SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шервудский грамотей

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Тук наотрез отказывался показать Мачу новые буквы: последствия неосторожного приобщения парнишки к грамоте украшали все деревья по кромке поляны, где был разбит разбойничий лагерь. Жизнь казалась Мачу беспросветной: Тук отнекивался, Маленький Джон похмыкивал, Робин ухмылялся, Уилл Скарлет злился. Только Назир, как всегда, молчал и думал о своём, да Марион стреляла грозными взглядами в тех, кого подозревала в намерении обидеть Мача.

С месяц или два назад Тук (от нечего делать) показал Мачу первую букву его имени. Мач (которому тоже было нечего делать, ибо его названный брат, он же глава благородных разбойников, он же Робин Гуд, обдумывал какой-то долгосрочный проект и на несколько дней отменил обычный караул на дороге) ухватился за новую забаву и начал играться с этой буквой, рисуя её на земле прямо, боком и вверх ногами, стирая и меняя местами входящие в неё палочки и крючочки и подрисовывая новые.

Но палочек и крючочков хватало ненамного, к тому же Тук сказал, что при этом буква перестаёт быть той самой буквой, а превращается во что-то другое, или вообще не в букву. Так что если Мач хочет что-то написать, пусть лучше выучит её как следует, чтобы везде узнавать и ни с чем не путать. И Мач выучил, и в отсутствие других дел, старательно морща лоб, выводил на земле эту букву раз за разом, стараясь, чтобы она была красивая, ровная и одинаковая.

Понятно, что одной буквы надолго не хватит, а стратегический план Робина всё ещё был не готов. И Тук показал Мачу остальные буквы его имени — каждую по отдельности и все вместе в том порядке, в каком они становятся Мачем, а не чем-нибудь ещё.

Было здорово думать, что каждый, увидев эти крючочки, сразу поймёт, что это он — Мач. Если, конечно, увидевший умеет читать хотя бы как Мач. И Мач с душой и с усердием раз за разом выводил набор букв, стараясь, чтобы они были… ну, понятно: ровные и красивые.

Увы, новообретённую радость омрачали две вещи. Во-первых, писать было негде: в лесу не так много ровной земли, свободной от травы и корней, а по той, что была утоптана на поляне, всё время кто-нибудь ходил, и уже звучали голоса, что, может, хватит ползать поперёк прохода на четвереньках. Мач сумел разыскать более-менее ровную дощечку и водил по ней углем, добытым из костра, но то там, то тут уголёк попадал на сучок или заусенец, и соскальзывал, искривляя буквы. К тому же от такой возни с углем Мач стал чумазее обычного и заслужил намёки на досрочное купание. Тогда Мач стал резать буквы ножом, но резные получались ещё кривее писаных.

Во-вторых, новое умение Мача оценить было некому: из всей робингудовской шайки читать умели только Тук и Марион. Тук и так всё видел, а Марион один раз одобрительно погладила Мача по голове и тут же вонзила иглу в рваную робинову рубашку, после чего смотреть на упражнения Мача ей стало некогда. Робин рассеянно сказал: «Ага, ага, хорошо» и ушёл в свои дальние планы, Малютка Джон хмыкнул и сказал: «Любопытно», Назир повёл глазом и коротко кивнул головой. А Скарлет…

Уилл Скарлет пустил на дрова ту единственную подходящую дощечку, которую Мач нашёл для себя и на которой так старательно резал имя — столько раз, сколько оно уместилось. Когда Мач хватился пропажи, обед уже доваривался и зола от дощечки растворилась в кострище; в ответ на возмущение парнишки Скарлет заявил, что доска лежала на видном месте, ни подо что больше её не приспособишь, а что там было написано, он не знает, потому что неграмотный, и что это всё фигня и не об чем переживать.

Обиженный Мач в тот же вечер выгреб из остывшего костра золу и насыпал её Скарлету в колчан; он бы насыпал в ботинки, но не знал точно, когда тот их снимет. Уилл почему-то не разгадал виновника и придрался к Малютке Джону. Тот вяло рыкнул в ответ, что шёл бы он со своими глупостями куда подальше, на чём дело и закончилось.

А потом наконец-то состоялся грандиозный план, над которым все эти дни мыслил главарь. Шервудцы ликовали: после их налёта ноттингемский шериф будет рвать и метать месяц, если не два, а украденного хватит соседним деревням на полгода, если не раздать всё сразу и не глядя. Кроме денег, шервудцы угнали менее удобную кладь, в том числе какие-то меха и пару бочонков вина.

Конечно, лучше всего грабить деньгами: их удобнее таскать и прятать, они не бьются, не портятся и не требуют ухода. Но проезжего с деньгами ещё надо найти, да и шерифский обоз не каждый день удаётся подстеречь, поэтому изъято было всё, и вино в том числе. Меха предстояло продать, деньги разменять на мелкие, а вино — употребить по назначению. Последнее решили не откладывать и начали в тот же вечер.

— Мачу много не наливай! — после налёта шервудский вожак вернулся из своих размышлений и всё замечал, включая названного братца. — Мач, закуси-ка побольше. И мне вон тот кусок передай.

— А почему другим можно, а мне нельзя? — отозвался Мач. Он своё дело делал не хуже других: на стороже сидел, птицей свистел, лошадей хватал. Почему меньше?

Скарлет в стороне не остался:

— Тебе пить нельзя — под стол сползёшь, — и опрокинул в себя полную кружку.

Мач отвернулся. Может, он и дурачок, но видит же, что здесь нет стола. Почему нельзя просто ответить, а не выдумывать глупости?

— Немножко можно, — Робин сунул ему кружку и ломоть мяса. — Смотри, Назир совсем не пьёт, и не жалуется.

Назир молча пожал плечами. Эль его вполне устраивал, и свежая оленина — тоже.

Много-немного, а Мач захмелел, и уснул раньше прочих. И проснулся — тоже раньше. Засыпаться больше не засыпалось, светать едва светало, тянуло холодком, и Мач раздул угли кострища и сел к нему поближе.

Сначала он просто сидел и ни о чём не думал; потом, ковыряя угли палочкой, вспомнил, что последние два дня ни одной буквы не рисовал: сначала из-за Скарлета, потом из-за налёта на шерифа. Мач повёл палочкой по земле, и тут же остановился: всё равно встанут — затопчут. Потом подумал, что когда найдёт новую доску, будет класть её так, чтобы Скарлет сразу понял: трогать нельзя. А потом посмотрел перед собой и понял, что вон то дерево — тоже деревянное, и уж его-то Скарлет точно не унесёт.

На большом стволе резать оказалось удобнее, чем на дощечке: его не надо было ни во что упирать и придерживать. Сперва Мач выбрал молодое дерево с гладкой корой, но на нём поместилась только одна буква «М», а следующая уже загибалась за край и была не видна. К тому же молодую кору стало жалко резать, и Мач решил писать только на толстых деревьях. Ну, или на средних. И пошёл от дерева к дереву, старательно вырисовывая одну букву за другой. С каждым разом буквы удавались всё лучше и лучше; Мач отходил от дерева, любовался надписью, довольно улыбаясь, водил по ней пальцем и переходил дальше. Он даже забыл про завтрак, так здорово у него получалось.

Мач обошёл уже больше трёх четвертей поляны, когда внезапно прилетевший подзатыльник больно врезал его лбом в очередной ствол.

— Ты что, подлец, творишь, а?.. — грозный рёв Скарлета не дал времени на поиск неведомых врагов. — Всю поляну переметил, как королевский лесник!

Солнце уже близилось к зениту, но Скарлет был первым проснувшимся после вчерашнего праздника: остальные начали просыпаться от его рыка. Впрочем, Назир, кажется, не спал, а лежал на спине, закинув руки за голову; он приподнялся, одним глазом взглянул на Скарлета и снова закрыл глаза.

— Кто тебя этому научил?.. — Скарлет тряхнул Мача за шиворот.

— Т… Тук, — Мач от растерянности выдал голую правду и сразу почувствовал себя предателем. Но он же не делал ничего плохого, и Тук его вовсе не плохому учил!

— Тук?.. — ворот Мача освободился, и он тут же этим воспользовался, чтобы улизнуть на другой край поляны. Скарлет навис над Туком: — Ты?.. Толстый лентяй, что тебе взбрело в голову!..

— Я бы спросил: «Что за шум, а драки нету», — лениво отозвался Маленький Джон, — да боюсь сглазить. В чём дело хоть?

— Он все деревья разукрасил метками, чтоб каждый знал, что мы здесь! А? — Скарлет схватил за плечо не желавшего просыпаться Тука и развернул к ближайшей зарубке: — Твоих рук дело?..

Тук открыл глаза, посмотрел перед собой и твёрдо ответил:

— Нет, — и начал заваливаться обратно, но Скарлет не отставал:

— А чьих? Кто мальчишку подучил?

— Какого, какого ещё мальчиш… — Тук упорно не хотел просыпаться. — Подучил? Кто, я? Чему? — он сел и начал тереть глаза.

Проснувшийся вожак встал на ноги и огляделся: и вправду, деревья вокруг поляны сверкали метками. Одинаковыми. Ну, почти.

— Марион, тут что-то написано?

Марион широко раскрыла глаза и засмеялась в ладонь:

— Да. Там написано «Мач». «Мач», «Мач», «Мач», и так по кругу.

— «Мач»? — Тук встал, невзначай отдавив ногу ругнувшемуся Скарлету, и уставился на затекавший смолой порез. Джон и Назир поднялись вслед за ним.

— Оп-па, а!.. — Джон потрогал свежий надрез рукой, потёр липкие пальцы о ствол и оглянулся на соседний: — Они что, все такие?

— Мач! — сурово отозвался вожак, — поди сюда! Что это такое?

— Ничего… А что такого? Что он на меня кричит? — Мач смутно чувствовал, что названный брат согласен со Скарлетом, вот только почему?

— Ты деревья надписал, словно они твои,— заметил Тук.

Мач растерянно потряс головой, потом моргнул:

— Н-нет. А чьи?

— Вообще-то лес принадлежит королю, — задумчиво растянул Робин.

— А он обидится? Что я, ну это… — Мач ткнул пальцем в одно дерево, потом в другое. — А ты говорил, что деревья принадлежат всем…

Шервудцы новым взглядом посмотрели на деревья, потом на Мача. Повисло нехорошее молчание, и Мачу вдруг очень захотелось срочно в чём-нибудь признаться. Хотя бы в том, как подсыпал Скарлету золу.

Молчание прорвалось разом. Скарлет прохрипел: «Собственник проклятый!», Джон перекрыл его возгласом: «Короля нам тут не хватало!», Марион чирикнула: «Да подождите…», Робин насел на Тука: «Ты понимаешь, что сказал?» Тук попытался оправдаться, и гвалт пятерых голосов на целую минуту накрыл поляну, распугав на три мили в округе самых смелых птиц.

Так же внезапно галдёж умолк, и в наступившей тишине повис отчаянный вопль Тука:

— Может, стесать их?

Шервудцы перевели дыхание, пара Скарлет-Джон разом отозвалась: «Ты, что ли, будешь каждое тесать?!» и «Да что изменится, всё равно они меченые!», и Робин уже раскрыл рот для продолжения, но Марион выскочила на середину, подняв руки в стороны:

— Хватит!.. Что за глупости! Хватит!!.. Тихо!!.. Ничего же не случилось! — и повернулась к Мачу. Снова стало тихо, и снова шесть пар глаз уставились на Мача.

— Да не хотел я ничего такого, — он уже был готов расплакаться, но Марион обняла его рукой за плечо и повернулась к остальным:

— Он ничего не сделал! И хватит выдумывать. Вы ещё лес поделите, где чьи деревья!

— Чур, малину мне, — ухмыльнулся Маленький Джон, но тут же прикусил язык под возмущённым взглядом Марион.

— А я думал, в Шервуде Робин главный, — выдохнул Мач.

Робин Гуд неловко прокашлялся и оглядел всех по очереди; Марион свирепо взглянула в ответ и плотнее прижала к себе Мача, Мач уткнулся ей в плечо, Тук растерянно развёл руками, Джон так же растерянно пожал плечами, Скарлет скорчил рожу и повернулся вокруг себя.

— Назир, что скажешь?

Доселе молчавший Назир поднял взгляд на ближайшую надпись и сказал, что это не важно: кто не знает место лагеря, тот надписей не увидит, а кто увидит, и без них догадается, что здесь лагерь. Робин обвёл «весёлых ребят» взглядом:

— Все поняли? И хватит. Мач, больше не подписывай деревья. Не надо.

Продолжение следует.

+4

2

Княгиня написал(а):

Понятно, что одной буквы надолго не хватит

Увы! Но я надеюсь, что до греческого алфавита загребущие руки Мача не дойдут? :)

Княгиня написал(а):

Тогда Мач стал резать буквы ножом, но резные получались ещё кривее писаных.

Мач хотел стать отцом рунической письменности, но остался непонят. :(

Княгиня написал(а):

Обиженный Мач в тот же вечер выгреб из остывшего костра золу и насыпал её Скарлету в колчан; он бы насыпал в ботинки, но не знал точно, когда тот их снимет.

Как не очень воспитанный кот, право слово! :)

Княгиня написал(а):

лучше всего грабить деньгами

Хорошая формулировка. Так и представляешь себе, как феодалоинкассатор спорит с разбойником, "чем нынче будем грабиться?" :)

Княгиня написал(а):

— Я бы спросил: «Что за шум, а драки нету», — лениво отозвался Маленький Джон, — да боюсь сглазить. В чём дело хоть?

Княгиня написал(а):

Тук открыл глаза, посмотрел перед собой и твёрдо ответил:
— Нет, — и начал заваливаться обратно, но Скарлет не отставал:
— А чьих? Кто мальчишку подучил?
— Какого, какого ещё мальчиш… — Тук упорно не хотел просыпаться. — Подучил? Кто, я? Чему? — он сел и начал тереть глаза.

Честное слово, как живые!

Княгиня написал(а):

— Все поняли? И хватит. Мач, больше не подписывай деревья. Не надо.

Боюсь, с Мача станется подписать что-нибудь ещё...
Княгиня, великолепно!

Княгиня написал(а):

Продолжение следует.

А когда, если не секрет?

0

3

Клаус Штертебеккер написал(а):

Но я надеюсь, что до греческого алфавита загребущие руки Мача не дойдут?

Я намерена остановить его в пределах десятка из родного алфавита. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):
Княгиня написал(а):

Обиженный Мач в тот же вечер выгреб из остывшего костра золу и насыпал её Скарлету в колчан; он бы насыпал в ботинки, но не знал точно, когда тот их снимет.

Как не очень воспитанный кот, право слово!

В этом была своя справедливость: зола осталась от той самой дощечки. :rolleyes:

Клаус Штертебеккер написал(а):
Княгиня написал(а):

лучше всего грабить деньгами

Хорошая формулировка.

Именно. Представляешь, как долго будет проговариваться: "В процессе незаконной экспроприации отдавать имеющей хождение в данной местности меновой единице предпочтение перед другими видами имущества"? %-)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Честное слово, как живые!

Клаус Штертебеккер написал(а):

Княгиня, великолепно!

Спасибо. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Боюсь, с Мача станется подписать что-нибудь ещё...

О, ты даже не представляешь. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

А когда, если не секрет?

Как будет готово. Может, завтра, а может, через неделю. У меня температурно-набольничное состояние стимулировало творческий выброс на основе ранее набросанного. o.O

0

4

Княгиня написал(а):

В этом была своя справедливость: зола осталась от той самой дощечки. :rolleyes:

Да, в этом есть справедливость. :)

Княгиня написал(а):

Представляешь, как долго будет проговариваться: "В процессе незаконной экспроприации отдавать имеющей хождение в данной местности меновой единице предпочтение перед другими видами имущества"?

Что-то в этом есть... Из кина про пограничников. :) "Пост сдал!" - "Пост принял!"  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192957-2.gif

Княгиня написал(а):

О, ты даже не представляешь. :)

Тогда жду с ещё большим нетерпением. :)

Княгиня написал(а):

У меня температурно-набольничное состояние стимулировало творческий выброс на основе ранее набросанного.

Поправляйся скорее!

0

5

Княгиня написал(а):

— А я думал, в Шервуде Робин главный, — выдохнул Мач.

Ну чего хотите от альтернативно одаренного ребенка? Ему же сказали, что Робин - король Шервуда. Значит, он и главный! Ой! А тогда деревья надо было подписывать его именем! Но у Мача мало букв.
А вообще, тут такая серьезная проблема. Нужно ли давать знания тем, кто их вот так вот применяет? Или пусть себе растут в невежестве?

0

6

milka написал(а):

А тогда деревья надо было подписывать его именем!

:crazyfun: Откуда ты знаешь?..

0

7

Княгиня написал(а):

Откуда ты знаешь?.

Так Робин же король Шервуда. А что, я угадала, что будет дальше? Ой.

0

8

Браво, Княгиня!  http://s7.rimg.info/31a532dc1c7e44603c610b6ccd0b763c.gif  Лучшее средство от депресняка это рубрика "Стеб да стеб кругом"  :)  Короче говоря. хочется жить дальше, дабы узнать:
1)какие буквы выучит Мач?
2)какое слово он напишет?
3)на чём напишет?
:)

0

9

milka написал(а):

А что, я угадала, что будет дальше?

Да. :) Считай, две трети интриги разоблачила. Мач ведь не подписывал деревья, он просто нашёл подходящий материал для упражнений - такой, который Скарлет не утащит, и писал то, что умеет. Он и не думал, что из этого сделают такие далеко идущие выводы. А раз так нехорошо получилось, надо исправиться. По-Мачевому.

+1

10

Княгиня написал(а):

Считай, две трети интриги разоблачила.

Ой, я не хотела! Просто подумала, что бы сделала, если бы была Мачем.

0

11

Княгиня написал(а):

А раз так нехорошо получилось, надо исправиться. По-Мачевому.

Это серьёзная оговорка. :)

0

12

— Ну м-мать твою ты так!.. — истошный вопль Скарлета враз поднял поляну на ноги. Мач почему-то сразу догадался, что вопль относится к нему, а не к неведомым врагам и не к ночному кошмару, и в испуге присел. Ну что он опять сделал неправильно?

Два дня он мучился совершённой ошибкой. Он же не хотел присваивать никакие деревья! Просто буквы на них получались хорошо и никому не мешали — он так думал. А вышло вон как!

Опрометчиво сделанные надписи лишали Мача душевного спокойствия; хуже всего было то, что память об ошибке всё время висела перед ним. И перед прочими! А менять место лагеря Робин собирался не скоро. И каждый день, вставая, Мач видел своё имя на деревьях. Эти же надписи каждый шервудец видел много раз за день. А Мач видел шервудцев и их ухмылки. Даже обычное молчание Назира казалось Мачу необычно многозначительным, а дырка на спине Скарлета ну просто источала презрение. Марион, и та иногда улыбалась!

Было бы проще, если бы ему нашлось дело; но шервудская шайка на несколько дней устроила себе отдых, чтобы выждать, пока уляжется первая сумятица после ограбления, а заодно допить начатый бочонок. И если первый день прошёл сносно (шервудцы ходили в ближайшую деревню, чтобы передать причитавшуюся тем долю от грабежа, и вернулись поздно), то второй вечер принёс Мачу дополнительные мытарства.

— Ему не наливаем! — громко сообщил Скарлет. Мач возмутился: Робин же говорил «много не наливаем», а не «совсем не наливаем».

— Почему?..

— Давеча налили — вон что из этого вышло, — Скарлет махнул рукой, обводя поляну.

Мача не утешило даже то, что Марион огрела Скарлета по спине случайной тряпкой. К тому же Уилл почему-то не обиделся на шлепок, а ухмыльнулся.

— При чём тут «налили»? — при чём тут, в самом деле, «налили», если ему просто не на чем было писать?

— А при том! Я бы такое даже с перепою не сделал! — фыркнул Скарлет, утыкаясь в собственную кружку и изучая её содержимое.

Вмешался Тук, не дав Мачу времени ни ответить, ни обидеться:

— Ты бы не сделал, потому что не умеешь. И хватит.

— Вот и я говорю — хватит, — ехидно отозвался Скарлет: — Тот раз налили, а больше не надо.

— Робин!.. — кажется, Марион была готова разозлиться. Робин Гуд осторожно поставил кружку на землю и повернулся к Скарлету:

— Я не запрещал, — голос главаря был необычно суров. Они со Скарлетом уставились друг на друга и с минуту молчали, потом Робин повторил: — Я — не запрещал.

— Ну… ладно, ладно, — отведя глаза, буркнул Скарлет. — У нас один вожак.

Тук и Маленький Джон разом подсунули Мачу по кружке, так что он не знал, какую взять, чтоб никого не обидеть; увидев его растерянность, Тук убрал кружку и протянул кусок оленины. Мач повеселел и налёг на угощение. Хорошо, что у него такой брат! Он хороший, и в Шервуде главный. Даже Уилл с ним не спорит!

Утром Мач проснулся в хорошем настроении… и тут же вспомнил про буквы на деревьях и опять расстроился. Буквы-то никуда не делись! Может, их стесать? Нет, всё равно дырки останутся. А пока их стешешь, от Скарлета проходу не будет. Будет смеяться. Или ругаться. Или и то, и другое. Он может.

Мач уселся, подперев кулаками подбородок. Вот если бы он был как Робин, Скарлет бы ему не перечил! И буквы рисовать не мешал бы. Жаль, что Робин не умеет писать — вот написал бы он своё имя на деревьях, и Скарлет бы ничего не сказал! Мач посмотрел на подписанное дерево, и вдруг понял, что Робин — главный в Шервуде, а значит, и на деревьях должно быть имя Робина. А он-то написал своё! Правду говорят — дурачок…

Тук сердито шуганул парнишку, чтобы не мешал спать, и пришлось Мачу ждать, пока Тук не проснётся, пока все не проснутся, пока Тук не разогреет обед, пока… Короче, ближе к вечеру довольный выпавшим отдыхом Тук согласился показать Мачу, как пишется имя Робина. Надо же, целых пять букв, и всё новые!.. Мач старательно водил по земле палочкой, но поскольку он сидел рядом с Туком, Скарлет только один раз фыркнул издали и ничего не сказал.

Мач твёрдо знал, что «Робин» должен быть написан не хуже «Мача», и упражнялся в письме весь вечер и весь следующий день, в душе ликуя, что теперь-то он свою ошибку исправит и всё будет хорошо. Он даже лёг пораньше: завтра они проснутся, а он уже всё уладит. Когда Мач закрывал глаза, перед ним стояла большая буква «Р», и он думал, что вот эта палочка ни в коем случае не должна прийтись на какой-нибудь сучок…

Делать вторую надпись было неудобно: первая располагалась на самом лучшем месте — на уровне глаз, а Мач знал, что Робин главнее, значит, должен быть выше. Поэтому он сначала расписал те деревья, на которых «Мача» ещё не было и легче было резать, а уж потом перешёл к остальным. Тут было сложнее: для верхней надписи приходилось задирать голову и руки и подниматься на цыпочки; к тому же «Робин» был длиннее «Мача» и не всегда умещался на одной стороне ствола, а делать его мельче тоже было нельзя; вот почему Мачу приходилось иногда царапать «Робина» в две строки, а стало быть, тянуться ещё выше.

Из-за этих усилий он успел расписать «Робинами» только половину поляны, прежде чем его накрыл вопль Скарлета. И не его одного.

— Ах вот что… — Маленький Джон быстро понял, в чём дело, и устало опустился на землю: — Было из-за чего шум поднимать! Самый сладкий сон перебили…

— Да что же это такое!.. — Скарлет в ярости тряс подвернувшийся куст: — Сказали — не режь, значит не режь, а он!.. — трёпка, доставшаяся кусту, явно предназначалась виновнику шума. То есть, Мачу: — Руки за это пообкрутить!

— О, Господи! Мач, тебе же говорили… — ахнул Тук.

— А!.. — возопил Уилл, — это ты его учишь! — он выпустил куст и двинулся на Тука, но бравый монах так решительно воздел многоопытную пастырскую длань, что его строптивый соратник невольно остановился и чуть не попятился: — Робин!.. — он повернулся к вожаку и сунул себе в зубы собственный кулак, чтобы не сказать чего покрепче.

Робин Гуд стоял на двух ногах, силясь проснуться. Нет, если б это были войска шерифа, он бы проснулся сразу и полностью, а тут… Он тряхнул головой:

— Марион, посмотри, что он там нацарапал.

Марион быстро пошла вдоль деревьев:

— Он пишет «Робин», «Робин», «Робин», — она развела руками, — «Робин» и «Робин».

Вожак широко раскрыл глаза, ухмыльнулся и потёр нос. Мач понял, что бить его не будут, и перешёл в наступление:

— А что я такого сделал? Почему нельзя? Робин в Шервуде главный, вот я и написал… поверх себя… чтоб никто не думал, будто я… — убедительность доводов стремительно падала под ухмылками шервудцев, и только Скарлет люто гримасничал, продолжая кусать косточку кулака.

Обида придала Мачу вдохновение:

— Мою доску сжёг, может, и деревья срубишь?

— Кто, я? Какую доску? — от натиска Скарлет обалдел и забыл о благом намерении молчать.

— Доску! С буквами! Мою! На днях!

— Да иди ты со своей доской, кому она нужна! — теперь Скарлет не знал, куда деваться, ибо все взгляды переместились на него.

— Мне! И деревья, скажешь, никому не нужны? — из глаз Мача брызнули слёзы, но уже не от обиды, а от стыда: он же знал, что деревья Уилл рубить не станет.

Скарлет взвыл:

— Ро-бин!.. — и снова закусил кулак.

Робин с усилием провёл по лицу рукой, вздохнул, потом подошёл к Мачу и взял его за плечи:

— Ну, вот что: больше на деревьях не пиши. Совсем. Ни себя, ни меня, — на мгновенье задумался и потёр нос: — Короля тоже не пиши. Никого.

— И вообще букв, — подсказал Тук.

— Да, и никаких букв. И не рисуй. Деревья пусть будут сами по себе. Понял?

Мач не понял, но кивнул. Раз Робин не хочет, он не будет писать на деревьях. Но обида осталась: ведь он так старался исправиться!

Надписи остались и растравляли и без того раненую душу Мача ещё неделю. Шервудцы никуда не ходили: в лагере было полно еды, а на дорогах — стражников; заняться было нечем. Тук стряпал, Джон и Назир отдыхали, Уилл… тоже отдыхал, когда не брюзжал и не корчил свирепых рож. Брюзжал он негромко и только когда вожак исчезал с поляны, но писать, даже на земле, Мач уже не решался. Да и Тук сердито сказал, что хватит ему этих букв надолго, а больше и не надо, и Скарлет очень громко его поддержал.

Марион пыталась утешить Мача, рассказав ему о поэтах, которые не знали ни единой буквы, но писали длинные, очень длинные стихи и держали их в памяти. Но Мач-то стихов не писал, да и поэта знал только одного — Алана, при поминании которого Скарлет начинал фыркать. Ну, по крайней мере, драться Мач умеет лучше, чем Алан! А вот, кстати, Робин решил, что они достаточно сидели без дела, и что стража ослабила бдительность. Значит, у Мача будет возможность показать, что он лучше, чем какой-то поэт Алан.

От всех этих мыслей, грустных и не очень, Мач на стороже едва не прозевал проезжего купца и закуковал в самый последний момент, когда повозка почти миновала засаду. Но всё-таки не совсем поздно, так что улов состоялся и шервудцы вернулись в лагерь с добычей, хоть и не с такой, какую принёс шерифский обоз. А кроме денег и барахла…

Мач заранее надулся, когда увидел идущего к нему Скарлета, но тот уже не корчил рожи, а ухмылялся; подойдя ближе, он протянул Мачу пергаментный свиток с остатками плохо сковырянной печати:

— Вот, на, — и развернул пергамент во всю длину: — Видишь, сколько тут места свободного? И ещё обратная сторона пустая. Вот на этом пиши, а деревья не порть.

Тук осторожно заглянул через плечо Скарлета, потом просунулся под локоть и забрал пергамент; пробежав глазами, смущенно вздохнул и скрутил его снова в трубку:

— Уилл, в чужие секреты лезть нехорошо. Тем более в семейные.

— Я и не лез, — огрызнулся Уилл, и тут же ухмыльнулся снова: — Он сам отдал. Сразу.

— Тебе попробуй не отдай, — грустно вздохнул Тук. — Ну, раз так, я его оскоблю. Больше места будет.

— Значит, можно написать, а потом соскоблить? — Скарлет потёр щетину на подбородке. — Понял, Мач? Когда всё испишешь, соскобли и начинай заново. А деревья не трожь.

Мач кивнул и вприпрыжку поскакал за Туком; тот оглянулся и подмигнул:

— Придётся тебе, Мач, угольком писать — чернил-то у нас нет.

— А будут?

— Не знаю, — Тук озабоченно нахмурился. — Потом, может быть. Не сразу.

— А что я смогу писать? — от нетерпения Мач забегал то справа, то слева от Тука.

— Всё, — отозвался тот; остановился, развернул Мача к себе лицом и взмахнул пальцем перед его носом: — Но прежде чем писать что-нибудь, спроси кого-нибудь из нас.

+4

13

Мач отличился... :)

Княгиня написал(а):

а дырка на спине Скарлета ну просто источала презрение.

Это даже можно представить. :)

Княгиня написал(а):

— Я не запрещал, — голос главаря был необычно суров. Они со Скарлетом уставились друг на друга и с минуту молчали, потом Робин повторил: — Я — не запрещал.
— Ну… ладно, ладно, — отведя глаза, буркнул Скарлет. — У нас один вожак.

"Но помните, друзья, на судне должен быть один капитан" (с) Капитан Блад.

Княгиня написал(а):

Мач посмотрел на подписанное дерево, и вдруг понял, что Робин — главный в Шервуде, а значит, и на деревьях должно быть имя Робина. А он-то написал своё! Правду говорят — дурачок…

Он растёт над собой... кажется?

Княгиня написал(а):

Марион быстро пошла вдоль деревьев:
— Он пишет «Робин», «Робин», «Робин», — она развела руками, — «Робин» и «Робин».
Вожак широко раскрыл глаза, ухмыльнулся и потёр нос.

Мне нравится его реакция. :)

Княгиня написал(а):

больше на деревьях не пиши. Совсем. Ни себя, ни меня, — на мгновенье задумался и потёр нос: — Короля тоже не пиши. Никого.

Совсем-совсем никого? Жуть. :)

Княгиня написал(а):

— А что я смогу писать? — от нетерпения Мач забегал то справа, то слева от Тука.
— Всё, — отозвался тот; остановился, развернул Мача к себе лицом и взмахнул пальцем перед его носом: — Но прежде чем писать что-нибудь, спроси кого-нибудь из нас.

Тук вовремя сообразил, какого джинна может выпустить... :)
Отличный получился рассказ. :) Княгиня, спасибо!

0

14

Клаус Штертебеккер написал(а):

Он растёт над собой... кажется?

Он просто растёт. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Совсем-совсем никого? Жуть.

Да, никого! Предусмотрительность, вызванная горьким опытом прошлого раза. В прошлый-то раз ему сказали "не подписывай деревья", вот он и решил, что собой подписывать нельзя, а других написать можно.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Отличный получился рассказ. :) Княгиня, спасибо!

http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/193535-1.gif

0