SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Крестовые походы » Первый крестовый поход 1095 - 1140


Первый крестовый поход 1095 - 1140

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Французские манускрипты 13-15 вв.о Первом Крестовом походе.

Папа Урбан II призывает к Крестовому походу в Святую землю.
Клермонский собор. 1095 год.

http://s54.radikal.ru/i144/0910/3b/13e579f5afaa.jpg

Проповеди Петра Пустынника. 1096 году.

http://i029.radikal.ru/0910/f6/e183f841654a.jpg

Крестовый поход бедноты. 1096 г.

http://s52.radikal.ru/i137/0910/60/a845ad11b6e0.jpg

+3

2

Осада Никеи (14 мая - 19 июня 1097 года). Крестоносцы перекидывают через стены головы врагов.

http://i023.radikal.ru/0910/89/33fcdca9c692.jpg

Осада Антиохии (1097-1098 гг.)

http://s06.radikal.ru/i179/0910/05/7583d40c3646.jpg

Осада Антиохии.
Крестоносцы поднимаются в башню по лестнице, спущенной предателем Фирузом (про этого армянина и не только про него не так давно была передача по "Культуре  ;) )

http://s59.radikal.ru/i166/0910/72/2aeb1afc4f69.jpg

Лагерь крестоносцев во время осады Иерусалима. 1099 г.

http://i074.radikal.ru/0910/c4/58c5d1eaf1d8.jpg

Петр Пустынник указывает крестоносцам путь на Иерусалим. (миниатюра 1270 г.)

http://i042.radikal.ru/0910/4c/0b85cb188e7b.jpg

Сцена из Первого Крестового похода.

http://s06.radikal.ru/i179/0910/62/35d580bbdeb2.jpg

+4

3

Осада Иерусалима

(7 июня 1099 - 15 июля 1099)

   7 июня 1099г. войска крестоносцев подошли к Святому Граду - Иерусалиму. Их армия в тот момент состояла из 40 тысяч человек, 20 тысяч из которых были пехотинцами, а 1500 - рыцарями.
   

http://www.templiers.info/applications/maps/images/plan-Jerusalem_02-sm.jpg   
План Иерусалима

   Защиту Иерусалима вели войска каирского султана из дома Фатимидов под началом султанского визиря. Город был окружен крепкими стенами, поэтому подошедшие войска Запада не могли взять их приступом, приходилось вести правильную осаду.
   Отряды стали лагерем вокруг города. К северо-северо-востоку от Иерусалима, раскинули свои палатки Годфруа Булонский, герцог Нормандии и граф Фландрии, напротив них были ворота, названные позже Дамасскими, и другие, малые ворота, Иродовы. Танкред расположился на северо-западной стороне напротив ворот Вифлеемских. Раймунд де Сен-Жилль первоначально разбил свой лагерь неподалеку от лагеря Танкреда, на возвышенности, у подножия которой узкая Рефраимская долина. Такая позиция была неблагоприятна для ведения осады, и поэтому Раймунд решил перенести часть своего лагеря на гору Сион, к югу от города. На востоке были глубокие долины, или, вернее, глубокие овраги - Иесафатовы и Салоамские, которые не позволяли ни стать лагерем, ни приступить к осаде города с этой стороны.
   

http://www.templiers.info/applications/maps/images/plan-Jerusalem_Zaborov_sm.gif   
План Иерусалима при крестоносцах

   В бесплодной местности, окружающей Иерусалим, крестоносцы не могли найти ни съестных припасов, ни дерева для постройки осадных машин. Кедронский ручей высох, цистерны были завалены, воду приносили с расстояния в шесть миль от Иерусалима в зловонных бурдюках, спешно выделанных из бычьих шкур. Все бароны, хотя каждый из них позаботился продать или заложить свои владения перед выступлением в поход, оказались без денег. Лишь граф Тулузы был в состоянии оплатить работы плотников и каменщиков, взять на содержание рыцарей без средств к существованию. Шесть генуэзских кораблей, прибывших в захваченную Яффу, доставили в лагерь франков съестные припасы, разные инструменты, инженеров, плотников и паломников, в количестве трехсот человек, под предводительством Раймунда Пепа.
   

http://www.templiers.info/cross_and_demilune/crusades/images/crusades_01_crusardes_under_Jerusalem.jpg   
Крестоносцы у стен Иерусалима

   Из нарубленных близ Наблуса (Шхема) деревьев плотники построили две деревянные башни, в каждой из которой было по три этажа: первый предназначался для рабочих руководящих движением, второй и третий - для воинов, ведущих осаду. Башни, бывшие выше стен города, на вершине имели нечто вроде подъемного моста, который можно было опускать на крепостную стену города. В течение трех дней (воскресенье - 10, понедельник - 11, вторник - 12 июля) крестоносцы устанавливали башни напротив иерусалимской стены, между церковью св. Евстафия и Кедронской долиной. Также были сооружены: тараны, катапульты, крытые галереи - осадное искусство того времени еще не шло далее средств, оставленных древностью.
   Прежде чем пойти на приступ города христиане босыми и в вооружении совершили крестный ход вокруг города, как повелел легат Адемар Монтейский, который явился во сне одному провансальскому священнику. На рассвете 14 июля, крестоносцы пошли на штурм Иерусалима. Годфруа Булонский, Роберт, герцог Нормандии и Роберт Фриз штурмовали восточную, Танкред северо-западную, Раймунд де Сен-Жилль южную стены города. По полудню в пятницу, 15 июля 1099г. произошел решительный перелом: два рыцаря Летольд и Энгельберт, родом из Турне, первыми спустились по подъемному мосту восточной деревянной башни на городскую стену. Следом за рыцарями в город устремились Годфруа Булонский, в сопровождении Евстафия Булонского и Балдуина де Бурк. Вскоре удалось пробить брешь в западной стене Танкреду и герцогу Роберту, и в южной - Раймунду де Сен-Жилль.
   В городе лишь два очага сопротивления держались некоторое время: стена Харам-аш-Шериф (где находилась мечеть Омара и храм Соломона или мечеть Аль-Аксар) и башня Давида находившаяся в западной части иерусалимских укреплений. Стена Харам была захвачена, а ее защитники вместе с укрывшимся в мечети населением были перебиты. Танкред, захвативший мечеть Омара и ее сокровища, пытался сохранить арабов для выкупа, но его пленные были умерщвлены. Башня Давида сдалась к вечеру Раймунду, обещавшему препроводить ее гарнизон до Аскалона, что и было сделано.

   Мусульманское и еврейское население Иерусалима было полностью уничтожено победителями. Хронисты объясняют такую жестокость крестоносцев тем, что они были выведены из себя оскорблениями, которые жители города адресовали процессии крестоносцев, когда те совершали крестный ход до штурма.

http://www.templiers.info/cross_and_demilune/great_events/images/siege_of_Jerusalem_1099.jpg
Крестоносцы осаждают Иерусалим.
Миниатюра. XIVв.

http://www.templiers.info/cross_and_demilune/great_events/images/plunderof_Jerusalem_by_crusaders_1099.jpg
Разграбление  Иерусалима крестоносцами.
Миниатюра. 1440г
.

+4

4

http://i003.radikal.ru/1004/eb/7e2bef640977.jpg

Первый крестовый

"The noble race of Franks must come to the aid their fellow Christians in the East. The infidel Turks are advancing into the heart of Eastern Christendom; Christians are being oppressed and attacked; churches and holy places are being defiled. Jerusalem is groaning under the Saracen yoke. The Holy Sepulchre is in Moslem hands and has been turned into a mosque. Pilgrims are harassed and even prevented from access to the Holy Land.
"The West must march to the defense of the East. All should go, rich and poor alike. The Franks must stop their internal wars and squabbles. Let them go instead against the infidel and fight a righteous war.
"God himself will lead them, for they will be doing His work. There will be absolution and remission of sins for all who die in the service of Christ. Here they are poor and miserable sinners; there they will be rich and happy. Let none hesitate; they must march next summer. God wills it!"

Считается, что с этого пылкого текста папы Урбана II и запылали сердца европейцев любовью к Святой Земле. Произнес он свою речь 27 ноября 1095 года в Клермоне. Через день Совет подтвердил все привилегии и даровал ту защиту, которые обещал папа.
Красный крест был выбран символом крестового похода, и епископ Адемар Монтейльский был выбран папским легатом и духовным вождем похода.
Это был идеальный выбор, надо признать, потому что Первый крестовый оказался самым удачным из всех крестовых походов практически благодаря этому епископу.

http://s11.radikal.ru/i184/1004/f6/ceb2030bc919.jpg

Конечно, красноречие папы вовсе не было единственной причиной Первого крестового,но  было, несомненно, одной из них.

Есть предположения,что одним из главных поводов предпринять крестовый поход на восток стал вопиющий случай, когда турки-сельджуки вырезали более 3000 христиан-пилигримов в Иерусалиме, да еще и разрушили христианские церкви и превратили оставшиеся в конюшни.
Это стало шоком для европейцев, которые сотни лет вполне спокойно предпринимали пилгримаж в Святую землю.
А причиной такой резкой перемены стала перемена власти: палестинские сарацинские халифаты были подчинены сельджуками, которые представляли воинственную ветвь ислама.

Поэтому нельзя отрицать, что ответным движением европейских христиан была месть и жажда освободить святое место вообще от таких варваров.
Да еще в условиях, когда люди (во всяком случае, значительная часть людей) искренне верили, что их страдания и неудачи являются следствием их грехов – а папа ясно пообещал освобождение участников от грехов.

Очень веская причина воевать с «неверными» обозначена буквально в первых фразах речи папы Урбана: The Franks must stop their internal wars and squabbles. Let them go instead against the infidel and fight a righteous war Потому что война для ноблей действительно была стилем жизни.
Для войны их растили, учили, войной они жили. И не будем закрывать глаза: для рядового нобля, не говоря о солдатах, военная добыча и выкупы были даже не роскошью, а жесткой необходимостью. Эту энергию было необходимо направить из Европы прочь. Ей было необходимо придать некий блеск идеи.

http://i082.radikal.ru/1004/40/96aa8cabd9f6.jpg

Если папа Урбан обращался со своим призывом к королям, герцогам, графам, то Петр Отшельник магнетизировал толпы простонародья, колеся по Италии и Франции, живописуя страдания христиан и их святынь в руках неверных так, что присутствующие буквально могли эти страдания почувствовать на себе.
Невероятно харизматическая личность. И он обещал этим людям что-то лучшее, чем они имели. Положение крестьян во Франции, например, было настолько безнадёжным, что они были готовы идти хоть на край света за лучшей долей.
Дома они были почти рабами своих баронов. В крестовом походе они были такими же крестоносцами, как их бароны. Перед Богом вся армия его спасения была равна между собой, и для людей это значило много.

http://s44.radikal.ru/i106/1004/9b/7b868ff3c5e0.jpg

Опять же, был Константинополь. Алексис Комнин молил папу о помощи, потому что один он сдерживать сельджуков просто не мог.
Они уже отхватили у Византии изрядные части владений империи, и останавливаться не собирались. В опасности была сама столица. А потом – и Европа.(Алексе́й I Комни́н (ок. 1048 — 15 августа 1118) — византийский император в 1081—1118. Основатель династии Комнинов)

http://s57.radikal.ru/i157/1004/56/8e19bb9f0169.jpg

Папа Урбан уже пытался в 1095 году организовать помощь Византии административно-политически, но отклика практически не получил.
А вот такое обращение отклик просто не могло не найти: "When Jesus Christ summons you to his defence, let no base affection detain you in your homes; whoever will abandon his house, or his father, or his mother, or his wife, or his children, or his inheritance, for the sake of my name, shall be recompensed a hundred-fold, and possess life eternal."
Ответом на речь была своего рода массовая истерия: тысячи нашили кресты на свои одежды немедленно.

Руководили походом:

От Прованса Раймунд IV Тулузский (1041 – 1105). Французов и немцев с Рейна привели Годфруа Бульонский (1060 – 1100) и его брат Болдуин (1058 – 1118). Нормандию представлял сын Вильгельма Завоевателя, Роберт Куртгёз (1054 – 1134). Норманнов Италии и Сицилии привели Боэмунд Тарентский (1057—1111) и его племянник Танкред.

http://s48.radikal.ru/i122/1004/02/974e8ed5297a.jpg
(Истории о Средневековье)
http://mirrinminttu.diary.ru/?tags=

http://s04.radikal.ru/i177/1004/20/a217e2b569c4.gif

+7

5

Первый крестовый. Продолжение.

Пока графы и герцоги собирали войска и финансы, крестьяне хлынули через Германию и Венгрию в Святую Землю пешком.
Уходили семьями, кланами, оставляя за спиной всё, что имели, не заботясь о том, чем будут жить в дороге: ведь им обещали, что Бог позаботится о своих защитниках.
И они мерли в дороге сотнями. Поскольку такая масса людей была подобна саранче, оставляющей за собой пустоту, зачастую их встречали с оружием владельцы земель.
И снова погибали сотни.

Алексис Комнин пришел в ужас, увидев в Константинополе голодную, оборванную, полубезумную многотысячную толпу.
Разумеется, он постарался отделаться от них чем быстрее, тем лучше, организовав их переправу в Святую Землю. Тех кто туда добрался, встретили сельджуки. Практически никто не выжил из этих 80 000 человек, хотя у кого-то, наверное, хватило здравого смысла осесть где-то по дороге.
Петр Отшельник, кстати, выжил, и участвовал потом в осаде Иерусалима.

А настоящая армия франков начала собираться в Константинополе.
Франками их прозвали потому, что французов в этом войске было больше, чем представителей других наций. Каждый лорд шел своим путем, и вел своих людей.
Огромные силы вел Годфрид Бульонский. Это была дорогая экспедиция, и Годфрид не поколебался продать свои земли и взять взаймы значительные суммы.
Кто был покупателем? Епископ Льежский и епископ Верденский.

http://s03.radikal.ru/i176/1004/ea/34b1a0025524.jpg

По пути к Годфриду Бульонскоиу присоединились его братья, Юстас (Эсташ, Евстахий) и Балдуин.
Очень похоже, что из всех троих только Годфрид воспринимал идею крестового похода, как таковую: Юстас довольно скоро вернулся в Европу, а Балдуин своих владений пока не имел, но очень хотел получить.

Готфрид Бульонский. Фреска. Giacomo Jaquerio. 1418-1430
http://s49.radikal.ru/i126/1004/31/72561b438c98.jpg

Византийский император Алексис Комнин приветствует Годфри и его братьев
http://s44.radikal.ru/i106/1004/82/67506cc33fbb.jpg

Раймунд Тулузский к моменту крестового похода был уже хорошо на шестом десятке.
Вот он относился к возможности умереть в Святой земле, со всеми бенефитами, обещаными папой Урбаном, очень серьезно.
Грехов у него к 55 годам накопилось немало, например, то, что он оттер от законной власти в Тулузе свою собственную племянницу Филиппу.
Но воином он был закаленным, сражался с маврами в Испании, да и самым богатым из участников похода он был.

http://s002.radikal.ru/i197/1004/38/ad49931e3794.jpg

В Святую Землю с ним вместе отправилась и жена, Эльвира Кастильская (родная сестра Терезы Португальской).
Кое-где упоминается, что с ними был их маленький ребенок, который умер во время похода, но большинство текстов не содержит об этом никакого упоминания.
Сын Раймунда и Эльвиры, Альфонсо Иорданский, родился только в 1103 году.
Вместе с экспедицией Раймунда отправился в Святую Землю и духовный вождь похода, епископ Адемар.

http://s02.radikal.ru/i175/1004/b8/f435183782ba.jpg

Прибыл в Константинополь и Роберт Куртгёз из своей Нормандии, заложив ее брату, чтобы собрать войско, с ним были его родичи Стивен Блуасский и Роберт Фландрский, чей отец в свое время уже имел дело с императором Алексисом во время пилгримажа.
Привел войска и сын Анны Ярославны, Гуго Вермандуанский. Вот его поход чуть не закончился, не начавшись: его кораблю попал в бурю, и Гуго выбросило на берег у Дирахиума, откуда его и отправили в Константинополь.

http://s59.radikal.ru/i166/1004/58/5c25da79215c.jpg

К весне 1097 года крестоносцы были полностью готовы к отправке через Босфор. Уже тогда было понятно, что противоречия между участниками достаточно глубоки. Алексис просто хотел отобрать у сельджуков своё.
Крестоносцы... Часть хотела изгнать «неверных» из Святой Земли, часть надеялась разбогатеть. Среди них изначально не было единства цели.

http://s48.radikal.ru/i122/1004/f0/1083ebd9e39e.jpg

+5

6

Здесь описываются события, предшествующие первому крестовому походу, бедствия, испытываемые христианами в том виде,  как они изображались средневековыми хронистами, и роль Петра Пустынника в деле организации первого крестового похода

Вильгельм Тирский "Historia belli sacri a principibus christianis in Palaestina et in Oriente gesti" (обычно переводится как "История деяний в заморских землях")   (между 1170 и 1184 г.)

http://i080.radikal.ru/1009/9f/0b348375e34f.jpg
Вильгельм Тирский

Х. Среди опасностей всякого рода в это бедственное время в Палестину стекались во множестве греки и латины по обету поклонения святым местам. Пройдя до неприятельской земле через тысячу смертей, они являлись к городским воротам, но не могли войти в них, не заплатив предварительно в виде подати одного золотого привратникам. Потеряв все на пути и едва успев сохранить жизнь, чтобы достигнуть желанной цели, они не имели чем заплатить подати. Вследствие того, тысячи пилигримов, собравшись в окрестностях города и ожидая возможности войти, доходили до совершенной наготы и погибали от голода и нищеты. Для несчастных же жителей города и живые, и мертвые составляли одинаково невыносимую тяжесть. С трудом могли они позаботиться о доставке припасов для живых; но им нужно было позаботиться и о погребении мертвых; все подобные труды превышали их силы. Получившие право входа за плату обращались еще в предмет величайших забот. Надобно было бояться, что, ходя без предосторожностей при посещении св. мест, они могут быть избиты, оплеваны и даже где-нибудь задушены. Заботясь о предупреждении таких несчастий и воодушевленные братской любовью, иерусалимские граждане ходили постоянно за пилигримами, чтобы наблюдать за их безопасностью и защищать от нечаянных нападений. В городе был Амальфийский монастырь, ныне (в конце XII в.) называемый монастырем св. Марии Латинской, и рядом с ним гостеприимный дом (хеnоdochium) с небольшой молельней, основанный в честь блаженного Иоанна Элеймона, александрийского патриарха, и вверенный заботам аббата того монастыря. Несчастные странники получали там милостыню или от монастыря, или от щедрот верующих. Из тысячи пилигримов едва ли один мог сам удовлетворять своим нуждам, потому что они теряли все путевые запасы и с трудом спасали жизнь среди стольких опасностей и трудов. Таким образом, жители не имели покоя ни вне, ни дома, смерть угрожала им каждый день, и, что хуже всякой смерти, они падали под бременем невыносимого рабства. Наконец, к довершению всех этих бедствий, их церкви, охраняемые и возобновляемые не без труда, подвергались ежедневно жестоким нападениям. Во время богослужения неверные, наводя на христиан ужас своими криками и бешенством, вбегали неожиданно в храм, садились на алтари, не делая различия в местах, опрокидывали чаши, топтали ногами сосуды, посвященные служению Господу, ломали мрамор и наносили духовенству оскорбления и побои. С самим владыкой патриархом обращались как с лицом презренным и ничтожным, хватали его за бороду и волосы, свергали с престола и бросали на землю. Нередко они овладевали им и, таща его, как последнего раба, без всякой причины сажали в темницу, лишь бы тем огорчить народ, соболезновавший своему пастырю.
           Таково было то жестокое рабство, которое приходилось испытывать народу Божьему в течение 490 лет, как я сказал выше. Он переносил все с благочестивым терпением, обращая к небу стоны и вздохи и при-соединяя горячую молитву к Господу, прося его в своем милосердии пощадить тех, которые исправятся, и отклонить от них бич своего гнева. Так дошли они до крайних пределов злосчастья, и только тогда, как «пропасть открывает пропасть» (Пс, XLI, 8), пропасть бедствий открыла перед ними пропасть милосердия; они были услышаны тем, кто есть Бог всякого утешения. С высоты своего преславного трона Господь удостоил бросить на них взгляд сострадания, положил предел их несчастьям и вознамерился в своей отеческой любви послать им помощь, которой они ожидали. Чтобы увековечить между верными служителями Христа память о том, я и предпринял в настоящем труде описать способ и предначертания Божественной воли, которыми Господь восхотел избавить свой народ от долговременного бедствия.

XI. В то время, когда вышеупомянутый  и Богом любимый город (то есть Иерусалим), как я сказал выше, был подвергнут стольким страданиям, между теми, которые приходили туда по обету и для молитвы в святых местах, явился один священник по имени Петр из королевства франков, из Амьенского епископства, Пустынник (Heremita) и по прозванью, и на деле; его привлекла в Палестину та же ревность. Он был весьма небольшого роста и имел жалкую наружность, но в малом теле царила великая доблесть. Он был ума быстрого, проницательного взгляда и говорил приятно и свободно. По общему закону, тяготевшему над всеми христианами, искавшими право входа, Петр внес при вратах города требуемую подать и нашел себе убежище у одного верующего, который был из числа христовых исповедников. Расспрашивая настойчиво своего хозяина, человека деятельного и ревностного, о положении христиан, он узнал от него не только то, что относилось к печальному настоящему, но и о тех преследованиях, которые испытывали предки в течение долгого времени. Если рассказ был не полон, то собственное наблюдение досказало Петру остальное. Оставаясь несколько времени в городе и посетив все церкви, он нашел полное подтверждение всему услышанному от братии. Узнав также, что патриарх Иерусалимский был человек благочестивый и богобоязненный, он пожелал говорить с ним о настоящем положении дел и узнать подробности по некоторым вопросам: явившись к нему, он был представлен одним другом из числа верующих, и они оба остались весьма довольны своими совещаниями. Имя патриарха было Симеон: узнав по речам Петра, что это был человек осторожный, весьма опытный и сильный не только словом, но и делом, он начал говорить ему с большей откровенностью о тех бедствиях, которые испытывает народ Божий, населяющий святой город. Петр, слушая его, был тронут братским сочувствием и в своей печали не мог удержаться от слез; потом он спросил, нельзя ли найти какого-нибудь средства к спасению от стольких бедствий? Праведный муж отвечал ему: «Петр, наши грехи составляют единственную преграду к тому, чтобы всеправедный и милосердный Господь удостоил внять нашим стонам и воздыханиям и осушить наши слезы: мы нисколько не сложили с себя нашей неправды, а потому бичи неба не перестают нас поражать. Но щедрое милосердие Господа хранит силы вашего народа и у вас процветает широко и далеко страшная сила для наших врагов; если ваш народ, искренне служащий Господу и воодушевленный братской любовью, захотел бы сжалиться над нашим злосчастьем и даровать нам облегчение или если бы он пожелал по крайней мере молиться за нас Христу, то мы приобрели бы надежду увидеть вскоре конец нашим бедствиям. Империя греков, гораздо более близкая нам и по кровным связям, и по положению местности, и притом богатая, не может нам подать ни надежды, ни утешения. Греки едва могут защищать самих себя; как вы сами могли слышать, брат мой, их силы истощились до того, что в течение нескольких лет они потеряли больше половины своего государства. Петр отвечал ему: «Знай, святой отец, если бы Римская церковь и западные князья узнали от человека деятельного и заслуживающего веры о всех ваших бедствиях, то без сомнения они попытались бы облегчить вашу участь и словом и делом. Пиши же обстоятельно владыке Папе и Римской церкви, королям и князьям Запада и подкрепи свое показание печатью. А я не откажусь взять на себя это дело для спасения своей души: с помощью Господа я готов идти к ним ко всем, умолять их, рассказывать им со всей ревностью о великих ваших бедствиях и просить каждого о поспешной помощи вам». Патриарху понравился такой ответ и он его одобрил вместе с теми верными, которые присутствовали в собрании. Воздав великую благодарность Божьему человеку за его сострадание, они вручили ему требуемую грамоту.

XII. Поистине велик Господь Бог наш; и его милосердие беспредельно! Поистине благий Иисусе, не постыдятся надеющиеся на тебя! Откуда могла явиться в таком жалком, бедном и лишенном всяких средств пилигриме, притом удаленном от пределов родины, уверенность столь великая, что он осмелился предпринять дело, превышающее его силы, и надеяться на осуществление своих желаний? Конечно, оттого, что он обращал свои помыслы к тебе, своему покровителю (…) Однажды, когда служитель Божий был особенно преисполнен забот, помышляя о возвращении на родину и об исполнении своего поручения, он захотел обратиться с полной преданностью к источнику всякого милосердия и вошел в церковь св. Воскресения. Наступила ночь; утомленный молитвой и продолжительным бдением, усталый Петр распростерся на полу, чтобы предаться сну, который его удручал. "Когда та него напал самый глубокий  сон (как то обыкновенно бывает), явился ему Господь  наш Иисус Христос, стал перед ним и возложил на него то же поручение, говоря: «Встань, Петр; спеши: исполни мужественно все, что было на тебя возложено; я пребуду с тобой, ибо настало время очистить святые места и подать помощь моим служителям». Петр, встав укрепленный видением Господним и горя желанием повиноваться предписанному свыше, не хотел медлить и изготовился в дорогу. Исполнив обычную молитву, простившись с владыкой патриархом и получив его благословение, он отправился к морскому берегу и нашел там купеческий корабль, готовый к отплытию в Апулию. Он садится на корабль и после благополучного плавания приезжает в г. Бар. Оттуда он отправляется в Рим и в окрестностях города находит владыку, Папу Урбана (II); предоставив ему грамоту патриарха и верных из Иерусалима, он излагает Папе бедствия и неистовства, совершаемые в святых местах нечестивыми народами, и исполняет свое поручение с точностью и одинаковым благоразумием.

XIII. После Виктора (преемника Григорий VII Гильдебранда), который был на престоле всего два месяца, вступил Урбан (II); чтобы избегнуть ярости Генриха (V), сына Генриха (IV), упорствовавшего в том же заблуждении, он жил, укрываясь в укрепленных местах среди своих верных и нигде не находил надежного убежища. Видя себя в таком несчастном положении, Урбан благосклонно встретил и принял упомянутого Петра, преподобного мужа, после возвращения его из Иерусалима с известным поручением. Именем Бога Слова, которого он был опорой, Папа обещал в свое время оказать ему ревностное содействие. Петр, сжигаемый думой о Боге, проходит всю Италию, отправляется за Альпы, посещает всех князей Запада поодиночке, настоятельно просит, убеждает, и с помощью Божьей благодати ему удается склонить некоторых поспешить с помощью братиям, которые падают под игом, и не допускать более, чтобы святые места, прославленные присутствием Спасителя, подвергались осквернению неверных. Петр полагал, что недостаточно обращаться к князьям и что необходимо проповедовать народу и людям низшего класса. Так он прошел все страны, благочестиво ходатайствуя, посетил все государства, обращался к бедным и самым темным людям и благовествовал повсюду. Господь в награду за столь пламенную веру наделил его такой благодатью, что весьма редко он претерпевал совершенную неудачу в своем обращении к народам. Петр был чрезвычайно полезен своей проповедью Папе, который и последовал за ним безотлагательно. Он, как предтеча, приготовлял умы слушателей к повиновению Папе, и последний, предпринимая свои увещания, достигал скорее цели и тем легче привлекал к себе сердца всех.

Цит. по: История Средних веков: Крестовые походы (1096-1291)/сост. М.М. Стасюлевич, М.-СПб, 2001, стр. 40-43

+6

7

Роберт (Robertus Monachus. XIв.). Монах Роберт сам рассказал нам все, что мы знаем о его жизни и обстоятельствах, побудивших его взяться за свой труд, в своем предисловии к «Иерусалимской истории», которая в лучших сохранившихся манускриптах делится обыкновенно на 8 книг и охватывает собой события от 18 ноября 1095 г., когда был созван Клермонский собор, и до 12 августа 1099 г., дня знаменитой битвы при Аскалоне. Где Готфорид, месяц спустя по взятии Иерусалима, разбил наголову египетскую армию. На этом останавливается автор, потому что тут же заканчивается рукопись аббата по имени N, которая у него лежала под руками и о которой он говорит в предисловии; только в заключении книги VIII автор добавляет от себя топографическое описание Иерусалима, весьма краткое. Как видно из указаний, сделанных Робертом, он не только присутствовал на Клермонском соборе, но и впоследствии ходил в Иерусалим, где он слышал от пленного турка рассказы об Аскалонской битве, помещенные им в сочинение. Потому в его труде особенно замечательна одна первая книга, где автор является очевидцем описываемого. Помещенная им речь Урбана II находится у всех историков того времени, но каждый приводит свою редакцию; если Роберт не мог также привести подлинных слов Папы почти 25 лет спустя, то, во всяком случае как очевидец, он мог составить её хотя не буквально, но соответственно духу подлинных слов. По обычаю того времени автор приводит речь на латинском языке, хотя, вероятно, она была сказана на южногалльском наречии, тем более, что и Папа был галльский уроженец и мог говорить скорее на родном языке со своими земляками, нежели на искусственном и мертвом языке тогдашней ученой литературы. Сравнение, сделанное историком первого Крестового похода Зибелем, текста Роберта с текстом компиляции одного монаха Клюни, Гило, писавшего после 1118 г., привело к убеждению, что Роберт писал именно по Гило, и, следовательно, после 1118 г.

Роберт монах. Иерусалимская история. Книга первая.

http://s43.radikal.ru/i101/1010/ef/f59e511db471.jpg
Папа Урбан II на Клермонском соборе, среднев. миниатюра

      В год от воплощения Господня 1095-й на пределах Галлии торжествовался великий собор, а именно в Овернии, в городе, именуемом Клермон. На нем присутствовал Папа Урбан II, с епископами и кардиналами. Был же этот собор знаменит большим стечением галлов и германцев, как епископов, так и князей. Устроив предварительно церковные дела, владыка Папа выступил (26 ноября) на широкую площадь, потому что не было здания, стены которого могли бы вместить в себя всех присутствовавших. Обращаясь ко всем с приятной сладостью риторики, он произнес:
      «Народ франков, народ загорный, народ, как то явствует из ваших многочисленных деяний. Возлюбленный и избранный Богом, а по положению своих земель, и по вере католической, и по чествованию святой церкви, отличенный от всех в мире наций! К вам обращается моя речь, к вам несутся слова моих убеждений. Я хочу вам поведать, что при-вело меня стать перед вами. От пределов Иерусалима и из города Константинополя к нам пришла важная грамота, и прежде часто доходило до нашего слуха, что народ Персидского царства, народ проклятый, чужеземный, далекий от Бога, отродье, сердце и ум которого не верит в Господа, напал на земли тех христиан, опустошил их мечом, грабежом и огнем, а жителей отвел к себе в плен или умертвил поносной смертью, церкви же Божий или срыл до основания или обратил на свое богослужение. Они ниспровергли алтари, осквернив их своей нечистотой, силой обрезали христиан и мерзость обрезания раскидали по алтарям или побросали в сосуды крещения. Кого хотели позорно умертвить, прокалывали в середине насквозь, урезывали, привязывали к рукам палку и, водя так, бичевали, пока несчастные, выпустив из себя внутренности, не падали на землю. Других же, привязав к дереву, умерщвляли стрелами; иных раздевали и, наклонив шею, поражали мечом, чтобы испытать: можно ли убить с одного удара. Что сказать 6 невыразимом бесчестии, которому подвергались женщины? Но об этом хуже говорить, нежели молчать. Империя греков до того обрезана ими и подчинена их власти, что завоеванное нельзя обойти в два месяца. Кому же может предстоять труд отомстить за то и исхитить из их рук награбленное, как не вам, которых Бог одарил перед всеми народами и славой оружия, и великим духом и телесной силой, и доблестью к покорению сопротивляющихся вам? Вас побуждают и призывают к подвигам предков величие и слава короля Карла Великого, сына его, Людовика (Благочестивого), и других ваших властителей: они разрушили царство турок и на их счет распространили пределы святой церкви. В особенности же вас должна вызывать святая гробница Спасителя и Господа нашего, которой владеют ныне нечестивые народы, а святые места обесчещены ими и замараны их нечистью. О, храбрейшие воины, потомство непобедимых предков, не унизьте себя и вспомните о доблести своих отцов. Если вас удерживает нежная привязанность к детям, родителям и женам, то подумайте о том, что сказал Господь в Евангелии: «Кто любит отца или мать больше Меня, недостоин Меня. Всякий, кто оставит дом или отца, или мать, или жену, или детей, или землю во имя Мое, тому воздастся сторицей и жизнь вечную наследует». Да не увлекает вас какое-нибудь стяжание или забота о домашних делах, потому что земля, которую вы населяете, сдавлена отовсюду морем и горными хребтами, и вследствие того она сделалась тесной при вашей многочисленности; богатствами она необильна и едва дает хлеб своим обрабатывателям. Отсюда происходит то, что вы друг друга кусаете и пожираете, ведете войны и наносите смертельные раны. Теперь же может прекратиться ваша ненависть, смолкнет вражда, стихнут войны и задремлет междоусобие. Предпримите путь ко Гробу святому; исторгните ту землю у нечестивого народа и подчините ее себе. Земля та была дана Богом во владение сынам Израиля и, по выражению Писания, «течет медом и млеком», Иерусалим - плодоноснейший перл земли, второй рай утех. Спаситель рода человеческого прославил его своим присутствием, украсил своей жизнью, освятил страданиями, смертью искупил и погребением превознес. И этот царственный город, расположенный в центре земли, держится теперь в неволе у своих врагов и пресмыкается перед народом, неведущим Бога. Он просит и ждет освобождения и непрестанно молит вас о помощи. А. всякая помощь исходит от вас, потому что, как я уже сказал, Бог перед всеми народами вас одних одарил славой оружия. Пуститесь же в этот путь во отпущение грехов своих с уверенностью наследовать незапятнанную славу Царствия Небесного!»
        Когда Папа Урбан в своей искусной речи (Papa Urbanus urbano sermone: urbanus - городской, образованный, искусный - игра слов, возможная только в латинском языке) говорил все это и многое другое в этом роде, все присутствовавшие были до того проникнуты одной мыслью, что в один голос воскликнули: «Так хочет Бог, так хочет Бог!» (Deus, vult, Deus vult! - перевод с народного языка той эпохи, который употреблялся в Южной Галлии: Dieu li volt! или Dies le volt!). Услышав это, преподобный владыка римский, возведя очи к небу, принес благодарение Господу и, дав рукой знак к молчанию, продолжал:
        «Сегодня, любезные братья, на вас оправдалось то, что сказал Господь в Евангелии: «Где двое или трое соберутся во имя Мое, там и Я посреди их». Если бы Господь Бог не был присущ вашим помыслам, то вы не могли бы все возгласить в одно слово. Хотя у вас бесчисленное множество голосов, но источник голоса был один. Потому говорю вам: слово, которое Господь произнес вашими устами, было напечатлено в вашей груди, и да будет на войне это слово вашим военным возгласом, ибо оно произнесено Богом. Когда вступите в бой с врагом, поднимайте один крик: «Так хочет Бог, так хочет Бог!» Но мы не убеждаем и не уговариваем старцев, больных и неспособных к оружию предпринять этот путь; и женщины не должны отправляться без мужей, братьев или каких-нибудь законных свидетелей. Они составят больше препятствия, чем помощи, и будут тяжестью, а не пользой. Богатые пусть помогут бедным и поведут с собой на войну, снарядив их на свой счет. Священники и духовные всех орденов не могут идти без разрешения епископа, ибо их странствование не принесет пользы, если они не будут иметь на то позволения. Даже и мирянам не следует идти в пилигримство без благословения священника. Тот же, кто вознамерится предпринять странствование, даст обет Богу и себя принесет ему в живую и святую жертву, должен носить на челе или на груди изображение Креста Господня. Тот же, кто намерен вступить в лагерь обетования, пусть возложит его между плеч. Всем этим они исполнят заповедь Господню, как она предписана в Евангелии: «Кто не несет крест свой и не пойдет за Мной, недостоин Меня».

http://s55.radikal.ru/i149/1010/ad/740f7de05b50.jpg
Урбан II на соборе в церкве Клермона призывает рыцарей совершить поход к Гробу Господню

       После того один из кардиналов по имени Григорий сказал исповедь от лица всех присутствовавших, которые лежали распростертыми на земле. Ударяя себя в грудь, они молили об отпущении грехов и благословении. Получив то и другое, они просили дозволения возвратиться домой. Для того чтобы верующие убедились, что их поход есть дело рук Божеских, а не человеческих, в тот самый день, как мы слышали после от многих, когда все то происходило на соборе, молва о нем потрясла весь мир, так что на самых отдаленных островах океана сделалось известно, что на соборе был определен Иерусалимский поход (Jerosolymi-tanum iter). Христиане вследствие того покрылись славой и исполнились радостью, а языческими персами и жителями Аравии овладели страх и печаль. Первые возвеличились духом, а последние побледнели и растерялись; небесная труба прогремела так, что все народы, враждебные христианам, пришли в трепет. Из всего этого явствовало, что предпринятое было делом не человеческой мысли, а Духа Божия, наполняющего собой весь мир. Между тем все миряне разошлись по домам; а Папа Урбан на следующий день (27 ноября) созвал на совет одних епископов; в их присутствии был решен вопрос, кому принять управление множеством людей, выразивших желание странствовать, так как между ними не было никого из князей. Единогласно был избран епископ города Пюи (Podiensis episcopus, Адемар), которого считали весьма искусным и в человеческих, и в Божеских делах, чрезвычайно сведущим в науках обоего рода (то есть в богословских и в светских) и осмотрительным в своих поступках. И он, хотя против воли, предпринял, подобно второму Моисею, начальство и управление Божьим народом и благословение Папы и всего собора. О, как были различны возраст, состояние и богатство тех людей, которые взяли крест на этом соборе и дали обет предпринять путь к св. Гробу! Из Клермона весть об этом знаменитом походе разнеслась по всем землям, и его определение дошло до слуха королей и князей. Всем оно было угодно, и более 30 тысяч в мыслях решились на поход и старались то исполнить, как каждому дал Бог к тому средства. Народ франков волновался толпами, проникнутый одним духом, и его доблестная ярость мысленно уже боролась с турками.
       Был в те дни некто по имени Петр, известный Пустынник; его высоко ценили светские люди, и даже он возносился своей религиозностью над самими настоятелями и аббатами. Он не употреблял в пищу ни хлеба, ни мяса и, довольствуясь вином и всякими другими яствами, воздерживался от всяких удовольствий. В то время (весной 1096 г.) он собрал около себя немалое число пеших и конных людей и направил свой путь через Венгрию. Впоследствии он присоединился к некоему немецкому герцогу (duci Teutonicorum) по имени Готфрид, который был сыном графа Бульонского Евстахия, но по обязанностям своего звания считался немецким герцогом (то есть вассалом германских королей). Готфрид был красивой наружности, высок ростом, красноречив, кроток нравом и до того добр, что более походил на монаха, нежели на рыцаря (miles). При встрече с неприятелем перед началом битвы он воспламенялся и, как рыкающий лев, был неудержим. Какой щит или панцирь мог выдержать удар его меча? Вместе со своими братьями, Евстахием и Балдуином, и с огромным войском рыцарей и пехоты, Готфрид пошел через Венгрию, и по дороге, которую некогда сделал Карл Великий, несравненный король франков, направился к Константинополю.

Цит. по: История Средних веков: Крестовые походы (1096-1291)/сост. М.М. Стасюлевич, М.-СПб, 2001, стр. 57-60

+7

8

Гвиберт Ножанский (1053-1124)
Иерусалимская история, называемая Деяния Бога через франков

VI. По закрытии Клермонского собора - а собор был созван в ноябре (1095 г.), в восьмой день после праздника св. Мартина - по всем провинциям пронеслась молва о нем, и едва только куда-нибудь достигали повеления Папы, люди сами шли к своим соседям и родственникам, убеждая предпринять «путь Господень», как называли тогда ожидаемый поход. Высшие графы были заняты той же мыслью; желание выступить овладело и низшим рыцарством; даже бедные были до того воспламенены рвением, что никто не обращал внимания на скудость своих доходов и не спрашивал себя, может ли он оставить свой дом, виноградники и поля. Всякий считал долгом продать лучшую часть имущества за ничтожную цену, как будто бы он находился в жестоком рабстве или был заключен в темницу и дело шло о скорейшем выкупе. В ту эпоху был всеобщий голод; даже богатые испытывали крайнюю нужду в хлебе, и некоторые из них, имея надобность приобрести многое, не имели ничего, или почти ничего, чтобы удовлетворить своим потребностям. Большое число бедных пыталось кормиться корнями диких растений, и так как хлеб был очень редок, то они искали повсюду новых средств к пропитанию, чтобы заменить испытываемое ими лишение. Самые важные люди подвергались угрозам бедности, на которую все жаловались, и каждый, видя, как терзается голодом бедный народ, осуждал себя на крайнюю бережливость, в страхе расточить свои богатства излишней роскошью. Вечно ненасытные скупцы радовались времени, благоприятному для их бесчеловечной жестокости, и, бросая взгляды на старые запасы накопленного хлеба, делали каждый день новые расчеты той суммы, которую они присоединят к прежним кускам золота, по продаже своего хлеба. Таким образом, когда одни испытывали тяжкие страдания, а другие предавались расчетам корысти, которая подобно «бурному дуновению сокрушает на море корабли» (Пс, 47, 8), Христос занимал сильно умы всех, и тот, кто освобождает скованных цепями из драгоценных камней, разрушил и оковы жадности, спутывавшие людей в этом отчаянном положении. Как я сказал, каждый уменьшил, как можно более, свое потребление в такое голодное время; но едва Христос внушил этим бесчисленным массам людей намерение пойти в добровольное изгнание, немедленно обнаружились богатства большей части из них, и то, что казалось дорого в спокойное время, продавалось по самой низкой цене, когда все тронулись с места для предпринятая того пути. Так как многие торопились окончить свои дела, то произошло удивительное явление, которое послужит образчиком внезапного и неожиданного падения всех цен: за денарий можно было купить семь овец. Недостаток хлеба превратился в изобилие, и каждый, заботясь всеми средствами собрать более или менее денег, продавал все, что имел, не по его стоимости, а за все, что давали, лишь бы не оставаться последним в предпринятом пути Божием. Таким образом, в то время произошло изумительное явление: все покупали дорого и продавали дешево; при всеобщем стремлении дорого покупалось все, что было необходимо для дороги, а то, чем следовало покрыть издержки, продавалось весьма дешево. В прежнее время темницы и пытки не могли бы вырвать силой того, что теперь отдавалось за безделицу. Но вот еще одно обстоятельство не менее забавное: многие из тех, которые не имели ни малейшего намерения отправиться, шутили и смеялись над теми, которые продавали свои вещи так дешево, и утверждали, что им предстоит жалкий путь и что еще более жалкими они вернутся домой; а на другой день эти же самые люди, одержимые внезапно тем же желанием отдавали все свое имущество за ничтожные деньги и шли вместе с теми, над кем только что смеялись. Что сказать о детях и старухах, приготовлявшихся идти на войну? Кто исчислит дев и старцев, подавленных тяжестью лет? Все воспевают войну, если не все принимают в ней участие; все ждут мученичества, на которое они идут, чтобы пасть под ударами мечей; и говорят: «Вы, юноши, вступайте в бой, а нам да будет позволено заслужить перед Христом своими страданиями». И так как они были вдохновлены пламенным желанием приобрести Бога, хотя и не имели в себе света науки, то Бог, увенчивающий часто счастливым успехом самые безрассудные предприятия, дал спасение и этим простодушным людям в награду за их добрые намерения. При этом случае можно было увидеть самые забавные приключения, вызывавшие смех: бедные, подковав быков, как то делают с лошадьми, запрягали их в двуколые телеги, на которых помещались их небольшие пожитки вместе с малолетними детьми, и тащили все это за собой; когда эти дети видели перед собой замок или город, то поспешно спрашивали, не Иерусалим ли это, к которому они идут.
VIII. Пока князья, нуждавшиеся в службе людей, составлявших их свиту, продолжительно и мешкотно собирались в дорогу, чернь, бедная средствами, но богатая числом, собралась около одного человека, называвшегося Петром Пустынником, и изъявила ему повиновение, как своему вождю, по крайней мере на то время, пока все это про¬исходило в нашей стране. Я разузнал о нем, что он был, если не ошибаюсь, из города Амьеня (Ambianensis) и вел сначала жизнь пустынника под одеждой монаха, не знаю, в какой именно части Верхней Галлии (ныне Северная Франция). Выйдя оттуда, не знаю, с каким намерением, он, как мы видели, ходил по городам и селам и повсюду проповедовал. Народ окружал его толпами, приносил ему дары и прославлял его святость с таким усердием, что я не помню, чтобы когда-нибудь и кому были оказаны такие почести. Петр обнаружил большое великодушие при раздаче имущества, которым наделяли его. Он возвращал мужьям их жен, потерявших честь, присоединяя к этому дары, и восстановлю мир и согласие между людьми, поссорившимися с властью. Все, что он ни делал, ни говорил, обнаруживало в нем божественную благодать; так что многие выдергивали шерсть из его мула, чтобы хранить то как святые останки: я рассказываю это не потому, что считаю истиной, но больше для простых людей, которые любят все новенькое (quod nos поп ad veritatem, sed vulgo referimus amanti novitatem). Он носил на голом теле шерстяную тунику, на голове капюшон (cucullus) и сверх всего грубую мантию до пят; руки и ноги оставались голыми; хлеба он не ел или почти не ел, а питался вином и рыбой. Этот-то человек, собрав многочисленную армию, увлеченную отчасти общим потоком, а отчасти его проповедями, решился направить свой путь через землю венгров.

Цит. по: История Средних веков: Крестовые походы (1096-1291)/сост. М.М. Стасюлевич, М.-СПб, 2001, стр. 72-73

+5

9

Этого еще точно не было.
Миниатюра ок. 14в. относится к осаде Антиохии предположительно.  Слева можно видеть пример вооруженного священнослужителя.

увеличить

+2

10

Еще одна картина, изображающая участников 1го Похода.

В центре Готфрид Бульонский.
Автор картины не был указан.

увеличить

+1

11

За неимением  календаря на форуме, пусть эта дата будет здесь.
    1 августа 1096 г. к  Константинополю, месту сбора участников Первого крестового похода, подошли первые отряды крестоносцев из Франции под предводительством ПЕТРА ПУСТЫННИКА.
http://s58.radikal.ru/i159/1108/a6/c6be7ea80ccf.jpg

Другие отряды пришли из Германии, во главе одного из них выступали коза и гусь, священные животные древней германской мифологии,которые должны были служить вожаками экспедиции.

Большинство здесь собравшихся были бедными, плохо вооруженными крестьянами, которые не хотели ждать прихода рыцарей и заставили Петра тотчас же вести их (вместе с женами и детьми) против турок.  %-)
Под Никеей часть этих отрядов была разбита, другие окружены в лагере, где гибли от жажды.
Спастись вместе с Петром Пустынником удалось немногим. На Никейской равнине образовались холмы из костей христиан.

+4

12

Штурм Иерусалима крестоносцами. 1099 год.
миниатюра приблиз. 15 века
(кажется, она уже была выше, но картинка удалилась).

.

Отредактировано Marion (2017-01-13 17:13:20)

+1

13

Marion написал(а):

Штурм Иерусалима крестоносцами. 1099 год.

Ну вот, и тут нету гор. Хнык. А они должны быть, потому что они есть! Может, художники тоже не представляли, как это было там, как эти башни тащили и все такое? Да, вот! Героизм крестоносцев был настолько невероятен, что даже художники не могли вообразить, как они совершили невозможное!

0

14

milka написал(а):

Ну вот, и тут нету гор. Хнык. А они должны быть, потому что они есть!

:idea:
Я думаю, просто художник, кот. писал эту миниатюру, сам Иерусалима не видел.
У меня есть еще одна картина, более поздняя, там все нормально, горы есть.  :)
Так что дело в художниках.
В игре СХ Крусэйдер тоже горы, точнее там
вот что

дальше

- https://www.youtube.com/watch?v=Hjvd8uzJ5vU
Авторы игры, по их словам, очень много исторической литературы прочли, прежде чем рисовать картинки и создавать миссии. Конечно, это 2d, и не идеал, но...

0


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Крестовые походы » Первый крестовый поход 1095 - 1140