SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Музыка Средневековья

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

+3

2

+5

3

... и что танцевали.

+3

4

Тема "Что пели крестоносцы" уже есть. Мне показалось, что негоже трактовать её расширительно, и лучше завести новую. :) Сюда планируется складывать всякие "срендевековые" (с) песни. Причём Средневековье в этом контексте я трактую расширительно - как завещали советские медиевисты, с 476 по 1642 год. :) Хронологические рамки (чтобы попал 16 век) выбраны мною с умыслом, но об этом в другой раз. Тема, как я надеюсь, пригодятся тем, кто интересуется, что за песни могли петь разные средневековые товарищи. :) Начнём, пожалуй. :)
Про Greensleeves, что якобы написана Генрихом VIII для Анны Болейн, у нас на форуме уже было. :) А вот про эту песенку, что Генрих написал для другой своей жены, Екатерины Арагонской, у нас, кажется, ещё не писали.
Итак, Pastime with good company, или Королевская баллада.

Одно из лучших исполнений этой песни, что я слышал. Правда, проигрыш в начале длинноват, но это уже претензии к тому, кто выложил ролик. :)

+6

5

И ишо одна английская песня - только не королевская, а мятежная. Или про человеческие жертвоприношения, пока этот вопрос дискутируется. Хотя по мелодии не скажешь. :) Принято считать, что это 14 век.
Cutty Wren

+7

6

Помните "Жил-был Анри Четвёртый" из "Гусарской баллады"? Т.Хренников и А.Гладков ориентировались на реально существовавшую песню, некогда бывшую французским гимном и прославлявшую Генриха IV, того самого, который до конца дней не мог избавиться от гасконского акцента. Хотя, конечно, французская песня и песня Хренникова совсем не похожи. :) Оригинал можно было услышать в фильме Бондарчука (настоящего) "Война и мир". Но там она неудачно исполнена. А правильно "Марш Генриха Четвертого" (он же "Да здравствует Генрих Четвертый"), звучит так:
- версия со словами, и
- инструментальная. :)
Хотя на Ютубе полно и других вполне приличных Генрихов Четвёртых. Просто я отобрал парочку самых монументальных. :)

+5

7

И последняя пока песня. :) У нас сегодня уже были влюбленные короли, жертвоприносительные мятежники, государственные гимны... А будут ещё средневековые наёмники. Эта песня известна среди реконструкторов настолько, что некоторые зовут ее "попсой". Есть очень хорошая обработка её группой Duivelspack, там речь идёт о бродячих музыкантах/комедиантах - шпильманах. Но мы послушаем более традиционный вариант, в исполнении Хора Бото Лукаса:

И о самой песне (с текстом).

+5

8

Чтобы тема не засохла. :)
Tourdion - изначально позднесредневековый танец. Но потом хорошие люди придумали слова на эту музыку, так что и к песням Средневековья она имеет некоторое отношение.

+4

9

Villemann og Magnhild - одна из старейших известных европейских песен. По одной из гипотез, ей около тысячи лет. Текст можно найти в норвежской вики (сорри, английского варианта не нашел) :(

Есть ещё сурово-брутальная версия с немного другим текстом, на Ютубе представленная группой In Extremo. Но я эту версию не советую, потому что советую то же самое от группы Spiritual Seasons, чего, к сожалению, на Ютубе нет. :(

+4

10

Ну, и ещё одна очень старая скандинавская баллада, Герр Маннелиг.

Текст здесь

Код:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Герр_Маннелиг

и другой вариант перевода здесь:

Код:
http://norse.ulver.com/poetry/ballads/herrmannelig.html

+4

11

Музыка куртуазной любви средневековой Франции.
Гийом де Машо (1300-1377)  поэт, историк, богослов и композитор.
«Douce Dame jolie»

одна из версий песни.

+4

12

Scarborough Fair

В названии данной английской песни фигурируют ярмарка, проходившая в местечке Скарборо.
Как и всякая ярмарка, это было не только время торговли, но и большое культурное событие.

Считается, что данная баллада - переделка гораздо более древней шотландской песни "Рыцарь-эльф", в которой он говорит девушке, что будет ее любимым только тогда, когда она выполнит все данные им невозможные задания, но прежде сам получает похожий список невыполнимых поручений.

Упоминающиеся в рефрене растения - петрушка, шалфей, розмарин и тимьян - в английском фольклоре ассоциируются с любовью и любовной магией в различных проявлениях.
Впрочем, существуют иные версии - без упоминания четырех трав.

Ещё одна народная шотландская баллада ;)

Edward

В этой, одной из древнейших баллад "Эдуард" (Edrward),мать выступает в роли подстрекательницы убийства.
Написанная в форме диалога между матерью и сыном, совершившим ее наущению отцеубийство, эта баллада отличается большим драматизмом.

Толстой перевёл эту балладу с немецкого перевода И. Г. Гердера; уже после того, как перевод был сделан, ему удалось найти оригинал, и, по-видимому, в связи с этим он внёс несколько исправлений. «Эдвард» произвёл на Толстого огромное впечатление. «Я был совсем подавлен, когда прочёл его, — писал поэт Маркевичу 13 декабря 1871 года — …Я не поверю, чтобы кто-нибудь мог не быть потрясён с ног до головы. Я это чувствую до сих пор всякий раз, как я его перечитываю, и могу его сопоставить только со сценой леди Макбет»

«Чьей кровию меч ты свой так обагрил?
Эдвард, Эдвард?
Чьей кровию меч ты свой так обагрил?
Зачем ты глядишь так сурово?»
«То сокола я, рассердяся, убил,
Мать моя, мать,
То сокола я, рассердяся, убил,
И негде добыть мне другого!»

«У сокола кровь так красна не бежит,
Эдвард, Эдвард!
У сокола кровь так красна не бежит,
Твой меч окровавлен краснее!»
«Мой конь красно-бурый был мною убит,
Мать моя, мать!
Мой конь красно-бурый был мною убит,
Тоскую по добром коне я!»

«Конь стар у тебя, эта кровь не его,
Эдвард, Эдвард!
Конь стар у тебя, эта кровь не его,
Не то в твоём сумрачном взоре!»
«Отца я сейчас заколол моего,
Мать моя, мать!
Отца я сейчас заколол моего,
И лютое жжёт меня горе!»

«А грех чем тяжёлый искупишь ты свой,
Эдвард, Эдвард?
А грех чем тяжёлый искупишь ты свой?
Чем сымешь ты с совести ношу?»
«Я сяду в ладью непогодой морской,
Мать моя, мать!
Я сяду в ладью непогодой морской,
И ветру все парусы брошу!»

«А с башней что будет и с домом твоим,
Эдвард, Эдвард?
А с башней что будет и с домом твоим,
Ладья когда в море отчалит?»
«Пусть ветер и буря гуляют по ним,
Мать моя, мать!
Пусть ветер и буря гуляют по ним,
Доколе их в прах не повалят!»

«Что ж будет с твоими с детьми и с женой,
Эдвард, Эдвард?
Что ж будет с твоими с детьми и с женой
В их горькой, беспомощной доле?»
«Пусть по миру ходят за хлебом с сумой,
Мать моя, мать!
Пусть по миру ходят за хлебом с сумой,
Я с ними не свижуся боле!»

«А матери что ты оставишь своей,
Эдвард, Эдвард?
А матери что ты оставишь своей,
Тебя что у груди качала?»
«Проклятье тебе до скончания дней,
Мать моя, мать!
Проклятье тебе до скончания дней,
Тебе, что мне грех нашептала!»

Отредактировано иннета (2010-07-11 04:47:30)

+6

13

По-моему, любопытно, что Scarborough Fair "хронологически пролезает" в песни Средневековья главным образом благодаря балладе "The Elfin Knight", на основе которой она написана.
Непонятно почему, но Scarborough Fair воспринимается актуально, доказательством тому - клип с исполнением Саймона и Гарфункеля, а не ссылка на Мартина Карти, фольк певца, у  которого они её позаимствовали. 
А их исполнение, разумеется, может ассоциироваться только с "Выпускником", после которого Scarborough Fair и стала такой популярной.
Такая вот получается загадка: каким образом средневековая баллада так естественно выглядит в фильме о проблемах современной молодёжи? :)
Ну, современной на момент выхода "Выпускника", конечно. :)

+2

14

Huorn написал(а):

По-моему, любопытно, что Scarborough Fair "хронологически пролезает" в песни Средневековья главным образом благодаря балладе "The Elfin Knight", на основе которой она написана.

Именно! http://www.kolobok.us/smiles/standart/yes.gif 
Ту самую ярмарку в Скарборо стали проводить  где-то в начале 17 века, если не ошибаюсь.

0

15

Аутентичная песня средневековых алкоголиков (15 век, но возможно, что более ранняя).

Текст (на немецком): http://www.volksliederarchiv.de/text799.html .

+5

16

Тибо Шампанский
(Thibaut IV de Champagne) (30 V 1201, Труа, Шампань - 7 VII 1253, Памплона, Наварра), граф, с 1234 король Наварры,- франц. поэт, трувер, прозванный "принцем труверов". Один из немногих труверов знатного происхождения. Участник крестового похода (1239-40).
Его песнь по этой теме.

+9

17

Non Nobis Domine Non Nobis Sed Nomini Tuo Da Gloriam...

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу...

Краткая молитва «Non nobis» главным образом использовалась рыцарями тамплиерами как «мантра» (использовались именно две строки).
Именно слова этой молитвы они пели перед боем.
Наиболее знаменитой музыкой, на которую были положены слова гимна «Non nobis», была музыка, приписываемая, Уильяму Байрду (William Byrd), британскому композитору XVI века.
Согласно Дэвиду Хамфрей, музыку, возможно, сочинил Филипп ван Вайлдер (лютнист и композитор XVI века), для своих песнопений «Aspice Domine». И, наиболее вероятно, что канон этот, в свое время, был переделан под текст «Non nobis».
Считается, что это произошло после Порохового заговора (Gunpowder plot) 5 ноября 1605 года, в ответ на который, текст канона был добавлен в Книгу Общих Молитвословий (Book of Common Prayer) - первое собрание молитв, для служения благодарственных молебнов во избавление.

Вот эта версия гимна тамплиеров (на кадры из фильма Henry V)

+5

18

Brannah rules!
Прошу прощенья за оффтоп: трудно было удержаться!

0

19

Дополнительные варианты к тому, что уже было :) .
Что Blackmore's Night сделали из турдийона:

Клип (именно клип, т.е. видео и музыка составляют единое целое) по LOTR с песней Herr Mannelig .

И на закуску, вариант на тему Villeman og Maghild. Долго думал, выкладывать или нет - вариант неплох, но тяжеловат.

+6

20

Франческо Ландини или Ландино (ок. 1325 -1397) — итальянский композитор, поэт, певец, органист, изготовитель музыкальных инструментов.

Francesco Landini - Ecco la primavera (Вот и весна)

+4

21

"Крестовые песни"

Четыре первых крестовых похода совпали по времени с периодом бурного развития во Франции и Германии литературы на национальных языках, в которой нашло отражение и крестоносное движение.
В тот же период существовала литература на народных языках, в которой тема крестовых походов появилась примерно с середины XII века. Это — так называемые «крестовые песни».
К сожалению, «крестовых песен» времен первого крестового похода не сохранилось, но от этого периода вообще очень мало осталось написанного на народном языке. Самые ранние известные нам песни относятся ко второму крестовому походу или к Реконкисте, они написаны на старопровансальском или старофранцузском языках.
Неоднократно вспыхивали споры о том, что такое «крестовая песнь», и действительно, песен, в которых крестовый поход был бы главной темой, очень немного. И все же во многих дошедших до нас произведениях крестоносное движение играет роль либо одной из тем, либо аллегории. Сохранилось 106 таких песен на провансальском языке, около 40— на французском, 30 — на немецком, 1 — на испанском и 2 — на итальянском.

Кадр из фильма "Крестоносцы"(реж.Доминик Отенин-Жерар)

http://s60.radikal.ru/i167/1010/69/e9e3a545e51c.jpg

Говорить о крестовой песне как о жанре невозможно — упоминания о крестовых походах можно найти в произведениях различной поэтической формы. Среди наиболее ранних песен, написанных провансальскими трубадурами Маркабрюном и Серкамоном, известны сирвенты (строфические песни на политические или общественные темы, или же направленные против личных врагов), также разновидность пастурели (лирические пьесы, изображающие встречу поэта с девушкой, оплакивающей отсутствие своего возлюбленного).
Позднее появляются канцоны — любовные песни (например, песни смотрителя замка Куси [1188/1191] и почти все немецкие песни), плачи по павшим героям (например, плач Гаусельма Файдита по Ричарду I Английскому [1199]), похвалы типа «Сетования о монсеньоре Жоффруа де Сержене» (1255/ 1256) Рютбёфа и тенсоны (спор или прение), такие как «Гостил я в раю на днях» (1194) Монаха Монтаудонского.
Как мы видим, нет никаких указаний на то, что поэты создавали новые формы или жанры специально для того, чтобы говорить о крестовых походах.

Э. Берн-Джонс. Песнь любви

http://s56.radikal.ru/i153/1010/e0/b41100b1d4cc.jpg

Со времени второго крестового похода сохранилось очень мало песен — одна на французском языке и, может быть, десять на провансальском. В этих песнях и в тех, которые сохранились от нескольких последующих десятилетий, о походах в Испанию говорится так же часто, как и о походах на Восток.
Начиная с 1160 года значительно возрастает количество и популярность трубадуров и их северных коллег труверов; соответственно о третьем и четвертом крестовых походах сохранилось гораздо больше песен и стихов.
Большинство «крестовых песен» немецких миннезингеров также относятся к этим походам.
А в южнофранцузских песнях встречаются завуалированные намеки и на альбигойские войны.
Походы XIII века отражены в целом ряде песен, главным образом — французских и немецких.

«Крестовые песни» писали как руководители походов (например, Тибо IV, граф Шампанский, и Фолькет, епископ Тулузы во время Альбигойского похода), так и крупные магнаты (например, Конон де Бетюн и Ги де Куси) и простые рыцари.
К тому же благосостояние многих трубадуров зависело от щедрости владетельных крестоносцев.
Например, трубадур Раймбаут де Вакейрас в песнепослании к Бонифацию Монферратскому напоминает о былых благодеяниях последнего и о том, как они вместе участвовали в осаде Константинополя.

В песне упоминается пленение Ричарда Львиное Сердце, когда тот возвращался в 1192 году из Акры.
Схожая идея, выраженная в таком же шуточном тоне, встречается и в стихотворении парижского поэта Рютбёфа:

На скупость люди стали прытки.
От смерти я терплю убытки
(О мой король, нет хуже пытки!):
Пустились все мои друзья
За вами вслед, собрав пожитки,
В Тунис, где лютый враг в избытке,
Где люд опаснее зверья.

(«О собственной бедности», 1270 год, перевод А. Ларина)

Рютбёф жалуется на то, что в результате крестового похода Людовика Святого погибли те, кто оказывал поэту материальную поддержку.
Могущественные покровители поэтов и сами поэты не только следили за происходящими событиями, но и часто сами участвовали в них. Однако это не единственное объяснение тому, что крестовые походы играли столь важную роль в куртуазной поэзии этого периода.

Ведь для участия в крестовых походах необходимы были именно те качества, на обладание которыми претендовали все знатные бароны и графы и которые отличали их от людей, принадлежавших к другим социальным группам.
А поскольку существовала прямая связь между знатным происхождением и землевладением, то некоторые из этих качеств можно назвать феодальными. В их число входили верность сюзерену, следование вассальному долгу аuxillium (вооруженная помощь при нападении врагов) и соnsillium (советы и отправление правосудия). Причем крестоносное движение чаще всего описывается именно в таких понятиях.
В Святой Земле видят законную территорию Господа, которую захватили разбойники и которую вассалы обязаны вызволить любыми способами. Если они этого не сделают, то они изменят своему феодальному долгу.
В одной из песен (1189 год) говорится: «...Проклят должен быть тот, кто покинет своего сеньора в беде».
А самая ранняя известная нам «крестовая песня», датируемая примерно 1145—1146 гг. (автор неизвестен), описывает эту ситуацию еще яснее:

Сhevallier, mult estes guariz
Quant Deu a vus fait sa clamor
Des Turs e des Almoraviz
Ki li unt fait tels deshenors.
Cher a tort unt ses fieuz saiziz;
Bien en devums aveir dolur,
Cher la fud Deu primes servi
E reconnu pur segnuur.

«Рыцари, счастливы вы,
что Господь Бог воззвал к вам о помощи против турок и альморавидов,
которые совершили против Него такие бесчестные дела.
Они беззаконно захватили Его феоды,
И мы должны это оплакивать,
Ибо впервые именно там совершались Господу службы и признавали Его господином»
.

По аналогии с феодальными представлениями Бог изображается сеньором, а рыцари — вассалами, обязанными оказывать своему сюзерену всяческую помощь и поддержку. Рефрен песни сулит райское блаженство всем, кто последует за королем:

Ki ore irat od Loovis
Ja mar d`enfern n`avrat pouur,
Char s`alme en iert en Pareis
Od les angles nostre Segnor.

«Всякий, кто последует теперь за Людовиком,
может не бояться ада,
потому что душа его будет в раю с ангелами Господними»

Рыцарям напоминается о воинской доблести, которую они должны проявить, выполняя свой долг перед Христом:
«Рыцари, подумайте хорошо, вы, которые так прославились своим умением владеть оружием, отдайте ваши тела как дар Тому, Кого распяли за вас».
В этой песне Людовик VII представлен как образец рыцаря Христова: описано, как он отказывается от богатства, власти и земель, то есть ведет себя как человек, уходящий от мира ради того, чтобы вести святую жизнь.

Мы восхваляем наши имена,
Но станет явной скудость суесловий,
Когда поднять свой крест на рамена
Мы в эти дни не будем наготове.
За нас Христос, исполненный любови,
Погиб в земле, что туркам отдана.
Зальем поля потоком вражьей крови,
Иль наша честь навек посрамлена!

(Конан де Бетюи,
«Увы! Любовь, зачем ты мне велела», пер. Е.Васильевой)

Такого рода наставления служат не только подходящими темами для «крестовых песен», но они еще и прекрасно соответствуют очень важному поэтическому правилу. Средневековых ученых и поэтов учили, что два важнейших принципа риторики - это хвала и порицание. И еще их учили думать и рассуждать в диалектических схемах.
Таким образом, идеология крестоносного движения предоставляла идеальную тему для литературы того времени:
те, кто отзывался на призыв, были достойны похвалы, а те, кто оставался глух, заслуживали порицания.

«Все трусы здесь останутся, те, кто не любит ни Бога, ни добродетель, ни саму любовь, ни достоинство.
Каждый из них говорит: Но что будет с моей женой? И я ни за что на свете не покину своих друзей. Такие люди рассуждают глупо, ибо нет более истинного друга, чем Тот, который был распят за нас.»

«Те же храбрые рыцари, которые любят Бога и честь этого мира,
Отправятся в путь, ибо они мудро желают прийти к Богу;
Но сопливые, с блеклыми щеками — останутся.
Они слепы, я в этом не сомневаюсь,
Те Люди, которые отказываются хоть раз в жизни помочь своему Богу и теряют честь мира сего».
(Тибо Шампанский, «Seigneurs, sachiez, qui or ne s`en ira)

Говард Пил. Во времена рыцарства

http://s57.radikal.ru/i156/1010/f8/e31001641b7e.jpg

Серкамон также считает участие в крестовом походе свидетельством безупречной нравственности и способом избежать зла:
«Теперь человек может омыться и освободиться от вины, кто каковую имеет;
и если он достоин, он направится к Эдессе и оставит губительный мир, и таким образом сможет он избавиться от той ноши, которая заставляет многих спотыкаться и погибать»
(Серкамон, «Рuois nostre temps comens`a brunezir»).

Из дальнейшего текста видно, что «ноша» — это malvestatz, слово, в которое Серкамон вкладывает значения алчности, гордости, вероломства, сластолюбия и трусости. А в сирвенте Пейре Вндаля «Ваron, Jhesus qu`en crotz fon mes» (около 1202) о крестовом походе говорится как о возможности отблагодарить Христа: «Бароны, Иисус, который был распят для спасения христиан, созывает нас и посылает возвратить Святую Землю, где он умер из любви к нам».

При этом наказанием за отказ явиться на зов будут посмертное осуждение и потеря рая.
Откликнуться же на зов означало отказаться от мира, то есть от места греха, где люди предают даже собственных друзей.

Трактовка крестового похода как акта любви была частью религиозной догмы того времени, однако по литературным (в отличие от церковных) источников прослеживается и иная связь между крестовыми походами и любовью.
Любовь была одной из главных тем средневековой лирики.
Немецкие поэты даже назывались миннезингерами — Мinnesinger, что означает «те, кто поет о любви».
Этот жанр стал использоваться для метафорического изображения крестового похода.
Бесконечное стремление к Даме оборачивается в этих песнях еще не осуществленным намерением отправиться в крестовый поход или путешествием столь далеким, что ему не видно конца.
В песне, написанной во время третьего крестового похода, Гартман фон Ауэ намеренно отождествляет Мinne (любовь к прекрасной даме) с любовью Божьей, а крестовый поход — с ответом на эту любовь:

Привет прощальный мой собрату и соседу.
Поклон мой вам, друзья и господа!
Меня спросить хотите вы, зачем я еду?
Откроюсь вам без ложного стыда.
Любовь меня взяла в полон, и дал я ей обет:
По вольной воле буду я покорен ей во всем.
Она велит, и я иду святым путем.
Кто клятву не сдержал, тому спасенья нет.

(Перевод В. Микушевича)

Д. Г. Россетти. Перед битвой

http://s08.radikal.ru/i181/1010/8b/fdbf297eb6d1.jpg

Другим распространенным мотивом была «смерть за любовь».
В женской песне неизвестного автора «Jerusalem, grant damage me fais» («Иерусалим, ты приносишь мне большое зло»), вероятно, написанной в середине XIII века, этот мотив переплетается с идеей крестового похода как акта любви: «Опора мне Господь! Мне нет спасенья: я умереть должна, таков мой рок, но знаю я, тому, кто умирает за любовь, только день пути до Бога. О, я бы с радостью пустилась в этот путь, если б только могла найти своего любимого, который остается здесь совсем один».

Слова «умирает за любовь» имеют здесь двойное значение — традиционную смерть от разбитого сердца» (имеется в виду героиня) и смерть во время крестового похода ее возлюбленного, погибающего за любовь Божию.

Гартман фон Ауэ, однако, отводит женщине более позитивную роль: «Женщина, которая свободно посылает любимого мужа в этот путь и живет дома так, что все прославляют ее добродетель, получает половину его награды. Она будет здесь молиться за обоих, а он будет воевать за двоих» («Swelch vrowe sendet lieben man»).

Крестоносцы Болдуина

http://s60.radikal.ru/i167/1010/4e/6c7f9ea1a4b6.jpg

До сих пор мы говорили об отражении в крестовых песнях социальных амбиций, религиозных представлений и литературных обычаев того времени, но что эти песни рассказывают о реальных событиях и обстоятельствах походов?
Один из наиболее часто упоминаемых аспектов похода — опасность самого пути, что неудивительно, особенно если вспомнить об одном из первых трубадуров, герцоге Аквитанском Гильеме IX, который по дороге в Святую Землю потерял почти всех своих людей.
Гаусельм Файдит, участвовавший в третьем крестовом походе, написал по возвращении домой песню «Del gran golfe de mar» (1192/1193), из которой явствует, что он не был в восторге от путешествия. Особенно не понравилось ему плыть по морю:

Под звон ручья среди дубрав
Брожу, забвению предав
И барки колыханье,
И шторм, и злодеянья
Морских разбойничьих орав.
(Перевод В. Дынник)

Также автор признает доблесть и достоинства крестоносцев, но ему отвратительно, что некоторые из них пускаются в плавание лишь для грабежа и разбоя: «Любой, подвергающий себя таким неудобствам ради достижения Бога и для спасения своей души, поступает правильно, но если он пускается в море... чтобы грабить и со злыми намерениями, часто случается, что когда он думает, что он возвышается, то на самом деле он падает, и тогда в отчаянии он... выбрасывает все: душу и тело, золото и серебро».

Мораль ясна, но, возможно, здесь есть и юмористический подтекст: те, которые отправляются в море со злыми намерениями, будут страдать от морской болезни!

Сражения в песнях описывались редко. Действия мусульман обычно упоминаются вскользь или в общих выражениях: «...Церкви сжигаютcя и покидаются: Бог более не приносится в них в жертву...» («Сhevalier mut estes guariz»)
И только в единственной дошедшей до нас крестовой песне, написанной на испанском языке, содержится более или менее подробное (хотя, может быть, и полученное из вторых рук) описание событий, последовавших за взятием Иерусалима хорезмийцами(прим.Хоре́зм (узб. Xorazm, перс. — древний регион Средней Азии)  в 1244 году.
Песня обращена к участникам 2-го Лионского собора (1274), и, несомненно, приводящиеся в ней ужасные подробности должны были иметь пропагандистское значение:

«Потом проходят нежные девы, в цепях и муках.
Они горько оплакивают постигшую их в Иерусалиме судьбу.
Христиане видят, как их сыновей зажаривают живьем,
их женам отрезают груди, пока они еще живы,
они идут по улицам Иерусалима с отрезанными руками и ногами (так!).
Они [мусульмане] делают одеяла из церковных одеяний, они превращают в конюшню Гроб Господень,
они делают в Иерусалиме пики из святых крестов»

(«Ау, Iherusalem!»)

То, как описываются здесь хорезмийцы, очень напоминает более ранние крестовые песни:
«Эти маврские собаки удерживали священное жилище семь с половиной лет, они не боятся умереть, лишь бы захватить Иерусалим.
Им помогают те, кто из Вавилона, и африканцы и из Эфиопии... Теперь за наши грехи черный день привел маврские полчища... Христиан мало, меньше, чем овец. Мавров много, больше чем звезд»
(«Ау, Iherusalem!»).

Другой поэт, Гаваудан, в песне «Senhor, per los nostres peccatz» (1195) тоже высказывает мысль о том, что успехи мусульман в Святой Земле есть следствие греховности христиан.

http://s006.radikal.ru/i215/1010/54/18631a966c30.jpg

Подводя итоги, мы можем сказать о крестовых песнях следующее.
Для поэта-исполнителя события крестовых походов поставляли Материал для сирвент, а также служили кладезем вариаций на тему куртуазной любви и различных аллегорических фигур и структур мысли.
Для слушателей же (мы не должны забывать, что эти песни создавались для немедленного исполнения) они в занимательной и приятной форме представляли информацию и пропаганду, которые обычно приходилось выслушивать из уст проповедников и писцов. Одновременно с этим песни помогали слушателям определить свое место в мире и показывали им, как крестовые походы могут дать им возможность проявить добродетели своего класса.

В завершении строки из песни Тибо Шампанского:

Будь милостив, Господь, к моей судьбе.
На недругов Твоих я рати двину.
Воззри: подъемлю меч в святой борьбе.
Все радости я для Тебя покину, —
Твоей призывной внемлю я трубе.
Мощь укрепи, Христос, в своем рабе.
Надежному тот служит господину,
Кто служит верой, правдою Тебе.

Владычица! Покровом окружа,
Дай помощь! В бой иду, Тебе служа.
За то, что на земле теряю даму,
Небесная поможет госпожа.
(Перевод С. Пинуса)

Книга История крестовых походов/Пер. с англ. Е. Дорман.

+6

22

Walther von der Vogelweide
Вальтер фон дер Фогельвейде
(около 1160—1170 -1230) - немецкий поэт и композитор

http://s001.radikal.ru/i193/1011/50/69cb89cdf76b.jpg

Вальтер фон дер Фогельвейде принадлежал к рыцарскому сословию, но своей земли не имел.
Только на склоне лет (1228) получил он от императора Фридриха II небольшой лен и возвестил об
этом ликующей песней («Ich hân mîn lehên» — «Есть у меня лен»).

В юности жил при австрийском дворе, где и научился стихотворству. Писал на австрийском диалекте.
С 1198 начинаются его скитания от сеньора к сеньору в качестве министериала — служилого рыцаря.
По-видимому он побывал и в Палестине,потому как у него есть песни посвящённые Крестовым походам.
Вот одна из его "крестовых" песен .

Palestina lied (Палестина)

Возлюбленная иногда изображается у Вальтера не знатной замужней дамой, супругой сеньора, как в рыцарской лирике, а простой девушкой, что характерно для вагантов.
Песнь на стихи Вальтера «Под липой» не очень целомудренна. Но не потому ли и стала столь популярной в народе?
Она заставляет смутиться, покраснеть, замечтаться, подкупает своей искренностью, простотой и наивностью, и вообще вызывает  эмоции и лёгкие мысли. Наверное, такой и должна быть поэзия – приносящей радость и успокоение.

В роще под липкой
Приют наш старый
Если найдёшь ненароком ты,
Молвишь с улыбкой:
«Что за парой
Травы примяты и цветы?»
На опушке средь ветвей —
Тандарадай, —
Пел свидетель — соловей.

Молча брела я
Средь бездорожья,
Пока не встретила дружка.
Он обнял, пылая,
Матерь божья!
Обнял — и стала душа легка.
Сколько раз? Да кто ж сочтёт?! —
Тандарадай

Дружок меня манит
Прилечь на ложе.
Рассыпал он цветы да хмель.
Ведь кто-нибудь станет
Смеяться позже,
Сыскав подобную постель.
Сломлен шиповник — ясно для всех, —
Тандарадай, —
Как был нам сладок смертный грех.

Ни лаской, ни силой
Не открою
Вам тайну эту, помилуй бог!
Что сделал милый
Там со мною,
Знаем лишь я да мой дружок.
Да пичужка меж ветвей, —
Тандарадай, —
Всё пришлось увидеть ей.

оригинал на старонемецком:

Under der linden
an der heide,
dâ unser zweier bette was,
dâ muget ir vinden
schône beide
gebrochen bluomen unde gras.
vor dem walde in einem tal,
tandaradei,
schône sanc diu nahtegal.

Ich kam gegangen
zuo der ouwe:
dô was mîn friedel komen ê.
dâ wart ich empfangen
hêre frouwe
daz ich bin sælic iemer mê.
kust er mich? wol tûsentstunt:
tandaradei,
seht wie rôt mir ist der munt.

Dô hete er gemachet
alsô rîche
von bluomen eine bettestat.
des wirt noch gelachet
inneclîche,
kumt iemen an daz selbe pfat.
bî den rôsen er wol mac
tandaradei,
merken wâ mirz houbet lac.

Daz er bî mir læge,
wesse ez iemen
(nu enwelle got!), so schamte ich mich.
wes er mit mir pflæge,
niemer niemen
bevinde daz wan er und ich
und ein kleinez vogellîn:
tandaradei,
daz mac wol getriuwe sîn.

Under der linden (Под липой)

Вальтер  похоронен в Вюрцбурге, недалеко от которого, по-видимому, находился его лен.
По легенде, он завещал, чтобы на его могиле каждый день кормили птиц.

Отредактировано иннета (2010-11-26 22:28:22)

+6

23

Ричард I Львиное Сердце Плантагенет(англ. Richard the Lion Heart,  1157—1199).
С музыкой сохранилась одна сирвента - Ja nus hons pris ne dira sa raison
(источник :"Chansonnier Cange" - Paris, Bibliothèque Nationale, fr 846)

Вольный перевод Элегии, которую сочинил король Ричард Львиное Сердце, находясь в плену у Австрийского герцога Леопольда. Смысл каждой строфы, согласно переводу со старофранцузского языка, здесь донесен. Передать форму стиха оказалось трудно из-за того, что король написал всю эту Элегию всего на несколько сквозных рифм (рифмы проходящие через все строфы) - понадобилось бы найти для каждой рифмы 30-40 слов и в русском языке это почти не исполнимая задача.
Из истории создания:   Возвращаясь из Крестового Похода, Флот Ричарда попадает в бурю и король оказывается выброшенным на берег вдвоем с оруженосцем. Австрийский герцог Леопольд, враг Ричарда, пленит его.  Ни Рим, ни друзья не проявляют себя, чтобы спасти Предводителя Крестового Похода. По истечении двух лет, королева Элеонора Аквитанская, мать Ричарда, объехав всю Европу, собирает необходимый выкуп для освобождения. По преданию король был обнаружен и узнан по пению, которое услышал странствующий трубадур, проезжая мимо замка, где томился узник.
Это происходило в XII веке.
1
Чего ещё нельзя у нас украсть? -
Вот, эти мысли!.. Жаль, они грустны...
И песню, что могу я написать,
Чтоб стали сердца жалобы слышны...
Друзей так много! - Все они бедны,
Чтоб выкуп за мою свободу дать...
Что ж, рыцари с печалью не дружны...
Но кто велик в плену не унывать?
Уж год второй моя неволя длится.
Послушай мои жалобы, темница.

2
Мои бароны! Где же ваша честь!
Лелеяло не вас ли Сердце Льва?
Не стыдно ли вам слушать эту песнь?
В ней - горечью рождённые слова!
Пусть тема этой песни не нова -
Но это всё, что ныне в сердце есть -
Хоть мысль о судьбах Божиих права,
Но жду от вас спасительную весть!
Что может в мыслях узника родиться?
Ты слышишь мои жалобы, темница!

3
Мир, словно, вымер. - Лев попался в плен!
Мои нормандцы - даже те - молчат.
Я знал о том, что это мир измен,
Что не сыскать в нём верной дружбы клад,
И мудрости пришедшей я не рад:
Не сокрушить бесчестья мощных стен...
Есть благо - в преклонении колен.
И это всё, чем ваш король богат!
Умчалась прочь удачи колесница!
Послушай песню узника, темница.

4
Король Филипп мне клялся другом быть.
Едва узнал, что я в плену, и вот:
Спешит мои владенья захватить,
Чем я владел - без совести берёт.
И клятвопреступленье - не гнетёт.
Спасти и не помыслил, защитить
Того, с кем для Христа ходил в поход.
Он честь свою решил похоронить...
И с этой мыслью трудно мне ужиться.
Послушай песню Ричарда, темница.

5
Моим друзьям поведай, песнь моя:
Я не был к ним коварен никогда.
В стране своей или в чужих краях
Богатства не жалел я и труда, -
К друзьям спешил на выручку всегда, -
Я их любил, не ведом был мне страх!
Что дружба ваша?.. Нет её следа...
На вас надежда - потерпела крах.
На выручку ли кто сюда примчится?
Ты слышишь песню Ричарда, темница.

6
И на равнине рог не протрубит...
На шлеме больше не увидят дрок...
И за Христа уже не будет битв,
Когда от благочестья мир далёк...
Я в заточении и одинок.
И только песни и слова молитв
Остались мне. Да смилуется Бог!
Паломнику на небо - путь открыт.
Что Бог судил мне, - то и приключится.
Очисть слезами - грешника, темница...

7
Сестра, принцесса... Помни обо мне,
Будь праведна... И расскажи друзьям,
Что я любил их, что в чужой стране
Христу, наверно, душу я отдам.
Даны невзгоды в очищенье нам.
Я за грехи - их заслужил вполне.
Молись, молись же, как молюсь я сам,
Чтоб в адском вечном не гореть огне!
Кто заточен, тому свобода снится.
Очисть слезами - короля, темница.***
http://my.mail.ru/community/troubadours … gsort=date

Гильом де Машо (Guillaume de Machaut, или Machault, около 1300 — апрель 1377, Реймс) — французский поэт и композитор

Guillaume de Machaut, Dit du verger, France, Reims, XIVe

http://s016.radikal.ru/i334/1011/2a/48da1d63f177.jpg

С 1323 писец, секретарь, позже в должности придворного (familier, букв. «свой человек») короля Иоанна Люксембургского (1296–1346), которого сопровождал во многих его разъездах и военных походах по всей Европе (вплоть до Литвы в 1327–29).
Вероятно по ходатайству короля с 1330 Машо начал получать церковные бенефиции (пребенды) в различных церквах Франции; наконец, в 1337 занял должность каноника в кафедральном соборе Реймса, где служил до конца жизни, в т.ч. переболел там чумой во время эпидемии 1348–49 и перенёс тяжёлую двухмесячную осаду англичан в 1359–60 гг.

Guillaume de Machaut "Je vivroie liement/Liement me deport"

до кучи сюда ещё одно произведение де Машо,просто красивая музыка.

Guillaume de Machaut: J'aim sans penser

Отредактировано иннета (2011-03-13 15:28:26)

+6

24

Жофре Рюдель: далекая Любовь

       В далеком Средневековье (1113-1170) на окраине Прованса небольшим местечком Блайи правил Жофре Рюдель (Jaufré Rudel). Как-то один путешественник, вернувшийся из Антиохии, рассказал о красоте и высокой нравственности некой дамы, графини Трипольской. Рюдель влюбился в созданный путешественником образ, посветил графине не одну песню и прославился в последствии в качестве трубадура. Считается, что песни Рюделя были совершенны с точки зрения мелодии, но стихотворная форма его произведений уступала музыке.

Lanquan li jorn son lonc en mai
M-es belhs dous chans d'auzelhs de lonh,
E quan me sui partitz de lai
Remembra-m d'un' amor de lonh :
Vau de talan embroncs e clis
Si que chans ni flors d'albespis
No-m platz plus que l'iverns gelatz.

Ja mais d'amor no-m jauzirai
Si no-m jau d'est'amor de lonh,
Que genso ni melhor no-n sai
Ves nulha part, ni pres ni lonh ;
Tant es sos pretz veralis e fis
Que lai el renh dels Sarazis
Fos ieu per lieis chaitius clamatz ;

Iratz e jauzens m'en partrai,
S'ieu ja la vei, l'amor de lonh :
Mas non sai quora la veirai,
Car trop son nostras terras lonh :
Assatz i a pas e camis,
E per aisso non-n sui devis…
Mas tot sia com a Dieu platz !

Be-m parra jois quan li querrai,
Per amor Dieu, l'alberc de lonh :
E, s'a lieis platz, albergarai
Pres de lieis, si be-m sui de lonh :
Adonc parra-l parlamens fis
Quan drutz lonhdas er tan vezis
Qu'ab bels ditz jauzira solatz.

Be tenc lo Senhor per verai
Per qu'ieu veirai l'amor de lonh ;
Mas per un ben que m'en eschai
N'ai dos mals, car tan m-es de lonh.
Ai ! quar me fos lai pelegris,
Si que mas fustz e mos tapis
Fos pels sieus belhs uelhs remiratz !

Dieus que fetz tot quan ve ni vai
E formet cest' amor de lonh
Mi don poder, que cor ieu n'ai,
Qu'ieu veja cest' amor de lonh
Veraiamen, en tals aizis,
Si que la cambra e-l jardis
Mi ressembles totz temps palatz !

Ver ditz qui m'apela lechai
Ni desiron d'amor de lonh,
Car nulhs autres jois tan no-m plai
Com jauzimens d'amor de lonh.
Mas so qu'ieu vuelh m-es atais,
Qu'enaissi-m fadet mos pairis
Qu'ieu ames et non fos amatz.

Mas so qu'ieu vuelh m'es atais,
Tot sia mauditz lo pairis
Que-m fadet qu'ieu non fos amatz !

Когда длиннее дни весной,
Люблю я песни птиц далёко,
И, удалясь, ношу с собой
Я память о любви далёкой;
Живу в печали и тоске,
И пенье птиц, и розы мне
Зимы жестокой не милее.

Не будет счастья мне в любви,
Коль счастья нет в любви далекой:
Ведь лучше той мне не найти
Нигде, ни близко, ни далеко;
Ее недаром славят все;
И в сарацинов я земле
Рад пленным быть, чтоб быть лишь с нею.

Грустя и радуясь, уйду,
С любовью свидевшись далекой:
Когда увижу? - не могу
Сказать, ведь земли так далеко.
Там долго нужно проблуждать
И часа встреч не угадать;
Все предаю я в Божьи руки.

Как сладко будет попросить
У ней с дороги кров далекой,
Быть может, там же с нею жить
Хотя пришел я издалека;
Польются речи без конца,
Когда там встретятся сердца,
Любовь хранившие в разлуке.

Уверен я поныне в том,
Что встречу я любовь далеко,
И мыслью счастлив, - но потом
Грущу вдвойне: она далеко.
О, если б странником я стал
К святым местам, и взор упал
Ее на посох мой с сумою!

Пусть Бог, Кем в мире все живет,
Внушитель той любви далекой,
Даст силы мне, коль час придет,
Увидеть ту любовь далеко.
В укромном месте с ней тогда
И сад, и комнатка - всегда
Дворцами будут предо мною.

Прав тот, кто говорит, что я
Горю любовию далекой;
Нет радости тут для меня
Вне счастья той любви далекой, -
Но что хочу - не для меня:
Такая уж судьба моя;
Любить, не ведая ответа.

Но что хочу - не для меня!
Будь проклята, судьба моя;
Любить, не ведая ответа!
(пер. С.Рафаловича)

Мне в пору долгих майских дней
Мил щебет птиц издалека,
Зато и мучает сильней

Моя любовь издалека.
И вот уже отрады нет,
И дикой розы белый цвет,
Как стужа зимняя, не мил.

II. Мне счастье, верю, царь царей
Пошлет в любви издалека,
Но тем моей душе больней
В мечтах о ней — издалека!
Ах, пилигримам бы вослед,
Чтоб посох страннических лет
Прекрасною замечен был!

III. Что счастья этого полней —
Помчаться к ней издалека,
Усесться рядом, потесней.
Чтоб тут же, не издалека,
Я в сладкой близости бесед —
И друг далекий, и сосед —
Прекрасный голос жадно пил!

IV. Надежду в горести моей
Дарит любовь издалека,
Но грезу, сердце, не лелей —
К ней поспешить издалека.
Длинна дорога — целый свет,
Не предсказать удач иль бед,
Но будь как бог определил!

V. Всей жизни счастье — только с ней,
С любимою издалека.
Прекраснее найти сумей
Вблизи или издалека!
О, я огнем любви согрет,
В отрепья нищего одет,
По царству б сарацин бродил.

VI. Молю, о тот, по воле чьей
Живет любовь издалека,
Пошли мне утолить скорей
Мою любовь издалека!
О, как мне мил мой сладкий бред:
Светлицы, сада больше нет —
Все замок Донны заменил!

VII. Слывет сильнейшей из страстей
Моя любовь издалека,
Да, наслаждений нет хмельней,
Чем от любви издалека!
Одно молчанье — мне в ответ,
Святой мой строг, он дал завет,
Чтоб безответно я любил.

VIII. Одно молчанье — мне в ответ.
Будь проклят он за свой завет.
Чтоб безответно я любил!
(пер. В.Дынник)

       Рюдель воспевает далекую возлюбленную, воплощающие все самые лучшие женские качества. Некоторые критики, впрочем (Карл Аппель), видели в даме Джауфре Рюделя Богоматерь. Имена "прекрасной дамы" Рюделя называются самые разные: дочь Раймона II Трипольского Мелиссандра (Мелизенда), его жена Годьерна (Одиерна, Ходиерна), принцесса Сесиль, жена графа Понса Трипольского. В критике выдвигается также версия о том, что никакой принцессы и не было, а Рюдель выдумал предмет своего обожания, чтобы посвящать кому-то стихи.

Quant lo rosignols el fuoillos
Dona d'amor e-n quier e-n pren
E mou chant jauzen joios
E remira sa par soven,
e-ill riu son clar e-ill prat son gen,
pel novel deport que reingna,
me ven al cor grans jois jacer.

D'aquest' amor son tan cochos
Que quant eu vauc ves leis corren,
Vejaire m'es c'a reusos
Me-n torn e qu'ella m'an fugen;
E mos cavals i cor tan len,
Greu er cui mais i ateingna
S'amors non la-m fai remaner.

De tal domna soi cobeitos
A cui non aus dir mon talen;
Ans quant remire sos faisos,
Toz lo cors me-n vai esperden.
E aurai ja tan d'ardimen
Que l'aus dir per sieu mi teingna,
Pois d'als non ll'aus merce querrer?

A! Com son sei dit amoros
E siei fait douz e plazen ;
Qu'anc non nasquet sai entre nos
Neguna c'aia cors tan gen :
Grailla es, fresca ab cor plaisen,
E non cre genser s'enseingna
Ni no-n vi hom ab tan plazer.

Amors, alegre-m part de vos
Per so car vau mon miellz querren,
E son d'aitan aventuros
Qu'enquar n'aurai mon cor jaucen
La merce de mon bon Guiren
Que-m vol e m'appel' e-m deigna
E m'a tornat en bon esper.

Когда соловей в листве
Дает любовь, просит и берет ее,
И, веселый, сочиняет свои песни
И смотрит на свою подругу,
И ручьи прозрачны и поля прекрасны
Из-за нового, правящего (чувства) радости,
В сердце мне приходит большое счастье.

Этой любовью я так воспламенен,
Что когда я бегу к ней,
Мне кажется, что назад
Я возвращаюсь, а она убегает;
А моя лошадь бежит так медленно,
Что вряд ли кто-нибудь доберется туда,
Если только Любовь не задержит ее для меня.

Я люблю ту даму,
Которой я не смею высказать мое желание;
Скорее, когда я смотрю на нее,
Я становлюсь несчастным из-за нее.
Буду ли я когда-нибудь столь дерзок,
Чтобы посметь сказать ей, что я принадлежу ей,
Так как о другом я не смею просить у нее пощады.

Ах! Как чудесны ее слова,
Как милы и приятны ее поступки;
Среди нас не родилась другая,
Которая имела бы такое милое тело:
Она стройна, свежа, с нежным сердцем;
Не думаю, что есть более прекрасная,
И ни на кого я не смотрел с такой радостью.

     В 1146 году Рюдель отправляется в крестовый поход, названный позже вторым, и достигается земель своей прекрасной дамы.

Наставников немало тут
Для наставления певцов:
Поля, луга, сады цветут
Под щебет птиц и крик птенцов.
Хоть радует меня весна,
Но эта радость не полна,
Коль испытать мне не дано
Любви возвышенной услад.

II. Забавы вешние влекут
Детишек или пастухов, —
Ко мне же радости нейдут:
Напрасно жду любви даров,
Хоть Донна и огорчена,
Что так судьба моя мрачна,
Что мне стяжать не суждено
То, без чего я жить не рад.

III. Далёко замок, где живут
Они с супругом. Тот суров.
Пускай друзья мне подадут
Благой совет без лишних слов:
Как передать ей, что одна
Спасти меня она вольна,
Будь сердце мне оживлено
Хоть самой малой из наград?

IV. Всех, что оттуда род ведут,
Где был ее родимый кров,
Пускай мужланами их чтут,
Я звать сеньорами готов.
Повадка их груба, смешна,
Но их страна — ее страна!
И Донна поняла давно,
О чем те чувства говорят.

V. К ней, только к ней мечты зовут,
Я вырван из родных краев,
Обратно корни не врастут.
Усну ль, усталый от трудов, —
Душа лишь к ней устремлена.
В груди надежда зажжена:
А вдруг мне будет воздано
За все наградой из наград?

VI. Спешу к ней. Вот ее приют,
А мне в ответ на страстный зов
Увидеть Донну не дают
Ни свет дневной, ни тьмы покров.
Но, наконец, идет она —
Сказать лишь: «Я удручена!
Сама хочу я счастья, но
Ревнивец и враги следят»,

VII. Желанья так меня гнетут,
Что рассказать — не хватит слов.
И слезы горькие текут,
И день лишь новой мукой нов.
Пусть ласка будет и скромна, —
Мне лишь она одна нужна:
От слез лекарство лишь одно, —
Врачи меня не исцелят!

     На корабле Рюдель заболевает. В таверне Триполи разносится слух о прибытии прекрасного певца, влюбленного в графиню. Графиня, узнав об этом, отправляется на прибывший корабль, подходит к постели Рюделя, обнимает его и дарит свой перстень. Трубадур благодарит Бога за то, что Тот дал ему возможность увидеть свою возлюбленную. В объятиях графини Рюдель умирает. Графиня похоронила тело трубадура в храме тамплиеров и через некоторое время подстриглась в монахини.

Quan lo rius de la fontana
S'esclarzis, si cum far sol,
E par la flors aiglentina,
E-l rossinholetz el ram
Volf e refranh ez aplana
Son dous chantar et afina,
Dreitz es qu'ieu lo mieu refranha.

Amors de terra lonhdana,
Per vos totz lo cors mi dol!
E no-n puesc trobar mezina
Si non au vostre reclam
Ab atraich d'amor doussana
Dinz vergier o sotz cortina
Ab dezirada compahna.

Pus totz jorns m'en falh aizina,
No-m meravilh s'ieu n'aflam,
Quar anc genser crestiana
Non fo, ni Dieus non la vol,
Juzeva ni Sarrazina!
Ben es selh pagutz de mana,
Qui ren de s'amor guazanha

De dezir mos cors no fina
Vas selha ren qu'ieu pus am!
E cre que volers m'enguana
Si cobezeza la-m tol!
Que pus es ponhens qu'espina
La dolors que ab joi sana!
Don ja non vuelh qu'om m'en planha.

Senes breu de parguamina
Tramet lo vers, que chantam
En plana lengua romana,
A-n Hugo Bru per Filhol!
Bo-m sap quar gens Peitavina
De Berri e de Guiana
S'esgau per lui e Bretanha

В час, когда разлив потока
Серебром струи блестит,
И цветет шиповник скромный,
И раскаты соловья
Вдаль плывут волной широкой
По безлюдью рощи темной,
Пусть мои звучат напевы!

II. От тоски по вас, далекой,
Сердце бедное болит.
Утешения никчемны,
Коль не увлечет меня
В сад, во мрак его глубокий,
Или же в покой укромный
Нежный ваш призыв, — но где вы?

III. Взор заманчивый и томный
Сарацинки помню я,
Взор еврейки черноокой,—
Все Далекая затмит!
В муке счастье найдено мной:
Есть для страсти одинокой
Манны сладостной посевы.

IV. Хоть мечтою неуемной
Страсть томит, тоску струя,
И без отдыха и срока
Боль жестокую дарит,
Шип вонзая вероломный, —
Но приемлю дар жестокий
Я без жалобы и гнева.

V. В песне этой незаемной —
Дар Гугону. Речь моя —
Стих романский без порока —
По стране пускай звучит.
В путь Фильоль, сынок приемный!
С запада и до востока —
С песней странствуйте везде вы.

     Мотив далекой любви, воспеваемый Рюделем, и история трубадура и графини оказали влияние на дальнейшее становление куртуазной поэзии, вдохновила Эдмона Ростана на написание драмы "Принцесса Грёза" и Михаила Врубеля на создание в 1896 году полотна с точно таким же названием.

Источник

+7

25

Тибо Шампанский

(Thibaut IV de Champagne) (30 V 1201, Труа, Шампань - 7 VII 1253, Памплона, Наварра), граф, с 1234 король Наварры,- франц. поэт, трувер, прозванный "принцем труверов".
Один из немногих труверов знатного происхождения,он принимал активное участие в сложной политич. борьбе, сопровождавшей гос. централизацию Франции. Участник крестового похода (1239-40)

Печать Тибо IV Шампанского

http://s43.radikal.ru/i102/1012/86/398422d5e10b.jpg

Тибо- крупнейший поэт 1-й пол. 13 в. Его творчество принадлежит к последнему периоду расцвета лирич. поэзии труверов.
Песенное наследие графа велико (сохранились в рукописях 541 текст и 410 мелодий).
Многие его сочинения (пастурели, любовные песни) пользовались известностью и были широко распространены (Франция, Германия, Италия и др.). Песни Тибо Шампанского(тексты и мелодии) вошли во многие рукописные собрания и позднее были изданы в ряде произв. труверов и трубадуров.

Thibaud de Champagne - Chançon ferai car talent m'en est pris

Thibaut de Champagne: Dame, ensinc est qu'il m'en covient aler

Отредактировано иннета (2010-12-18 03:39:32)

+2

26

En Kungens Man

Старая шведская баллада "Королевский рыцарь".
Весёлой и легкомысленной не назовёшь, но средневеково-жизненная такая ситуация. :dontcare:

Maria går på vägen som leder in till byn.
Hon sjunger och hon skrattar åt lärkorna i skyn.
Hon är på väg till torget för att sälja lite bröd,
och solen stiger varm och stor och färgar himlen röd.

Då mötte hon en herre på en häst med yvig man.
Han säger jag är kungens man som tar vad jag vill ha.
Och du är allt för vacker för att inte ha nå´n man.
Följ med mig så skall jag visa vad jag kan.

Hon tvingas ned i gräset och han tar på hennes kropp.
Hon slingrar sig och ber honom för guds skull hålla opp.
Men riddaren bara skrattar berusad av sin glöd.
Så hon tar hans kniv och stöter till och riddaren är död.

Dom fängslade Maria, hon stenades för dråp,
men minnet efter riddaren blir firat varje år.
Ja, herrarna blir hjältar men foket det blir dömt,
och vi som ser hur allt går till får veta att vi drömt...

http://s55.radikal.ru/i150/1102/90/1fee9beab458.gif

Мария шла по дороге, которая вела из деревни.
Она пела и смеялась, как жаворонки на небе.
Она шла по дороге на рынок, чтобы продать немного хлеба.
И солнце вставало, высокое и горячее, и небеса окрасились рассветом.

Она встретила господина, гордого мужчину на лошади.
Он сказал ей: я рыцарь короля и я всегда беру то, чего хочу.
А ты слишком красива для того, чтобы не знать мужчину.
Пойдем со мной и я покажу тебе все, что я умею.

Он повалил ее на траву и лег на ее тело.
Она вырывалась и заклинала Богом отпустить ее.
Но рыцарь только смеялся, опьяненный жаром своего желания.
И тогда она вытащила нож из его ножен и заколола его до смерти.

Марию осудили и забили камнями до смерти.
Но память рыцаря чествовали каждый год.
Да, господа становятся героями, а простой народ - осужденными.
И нам, всем, кто это видел, казалось, что мы спали.
перевод: http://semender.livejournal.com/8632.html

+3

27

Carmina Burana (Кармина Бурана) — рукописный поэтический сборник, известный также как Кодекс Буранус, Codex Buranus, сейчас хранится в Мюнхене.
Само название означает по-латыни «Песни Бойерна» (средневековый монастырь Beuern, ныне в Бенедиктбойерне, Бавария, где рукопись была найдена в 1803 г.). Это крупнейший известный сейчас сборник поэзии вагантов, или голиардов, — средневековых странствующих поэтов, в основном из среды духовенства или студенчества. Составлен в Южной Германии в XIII веке, насчитывает свыше 200 стихотворений.

Композиция сборника во многом основана на идее вращения Колеса Фортуны. Рисунок колеса был обнаружен на первой странице Burana Codex. Он также содержал четыре фразы, написанные на ободе колеса: Regnabo, Regno, Regnavi, Sum sine regno («Буду царствовать, Царствую, Царствовал, Есмь без царства»).

http://s43.radikal.ru/i102/1102/9b/8252cefb1fa1.jpg

Большинство стихотворений — на латинском языке, некоторые на диалекте средненемецкого, со вставками старофранцузского.
В то время латинский был языком общения для путешествующих школяров, университетов и теологов во всей Западной Европе, однако распространение успели получить уже и аналогичные стихи на национальных языках,  где чередуются латинские и немецкие (старофранцузские) строчки.
В сборник входят сочинения нескольких поэтов, таких, как Петер из Блуа, Вальтер Шатильонский, а также неизвестный по имени поэт-вагант, вошедший в историю как Архипиита.

Текст: латынь + перевод:
http://classic.chubrik.ru/Orff/Carmina_text.html#2

O Fortuna (О, Фортуна! О, Судьба)

+4

28

Ещё одна аутентичная разухабистая песня средневековых алкоголиков http://s16.rimg.info/bdb6c296a8ad1a7ecc6876145106002b.gif 

В таверне. Из Carmina Burana.

"In taberna quando sumus..."

In taberna quando sumus,
non curamus quid sit humus,
sed ad ludum properamus,
cui semper insudamus.
quid agatur in taberna
ubi nummus est pincerna,
hoc est opus ut quaeratur;
si quid loquar, audiatur.

Quidam ludunt,
quidam bibunt,
quidam indiscrete vivunt.
sed in ludo qui morantur,
ex his quidam denudantur,
quidam ibi vestiuntur,
quidam saccis induuntur;
ibi nullus timet mortem,
sed pro Baccho mittunt sortem.

Primo pro nummata vini;
ex hac bibunt libertini;
semel bibunt pro captivis,
post haec bibunt ter pro vivis,
quater pro Christianis cunctis,
quinquies pro fidelibus defunctis,
sexies pro sororibus vanis,
septies pro militibus silvanis.
octies pro fratribus perversis,
nonies pro monachis dispersis,
decies pro navigantibus,
undecies pro discordantibus,
duodecies pro paenitentibus,
tredecies pro iter agentibus.

Tam pro papa quam pro rege
bibunt omnes sine lege.
Bibit hera, bibit herus,
bibit miles, bibit clerus,
bibit ille, bibit illa,
bibit servus cum ancilla,
bibit velox, bibit piger,
bibit albus, bibit niger,
bibit constans, bibit vagus,
bibit rudis, bibit magus,
Bibit pauper et aegrotus,
bibit exul et ignotus,
bibit puer, bibit canus,
bibit praesul et decanus,
bibit soror, bibit frater,
bibit anus, bibit mater,
bibit ista, bibit ille,
bibunt centum, bibunt mille.

Parum sescentae nummatae
durant cum immoderate
bibunt omnes sine meta,
quamvis bibant mente laeta;
sic nos rodunt omnes gentes,
et sic erimus egentes.
qui nos rodunt confundantur
et cum iustis non scribantur.

Мы в таверне, в самом деле,
Не радеем о скудели,
Но бросаем кости рьяно
И потеем неустанно.
Как в таверне поступают,
Где гроши вино черпают --
Се предмет для изученья.
Слушай, люд, мои реченья:

Этим -- кости, этим -- зелье,
Тем -- беспутное веселье.
Из тех, кто играм предается --
Кто в исподнем остается,
Тот щеголяет в новом платье,
А тот -- заплата на заплате.
Смерть в таверне презирают,
Во имя Бахуса играют.

Кости бросив паки, паки,
Пьют вино теперь гуляки;
Раз -- за тех, кто нынче пленный,
Трижды -- за жизни наши бренны,
За крещенных всех -- четыре,
Пять -- за тех, кто в лучшем мире,
И за грешниц -- шестикраты,
Семь -- за нанятых в солдаты,
А восемь раз -- за братию грешну,
Девять -- за расстриг, конечно,
Десять раз -- за мореходов,
А одиннадцать -- за сумасбродов,
Двеннадцать -- за свершающих покаянье,
Триннадцать -- за просящих подаянье.

Как за папу, так за князя --
Все пьяны до безобразья,
Пьет солдат и проповедник,
Пьет хозяйка, пьет наследник,
Пьет крестьянин, пьет крестьянка,
Пьет слуга и пьет служанка,
Пьет и нищий, пьет и хворый,
Пьет медлительный и скорый,
Пьют вельможи, пьют бродяги,
Пьют и неучи, и маги,
Пьет чернявый, пьет и русый,
Пьет седой и пьет безусый,
Пьют прелаты, пьют деканы,
Пьет шатун и безымянный,
Пьет монах и пьет монашка,
Пьет старушка, пьет мамашка,
Пьет она, пьет он сейчас --
Пьют сто раз и тыщу раз.

Нашу жажду не оплатят
И шестьсот монет, не хватит
Их, коль пьянству нет границы,
Дух от пьянства веселится.
Все-то нас поносят браннно,
Мы же нищи постоянно,
Кто хулят нас, да смутятся,
К правым да не причастятся!


Перевод взят отсюда

И ещё вариант (более вольный перевод):

Гимн Таверны

Переступив порог таверны,
Мы будто попадаем в храм,
Где все нечестия и скверны
Дано омыть Святым Дарам:

И здесь вино в уста струится,
Даруя бедствиям отпуст,
И всякий волен веселиться
(Пока карман не станет пуст).

Под этим невысоким сводом
Доступно грешникам одно:
Назло всем призрачным заботам
В свободу претворять вино.

Нам дела нет, что скорбь нагрянет,
Пока волнует кровь игра:
Кого нелегкая затянет
Под стол забыться до утра?

"Скажи, Орфей, что было там,
Где все платили по счетам?" -
Спросить вы можете поэта.
И для потехи юных дам,
На страх кастратам и ханжам
Вот что отвечу я на это:

Итак,

Пьет младенец, пьет старик,
Пьет солдат и пьет священник,
Пьет вельможа, пьет мужик,
Пьет судья и пьет мошенник.
За монеты простачка
Пьет лукавая милашка,
На коленях у дьячка
Пьет невинная монашка,
Пьет больной и пьет изгнанник,
Пьет затворник, пьет и странник,
Пьют епископ и теолог
Костолом и травматолог,
Пьет хозяйка, пьет слуга,
Теребя бархотку кротко,
Мужу вешая рога,
Пьет с любовником красотка,
Белый пьет и черный пьет,
Пьют трудяга и ленивец,
Умный пьет и глупый пьет,
Пьют ханжа и нечестивец
Пьют профессор и доцент
Пьют проректор и студент,
Пьет и этот, пьет и тот,
Так весь мир столетья пьет.

Мирских богатств вовек не хватит
Чтоб эту жажду утолить,
Нам небеса счета оплатят
Коль их сумеем ублажить.

О, жажда творческих свершений,
О, голод ветреных надежд,
Вы не приемлите решений
Пройдох холеных и невежд!

Возжаждав вешнего начала,
Страшась постыдного конца,
Вина любителей немало
Достигли вечного венца.

Они прошли сквозь сети мира,
Отвергнув тленные богатства,
За то служители кумиров
В них брызжут пеною злорадства.

Стяжая пищу ржи и моли,
Нося златые облаченья,
На тех, кто ищет лучшей доли,
Они слагают обличенья,

Но кто душою столь ничтожен
Подвержен вечной укоризне:
Его Всесправедливый Боже
Уже не впишет в Книгу Жизни!

Источник

Отредактировано Vihuhol (2011-03-06 20:39:16)

+4

29

Еще одна
Senhor, per los nostres peccatz (Crusade Song/Gavaudan)
http://www.youtube.com/watch?v=6x6gCLh2YaI

Здесь еще и миниатюры показывают интересные

+1

30

Английская песня из сборника
Ensemble Belladonna. Melodious Melancholye: The sweet sounds of medieval England - Les doux sons de l'Angleterre médiévale.

1225 год.
http://www.youtube.com/watch?v=7UvesKl8 … re=related

+1