SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стилизации

Сообщений 151 страница 180 из 278

1

У меня возник вопрос. Как могли бы написать книгу по РоС писатели-классики? Какие реплики героев легендарных книг мы могли бы услышать от шервудгемской компании? Какие повороты сюжета из давно знакомых романов могли бы подойти к истории Робина и Марион, щерифа и Гисборна? Какие любимые стилистические плюшки классиков могли бы оживить такую книгу?
Поэтому предлагаю, давайте делать короткие стилизации на тему "Классики пишут RoS".
Это не конкурс, и никаких ограничений не предполагается. :)
PS. И как дополнительный прикол - можно не указывать, кого вы пытались изобразить. :) Пусть читатели угадают. :)

+8

151

Княгиня написал(а):

Если у неё к тому моменту уже был свой колдовской бизнес, то отказ понятен, но сей бизнес исключает толпу девственных подруг - разве что горстка таких же как она, но эти вряд ли будут особо завидовать.

Моргвин! Ну вот же оно! Моргвин в своем монастыре, явно старше тридцати и явно по паспорту дева. И куча девственных подруг-монашек.
Они ей, конечно же, завидовали!

Княгиня написал(а):

Кстати, а почему он отворожить не пробовал?

Разочаровался и решил утопиться в зеленом лесу. Ну балбес же он.

Листва написал(а):

заколдовав Наину тут же от неё отказался мне никогда не нравилось. Заколдовал бы и себя за компанию чтобы по-прежнему любить

Ну он же ее разлюбил! Он признавал колдовство только по отношению к упрямой девице, которая не видит своего счастья, заключенного в нем, таком чудесном. И чтоб любила его красавица младая. А не младая ему не надо. Он вообще испугался. Он не мог вот то, что к нему пришло, любить. Ну, нехороший он человек.

0

152

milka написал(а):

Моргвин в своем монастыре, явно старше тридцати и явно по паспорту дева. И куча девственных подруг-монашек.

Эк я, однако, угадала. :) Ентуетивно. Однако в монастырь бы его не пустили - с отрядом и прочими прелестями. А если вломился без спроса, то неудивительно, что получил отлуп. Правда, как он потом оттуда отряд свой выволакивал, за какие уши?..

milka написал(а):

Ну, нехороший он человек.

Во-во.

0

153

milka написал(а):

Ну он же ее разлюбил! Он признавал колдовство только по отношению к упрямой девице, которая не видит своего счастья, заключенного в нем, таком чудесном. И чтоб любила его красавица младая. А не младая ему не надо. Он вообще испугался. Он не мог вот то, что к нему пришло, любить.

Приворотное колдовство само по себе нечестное дело, человек навязывает себя тому, кому не нравится (мааааленький плюс обсуждаемому, что он сначала испробовал другие способы добиться благосклонности), наставник этот должен понимать, что Наина его полюбила только из-за колдовства, и честно было бы и самому так полюбить нелюбимую.

milka написал(а):

А сам этот дядя что, красавцем юным остался? На себя давно в зеркало смотрел?

Что это за старик в моей одежде? :)

milka написал(а):

Ну, нехороший он человек.

Именно.

0

154

Листва написал(а):

наставник этот должен понимать, что Наина его полюбила только из-за колдовства, и честно было бы и самому так полюбить нелюбимую.

По-моему, всё дело в том, что он думал только о себе. О себе одном. И на себе замкнулся. Другой человек для него как бы и не существовал, вернее, был лишь желанным призом без права на собственные желания и чувства.

Листва написал(а):

Что это за старик в моей одежде?

http://i026.radikal.ru/0802/24/96fc701f65bc.gif   http://s7.rimg.info/31a532dc1c7e44603c610b6ccd0b763c.gif

0

155

Княгиня написал(а):

По-моему, всё дело в том, что он думал только о себе. О себе одном. И на себе замкнулся. Другой человек для него как бы и не существовал, вернее, был лишь желанным призом без права на собственные желания и чувства.

Да.
Просто хотелось бы, чтобы он понял как некрасиво поступил и хотя бы так исправил. Вместе с Наиной Руслану бы помогали... :rolleyes:

Отредактировано Листва (2011-01-31 01:23:20)

0

156

Хулиганство, воть. ;) Первородный грех, конечно, завязан вовсе не на секс, но поп-культура и массовое сознание зачастую считают именно так, а я смешала обе точки зрения (ну… три… или полторы…) в одной кадушке. Просто из вредности.

БЕССМЕРТИЕ

Там, где ширь полей да над Трент-рекой,
Целовался с ней рыцарь молодой.
Синева в глазах, дорогой доспех.
Устоять… но ах, этот круче всех!

Клён зелёный листья роняет вниз,
Над от счастья квёлой милорд завис.
Не вписал историк в календари?
Да с пером топорик не спорь, смотри!

Не сыскать в округе таких, как он.
Пусть шипят подруги; как бог сложён,
И лошадка – ой, что ни говори…
И огонь такой да в его крови.

Облетят поля, Трент покроет мгла,
Съест капусту тля, и опять – одна.
И не скрыться ей, не уйти от всех…
Что всего сильней? Первородный грех.

О, жестокий мир, равнодушный люд:
Ведь герой-кумир здесь да Робин Гуд.
И туризм – ему, менестрель поёт!
А другого? Ну, так герой прибьёт.

Засыхает клён, сломан арбалет.
А любовь её не проходит, нет…

+3

157

Однажды весною, в час небывало жаркого заката, по главной улице Ноттингема ехали два всадника. Первый из них, одетый в роскошный наряд, был маленького роста, в нарядном берете и с тяжёлой цепью на шее, а на лице его с недавно выбритым подбородком помещались глаза, в минуты сильных переживаний достигавшие сверхъестественных размеров. Второй — высокий, широкоплечий, с непослушными светлыми вихрами, выбивавшимися даже из-под шлема — был в сюрко поверх кольчуги и синем плаще.

Первый был не кто иной, как сэр Роберт де Рено, лорд верховный шериф Ноттингема, а молодой спутник его — сэр Гай Гизборн, служащий у него управляющим и заместителем. Шерифа и заместителя сопровождал отряд разморенных жарой солдат.

Вырулив на городскую площадь, всадники первым делом направили лошадей к зданию с ярко размалёванной вывеской, изображавшей бочку и окорок.

Здесь следует отметить особенность этого странного майского вечера: несмотря на рыночный день, площадь и прилегавшие к ней улочки были пусты и безлюдны. Лишь изредка по краю площади пробегал случайный прохожий, прячась в тени домов: убийственная жара разогнала всех по домам и пивным. В трактире, выбранном шерифом для остановки, тоже было немноголюдно.

Сэр Гай распахнул дверь, пропуская шерифа, вошёл следом и громко потребовал вина.

— Вина нет, милорды, — робко шепнул подлетевший к высоким гостям трактирщик.

— Пива, — шериф махнул рукой и направился к столам.

— Нет пива, милорды. Эта жара проклятая, всё выпили. К вечеру должны привезти, и пиво, и… — семенивший за шерифом трактирщик умолк под взглядом Гизборна. Шериф остановился и обернулся:

— А что есть?

— Эль, милорды, свежий, сварен сегодня.

— Эль? — рявкнул Гизборн.

— Эль? — шериф поднял брови. Трактирщик мотнул головой, бросил взгляд на шерифа и кинулся извлекать из погреба бочку вина, припасённую на вот такой вот чёрный день. Посетители трактира тем временем перебирались к дальней стене, освободив лучшие места высоким гостям.

Шериф и Гизборн заняли вдвоём один стол, солдаты расположились за двумя соседними; трактирная прислуга торопливо разносила солдатам эль. Шериф поймал за рукав пробегавшую служанку, изъял у неё кружку и одним махом опрокинул в себя. Сэр Гай дождался, пока хозяин заведения собственноручно поставит перед господами вино, взял наполненный кубок и уже хотел пригубить, как вдруг внимание его привлекло странное выражение на лице патрона: последний вдруг стал необыкновенно бледен, а глаза его, выпученные точно в минуту очередного праведного гнева, смотрели куда-то в неведомую даль за окно.

Меж тем с Робертом де Рено приключилось что-то странное: в момент, когда он ставил кружку на стол, сердце его стукнуло и на мгновенье куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем. Кроме того, шерифа охватил необоснованный, но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать из этого трактира без оглядки. Шериф тоскливо оглянулся, не понимая, что его напугало. Он побледнел, вытер лоб рукавом, подумал: «Что это со мной? Этого никогда не было… не хватало, чтоб кто-нибудь заметил…»

И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха тёмный силуэт престранного вида: по плечам нестриженные волосы, за плечом — лук, а в спину подсвечивает вечернее солнце. Силуэт словно бы навис над шерифом, вгоняя его в ещё больший и необъяснимый ужас, и из тёмного контура прозвучал голос, отдавшийся в стенах трактира так гулко, словно бы звучал в дворцовом зале:

— Ты знаешь, кто я, шериф?

Жизнь сэра Роберта складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык. Еще более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть!..»

Но это, увы, было, и из тёмного силуэта медленно проступали, словно бы кто-то подсветил в спину шерифу, детали странной фигуры: неприлично обтягивающие штаны, заношенная рубаха, распахнутая на груди до того места, где грудь перестаёт называться грудью, лёгкая полу-ухмылка, пристально-рассеянный, направленный куда-то сквозь, взгляд зелёных глаз, и ко всему этому в придачу меч на поясе.

Ужас до того овладел шерифом, что он готов был позвать стражу, но в этот самый момент видение исчезло, марево растворилось, а заодно и тупая игла выскочила из сердца.

Шериф перевёл дух, осторожно повернул голову и поймал направленный на него пристальный взгляд заместителя.

— Что вы на меня пялитесь, Гизборн?

— Мне показалось, с вами что-то…

— Когда кажется, креститесь, — огрызнулся шериф, но собственному совету следовать не стал.

Сэр Гай мгновение помедлил и поднёс вино к губам; шериф, пытаясь принять привычно-небрежный вид, потянул свой кубок к себе, но в глазах его еще прыгала тревога, а руки дрожали, грозя расплескать питие на пол и на шерифское одеяние; Гизборн отвёл глаза, осушил свой кубок и отхватил ломоть от лежавшего на блюде мяса. Роберт де Рено нервно глотал вино и обводил трактирную залу взглядом, желая убедиться, что привидевшийся ему силуэт всего лишь привиделся и не маячит где-нибудь в укромном углу.

Однако постепенно он успокоился, промакнул лицо рукавом и, произнеся довольно бодро: «Ну-с, итак…» — повел ранее начатую речь.

Речь шла о рогатом божестве по имени Херн-Охотник, которое, по местным поверьям, обитало в Шервудском лесу; брат шерифа, аббат Хьюго де Рено, просил его побеседовать на эту тему с сэром Гаем. Дело в том, что сэр Гай (как и шериф), утверждал, что не верит ни в какого Херна и прочих старых богов, которых никогда не было, однако, в отличие от шерифа, боролся с деревенским хернопочитанием так усердно, словно сам Херн лично отдавил ему оленьим копытом ногу. Одним из проявлений этой борьбы были непрекращавшиеся попытки поймать легендарного разбойника Робин Гуда, известного также как Сын Херна. Аббат настоятельно советовал не связываться с простонародными верованиями, а шериф считал, что как бы разбойник или разбойники себя не называли, к древним культам они не имеют отношения в силу своего невежества, вследствие чего борьба с этими разбойниками не имеет никакого отношения к народным суевериям.

Надо сказать, что Роберт де Рено был человеком начитанным, считал суеверия своим коньком и очень умело указывал в своей речи на древних авторов, описавших в своих трудах особенности различных верований и никогда ни словом не упоминавших, что у того или иного рогатого божества водился бы безрогий сын, отмеченный папиным мечом, капюшоном и меткими стрелами и целенаправленно портящий жизнь властям. Также, обнаруживая солидную эрудицию, шериф сообщил своему заместителю, между прочим, и о том, что то место в знаменитом «Завоевании Британии» Гильдаса Мудрого, где говорится о серебряной стреле Херна, есть не что иное, как позднейшая поддельная вставка, а сама стрела, как теперь уже известно, была создана намного позже; к тому же серебряной её можно назвать лишь с оговоркой, ибо на самом деле она выпилена из дерева и лишь покрыта серебряной краской. Кроме того, форма стрелы с очевидностью говорит, что её возможный прототип являл собой жреческий жезл или скипетр, который невежественное простонародье впоследствии истолковало как стрелу. Что же касается меча, по преданию выкованного мифическим Вейландом…

Под бойкую речь шерифа мысль сэра Гая давно уже покинула душный трактир и свободно летала где-то между Ноттингемом и Шервудом. Сэр Гай думал о том, как лучше нагрянуть с обыском в деревню Уикхем, это гнездо хернопоклонников, чтоб застать их врасплох и не дать попрятать сбраконьеренную оленину и нелегальное оружие для её поимки. Их староста, Эдвард, будет, конечно же, клясться, что мясо им подбросил в дымоходы добрый Робин Гуд, а они тут вообще ни при чём и чтут закон, и надо будет его хорошенько отходить по физиономии и напомнить, что бывает со лжецами, особенно из саксов. Все они браконьеры, от мала до велика, и староста в первых рядах! А потом сэр Гай собирался очистить дуб Херна от развешанных на нём приношений. Эх, если бы не Лесная ассиза, запрещающая порчу деревьев, он давно срубил бы эту ёлочк… чёрт, что за пойло подсунул каналья-трактирщик?.. срубил бы это проклятое дерево под самый корешок вместе с деревенскими верованиями.

— Итак, очевидно, — продолжал де Рено, — что мы имеем дело со смешанными в кучу легендами и сказками, кое-как сплавленными народной фантазией. Робин Гуд предстаёт то блондином, то брюнетом, то он крестьянин, то йомен, то графский сын, то простой рыцарь, то солдат, сражавшийся в Палестине с нашим добрым королём Ричардом, царство ему небесное. Вне Шервудского леса Робин Гуд носит имя Локсли, Хантингтон, Гудберт, и прочие, и прочие. И в довершение всего его объявляют Сыном Херна, припаяв туда ещё одну легенду.

Фальцет шерифа разносился по притихшему трактиру, и по мере того, как сэр Роберт забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, присмиревшие посетители узнавали все больше и больше интересного и полезного и про кельтского рогатого бога Кернунноса, и про дух королевского лесничего Герна, и о том, в какой степени родства упомянутый Герн состоял с Диким Охотником, а так же об исполнителях должности этого Охотника у разных народов, будь то Один, Вотан, Нимрод или валлийский Гвинн апп Нудд.

— Совершенно ясно, — вещал де Рено, — что капюшон — это ритуальный головной убор кельтского друида. Поэтому слова: «В лес придёт человек в капюшоне, там он встретит Херна-Охотника и станет его сыном», указывают на отношения жреца и почитаемого им лесного божества. Заметьте, Гизборн, в наше время капюшон носит каждый второй. Невежественное простонародье утратило жреческие традиции и вместе с ними — исходное толкование сакральных текстов. Описанием жреческого ритуала они украсили легенду о народном заступнике.

При этом сказители упорно величают подругу Робин Гуда девицей Марион. Ну кто поверит, что после стольких лет жизни в лесу с разбойниками её уместно величать девицей? Некоторые и вовсе именуют её леди — ну какая леди в здравом уме согласится жить в лесу с приговорённым и объявленным вне закона разбойником и как долго после этого она может называться леди? — а иные договариваются до того, что дева Марион была принцессой — дочерью или племянницей короля. Меж тем у нашего доброго короля, да хранит его Бог, равно как и у его покойного батюшки, царство ему небесное, не было ни дочери, ни племянницы с таким именем. Но даже если бы была…

— Как вы думаете, Гизборн, позволил бы государь своей племяннице стать женой разбойника?

Гизборн торопливо моргнул, ловя потерянную нить. Он только что с удовольствием вспоминал, как на прошлой неделе, посещая крамольную деревню, расхерначил нахерн оленьи рога, венчавшие алтарь, устроенный хернопоклонниками на околице. Этот сакский лжец-староста имел наглость заявить, что почившим рогам девятьсот лет! Как будто он, Гизборн, не может отличить свежие рога от лежалых! Не говоря уж о том, что в деревню он наведывался не первый год, то с обыском, то за недоимками, и нигде никогда ни разу ни в каком виде эти рога не всплывали. Мало, что у этих браконьеров круговая порука, теперь они догадались всё валить на усопших века назад предков! Яблоко в руках сэра Гая быстро превращалось в дольки и так же быстро перемалывалось на зубах.

Прямое обращение шерифа застало Гизборна врасплох. Он сделал вид, что дожёвывает застрявшую яблочную шкурку и попытался угадать правильный ответ не столько по смыслу, сколько по звучавшим ещё в ушах интонациям вопроса:

— Н-нет, милорд, — по взгляду шерифа понял, что угадал и добавил увереннее: — Конечно, нет, — и, тряхнув головой, твёрдо припечатал: — Ни в коем случае.

+7

158

Превосходно!  http://s15.rimg.info/f424bbadf5cc6434898ae06d59ee8867.gif 

Княгиня написал(а):

Речь шла о рогатом божестве по имени Херн-Охотник, которое, по местным поверьям, обитало в Шервудском лесу

Аналогии возникают очень интересные. :)

Княгиня написал(а):

однако, в отличие от шерифа, боролся с деревенским хернопочитанием так усердно, словно сам Херн лично отдавил ему оленьим копытом ногу

:)

Княгиня написал(а):

шериф считал, что как бы разбойник или разбойники себя не называли, к древним культам они не имеют отношения в силу своего невежества

Бестолковые они! Лучше бы шли учиться.... Чтобы стать достойными древних культов. Или кельтов. Или и того, и другого.

Княгиня написал(а):

безрогий сын, отмеченный папиным мечом, капюшоном

Идея с переходящим папиным капюшоном мне нравится. Но как же хернопапа его носил?!

Княгиня написал(а):

если бы не Лесная ассиза, запрещающая порчу деревьев, он давно срубил бы эту ёлочк… чёрт, что за пойло подсунул каналья-трактирщик?.. срубил бы это проклятое дерево под самый корешок

Трактирщик явно подсунул какой-то новогодний коктейль...

Княгиня написал(а):

а так же об исполнителях должности этого Охотника у разных народов, будь то Один, Вотан, Нимрод или валлийский Гвинн апп Нудд.

...и сэрка Фрэнсис Дрейк ещё! :)

Княгиня написал(а):

— Н-нет, милорд, — по взгляду шерифа понял, что угадал и добавил увереннее: — Конечно, нет, — и, тряхнув головой, твёрдо припечатал: — Ни в коем случае.

Как живые!

0

159

Клаус Штертебеккер написал(а):

Аналогии возникают очень интересные.

Да, и какие же именно?.. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Идея с переходящим папиным капюшоном мне нравится. Но как же хернопапа его носил?!

Угу, ты в "Каникулах" примерял джедаю капюшон на рога. Но у меня нет речи о том, что и капюшон папин - только меч. Прилагательное идёт в единственном числе.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Трактирщик явно подсунул какой-то новогодний коктейль...

Будем надеяться, что не хмуринос.

Клаус Штертебеккер написал(а):

...и сэрка Фрэнсис Дрейк ещё!

И любой национальный английский герой. Но Дрейк исключается, ибо при шериф нашем Ноттингемском его ещё не внесли в этот список.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Превосходно!

Спасибо. :)

Отредактировано Княгиня (2011-05-03 11:12:25)

0

160

Княгиня
Браво!  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/186897-1.gif   http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192958-4.gif
Не раз думал о стилизации "МиМ", но хорошо, что ты опередила. У тебя вышло замечательно. Продолжение планируется?

0

161

Bobby написал(а):

Браво!

Спасибо. :)

Bobby написал(а):

Не раз думал о стилизации "МиМ", но хорошо, что ты опередила. У тебя вышло замечательно.

Да понимаешь, на занятиях по психологии ведущий по какому-то поводу помянул Аннушку с маслом, и у меня в течение 3-10 секунд начало складываться ЧТО-ТО. В ущерб основному занятию. :rolleyes: Ухом пытаюсь слушать, рукой писать, а перед глазами уже картинки реют - то ноттингемские улицы, то шервудская чаща...

Bobby написал(а):

Продолжение планируется?

В общем-то, да. Мне только надо обойти трамвай - в смысле, заменить его чем-то в меру аналогичным, но без трамватравматизма. Книга Силы туда бы отлично подошла, но нет предпосылок к её попаданию в этот трактир и на стол шерифу, а другого пока не придумалось.

0

162

Княгиня написал(а):

Да, и какие же именно?.. :)

Создается такое впечатление, что шериф читает Гисборну лекцию по научному атеизму... :)

Княгиня написал(а):

Угу, ты в "Каникулах" примерял джедаю капюшон на рога.

Да, но они тогда не налезли, сколько помню. :)

Княгиня написал(а):

Но у меня нет речи о том, что и капюшон папин - только меч. Прилагательное идёт в единственном числе.

Ой, да, действительно. Прошу прощения. Вот что значит комментировать в половину третьего ночи... :)

Княгиня написал(а):

И любой национальный английский герой. Но Дрейк исключается, ибо при шериф нашем Ноттингемском его ещё не внесли в этот список.

Вот так всегда - родишься на каких-то полтысячи лет позже, и место в списке проворонишь... :)

0

163

Клаус Штертебеккер написал(а):

Создается такое впечатление, что шериф читает Гисборну лекцию по научному атеизму...

В нашем контексте - по шерифскому скептицизму. :)

Клаус Штертебеккер написал(а):

Да, но они тогда не налезли, сколько помню.

Не налезли. :) И предъявить Худедмена Херновича в комплекте с гарантийным талоном тоже не удалось.

Клаус Штертебеккер написал(а):

Вот так всегда - родишься на каких-то полтысячи лет позже, и место в списке проворонишь...

Не место, а доставляемые этим местом возможности. Например, возможность попасть в шерифоноттингемскую лекцию.

0

164

Посвящается " Повелителю деревьев".

Гисборн белобрысый
По Шервуду бредёт,
Хёрна проклинает,
Ругательства орёт.
Вдруг упала шишка
Прямо Гаю в лоб,
Рыцарь взбеленился
И ногою - топ!
"Сосны порубаю,
Дубы я попилю!
Все в округе знают-
Деревья не люблю!"
Думал Хёрн недолго,
Долго колдовал.
Гая древоруба
Ждёт лесоповал.
Дали пилу "Дружба",
План на год вперёд.
Валит Гисборн кедры,
На всю тайгу ревёт.
Леший возмутился:
"Сколько можно выть?!
Пятый день от воплей
Голова трещит!"
Вышел разобраться-
Кто же здесь ревёт?
К рыцарю подходит,
За руку берёт.
"Гость ты мой заморский,
Хватит слёзы лить!
Ты меня послушай,
Научу как жить.
Не брани рогатых,
Деревья не пинай,
Полюбить природу
Клятву мне давай.
И тогда домой ты
Попадёшь на раз!"
Гай не сводиит с лешего
Мокрых серых глаз.
"Я клянусь- природу,
Словно меч любить,
За Хёрном не гоняться,
Деревья не рубить!"
Гисборн поумневший
Вернулся в Ноттингем.
По Шервуду не бродит
И не пьёт совсем.

+4

165

наталья, хехе, весело, и поучительно (для доблестных рыцарей  http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/192958-2.gif )
Однако, кажется мне, вряд ли сэра до такой степени шишкой стукнуло  http://s.rimg.info/aeb8b6f3162df73ef290de54c1e5ee63.gif 

наталья написал(а):

Гисборн поумневший
Вернулся в Ноттингем.
По Шервуду не бродит
И не пьёт совсем.

0

166

Коротенькая зарисовка, навеяно чтивом.

Я вошел в пещеру, которая располагалась в западной части Шервудского леса и являлась собственностью Херна. Великий гений, как обычно в этот час, а было ровно одиннадцать часов утра, неподвижно сидел на камне и занимался тем, что втягивал и вытягивал губы - признак работы гениального ума.
Я беззаботно уселся на камень слева от него и занялся разбором накопившихся дел.
- Робин! - Окликнул меня босс, не поворачивая головы - это действие было весьма трудно для него, потому что угрожало сломать ему шею из-за венчающих голову рогов. - Записывай.
Я достал стрелу для зарубок и бодро улыбнулся Херну. Он не отреагировал на мое доброе отношение и принялся диктовать задание. Как обычно, оно состояло из отрывистых глаголов повелительного наклонения и не содержало никаких внятных объяснений. Я давно привык к стилю гения и предпочитал не уточнять.
В итоге через два часа в моем распоряжении имелось три исписанные стрелы обычного цвета, одна черная, и одна зеленая. Пометить стрелы таким образом по степени важности придумал Херн и я не стал высказывать ему свои соображения по этому поводу.
После завершения работы мы принялись за обед, приготовленный как всегда, на славу лучшим поваром Шервуда, которого Херн никому не собирался уступать, запили все доброй пинтой хмуриноса. Иногда Херн предлагал гостям и другие напитки, но сам всегда пил только это питье. Скарлет называл хмуринос помоями, но Скарлету прощалось многое, потому что в нашем деле равных ему не было.
После обеда Херн направился, как обычно, окучивать елки. За этим занятием он проводил ежедневно по пять часов. Я, бодро запихнув свои стрелы в колчан, надел капюшон и отправился на задание.

+6

167

Не пойму, кого из детективов это мне напомнило. Не Холмса, скорее, Ниро Вулфа.

0

168

milka
Здорово так! Это Арчи Гудвин и Ниро Вульф! :love:  Мои любимые детективы!
А Скарлет в роли Сола Пензера. :D
Интересно посмотреть, кто у них там знаменитый шервудский повар! :D

Отредактировано Ксения (2011-08-31 14:21:21)

+1

169

Ксения написал(а):

Интересно посмотреть, кто у них там знаменитый шервудский повар!

Ставлю на Тука. :)
Стилизация великолепная, только её мало. :)

0

170

Ура! Узнали Арчи и Ниро! Вообще, эта парочка больше похожа на шерифа с сэркой, но я решила, что про Херна с Робином будет непредсказуемо и вдвойне смешней, вот!
А повар это никакой не Тук, а вовсе даже Назир! Он же иностранец, как у Стаута. Правда, там был швейцарец, но какая разница?  :D

Клаус Штертебеккер написал(а):

Стилизация великолепная, только её мало.

Это же короткая зарисовка! Вот придумаю, какое задание Херн дал Робину, и тогда может дальше напишу. Пока получилось только вот это. И вообще, краткость - сестра таланта.  :rolleyes:

0

171

milka написал(а):

эта парочка больше похожа на шерифа с сэркой

У шерифа нет оранжереи. Правда, у него есть сундуки с казной. :rolleyes:

0

172

Княгиня написал(а):

У шерифа нет оранжереи.

Ну так и Херн елки не окучивает! Я вот возьму, и дальше напишу! И с шерифом и казной.  :idea:

0

173

Продукт моей первой осенней лихорадки. :rolleyes:

Марион пробиралась по городским улицам, пряча лицо капюшоном и стараясь обходить стороной встречных солдат. Как же ей выбраться из города? О выходе через ворота можно было забыть: стража проверяла каждого выходящего, всматриваясь в лица и останавливая крестьянские повозки. Если подождать несколько дней, может, они утратят бдительность? Но где провести эти дни в городе, где её наверняка ищут не только в воротах?

— Дорогу! Дорогу госпоже! — по улице двигались четыре всадника, а за ними — роскошная карета; за каретой тянулась конная и пешая свита.

Марион узнала ту, что лениво восседала в карете. Это была Маргарита, недавно вышедшая замуж за загостившегося в Ноттингеме знатного валлийского лорда. Девушки часто встречались в гостях, а это почти то же самое, что учиться в одной школе. Ну, как тут было не посмотреть, какой стала старая подруга, когда она вышла замуж и обрела большую власть? Марион посмотрела, и подруга посмотрела на нее.

— Марион! — закричала она, приоткрыв дверцу кареты. — Что ты здесь делаешь? Господин шериф…

Не теряя времени, беглянка ловко вскочила в карету, захлопнула дверцу и быстро прошептала:

— Тише! Спрячь меня. Скажи своим людям…

— Нет, ты мне скажи… — громко перебила её Маргарита, очень любившая привлекать внимание.

— Скорее! — прошипела Марион. — Это очень важно!.. Задерни полог. Ах, поскорее!

— Хорошо, хорошо, — томно отвечала Марго. — Только зачем задергивать занавески в такую жару, не понимаю?..

Но Марион уже задернула их сама, и обе девушки оказались как бы в душной, сладко благоухающей палатке.

— Я прячусь, — сказала Марион. — Шериф не знает, что я здесь. Я сбежала.

— Какой ужас… — протянула Маргарита. — Расскажи мне все поскорей… Ах, ты сидишь на моем платье! Слезь, пожалуйста. Вот так. Оно тебе нравится? Представляешь, я его…

— Потом, потом, — перебила её Марион. — Ты что-нибудь слышала про барона де Беллема?

— А ты не знаешь? — удивилась Маргарита. — Он прибыл вчера и повсюду тебя ищет. Если бы он сейчас нас увидел… — и она захихикала. Она вообще любила хихикать.

— Ничего тут нет смешного, — сказала Марион. — Где ты спрячешь меня?

— В моем доме, конечно, — отвечала её подруга. — Муж уехал, никто тебя не увидит. Нет, ты просто должна посмотреть дом, который он мне построил! И наряды… Ах, как жаль, кстати, что никто не видит сейчас моего нового платья! Нравится оно тебе? — Не дожидаясь ответа, Марго щебетала: — Какие он даёт пиры, какие охоты! На них бывает вся местная знать, да и не только знать. Кстати, ты слышала про дочь здешнего ростовщика, Сару? Говорят, Гизборн, первый помощник шерифа от нее без ума. Не понимаю, что он в ней находит!.. Правда, одета она была со вкусом, но если сравнивать с моими нарядами…

— Да, — сказала Марион, — твои люди не пустят слух, что у тебя гостит какая-то нищая в отрепьях? Дойдет до шерифа…

— Ах, не беспокойся ты по пустякам! — отвечала Маргарита, — мы тебя оденем. Ну, вот, мы и прибыли!

Хотя Маргарита сказала, что очень хочет услышать историю Марион, она все время говорила сама. Она настояла на том, чтобы Марион выкупалась и надушилась, потом одела её в лучшие одежды. Выбирала она их так долго, что Марион чуть с ума не сошла. Теперь она вспомнила, что Маргарита всегда любила наряды и сплетни; сама она предпочитала собак, лошадей и охоту. Нетрудно догадаться, что каждой из них другая казалась глупой. Наконец, они поели, расположились в красивой комнате и Маргарита спросила, почему же её подруга убежала из дому. Когда Марион кончила свой рассказ, она вскричала:

— Ах, непременно выходи за барона! У нас тут от него все без ума. Мой муж говорит, что он будет великим человеком. Его даже сам шериф боится, ты знаешь?

— Не знаю, и знать не хочу, — отвечала Марион.

— Нет, ты подумай! Собственный замок — тот, у моря. Горы драгоценных камней… Земли… Да, и я смогу приглашать тебя на все пиры!

— Не нужны мне его замки и драгоценности, — сказала Марион.

— Ты всегда была чудачкой, — сказала Маргарита. — Не пойму, что тебе нужно.

Однако помочь она согласилась, ибо это само по себе занятно. Оставалось придумать, как же Марион пройти мимо стражи у ворот. Вывезти её в своей карете Маргарита не могла, потому что муж не разрешил бы выехать из города без него, а послать Марион с другим провожатым значило бы довериться слугам. Марион вздохнула:

— Ах, если бы я догадалась раньше! В замке шерифа, в одной из башен, есть дверь, которая ведёт прямо за городскую стену. Мне там запрещали играть, но я иногда забиралась туда. Она запирается всего лишь на засов. Но я теперь не могу туда попасть.

Маргарита захлопала в ладоши и воскликнула:

— Ах, ну конечно! Не беспокойся! Я проведу тебя туда. Мы с мужем часто бываем у шерифа, меня все там знают. Значит, я проведу тебя в темноте. Если нас поймают…

— Тогда все погибло, — сказала Марион.

— Милочка, не перебивай, говорю тебе, меня все знают. Там уже привыкли к моим выходкам. Вот послушай, вчера…

— Я хочу сказать, все погибло для меня, — пояснила Марион.

— А, да, конечно… Но что ты еще можешь предложить?

— Ничего, — ответила Марион. — Придется рискнуть. Когда же мы пойдем?

— Только не сегодня! — воскликнула Маргарита. — Сегодня пир — да, когда же я сделаю прическу? Сколько будет народу! Пойдем завтра вечером.

Марион огорчилась, но решила потерпеть. Маргарита ушла, и это было хорошо, очень уж надоели её рассказы о нарядах, свадьбах, пирах и нескромных происшествиях.

Следующий день тянулся долго. Маргарита отговаривала гостью, непрестанно повторяя, что в Шервуде дожди и ветер, и звери, и разбойники, и колдуны. «Подумай, — прибавляла она, — какой-то деревенский мальчик! Это неприлично…» Марион сама, бывало, так думала, но теперь она очень устала от глупости; ей пришло в голову, что странствовать с Робином куда веселее, чем жить светской жизнью в городе. Поэтому она сказала:

— Там, в Шервуде, я буду сама собой. И потом, я обещала.

Маргарита чуть не заплакала.

— Что же это такое? — причитала она, — будь ты поумней, ты стала бы женой барона.

Через два часа, поужинав в той же красивой комнате. Марион и Маргарита вышли из дому. Марион оделась как служанка из богатого дома и закрыла лицо покрывалом. Они решили: если кто-нибудь спросит, Маргарита скажет, что это её горничная.

Шли они пешком, и вскоре оказались у ворот замка. Конечно, тут была стража, но начальник знал Маргариту и отдал ей честь, а на спутницу не обратил внимания. Девушки прошли двор, там было много народу, но это и лучше, никто не обратил на них внимания. Потом они незаметно свернули в сторону и вошли в одну из угловых башен; в пустынных коридорах на стенах горели редкие факелы.

— Идём, идём, — шептала Марион, и сердце у нее билось так, словно шериф или барон вот-вот появятся из-за угла. И вдруг на одном из переходов оказалось, что она не помнит, куда свернуть, направо или налево.

Они свернули налево, очутились в длинном коридоре, и не успела Марион хорошенько оглядеться, как в дальнем конце показались тени двух людей, пятящихся задом. Маргарита тотчас вцепилась в руку Марион и в панике потащила её прочь; та лишь удивилась, чего она так боится, если шериф такой друг её мужа. Тем временем Маргарита втащила её в какую-то комнатку, бесшумно закрыла дверь, и они очутились в полной темноте.

— Только бы они не вошли!.. — шептала Маргарита. — Ползи под диван.

Они поползли, и Маргарита заняла там все место. Если бы в комнату внесли свечи, все увидели бы, что из-под дивана торчит голова Марион. Правда, Марион замоталась покрывалом — глаз не увидишь, но все-таки… Словом, она старалась отвоевать побольше места, но Маргарита не сдалась, и ущипнула её за ногу.

На том борьба кончилась. Обе тяжело дышали, но больше звуков не было.

— Тут нас не схватят? — спросила Марион как можно тише.

— На-наверно — пролепетала Маргарита. — Ах, как я измучилась!.. — И тут раздался страшный звук — открылась дверь. Внесли свечи. Марион втянула голову сколько могла, но видела все.

Продолжение следует.

+6

174

Ура! Ура! Это "Хроники Нарнии"! А дальше когда будет?

0

175

Первыми вошли слуги со свечами в руках (Марион догадалась, что они глухонемые) и встали по краям дивана. Это было хорошо: они прикрыли беглянку, а она все видела. Потом появился невысокий человек в богато расшитой одежде. Самый маленький из драгоценных камней, украшавших его одежды, стоил больше, чем все, что было у шервудских охотников; но теперь Марион думала, что шервудская мода — во всяком случае, мужская — как-то удобнее. За ним вошел высокий юноша в длинном плаще и с мечом в украшенных ножнах. Он очень волновался и сильно кривил рот. Последним появился человек, закутанный в потрёпанный плащ. Марион с ужасом узнала всех троих: шерифа, Гизборна и Эдварда, старосту ближайшей к Шервуду деревни.

Дверь закрылась. Шериф сел на диван, с облегчением вздыхая. Рыцарь встал перед ним, а Эдвард опустился на четвереньки и припал лицом к ковру.

— Господин-мой-и-услада-моих-очей! — начал молодой человек очень быстро и очень злобно. — Живите вечно, но меня вы погубили. Если б вы дали мне еще на рассвете самых лучших солдат, я бы нагнал этих беззаконцев. Теперь мы потеряли целый день, а эта ведьма, эта лгунья, эта… эта… — и он прибавил несколько слов, которые я не собираюсь повторять, — вместе со своим отцом уже в Шервуде!

— Успокойся, о сын мой! — сказал шериф. — Расставание с гостем ранит сердце, но разум исцеляет его.

— Она мне нужна! — закричал рыцарь. — Я умру без этой гнусной, гордой, неверной собаки! Я не сплю и не ем, и ничего не вижу из-за её красоты.

— Прекрасно сказал поэт, — вставил Эдвард, приподняв несколько запыленное лицо. — «Водой здравомыслия гасится пламень любви».

Рыцарь дико взревел.

— Пес! — крикнул он. — Еще стихи читает! — И умело пнул старосту ногой в приподнятый кверху зад. Боюсь, что Марион не испытала при этом жалости.

— Сын мой, — спокойно и отрешенно промолвил шериф, — удерживай себя, когда тебе хочется пнуть умудрённого жизнью старосту. Изумруд ценен и в мусорной куче, а скромность и услужливость — в подлейшем из наших подданных. Поведай лучше нам, что ты собираешься делать.

— Я собираюсь, о господин мой, — сказал Гизборн, — созвать твое непобедимое войско, обыскать трижды проклятый Шервуд и перебить всех, кто там прячется, кроме прекрасной Сары. Она будет моей женой, хотя её надо проучить.

— Пойми, о сын мой, — отвечал шериф, — никакие твои речи не заставят меня послать своих людей в Шервуд.

— Если бы ты не был мне государем, о услада моих очей, — сказал рыцарь, скрипнув зубами, — я бы назвал тебя трусом.

— Если бы ты не был мне сыном, о пылкий Гизборн, — отвечал шериф, — жизнь твоя была бы короткой, а смерть — долгой.

Приятный, спокойный его голос совсем перепугал Марион.

— Почему же, о государь мой, — спросил Гизборн потише, — почему мы не накажем строптивцев, нарушающих законы и дающих приют тем, кто законам противится?

— Несомненно — согласился шериф, — эти грязные внезаконцы, которые называют себя свободными, а на самом деле просто не знают порядка, гнусны и богам, и достойным людям.

— Чего ж мы их терпим? — вскричал Гизборн.

— Знай, о достойный рыцарь, — отвечал Эдвард, — что в тот самый год, когда шериф, господин наш (да живет он вечно) начал свое благословенное правление, смутьян по имени Элрик поднял в наших краях мятеж, прикрывшись именем древнего шервудского бога.

— Я слышал это сотни раз, о многоречивый Эдвард, — отвечал рыцарь. — Слышал я и том, что Элрик давно повержен и приверженцы его рассеяны. А древних лесных богов нет и никогда не было.

— О многознающий рыцарь! — воскликнул Эдвард. — Слышал ты, конечно, и о том, что некоторое время назад сын мятежного Элрика объявил себя его наследником и королём Шервуда. Никто не может с ним справиться, ни один купец не может проехать через лес, а посланные войска не могут найти в нём дороги, ибо деревья леса служат своему повелителю.

— А я думаю, — сказал Гизборн, — что тут виною трусость и прочие естественные причины. Если бы в Шервуд отправился некто более отважный и более опытный…

— Ученым людям стоит об этом поспорить, — промолвил шериф. — Говорят, что шервудским разбойникам помогает лесной дух по имени Херн. Но я считаю главной опасностью стрелы, летящие из густой чащи, и чащу, которая укрывает стрелков. Поэтому больше я туда солдат не пошлю.

— Сколь благословенны жители нашего графства, — вставил Эдвард, — ибо всемогущие боги одарили его правителя великой мудростью! Премудрый шериф (да живет он вечно) изрёк: как нельзя есть из грязного блюда, так нельзя трогать Шервуд. Недаром поэт сказал… — но рыцарь приподнял ногу, и староста умолк.

— Все это весьма печально — сказал шериф. — Солнце меня не радует, сон не освежает при одной только мысли, что Шервуд в руках разбойников.

— Государь, — воскликнул Гизборн, — сию же минуту я соберу двести воинов и отправлюсь к Шервуду! Я потребую от близ живущих выдать мне девушку и разбойников, а если они откажутся, пригрожу сжечь этот лес вместе с теми, кто живёт по соседству.

— Не забыл ли ты, — спросил шериф, — что верховный король наш, да живёт он вечно, заповедал мне хранить его леса неповреждёнными? Не хочешь ли ты, чтобы гнев его обрушился на нас обоих?

— Нет, государь; я сдержусь и сожгу не больше, чем надо для устрашения. И никто не услышит, что ты об этом знал.

— Что ж, это разумно и мудро — одобрил шериф. — Но если отец или родня девушки пожалуются королю, как я ему отвечу?

— Ты скажешь, — отвечал рыцарь, — что ничего не знал, и я действовал сам, гонимый любовью и молодостью.

— А если он потребует, чтобы я вернул эту дикарку?

— Поверь, этого не будет. Её отец — человек разумный и на многое закроет глаза ради того, чтобы увидеть своих внуков детьми шерифа.

— Как он их увидит, если я буду жить вечно? — суховато спросил шериф.

— А кроме того, государь мой и услада моих очей, — проговорил рыцарь после неловкого молчания, — мы напишем письмо от имени девушки о том, что она обожает меня и возвращаться не хочет. Всем известно, что женское сердце изменчиво.

— О многомудрый Эдвард, — сказал шериф, — просвети нас. Что ты думаешь об этих удивительных замыслах?

— О вечный шериф! — отвечал Эдвард. — Я слышал, что сын для отца дороже алмаза, а государь не отец ли своим подданным? Посмею ли я открыть мои мысли, когда речь идет о замысле, который опасен для рыцаря?

— Посмеешь, — сказал шериф. — Ибо тебе известно, что молчать — еще опасней для тебя.

— Слушаюсь и повинуюсь, — сказал злой Эдвард. — Знай же, о кладезь мудрости, что опасность не так уж велика. Боги скрыли от беззаконцев свет разумения, песни их — о любви и о битвах, они ничему не учат. Поэтому им покажется, что этот поход прекрасен и благороден, а не безумен… ой! — при этом слове рыцарь опять пнул его.

— Смири себя, сын мой, — сказал шериф. — А ты, достойный Эдвард, говори и не сетуй на горячность рыцаря. Людям достойным и разумным пристало терпеть малые невзгоды.

— Слушаюсь и повинуюсь, — согласился Эдвард, немного отодвигаясь. — Итак, им понравится этот… э-э… диковинный замысел, особенно потому, что причиною — любовь к женщине. Если рыцаря схватят, его не убьют… Более того: отвага и сила страсти могут тронуть сердце девушки.

— Неглупо, старый болтун, — сказал Гизборн. — Даже умно, как ты только додумался…

— Похвала владык — свет моих очей, — сказал Эдвард, — а еще, о шериф, живущий вечно, если мы истребим лесных разбойников, то король наш вечноживущий не прогневается на нас и за лес.

Надолго воцарилась тишина, и девушки затаили дыхание. Наконец шериф молвил:

— Иди, мой сын, делай, как задумал. Помощи от меня не жди. Я не отомщу за тебя, если ты погибнешь, и не выкуплю, если ты попадешь в плен. Если же ты навлечёшь на себя гнев нашего короля, моим преемником будет… другой рыцарь. Итак, иди. Действуй быстро, тайно, успешно.

Гизборн преклонил колена и поспешно вышел из комнаты. К неудовольствию Марион, шериф и Эдвард остались.

— Уверен ли ты, что ни одна душа не слышала нашей беседы?

— О, владыка! — сказал Эдвард. — Кто же мог услышать? Потому я и предложил, а ты согласился, чтобы мы беседовали здесь, в дальнем крыле, куда не заходят слуги.

— Прекрасно — сказал шериф. — Если кто узнает, он умрет через час, не позже. И ты, благоразумный Эдвард, забудь все! Сотрем из наших сердец память о замыслах рыцаря. Он ничего не сказал мне — видимо потому, что молодость пылка, опрометчива и строптива. Когда мы узнаем о походе в Шервуд, мы очень удивимся.

— Слушаюсь… — начал Эдвард.

— Вот почему, — продолжал шериф, — тебе и в голову не придет, что я, жестокий правитель, посылаю вассала на верную смерть, как ни приятна тебе была бы эта мысль, ибо ты не любишь рыцаря.

— О, просветленный шериф! — отвечал Эдвард. — Перед любовью к тебе ничтожны мои чувства к рыцарю и к себе самому.

— Похвально — сказал шериф. — Для меня тоже все ничтожно перед любовью к могуществу. Если рыцарь преуспеет, мы избавимся от разбойников и получим деньги отца девушки. Если же он погибнет… Пять моих предшественников погибли по той причине, что преемники их устали ждать. Пускай охладит свою кровь в походе. А ты ступай и не попадайся слугам на глаза!

— Слушаюсь и повинуюсь, — отвечал Эдвард, дополз задом до двери, приподнялся, коснулся головой пола и исчез за дверью.

— Меня клонит ко сну, — пробормотал шериф. — Надо позвать музыкантов в мою опочивальню. Да, и наказать третьего повара, что-то живот побаливает… — Охая и вздыхая, шериф медленно встал, дал знак прислужникам, и все они вышли; а девушки перевели дух.

— Какой ужас! Ах, какой ужас! — хныкала Маргарита. — Я с ума сойду… я умру… Я вся дрожу, потрогай мою руку!

— Они ушли, — сказала Марион, которая и сама дрожала. — Когда мы выберемся из этой комнаты, нам ничего не будет грозить. Сколько мы времени потеряли! Идём скорее в башню.

— Как ты можешь! — заныла Маргарита. — Я без сил. Я разбита. Полежим и пойдем обратно.

— Почему это? — спросила Марион.

— Какая ты злая! — воскликнула её подруга и разрыдалась. — Совсем меня не жалеешь!

Марион в тот миг не была склонна к жалости.

— Вот что! — крикнула она, встряхивая подругу. — Если ты меня не пойдёшь, я закричу, и нас найдут.

— И у-у-убьют!.. — всхлипнула Маргарита. — Ты слышала, что сказал шериф (да живет он вечно)?

— Лучше умереть, чем выйти замуж за барона, — ответила Марион. — Идем.

— Какая ты жестокая! — причитала Маргарита. — Я в таком состоянии… — но все же встала и пошла следом за Марион по длинным коридорам в ту самую угловую башню. Открывать дверь Марион пришлось одной — Маргарита просто тряслась; к счастью, засов и петли были тщательно смазаны, как будто дверью недавно пользовались. Луна ярко светила. Они увидели кусты, закрывавшие дверцу, реку, отражавшую лунный свет, маленькую пристань, и несколько лодок.

— Прощай, — сказала беглянка. — Спасибо. Прости, что я такая свинья.

— Может, ты передумаешь? — спросила подруга. — Ты же не видела, какой большой человек барон!

— Он гнусный колдун, — сказала Марион. — Лучше я выйду за разбойника, чем за него. Прощай. Да, наряды у тебя очень хорошие. И дом лучше некуда. А замок наверняка ещё лучше.

+6

176

Княгиня
http://s.rimg.info/5962bb18d0aff8d7b1a22b492ef7b499.gif   http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/186897-1.gif 

Княгиня написал(а):

— Сын мой, — спокойно и отрешенно промолвил шериф, — удерживай себя, когда тебе хочется пнуть умудрённого жизнью старосту.

Уж больно трудно удержать себя от такого соблазна. Трудней только удержаться от соблазна прикончить шерифа, да живёт он вечно.

Княгиня написал(а):

пригрожу сжечь этот лес вместе с теми, кто живёт по соседству.

Опа-па! Жечь королевский лес? Даже немного!?  Как можно, во-первых, такое замышлять, а во-вторых, контролировать лесной пожар?
Лишился рассудка из-за любви.

0

177

http://sherwood.mybb.ru/uploads/0000/09/8a/193535-1.gif 

Bobby написал(а):

Трудней только удержаться от соблазна прикончить шерифа, да живёт он вечно.

Ну, ты же сам знаешь, что такое вассальное уважение. :)

Bobby написал(а):

Опа-па! Жечь королевский лес? Даже немного!?  Как можно, во-первых, такое замышлять, а во-вторых, контролировать лесной пожар?

Возможно, он намеревался начать с построек, а в сторону деревьев только помахать факелами. Но в целом - да:

Bobby написал(а):

Лишился рассудка из-за любви.

В чём, собственно, ты сам недавно убеждал меня в соотв. теме. :)

0

178

Княгиня написал(а):

Ну, ты же сам знаешь, что такое вассальное уважение. :)

Знаю. Тем больше соблазн.  http://s17.rimg.info/6a118f7cded4c4c41db61b1cc3d528fc.gif 

Княгиня написал(а):

В чём, собственно, ты сам недавно убеждал меня в соотв. теме.

Помню, и от слов своих не отказываюсь. Сэр рыцарь явно лишился рассудка, чем шериф, да живёт он вечно, бессовестно пользуется.
Но всё-таки факелами в сторону деревьев махать не стоит. Пусть его кто-нибудь остановит, если это возможно.

0

179

Bobby написал(а):

Сэр рыцарь явно лишился рассудка, чем шериф, да живёт он вечно, бессовестно пользуется.

По-моему, тебе эта фраза понравилась. :)

Bobby написал(а):

Но всё-таки факелами в сторону деревьев махать не стоит. Пусть его кто-нибудь остановит, если это возможно.

Вообще-то данная стилизация этим эпизодом и ограничивается. Дальше сами додумывайте, успел помахать или нет. :rolleyes:

0

180

Княгиня написал(а):

По-моему, тебе эта фраза понравилась.

Весьма. :) Цветисто-восточная фраза.

Княгиня написал(а):

Вообще-то данная стилизация этим эпизодом и ограничивается. Дальше сами додумывайте, успел помахать или нет.

Ну я так не играю. На самом интересном месте!

0