до города наперегонки с надвигающейся грозой менестрель почти не запомнил. Робкая надежда на внезапное появление вольных стрелков и его чудесное спасение  развеялась прахом по ветру сразу за городскими воротами. Сегодня определенно был не его день.

***
Преследуемые раскатами грома всадники успели добраться до ноттингемского замка раньше ливня, и Гисборн, отдав распоряжение как следует позаботиться о лошадях, поволок свою полуживую от ужаса добычу под грозные очи шерифа.
Господин Роберт де Рено битый час корпел не поднимая головы над пятым ( и окончательным, гори оно всё адским пламенем!!! ) вариантом ежемесячного отчёта по налоговым сборам. Внезаконная деятельность шайки проклятого Робин Гуда чуть ли не ежедневно вносила свои коррективы в подготовленные данные и в который раз срывала срок отправки документации в столицу. Лондон рвал и метал, и ежедневно слал голубей с гневными уведомлениями и угрозами в адрес Ноттингемской управы.
Периодически изрыгая на весь зал богохульную брань на дорогостоящую голову Локсли, шериф усердно пытался привести сводную ведомость в более-менее правдоподобный и приемлемый вид и появлению рыцаря с каким-то замухрышкой отнюдь не обрадовался. Мельком глянув на прибывших, он, не прекращая тщательно выводить буквы и цифры, хмуро вопросил:
- И на кой дьявол, Гисборн, тащить сюда что ни попадя? Давно заразы в замке не было?
- Милорд, это …
- Это не Робин Гуд, а если хорошенько приглядеться, то даже и не Маленький Джон. Пусть это пугало высекут и выкинут  куда подальше, пока не заразил тут всех.
«Твою мать!» - громко возмутился про себя Алан, выведенный из ступора ближайшей перспективой порки. Да, несомненно, это был шанс покинуть стан врага так и неузнанным и относительно целым, но только не для менестреля нынешнего. 2 недели пребывания в вольном Шервуде и тесного общения с внезаконцами не прошли даром. Набравшись воздуха свободы по самую маковку, он решил вступить в борьбу с судьбой - злодейкой. И рявкнув на  себя: « Не стой как баран, олух!», рухнул в очередной раз на колени и пополз, разгребая грязную солому, к столу шерифа.
- Милорд, - заголосил он, - дай вам Бог здоровья, смилуйтесь надо мной! Я менестрель из Шотландии и …
- Менестрель, говоришь? – де Рено прекратил писать и взглянул на Алана. Подался вперёд,  улыбнулся хищно:
- Лживая гнусь « Робин Гуд и мясники» твоя работа?
- Нет, нет, нет! – отчаянно замотал головой парень, одновременно делая в памяти зарубку о гуляющей на просторах Ноттингемшира неизвестной ему балладе. Найти, записать, выучить. Но сначала совершить грандиозный побег. И с добычей! Да! Только так и не иначе!
- Ты мне тут шотландских блох не раскидывай, от своих спасу нет. Не твоя, значит. Допустим. И чем тогда кормишься?
Алан тут же вскочил на ноги, достал лютню, объявил громко и с выражением:
- Норманнская народная! – и, возведя глаза к закопчённым балкам, запел:
- В мой старый сад, ланфрен-ланфра,
Лети, моя голубка,
Там сны висят, ланфрен-ланфра,
На всех ветвях, голубка.
Ланфрен-ланфра, лан-та-ти-та,
Там свеж ручей, трава густа,
Постель из ландышей пуста,
Лети в мой сад, голубка.(3)
- Достаточно! – прервал исполнение фольклора де Рено и сделал вывод:
- Девиц охмуряешь, дармоед.
Разоблачённый «тунеядец» решил обидеться и заявил с оскорблённым видом:
- Я Алан из Долины, бард королевского двора Шотландии. Пою и сочиняю баллады для услаждения благородных господ. Если пожелаете, милорд, могу написать песню лично для вас. На ваше усмотрение: патриотическую, лирическую, трагическую или забавную. О вашей доблести и славных деяниях услышат по ту и сю сторону Трента.
Шериф откинулся на спинку кресла, смерил тяжёлым взглядом щуплую фигуру менестреля, поинтересовался:
- Трёх дней на хвалебную оду от моего имени в честь нашего всемилостивейшего короля хватит?
- Да, милорд.
- Отлично. Гисборн, пристройте нашего шотландского гостя. Где-то должно быть свободное место, наших бездельников опять поубавилось. То ли окочурились, то ли сбежали, чёрт их знает, разберётесь потом.
- Милорд, Алана из Долины ограбили в Шервуде, можно…
- Нельзя. Гисборн, вы моей смерти желаете? Я только что казну свёл. Свидетели есть? Свидетелей нет. Что к ходатайству клеить будем? Слёзы и сопли?
- Слово рыцаря, милорд, что...
- Начинается... Хорошо, проведём как подаяние, но в следующем месяце, любезные, 15-ое число прошло по-любому. А теперь уйдите оба с моих глаз, не доводите до греха.
Посетители одновременно поклонились и поспешили покинуть зал.

***

    Прихватив со стены коридора горящий факел, рыцарь повёл гостя наверх, на пустовавший с давних пор чердак одной из башен замка. Там, по крайней мере, тепло и почти нет крыс и мышей. Крыша не течёт, дверь в порядке, а из окна открывается прекрасный вид на живописные ноттингемские холмы и перелески. Любуйся, сколько влезет, и сочиняй себе песенки одну за другой на здоровье. Кстати, о песнях. Гай оглянулся. Может старая карга всё-таки не обманула утром, и его удача, тихо посапывая, плетётся рядом с ним? Зря он потратил фартинг или не зря? Алан из Долины явно не из тех хрипатых бардов горланящих по кабакам на потеху простолюдинам всякие похабные или крамольные куплеты. Сочиненные им баллады достойны даже королевских ушей, раз его допустили ко Двору. И почему бы спасённому менестрелю после хвалебной оды не сочинить в качестве благодарности за помощь и приют одну красивую песню для девушки? Или всё же заплатить? Гисборн машинально дотронулся до своего тощего кошеля, и немногочисленные монеты, серебро вперемешку с медью, глухо звякнули.
    Грязные каменные ступени ведущей на чердак лестницы закончились прежде выбора вида платежа за будущую серенаду. Рыцарь распахнул дверь, пропустил менестреля вперёд и без всяких эмоций выслушал благодарственные слова за предоставленный кров. Стоять, переминаясь с ноги на ногу, было не в характере Гая, и он решительно произнёс:
- Мне нужна песня для девушки.
- Да, сэр, я к вашим услугам, - с кроткой улыбкой отозвался Алан из Долины. – Позвольте узнать имя вашей прекрасной дамы сердца.
- Её зовут Сара.
- Замечательное имя! И она?..
- Красивая.
- Несомненно, сэр! Глаза у вашей девушки?..
- Красивые.
- Волосы?..
- Красивые. Она вся красивая, целиком. Так песня будет?
- Да, сэр. Будет исполнено в лучших традициях.
- Хорошо. Я распоряжусь о чистом пергаменте и обеде для тебя.
- Благодарю вас, сэр.
Алан запер за ушедшим рыцарем дверь, плюхнулся на пыльную солому лежанки, обвёл тоскливым взглядом комнатушку. Не королевские чертоги, конечно, но и не мрачный застенок с цепями и дыбой, в конце концов. Грех жаловаться, всё могло было быть гораздо печальней.
     Бурный, насыщенный пугающими событиями день вымотал окончательно. Требовалось хоть немного перевести дух от предыдущих приключений, прежде чем приступать к следующим. На большое ограбление городской казны и головокружительный побег из логова коварного и жестокого злодея уйдёт немало сил, так почему бы и не вздремнуть пару часиков? Да и жевнуть чего-нибудь перед попаданием в ноттингемскую хронику тоже не помешало бы. Господи, ещё хвалебная ода эта дурацкая. Алан хихикнул. На слово «Рено» на ум пошли в первую очередь рифмы сплошь не подходящие для озвучивания в замке и его окрестностях. Наиболее приличными были «бревно» и «всё равно».
   Ливень постепенно затих, гроза ушла на север. В единственное узкое окно-бойницу шёл прохладный, пахнущий мокрой зеленью, воздух. Алан положил котомку с лютней в изголовье лежанки и вытянулся, прикрыв глаза, на слежавшейся соломе.
Но соскользнуть в сон не дал вежливый негромкий стук в дверь. Пришлось встать и запустить двух слуг с подносами. Первым делом Алан заграбастал по толстому ломтю хлеба и окорока, вцепился зубами в мясо и замычал, закатив глаза от наслаждения, нечто благодарственное. Один из слуг аккуратно поставил на лежанку поднос с письменными принадлежностями и тихонько опустил рядом с пергаментом полотняный узелок. На вопросительный звук менестреля пояснил:
- Мы тут с ребятами скинулись, когда узнали, кто у нас в замке гостит. Добрый человек, окажи милость, поработай на славу, чтобы шериф остался доволен. После того, как Робин Гуд одного парня чуть ли не с виселицы увёл, нам совсем житья не стало. Синяки неделями не сходят.
Алан чуть не поперхнулся, быстро заработал челюстями и, торопливо сглотнув, протянул узелок обратно.
- Ничего не надо. Расскажи-ка лучше, как дело было. Кого освободил Гуд? Когда?
Деньги исчезли как по волшебству, мужики переглянулись и поплотней прикрыли дверь. Алан, широко улыбнувшись, протянул им кувшин с элем и приготовился слушать.
Выпито и рассказано было немало. Новые знакомые оказались славными, несдержанными на язык ребятами. Пару раз сбегали за добавкой и щедро поделились новостями, сплетнями и страшными историями со всей округи за последние 5 лет. Алан подливал эля, ахал и охал в нужных местах, жадно впитывал информацию и распрощался с захмелевшими болтунами далеко за полночь.
    Сытый, переполненный байками ноттингемского замка, он стоял у бойницы и созерцал подлунный пейзаж. Сна не было ни в одном глазу. « Робин меня убьёт», - вспомнил вдруг Алан о шервудском разбойнике. «Если раньше не вздёрнет чёртов шериф, когда всё-таки признает, а уж Милдред прибьёт точно, если не вернусь живым и здоровым». На душе стало окончательно грустно и печально. И что-то расхотелось быть авантюристом, шагать в легенду и прославляться в веках. Нестерпимо остро захотелось оказаться дома, в объятьях любимой,  и забыть ноттингемширский вояж как страшный сон.
   В окно прошмыгнула нагулявшаяся вдоволь муза и, невесомо погладив   поэта по поникшей голове, поплыла над ним медленно по кругу, наигрывая на засиявшей золотом арфе неслышную для человеческих ушей вдохновляющую мелодию. Алан встрепенулся, метнулся за пером и, как одержимый, застрочил по пергаменту.

***

Всё утро злополучного для Алана Э Дейла дня вольные стрелки потратили на переговоры с Джефри из Элсдона, славным кузнецом-оружейником. Простой заказ двух ножей неожиданно обернулся жарким спором и некрасивой перепалкой. Внезаконцы сочли вид оплаты, который потребовал оружейник, не совсем достойным для бравых шервудцев, но добрые клинки были нужны позарез, и потому решили остаться, чтобы совместными усилиями постараться убедить мастера в  полной профнепригодности их шайки в таком неблагородном деле, как воровство гороха. 
Процесс переговоров оказался сложным, шумным и затянулся до полудня. Джефри упёрся как баран, небрежно отмахивался от приводимых аргументов и постепенно «выбил из седла» всех, кроме Скарлета, который плюнув на изыски красноречия, пытался одолеть оппонента простым измором. Остальные, измотанные спором и жарой, устроились во дворе в тенисто-травянистом месте и, молча, но дружно болея за «последнего оставшегося стоять», от души надеялись на силу духа Уилла ( ай, да на такое же ослиное упрямство, чего уж там!).
- Слышь, чудила, - голос разбойника хрипел, посаженный в дурацком споре, - в последний раз говорю, мы тебе не сопляки какие-нибудь. Люди Робин Гуда не ходят на обозы с брюквой, капустой и прочими тыквами! По-хорошему прошу, возьми деньги.
- 3 мешка королевского гороха, - вновь озвучил своё желание оружейник и добавил, опять же не в первый раз. – Не будет гороха, не будет и ножей.
Джефри из Элсдона славился на весь Ноттингемшир не только своим мастерством, но и жутким упрямством и несговорчивостью, которых хватило бы с лихвой не только на легендарный край, но и на всю весёлую Англию.
- Вот дурья башка! Мы ж тебе чистое серебро даём, во как звенит! – не сдавался Уилл и всё тряс и тряс тяжёлым кошелём перед носом мастера. – Гороху себе накупишь, до второго пришествия трескать будешь. Ну?
- Экий ты парень непонятливый. В десятый раз говорю, не продаётся этот горох. Его прямиком из нашего аббатства в Лондон везут. И пойдёт обоз, шурин сказал, сегодня вечером. А раз я король кузнецов ( твои слова, да, Скарлет?), то и есть хочу по-королевски. 2 ножа за 3 мешка и хватит об этом. Гроза идёт, сено надо убрать.
И кузнец, не обращая более на проигравших в словесном турнире никакого внимания, отправился к сараюшке за вилами. 
Уилл, смачно плюнув ему вслед, оттёр пот с лица полой жилета и повернулся к вожаку.
- Ладно, ты как знаешь, а я пошёл.
- Куда это? – насторожился Робин и поднялся с травы.
- На грабёж. Я разбойник или кто?!
И, не дожидаясь ответа на свой вопль души, Уилл направился  к дому оружейника за добычей.  Назир мгновенно сделал ему подсечку, а Тук с Мачем дружно навалились сверху. Робин с Марион в два голоса кое - как успокоили выскочившего из сарая с вилами наперевес кузнеца и клятвенно заверили о поставке 3 желанных мешков к завтрешнему утру. Ещё раз извинившись за поведение Скарлета, которого быстро, но бережно потащили за руки - за ноги от греха куда подальше, Робин с женой поспешил покинуть кузнечный двор, догнал своих и  приказал остановиться.
- Спасибо тебе, Уилл, от всей души спасибо! Бросьте его, парни, а то привыкнет.
- Совсем народ одичал при проклятых норманнах, простых шуток не понимает, - Скарлет и не думал каяться в содеянном. – Да и ладно, горох так горох. Но сначала обед!
- Отменяется! – отрезал Робин и зашагал к лесу.
Внезаконцы переглянулись и побрели следом.
Ослепительный зигзаг молнии и близкое ворчание грома напомнили о предстоящем природном явлении.
- Робин, а гроза? – жалобно вопросил Мач, оглянувшись на быстро догонявшую их тёмно-фиолетовую тучу.
- Отменяется, - тут же брякнул Скарлет, окончательно потеряв контроль над своими бесами.
Робин резко остановился и развернулся к смутьяну.
- Первым выйдешь на дорогу. Покажешь нам, одичалым, как гороховые обозы надо брать.
- Легко! И я выбираю место для засады.
- Опять в буреломе? – скривился Робин. – Пока мы из него Тука вытащим, обоз до Лондона дойдёт.
- Это хоть раз было?! – возмутился монах. -  Да я самый…
Жуткий удар молнии в землю где-то совсем рядом оглушил всех. Мач отчаянно взвизгнул и возглавил забег по пересечённой местности к пусть не добротному, но какому ни есть укрытию под дубами и буками.
- К чёрту бурелом! - проорал на бегу Уилл. - Тут овражек есть близ Уикхема, самое место для засады!
- Хорошо! - согласился Робин. - Пережидать не будем, сразу туда!
Скарлет кратко, но ёмко обложил хлынувший из тучи поток воды, добавил прыти и финишировал вторым. До прибытия остальных ещё и успел отвесить Мачу лёгкий подзатыльник, чтобы перестал стучать зубами и ойкать от каждого громового раската.
Голодные, недовольные предстоящим грабежом, пятнающим их честное и заслуженное имя благородных разбойников, стрелки отправились в неблизкий путь.

Промокший до нитки староста Уикхема перевстретил понурых и мрачных внезаконцев  близ поворота на родную деревню. Донельзя серьёзный, он неподвижно сидел в глубокой задумчивости на валуне, лишь изредка осторожно касаясь пальцем свеженького шикарного фингала под левым глазом.
- Здорово, Эдвард! Гай-лесник навестил? И чем не угодил на этот раз? – сразу заинтересовался Скарлет происхождением синяка.
- И тебе привет, Уилл. Нет, это был не Гисборн, - степенно отозвался староста и перевёл взгляд на вожака.
- Робин. Не знаю, за какие такие грехи ты отправил к нам Малютку, но пусть он уже уйдёт. Я с мужиками договорился, все наши вдовы будут к зиме с дровами, все до единой, вот тебе крест. Если захочешь, мы ещё пару сёл обеспечим, только забери его, Христа ради! Мне эти драки вот тут уже сидят!
И от самих слов, и от вида разукрашенной физиономии собеседника Робин откровенно опешил и замер в растерянности. Их Джон, конечно, отнюдь не ангел с крылышками, но чтобы до такой степени?... Может ведьма какая порчу навела или просто допился банально? Или так расстроился и обиделся на нагоняй, что решил сорвать зло на ни в чём неповинных мужиках?
- Каждый божий день – крики, вопли, свары и потасовки. Ты не поверишь, но это так, - продолжал изливать душу Эдвард. – А ещё Мэг должна вернуться с курсов белошвеек через пару дней из Йорка. Это вообще конец деревне!
Робин окончательно перестал улавливать смысл разговора. Пьяный буйный Малютка и избитые им вилланы не желали совмещаться с возвращением свежеиспечённой мастерицы абсолютно. Он беспомощно посмотрел на Марион и получил в ответ лишь пожатие плеч. Так, ладно, сначала нужно извиниться.
- Прости, Эдвард. Не ожидал я такого от Джона. Передай ему, чтобы сегодня же вернулся в Шервуд. И зачем ты столько терпел? Надо было навалиться на него всем скопом и в погреб посадить. А потом меня позвать. И на кой чёрт мужики к нему лезли?! Что не поделили-то?!
- Джона и не поделили, - буркнул в сторону фингалоносец, вздохнул. – Робин. Я не о мужиках, я о бабах говорю.
Краем глаза Робин отметил падающего под куст согнутого в беззвучном смехе Уилла и выругался про себя. Вот же чёрт лохматый! Да и он хорош, своими руками пустил козла в огород. Кобеля. Нет, капуста не для собак... А, зараза! Чёрт знает что в башку лезет, когда о деле надо думать!
- Значит, это был не Джон? – решил окончательно убедиться в относительной непогрешимости великана Робин, указав на синяк.
- Это мне от Молли прилетело, когда я её с Джейн разнимал, - Эдвард вновь осторожно коснулся лица. – Выясняли, кому именно из них твой парень вечером дрова колоть будет. Чтоб этих вдовушек всех приподняло, да шлёпнуло!
Всемогущий Хёрн, даже Мач хихикает, и до него дошло...
Староста поднялся с валуна , обвёл всех цепким взглядом, заметил:
- Я смотрю, твои люди, слава Богу, все на месте. Непонятно тогда, кого Гисборн в город поволок. Мальчишки видели перед грозой, как он со своими головорезами из леса выскочил, и у одного из вояк за спиной какой-то парень болтался. Я, грешным делом, испугался, думал, кого из ваших сцапали.
- Гони Джона в Шервуд немедленно! - приказал Робин.
Мгновенно забыв о веселье и засаде, разбойники помчались в лагерь.
Быстрый, но тщательный осмотр стоянки, подтвердил худшие опасения. Менестрель исчез вместе с лютней.
- Ведь как человека просил не шастать по лесу! Мач! - Робин перехватил парня за руку. - Дождешься Малютку и в Ноттингем.Встретимся у гончара. Всё, уходим!
- А горох?! А ножи?! - вскинулся вдруг Скарлет. - Давай, я сам всё сделаю и мигом вас догоню.
- Не дури, Уилл! - рявкнул вожак. - Ты не дотащишь 3 мешка в одиночку. Перебьётся кузнец.
- Телегу угоню!
- Да ты уж сразу из гороха дорожку сделай до нашей поляны, - "посоветовал" Тук.
- Уилл, я сказал, идем, - добавил стали в голос Робин.
- Хорошо, сейчас. Я только... это...деньги возьму.
Скарлет метнулся к своему шалашу и вернулся с тяжёлым кошелем.
- Держи, - протянул он его Робину. - Вдруг подкуп потребуется. Да хватит пялиться на меня! По дороге всё объясню, пошли, пока нашего стихоплёта не вздёрнули.

Отредактировано наталья (2015-11-03 19:36:08)

+4

3

III часть

***
Подвывая от ужаса и восхищения, Алан Э Дейл жадно вчитывался в четверостишия рождённые бессонной ночью. Он и муза потрудились на славу - на звонкие строки трёх чудесных баллад ушёл весь пергамент, но чёрта с два там было хоть одно слово о милостивом короле или прелестной Саре. Впрочем, было о Гисборне, но не совсем то, что хотел бы услышать сэр Гай.

"Воззвал к Марии Робин Гуд
И вновь исполнен сил,
И, сзади нанеся удар,
Он Гая уложил.
Схватил он голову врага,
Воткнул на длинный лук..."(4)

Шёпотом перечитал Алан и количество мурашек на теле удвоилось.

" В ту ночь отворились ворота тюрьмы,
На волю троих отпустив,
И вместо охотников трёх молодых
Повешен один был шериф."(5)

Прочитал он на другом листе и всхлипнул:
- Ты что насочинял, идиот?! Тебя об этом просили?!
"Диссидент" упал на лежанку, крепко-накрепко прижав к груди опальные тексты. "Кстати, а почему трёх охотников? Мужики ведь про одного спасённого рассказывали. А, ладно, больше славы Робин Гуду, ему понравится. Чёрт, Алан, где он и где ты?! Пора уносить ноги."
Но судьба на тщательную разработку плана побега времени не дала. Дверь затряслась под ударами кулака, и незнакомый голос заорал:
- Хорош дрыхнуть, менестрель, Судный день проспишь! Тебя шериф требует, желает обедать под твои песни. Ты там сочинил чего-нибудь или как?
С 3 попытки Алан смог выдать нечто членораздельное, отдалённо напоминающее утвердительный ответ, и слуга, оставив дверь в покое, удалился.
Запихав крамолу под солому лежанки и прихватив лютню, Алан покинул чердак и на ватных ногах зашаркал вниз, стараясь изо всех сил не грохнуться в обморок. Драгоценный облик любимой служил моральной поддержкой, пока он потихоньку и еле дыша продвигался к выходу из замка. Почти ничего не соображая от страха, Алан завернул за угол и вскрикнул, впечатанный спиной в холодные камни стены.
- Песня для девушки готова? - спросил Гисборн.
Строгий пристальный взгляд голубых глаз требовал от бледного менестреля ответа, немедленного и, что самое главное, положительного. Алан вспомнил как дышать, открыл рот, но "Нет" так и не смогло сформироваться в полноценное слово и скончалось в зародыше на стадии [ н, ].
"... И Робин взял ирландский нож,
Лицо изрезал он;
Один узнал бы Гая, кто
Не женщиной рождён."(6)

Очень "вовремя" вспыхнули строчки алым цветом перед его внутренним взором, и где-то  совсем рядом чётко и явственно послышался скрип виселицы.
- Я жду, бард, - напомнил о своём присутствии Гай и хорошенько встряхнул гостя.
- Песня о Саре? - неизвестно зачем решил уточнить Алан, обмирая от ужаса.
- А я успел другую заказать? - недобро вопросил рыцарь. - Готова или нет?
Призрачный скрип стал гораздо громче и противнее.
От скоропостижной кончины поэта спасла в последнее мгновение его капризная, но верная муза. Примчавшись на отчаянный зов, она, не теряя ни секунды, с размаху огрела подопечного арфой по голове. Алан вздрогнул, покачнулся и, выпуча глаза, с жаром залепетал:
- Сара! Были твои губы сладкие, как  ...(7)
- Милорд!!! Разбойники в городе!!! - заорал выбежавший из-за поворота солдат, чуть не врезавшись в рыцаря.
Гисборн, тут же забыв напрочь о сооблазнительных частях тела своей Прекрасной Дамы, отшвырнул менестреля в сторону, обнажил меч и, отдавая на бегу приказы, устремился к выходу. Замок наполнился топотом, лязгом и криками. Сторожевые псы с оглушительным лаем рвались с цепей, обещая хозяевам порвать наглых нарушителей в клочья.
Алан сполз по стене на пол, перекрестился и пообещал Деве Марии дюжину восковых свечей и большой букет из белых лилий. Собравшись с силами, он заставил себя встать и продолжил путь к желанной свободе. Как в дурном сне крался вдоль стены нескончаемого коридора сквозь всеобщую суматоху, уворачиваясь от несущихся на тревожный звон колокола солдат.
Очередной поворот привёл его к одной из кладовых, дверь которой внезапно отворилась, и чья-то бесцеремонная рука сцапала беглеца и втянула в пропахшую капустой темноту.

- Молчи, коли жить хочешь, - прошипели менестрелю прямо в ухо, но приказ был излишен. Алан, намертво прижатый к огромному мохнатому телу, пропахшему дымом и элем, оцепенел и при всём желании не смог бы издать и звука.
Снаружи лязгнул засов, потом последовал троекратный стук в дверь. Стальной капкан чужих рук разжался, выпуская свою полуживую добычу, и кто-то хлопнул Алана по плечу.
- Здорово, стихоплёт, - выдохнула темнота.
- Малютка, ты? – пискнул менестрель, не веря своему счастью.
- Угу. Мы за тобой. Сейчас малость обождём и в лес.
- Вы пришли, - всхлипнул Алан, - вы не злитесь на меня?
- Не-а, - донесся второй знакомый голос. – Подумаешь, обоз с золотом упустили.
- Уилл?
- Ну?
- Я, я…
- Возмещу? Ты это хочешь сказать?
- Я про тебя балладу сочинил.
- Правда, что ли? – голос Скарлета прозвучал неожиданно застенчиво, без привычного ехидства. – Расскажи, а?
- Терпи до Шервуда! – шикнул Джон. – Будет тебе он сейчас на весь замок на лютне наяривать. Давно в тюряге не сидел?
- Да ты сам бубнишь на всю округу, - не остался в долгу Уилл, но болтовню прекратил.
Алан перестал трястись, воспрял духом, даже позволил себе немного расслабиться. Присутствие бравых, уверенных в себе мужчин вселяло надежду на благополучное окончание его невольного вояжа в Ноттингем. И только весьма неромантичный капустный запах мешал насладиться полностью переживаемым приключением.
Спустя пару минут тишины, он хихикнул и осмелился шёпотом выразить своё восхищение:
- Гисборн с гарнизоном в город помчался, а вы тут, у них под носом. Ловко!
- Мы ни при чём, - буркнул Маленький Джон. – Гай не нас ищет. Это Робин с Назиром по городу бегают, нарочно солдат подальше от замка уводят, чтобы нам полегче было.
Алан подавился смешком, вспомнив количество ретивых вояк устремившихся за рыцарем. Дурные мысли, одна хуже другой, хлынули лавиной, сметая к чёртовой матери едва воцарившееся на душе хорошее настроение. Идиот. Идиот! Идиот!!! Жалкий никчемный горлодёр, недостойный сочинять песни про этих славных людей, которые рискуют жизнью… Господи! А если их…
- А если их убьют? – озвучил менестрель свою самую жуткую мысль.
- Тогда я оторву тебе голову вот этими руками, - очень спокойно произнёс Малютка.-  Потом займусь Гисборном, шерифом и Ноттингемом.
Рук Джона Алан в данный момент не видел, но на память свою пока не жаловался, поверил разбойнику сразу и безоговорочно.
Снаружи в дверь двинули несильно кулаком, спустя пару мгновений добавили ещё раз.
- Уходим, - сказал Маленький Джон, нагнулся и зашарил по полу рукой. Наткнувшись на кольцо, потянул вверх тяжёлую деревянную крышку, открывая проход.
- Не свались на меня, верзила - буркнул Уилл и спрыгнул первым. Отыскал по слабому мерцанию оставленный ранее горшок с углями, ещё, по-счастью, не прогоревших, и зажёг  припасённую коптилку.
Джон живо спихнул ошарашенного перспективой подземного приключения менестреля, пропустив мимо ушей его возмущённый писк, и протиснулся следом, не забыв аккуратно и тщательно закрыть за собой люк.

***

Светило солнышко, квохтали куры, дул приятный ветерок, Робин сидел, свесив ноги, на северной городской стене, а Гисборн с гарнизоном заходил на третий круг на городском рынке. Ноттингемский люд радовался бесплатному зрелищу и делал ставки.
Назир появился около Робина абсолютно бесшумно, присел рядышком на корточки, негромко доложил:
- Том дал сигнал.
- Значит, ждём, - кивнул вожак, не сводя глаз с близлежащего переулка. В распоряжении разбойников было не так уж и много времени, прежде чем найдутся "доброхоты", желающие подсказать Гисборну, где на самом деле находится сейчас Робин Гуд. Гаю от торговых рядов рысить сюда недолго.
К сожалению, подземный ход о котором поведал Том ( за очень приличную мзду ) вёл только за пределы замка. Парням придётся пройти последний отрезок пути до северной стены поверху, тихо и незаметно. С последним у Маленького Джона всегда были проблемы, поэтому Робин надеялся на милость Хёрна и от всей души желал друзьям удачи. Более ничем помочь в данный момент он им не мог.
- Вот они, - сказал сарацин, указывая рукой на открывшийся в ярдах 50 от них лаз.
Первой на поверхности показалась щедро украшенная паутиной взлохмаченная голова Малютки, и Робин, улыбнувшись, тихим свистом привлёк внимание великана. Джон заулыбался в ответ, выбрался наружу, помог Уиллу и, как морковку, одним рывком выдернул из-под земли менестреля.
Когда Алан узрел копну сена по другую сторону стены, до него дошло, какой способ выбрали стрелки, чтобы покинуть Ноттингем. Прыгать. С этой верхотуры. На жалкий клочок сена. Да ни в жисть!
Лихой прыжок Скарлета и его благополучное приземление Алана ни в чём не убедили. Он же не бравый шервудец, привычно сигающий откуда угодно хоть к чёрту на рога!
- Давай, парень, не трусь! - подбодрил Робин и оглянулся на переулок, откуда в любой момент мог появиться гарнизон со своим "любимым" командиром.
- Будь мужиком! - добавил Маленький Джон и решил помочь оробевшему стихоплёту. И помог. Как обычно, по-своему.
Не ожидавший подлянки Алан, нелепо взмахнув руками, свалился вниз и упал не совсем удачно - на спину, то бишь лютню. Прощальное "хрусть!" было последним, что он услышал, прежде чем провалился в беспамятство. Его лимит приключений был полностью исчерпан.
- Джон, какого чёрта!
- Да нормально всё, Робин, он крепкий малый,  - отмахнулся Малютка и спрыгнул сам. Вдвоём с Уиллом он потащил сомлевшего барда за кусты, где укрывались от чужих любопытных глаз Тук, Марион и Мач, а также приобретённые на последние деньги Скарлета лошади.
Шумная, распалённая толпа солдат и горожан вывалилась из переулка после приземления Назира. Робин проводил сарацина взглядом и круто развернулся к преследователям.
- Устал? - спросил он с сочувствием у измотанного тщетной погоней Гисборна.
Гай счёл ниже своего достоинства отвечать грязному изгою, молча взмахнул мечом, приказывая спускаться вниз. Проклятый разбойник прошёлся под пристальными взглядами присутствующих туда-сюда ленивой походкой, потом прислонился к зубцу стены и, скрестив руки на груди, с нескрываемым интересом стал ожидать дальнейших действий своего врага.
Гисборн оглянулся в поисках арбалетчиков и обнаружил полное отсутствие оных.
- Где арбалетчики?! - рявкнул он, схватив за грудки первого попавшегося под руку солдата.
- У южной стены. Как вы и приказали, милорд.
- Я прика... что ты плетёшь, скотина!
- Им Том передал ваш приказ: " Всем арбалетчикам сосредоточиться у южной стены.", они все там, милорд.
- Бегом за ними, идиот! Немедленно всех сюда!
Робин отлип от тёплых камней зубца. Дожидаться прибытия подкрепления в его планы не входило. Он встал на краешек стены, оглянулся в последний раз на рыцаря, подмигнул и спрыгнул, правда, не в нужную  для Гая сторону. Зеваки громко ахнули, когда знаменитый стрелок исчез из поля зрения, и дружно ломанулись к городским воротам. Солдаты кулаками и пинками расчищали дорогу своему командиру, и Гисборн сумел выскочить из города в числе первых. Пред их взором предстала большая и примятая копна, более ничего интересного либо дорогостоящего в окрестностях не наблюдалось. Разочарованные болельщики рыцаря горестно взвыли и полезли за деньгами.
Гай обложил до седьмого неба подоспевших арбалетчиков и приказал обыскать все близрастущие кусты, не особо, впрочем, надеясь на успех этого мероприятия, просто привык действовать до конца. Он рыскал с подчиненными до полной темноты, стараясь как можно дольше оттянуть момент встречи с шерифом для доклада о происшедшем.

***

Запах леса, треск цикад и негромкие переговоры знакомых голосов подсказали очнувшемуся менестрелю его нынешнее местопребывание. Шервудский лагерь. Уже хорошо. Лучше грязных тесных катакомб с мерзкими крысами и человеческими скелетами. Стоп. Откуда это?!
Распахнув глаза, Алан смотрел на вечернее небо между верхушками дубов, потихоньку собирая разбежавшиеся мысли, чтобы воскресить события последних часов своей жизни. Память, восстановленная кое-как, с досадными прорехами, не порадовала. Гисборн, шериф, славная попойка со слугами, тайный ход под замком. И он что-то сочинил. Кажется.
Попытка нашарить и выудить из тёмных глубин памяти хоть строчку из свеженаписанного успеха не принесла. Всплыла всякая ерунда: несколько похабных прибауток от Уилла, парочка ноттингемских побасенок да куплет о меднике (чтоб его!). Менестрель поморщился от этого ассортимента и тут же услышал:
- Нет, Алан, ты не умираешь, и, нет, мы не станем хоронить тебя здесь в зелёном лесу.
Бережно повернув гудящую голову, Алан обнаружил сидящего неподалёку Робин Гуда. Рядом находился и довольный жизнью Скарлет, который придвинулся ближе и хлопнул «страдальца» по плечу.
- Здорово, бродяга! Ну как? Жить будешь?
- Буду, но недолго, - ответил бард и заплакал, тихо и безнадёжно.
- Ты чего, парень? – оторопел Уилл. – Радуйся, что ты с нами сейчас, а не в замке на дыбе.
- Зря я навязался на ваши головы, от меня одни неприятности и убытки.
- Уилл в убытке, да, - усмехнулся Робин. – Вся его выручка за твои песни на подкуп ушла. Он их по кабакам всем менестрелям подряд по 3 шиллинга продавал. Чуть не разбогател.
- Легко пришли, легко ушли, - отмахнулся бывший компаньон, полыхая ушами. – Прости, малый, за обман, уж больно ловко ты их сочинял. А про мою песню помнишь? Споёшь?
Алан вздрогнул и заныл с новыми силами:
- Жизнь моя кончена. Лютни нет, баллады на чердаке остались, и я не одной не помню..у..у..
- На каком-таком чердаке? – деловито поинтересовался Уилл.
- В замке, - всхлипнул в последний раз Алан и вытер слёзы. Встал, поклонился и решительно заявил:
- Спасибо за всё, Робин. Завтра я уйду.
- Хорошо, как скажешь, - пожал плечами вожак. – Дадим денег на дорогу, а Джон тебя проводит.
- Ой! – вспомнил внезапно о заначке менестрель. – Я сейчас!
Робин дождался его возвращения в одиночку (Скарлет, сославшись на бурчание в животе, исчез в глубине леса), не перебивая выслушал лепет о хоть какой-то компенсации за пропущенный обоз с мифическим золотом (чёрт, Уилл!), засунул протянутый ему кошель Алану за шиворот и приказал угомониться и отправляться спать.

***
К завтраку Скарлет явился последним. Весь перепачканный землёй, в разодранной одежде, он прихромал к костру и тяжело плюхнулся на бревно. Обвёл незаплывшим глазом вмиг умолкнувших друзей и, осторожно улыбнувшись разбитыми губами, протянул менестрелю кожаный мешок.
- Держи. Это твоё.
Лютня, которую Алан извлёк на белый свет, была прекрасна. Новая, покрытая светлым лаком и золотым орнаментом из лавровых листьев, она показалась ему чудесным инструментом из волшебной Страны Фей.
- Откуда? – выдохнул он, позабыв даже о словах благодарности.
- Купил, нашёл, насилу ушёл, - хмыкнул Уилл. – Я и баллады принёс, которые ты «посеял».
Алан дрожащей рукой достал со дна мешка пачку пергаментных листов и окончательно потерял дар речи.
«Меценат», пользуясь моментом, потянулся к котелку и немедленно получил от Марион хворостиной по грязным пальцам.
- А, ну да, помню: «Мойте руки и плоды, чтобы не было беды», - ничуть не обиделся стрелок, поднялся и шагнул из круга.
- Уилл, - притормозил его Робин. – Ты ушёл в Ноттингем. Один и тайно.
- Понял, пошёл за дровами.
- Ты издеваешься?!
- Подожди, Робин, - перебил Тук. – Посмотри на него, он же сейчас упадёт.
Маленький Джон подскочил первым и успел подхватить чуть не рухнувшего друга, а менестрель решил, что уходить домой ему пока рано.

Через 3 дня воодушевлённый Алан дописал и торжественно вручил Марион « Красную розу и белую лилию». Заручившись поддержкой девушки, он вымолил у Робин Гуда прощение для ослушника и упросил дать в провожатые именно его.
Малютка дулся недолго. Отдал барду после прощального гала-концерта выкупленные у местных музыкантов «левые» баллады ( часть песен, правда, растворилась на просторах доброй Англии) и пообещал прийти и навести порядок в шотландском Дворе, если вдруг кто опять вздумает обижать такого славного малого, как Алан Э Дейл.
Провожали менестреля шумно и весело, с подарками для Милдред, вспоминая только хорошие и смешные моменты его лесной жизни. Алан клялся в вечной дружбе и любви к Шервуду, обещал неустанно сочинять о Робине и его весёлых людях и до самой смерти прославлять их приключения и подвиги. Пятнистый от синяков Уилл в свою очередь поклялся на Альбионе вернуться из Шотландии целым, чистым и трезвым.
Когда лагерь остался позади и скрылся из виду, Скарлет голосом змея-искусителя вкрадчиво поинтересовался:
- Слышь, а Джон не говорил тебе, как он однажды в попрошайки подался? Нет? Тогда я расскажу!
Алан рассмеялся звонко и счастливо. О, да! Он не ошибся в выборе спутника, совсем не ошибся! Долгая дорога домой обещала быть лёгкой и плодотворной.

КОНЕЦ

Примечания:

1. «Робин Гуд и Алан Э Дейл» (перевод Игн. Ивановского).
2. «Робин Гуд и медник» (скромный перевод автора  :blush:  ).
3. Незабываемая песня из фильма «Гардемарины, вперёд!», композитор Виктор Лебедев, автор текста Юрий Ряшенцев.
4. « Робин Гуд и Гай Гисборн» ( перевод Н. Гумилёва).
5. « Робин Гуд и шериф» (перевод С. Маршака).
6. «Робин Гуд и Гай Гисборн» ( перевод Н. Гумилёва).
7. Прости, Меладзе   :)

Отредактировано наталья (2015-11-14 17:45:29)

+4

4

Это блеск! Но капля дёгтя всё же есть. В первой же фразе:

наталья написал(а):

Уилл Скарлет точно не знал, кто или что сыграет роль последней раскалённой капли для его почти переполненной неглубокой чаши терпения.

перегрузка. Слово "раскалённая" лишнее, к тому же раскалёнными бывают твёрдые предметы, а не жидкости (впрочем, исключение - масло). И "переполненной" - тоже лишнее. Достаточно, что капля последняя, а чаша неглубокая. Без "точно" тоже можно обойтись. Может, там и дальше можно найти огрехи, но их уже не видно за текстом, а первая фраза - такая первая. И:

наталья написал(а):

Жуткий удар молнии в землю где-то совсем рядом оглушил всех. Мач отчаянно взвизгнул и возглавил забег по пересечённой местности к пусть не добротному, но какому ни есть укрытию под дубами и буками.

Под деревьями в грозу не прячутся, тем более на открытом месте. Не может быть, чтобы они ВСЕ об этом не знали. А дитям вроде Мача это должны были вдалбливать особо.

А в остальном - отлично. http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/186897-1.gif   http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/186897-1.gif   http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/186897-1.gif

0

5

В золотой фонд. Совершенно точно.

+1

6

Княгиня написал(а):

перегрузка. Слово "раскалённая" лишнее, к тому же раскалёнными бывают твёрдые предметы, а не жидкости (впрочем, исключение - масло). И "переполненной" - тоже лишнее. Достаточно, что капля последняя, а чаша неглубокая. Без "точно" тоже можно обойтись. Может, там и дальше можно найти огрехи, но их уже не видно за текстом, а первая фраза - такая первая.


Да, согласна, исправлю.  :) Перестаралась с изображением очень разозлённого Уилла. Начинать и заканчивать трудно, первую фразу за год переписывала раз 10.  :blush:

Княгиня написал(а):

Под деревьями в грозу не прячутся, тем более на открытом месте. Не может быть, чтобы они ВСЕ об этом не знали.

Да, не прячутся. Просто считаю ребят лесными жителями, которые, закончив свои дела, сразу уходят в лес. Если бы не Скарлет, переждали бы грозу у кузнеца.  :)

Княгиня написал(а):

А в остальном - отлично.

Клаус Штертебеккер написал(а):

В золотой фонд. Совершенно точно.

Спасибо!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/193535-1.gif   :blush:

+1

7

Тебе спасибо. :)

0

8

наталья написал(а):

первую фразу за год переписывала раз 10

Как я... Совсем как я... Только я никак до конца добраться не могу, даже за год.

0

9

наталья, браво!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192958-3.gif

+1

10

Спасибо, Bobby!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/193535-1.gif

0

11

http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192958-4.gif

+1


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Стеб да стеб кругом » Второе явление Алана Э Дейла