SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Стеб да стеб кругом » Операция «Гневные Свиньи»


Операция «Гневные Свиньи»

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Сэр Персиваль Питкин сидел за большим дубовым столом, морщась, словно от зубной боли, и в сотый раз разглядывая карту, которую он уже успел выучить наизусть. Тяжко вздохнув, рыцарь обхватил голову руками и проклял свою несчастливую звезду, из-за которой он, вместо того, чтобы весело сражаться плечом к плечу с королём Ричардом, вынужден был второй месяц сидеть и караулить покуда неприступный замок, занятый местной шайкой ассасинов. Впрочем, закончив с высказываниями о своей горькой судьбе, сэр Персиваль не менее энергично и изобретательно высказался по поводу Абу Дурмана, главаря вышеназванной шайки и четвёртого в списке самых разыскиваемых ассасинов во всём Заморье.
— Гм. - сказал Джон Андерсон, слуга и оруженосец сэра Персиваля уже второй десяток лет.
— А, Джон. - сэр Персиваль поднял голову. - Извини.
— Всё в порядке, сэр. Кажется, к нам гости.
Сэр Персиваль обернулся. У входа в шатёр стоял один из лучников.
— Сэр! Разрешите доложить, сэр!
Сэр Персиваль был мрачнее тучи. Кого ещё там принесло? Затерянный в горах Святой земли маленький лагерь посещали, обычно, две категории гостей. Либо это были высоколобые (но оттого ничуть не поумневшие) эмиссары Общества Англо-Сарацинской Дружбы, пенявшие сэру Персивалю на то, что он не только в знак доброй воли не снабжает осаждённых  бесплатными девственницами-блондинками, но и исправно конфискует весь гашиш, собранный Обществом в рамках оказания гуманитарной помощи. Последний англо-сарацин так довёл сэра Персиваля, что рыцарь привязал его к лошади задом наперёд. Это было этически оправданным решением, но теперь отважный Питкин ждал от зловредного Общества всевозможных неприятностей.
Впрочем, гости от короля Ричарда были не лучше. Они постоянно требовали срочно взять замок. На возражения сэра Персиваля о том, что невозможно с двумя сотнями лучников и тремя требюше взять стоящий на горе замок, где окопалась сотня террористов и примерно столько же сочувствующих, покарай их Господь вечным абстинентным синдромом и в этой жизни и в загробной — королевские посланцы важно надували щёки и начинали разговаривать на повышенных тонах, поминая Вегеция, Александра Македонского и Клаузевица.
Потому от незваных гостей сэр Персиваль в принципе не ждал ничего хорошего.
- Докладывай, Смит. - сказал он угрюмо.
Длинная рука просунулась внутрь шатра и подвинула Смита в сторону раньше, чем он успел ответить.
— Таки здравствуйте вам. - вежливо сказал новоприбывший и вошёл в шатёр, не дожидаясь приглашения.
Сэр Персиваль и Джон уставились на вошедшего. Они увидели молодого человека ростом заметно выше шести футов, загорелого, худого и жилистого. С плеч его свисало странное чёрное одеяние, похожее на квадратное одеяло с дыркой для головы. Из-под одеяла виднелись засученные рукава чёрной рубашки. Шпоры звенели на чёрных  сапогах, выглядывавших из-под чёрных парусиновых штанов. Голову пришельца венчала, конечно же, чёрная, шляпа с широкими чуть загнутыми полями. Единственным светлым пятном в наряде молодого человека была серебряная шестиконечная звезда искусной работы, висевшая на цепочке поверх одеяла. Впрочем, если в выборе украшений незнакомец проявлял тонкий вкус, то в вопросах более практических он, очевидно, склонялся в сторону удобства и эффективности — на боку у него висел длинный рыцарский меч с клеймом «Линкольнская оружейная фабрика, высший сорт». Правда, клеймо на рукояти уже полустёрлось — меч, как и его владелец, явно побывал во множестве переделок.
Размерам хищно загнутого носа незнакомца позавидовал бы любой корабельный таран. Лицо окружала аккуратно постриженная рыжевато-чёрная борода. Две пряди волос перед ушами заплетались в косицы, как у древнего викинга. Карие глаза — левый чуть прищурен — смотрели из-под густых, почти сросшихся бровей весело и свирепо.
— Сэр Аарон из Линкольна. - отрекомендовался человек. - Но для своих — он обвёл рукой внутренность шатра, - можно просто Арончик. Я, чтобы вам знать, - а вы ведь хотите знать? - я первый и единственный в мире сионист-крестоносец из свиты короля Ричарда.
— Сэр Персиваль Питкин. - ответил английский рыцарь, пожимая протянутую руку. - Вы к нам с инспекцией?
Арончик замотал головой.
— С подкреплением.
Сэр Персиваль наконец почувствовал, что новости бывают не только плохими.
— С подкреплением?! - воскликнул он. - Джон! Расквартируй людей сэра Аарона!
Зубы Арончика весело блеснули.
— Так вы не поняли. Подкрепление — это я!

Вино, сыр, фрукты и гуляш из баранины явно не могли заменить карту местности в её прямом, функциональном качестве, но смотрелись на дубовом столе явно приятнее глазу. Сэр Персиваль потёр лоб. Посланец короля Ричарда вёл себя необычно. Да он и сам был необычным. В частности, для английского рыцаря было загадкой, как живой человек может разговаривать в таких количествах и с такой скоростью?
- ...а я ему и говорю: «Многоуважаемый шейх! Вы таки думаете, что это сойдёт вам с рук?». А он в ответ: «Таки да, думаю, неверная собака!». Так я и отдаю ему ларец. «Сокровища царя Шломо, говорю, в ваших руках, но Господь покарает вас!», говорю. А он хохочет. «Сейчас мы сами тебя покараем, неверная собака», говорит. И чтобы вы думали? Кто кого покарал? Он вытаскивает ключ, втыкает, поворачивает... заметьте, я его за руку не пихал!.. Вытаскивает-поворачивает, поворачивает, поворачивает...
Сэр Персиваль заметил, что следит за жестикуляцией гостя с открытым ртом.
- Повернул! И когда он окрыл крышку, оттуда на него выскочили два злых голодных щитомордника. Сразу оба. Он прямо ларец бросил, представляете? Ну а пока паника, я и скрылся. Будь этих сарацинов меньше сорока, я бы рискнул и подрался. Но больше сорока — это как-то для меня сильно больше. Пришлось их потом по частям по пустыне отлавливать.
- Но сэр, он же следил, чтобы вы не подменили ларец! - сказал Джон.
- Я и не подменял. - Арончик засмеялся. - Кто я такой, чтобы ларцы подменять? Это было бы слишком очевидно. И ларца подходящего под рукой не было. Я просто улучил минутку и закопал сокровища, а в ларец посадил двух змей. Хотел гремучих, но в Старом Свете они не водятся. Знаете, как посадить в ларец двух щитомордников? Открыть ларец, посадить щитомордников, закрыть ларец.
Сэр Персиваль и Джон молча переглянулись, признавая своё ничтожество перед этой мудростью веков. Арончик засмеялся, отрезал себе большой кусок сыра и запил его вином.
- Это всё очень познавательно, сэр Аарон, - сказал сэр Персиваль наконец, - но никак нет приближает нас к решению с Абу Дурманом.
- Расскажите мне про этого Абу Дурмана. - сказал Арончик. Едва сэр Персиваль открыл рот, как Арончик снова начал говорить. - Судя по тому, что слышал я — Абу Дурман это как... Ну, нужно представить себе мерзость перед Господом, а потом представить, что она с бородой. Или вот как-то так.
- Совершенно верно. - согласился сэр Персиваль. - Бородатая мерзость. Он известен тем, что хотел отравить водопровод в Акре, бросив туда дохлого осла. Когда он попытался бросить осла, его застали на месте преступления. Но он отбился и заперся в местной сарацинской школе. С ослом. И сидел там две недели.
- Это уже оружие массового поражения, я считаю. - нахмурился Арончик.
- Он такое любит. Когда его выбили оттуда, здание пришлось сжечь. А Общество Англо-Сарацинской Дружбы подняло шум — мол, крестоносцы жгут школы. А ведь их приглашали, им предлагали взглянуть на осла! - сэр Персиваль стукнул кулаком по столу. Джон с извиняющимся выражением посмотрел на Арончика, но тот был невозмутим.
- А дальше что? - спросил он.
- Дальше? - взревел сэр Персиваль. - Треклятая дрянь забилась в этот замок, и как мы не пытались её вывести, не выводится оттуда! Мы пытались вырыть подкоп. Но мерзавцы узнали об этом и вывели в наш тоннель замковую канализацию. Никогда не подумал бы, что в паршивой сотне террористов может быть столько дерьма!
— Простите, сэр, следует уточнить, что кроме террористов в замке есть ещё и сочувствующие. - сказал Джон.
— Это всё объясняет. - хмуро кивнул сэр Персиваль. - Спасибо королю Ричарду, что хоть к третьему крестовому походу у нас есть хорошо поставленная медицинская служба! Двое наших до сих пор лежат в госпитале с дизентерией, но эпидемии удалось избежать.
— Я должен увидеть этого вашего Абу Дурмана. - Арончик нарушил наступившее молчание.
— Это можно устроить. - тяжело вздохнул сэр Персиваль.
— Следует уточнить, сэр Аарон, - вновь вмешался Джон, - что Абу Дурман как бы не совсем наш. Вернее, совсем не наш.
— Он дьяволово отродье. - отрезал сэр Персиваль. - И мы воссоединим их семейство, вернув ублюдка папаше, сразу же, как только придумаем способ!
— Для того я и здесь. - Арончик любезно оскалился.

Абу Дурман стоял на башне и смотрел вниз, туда, где по пыльной тропе поднимались к замку четверо парламентёров. Рядом с знаменосцем и трубачом шагали ещё двое: неверная собака Персиваль и ещё одна незнакомая неверная собака — высокий и тощий человек в чёрном. Незнакомец почему-то внушал Абу Дурману смутное беспокойство. Глава ассасинов мысленно внёс тощего в список «Профилактически перерезать горло», после чего приступил к обязанностям радушного хозяина.
— Пришли сдаваться, неверные собаки? - зычно проревел он с башни. Затем, чуть подумав, для пущей убедительности добавил: — Шакалы.
— Вы бы таки определились. - ответил чёрный. - Или собаки, или шакалы, или что-нибудь одно, или что-то из трёх. Всё сразу — это чересчур много, а излишество вредит.
Абу Дурман набрал в грудь воздуха.
— Ты, неверная собака...
— Вот, так уже лучше. - перебил его тощий.
— Ты, вообще, кто такой? - Абу Дурман прищурил левый глаз.
— Я? Специальный эмиссар короля Ричарда. Сэр Аарон из Линкольна. Для своих — Арончик. Но вы мне не свой, поэтому зовите меня...
— Неверная собака!!! - прогремел ассасин.
Арончик пожал плечами.
— Сэр Персиваль, я забыл, а вы не напомните, как называется расстройство психики, когда пациент всё время твердит одно и то же?
— Убью. - предупредил Абу Дурман.
— Вылезайте, посмотрим. - безмятежно ответил Арончик.
— Султан желает вашей смерти! - провозгласил Абу Дурман, тыча пальцем в англичан и Арончика, но не проявляя никакого желания выйти наружу.
— Султан? Я говорил с ним, когда он заключал перемирие с королём Ричардом. И он мне сказал. - Арончик замолчал.
Прошла минута, другая, третья. Сэр Персиваль облизнул пересохшие губы. Арончик с любопытством смотрел на облака, плывшие по жаркому небу исторической Родины. Абу Дурман яростно барабанил пальцами по зубцу стены.
— Так что сказал султан, ты, неверная собака?! - ассасин не выдержал первым.
— Таки да, он сказал. - отозвался Арончик. - Он сказал, что мы, конечно, неверные собаки. Но дальше он сказал, что тот, кто пытается убить чужих детей, прячась за своими, он, ему, благородному султану Саладину, ни разу не мусульманин. А раз так, то несмотря на то, что мы второй раз неверные собаки, пусть мы сами себе разбираемся с тобой и тебе подобными, как хотим, даже если мы и в третий раз неверные собаки.
Первые несколько секунд Абу Дурман осмысливал грамматические конструкции Арончика, а вторые — содержание этих конструкций. Затем он в предельно энергичных выражениях дал понять, что с этих пор считает Саладина вероотступником, и сообщил, что именно он думает по этому поводу.
— Как это грубо. - сказал Арончик.
— Да я твой замок труба шатал! - с подобающей такому сообщению яростью выкрикнул Абу Дурман.
— Шатали? Кирпичную трубу? - Арончик пренебрежительно поднял брови. - И вообще, замок не мой. Мы с папой и мамой снимаем у сэра Эдмунда, у него как раз есть один лишний. Такая экономия на поземельном налоге, что вы таки просто и представить себе не представите, так что лучше и не пытайтесь, потому что сэр Эдмунд вот такому вам замка просто из принципа не сдаст, так и зачем вам зря мечтать, а потом расстраиваться?
— Ага! - ассасин чуть не подавился собственной злостью,  после чего набрал в грудь воздуха, и начал вопить. Для начала он высказал мнение о том, что соотечественники неверной собаки аарона (с маленькой буквы) всегда вели себя бесчестно в земельном вопросе.
Часовой ассасин зааплодировал. Сэр Персиваль глянул на Арончика. Тот молча пожал плечами и со скучающим видом уставился на облака.
Увидев, что его игнорируют, Абу Дурман покраснел, как трижды перезрелый помидор, и кинулся в новую атаку. Он сообщил, что сионисты, крестоносцы, сионисты-крестоносцы и прочее зловредное неверное племя должно покинуть Святую землю раз и навсегда — или сдохнуть, как и подобает неверным собакам.
— А вот мне, таки, поверите ли, интересно просто для себя узнать. - сказал Арончик, когда Абу Дурман замолчал, чтобы набрать воздуха для новой порции воплей. Голос сиониста-крестоносца был тихим, но в глубине карих глаз загорелись нехорошие огоньки. - Если мы совсем уйдём с нашей земли, которую вы почему-то считаете вашей, вы оставите нас в покое?
— Никогда! - завопил Абу Дурман. Часовой ассасин шарахнулся от  предводителя и зажал пострадавшие от вопля уши. - Никогда! Ибо мир создан не для таких неверных собак, как вы, и нет места, которое принадлежало бы вам по праву, потому что вы неверные собаки! Вы, неверные собаки, не имеете права ходить по земле, которая вся, без остатка, предназначена нам, и только нам! Мы будем истреблять вас и преследовать до самого конца, пока вы не исчезнете с лица земли, невер...
—  ...ные собаки. - подхватил Арончик. - Таки спасибо, я хорошо вас понял.
Все замолчали. Абу Дурман забрал у часового флягу с водой и принялся жадно пить. Часовой с благоговением смотрел на своего великого и мудрого лидера, снизошедшего до скромных благ, принадлежащих его ничтожному слуге.
Арончик ковырял землю носком сапога. Затем, встрепенувшись, отмерил три шага в сторону замка и тщательно застолбил найденную точку сапогом, а сделав ещё шаг в сторону, поставил и третью метку. Сэр Персиваль наблюдал за арончиковыми упражнениями в геометрии с некоторым недоумением.
— Я твой замок труба шатал! - вновь выкрикнул Абу Дурман, впрочем, на этот раз без особого фанатизма. - Что ты там ковыряешь, неверный пёс?
— Чтобы вы знали, я рисую границу. - ответил Арончик, закончив чертить на земле линию.
— Что? Какую границу, сын шакала и змеи? - расхохотался ассасин.
— Я вас очень попрошу, чтоб вы были здоровы сто двадцать минут, моих маму с папой не трогать. - в вежливом голосе сиониста-крестоносца, впрочем, плохо сочетавшемся с бешеной жестикуляцией, чувствовалась нешуточная угроза. Арончик, отступив на шаг, склонил голову набок, оценивая результат своего творчества.
В пыли красовалось нечто, напоминавшее прямоугольник, чудом спасшийся из лап Очень Пьяного Пластического Хирурга.
Арончик указал Абу Дурману на прямоугольник.
— А вот это, господин ассасин — вся ваша земля, что есть на свете. Два с четвертью квадратных ярда. Я, как вы же видите, показал добрую волю и почти совсем ушёл с вашей земли. Теперь вы можете спокойно в неё закапываться. Если в этом нужна помощь — только скажите. Я с удовольствием вас закопаю. Но я ведь и больше вам скажу: я настаиваю, чтобы вы закопались, потому что...
Абу Дурман, сперва остолбеневший от наглости сиониста-крестоносца, пришёл в себя. С яростным воплем он выхватил у часового арбалет и, не целясь, выстрелил. Сэр Персиваль бросился было к Арончику, но опоздал. Болт прошёл в опасной близости от размахивающих рук и клюнул Арончика прямо в сердце.
Раздался металлический лязг.
— Таки вы предсказуемы, как дурак. - констатировал Арончик, с сожалением рассматривая болт, висевший на продырявленном пончо. - И ещё профессионально безграмотны. Вы ведь совсем-совсем ничего не знаете ни про Человека без имени, ни про Ратта с Бэйном, настоящих ассасинов. Такие, как вы, всегда стреляют в сердце, и тут уже я был бы дурак, если бы не мог это предусмотреть. Пойдёмте, сэр Персиваль, мне почему-то кажется, что ничего интересного здесь уже не будет.
Абу Дурман потряс в воздухе кулаками и скрылся за зубцами башни. Из замка послышались команды и топот ног. Сэр Персиваль, сопровождаемый трубачом и знаменосцем, торопливо зашагал прочь.  Арончик последовал было за ним, но через пару шагов вновь обернулся к замку и открыл рот, собираясь что-то сказать, однако передумал, и, махнув рукой, зашагал вслед за сэром Персивалем. Через три шага он опять остановился, развернулся к замку, но опять передумал и вновь направился к английскому лагерю. После третьей итерации сэр Персиваль, всерьёз обеспокоившийся за странного крестоносца, буквально схватил Арончика за руку и потащил за собой. И вовремя!
Ворота замка распахнулись, и на волю высыпала толпа до зубов вооружённых ассасинов. Сэр Персиваль и Арончик, не сговариваясь, добавили шагу.
— Сначала... я отрублю тебе ухо!!! - взревел Абу Дурман, потрясая саблей из-за спины своих молодчиков. - Потом...
Сэр Персиваль и Арончик одновременно вспомнили о пользе бега для здоровья. Однако ассасины находились в ничуть не худшей физической форме. Расстояние между доблестными крестоносцами и погоней неумолимо сокращалось.
Сэр Персиваль, дыша тяжело, как оснащённый паровым двигателем Дарт Вейдер, обогнул скалу, за которой начиналась финишная прямая к укреплённому лагерю крестоносцев. Арончик налетел на рыцаря, сшиб с ног и навалился сверху.
Раздался зловещий свист, тот самый, от которого при Креси и Пуатье седели самые бывалые французские рыцари. Над головами сэров крестоносцев пронёсся жуткий ветерок. Арончик осторожно огляделся.
Позади лежала груда утыканных стрелами ассасинов. Почему-то при виде этой радостной картины Арончику пришла в голову мысль о неудачно подравшихся самцах ежей в разгар брачного периода. Так или иначе, Абу Дурман, как истинно мудрый вождь и вдохновитель, отгородившийся от реальности толпой своих сторонников, остался цел и невредим. Он со всех ног мчался к замку, обгоняя немногочисленных уцелевших ассасинов.
Арончик повернул голову. Перед ним стояли легендарные английские залповые лучники — три шеренги удальцов в курточках с золотыми леопардами и панамках цвета «Робин Гуд в джунглях». Из-за спин лучников жизнерадостно скалились трубач и знаменосец.
— Таки получилось. - сообщил Арончик Джону, стоявшему рядом со стрелками.
— Вы совершенно правы, сэр. - с полупоклоном ответил Джон. - Для полутораста лучников послать семьсот пятьдесят стрел за неполных четыре секунды — это неплохой результат.
— Бу-бу-бу! - сообщил сэр Персиваль.
— Таки что? - искренне заинтересовался Арончик.
— Если мне будет позволено заметить, сэр, то сэр Персиваль сможет более развёрнуто высказать свою точку зрения, если вы уберёте локоть с его уха. - предположил Джон.
Арончик поднялся. Сэр Персиваль выплюнул набравшийся в рот песок и встал.
— Что здесь происходит? - спросил он.
— Когда вы уходили, сэр Аарон настоятельно предложил мне с лучниками подождать вас за скалой, сэр. - почтительно ответил Джон.
— Вы знали? - удивился сэр Персиваль.
— Так я был бы не сионист- крестоносец, если бы не мог заставить этих диких людей выскочить наружу. - ответил Арончик. - А поскольку я, как вы можете видеть, всё же сионист-крестоносец, значит, я должен был рассчитывать на свои силы. Вот чтобы вы знали, я просто-таки профессионально должен уметь доводить людей до белого каления, потому что положение, оно, знаете ли, обязывает...
Сэр Персиваль и Джон следили за размахивающими, как семафор, руками Арончика, словно дети в цирке.
— Да. - наконец сказал сэр Персиваль. - Не зря король доверил вам эту миссию.
— Ещё бы! - радостно оскорбился Арончик. - Конечно не зря, чтобы вы знали. Жаль только, что второй раз тот же номер таки не получится. Но это, знаете, не беда и не горе. Я вам ещё что-нибудь придумаю. Так мы идём обедать или не идём обедать?
Сэр Персиваль махнул рукой в сторону лагеря крестоносцев.
— Пошли.

— Сэр Арончик, - осторожно сказал сэр Персиваль, - героическая биография вашего дедушки, конечно, очень интересна, но быть может, вы сосредоточитесь на том, как нам прижать этих мамз... -  прости, Господи, - ассасинов?
— Вы не извиняйтесь, потому что они таки в самом деле мамзеры. Но вот вы мне в самом деле скажите, сэр Персиваль: как может сионист-крестоносец, родившийся седьмого июня, о чём-то думать молча и не делать двух дел сразу? Вот вы где-нибудь видели такого?
— Нет. - осторожно ответил сэр Персиваль.
— Вот и я нет. - пожал плечами Арончик. - Даже в зеркале.
— И что же вы придумали? - осведомился сэр Персиваль.
— Вы, значит, хотите, чтобы я уже что-нибудь уже? - переспросил Арончик.
— Если вам нетрудно. - подал голос Джон.
Арончик вздохнул.
— Пока я только придумал, чтобы их снова выманить. Но как это сделать — это совсем плохой вариант, некошерный. Надо им сказать... - сионист замялся.
— Что сказать? - спросил Персиваль.
За столом вновь воцарилась тишина. Внезапно Арончик скривил нос.
— Таки мне кажется, что это свиньи.
— Таки свиньи... Тьфу! Да, это свиньи. - ответил сэр Персиваль. - Нам выписали из Акры стадо свиней — ну, чтобы затолкать их в подкоп, а когда с подкопом не вышло — нам пришлось построить большой свинарник. Если забить и съесть свиней — это получится нецелевое использование осадных хрюшек, подсудное дело. Вот и приходится их кормить, треклятых прожорливых тварей!
Пока сэр Персиваль говорил, выражение на лице Арончика непрестанно менялось — от глубокой задумчивости до гениального просветления. И едва английский рыцарь закончил свою речь, как сионист-крестоносец вскочил, опрокинув табурет.
— Таки да! - закричал он.
Сэр Персиваль  и Джон уставились на него глазами, круглыми, как свежие апельсины.
— Простите, что, сэр Аарон? - осторожно спросил Джон.
— Свиньи! - вскричал Арончик, потрясая воздетыми руками. - Свиньи — вот наше оружие!
И он быстро посвятил собеседников в детали свеженагениаленного плана.
— Ну... - протянул сэр Персиваль, выслушав вдохновенную речь Арончика. - А если нас обвинят в использовании биологического оружия?
— Пустяки. - отмахнулся Арончик. - Они ведь начали первые, залив ваш подкоп из канализации, так? Это будет лишь ответный шаг, и никакой Папский трибунал по правам человека не придерётся.
— И потом, - сказал Джон, - если мне позволено будет сказать, Абу Дурман не знает понятия «биологическое оружие».
— Правда? - Арончик казался расстроенным, но тут же просиял: - Ничего, я знаю, как это исправить! Где, говорите, у вас лучшее требюше?
— Проводи сэра Аарона, Джон. - сэр Персиваль поднялся. - А я пока схожу распоряжусь насчёт свиней.
Арончик и Джон вышли из штабного шатра и направились в сторону замка. Они прошли несколько сотен шагов, поднялись по склону, и наконец, увидели нечто, похожее на скелет гигантского динозавра, отрастившего себе несколько лишних позвоночников и голов. К плечу монстра была приставлена длинная деревянная лестница. Наверху копошилась тёмная человеческая фигурка. Арончик мигнул и прищурился: ему показалось, что лицо у человека наверху тоже чёрное. Человек что-то напевал, но внизу был слышен только общий мотив, да и то очень приблизительно.
— Сэр мастер-наводчик! - крикнул Джон, задрав голову. - Мы к вам! У него сложный характер. - тихо сказал Джон Арончику. - И странности, сэр, странности... Странный он, понимаете?
Сверху донеслось насмешливое фырканье.
— Мастер-наводчик, сэр! - вновь закричал Джон.
Рядом с Джоном и Арончиком упала наземь какая-то деревянная труха.
— Вы неправильно делаете. - укоризненно сказал Арончик. - Вы теперь просто отойдите, помолчите и больше так не делайте.
Джон пожал плечами и отступил на несколько шагов.
Арончик прислушался. Обычному человеку было бы почти не слышно слов песни, но острый слух лучшего выпускника Линкольнширской музыкальной школы имени сэра Эдмунда Гисборна уже опознал мотив, и Арончик догадывался, что и где должно прозвучать.
— So the Lord said... - донеслось сверху. И Арончик тут же подхватил:
— Go down, Moses, way down in Egypt land...
Певец сверху затих. Сапоги затопали по лестнице, и перед Арончиком появился коротко стриженный седой негр лет пятидесяти, сложением напоминавший боксёра-тяжеловеса, ушедшего на пенсию.
— Откуда ты знаешь, что меня зовут Мозес? - требовательно спросил он.
Арончик растянул губы в самой широкой улыбке, какую только мог изобразить.
— Let my people go! -  сказал он, протягивая руку.

Абу Дурман поскрёб указательным пальцем ту часть своей физиономии, где из сросшихся бровей начинался нос.
Всё шло совсем не так, как должно было идти.
Ночью неверные собаки переставили свой самый большой требюше поближе к замку. Поначалу Абу Дурман счёл это пустяками — через высокую скалу паршивые сионисты и крестоносцы могли только кидаться всяким мусором наобум — траектория была слишком уж навесная.
Но около одиннадцати, когда весь замок ждал обстрела, через гору перелетел один лишь снаряд.
Это была книга. Её тут же принесли Абу Дурману, и он с удивлением обнаружил, что сумаспятившие неверные собаки забросили в замок Энциклопедический словарь. В словаре была закладка. Она вела к статье «Бактериологическое оружие». На полях, рядом со статьёй, была приписка по-арабски: «Смотри статью Психологическая война». Абу Дурман, помнится, ничего не понял, но для профилактики велел принесшему книгу прыгнуть с замковой стены.
Спустя ещё час, к полудню, через стену тяжело перелетела первая свиная туша. За ней — ещё и ещё, по нескольку штук за раз. Первым пал Хасан Толстый — его сбило свиньёй прямо с главной башни. Затем под свиней попали ещё двое... трое... пятеро... Храбрейшие из храбрых ассасинов, не дрожавшие при обстрелах замка каменными глыбами, никак не ожидали такого бесславного конца, лишавшего их шанса пережениться на райских гуриях. Все попрятались под крышами и за стенами, а ежели возникала надобность выйти на воздух, передвигались перебежками, опасливо поглядывая на небо.
А свиньи всё летели и летели. Моральный дух осаждённых всё падал и падал.
Абу Дурман сжал кулаки. Это всё происки той тощей неверной собаки! Ну, ничего, недолго ему осталось. Свиньи у неверных не бесконечные, обстрел скоро кончится, и тогда...
Витраж разлетелся с мелодичным серебристым звоном. Абу Дурман увидел неспешно, как в замедленном кошмаре, летящую прямо на него свинью. Он хотел было отскочить, но не смог сдвинуть с места даже внезапно прилипший к нёбу язык. Последним, о чём он успел подумать, была проклятая поговорка неверных о том, что будет, когда свиньи полетят.

Через полчаса над замком взвился белый флаг.

+8

2

http://s16.rimg.info/a9374c2d7b8a381a42079f34284c7bc0.gif    http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192957-2.gif 

Клаус, это ошизительно здорово!
http://s15.rimg.info/f424bbadf5cc6434898ae06d59ee8867.gif

+1

3

Клаус Штертебеккер, я рыдаль!  http://s12.rimg.info/63654036e4cdd7fce29bf54890eb0719.gif  "Это просто праздник какой-то!" (с) А финал - шедевр!  http://s.rimg.info/5962bb18d0aff8d7b1a22b492ef7b499.gif

+1

4

Спасибо! :)

0

5

Ой. Это шикарно. Можно разбирать на цитаты.

Клаус Штертебеккер написал(а):

— Таки здравствуйте вам

С этого места я поняла, кто пожаловал. :) Таки фирменный стиль.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Так вы не поняли. Подкрепление — это я!

А вот тут, похоже, опечатка, потому что буквы "и" до фирменного не хватает.

+1

6

Княгиня написал(а):

Ой. Это шикарно. Можно разбирать на цитаты.

Спасибо большое!

Княгиня написал(а):

С этого места я поняла, кто пожаловал. :) Таки фирменный стиль.

Дык! Надо ещё про Ательстана что-нибудь отдельное написать. :)

Княгиня написал(а):

А вот тут, похоже, опечатка, потому что буквы "и" до фирменного не хватает.

По правде сказать, это, скорее, концептуальная ошибка. :) Я долго думал, оставлять тут "и" или нет, чтобы не переборщить, и, в конце концов, убрал. :)

0

7

Клаус Штертебеккер
Прекрасно:-):-):-):-):-)

+1

8

"Свеженагениаленный план". Вот это надо запомнить. :)

0

9

Мария Мирабелла написал(а):

Прекрасно

Спасибо. :)

Княгиня написал(а):

"Свеженагениаленный план". Вот это надо запомнить.

Будешь смеяться, но я и над этим думал, оставить или нет. :)

0

10

Я вчера был в неподходящей кондиции для внятного отзыва.
:)

Клаус Штертебеккер написал(а):

эмиссары Общества Англо-Сарацинской Дружбы, пенявшие сэру Персивалю на то, что он не только в знак доброй воли не снабжает осаждённых  бесплатными девственницами-блондинками, но и исправно конфискует весь гашиш, собранный Обществом в рамках оказания гуманитарной помощи.

Эти общества, чтоб их, бессмертны, как мафия. Знак им, гадам, доброй воли! Девственниц им подавай. Они уже ключи от квартиры требуют  в рамках доброй воли. Абу-Дурмана им, а не девственниц с ключами.

Клаус Штертебеккер написал(а):

королевские посланцы важно надували щёки и начинали разговаривать на повышенных тонах, поминая Вегеция, Александра Македонского и Клаузевица.


Теоретики, чего с них возьмёшь? :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

я первый и единственный в мире сионист-крестоносец из свиты короля Ричарда.

http://uploads.ru/i/f/9/4/f94Tq.gif   http://s15.rimg.info/f424bbadf5cc6434898ae06d59ee8867.gif 

Клаус Штертебеккер написал(а):

В частности, для английского рыцаря было загадкой, как живой человек может разговаривать в таких количествах и с такой скоростью?

Ха! Этот рыцарь не знаком с сионистами-крестоносцами, с просто сионистами и лично со мной.  :D Сочувствую от всей души.

Клаус Штертебеккер написал(а):

А Общество Англо-Сарацинской Дружбы подняло шум — мол, крестоносцы жгут школы. А ведь их приглашали, им предлагали взглянуть на осла!

Херноёлки! Это общество нельзя ли как-нибудь того... чтоб его совсем не было? У Арончика должны быть идея.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Но вот вы мне в самом деле скажите, сэр Персиваль: как может сионист-крестоносец, родившийся седьмого июня, о чём-то думать молча и не делать двух дел сразу? Вот вы где-нибудь видели такого?


Это что, намёк?  http://s16.rimg.info/044aaa9d0f88984aacf6924242c2273d.gif 

Клаус Штертебеккер написал(а):

— А вот это, господин ассасин — вся ваша земля, что есть на свете. Два с четвертью квадратных ярда. Я, как вы же видите, показал добрую волю и почти совсем ушёл с вашей земли. Теперь вы можете спокойно в неё закапываться. Если в этом нужна помощь — только скажите. Я с удовольствием вас закопаю. Но я ведь и больше вам скажу: я настаиваю, чтобы вы закопались

И это даже слишком щедро. Впрочем, я сионист, но не крестоносец. Жалости во мне маловато, особенно к абу-дурманам (с маленькой буквы)

Клаус Штертебеккер написал(а):

— Свиньи! - вскричал Арончик, потрясая воздетыми руками. - Свиньи — вот наше оружие!

Спартак - наше всё!  http://s16.rimg.info/a9374c2d7b8a381a42079f34284c7bc0.gif   http://s15.rimg.info/f424bbadf5cc6434898ae06d59ee8867.gif 

Предлагаю выпить за творческий гений автора и такой подходящий конец неверного пса абу-дурмана.
http://s4.rimg.info/643bc147fa584752e8b0d94e8018355d.gif

+3

11

Bobby написал(а):

Эти общества, чтоб их, бессмертны, как мафия. Знак им, гадам, доброй воли! Девственниц им подавай. Они уже ключи от квартиры требуют  в рамках доброй воли.

Они слегка оборзели, я считаю.

Bobby написал(а):

Абу-Дурмана им, а не девственниц с ключами.

Кстати, ты тут мне походя подарил очередную идею истории про Арончика. :) Спасибо от меня и от персонажа. :)

Bobby написал(а):

Теоретики, чего с них возьмёшь?

Ну... анализы? :)

Bobby написал(а):

Ха! Этот рыцарь не знаком с сионистами-крестоносцами, с просто сионистами и лично со мной.  :D Сочувствую от всей души.

Ну, теперь-то он познакомился. :)

Bobby написал(а):

Херноёлки! Это общество нельзя ли как-нибудь того... чтоб его совсем не было? У Арончика должны быть идея.

Мы с ним подумаем над этим. :)

Bobby написал(а):

Это что, намёк?

:D

Bobby написал(а):

И это даже слишком щедро. Впрочем, я сионист, но не крестоносец. Жалости во мне маловато, особенно к абу-дурманам (с маленькой буквы)

Так и Арончик, заметь, сказал "нашей земли, которую вы почему-то считаете вашей", а потом "почти ушёл". :)

Bobby написал(а):

Предлагаю выпить за творческий гений автора и такой подходящий конец неверного пса абу-дурмана.

Выпьем! :)

+1

12

Клаус, бурные аплодисменты. Это очень, очень классно.

+1

13

Эпона написал(а):

Клаус, бурные аплодисменты. Это очень, очень классно.

Спасибо! Я постараюсь не снижать планку. :)

0

14

Клаус Штертебеккер написал(а):

Они слегка оборзели, я считаю.

Слегка? Эх, кабы не закон о запрете подстрекательства и разжигания... Всё, молчу.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Так и Арончик, заметь, сказал "нашей земли, которую вы почему-то считаете вашей", а потом "почти ушёл".

Заметил. Я к тому, что вежлив Арончик, обходителен. Он правильно говорит, но кровожадности маловато. Хотя этот персонаж должен поступать именно так, на то он и Арончик из Линкольна. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Мы с ним подумаем над этим.

Думайте скорей, потому как существует опасность перехвата идей, а не только их случайного дарения. :)
Да, кстати. Мне придётся в любом случае косвенно воспользоваться Арончиком в продолжении рассказа о Томасе, который адвокат. Официально спрашиваю разрешения автора.

0

15

Bobby написал(а):

Я к тому, что вежлив Арончик, обходителен. Он правильно говорит, но кровожадности маловато. Хотя этот персонаж должен поступать именно так, на то он и Арончик из Линкольна.

Это в характере. :) И главное, он добился цели.

Bobby написал(а):

Думайте скорей, потому как существует опасность перехвата идей, а не только их случайного дарения.

Намёк понял. :)

Bobby написал(а):

Мне придётся в любом случае косвенно воспользоваться Арончиком в продолжении рассказа о Томасе, который адвокат.

Отличные новости - будет продолжение про Томаса! :) А когда оно планируется?

Bobby написал(а):

Официально спрашиваю разрешения автора.

Автор официально разрешает. :)

0

16

Клаус Штертебеккер написал(а):

Это в характере.

Абсолютно.

Клаус Штертебеккер написал(а):

А когда оно планируется?

В обозримом будущем. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Автор официально разрешает.

Спасибо.

0

17

Вы это, того - обещаете, обещаете, а народ ждёт, ждёт...

0

18

Княгиня, а они такие, ты разве не знала? Обещают, кормят завтраками. Цену набивают, что ли? Эй, вы, добры молодцы! Подать сюда продолжения всего! А то мы устроим забастовку, и вам будет страшно! Вот!

0

19

milka написал(а):

Княгиня, а они такие, ты разве не знала? Обещают

...а мы три года ждём...

milka написал(а):

кормят завтраками.

...пойти, что ли, поужинать...

Надо, кстати, и мне хотя бы один шервудский опус дописать. А то он вот он, уже немного, а всё никак. Только чтобы не кое-как.

0

20

milka
Кто бы говорил!!!! А где "Битва"?????

0

21

Катлина
Так я ж не обещала вот прям сразу! И вообще, я хорошая! А "Битва" будет, но не сейчас, потому что я сбилась с мысли, и теперь надо ее найти, эту мысль, чтоб фигню не писать.

0

22

АРОНЧИК ГРАБИТ КОРОВАНЫ

— В такую гнусную погоду хороший Робин Гуд шерифа из замка не выгонит. — сказал Арончик из Линкольна, чуть пришпоривая коня.
Его спутник снял залепленные мокрым снегом очки, отряхнул их, неспешно вытер и вернул на нос.
— А я бы выгнал. — ответил он.
Тристан Смайт, эсквайр, когда-то работал Робин Гудом графства Дербишир, однако наробингудил там несколько больше допустимого. Чтобы избежать могучей и корявой длани закона, он завербовался в Шестой собственный Его величества полк йоменов-крестоносцев, отправлявшийся с королём Ричардом в Святую Землю. Рассказывали, что Смайт поднялся на борт речного трамвайчика как раз в тот миг, когда под гулкие своды Дуврского Тауэра (так шутники и невежды звали здание Дуврского речного вокзала) ступил шериф Дербиширский во главе своих стрелков. Завидев шерифа, Смайт, якобы, вежливо улыбнулся и поприветствовал слуг закона по древнему англо-браконьерскому обычаю, показав им два пальца; а потом чуть подумал и сократил число пальцев до одного. Шериф окаменел от злости, бессильно наблюдая, как трамвайчик под королевскими золотыми львами уносит Смайта, его безмятежную улыбку и его средний палец. Так рассказывали — впрочем, Смайт, как истый джентльмен, этих инсинуаций не комментировал.
Арончик повернулся к Смайту так резко, что с широкополой шляпы сиониста-крестоносца свалился целый сугроб.
— Таки потому вы и ушли с этой работы, чтобы выгонять шерифов, если я не правильно ошибаюсь?
Смайт задумчиво почесал нос.
— Нет, мы с шерифом поссорились по поводу функций. Тригонометрических. — добавил он, предупреждая вопрос Арончика.
— Таки что можно обсуждать со средним английским шерифом про функции, это я вас совершенно не понимаю. С шерифом! Вы бы хоть приличного человека нашли.
— Началось с того, — приступил к рассказу Смайт, — что мы с ним пили шотландский мёд.
Арончик хотел было воздеть руки к небу, но вспомнил про уздечку. Он по-рейтарски взял узду в зубы и всплеснул ничем не стеснёнными руками во весь двухметровый размах. Это торжество жеста над словом дало Смайту возможность продолжить.
— А потом он спросил, как это я попадаю в цель со своими минус семью диоптриями. Я сказал, что… приспособился. И что могу стрелять даже с завязанными глазами, на звук.
— Вот как? — Арончик с любопытством уставился на Смайта. — А на запах?
— Шериф спросил то же самое. Это, говорит, если в полусотне шагов поставить что-нибудь такое…
— Вонящее? — предположил Арончик.
— Именно, сэр. Так вот, смогу ли я попасть в вонящее? Я ответил, что стрельба на запах возможна только с подветренной стороны. А чтобы стрелять против ветра, нужно делать сложную поправку. Тут мы с шерифом поспорили из-за тригонометрии…
— Да чтобы вы знали, мой дядя Иосиф со Шпицбергена дрался с шестью викингами сразу из-за продолжительности репродуктивного цикла у пингвинов. Таки сравнивая с этим, при всём этом вашем уважении, поспорить с шерифом из-за косинусов это не эпично.
— Может, и так. — согласился Смайт, чуть подумав. — Но я выкинул шерифа из окна. Его собственного замка. Один раз — и второй, когда ему не понравился первый.
— Я, может быть, в чём-то где-то зачем-то не совсем прав, — задумчиво сказал Арончик, — но если подумать, то вы могли бы объяснить ему это, как этот ваш научный эксперимент. По какой кривой он летел? Вы ведь таки замерили ускорение полёта? Поправились на сопротивление воздуха?
Смайт поправил очки.
— Он улетел слишком быстро. В первый раз. Во второй — выяснилось, что мой хронометр упал в маслёнку. А ждать, пока я принесу запасной и лететь в третий раз шериф почему-то не захотел.
— Таки он недостойный любитель косинусов. — отрезал Арончик. — Настоящий ценитель науки летал бы из окна сколько нужно. А этот?..
— Что взять с шерифа? — вздохнул Смайт. Сионист и эсквайр переглянулись и расхохотались.
Тем временем метель утихла. Всадники выехали к обрыву.
Перед ними лежала долина. Наверное, её можно было бы описать длинно и поэтично, но для нашей истории достаточно будет лишь привести слова Смайта, сказанные им чуть позже, на суде: «Долина была большая. В ней было много снега.».  В самом деле, для Святой Земли снега в этом декабре выпало многовато.
Арончик нахмурился.
— Таки паршивец от нас ушёл.
В самом деле, ассасинского вожака Бамбанга ас-Суматри, которого сионист-крестоносец и робингуд-расстрига преследовали сквозь пургу двое суток, не было видно нигде.
Арончик ещё раз посмотрел на долину, как Иеошуа Бин Нун, которого непонятные люди по непонятной причине назвали Иисусом Навином, смотрел на стены Иерихо… разве что, у Бин Нуна не было такой крутой чёрной шляпы… и увидел в долине, в паре-тройке миль к востоку, цепочку чёрных копошашек, ползущих по белому снегу.
— Караван. — сказал Арончик.
— Обоз с едой для Крокодилкер-касла. — предположил Смайт.
— Спустимся и спросим у них. Наверняка они что-то видели. Они же не могли ничего не видеть, если это не назло нам? А раз они не знали про нас, то они не могли не видеть нам назло.
Смайт молча кивнул. Они спешились, и осторожно ведя лошадей в поводу, начали спускаться в долину. Выступ горы заслонил от них караван; впрочем, даже если бы не гора, то скользкой узкой и крутой тропы было бы довольно, чтобы отбить у Арончика и Смайта желание глазеть по сторонам.
Они спустились в долину и сели на коней. Караван был виден лучше. Правда, теперь он не двигался, а стоял. И стоял в каком-то беспорядке. Арончик пришпорил коня.

— Очень странно, сэр. — сказал Смайт. Впрочем, поскольку это он повторял за четверть часа уже шестой раз, Арончик перестал обращать внимание на подобные реплики.
Обстранниться, впрочем, были причины. На караван явно напали. Телеги были опрокинуты или сломаны. Припасы — испорчены или разбросаны. Хотя телеги окружало множество человеческих следов, кругом не было ни единой души. У передней телеги снег смёрзся в алый лёд, а на самой телеге был след от сильного удара сверху.
Но при этом нигде — нигде! — не было следов нападавших. К каравану не подходили люди и не подъезжали кони. Единственное вмешательство извне, которое заметили Арончик и Смайт — следы стада коров, пересекших путь каравану и знатно потоптавшихся среди телег. Коровы пришли с юга и, после каравана, двинулись на север.
Арончик сказал пару слов из тех, что в Торе не написаны, и? что есть сил, ударил по ближайшей телеге.
— Очень, очень странно. — отозвался Смайт. — И пастуха при коровах не было.
— Таки я жажду увидеть этих коров. — сквозь зубы процедил Арончик. — Только одного я хочу сильнее — наделать из них бифштексов. Эсквайр, вы со мной?
— Джентльмен никогда не пропустит сражение с говядиной, сэр. — и Смайт принялся натягивать тетиву на свой длинный лук.
Напарники двинулись на север, по следам коровьего стада. Странно, но с каждым шагом следы коров становились всё менее и менее чёткими. Ясные и отчётливые у самых телег, они постепенно превращались в полузасыпанные снегом ямки.
— Да чтобы вам быть здоровыми сто двадцать лет после вашей смерти! — страшно выругался сионист. — Эти коровы что, идут взад по времени, из ясной погоды в пургу?
— Контрамоты, сэр? — предположил Смайт. Арончик промолчал, и это значило, что дела совсем паршивы.
Через пару сотен футов следы пропали окончательно. Коровы испарились.

+4

23

Клаус Штертебеккер написал(а):

— В такую гнусную погоду хороший Робин Гуд шерифа из замка не выгонит.

Клаус Штертебеккер написал(а):

— А я бы выгнал.

Из чего явствует, что сэр Тристан был плохим Робин Гудом. Что и подтверждается:

Клаус Штертебеккер написал(а):

наробингудил там несколько больше допустимого

0

24

Увы, он категорически не подходил для этой работы. :)

0

25

Клаус Штертебеккер написал(а):

В такую гнусную погоду хороший Робин Гуд шерифа из замка не выгонит.

А мне тоже понравилось!  http://s15.rimg.info/f424bbadf5cc6434898ae06d59ee8867.gif  В цитатник!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192957-1.gif 

Клаус Штертебеккер написал(а):

Но я выкинул шерифа из окна. Его собственного замка. Один раз — и второй, когда ему не понравился первый.

Какой шериф привереда попался!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192957-2.gif

Клаус Штертебеккер написал(а):

По какой кривой он летел? Вы ведь таки замерили ускорение полёта? Поправились на сопротивление воздуха?

Тема для диссертации кандидата в Робин Гуды "Полёт шерифа из окна в зависимости от разных факторов". http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192957-1.gif 

Клаус Штертебеккер написал(а):

«Долина была большая. В ней было много снега.».

Краткость - сестра таланта! :D

Клаус Штертебеккер написал(а):

Контрамоты, сэр? — предположил Смайт.

Потянуло перечитать Понедельник. :)
Спасибо, Клаус!  :) Сплошное удовольствие и, как последствие, хорошее настроение.  :)

0

26

наталья написал(а):

Сплошное удовольствие и, как последствие, хорошее настроение.  :)

Спасибо! :)

0

27

наталья написал(а):

"Полёт шерифа из окна в зависимости от разных факторов"

Неправильная формулировка. Надо так: "Зависимость траектории полёта шерифа от факторов, сопутствующих выпадению из окна". Надеюсь, мы не поссоримся из-за косинусов?..

0

28

Княгиня написал(а):

Надеюсь, мы не поссоримся из-за косинусов?..

Нет!  :D Мы за них выпьем! http://s4.rimg.info/643bc147fa584752e8b0d94e8018355d.gif 

Княгиня написал(а):

Надо так: "Зависимость траектории полёта шерифа от факторов, сопутствующих выпадению из окна".

Да, Ваш кандидат точно станет Робин Гудом, а мой  с моей формулировкой разве что на Скарлета потянет.  :)

0

29

наталья написал(а):

Да, Ваш кандидат точно станет Робин Гудом

(задумчиво) А мы разве на "Вы"?

наталья написал(а):

мой  с моей формулировкой разве что на Скарлета потянет.

Ну, многие и на это не натянутся... мне кажется.

наталья написал(а):

Нет!  :D Мы за них выпьем!

Наше здоровье!

0

30

Княгиня написал(а):

(задумчиво) А мы разве на "Вы"?

Нет, больше не на "Вы".  :)

Княгиня написал(а):

Наше здоровье!

И всем не хворать, и всем
http://sd.uploads.ru/t/jekUl.gif

+1


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Стеб да стеб кругом » Операция «Гневные Свиньи»