SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Литература » Морис Дрюон. Проклятые короли


Морис Дрюон. Проклятые короли

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Очень странно, что до сих пор не появилась эта тема.
Книги же отличные! Мне в голову дурная мысль пришла сравнить эту сагу с ПЛиО, и сравнение получилось в пользу Дрюона. Хотя Мартин писал фэнтези, а Дрюон - исторический роман. Но суть как одинакова - показать перепетии европейских средневековых королевств. Тоже много героев, тоже много запутанных сюжетных линий. В общем, сходство есть.
В общем, про Дрюона.

Французский писатель Морис Дрюон (Мори́с Самюэль Роже Шарль Дрюон) родился 23 апреля 1918 года в Париже. Сын актера Л. Кесселя, выходца из Оренбурга, который вместе с семьей в 1908 году покинул Россию и переехал в Ниццу. Морис позднее взял фамилию своего отчима Р.Дрюона. Семейные корни Мориса Дрюона уходят в Лангедок, Фландрию, Бразилию и Россию. Его детские годы прошли в Нормандии.

Морис Дрюон начал публиковаться в возрасте восемнадцати лет, выступал с обозрениями в литературных журналах.

С 1937 по 1939 год Морис Дрюон – студент факультета политических наук Парижского университета. После окончания в 1940 году военной школы в городе Сомюр получил воинское звание офицера кавалерии. Дрюон участвовал в боях по защите Франции от фашистов. После поражения Франции демобилизовался и остался в неоккупированной зоне Виши. Участвовал во французском Сопротивлении. В 1942 году инкогнито через Испанию и Португалию перебрался в Лондон, где присоединился к созданному Шарлем де Голлем движению "Свободная Франция". Стал одним из его близких соратников. Занимался в штабе вопросами информации.

В 1943 году вместе с дядей Жозефом Кесселем (писателем и героем Французского Сопротивления) написал "Песню партизан", ставшую неофициальным гимном Французского Сопротивления во время Второй мировой войны.

До конца войны Дрюон был военным корреспондентом, а с 1946 года он целиком посвящает себя литературной карьере.

В 1948 году Морис Дрюон публикует первый роман трилогии "Сильные мира сего", принесший ему Гонкуровскую премию; второй и третий романы вышли в 1950 и 1951 годах соответственно. В трилогии реалистически воссоздана эпоха между двумя войнами, история нравственной и политической деградации правящей касты, приведшей Францию к Мюнхенскому соглашению 1938 года и национальной катастрофе 1940 года. Перу Мориса Дрюона также принадлежат афористические "Заметки" (1952), натуралистический роман "Сладострастие бытия" (1954), мифологическая дилогия "Мемуары Зевса" (1963; 1967), книга "Власть" (1965), цикл рассказов "Счастье одних..." (1967).

Мировую славу ему принесли остросюжетные исторические романы, составившие семитомный цикл "Проклятые короли" (1955-1977), хорошо известный в России.

Всего Морис Дрюон написал свыше 50 романов, драматургических поэм и пьес. В 1966, 1998 и 2000 годах за успехи в литературном творчестве он был удостоен премий Принца Монако, Сен-Симона и д'Обине соответственно.

В декабре 1966 года Морис Дрюон был избран членом Французской академии.

В 1970-1980‑х годах писатель активно занимался политической деятельностью – занимал пост министра культуры (1973-1974), был депутатом Европейской парламентской ассамблеи, занимал пост президента Ассоциации лауреатов Гонкуровской премии.

Его заслуги перед родиной отмечены несколькими французскими наградами, в том числе Большим крестом ордена Почетного легиона – высшей государственной награды Франции. Удостоен высоких государственных наград Аргентины, Бельгии, Бразилии, Великобритании, Греции, Италии, Ливана, Марокко, Мальты, Мексики, Монако, Португалии, СССР, Сенегала, Туниса.

В июле 1993 года указом президента РФ Бориса Ельцина Морис Дрюон был награжден орденом Дружбы народов "за большой вклад в развитие и укрепление культурных связей между Россией и Францией", а в 2007 году писатель стал иностранным членом Российской академии наук.

В 2005 году по инициативе Российского фонда культуры писателю был вручен Почетный знак "За выдающийся вклад в укрепление культурных связей между Россией и Францией".

14 апреля 2009 года Морис Дрюон скончался, не дожив несколько дней до 91-летия.

http://ria.ru/culture/20090415/168151927.html
http://qps.ru/dStaV

Песня была написана в 1943 году в Лондоне на основе русского текста Анны Марли. Французский вариант был написан писателем Жозефом Кесселем и его племянником Морисом Дрюоном. Анна Марли исполняла песню на радиоволнах BBC, французские партизаны приняли её в качестве своего гимна и опознавательного сигнала. Песня стала гимном Французского Сопротивления.
Слова и музыка Анны Марли

1942 год

    От леса до леса
    Дорога идёт
    Вдоль обрыва,

    А там высоко
    Где-то месяц плывёт
    Торопливо

    Пойдём мы туда,
    Куда ворон не влетит,
    Зверь не входит

    Никто, никакая сила
    Нас не покорит,
    Не отгонит

    Народные мстители,
    Мы отобьём
    Злую силу

    Пусть ветер свободы
    Засыплет
    И нашу могилу...

    Пойдём мы туда
    И разрушим до конца
    Вражьи сети

    Пусть знают, как много
    За правду нас легло,
    Наши дети!...

Chant de la Liberation — Песня свободы

    Слова Мориса Дрюона и Жозефа Кесселя
    Музыка Анны Марли

1943 год

    Ami, entends-tu le vol noir des corbeaux sur nos plaines ?
    Ami, entends-tu les cris sourds du pays qu'on enchaîne ?
    Ohé partisans, ouvriers et paysans, c'est l'alarme !
    Ce soir l'ennemi connaîtra le prix du sang et des larmes.

    Montez de la mine, descendez des collines, camarades,
    Sortez de la paille les fusils, la mitraille, les grenades;
    Ohé les tueurs, à la balle et au couteau tuez vite !
    Ohé saboteur, attention à ton fardeau, dynamite !

    C'est nous qui brisons les barreaux des prisons, pour nos frères,
    La haine à nos trousses, et la faim qui nous pousse, la misère.
    Il est des pays où les gens aux creux des lits font des rêves
    Ici, nous, vois-tu, nous on marche et nous on tue nous on crève

    Ici chacun sait ce qu'il veut, ce qu'il fait quand il passe ;
    Ami, si tu tombes, un ami sort de l'ombre à ta place.
    Demain du sang noir séchera au grand soleil sur les routes
    Chantez, compagnons, dans la nuit la liberté nous écoute.

Песнь партизан - Le chant des partisans

Перевод (французский текст, слова — Жозеф Кессель и Морис Дрюон, музыка — Анна Марли)

    Друг, слышишь ли ты
    Мрачный полет воронов
    Над нашими равнинами?
    Друг, слышишь ли ты
    Глухие крики страны,
    Которую заковывают цепями?

    Эй! Партизаны,
    Рабочие и крестьяне
    Это тревога,
    Этим вечером враг
    Узнает цену крови и слез!

    Поднимайтесь из шахты,
    Спускайтесь с холмов,
    Товарищи!
    Вытаскивайте из соломы
    Ружья, снаряды
    Гранаты!
    Эй! Бойцы
    Берите пули, ножи,
    Убивайте быстрее!
    Эй! Диверсант!
    Внимание к твоей ноше
    Динамит!

    Это мы разбиваем решетки тюрем
    Для наших братьев,
    Ненависть нас преследует,
    И голод нас гонит,
    Нищета...
    Есть страны,
    Где людям в тепле постелей
    Снятся сны
    А здесь, видишь, мы
    Мы идем, мы убиваем,
    Помираем мы.

    Здесь каждый знает,
    Чего он хочет, что он делает,
    Когда проходит...
    Друг, если ты упадешь,
    Твой друг из тени выйдет
    На твое место.

    Завтра черная кровь
    Высохнет на солнцепеке
    На дорогах,
    Свистите друзья
    В ночи Свобода
    Нас слышит.

"Проклятых королей", наверное, читали все, и поэтому нет смысла пересказывать сюжет. Какие там герои! Просто влюбиться можно, как они выписаны, какие они живые!
Своего любимого героя автор не жалеет, описывает как есть - мерзавцем, распутником, интриганом и вообще нехорошим человеком. Но как же Робер хорош!
И как жалко Людовика Сварливого и его жену! :( А особенно жалко короля Эдуарда. И вообще, что-то мне кажется, что на него сильно навели напраслину. А жена его с первых сцен показана бякой. Особенно ее зубы  - мелкие зубы хищницы, готовой укусить.
Короче, предлагаю тему для обсуждения "Королей" или других произведений автора.

+5

2

Лет в 19 "Проклятые короли" пошли на "ура!". Просто мои знания о том времени тогда оставляли желать много лучшего. Перечитав пару лет назад, испытала жуткое разочарование. Свести сложную многогранную эпоху, всё это сплетение экономических, политических, военнных и культурных пластов к проискам тётушки Маго и честолюбию её похотливого, но не слишком умного племянника - пошло. И не интересно уже. Вот.
Хотя Роджер Мортимер - до сих мой любимый герой в этой котавасии. И любимая глава тоже осталась прежней - "Из Тауэра не бегут". Остальное можно читать по диагонали.
Впрочем, одна причина для благодарности Дрюону у меня есть.  С "Железного короля" начался серьёзный интерес к тамплиерам, переросший впоследствии в любовь к эпохе Крестовых походов.  :love:

+2

3

milka написал(а):

Своего любимого героя автор не жалеет, описывает как есть - мерзавцем, распутником, интриганом и вообще нехорошим человеком. Но как же Робер хорош!

О да! Робер классный! Больше всех мне нравится! :) А остальные персонажи почему-то больше вызывают жалость, чем симпатию... наверное, потому, что многие из них плохо кончили: либо были отравлены, либо казнены :'( Помню, на меня все эти казни производили жуткое впечатление, особенно в юном возрасте...  А Роберу, можно сказать, повезло - хоть и интриган был жуткий, но прожил довольно бурную, интересную жизнь и погиб героической смертью, на поле битвы. Хотя его мне тоже было ужасно жалко. Кстати, я только 6 книг прочитала. Говорят, еще продолжение есть, но без Робера мне неинтересно было читать дальше, я и не читала.

milka написал(а):

И как жалко Людовика Сварливого и его жену!

Мне еще их ребенка жалко. Столько усилий было предпринято по спасению его жизни, и ради чего, в конечном итоге?..  Чтобы бесславно закончить свои дни в тюрьме? :huh:

Отредактировано Lampa (2012-01-08 19:12:04)

+1

4

Lampa написал(а):

. Говорят, еще продолжение есть, но без Робера мне неинтересно было читать дальше, я и не читала.

Там только одна книга остается - "Когда король губит Францию". Повествование ведется от лица кардинала Перигорского. Мне тоже ведь после шестой книги не хотелось продожение читать - Дрюон мне вообще злодеем показался нереальным - он как раз перед самой смертью начал Роберта так выписывать филигранно, вполне осязаемо избразил, как тот наслаждается жизнью, мечется между тягой к покою и привычному своеобразному образу жизни, достигает расцвета способностей, получает признание своих своеобразных талантов. Эх  :'(  Пришлось перерыв делать, а потом как бы из чувства долга браться за седьмую книгу. Сначала не пошел текст, а потом затянуло. Кардинал этот, когда привыкнешь немного к этому персонажу, начинает восприниматься как очень неглупый и ироничный собеседник. Есть, кстати, ценители, которые считают эту книгу чуть ли не самой удачной из цикла. Попробуй почитать - может, понравится :) Я в конце концов не пожалела, что себя пересилила :)
    Зато как меня бесил Гуччо с его малахольной пассией всю дорогу :mad: Это ж надо такие картонки нарисовать непонятно зачем :mad:

Отредактировано Vihuhol (2012-01-08 19:41:14)

+3

5

Кстати, случайно тут наткнулась на книгу Дюма "Графиня Солсбери", про то же время. И там Робер д Артуа точно, как у Дрюона, принес королю цаплю и с теми же словами презентовал. Выходит, правда это  :) Было такое.

0

6

Ой, щас буду звучать!
Так получилось, что я сначала прочла именно "Когда король губит Францию", и только потом все остальное. И поэтому мне последняя книга очень нравится. И не знаю, читала бы я ее, если бы сперва прочла весь цикл сначала.
По этой книжке хороший бы фильм получился, если бы кто-нибудь задумал его снять.
Что правда бесит, так это вся дурацкая любовная линия Гуччо и Мари, как и они оба. Фу, фу, фу на них сто раз! И конечно, очень жалко короля Франции, который так и не стал королем. :(
Но исторически это же только версия, нет никаких доказательств, что Иоанн Посмертный правда выжил. А в книге его жалко очень.
Робер очень колоритный, и меня поразило, как автор написал, что после его смерти не может больше продолжать.

Marion написал(а):

Было такое.

Говорят, что было.
   

История с цаплей, которую Роберт преподнёс королю Эдуарду III, над которой тот поклялся решительно вести войну с Францией, вошла во многие романтические и исторические произведения, она подробно описана Фруассаром; у Й. Хейдиги есть баллада, посвящённая этому событию. Один из старинных авторов описывает это событие таким образом:

    В начале осени 1338 года, когда лето склонялось к осени, когда весёлые птицы потеряли голос, когда умирают розы, когда деревья обнажаются, когда дороги усыпаются листьями, Эдуард был в Лондоне, в своем дворце, окруженный герцогами, графами, пажами и молодыми людьми. Роберт д’Артуа, укрывшийся в Англии, был на охоте, потому что вспоминал о милой Франции, откуда он был изгнан. Он нёс им самим вскормленного сокола, и летал сокол по рекам, пока не поймал цаплю. Роберт возвратился в Лондон, приказал зажарить цаплю, положил её на серебряное блюдо, накрыл его другим и отправился в королевскую залу пиршества в сопровождении двух менестрелей и одного гитариста, и Роберт воскликнул: «Расступитесь, пустите храбрецов, вот жаркое храбрым… Цапля самая трусливая птица, тени своей боится. Я дам цаплю тому из вас, кто всех трусливее; стало быть, её надо отдать Эдуарду. Он лишён наследия прекрасной Франции, которая неотъемлемо ему принадлежит; но он согрешил в сердце своём и за трусость умрёт без царства». Эдуард покраснел от гнева, сердце его содрогнулось; он поклялся Богом Рая и Богородицей, что до истечения шести месяцев вызовет на бой короля Филиппа.

Oksi написал(а):

Свести сложную многогранную эпоху, всё это сплетение экономических, политических, военнных и культурных пластов к проискам тётушки Маго и честолюбию её похотливого, но не слишком умного племянника - пошло.

Ну так оно же частично соответствует истине. Но, конечно, в реальной истории не эти происки были главными, но они сильно подтолкнули события. И это признают историки. А вообще, это же художественное произведение, и талантливое. Такому автору, как Дрюон, можно немного упрощать, он в эпохе разбирался.

Вот что еще мне не нравится, кроме Гуччо и Мари, так это то, что сделал автор с Беатрисой д'Ирсон в финале. Все время она была крутая и даже Маго ее боялась, в к финалу превратилась в непонятно что.

Lampa написал(а):

О да! Робер классный! Больше всех мне нравится!

Он самый колоритный и хорошо выписанный. И автор не скрывал, что это его любимый персонаж.
А вот в обоих сериалах по книгам вообще все очень плохо! Это в миллион раз хуже, чем "Игра престолов". Это вообще жуткий кошмар. Там НИКТО не соответствует вообще. Там все очень плохо. Особенно Роберт и его тетушка в последнем сериале. Это же ужас что такое! Как же можно читать книгу и полностью игнорировать слова автора???? А Жак де Моле в виде Депардье? УЖАС!!! Не смотрите эту гадость!

+3

7

milka написал(а):

А вот в обоих сериалах по книгам вообще все очень плохо! Это в миллион раз хуже, чем "Игра престолов". Это вообще жуткий кошмар. Там НИКТО не соответствует вообще. Там все очень плохо.

А мне старый сериал, честно говоря, понравился :) Правда, он какой-то театральный... не хватает в нем динамики. Просто какой-то спектакль, а не фильм. И костюмы у всех какие-то одинаковые :) Кроме Робера, он весь в красном! :D Но актеры, по-моему, хорошо играют :) Робер и тетушка особенно понравились. Хотя тетушка и не соответствует книжной по габаритам :)

0

8

Oksi написал(а):

Хотя Роджер Мортимер - до сих мой любимый герой в этой котавасии.

Он родился не в то время, не в том месте. Ему бы на двести лет раньше или на двести лет позже... :)

Vihuhol написал(а):

Мне тоже ведь после шестой книги не хотелось продожение читать

Если честно, я с своё время начал именно с седьмой книги. Потом начал читать по порядку и был очень сильно удивлён, что первые части так несхожи с последней. :)
Ах, да, один из главных минусов последней книги - она слишком короткая. :)

milka написал(а):

История с цаплей, которую Роберт преподнёс королю Эдуарду III, над которой тот поклялся решительно вести войну с Францией, вошла во многие романтические и исторические произведения, она подробно описана Фруассаром; у Й. Хейдиги есть баллада, посвящённая этому событию.

Уточним: :)

Йохан Хейзинга написал(а):

Можно назвать немало примеров, иллюстрирующих примитивный характер рыцарских обетов. Взять хотя бы стихи, описывающие "Le Voeu du Heron" ("Обет цапли"), дать который Робер Артуа вынудил короля Эдуарда III и английских дворян, поклявшихся в конце концов начать войну против Франции.

и т.д., и т.п.
ЗЫ. Ссылка на Хейзингу: http://www.modernlib.ru/books/heyzinga_ … gi/read_3/

+6

9

milka написал(а):

Говорят, что было.

Клаус Штертебеккер написал(а):

ЗЫ. Ссылка на Хейзингу:

Круто! Спасибо за ссылки.  :)
Вот значит она историческая основа.

Мортимера я никогда не понимала. Нравится его характер и воля, но не понимаю таких людей.

А вот Филипп Длинный - один из любимых персонажей был. И папа его тоже. Ну и Робер. А Мари с Гуччо там для девочек - подростков, бо их история - это романтика, любовь, политика  и драма в одном флаконе.

Да, прочла все книги несколько раз, и последняя показалась немного скучной, слишком взрослой что ли. Но тогда я еще в школе училась, поэтому...

Отредактировано Marion (2012-01-09 15:34:23)

0

10

Lampa написал(а):

Робер и тетушка особенно понравились. Хотя тетушка и не соответствует книжной по габаритам

Вот это меня откровенно печалило в обеих постановках. И тётушка и племянник мелковаты. Но если в старом она всё-таки крутовата и даже в кольчуге появляется, то в последнем из неё сделали старую перечницу, которая даже своей камеристке плюху отвесить не умеет.

Lampa написал(а):

Правда, он какой-то театральный... не хватает в нем динамики. Просто какой-то спектакль, а не фильм.

Что да, то да. Добавить бы немного динамики, баталий... Но и во втором несмотря на "выход на воздух" ощущается нехватка массовки. Та же Маго словно экономит на придворных дамах для себя и для дочери.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Он родился не в то время, не в том месте. Ему бы на двести лет раньше или на двести лет позже...

Э, а мне вот он как раз и не нравится. Книжный, разумеется, исторического я не так детально знаю. Когда только начинаешь про него читать - проникаешься благородным беглецом, и всё такое прочее. А когда он уже разгулялся и взял власть, тут он у меня начал вызывать отвращение. И совсем уж смешно в новом сериале, когда он ни с того ни с сего проходит мимо Изабеллы и Робера (как он вообще туда попал, если у них была приватная беседа?), и она отмечает, что он образец чего-то там - рыцаря, что ли (запамятовала точную формулировку).

milka написал(а):

А Жак де Моле в виде Депардье? УЖАС!!!

Угу. :) У него слишком сытая и бритая морда для человека, семь лет просидевшего в узилище и судилище. Уж хоть это-то могли бы нарисовать правдоподобно!

P.S.Последнюю книгу цикла я так и не сумела прочесть. Несколько раз начинала, но до конца так и не добралась. Только и помню: "Кардинал Перигорский думает..."

0

11

А теперь немного об источниках. Вот т.н. кодекс, или хартия, Кола ди Риенцо, из которой и взят сюжет про Мари и Гуччо и подмену младенцев (достоверность оной хартии по сию пору никто не доказал):

...Королева родила сына, ибо так было угодно Господу, и нарекла его Иоанном. Младенца крестила небезызвестная графиня Артуазская, исполненная ненависти к наследнику трона и возжелавшая умертвить его, дабы законным королем Франции стал сеньор Филипп Длинный, ее зять. Графиня ничтоже сумняшеся принялась распространять слух, будто младенец явился на свет немощным и едва ли протянет несколько дней. Сия уловка была надобна ей для того, чтобы сокрыть свое злодеяние и выйти сухой из воды и чтобы засим никто не посмел обвинить ее в скоропостижной кончине августейшего младенца.

Тем временем два барона, приставленных охранять королеву, разыскивали благородных дам, коим можно было бы вверить дитя для вскармливания, и в каком-то монастыре они повстречали одну такую благородную даму по имени Мария — дочь благородного рыцаря Пикара, сеньора де Кар-си. Мария давеча произвела на свет сына, отец его был родом из Тосканы и звался Джуччо Мири. Этого юного иноземца, коему было лет около двадцати, держали заложником в замке Нефоль-Вье, неподалеку от Карей. Джуччо Мири вступил в тесную связь с братьями Марии, одного из которых звали Пьер, а другого — Жанокт; трое молодых людей нередко выезжали вместе на охоту, ставили силки на всякую живность, водившуюся окрест, и дружба, связавшая их прочными узами, сделалась столь близкой, что оба брата, проникшись доверием к пленнику, стали принимать его в своем доме, как если бы он доводился им родственником. Сии посещения, все более частые, уже вошли как бы в семейную традицию, и вскоре Джуччо без ума влюбился в Марию, и та немного спустя ответила ему взаимностью. Пятнадцатилетняя Мария уже потеряла отца. Склонив на свою сторону ее камеристку, Джуччо женился на Марии — без ведома ее матери, госпожи Элизабель, и братьев. Взяв ее в супруги, он поднес ей обручальное кольцо, символ верности, и зажил вместе с нею, а через некоторое время Мария зачала...

Когда Мария уже жила в монастыре, она родила сына и нарекла его Иоанном. Едва младенец явился на свет, как бароны, приставленные стражами к королеве, прознав, что сия благородная девица разрешилась мальчиком, распорядились той же ночью увезти Марию вместе с младенцем из монастыря и доставить ее в королевский дворец — в покои королевы, с тем чтобы она стала кормилицею королевича, точнее говоря, самого короля, ибо по смерти Людовика он и был таковым. Появление на свет нового монарха несказанно обрадовало баронов и рыцарей, и было оглашено высочайшее повеление, что дней через десять или недели через две августейшего младенца покажут баронам, придворной знати и народу, дабы, согласно обычаю, воздать его величеству королю великие почести.

Меж: тем уже упомянутая нами графиня Ар-туазская стала умолять королеву Клеменсу о высокой чести самолично представить младенца-королевича знати и народу, и сия высочайшая милость была ей оказана. Тем временем бароны, коим была вверена охрана новорожденного, не без причин заподозрив графиню в злонамеренъи, испугались, что та, окажись августейшее дитя в ее руках, изыщет средство умертвить его, и решили, что в день смотрин вместо королевича они покажут народу сына Джуччо и Марии, запеленатого в ткани с королевским гербом и с короной на голове, дабы, коли суждено свершиться злодеянию, жертвою пал сын Джуччо, а не королевич. Замысел сей был успешно осуществлен, и сын Джуччо умер ночью после смотрин. Одни поговаривали, будто графиня незаметно задушила его, когда держала на руках, другие уверяли, что она смазала ему язык ядом; как бы то ни было, а младенец умер.

Два. барона, с тревогой ожидавшие неминуемого, когда это произошло, обратились друг к другу с такими словами: «Итак, исполнилась злая воля графини Артуазской и сеньора Филиппа; все думают, что они отняли жизнь у нашего короля и повелителя, однако ж по Божьей милости злодеянию сему не суждено было свершиться, так поможем же оградить жизнь королевича от новых напастей». Они явились к Марии и, объявив, что сын ее умер, поведали ей, почему им пришлось прибегнуть к подобной уловке, а также о том, как ей надлежало вести себя впредь. Мария горько разрыдалась — слезы рекой текли из очей ее. Бароны принялись утешать ее и приговаривать: «Вы молоды, сударыня, и у вас еще будут сыновья, нам же надобно, чтобы вы, как и все, скорбели по почившему королевичу, а не по своему сыну, дабы наш с вами повелитель мог избежать новой смертельной угрозы. Вам надлежит растить королевича в глубочайшей тайне от всех, как если бы он был кровь и плоть ваша, до той поры, покуда мы не дадим вам знать, что пробил час, когда истина должна восторжествовать. И быть вам тогда первой дамой королевства, а детям вашим и роду всему — знатнейшими из знатных. А коли вы не согласитесь, младенцу — нашему с вами повелителю не миновать смерти, и тогда вы погубите не только сына и Господина вашего, но и всех нас». Благородная Мария, видя, что нет ей иного пути, покорилась воле баронов и слезами горькими оплакала усопшего короля.

Весть о кончине королевича ввергла в глубокую печаль и двор, и всех баронов, однако о причинах ее никто допытываться не стал; тот же, кто принес эту скорбную весть, то есть сеньор Филипп и графиня Артуазская, возликовали необычайно, ибо исполнились мольбы их, а о том, кто мог быть повинен в смерти младенца, им, как они сами уверяли, было неведомо. Что же до королевы Кле-менсы, то она, вконец обессилев от тяжких родов, оставалась прикованной к постели; о смерти сына она узнала от своих приближенных. Хотя потом она продолжала жить при дворе, по-прежнему окруженная королевскими почестями и величием, благородная Мария и бароны, единственные посвященные в тайну, остерегались доверить ей правду, ибо велик был их страх перед теми, кто оказался у кормила власти после смерти младенца-королевича. Сына Джуччо, вместо королевича, предали земле и на могиле его поставили памятник, как если бы она и вправду была последним пристанищем короля. Тем временем бароны, всячески оберегая настоящего королевича, тайно отвезли его вместе с Марией в монастырь, выдав младенца за ее сына.

Источник: http://ofhistory.ru/ioan5.php , и далее по страницам.

Можно заметить интересную разницу между источником и результатом обработки Дрюона. :) Я бы сказала, что у Дрюона вышло правдоподобнее.

А теперь мнение тех, кто считает такое невозможным.

Мы считаем себя вправе заключить, что речь действительно шла о сыне Людовика Х Сварливого и Клеменции Венгерской, что именно он умер 21 ноября 1316 г., едва сойдя с рук своей «доброй» крестной Маго д'Артуа.

Вот последняя группа аргументов, опровергающая версию о подлоге. Утверждают, что роды французских королев совершались публично. Это так, но только в отношении Бурбонов. В эпоху Капетингов королевы рожали лишь в присутствии максимум двух или трех пэров королевства. Почти наверняка при рождении Иоанна I Посмертного присутствовала Маго д'Артуа. Слишком уж она была в этом заинтересована, и к тому же она имела на это все права, будучи «пэром королевства». В этом качестве она будет впоследствии присутствовать на коронации своего зятя в Реймсе. Очевидно, что она не преминула тщательно осмотреть новорожденного. Могла ли она спутать его на следующий день с сыном Мари де Крессэ? Нет, так как последнего и не было подле его матери в Лувре или в Венсенне.

Действительно, кормилица, избранная для вскармливания ребенка короля Франции, должна была отдать ему полностью все свое молоко. Это правило было введено, дабы не ограничивать изо дня в день количество молока, предназначенного для королевского младенца, ради ребенка простого подданного. Кроме того, недопустимо было оскорблять будущего сюзерена наличием так называемого молочного брата. Таким образом, кормилица новорожденного принца должна была поручить собственного ребенка другой кормилице. И только в среде мелкого дворянства сын простолюдина мог стать «молочным братом» сына сеньора. Исходя из этого, Мари де Крессэ была кормилицей лишь одного ребенка, сына Клеменции Венгерской, с 16 по 21 ноября 1316 г. (по юлианскому календарю).

Помимо этого, вероятно, что Маго, имея на то особые причины, установила тщательное наблюдение за новорожденным, так как речь шла о деле первостепенной для нее важности. Самое робкое поползновение совершить подлог было бы приравнено к похищению и стоило бы совершившему его жизни после жесточайших пыток.

Нужно сказать, что в средние века в Париже существовали специальные пристанища, своего рода гостиницы для кормилиц, приехавших из своих деревень, где им предоставлялись стол и крыша над головой. Если они заболевали, к их услугам была бесплатная больница св. Катерины, содержавшаяся монахинями, звавшимися в народе катеринетками.

Параллельно создавались и платные заведения под управлением рекомендательниц, предназначенные для заказных кормилиц. Их держали про запас, на смену единственной исполняющей свои обязанности кормилице, если у той вдруг иссякало молоко.

Было принято, чтобы в спальне новорожденного принца, в особенности если речь шла о старшем сыне короля, спали три или четыре женщины, наделенные различными функциями:

а) гувернантка, выбираемая всегда среди дам высшей знати, ответственная за все обслуживание в целом;
б) кормилица, функции которой уже были отмечены. Если она не являлась наследственной дворянкой, дворянство ей тут же жаловалось;
в) нянька, функции которой ясны: туалет, одевание, раздевание, купание, баюканье;
г) горничная, ведающая пеленками, одеждой и т.п. Она не обязательно спала в комнате ребенка, дело обстояло по-разному в зависимости от той или иной эпохи, того или иного царствовании и т.д.

Все эти женщины предварительно давали клятву в том, что будут верно нести свою службу и не будут принимать никаких подарков, вознаграждений и пенсий ни от кого, кроме короля. Эта клятва, подобно клятве на вассальную верность, приносилась на коленях, при этом руки подданного король держал в своих руках.

Поэтому трудно вообразить, чтобы граф Гуго де Бувилль, бывший камергер Филиппа IV Красивого, мог осмелиться подменить сына короли сыном королевской кормилицы, то есть ребенком, который не мог находиться в одной комнате с ребенком суверена, на глазах у всех принцев крови, вельмож высшего света, собравшихся дли участии в церемонии представлении королевского наследника.

Что же касается того, чтобы отправиться за ребенком кормилицы маленького принца в другой конец замка, а то и в город ко второй кормилице и оставить ей взамен другого ребенка, то есть королевского сына, - такого рода авантюра полностью исключается.

Наконец, за четыре года до того, как впервые возникла версия о подлоге (в Риме, и исходила она от Кола де Риенцо), король Франции Иоанн II Добрый издал ордонанс, датированный 13 января 1350 г. Этот ордонанс фактически узаконил на территории всего королевства бывший в ходу обычай, описанный выше.

Королевский ордонанс учреждал официальный институт «рекомендательниц», ведающих кормилицами. В случае если они определяли одну и ту же кормилицу к более чем одному ребенку, их ставили к позорному столбу. Много лет спустя, в 1611 г., вышел указ, запрещавший под угрозой штрафа или телесных наказаний в случае повторного нарушении искать место кормилицы иными путями, нежели чем в заведении традиционных «рекомендательниц». К тому же акушеркам и владельцам таверн запрещалось нанимать или брать на постой кормилиц. А полицейским распоряжением от 17 января 1757 г. кормилицам в состоянии беременности запрещалось вскармливать доверенных им младенцев. За нарушение полагалось наказание кнутом или штраф в 50 ливров.

Таким образом, Иоанн Добрый, издавая свой запрет от 13 января 1350 г., лишь узаконил уже ставший общепринятым в средневековом обществе обычай и сделал это вовсе не в связи с Джаннино де Гуччо, назвавшимся Иоанном I Посмертным, поскольку он появился вместе со своей легендой лишь четыре года спустя.

Все это убедительно доказывает, что Мари де Крессэ никогда не вскармливала одновременно двух младенцев (собственного ребенка и сына Клеменции Венгерской, вдовы Людовика Х Сварливого), а также и то, что Джаннино де Гуччо не был Иоанном 1 Посмертным.

Источник: http://www.agesmystery.ru/node/605

И далее там развивается описание интриг вокруг самозванцы. Правда, пафос цитированной статьи малость подмочен ляпом в последнем абзаце - о потомках Филиппа Красивого, которые в лице Людовика XVI искупили свою вину в 1793 году. o.O Вот этого Дрюон бы не написал. http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192958-2.gif

+4

12

Lampa написал(а):

А мне старый сериал, честно говоря, понравился

По сравнению с новым, он, конечно, выигрывает. И даже нравится. Но все равно не то. :(

Княгиня написал(а):

Когда только начинаешь про него читать - проникаешься благородным беглецом, и всё такое прочее. А когда он уже разгулялся и взял власть, тут он у меня начал вызывать отвращение.

Вот и у меня такое же отношение к нему. Ну прям один в один!

0

13

Vihuhol написал(а):

Есть, кстати, ценители, которые считают эту книгу чуть ли не самой удачной из цикла.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Ах, да, один из главных минусов последней книги - она слишком короткая.

milka написал(а):

мне последняя книга очень нравится

Мне эта книга тоже кажется лучшей из всего цикла. В ней нет "воды", картонных любовных историй и прочего лишнего. Она больше похожа на хронику. Действительно, короткая, но в ней сказано всё, что хотел сказать автор. Ни убавить, ни прибавить.
К прочтению обязательна.

+1

14

Цитат в этом произведении море. Помнится, я в своё время записывала их в отдельную тетрадочку, когда училась в школе. Очень нравился в своё время этот автор.
Некоторые из них:

Цитаты из романов Мориса Дрюона "Проклятые короли", 1955-1977

Устраивать счастье тех, кого любишь, вопреки их воли и даже наперекор ей - значит любить недостаточно.

Шпион в стенах крепости стоит целой армии у крепостных стен. -  (Робер Артуа)  :D

Учиться царствовать начинают с младенчества. -  (Изабелла)

Вообще ли низка человеческая природа или такими нас делает трон? Или эта безмерная грязь и мерзость - неизбежная дань, которую мы платим за право носить корону? -  (Робер Артуа)

В числе других своих милостей судьба посылает нам одну - мы не знаем, какой нас ждет конец.

И о своем друге можно думать все, что угодно при условии, что он об этом не знает.

Править нужно, опираясь на своих друзей и выступая против врагов. Властители, которые тратят время и силы на то, чтобы привлечь на свою сторону противников, вызывают недовольство подлинных своих союзников и приобретают лжедрузей, всегда готовых на предательство.

Даже святые Петр и Павел не смогли бы доказать, что они не еретики, вернись они в этот мир и предстань они перед обвинителями. -  (францисканский монах Бернар Делисье)

С годами наш характер почти не меняется, и в любом возрасте мы способны натворить ошибок. Волосы седеют быстрее, чем мы избавляемся от своих слабостей.

Увы! В любви недостаточно испытывать одни и те же желания, надо еще их высказать в одну и ту же минуту! :D

+5

15

Интересный пост. Сначала хотела поместить его в "Средневековые замки", но пусть будет здесь.  ;)

Замок проклятых королей

0

16

Oksi написал(а):

Замок проклятых королей

Вот драже из оленьих косточек меня сильно смущает. В книге (по крайней мере, в русском переводе) речь о засахаренных орехах; а как можно сделать королевское лакомство из костей - не представляю. И каким образом в кость убиенного животного мог попасть яд в количестве, достаточном для отравления человека - тоже не представляю. Похоже, там кто-то что-то путает, в сахарный орех яд добавить намного проще (не будем говорить о том, что это всё - чисто литературная версия).

0

17

мне серия понравилась

0


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Литература » Морис Дрюон. Проклятые короли