SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Клио » Историческая достоверность в кино, литературе etc.


Историческая достоверность в кино, литературе etc.

Сообщений 61 страница 72 из 72

61

Я хочу поговорить про "Столпов земли"! Пока поговорю тут, а потом можно сделать отдельную тему. Тут уже много есть про столпов, так что может имеет смысл.
В общем, есть сериал и есть книга, они очень разные, но при этом сериал действительно экранизация в хорошем смысле слова. И то, что в сериале совсем не так, как в книге, не воспринимается искажением источника, ну, я так не воспринимаю. Я просто вижу, как киносредствами донесли мысль автора. Да, в сериале больше времени уделили смуте и враждующим королям, в то время как в книге короли проходят где-то на заднем плане, и практически не являются действующими лицами самого романа. Они есть, их действия влияют на жизнь героев романа, и все.
Но для кино такой подход не очень хорош. Поэтому здесь действуют и короли как полноправные герои.
В сериале, кроме того, усилен драматизм ситуации с Белым кораблем. В книге гибель корабля и тайна, окружающая ее, оттеснены на задний план и упоминаются только в самом финале. Этого вообще могло не быть, настолько мало влияет на судьбы героев. Конечно, отец Джека действительно был на корабле и был казнен из-за этого, но в сериале его история драматизирована и выдвинута на передний план, а также связана с Эллен и Уолераном гораздо больше, чем в романе.
Но при этом характеры остались авторскими, и это удивительно. Так редко сейчас бывает такое бережное отношение к источнику.
В романе больше психологизма, чем в сериале. Поступки многих героев мотивированы и объяснены, но, к сожалению, большая часть героев все-таки картон. Больше всех меня бесит брат Джонатан, сын Тома, во взрослом состоянии. Он же просто недоразвитый! Еще там есть Томас Бекет, бее!

Я не считаю ни роман, ни сериал шедеврами. Они просто довольно интересны и читать\смотреть стоит, потому что такого описания Собороа, с таким знанием и любовью, я больше нигде не видела.

+1

62

Ценность фильма (это я про Столпы) в том, что он не хуже книги! Он другой! Но в то же время, я, как человек, сначала прочитавший книгу, почти полностью согласна с трактовкой образов героев. В фильме мне отчетливо не понравились две вещи - намек на кровосмесительную связь молодого Хамлея с матерью и скомканный конец с дурацкой смертью Уолерана. А в целом -  http://s7.rimg.info/31a532dc1c7e44603c610b6ccd0b763c.gif

+1

63

Любсик, я тоже так думаю! Только я книгу прочла позже, вот только сейчас. Трактовка образов в сериале без претензий. Они именно авторские, но адаптированные для кино, для киносценария.
Кровосмесительная связь мне тоже не просто не понравилась, она меня выбесила конкретно. Они это сделали, чтоб совершенно озлодеить Хамлеев, наверное. И вот поэтому они получились более плоскими, чем в книге.
А конец Уолерана должен был быть таким, чтоб соответствовать проклятью Эллен. Ну и для дурацкой эпичности. И еще он похож на конец Клода Фроло. Вот только Джеку роль Квазимодо ну совсем не подходит.

Я читала книгу в дебильном переводе, который даже не отредактирован, и это бесило. Там было много непонятностей и кривостей языка, и еще там напутали с цветом глаз. Меня обычно мало заботит цвет глаз, но когда этот цвет внезапно меняется, я сержусь. Так вот вопрос - какого цвета глаза у Джека? В началае они были зеленые, а потом вдруг стали голубые. Это косяк переводчиков, или автора?

+1

64

milka, вот ты спросила! Честно, не помню!

0

65

По-моему, довольно любопытная цитата. :)

- И в завершение первого семестра  курса  "Древняя  история  107",  - сказал  профессор  Пол  Муни, - мы попробуем восстановить обычный день нашего предка, обитателя Соединенных Штатов Америки, как  называли  в те времена, то есть пятьсот лет назад, Лос-Анджелес Великий.
     Мы назовем объекта наших изысканий Джуксом - одно  из  самых  славных имен той поры, снискавшее себе бессмертие в сагах о кровной вражде  кланов
Каликах и Джукс.
     В наше время все научные авторитеты сошлись на том, что  таинственный шифр  ДЖУ  [телефонный  индекс  одного  из   районов   Нью-Йорка], часто встречаемый в телефонных справочниках округа Голливуд Ист  (в  те  времена его именовали Нью-Йорком), к примеру: ДЖУ 6-0600 или ДЖУ 2-1914,  каким-то образом генеалогически связаны с могущественной династией Джуксов.
     Итак, год 1950-й. Мистер Джукс, типичный  холостяк,  живет  на  ранчо возле Нью-Йорка. Он встает с зарей, надевает спортивные брюки,  натягивает сапоги со шпорами, рубашку из сыромятной  кожи,  серый  фланелевый  жилет, затем повязывает черный трикотажный галстук. Вооружившись револьвером  или кольтом, Джукс направляется в забегаловку, где  готовит  себе  завтрак из приправленного пряностями планктона и морских водорослей. При  этом  он  - возможно (но не обязательно) застает врасплох целую банду  юных  сорванцов или краснокожих индейцев в тот самый момент, когда они готовятся линчевать очередную жертву или угнать несколько  джуксовых  автомобилей,  которых  у него на ранчо целое стадо примерно в полторы сотни голов.
     Он расшвыривает их несколькими ударами, не прибегая к оружию. Как все американцы двадцатого века, Джукс - чудовищной  силы  создание, привыкшее наносить, а также получать сокрушительные удары; в  него  можно  запустить стулом, креслом, столом, даже комодом без малейшего  для  него  вреда.  Он почти не пользуется пистолетом, приберегая его для ритуальных церемоний.
     В свою контору в Нью-Йорк-сити мистер Джукс отправляется верхом,  или на  спортивной  машине  (разновидность  открытого  автомобиля),   или   на
троллейбусе. По  пути  он  читает  утреннюю  газету,  в  которой  мелькают набранные жирным шрифтом  заголовки  типа:  "Открытие  Северного  полюса", "Гибель Титаника", "Успешная высадка космонавтов на  Марсе"  и  "Странная гибель президента Хардинга".
     Джукс работает в  рекламном  агентстве  на  Мэдисон-авеню  -  грязной ухабистой дороге, по которой разъезжают почтовые дилижансы,  стоят  пивные салуны и на каждом шагу  попадаются  буйные  гуляки,  трупы  и  певички  в сведенных до минимума туалетах.
     Джукс - деятель рекламы, он  посвятил  себя  тому,  чтобы  руководить вкусами публики, развивать ее культуру и оказывать содействие при  выборах должностных лиц, а также при выборе национальных героев.
     Его контора, расположенная  на  двадцатом  этаже  увенчанного  башней небоскреба, обставлена в характерном для середины двадцатого века стиле. В ней имеется конторка с  крышкой  на  роликах,  откидное  кресло  и  медная плевательница.  Контора  освещена  лучом  мазера,  рассеянным  оптическими приборами.  Летом  комнату  наполняют   прохладой   большие   вентиляторы, свисающие с потолка, а зимою Джуксу не дает замерзнуть  инфракрасная  печь Франклина.
     Стены украшены  редкостными  картинами,  принадлежащими  кисти  таких знаменитых мастеров, как Микеланджело,  Ренуар  и  Санди.  Возле  конторки стоит  магнитофон.  Джукс  диктует  все  свои  соображения,  а  позже  его секретарша переписывает их,  макая  ручку  в  черно-углеродистые  чернила.
(Сейчас уже окончательно установлено, что пишущие машинки были  изобретены лишь на заре Века Компьютеров, в конце двадцатого столетия.)
     Деятельность мистера Джукса состоит в создании вдохновенных лозунгов, которые превращают  половину  населения  страны  в  активных  покупателей.
Весьма немногие из этих лозунгов дошли до наших дней, да и то в более  или менее фрагментарном виде, и студенты, прослушавшие курс  профессора  Рекса Гаррисона "лингвистика 916", знают, с какими трудностями  мы  столкнулись, пытаясь расшифровать такие изречения, как:  "Не  сушить  возле  источников тепла" (может быть, "пепла"?), "Решится  ли  она"  (на  что?)  и  "Вот  бы появиться в парке в этом сногсшибательном лифчике" (невразумительно).
     В полдень мистер Джукс идет  перекусить,  что  он  делает  обычно  на каком-нибудь гигантском стадионе в обществе нескольких тысяч подобных ему. Затем он снова возвращается в контору и приступает к работе, причем  прошу не забывать, что условия  труда  в  то  время  были  настолько  далеки  от идеальных, что Джукс вынужден был трудиться по четыре, а  то  и  по  шесть часов в день.
     В те удручающие  времена  неслыханного  размаха  достигли  ограбления дилижансов, налеты,  войны  между  бандитскими  шайками  и  тому  подобные зверства. В воздухе то и дело мелькали тела маклеров,  в  порыве  отчаяния выбрасывавшихся из окон своих контор.
     И нет ничего удивительного в том, что к концу дня мистер  Джукс  ищет духовного успокоения. Он обретает его на  ритуальных  сборищах,  именуемых "коктейль". Там, в густой толпе своих единоверцев, он  стоит  в  маленькой комнате, вслух вознося молитвы и наполняя  воздух  благовонными  курениями марихуаны.  Женщины, участвующие  в  церемонии,  нередко  носят  одеяния, именуемые  "платье  для   коктейля",   известные   также   под   названием "шик-модерн".
     Свое пребывание в городе  мистер  Джукс  может  завершить  посещением ночного клуба,  где  посетителей  развлекают  каким-нибудь  зрелищем.  Эти клубы, как правило, располагались под землей. При этом Джукса почти каждый раз сопровождает некий "солидный счет" - термин маловразумительный. Доктор Дэвид Нивен весьма убедительно доказывает, что "солидный счет"  -  это  не что иное, как сленговый эквивалент выражения "доступная  женщина",  однако профессор Нельсон Эдди справедливо замечает,  что  такое  толкование  лишь усложняет дело, ибо в наше время никто  понятия  не  имеет,  что  означают слова "доступная женщина".
     И наконец, мистер Джукс возвращается на свое ранчо,  причем  едет  на поезде,  ведомом  паровозом,  и  по  дороге  играет  в  азартные  игры   с профессиональными шулерами, наводнявшими все  виды  транспорта  той  поры.
Приехав домой, он разводит во дворе костер, подбивает  на  счетах  дневные расходы, наигрывает грустные мелодии на  гитаре,  ухаживает  за  одной  из представительниц многотысячной орды незнакомок, имеющих  обычай  забредать на огонек в самое  неожиданное  время,  затем  завертывается  в  одеяло  и засыпает.
     Таков был он, этот варварский  век,  до  такой  степени  нервозный  и истеричный, что лишь  очень  немногие  доживали  до  ста  лет.  И  все  же современные романтики вздыхают о той чудовищной  эпохе,  полной  ужасов  и бурь. Американа двадцатого века - это последний крик моды.  Не  так  давно один экземпляр "Лайфа", нечто  вроде  высылаемого  для  заказов  по  почте каталога товаров, был  приобретен  на  аукционе  известным  коллекционером Клифтоном Уэббом за 150 тысяч долларов.  Замечу  кстати,  что,  анализируя этот антикварный образчик в  своей  статье,  напечатанной  в  "Философикал Транзэкшнз",  я  привожу  довольно  веские   доказательства,   позволяющие усомниться в его подлинности. Целый ряд анахронизмов наводит  на  мысль  о подделке.

А.Бестер. Ночная ваза с цветочным бордюром

+4

66

Любсик, я просто думала, что ты можешь помнить. Но это не важно, конечно. Какая разница, какие там глаза? Не в глазах дело!

Bobby написал(а):

По-моему, довольно любопытная цитата.

Ну да, историки отжигают! А что им делать, если артефактов мало осталось?

0

67

milka
ага, классно! В стиле официальной наукообразности!)))

0

68

milka написал(а):

В кино или в книжке?

В кино, какая она в книге я не помню.

0

69

Marion написал(а):

В кино, какая она в книге я не помню.

В книге она проще. А в кино она такая, потому что ее предали. Она доверилась священнику, а он ее жестоко кинул. Вот и стала такой.

0

70

milka
Ясно. Спасибо

0

71

Получасовая передача о достоверности "Апокалипто" Гибсона: http://www.redmediatv.ru/video.php?id=78694

+2

72

Страсти по Андрею, или вошь в голову
Отсюда: http://mmekourdukova.livejournal.com/157621.html

Тарковского «Андрея Рублёва» я  впервые посмотрела примерно в 80-м году, какой-то левый сеанс мне отломился на каких-то задворках культуры.

Ну, конечно, было потрясение. Понятно - слаще морковки нам тогда мало чего перепадало. Что в художественном плане, что в религиозном. Нечего и говорить, что всё было принято за чистую монету – и «богословские» беседы, и затяжные истерики в летних, осенних, зимних и весенних декорациях, и глаза колотые, и прочая клюква.

И только две маленькие ягодки в этом полном клюквой туеске уже тогда скрипнули на зубах и дали горчинку. Первая – это когда Даниил Черный приезжает в Москву, ну, все помнят, промозглый ноябрь, дождь со снегом, кого-то там убивают на Лобном месте, а аскетичный мэтр Феофан этак буднично, в потертой однорядке, кричит супротив мокрого ветра:

- Филька, чёрт! Куда все запропастились? Сейчас олифить будем!

Мама дорогая. Если яичную темперу заолифить в недостаточно сухом и теплом помещении, олифа превратится в невысыхающее масло. Вообще не высыхающее, а только собирающее пыль. Через год поверхность такой иконы будет напоминать изнанку мешочка от пылесоса. То есть тарковский Феофан в этом эпизоде выглядел, как деревенский староста, созывающий народ на сенокос по мартовским лужам.

А вторая ягодка – это когда ребята кисти моют. На природе. Там, кто помнит, ещё такое пятно разводами по воде идёт, красиво. Это, наверное, Андрей Арсеньевич с кем-то на этюды ходил и видел, как в ручейке кисточки отмывали. От масляных красочек их тщательно отмывали, пиненом или скипидаром, а может, и ацетоном. Вот там и получались нефтяные радуги в воде. А у рублевской артели таких радуг получаться никак не могло. Вряд ли они даже и кисти мыть в лес таскали – от водяных красок кисти легко отмываются в полуведре воды, и делается это на месте, сразу, не давая краске засохнуть – не то, что после работы маслом, когда кисти можно безвредно оставить немытыми на несколько часов, лишь бы потом промыть начисто, большим количеством воды.

Ну вот. Вроде бы мелочи, но как-то... Подзапустили они мне вошь в голову. Внутренний Станиславский тихо, но твердо сказал своё «не верю».

А потом и до всего остального очередь дошла. В своё время. Когда я научилась не только в технологии разбираться.

+2


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Клио » Историческая достоверность в кино, литературе etc.