SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Быт Средневековья » Образование в средние века


Образование в средние века

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Образование дворянских детей.

Как известно, в средневековых дворянских семьях роль матерей в жизни сыновей ограничивалась тем, что они воспитывали их до 7 лет.

http://s46.radikal.ru/i113/0907/d4/65f9e95dd1b0.jpg

После этого будущий рыцарь отсылался ко двору либо одного из дядюшек, либо к крестным, либо к сеньору отца.
Ребенка могли даже отослать ко двору недавнего врага, то ли как вестника союза, то ли как заложника.
Исключение составляли только старшие сыновья, которые должны были унаследовать титул. Они воспитывались в родном замке, вместе с детьми васалов отца и родственниками, присланными к их двору. Бастарды, признанные отцами, либо воспитывались в замке, либо также отправлялись ко дворам других сеньоров набираться ума-разума.

Далее из книги Суламифи Шахар и ее книге «Детство в Средние Века»:
           До начала двенадцатого века обучение будущего рыцаря практически не включало академическиго образования. Неграмотен был Вильгельм Завоеватель, неграмотен был знаменитый Уильям Маршалл. Это не значит, что они ничего не знали. Просто их обучение было полностью основано на оральных принципах: учитель рассказывал, ученик запоминал, собеседования проводились.
С 12 века, тем не менее, большая часть стала активно изучать письменную латынь. В 13и 14 веках, латынь уже входила в элементарное образование, но для желающих появились к тому времени переводы латинских текстов на национальные языки.

Будущих рыцарей школьным премудростям обучали обычно замковые каппеланы, местные клирики или монахи. Тем не менее, гораздо более важным для них было общение со взрослыми рыцарями, от которых они учились рыцарским классическим эпосам, ценностям, понятиям, осознаванию себя частью своего класса.

Прибывая ко двору сеньора, мальчик становился пажом. Его одевали, как маленького мужчину, обозначали круг его обязанностей, приучали к лошадям.
Хотя с верховой ездой дети были знакомы еще дома, уже с трехлетнего возраста взрослые брали их с собой, посадив в седло впереди себя.
Теперь их учили ухаживать за лошадьми, что должен был уметь каждый рыцарь. До 12 лет нагрузки, даваемые детям в практичской тренировке, были ограниченными. Поскольку все замки с их укладом жизни и системой постройки были довольно одинаковы, перемещение из своего дома в чужой было для детей менее болезненным, чем для тех, которые отправлялись для обучения в мостатыри, для духовной карьеры.

Серьезная военная подготовка начиналась с 12-ти лет.  Для начала, будущим рыцарям укрепляли руки: бои на палках, поражение цели, врестлинг, стрельба из лука... Мальчиков также брали на охоту, где их главным делом было учиться управлять конем. Это тоже считалось частью военной подготовки, разумеется. И это было делом нелегким. Некоторые учились, как дрессировать охотничьих птиц. Все начинали с охоты на мелкую дичь, переходя постепенно на все долее крупную. Хотя охота и считалась главной рыцарской забавой в мирное время, занятие это было довольно опасное. Тяжелые травмы и гибель во время охоты были делом обычным. Военное обучение заканчивалось к 15-ти годам, и у мальчиков начиналась взрослая жизнь, и этом возрасте, они обычно становились оруженосцами у рыцарей.

В обучении занятия происходили в общей группе, состоящей из детей разного возраста. Как группа, дети принимали также участие в упражнениях со взрослыми.
В монастырях система была той же, но в свободное время детей держали от взрослых отдельно.
Будущих военных от взрослых не отделяли. Они росли в мужском мире оружия, конюшен, лошадей и собак, эпосов, национальной культуры, но также и страстей, высоких и низких. Главной целью такого обучения было не только научиться ремеслу военного, но и заслужить уважение, одобрение, и занять свое место в неформальной иерархии группы. Эта группа становилась боевой единицей, которая в процессе тренировок иногда участвовала в учебных турнирах против своих родителей и родственников.
Разумеется, дети играли, даже будущие рыцари. Помимо чисто дисциплинарных игр, популярны были игры с мячом, что-то вроде тенниса, волейбола, гольфа – их средневековые аналоги. Популярны были игры в шахматы и трик-трак.

http://i043.radikal.ru/0907/8b/4bb246f1c57d.jpg

Часть закончивших обучение юношей оставлись в замке, становясь оруженосцами при сеньоре, и переходя в подчинение замкового коннетабля или маршала.
В мирное время они составляли сопровождение, в военное - становились ядром армии. Старшие сыновья, после окончания их обучения, тоже отсылались на службу сеньору, иногда до посвящения в рыцари, иногда – после. Собственно, эти были именно те квесты, которыми полна литература рыцарства. По сути, это были просто поиски работы и, помимо прочего, подходящей жены. Одно не исключает другого.

Не все дети благородных автоматически становились рыцарями или прелатами. Некоторые, получив военное образование, отправлялись в университет, обычно на юридический факультет, или в специальные школы юриспруденции (в Англии). Закончив обучение, они становились юристами и администраторами при крупных дворах сеньоров.
Эти дети не покидали дом так рано, как их ровестники, предназначенные для рыцарской карьеры, и в университет их практически всегда сопровождал наставник, который и в учебе помогал, и за парнем приглядывал.

Девушки из благородных семей в 13-14 веке получали не менее основательное образование, чем юноши.
Их учили читать, писать, обучали как минимум одному иностранному языку, игре на музыкальных инструментах, пению, поэзии, этикету и искусству составлять музыкальные композиции. Их обучали арифметике, в некоторой степени Латыни (как минимум, церковной), давали уроки оказания первой помощи и народной медицины.
Помимо этого, девушки обучались верховой езде, искусству выращивать и тренировать охотничьих птиц, танцевать, играть в шахматы, сочинять и рассказывать истории.
Это помимо вышивки и неизбежного прядения, которым в Средние века занимались женщины и в лачугах, и во дворцах.
Девушек учили управлению дворцовым хозяйством, сначала через наблюдение за тем, как это делают старшие, и затем доверяя им определенные сферы ответственности.
В образовании девушек была особенность. Если для молодого рыцаря, преуспевающего в завоевании иерархического признания и в военном искусстве, скромность большим достоинством не считалась, то девушек с самого раннего возраста, наставлениями и литературными примерами, этой скромности учили. Скромности, жертвенности, и тому, что называется «блюсти себя».
http://www.diary.ru/

Отредактировано иннета (2011-03-15 03:17:08)

+10

2

В продолжение темы, поднятой  иннетой.
Как известно, в средневековых дворянских семьях роль матерей в жизни сыновей ограничивалась тем, что они воспитывали их до 7 лет. После этого будущий рыцарь отсылался ко двору либо одного из дядюшек, либо к крестным, либо к сеньору отца. Ребенка могли даже отослать ко двору недавнего врага, то ли как вестника союза, то ли как заложника. Исключение составляли только старшие сыновья, которые должны были унаследовать титул. Они воспитывались в родном замке, вместе с детьми васалов отца и родственниками, присланными к их двору. Бастарды, признанные отцами, либо воспитывались в замке, либо также отправлялись ко дворам других ноблей набираться ума-разума.
Опять же, обращаюсь к Суламифи Шахар и ее книге «Детство в Средние Века».

До начала двенадцатого века обучение будущего рыцаря практически не включало академическиго образования. Неграмотен был Вильгельм Завоеватель, неграмотен был знаменитый Уильям Маршалл. Это не значит, что они ничего не знали. Просто их обучение было полностью основано на оральных принципах: учитель рассказывал, ученик запоминал, собеседования проводились.

С двенадцатого века, тем не менее, большая часть ноблей стала активно изучать письменную латынь. В тринадцатом и цетырнадцатом веках латынь уже входила в элементарное образование, но для желающих появились к тому времени переводы латинских текстов на национальные языки.

Будущих рыцарей школьным премудростям обучали обычно замковые каппеланы, местные клирики или монахи. Тем не менее, гораздо более важным для них было общение со взрослыми рыцарями, от которых они учились рыцарским классическим эпосам, ценностям, понятиям, осознаванию себя частью своего класса.

Прибывая ко двору сеньора, мальчик становился пажом. Его одевали, как маленького мужчину, обозначали круг его обязанностей, приучали к лошадям. Хотя с верховой ездой дети были знакомы еще дома, уже с трехлетнего возраста взрослые брали их с собой, посадив в седло впереди себя. Теперь их учили ухаживать за лошадьми, что должен был уметь каждый рыцарь. До 12 лет нагрузки, даваемые детям в практичской тренировке, были ограниченными. Поскольку все замки с их укладом жизни и системой постройки были довольно одинаковы, перемещение из своего дома в чужой было для детей менее болезненным, чем для тех, которые отправлялись для обучения в мостатыри, для духовной карьеры.

Серьезная военная подготовка начиналась с 12-ти лет (хотя некоторые теоретики воспитания, как Эгильдиус Романус, считали, что более подходящим возрастом было бы 14 лет). Для начала, будущим рыцарям укрепляли руки: бои на палках, поражение цели, врестлинг, стрельба из лука... Мальчиков также брали на охоту, где их главным делом было учиться управлять конем. Это тоже считалось частью военной подготовки, разумеется. И это было делом нелегким. Некоторые учились, как дрессировать охотничьих птиц. Все начинали с охоты на мелкую дичь, переходя постепенно на все долее крупную. Хотя охота и считалась главной рыцарской забавой в мирное время, занятие это было довольно опасное. Тяжелые травмы и гибель во время охоты были делом обычным. Военное обучение заканчивалось к 15-ти годам, и у мальчиков начиналась взрослая жизнь.

В этом возрасте они обычно становились оруженосцами у рыцарей, и затем посвящались сами в рыцари в возрасте 17 – 19 лет, но бывали случаи, когда в рыцари посвящали сразу по окончанию военных тренировок, и что 15-летние уже участвовали в битвах. К концу средних веков система рекрутских наборов произошли такие изменения, что особено английская молодежь стала вступать в ряды рыцарства позже, а то и не вступать вовсе.

В обучении занятия происходили в общей группе, состоящей из детей разного возраста. Как группа, дети принимали также участие в упражнениях со взрослыми. В монастырях система была той же, но в свободное время детей держали от взрослых отдельно. Будущих военных от взрослых не отделяли. Они росли в мужском мире оружия, конюшен, лошадей и собак, эпосов, национальной культуры, но также и страстей, высоких и низких. Главной целью такого обучения было не только научиться ремеслу военного, но и заслужить уважение, одобрение, и занять свое место в неформальной иерархии группы. Эта группа становилась боевой единицей, которая в процессе тренировок иногда участвовала в учебных турнирах против своих родителей и родственников. Разумеется, дети играли, даже будущие рыцари. Помимо чисто дисциплинарных игр, популярны были игры с мячом, что-то вроде тенниса, волейбола, гольфа – их средневековые аналоги. Популярны были игры в шахматы и трик-трак.

Часть закончивших обучение юношей оставлись в замке, становясь оруженосцами при сеньоре, и переходя в подчинение замкового коннетабля или маршала. В мирное время они составляли сопровождение, в военное становились ядром армии. Старшие сыновья, после окончания их обучения, тоже отсылались на службу сеньору, иногда до посвящения в рыцари, иногда – после. Некоторых отсылали в компании взрослых рыцарей в поездку от одного крупного двора сеньора к другому, с тем, чтобы они могли послужить некоторое время при одном из них, или при нескольких. Собственно, эти были именно те квесты, которыми полна литература рыцарства, но насколько добровольно они предпринимались? По сути, это были просто поиски работы и, помимо прочего, подходящей жены. Одно не исключает другого.

В обеих версиях «Тристана», голавный герой учится у своего сеньора чтению, письму, семи изящным искусствам, изучает несколько иностранных языков и закон страны. В квест он отправляется не только для того, чтобы послужить при разных дворах, но и для того, чтобы усовершенствовать знание иностранных языков, законов, отличных от законов его страны, и набраться жизненного опыта. Разумеется, это – образ идеального рыцаря, к которому в реальной жизни редко кто даже приблизительно приближался, но, все-таки, некоторые стандарты этот образ устанавливает.

Не все дети ноблей автоматически становились рыцарями или прелатами. Некоторые, получив, тем не менее, военное образование в любом случае, отправлялись в университет, обычно на юридический факультет, или в специальные школы юриспруденции (в Англии). Закончив обучение, они становились юристами и администраторами при крупных дворах сеньоров. Эти дети не покидали дом так рано, как их ровестники, предназначенные для рыцарской карьеры, и в университет их практически всегда сопровождал наставник, который и в учебе помогал, и за парнем приглядывал.

Практика отсыла детей для воспитания критиковалась и во времена Тристана, и продолжает критиковаться в наше время. Церковь в Среднии века относилась к этой практике, вцелом, негативно, считая, что детей должны воспитывать их собственные родители, но не предпринимала ничего, чтобы эту практику прекратить. На самом деле, существовали хорошие причины для того, чтобы отсылать сыновей из замков, потому что существует довольно много литературных примером 13-14 столетий о вражде даже между отцом и его старшим наследником, не говоря уже о вражде между братьями. Кроме того, распределение мужчин семьи по разным замкам предотвращало опасность уничтожения всей семьи во времена династических распрей.

Девушки из благородных семей в 13-14 веке получали не менее основательное образование, чем юноши. Их учили читать, писать, обучали как минимум одному иностранному языку, игре на музыкальных инструментах, пению, поэзии, этикету и искусству составлять музыкальные композиции. Их обучали арифметике, в некоторой степени Латыни (как минимум, церковной), давали уроки оказания первой помощи и народной медицины. Помимо этого, девушки обучались верховой езде, искусству выращивать и тренировать охотничьих птиц, танцевать, играть в шахматы, сочинять и рассказывать истории. Это помимо вышивки и неизбежного прядения, которым в Средние века занимались женщины и в лачугах, и во дворцах. Девушек учили управлению дворцовым хозяйством, сначала через наблюдение за тем, как это делают старшие, и затем доверяя им определенные сферы ответственности.

В тринадцатом веке, когда уровень образования, даваемого детям ноблей, стал довольно высоким, начало проявляться неравенство в образовании девушек и тех юношей, которые не шли на военую службу. В университеты девушек не отправляли. Несмотря на то, что многие известные по оставленной переписке и по истории женщины были очень эрудированы и широко образованы, свое «высшее» образование они получили уже взрослыми. Была в образовании девушек еще одна особенность. Если для молодого рыцаря, преуспевающего в завоевании иерархического признания и в военном искусстве, скромность большим достоинством не считалась, то девушек с самого раннего возраста, наставлениями и литературными примерами, этой скромности учили. Скромности, жертвенности, и тому, что называется «блюсти себя». Последнее, впрочем, вылетало у дев из головы довольно быстро, ровно в тот момент, когда какой-нибудь пригожий, свежеиспеченный рыцарь проявлял конкретный интерес.

Отношения с родителями редко описываются в средневековой литературе, но есть довольно забавная история (в «Персевале») о маленькой Обелот, которая просит одного из рыцарей стать ее собственным рыцарем, на что он соглашается, что когда она вырастет, он будет служить ей своим мечом, но уточняет, что после этого пройдет не меньше пяти лет, пока он попросит ее о любви (то есть, когда ей будет около 17 лет). Обелот хочет, как взрослая леди, дать ему «что-то свое», но подружка шепчет в панике, что у них ведь ничего нет, кроме кукол, и что если ее кукла, по мнению Обелот, красивее, то она может забрать ее. Обелот бежит советоваться к отцу, который поднимает ее на лошадь впереди себя, целует, и говорит, что они сейчас поедут к матери, и что-нибудь придумают. Обелот просит, чтобы подружку тоже покатали, и один из рыцарей поднимает ту в свое седло. Потом отец с матерью обещают девочке, что ей специально сошьют прекрасное платье, как у взрослой, чтобы она могла отдать рукав этого платься «своему» рыцарю, как полагается.

+4

3

Образование горожан в Средневековье.
Рассматривая образование горожан, необходимо помнить, что городской социум не был однородным. Поэтому образование, получаемое детьми буржуа, имело несколько другие цели, чем образование, получаемое детьми рабочих. Тем не менее, начиналось оно для всех одинаково, в элементарных школах, куда ходили и бедные, и богатые, и мальчики, и девочки. Некоторые получали это образование дома у профессиональных учителей, но чаще всего, все-таки, в обычной школе, хотя бы и сопровождении наставника.
Практика частных школ была введена во Фландрии и Италии во второй четверти четырнадцатого века. Оттуда она распространилась по другим странам. Школы, таким образом, разделились на муниципальные и частные. Известно, что все программы элементарных школ были практически идентичными, обучение проводилось без разделения школьников, и женщины преподавали в этих школах наравне с мужчинами. Кстати, с возникновением частных школ, начали раздаваться голоса о необходимости разделения детей.

После нескольких лет, проведенных в элементарной школе, дети, которых готовили к работе в банках и коммерции, продолжали обучение в коммерческих школах. Там они учились арифметике, бухгалтерскому учету, правилам коммерческой переписки, иностранным языкам и географии. Часть детей не проходила полный курс коммерческих школ, а уже после года обучения определялась учениками в банки и коммерческие конторы. Один из членов семьи Валори был отправлне в банк после восьми месяцев обучения, специалист по международным отношениям Грегорео Дати в 13 лет был определен на работу к торговцу шелками, и Петрарка, после посещения «арифметической школы», тоже был отдан в 13 лет в коммерцию. Эти дети были, в силу действующих традиций, определены учениками в ту область деятельности, в которой их родители видели их будущее.

В городах Тоскани дети коммерсантов и банкиров вообще не ходили в коммерческую школу, а отдавались в ученичество уже в возрасте 12 лет. В Лондоне же большие коммерческие фирмы не брали учеников моложе 16 лет, и требовали законченного курса коммерческой школы. Прием в ученичество означал окончание юридической ответственности отца за сына. Сыну выделялась либо сумма денег, либо часть недвижимости, достаточные для того, чтобы было из чего в будущем заплатить взнос за вступление в соответствующую гильдию, и чтобы обеспечить ученику хорошее отношение к себе там, куда он поступил в ученики.

Будущие врачи, юристы и нотариусы определялись после элементарной школы в грамматическую школу, которая подготавливала их к университету. Программа грамматической школы была идентична программе школ, готовящих будущих священников.

Интересно, что городские власти интенсивно развивали как элементарные, так и высшие школы, причем, помимо этого, для бедных студентов специальные фонды составлялись из пожертвований местной аристократии и буржуазии. Интересно, что те студенты, которые не были связаны амбициями родителей, проще говоря, бедные, могли, очевидно, учиться там, где хотели сами, если обнаруживали хорошие успехи в элементарной школе. Хуже было детям богатых родителей. Тот же Боккаччио, который хотел учиться, был беспощадно определен отцом в ученики к торговцу (как говорили, из чистой жадности), затем, показав полную свою неспособность к коммерции, был послан в юридическую школу, и только после нескольких лет скандалов ему разрешили, наконец, изучать литературу.

Буржуа менее охотно, чем аристократы, признавали своих бастардов, хладнокровно отправляя их в приюты, но если уж признавали, то всерьез. Известны случаи, когда, после смерти отца, его незаконнорожденного сына продолжали воспитывать и обучать родственники. Леон Баттиста Алберти был бастардом, признанным своим отцом, как и его брат. После смерти их матери от чумы, отец дал братьям лучшее возможное образование. А вот их дядя был гораздо менее расположен к бастардам брата, хотя Алберти и относил это не к своему происхождению, а к пренебрежению старшего поколения к нуждам и желаниям младшего.

Начав ученичество у профессионалов, ученики редко продолжали жить дома. Обычно они жили там, где работали, составляя с учениками других банков и торговых домов на той же улице тесную группу, проводящую свободное время вместе.

Продолжительность ученичества варьировала от 3-5 лет во Флоренции до 10 лет в Лондоне. В Тоскани от ученика, закончившего свое практическое обучение, ожидалось, что лет в 18 он начнет пробовать свои силы в самостоятельной работе, причем рекомендовалось побольше путешествовать, заводить и развивать связи, обозревать как можно больше и вбирать лучшее. Считалось, что знание законов и обычаев своего города будет большим плюсом при работе в других городах.

Дочери в буржуазных семьях начинали свое обучение так же, как и сыновья, в элементарной школе. Поскольку от них не ожидалось, что они будут работать сами по себе, после элементарной школы девочек учили премудростям домашним: прясть и шить, убирать и готовить, стирать и печь. Безделье считалось грехом. Дочки в семьях богатой буржуазии получали более или менее такое же образование, как и дочери семей аристократов в плане танцев, манер, умения красиво читать вслух и рассказывать истории, ездить верхом и знать салонные игры. Они зачастую составляли публику для игр, в которых главная роль предоставлялась мальчикам, но и сами были активны. На юге Европы юные горожанки имели гораздо меньше свободы, чем на севере. В Италии 12-летних девочек уже не отпускали на улицу одних, без сопровождения.

Надо сказать, что в среде горожан влияние церкви, особенно в южной Европе, было гораздо более сильным, чем в среде аристократии. Например, церковь очень порицала манеру объятий и поцелуев между членами семьи, и девочкам, которые намеревались в дальнейшем посвятить себя монастырской жизни, наказывалось избегать прикосновения всех мужчин, в том числе братьев и отца.

В целом, девушки из буржуазии выходили замуж несколько позже, чем их ровестницы-аристократки, если только не оказывались сиротами при родственниках, которые хотели поскорее сбыть их с рук. Но в Италии девушек выдавали замуж, все-таки, очень рано, причем иногда против воли, не соглашаясь даже немного с браком обождать. В позднем Средневековье, идеальным возрастом для начала матримониальных мероприятий в Тоскани считался возраст всего 13 лет, и в Германии 14-ти. На севере девушкам подыскивали мужа, когда они входили в возраст 16-17 лет.

Незаконорожденные дочери, признанные отцом, обычно выдавались замуж без особых амбиций, а вот замужества законных дочерей определялись деловыми связями родителей, их политическими планами, и социальным положением на своей иерархической ступени. Из книги Алберти понятно, как зачастую тяжело молодым женам было начинать самостоятельную жизнь, хотя к ней их и готовили дома. Его собственная жена прищла в замужество, умея только шить, прясть, соблюсти свою чистоту до брака, и быть покорной мужу. Так ее научила мать, прибавив, что остальному ее научит муж. Что Алберти и пришлось делать, обучая жену основам управления домашним хозяйством. Он пишет о ее тоске по родному дому, о ее грусти и даже страхе первых дней самостоятельной жизни.

Дети ремесленников также начинали учебу с элементарной школы, куда их посылали вне зависимости от того, предназначались они для продолжения семейного дела, или для отсылки в ученики. Те, кто продолжал дело отцов, как правило дальше не учились: и некогда, и не хотелось, и не к чему. В случаях, когда ребенок отдавался в ученики, не было редкостью, что контракт ученика с мастером включал в себя пункт нескольких лет продолжения обучения в школе, ценой чему было продление периода ученичества. Ученические контракты ремесленников предусматривали абсолютно все, от обучения до обращения с учеником, регулировали даже нагрузку, которую мастер имел право возложить на своего ученика.

Некоторые контракты давали мастеру право физического наказания ученика, некоторые запрещали это категрически. Даже в случае, если такое право было дано, запрещались наказания, выглядящие жестоко, сохранились судебные дела, где мастера были наказаны за жестокое обращение. Заработная плата ученикам не платилась, им выдавались оговоренные карманные деньги. Если мастер хотел платить ученику, успешно проработавшему у него несколько лет, он должен был получить на это разрешение от гильдии. Кстати, в среде ремесленников в ученики определяли не только мальчиков, но и девочек. Вообще, практически никакой разницы между учениками-девочками и учениками-мальчиками не было, кроме того, пожалуй, что не было найдено ученических контрактов для девочек, которые бы предусматривали продление ученичества в связи с дополнительным обучением в школе.

Браки в среде ремесленников ранними не были, ученикам было даже запрещено жениться или выходить замуж в годы своего ученичества.

+5

4

ОБРАЗОВАНИЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА И В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ

После падения Римской империи в 476 году началось европейское Средневековье, надолго определившее пути развития образования. Границы этой эпохи размыты, индивидуальны для каждой страны. Средние века принято делить на раннее Средневековье (V–XI вв.), развитое (XI–XIII вв.), позднее (XIII–XV вв.) и эпоху Возрождения (XV–XVII вв.). Как же изменилось европейское образование за 16 столетий?

В раннем Средневековье господствовали школы античного типа, обучавшие в основном духовенство. Позже появились школы элементарного образования (учили детей семи-десяти лет) и большие школы (для детей старше десяти лет).
В это время действовали факторы, которые цементировали европейское общество и определяли специфику обучения и воспитания. Это, прежде всего, христианская традиция, это влияние античной традиции и, наконец, ментальность личности. Средневековья нельзя представить без варварской, дохристианской традиции (человека следует интегрировать в определенный клан). Особую роль играла трехчленная система разделение труда сложившиеся к XI в.: духовенство, светские феодалы, крестьяне и горожане. Каждое сословие имело свой имидж. Добродетелью крестьянина считалось трудолюбие; лучшей чертой аристократа - доблесть; главное качество духовенства - благочестие и пр. Представители каждого сословия видели свое предназначение в передаче опыта следующему поколению корпорации. Философско-педагогическая мысль Средневековья главную цель воспитания видела в спасении души.

В воспитании и обучении в эпоху Средневековья переплелись языческая, античная и христианская традиции. Особое место в системе образования занимали церковные школы. Педагогическая мысль в Средние века практически отсутствовала, замененная постулатами церкви, религиозным воспитанием. Существовало два типа церковных учебных заведений: соборные (кафедральные) и монастырские школы.
Первые обучали клириков, однако готовили и к светской деятельности. Они давали более широкое образование, чем монастырские школы. В программу соборных школ входили чтение, письмо, грамматика, счет, церковное пение. В период позднего Средневековья в некоторых соборных школах преподавали учебные предметы тривиума (грамматика, риторика, диалектика) или сведения из квадривиума (арифметика, геометрия, астрономия, музыка). В конце XII в. соборные школы были преобразованы во всеобщие школы, а затем в университеты.

Монастырские школы делились на три основных типа: пастырско-монашеские (готовили духовенство для церковно-приходского служения), школы-общежития при монастырях (готовили мальчиков в монахи) и школы обучения грамоте и церковному писанию для мальчиков, не предполагающих оставаться при церкви или монастыре. Учеба носила богословский характер с некоторыми светскими элементами. Жестокое наказание детей считалось естественным и богоугодным. Каникулы и физическое воспитание фактически отсутствовали.

Важную роль в создании новой идеологии обучения и воспитания сыграл Фома Аквинский (1225/26 - 1274гг.). Он пытался соединить светское знание и христианскую веру, поставив во главу угла постулаты религии. Его сочинения служили источником изучения богословия в Средневековой школе. Итак, в практике воспитания и обучения раннего Средневековья переплетались языческая, античная, христианская традиции. Так в Галлии еще долго жили традиции языческого нравственного, физического, военного воспитания. Они сохранились и на Севере Европы. Варварские традиции более всего проявились в семейно-домашнем воспитании, при этом они окрашивались в сословный характер. В наиболее организованном виде сословное домашнее семейное воспитание широко представлено в системе: ученичества (8-10 лет) и рыцарского воспитания (аристократического).

Кроме христианской традиции огромное влияние на систему образования оказала рыцарская культура. Феодалы прививали своим детям идеал рыцарского воспитания, включающий в себя жертвенность, послушание и одновременно личную свободу, презрительное отношение к книжной традиции грамотного человека, соблюдение «кодекса чести».
Параллельно рыцарскому идеалу существовала программа «семи рыцарских добродетелей»: езда верхом, плавание, владение копьем, фехтование, охота, игра в шахматы, сложение стихов и игра на музыкальных инструментах.
Система рыцарского воспитания состояла из следующих этапов. До 7 лет мальчик получал домашнее воспитание. С 7 до 14 лет при дворе феодала (сюзерена) он был пажом при супруге сюзерена и ее придворных и приобретал круг знаний, умений и опыт придворной жизни. С 14 лет до 21 года мальчик переходил на мужскую половину и становился оруженосцем при рыцарях двора сюзерена. За эти годы жизни при дворе молодому человеку необходимо было освоить «начала любви, войны и религии». В 21 год проходило посвящение в рыцари. Обряд предварялся испытаниями на физическую, воинскую и нравственную зрелость на турнирах, поединках, пирах.

Образование женщин оставалось сугубо домашним. Дочери феодалов воспитывались в семье под надзором матерей и специальных женщин. Девушек нередко обучали чтению и письму капелланы и монахи. Широко распространилась практика отдавать девочек из знатных семей на воспитание в женские монастыри, где обучали латыни, знакомили с Библией, прививали благородные манеры. Девочек из непривилегированных сословий в лучшем случае учили ведению хозяйства, рукоделию и основам Библии.

К VII веку школы античного типа полностью исчезли. Это произошло в силу ряда причин: постоянные войны; отсутствие педагогических кадров; конкуренция церковных учебных заведений; исчезновение античного общества, которое обслуживало эти учебные заведения.

В позднее Средневековье большое распространение получили цеховые и городские школы. В первую очередь это было связано с возросшей ролью городов. Цеховые школы, содержащиеся на средства ремесленников, давали общеобразовательную подготовку. Городские школы родились из цеховых, гильдейских школ. Под присмотром церкви они находились недолго. Глава заведения именовался ректором, а учителя очень часто имели статус «бродячих». Дело в том, что школа нанимала преподавателя на определенный срок, поэтому через какое‑то время он был вынужден искать новое место. В программу входили следующие предметы: латынь, арифметика, делопроизводство, геометрия, техника, естественные науки.

Зачастую школы в Центральной Европе создавал какой-то орден (например, городские школы иезуитов в эпоху Возрождения). Учебные заведения этого ордена отличались тем, что в них учился цвет дворянства. Для ордена была характерна строжайшая дисциплина, беспрекословное подчинение младшего старшему. По требованию старшего иезуит должен был лгать, клеветать, убивать… Иезуиты стремились растить себе «будущее», дабы затем влиять на политическую и общественную жизнь.

В конце XII — начале XIII в. появились первые университеты. Слово «университет», образованное от латинского universities — «целостность», «совокупность», означало корпорацию педагогов и студентов. Средневековый университет включал в себя следующие факультеты: юридический, медицинский, богословский, философский. Однако обучение начиналось с особого, подготовительного, факультета, где преподавались знаменитые «семь свободных искусств». А поскольку по латыни искусства — «артес», то факультет назывался артистическим. Преподавание шло на латыни.

Слово «лекция» означает чтение. Средневековый профессор действительно читал книгу, иногда прерывая лекцию пояснениями. Тысячи людей стекались в города, куда приезжал известный ученый, профессор. Собственно говоря, так и образовались университеты. В небольшом городке Болонье, где на рубеже XI–XII вв. появился знаток римского права Ирнерий, возникла школа юридических знаний, превратившаяся в Болонский университет. Точно так же другой итальянский город, Салерно, прославился как главный университетский центр медицинской науки. Парижский университет, основанный в XII в., был признан основным центром богословия.

Чтобы стать университетом, учреждению нужно было получить папскую буллу (указ) о своем создании. Такой буллой папа римский выводил школу из-под контроля светской и местной церковной власти и узаконивал существование университета. Права учебного заведения подтверждались привилегиями — особыми документами, подписанными папами или царствующими особами. Привилегии закрепляли университетскую автономию (собственный суд, управление, а также право дарования ученых степеней), освобождали студентов от воинской повинности. Профессора, студенты и служащие образовательного учреждения подчинялись не городским властям, а исключительно выборному ректору университета и выборным деканам факультетов. Если студент допускал какой‑то проступок, городские власти могли лишь просить университетских руководителей судить и наказать провинившегося.

Студенты обычно делились по нациям, землячествам, обозначавшим объединения учеников из различных регионов. Они могли снимать квартиры, но многие жили в колледжах (коллегиях). Эти колледжи обычно формировались по нациям, в одной коллегии жили представители одного землячества.

В обязанности студента входило посещение лекций: обязательных дневных (ординарные) и повторительных вечерних. Важная особенность университетов той эпохи — диспуты. Преподаватель (обычно магистр или лиценциат) назначал тему. Его помощник — бакалавр — вел дискуссию, то есть отвечал на вопросы и комментировал выступления. В случае необходимости магистр приходил бакалавру на помощь. Один-два раза в год устраивались диспуты «о чем угодно» (без жестко оговоренной темы). В таком случае нередко обсуждали животрепещущие научные и мировоззренческие проблемы. Участники диспутов вели себя весьма свободно, прерывая оратора свистом и криками.

Как правило, выпускника университета ждала прекрасная карьера. С одной стороны, университеты активно сотрудничали с церковью. С другой — вместе с постепенным расширением аппаратов управления различных феодалов и городов возрастала потребность в грамотных и образованных людях. Вчерашние студенты становились писцами, нотариусами, судьями, адвокатами, прокурорами.

Контингент учащихся был самым разношерстным — большинство происходило из знатных горожан, однако получить стипендию и образование могли даже дети крестьян. Много было монахов и клириков. Именно в эпоху Средневековья появилось понятие странствующего вечного студента — ваганта. Они переходили из одного университета в другой с целью получения знаний из различных источников. Поэзия вагантов известна во всем мире, она представляет собой сплетение фольклора и латинских традиций. Основные ее темы — любовь, смерть, веселье, пирушки, образование. Подлинные имена авторов неизвестны: как правило, большинство из них предпочитали сохранять инкогнито во избежание столкновений с представителями инквизиции.
                          по материлам (с) Сапожникова Марина

+4

5

ОТ МОНАСТЫРЯ - К УНИВЕРСИТЕТУ

Примерно в середине XI века в результате некоего импульса, как полагают, экономического порядка, в средневековой Европе начался бурный рост городов, обусловивший, в конечном счете, формирование новой цивилизационной парадигмы. Расцвет городской культуры привел к появлению интеллектуала-профи как одного из тех мастеров (его ремеслом на первых порах было "писать и обучать"), которые под влиянием разделения труда обосновались в городах. Город мыслился современниками как большая мастерская, в которой обучение "свободным искусствам" стало одним из ремесел, а специальность магистра перестала отличаться от профессии плотника или кузнеца. В XII веке появилось множество таких интеллектуалов-ремесленников, большей частью клириков, связь которых с Церковью ослабела.

Это привело к десакрализации знания: светское знание - "свободные искусства" - оказались изъяты из ведения Церкви и приобрели автономный статус. В силу коммерциализации средневекового общества города превратились в места интеллектуальной торговли. Изменилась и эдукационная модель. Наставника в вере (praeceptor) сменил магистр (magister, doctor - учитель, руководитель процесса обучения) - интеллектуал, преподающий методы мышления, продающий услуги интеллекта. В отличие от наставника в вере, магистр уже являлся специалистом (specialis - особый, частный), т. е. знатоком не целого, а части - определенной, узкой сферы знания.

Итак, вместо монастырей средоточием образовательных усилий стали города. Там были соборные школы, доступные, в отличие от монастырских, для всех желающих; некоторые городские монастыри основывали там свои "внешние школы"; там же все больше становилось частных школ. Для их открытия требовалось лишь разрешение - лицензия от канцлера собора либо аббата близлежащего монастыря. Магистр, получавший лицензию на преподавание от епископа и от главы школы, становился профессором "агреже" (agrеgation (фр). - прием в корпорацию). Лицензия давала магистрам возможность свободно, без притеснений заниматься учительским трудом. Ее мог получить только тот, кто имел определенный уровень (стандарт) знаний. Лицензирование права на преподавание стало одним из шагов на пути возникновения учебных корпораций - университетов.

Культурный подъем, известный под названием Возрождения XII века, породил, еще до возникновения университетов, феномен высшей школы, суть которого состояла в сочетании преподавания с научной деятельностью. Школами (studium) высшего типа были городские школы Северной Франции: Шартра, Лана, Парижа, славившиеся преподаванием естественной философии, теологии и логики. Именно в них на основе светской образованности ("свободных искусств") сложилась средневековая наука. Под "науками" (scientia - знание, отрасль знания, наука; ср.: science (англ.) - наука, естественные науки, знание) понимали занятия дисциплинами квадривиума (арифметикой, геометрией, астрономией). Изучение дисциплин тривиума под понятие "науки" не подходило. Гуманитарные дисциплины в совокупности именовались "litterae" (науки, образование, ученость, литературная деятельность (лат.); ср.: scholarship (англ.) - ученость, эрудиция).

Университеты, возникшие на рубеже XII-XIII веков, стали лишь новой организационной формой феномена высшей школы. Название "universitas" означало политическую корпорацию учителей и учеников (магистров и школяров), которая, посредством получения различных привилегий, заняла положение публично-правовой корпорации. Члены средневекового университета имели ряд привилегий: они были подсудны лишь церковному суду, освобождались от повинностей, их имущество было надежно защищено. Для средневековой корпорации были характерны горизонтальные связи, в отличие от тех сообществ, которые основывались на вертикальных отношениях господства и подчинения.

Средневековые корпорации складывались с целью взаимопомощи, улаживания внутренних конфликтов, для противостояния натиску извне, защиты своих прав в любой "агрессивной среде". Корпорацией (universitas) являлась и городская коммуна (сообщество горожан), и купеческая гильдия, и ремесленный цех. Устройство университетов как корпораций напоминает структуру ремесленных цехов. Ученое производство облекалось в такие же регламентированные статутами формы, как и ремесленное (главный орган управления цехом - общее собрание членов под предводительством выборного главы, регламентированные дисциплина и качество преподавания, последовательность градаций в среде членов цеха).

Градации школяров, бакалавров, магистров или докторов соответствовали цеховым градациям учеников, подмастерьев и мастеров. Высший слой внутри ученого цеха составляли магистры (доктора) - полноправные члены данного профессионального союза (корпорации), профессиональный уровень которых определялся принятым корпорацией стандартом. Именно строжайшая регламентация и стандартизация деятельности университетов обеспечили высочайший уровень качества и надежности средневековой науки как способа мышления, ставшего фундаментом современной науки, породившей в свою очередь технократическую цивилизацию.
                  (с) И.Л. Григорьева, Н.В. Салоников

Отредактировано Oksi (2009-08-14 23:56:31)

+4

6

ЭВОЛЮЦИЯ НАЗВАНИЙ

Первоначальным названием университетов было studium generale ("всеобщая" школа), в отличие от studium particulare ("местная" школа). "Всеобщая" школа имела право присуждать ученые степени, главной из которых была степень лиценциата (licentia ubique docendi - право "преподавать повсюду"). Эти степени пользовались общим признанием во всех высших школах христианского Запада; магистр, получивший ученую степень в одной "всеобщей" школе, мог преподавать везде. Статус этих школ был гарантирован, прежде всего, авторитетом и поддержкой главы Римской Католической Церкви, а также покровительством королевской и императорской власти. Постепенно название "studium generale" было вытеснено названием "universitas".

"Местные" школы, не выдержав конкуренции, опустились до элементарных. Со временем на уровне обыденного сознания сложился неверный, но стойкий стереотип, согласно которому только studium generale (университет) является высшей школой. Старейшие европейские университеты возникли в Болонье, Париже, Оксфорде, Кембридже, Монпелье, Саламанке, Неаполе. Позднее, лишь в XIV веке, появились университеты в Германии. Несмотря на ряд различий, университеты образовывали единую систему со схожими принципами организации, унифицированными требованиями и иерархией степеней, однотипными программами. Статуты Болонского и Парижского университетов стали образцовыми документами, регламентирующими внутреннюю жизнь университетов всей Европы. Особенно большую роль сыграли статуты Сорбонны. Концепция средневекового университета - "хранитель знания". Научный поиск не входил в число общепризнанных задач университета.

Универсализм, присущий цивилизации средневекового Запада, обусловил процесс унификации системы высшего образования и установления строгого образовательного стандарта, получившего свое выражение в системе присуждения ученых степеней. Основа унификации - латынь и схоластический метод преподавания (диалектика - искусство спора). Средние века - это время максимального внимания к слову, что является отличительной чертой культур, развившихся на основе религии Писания.

Преобладание коммуникативной функции сакрального (латинского) языка в сочетании с логико-философской и юридической традициями Античности привело к появлению и развитию на Западе схоластики, для которой вербальный характер богословских споров имел большое значение. Диалектика, использующая силу суждения и рациональные способности ума, становится главной наукой; теология - лишь материал для нее. Состязательный характер диалектики обусловил широкое использование в учебном процессе словесного поединка. Разработанная Аристотелем силлогистика (теория дедуктивного рассуждения) со временем составила традиционный логический элемент гуманитарного образования.

СТЕПЕНИ ИЗВЕСТНЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ

В средневековых университетах существовало четыре факультета: низший - артистический, или "свободных искусств", дававший право учиться далее, и три высших - медицинский, юридический и богословский. Главной задачей факультета был контроль за качеством преподавания. На артистическом факультете обучение длилось от 5 до 7 лет; студент становился сначала бакалавром, а затем - магистром искусств. Согласно статутам эту степень не мог получить человек моложе 21 года.

Магистр получал право преподавания, но он мог и продолжить обучение на одном из высших факультетов. Высшей степенью, присуждаемой факультетами, была степень доктора, или магистра, т.е. профессора (учителя, преподавателя), получавшего эту степень при условии выполнения тех требований, которые предполагает выдача лицензии. Название "магистр" постепенно закрепилось за профессорами артистического факультета, а название "доктор" - за профессорами трех высших факультетов. В силу вариативности национальных традиций "магистрами" могли именоваться и те, кто получил высшую ученую степень на старшем факультете.

Образовательный процесс был многоступенчатым; прохождение каждой ступени заканчивалось получением определенного звания, которое фиксировало в соответствии со строгим стандартом определенный уровень квалификации. Со временем в практике средневекового университета появились дополнительные степени - бакалавра и лиценциата. Степень бакалавра, являвшегося фактически подмастерьем ученого цеха, открывала доступ к получению прочих степеней. Для ее получения необходимо было выдержать соответствующий экзамен. Продолжающие обучение бакалавры имели право на преподавание, выполняя обязанности преподавателей низшего ранга.

Например, на теологическом факультете они начинали свою преподавательскую деятельность с должности бакалавра-репетитора ("cursor"), затем последовательно переходили к следующим степеням: "biblicus" (комментатор Библии); "сентенциарий" (преподаватель по "Сентенциям" Петра Ломбардского). Высшей степенью бакалавра была степень "baccalarius formatus" (сложившийся преподаватель, практиковавшийся в диспутах и проповедях, готовый к получению степени лиценциата).

Процедура присуждения степени бакалавра, доктора или магистра отличалась театрализованностью, ее детали определялись университетским статутом. Кандидату в бакалавры предлагался сюжет для толкования авторитетного текста. Отвечать по заранее сделанным записям запрещалось. В случае правильных ответов студенту подавалась одежда бакалавра, надев которую, он занимал место среди бакалавров. После этого он снова демонстрировал свои знания, приносил присягу на верность факультету. Его наставник произносил речь в честь соискателя, давая оценку его личным качествам.

Для получения более высоких степеней кандидату приходилось вести многочасовые диспуты, читать проповеди и пробные лекции. Ввод лиценциата в коллегию профессоров сопровождался известным ритуалом. Он должен был получить докторскую шляпу как символ учительского достоинства. В процедуре, обставленной с большой торжественностью, главную роль играл диспут, проходивший не один день. Диспуты были не просто формой квалификационных испытаний: они составляли суть схоластической науки, подчиняющейся законам интеллекта (ratio). Они предварялись комментированием какого-либо авторитетного текста.

Большое значение имело умение выделить основную проблему и разбить ее на вопросы, с тем, чтобы далее вести полемику, результатом которой было произведение собственной мысли испытуемого ("determinatio"). В диспуте принимали участие бакалавры. Окончательное же решение спорного вопроса принадлежало новому доктору. Получение докторской шляпы требовало больших расходов. Для многих, получивших лицензию, это было не по средствам. Таким образом, появляется самостоятельная степень - "лиценциат", средняя между степенью бакалавра и степенью доктора, или магистра.

Западноевропейскую высшую школу - университет отличала высокая степень институализации и структурированности. В ней были выработаны достаточно надежные приемы для защиты академического сообщества от коррупции.
                  (с) И.Л. Григорьева, Н.В. Салоников

Отредактировано Oksi (2009-08-14 23:59:49)

+5

7

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ШКОЛЯРЫ, они же - STUDIOSUS VULGARIS

До XI-XII веков в Европе царила практически поголовная безграмотность. Даже архиепископы не считали нужным утруждать себя изучением грамматики, да и вообще искусство читать и писать рассматривалось простым людом как умение, близкое к колдовству. Сам Карл Великий (742 - 814), завоевавший большую часть Европы, так до конца своей жизни и не научился складывать буквы в слова, а папа Григорий I прямо говорил, что невежество - мать благочестия. В общем, все шло просто великолепно, люди не портили себе за книгами ни зрение, ни гордую осанку, пока в XI веке совершенно некстати не случился экономический подъем. Торговцам срочно понадобились помощники, искушенные в математике, королям и римскому папе - в праве (на хороших юристов всегда был повышенный спрос, это племя, пожалуй, вреднее стоматологов), да еще католическая церковь с удивлением обнаружили, что еретиков, коих развелось великое множество, мало предавать анафеме, надо уметь побеждать их в спорах. При монастырях и соборах давно уже существовали школы и скриптории, где монахи усердно переписывали старинные рукописи, а молодые послушники учились читать и писать (процесс этот занимал три года). Теперь же церковь решила, что в борьбе с ересями большую пользу принесет образование, и начала всемерно способствовать его развитию (и, как всегда, просчиталась). Хороших преподавателей в церковных школах было еще очень мало (кажется, с тех пор немногое изменилось, количество как-то не переходит в качество), да и селиться образованные люди предпочитали поближе друг к другу, и поэтому к концу XI века в Европе выделилось несколько центров различных наук: Тур славился преподавателями медицины, Камбрэ - математики, Болонья - права. Вокруг каждого учителя складывался свой круг последователей, и вот около 1080 г. несколько Болонских школ права объединились в одно целое. Так возник первый в мире университет (кстати, назывались первые вузы "студиями"). Верховодили в первых университетах студенты (называвшиеся "схоларами" или "школярами"): студенческое братство нанимало преподавателей (профессоров), составляло правила, по которым жила студия, и даже избирало ректора, обязательно студента, причем почему-то холостого. Посколько собственно студенток тогда еще не было (интересная особенность studiosus vulgaris - особей женского пола не было, но численность популяции все время росла), то остается предположить, чо здесь не обощлось без интриг знатных и незамужних уроженок Болоньи (студенты их называли просто "болонки"). Студии подобного типа появляются несколько позднее в Ферраре, Падуе и т.д., составив "южный" тип (ветвь) университетов. Посмотрев на царившую в соседней Италии студенческую вольницу и прозорливо прикинув, что от студентов все равно нигде не будет спасения, французские учителя решили не ждать у моря погоды и сформировали университет самостоятельно, не дожидаясь, пока это сделают школяры. Так около 1180 г., на основе объединения нескольких коллегий преподавателей возник Парижский университет. В XIII веке появляются студии в Оксфорде, Кембридже, Саламанке - всего к началу XIV века 18, XV - 65, XVI - 76. Мир словно забыл, чем однажды уже закончилась попытка вкусить плоды познания, предпринятая неким Адамом (первый зафиксированный в истории пример мутации homo s. в studiosus v.) и радостно снова наступил на те же грабли. Последствия не заставили себя долго ждать - мир в скором времени изменился до неузнаваемости.

Прежде чем перейти к описанию образа жизни studiosus vulgaris на ранних этапах его существования, остановим свой взгляд на внешних условиях, в которых протекала его жизнь. В основе своей средневековые студии - совокупность магистров (преподавателей) и студентов-схоларов, - повторяли структуру средневекового цеха: схолары соответствовали ученикам; бакалавры (старшие студенты, помощники преподавателей) - подмастерьям; лиценциаты, магистры и доктора (полноправые члены коллегии преподавателей) - мастерам. Университеты разделялись на четыре факультета: артистический, на нем изучали семь свободных искусств: риторику, логику, грамматику, арифметику, геометрию, астрономию и музыку; этот факультет считался подготовительным; богословский, юридический и медицинский. Дольше всего учились на богословском - в среднем по 15 лет, на остальных 5-8. Наибольшей популярностью, как и сейчас, пользовался юридический - там занималось до 50 % студентов. Университеты отличались друг от друга размерами (от нескольких сотен учеиков до 7000 (Париж) и даже 10000 (Болонья)) и специализацией. Несмотря на то, что одни и те же факультеты были практически везде, считалось, что каждый университет отличен в какой-либо особой науке; как писал средневековый автор, "школяры учатся благородным искусствам в Париже, древним классикам в Орлеане, судебным кодексам в Болонье, медицинским припаркам в Салерно, демонологии в Толедо, а добрым нравам - нигде" . К последнему мы еще вернемся; похоже, все меняется в подлунном мире, вечен только упадок нравов, которые все падают, падают, падают... совсем как Пизанская башня.

Занятия в средневековой студии проводились обычно в утренние и послеобеденные часы. Утром читались обязательные лекции, посещавшиеся практически всеми студентами; начинались они очень рано, по сигналу колокола, призывавшего на рассвете к молитве, или даже раньше, почему и назывались "antilucanae", и продолжались до 9 часов утра (утро вечера мудренее - это не поговорка, а горестная констатация факта школярами). После обеда читались дополнительные лекции, посещавшиеся по желанию. Длилось каждое занятие полтора-два часа, причем для лектора считалось дурным тоном не только читать лекцию по заранее написанному конспекту, но и просто повторять один и тот же материал из года в год. В Парижском университете пошли еще дальше - статут (сборник правил) 1355 г. обязывал магистров читать лекции в таком темпе, чтобы школяры не успевали их записывать, так как считалось, что это развивает память и заставляет их думать самих (то ли память с тех пор у студентов стала хуже, то ли преподаватели подобрели?). Статут специально оговаривал карательные меры (отстранение от занятий) для тех школяров, которые "вмешиваются в исполнение данного постановления и прибегают с этой целью к крику, свисту, шуму или бросанию камней" (пожалуй, что преподаватели подобрели, причем не по своей воле). Студенты во время лекций, как гласил другой статут (1366 г.), " должны сидеть на полу перед своими учителями... а не на стульях или скамиях, которые возвышаются над полом, ибо таким образом смиряется гордыня юных". Внешний облик помещения для занятий, называвшегося "школа" ("schola") был таков: обычная комната, в которой находилось кресло лектора, скамьи для студентов (заставить их сидеть на полу так и не удалось), столы с книгами, шкафы вдоль стен, пол, покрытый соломой. (Любители старины могут полюбоваться на подобные аудитории в некоторых вузах нашего города, где до сих пор ни компьюторы, ни удобная современная мебель не оскверняют своим присутствием незыблемые древние традиции. Разве соломы на полу нет - видимо, из-за запущенности аграрного сектора перебои с поставками.) Комнаты эти поначалу нанимались преподавателями в частных домах за свой счет, иногда занятия проходили в церковных школах, а то и под открытым небом. До XVI века своих зданий у университетов, как правило, не было. <...>

Университеты стремились занять особое положение в обществе, защититься от остального мира благодаря покровительству королевских властей и несколько отгородиться от него. Обычно университеты добивались весьма широкой автономии: студенты не облагались налогами и таможенными сборами, университеты были самоуправляющимися, сами убирали все университетское руководство, и даже суд по гражданским и уголовным делам над школярами и профессурой вершил лично ректор. Должность ректора была крайне почетна: во время торжественных шествий он шел сразу за архиепископом и непременно входил в состав различных официальных делегаций, допустим, к королю или к папе римскому. Ниже ректора в университетской иерархии стояли преподаватели, объединенные в коллегии по родам занятий, имевшие ученые степени: у юристов - доктора, у представителей свободных искусств - магистры, у медиков и богословов - когда как. Студенты первоначально разделялись на "нации" в зависимости от происхождения, каждая "нация" выбирала своего ректора, позднее национальное деление сменилось профессиональным. Совокупность профессуры и школяров и называлась университетом (сообществом).

Стать школяром в средние века было не в пример проще, чем сейчас студентом. Вступительные экзамены отсутствовали, достаточно было доложиться университетским властям, а затем записаться к какому-либо преподавателю в его школу и заплатить вступительный взнос. Иногда студенты записывались сразу к нескольким преподавателям, у каждого же преподавателя в среднем было 25 студентов. Некоторые преподаватели хвастались, что их слушало за раз сто-двести человек. Отношения магистров и школяров были более тесные, чем в наше время - магистр считался патроном, покровителем студентов, отвечал за их поведение и успехи на научном поприще. Хотя до нас дошли жалобы студентов на неподобающее поведение преподавателей или их некомпетентность (ничто не ново под луной), в большинстве случаев студенты глубоко почитали своего наставника, любили говорить про него: dominus metis (хозяин мой). Как уже говорилось, обучение было платным, со студентов собирали особый сбор (collecta) - кроме тех случаев. когда преподаватель был священником и получал плату от церкви. "Воистину так - без монет /В Париже учения нет". От оплаты освобождались самые бедные студенты. Про таких писал Чосер: 

Прервав над логикой усердный труд,
Студент оксфордский рядом с нами плелся.
Едва ль беднее нищий бы нашелся... Выносить
Нужду и голод приучился стойко.
Полено клал он в изголовье койки.
Ему милее двадцать книг иметь,
Чем платье дорогое, лютню, снедь.

Бедняки, не имевшие собственного капитала или богатых родителей, вынуждены были подрабатывать, наниматься в услужение к болеее богатым студентам или попрошайничать на улицах. Последнее не считалось зазорным (особенно в XII-XIII веках), и даже существовали особые наставления и руководства по этому ремеслу. (Сейчас бы их неплохо было почитать нынешнем ректорам и деканам многих государственных вузов, выпрашивающих деньги на нашу нищую науку). Были и очень богатые студенты, за отсутствием мобильников и лендроверов они выражали свой статус, нанимая многочисленный штат прислуги и даже покупая себе собственных рабов. Основная же масса студенчества была выходцами из средних слоев общества: дети торговцев, ремесленников, врачей, юристов и учителей. В средневековой Европе образование было практически единственной возможностью для талантливого, но не знатного человека пробиться наверх. Простолюдин, добивавшийся ученой степени, почитался в обществе больше, чем рыцарь, и причислялся вместе с верхами дворянства к "сильным мира сего". Некоторые трудности создавало то, что учиться зачастую приходилось вдали от дома. Студенты стремились получить образование в наиболее престижном университете, у самых знаменитых ученых, а это вынуждало их отправляться за многие мили от дома. Те же, кто хотел преуспеть во многих наукх, или в ком просто силен был бродяжий дух, меняли университеты (а значит. и города, и страны) по несколько раз, благо до конца XVII века образование везде велось на латыни. Подобные путешествия за знаниями называли "академическими пилигримками", а тех, кто пускался в них, - вагантами (просто бродягами). Средневековье в Европе - время путешественников: странствовали паломники по святым местам, монахи и послушники переходили из монастыря в монастырь, на дорогах постоянно встречались купеческие караваны, не были редкостью и бродячие школяры. Проходя за день по 30-40 км от города до города, встречая на своем пути много неудобств и просто опасностей - от плохого состояния дорог (опять-таки, наши любители старины могут легко найти хорошо сохранившиеся образцы магистралей той эпохи прямо в нашем городе) до разбойников и промышлявших грабежами солдатских отрядов, - студенты переходили от города к городу, от университета к университету. В XVI веке, когда "академические пилигримки" уже не были столь популярны, как раньше, все равно около одной четверти студентов учились в чужих странах. Благодаря этому университеты той поры можно назвать своеобразными котлами, в которых варились представители разных народов и культур. Постоянное общение с иноплеменниками, независимое положение университета в обществе не могли не налагать свой отпечаток на нравы и характер студенчества.

Как писал современный историк, "судя по литературе средневековья, студент недисциплинирован, беспринципен, склонен к богемной жизни, вспыльчив, любит покутить, выпить винца, провести время с женщинами и попеть песни". Средневековых школяров (как, впрочем, и основную массу нынешних) можно разделить на две категории: меньшая усердно грызла тот самый вековечный гранит знаний, именно про такого школяра писал Чосер, другая же часть студентов в основном занималась тем, что практически реализовывала завет средневековой студенческой песенки:

Сладко нам безумие!
Гадко нам учение!
Юность без раздумия
Рвется к развлечению!
Быстро жизнь уносится,
Предана учению!
Молодое просится
Сердце к развлечению!

Средневековых студентов описывают как "пеструю толпу канцелярских развратников, распутников, обманщиков, шутов, певцов, шарлатанов", претендовавших на то, чтобы считаться "сливками общества". Конечно, здесь есть некоторое преувеличение, но образ жизни студентов часто причинял много беспокойства почтенным горожанам и нередко конфликты между студенческой братией и жителями городов перерастали в драки и побоища. От наиболее отъявленных бузотеров избавлялись сами университетские власти, и они вынуждены были отправляться в другие города, чтобы продолжать учебу. По этой причине иностранные студенты особенно сильно раздражали бюргеров. "Университетские студенты-иностранцы основные виновники дебошей и пьянства в Латинском квартале", - жаловался французский хронист. В основной массе студенты не слишком утруждали себя учебой, живя от каникул до каникул:

День настал веселия:
Песнями и пляскою
Встретим залихватскою
День освобождения
От цепей учения.

Не удивительно, что только четыре студента из десяти заканчивали обучение в полном объеме, а ученую степень получал вообще только каждый десятый. У тех, кто добирался до конца курса, было три дороги: либо вчерашние школяры становились священниками (особенно те, кто изучал богословие или каноническое право), причем некоторые простолюдины, заканчивавшие высшую школу, ухитрялись в обществе, где решающим было происхождение, добраться до весьма высоких чинов, не исключая и престола папы римского; либо выпускник выбирал светскую карьеру правоведа, нотариуса, врача, частного учителя, либо становился ученым. Здесь он проходил три ступени: сначала студент становился помощником магистра - бакалавром, затем, выдержав экзамен перед университетскими властями, - лиценциатом, потом, пройдя церемонию посвящения и проведя самостоятельно публичный диспут, - магистром или доктором и уже сам, в свою очередь, принимался за неблагодарный труд переделки обычных неучей в образованных людей. Труд этот чаще всего не завершался полным успехом, но в любом случае годы студенчества не проходили для человека даром, он покидал университет уже изменившимся до неузнаваемости, смотря на мир более широким взглядом и навсегда сохраняя в себе частичку безалаберного, вольнолюбивого, а значит, свободного духа университета.
          (c)  Ю. Дорохов

Отредактировано Oksi (2009-08-17 16:03:38)

+6

8

А теперь самое время поговорить о собственно Университетах. Старейшими в Европе (и мире, соответственно) считаются Болонский (славящийся и поныне своим факультетом права), медицинская школа в Салерно, парижская Сорбонна (специализация по богословию) и Кембридж.
Начнём по порядку.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/wink3.gif 

БОЛОНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (Alma Mater Studiorum Universita di Bologna, UNIBO)

http://s13.radikal.ru/i186/0908/f3/97641659d3f9.jpg  http://s46.radikal.ru/i114/0908/0f/717fff509d8e.bmp

Это был первый университет, основанный в Западном мире (в 1088 году н.э.). Университет Болоньи получил Хартию (здесь: право на основание высшего учебного заведения в Средневековой Европе) от Фредерика I Барбароссы в 1158 году, но в 19-ом столетии, комитет историков во главе с Джиосу Кардуччи (Giosue Carducci) изучив исторические документы, сделал вывод, что Университет был основан в 1088 году, что делает этот университет возможно самым долго создающимся западным униерситетом (70 лет). Университет Болоньи исторически известен своими церковными курсами и курсами гражданского права.

В Болонье, как и в других крупных центрах Италии, издревле изучали римское право и проводили его в жизнь. Нельзя верить легенде, приписывающей Феодосию II основание здесь в 433 г. высшей юридической школы: легенда эта пущена была в обращение в XIII столетии болонскими юристами, желавшими, чтобы честь открытия университета, в котором они состояли, принадлежала римским императорам. Но несомненно, что в Болонье существовала школа "свободных искусств", пользовавшаяся особенной известностью в X и XI в., где ученики в виде дополнительных занятий к курсу риторики изучали римское право. Вне этой школы впервые, кажется, серьезным преподаванием римского права или, вернее, римских законов занялся некий болонец по имени Пепо, упоминаемый в одном из документов, относящихся к 1076 г. под именем legis doctor. Но его преподавание не имело большого успеха. Начало поистине глубокому изучению права положил лишь Ирнерий в конце XI столетия. Этот Ирнерий (иногда называемый Вернерием, Варнерием, Гарнерием) был преподавателем в школе свободных искусств; изучив сам, без помощи учителя, Юстинианово право, он приобрел репутацию легиста. По свидетельству Одфруа, болонского юриста XIII столетия, сочинения которого содержат драгоценные исторические сведения относительно предшествовавших ему профессоров, Ирнерий открыл специальную юридическую школу по просьбе графини Матильды, бывшей владетельницы Тосканы и части Ломбардии: вполне правдоподобно, что эта принцесса, бывши сторонницей папы в его борьбе за инвеституру, была против приглашения в свои суды легистов из Равенны, отличавшихся традиционною враждебностью к папскому престолу, и желала иметь в Болонье школу права, где могли бы образовываться ученые юристы, преданные папству. Ирнерий открыл свои публичные лекции в 1088 г., который считается годом основания его института, и занимал в нем кафедру до самой своей смерти, последовавшей между 1125 и 1137 годами.

http://i075.radikal.ru/0908/75/1baa3e876e91.bmp

Лекции Ирнерия не замедлили принести хорошие результаты. У него оказалось много учеников, из которых самыми знаменитыми были четыре доктора: Бульгар Мартин, Гозиа, Гуг и Жак де ла Порте Ревеннанте. В начале XII столетия школа права в Болонье пользовалась лучшей репутацией, нежели равеннская. Однако еще в середине этого столетия большей славой за пределами Италии пользовалась школа свободных искусств. Но скоро уже болонские профессора права получили заметный перевес над прочими учеными Болоньи и приобрели европейскую известность. Случилось это благодаря, во-первых, научным преимуществам метода преподавания и, во-вторых, покровительству германского императора Фридриха I, бывшего в то же время королем Ломбардии и очень заинтересованного в поощрении занятий римским правом, на авторитет которого можно было всегда опереться в случаях различных домогательств короны. После сейма в Ронкалье в 1168 г., на котором присутствовали болонские профессора и где были урегулированы взаимные правовые отношения между императором и итальянскими городами, Фридрих торжественно дал согласие предоставить отныне всем, явившимся в Болонью изучать право, следующие льготы: во-первых, свободно путешествовать по всем странам под эгидою его авторитета, без необходимости поэтому подвергаться всевозможным неприятностям, испытываемым иностранцами, и во-вторых, подлежать в городе суду исключительно профессоров или епископа.

Стекавшиеся со всех концов Европы студенты не замедлили образовать в своей среде настоящие корпорации по образцу различных ремесленных и художественных цехов того времени. Собрание всех студенческих корпораций под общим статутом составило к концу XII века университет в Болонье. Университет этот, являющийся наряду с парижским, основанным в ту же эпоху (1200 г.), самым старинным в Европе, со дня своего образования имел две особенности - черты, вытекающие из самых условий, при которых он образовался. Во-первых, это не была ассоциация профессоров (universitas magistrorum), власти которых исключительно должны были подчиняться ученики, посещающие их лекции, а ассоциация студентов (universitas scholarium), сама выбирающая руководителей, которым подчинялись профессора. Болонские студенты делились на две главные части, ультрамонтанов и цитрамонтанов, из которых каждая ежегодно избирала ректора и совет из различных национальностей, заведовавший вместе с ним управлением и университетской юрисдикцией. Профессора (doctore s legentes) выбирались студентами на определенное время, получали гонорар по условию и обязывались не преподавать нигде, кроме Болоньи. Находясь по статуту, таким образом, в зависимости от университета и будучи лишь свободными в руководстве занятиями студентов, они могли приобрести авторитет и влияние на слушателей исключительно своими личными качествами и педагогическими талантами.

http://i072.radikal.ru/0908/8d/50cb4c10393a.bmp

Вторая особенность Болонского университета состояла в том, по существу своему, что он был юридическим (universitas legum) в противоположность Парижскому, который вначале был посвящен единственно теологии. Изучение римского права, положившего начало самому университету, и канонического, введенного в программу университета с XII века, остались главными, если не исключительными, предметами университетского преподавания. Медицина и свободные искусства преподавались, действительно, в нем в течение XIII столетия знаменитыми профессорами; но слушатели их тем не менее считались принадлежащими к юридическому университету, и только в XIV ст. наряду с ними образовались два других университета: 1) медицины и философии и 2) теологии. Замечательным следствием чисто юридического характера Болонского университета было то, что он не был подчинен, подобно Парижскому, верховному управлению пап, так как не было нужды в церковном разрешении для преподавания римского права, которое требовалось для занятий теологией. Однако начиная с XIII в. папы, оказывавшие поддержку университету в его спорах с городским управлениям и утвердившие его статуты в 1253 году, в свою очередь имели над университетом известную нравственную власть и добились того, что болонский архидиакон от их имени являлся контролером на экзаменах и при выдаче дипломов, дабы убедиться в их правильности.

Самым блестящим периодом болонской школы права был промежуток времени между началом XII столетия и второй половиной XIII, охватывающий собою лекции Ирнерия и преподавание глоссаторства Аккурсием. В этот период нашел самое широкое и плодотворное применение как в устном изложении, так и в сочинениях глоссаторов новый их метод обучения. В течение этого длинного периода самыми известными из глоссаторов после упомянутых выше четырех докторов были: Плацентин, работавший главным образом над кодексом Юстиниана и основавший школу права в Монпелье, где он и умер в 1192 г.; Бургундио - один из немногих глоссаторов, знавший греческий язык, и переводчик греческах текстов пандектов; Рожер, Жан Бассиэн, Пиллиус, Азо - работы которого пользовались таким авторитетом, что даже сложилась поговорка: "Chi non ha Azo, no n vado a palazzo"; Гуголен, продолжавший работы Азо Жак Бальдуини; Рофруа и, наконец, Аккурсий (1182-1258 г.), самый знаменитый из глоссаторов, главным образом своей огромной компиляцией, в которой резюмировал работы своих предшественников.
Свою любовь к занятиям юриспруденцией Аккурсий передал и детям, а дочь его, Дота д'Аккорсо, удостоенная университетом степени доктора прав и допущенная к публичному преподаванию, была первая из женщин, упоминаемая в летописях университета. За ней последовали другие женщины-юристки, как Битгизия, Гоццацини, Новелла д'Андреа и др. Одновременно с римским правом с успехом шло в Болонском университете преподавание канонического права профессорами, которые в своих лекциях и сочинениях прямо следовали методе Ирнерия. Начиная со второй половины XII столетия в актах, относящихся до Болонского университета, встречаются имена профессоров канонического права (doctores decretorum). Около 1148 г. в Болонье жил Грациан, монах, автор известных декреталий (см. это сл.). После него ученики его Покапалия, Руфин, Роланд Бандинелли (ставший впоследствии Папой под именем Александра III), Гугуччио, а в XIII в. - Ричард Английский, Дамас, Танкред, известный своим "Ordo judiciarius", Бернард Пармский, Раймон из Пеньяфора - сделались главными представителями университетского преподавания канонического права в Болонье. Некоторое время профессора римского права (legum doctores) и канонисты (decretistae) составляли два отдельных класса; но мало-помалу канонисты стали рассматривать римское право как составную часть своего предмета, и наоборот, романистам приходилось делать ссылки в своих работах на церковные каноны; одни и те же ученые были часто профессорами того и другого права (doctores utriusque juris) и занимались преподаванием обеих этих отраслей права, тесно связанных между собою.

Духовный и нравственный авторитет, которым пользовались профессора болонской школы, сказывался не только в том успехе, который имели их лекции и сочинения, но также в том высоком положении, какое они занимали как в самой Болонье, так и за ее пределами. Они были освобождены от налогов и военной службы и, хотя бы не родились в Болонье, получали все права граждан этого города. Им присвоен был титул dominus'a в отличие от наименования magistera, которое носили профессора школы свободных искусств, и числились рыцарями. Многие из них принимали деятельное участие в общественных делах в качестве судей, правителей города или посланников, как напр. Азо, Гуголин и Аккурсий - в Болонье, Бургундио - в Пизе, Бальдина - Генуе, Рофруа - Беневенге. Но часто Болонья забывала, что своим блеском она обязана университету, и вступала с ним в течение XII и XIII вв. в жестокие споры, грозившие часто уничтожить права и привилегии университета и прерывавшие занятия в нем. Борьба гвельфов и гибеллинов, разделившая Италию на две враждующие части, с особенной силой велась в Болонье, и университет не мог оставаться равнодушным к ней. Несмотря, однако, на эти споры и партийные раздоры, болонская школа долго процветала и в половине XIII стол. достигла высшей точки процветания. С этого времени начинает мало-помалу изменяться направление в прежней системе глоссаторов. Вместо того, чтобы предметом своих толкований брать исключительно тексты из первоисточников римского права, теперешние профессора принялись за истолкование глосс своих предшественников: в школе, так же как и в судах, glossa magistralis Аккурсия заняла место Corpus juris.

За время своего существования болонская школа оказывала огромное влияние не только на Италию, но и на всю Западную Европу. Благодаря репутации своих профессоров Болонья рассматривалась как средоточие римского права: по общему мнению, только здесь можно было найти глубокое знание римских законов и церковных правил. Вот почему сюда стремилась молодежь со всех концов Европы услышать из уст самих профессоров науку права; по возвращении обратно на родину бывшие слушатели Болонского университета пропагандировали методу и доктрину глоссаторов. Во Франции Пьер де Блуа, Жак де Ревиньи, Гильом Дюран; в Англии - Вакариус, Ричард Английский, Франциск Аккурсий; в Испании Пон де Ларида; в Италии многочисленная группа легистов - распространяют путем своих лекций и сочинений ту науку, которую они сами получили в Болонье. Даже более того, в названных странах большинство юридических факультетов были основаны по образцу болонской школы ее профессорами: в Италии - падуанский (1222), виченцский (1203) и др.; в Арагонии - перпиньянский (1343); во Франции - университет в Монпеллье, основанный Плацентином в конце XII столетия.

http://i065.radikal.ru/0908/6a/00b0c16b63ad.jpg

Среди студентов, обучающихся в этих стенах, были в разное время и будущие Римские папы, правители городов и целых государств, а также Томас Бекет, Данте Алигьери, Джованни Боккаччо, Франческо Петрарка, Эразм Роттердамский, Николай Коперник и Парацельс. Студенты наводняют город и в наше время. http://www.kolobok.us/smiles/standart/wink3.gif 
Древнейший европейский университет располагается в нескольких зданиях, соединенных проходами с колоннадой — в характерном болонском архитектурном ключе. Горожане помогают стенам выстоять в первозданном виде — например, в ХХ веке не было построено ни одного нового корпуса из опасений разрушить уникальный ансамбль.

http://s54.radikal.ru/i146/0908/dc/a18926219cef.bmp  http://i029.radikal.ru/0908/24/0d601d556948.bmp

Именно студентам Болонья обязана своей уникальной архитектурой: есть мнение, что такие вот портики, нависающие над мостовой, появились в Болонье, когда город наводнили обучающиеся в университете студенты. Поскольку эта публика во все времена была небогата, им требовалось дешевое жилье. Хозяева домов расширяли второй этаж над тротуарами и обустраивали сверху комнаты. Таким образом, весь центр города оказался частично крытым. В 16 веке была установлена минимальная высота портиков – 2 метра 66 см – именно столько нужно, чтобы проехать всаднику.

http://s41.radikal.ru/i094/0908/ea/82772e072352.bmp   

http://s54.radikal.ru/i145/0908/c4/bbf4210c82a2.jpg

Достоянием Болонского университета считается его библиотека, основанная в 1605 году профессором Альдрованди. Она не самая старая в мире, зато одна из самых ценных. В ней хранится приблизительно четверть миллиона книг и 1350 наименований периодики. Собрание было намного больше, но после длительных споров значительная часть старинных манускриптов и раритетных томов была передана музеям.

Отредактировано Oksi (2009-08-23 22:53:19)

+6

9

Раннее средневековье иногда называют «тёмными веками». Переход от античности к средневековью сопровождался в Западной Европе глубоким упадком культуры.

Не только варварские вторжения, добившие Западную Римскую империю, привели к гибели культурных ценностей древности. Не менее разрушительным, чем удары вестготов, вандалов и лангобардов, стало для античного культурного наследия враждебное отношение со стороны церкви. Открытую войну против античной культуры вёл Папа Григорий I.  Он запретил чтение книг древних авторов и изучение математики, обвинив последнюю в связях с волшебством.

Важнейшая область культуры, образование переживало особенно тяжёлые времена. Григорий I однажды провозгласил: «Невежество — мать истинного благочестия». Поистине невежество царило в Западной Европе в V—X вв. Грамотных людей почти невозможно было сыскать не только среди крестьян, но и среди знати. Многие рыцари ставили вместо подписи крест. До конца жизни так и не смог научиться писать основатель франкского государства знаменитый Карл Великий.

Культурный подъём, произошедший в годы правления Карла Великого и его преемников, получил название «Каролингского возрождения». Но он был недолгим. Вскоре культурная жизнь вновь сосредоточилась в монастырях.

Монастырские и церковные школы представляли собой самые первые учебные заведения средневековья. И хотя христианская церковь сохраняла лишь выборочные, нужные ей остатки древней образованности (в первую очередь — латынь), именно в них продолжалась культурная традиция, связывавшая разные эпохи.

Низшие церковные школы готовили в основном приходских священников. Платное обучение велось на латинском языке. Школу посещали дети феодалов, богатых горожан, зажиточных крестьян. Учёба начиналась с зубрёжки молитв и псалмов. Затем учеников знакомили с латинским алфавитом и учили читать те же молитвы по книге. Часто эта книга была единственной в школе. При чтении мальчики (девочек в школу не брали) заучивали наиболее употребительные слова и выражения, не вникая в их смысл. Не мудрено, что далеко не все, научившиеся читать латинские тексты, далёкие от разговорной речи, могли понимать прочитанное. Зато вся эта премудрость вколачивалась в сознание учеников с помощью розги.

Около трёх лет требовалось для обучения письму. Ученики упражнялись сначала на покрытой воском дощечке, а затем учились писать гусиным пером на пергаменте . Кроме чтения и письма учились изображать числа с помощью пальцев, заучивали таблицу умножения, тренировались в церковном пении и, конечно же, знакомились с основами католического вероучения. Несмотря на это, многие воспитанники школы навсегда проникались отвращением к зубрёжке, к чуждой им латыни и выходили из стен школы полуграмотными, умеющими кое-как читать тексты богослужебных книг.
Более крупные школы, дававшие образование посерьёзней, возникали обычно при епископских кафедрах. В них, согласно сохранившейся римской традиции, изучали так называемые «семь свободных искусств» (грамматику, риторику, диалектику, арифметику, геометрию, астрономию и музыку). Система свободных искусств включала два уровня. Начальный состоял из грамматики, риторики, диалектики. Высший образовывали все оставшиеся свободные искусства. Самой трудной была грамматика. В те времена её часто изображали в виде царицы с ножом для подчистки ошибок в правой руке и с бичом в левой. Дети зазубривали определения, упражнялись в спряжении и склонении. Любопытное толкование давалось буквам: гласные — это души, а согласные подобны телам; тело неподвижно без души, так и согласные буквы без гласных не имеют никакого смысла. В риторике проходили правила синтаксиса, стилистики, упражнялись в составлении письменных и устных проповедей, писем, грамот, деловых бумаг. Диалектика (так тогда именовалось искусство мыслить, названное впоследствии логикой) учила не только рассуждать и делать выводы, но и находить в речи противника положения, противоречащие учению церкви, и опровергать их, Уроки арифметики знакомили со сложением и вычитанием,, в меньшей степени — с умножением и делением .
Школяры решали арифметические задачи, вычисляя время религиозных праздников и возраст святых. В цифрах видели религиозный смысл. Считали, что цифра «3» символизирует святую Троицу, а «7» — сотворение Богом мира в семь дней. За арифметикой следовала геометрия. Она давала лишь ответы на общие вопросы безо всяких доказательств. В курсе геометрии сообщались и географические сведения, часто фантастические и нелепые. Потом изучали астрономию, знакомились с созвездиями, наблюдали движение планет, Солнца, Луны, звёзд. Занимаясь музыкой, ученики пели в церковном хоре. Обучение нередко растягивалось на 12—13 лет.

С XI в. число церковных школ росло. Немного позднее стремительное развитие городов приводит к появлению светских городских частных и муниципальных  школ. Влияние церкви было в них не так сильно. На первый план выступали практические потребности. В Германии, например, первые бюргерские школы, готовящие к занятиям ремеслом и торговлей, возникли: в Любеке в 1262 г., в Висмаре в 1279 г., в Гамбурге в 1281 г.. С XIV в. в некоторых школах преподавание ведётся на национальных языках.

+5

10

Немного о жизни средневековых студентов.  

       В XII веке стали создаваться приюты для бедных студентов. Самым первым из них был «Коллеж Восемнадцати», основанный в 1180 году в Париже неким англичанином. Студенты этого коллежа жили в богадельне Святой Марии для нищих и больных. Каждому предоставлялась постель и некоторая сумма денег на жизнь. За это студенты по очереди должны были носить крест и святую воду на похоронах умерших в заведении. Правила также гласили, что «каждую ночь они должны были читать семь покаянных псалмов с соответствующими положенными молитвами».
     Однако студенты часто не были благодарны за полученные удобства. Мы знаем, что в 1228 году «несколько бедных студентов из приюта Святого Лоренцо в Лувре, которые долгое время  жили за счет этого дома, дошли до такой степени дерзости, что заявили, что если их не пустят ночевать, то они ворвутся силой. И так они и сделали. Другие же съедали больше, чем было положено тем, кто учится долгое время,  но добивается небольших успехов и лишь мешали покою  и занятиям других».
      В конечном итоге было решено оказывать помощь только добронравным студентам. Высокомерные, буйные  и злонамеренные студенты лишаются всяческой помощи, поскольку «мы не намерены давать кров и пищу развратникам, грубиянам, сквернословам и завсегдатаям таверн, но только добропорядочным и истинным студентам, которые будут способствовать укреплению церкви и спасено души».
      Эти студенты также должны были проходить еженедельные испытания, чтобы доказать свою усердную учебу. В некоторых случаях студентам предоставлялось жилье и денежная помощь только на год. Решение о продлении помощи принималось основателями приюта. Однако они получали некоторые другие привилегии. Например, им разрешалось бесплатно переписывать церковные рукописи — в качестве «платы» они должны были читать семь псалмов за упокой души покойного жертвователя учебного заведения и давать вознаграждение хранителю рукописей в размере одного пенса. Более обеспеченные студенты должны были вносить залог золотом, чтобы получить рукопись, а также платить за ее использование, причем плата зависела от числа страниц в манускрипте. Вообще существовали правила, регламентирующие все аспекты жизни студентов университетов. Они должны были посещать лекции в закрытых туниках (застегнутых наглухо).

http://s004.radikal.ru/i205/1009/b3/a6dce0185c82.jpg

          «Однако разрешалось носить открытые туники, накидки и капюшоны, когда студенты находились не на занятиях или принимали пищу за пределами приюта. Одеяния без рукавов, а также богато украшенные перчатки, обувь и другую одежду носить не разрешалось. Если же студент отправлялся на пешую прогулку или прогулку верхом, он мог надевать все, что угодно».
           Лекции начинались очень рано. Студенты должны были вставать со звуком колокола, призывающего на раннюю мессу. Это было примерно в момент восхода солнца, но точное время варьировалось в зависимости от времени года. После этого студенты спешили на лекции, которые длились два часа. Сначала эти лекции читались в арендованном зале, обычно в церкви, или дома у преподавателя. Позднее для этой цели были построены специальные аудитории. Свод правил, написанный дофином Франции в 1358 году для Парижского университета, проливает свет на условия, в которых занимались студенты.
          «Мы доводим до сведения всех, что, хотя со дня основания университета улица Стро была отдана преподавателям и слушателям факультета искусств, чтобы читали и слушали лекции, и что в прошлом это было тихое и спокойное место, теперь же злонамеренные люди и враги образования загрязняют эту улицу всяческими отходами и мусором, что делает жизнь там невыносимой. Что еще более ужасно... ночью бродяги и разбойники ломают ворота этого храма знаний. В школу также приводят продажных женщин, так что утром, когда туда приходят преподаватели и студенты, они находят там непотребные вещи и в ужасе бегут из этого грязного и отвратительного места».
            Дофин Франции повелел возвести ворота по обеим сторонам улицы Стро; так, чтобы, когда они были заперты, никто не мог бы использовать эти помещения для грязных дел.

http://s49.radikal.ru/i125/1009/23/32f62b4a5f8d.jpg

          Когда новичок становился студентом университета, он должен был пройти через «обряд посвящения». Детали этого обряда варьировались в зависимости от места и времени, но он всегда включал в себя угощение за счет новичка и множество грубых шумных игр, часто выходящих за рамки приличий. Указания по проведению этого обряда, в частности, содержались в уставе коллежа в Ананси, Авиньон.
          Во главе суда новичков стоял аббат. Прибыв на церемонию, несчастные новички должны были обнажить голову, чтобы получить ритуальный удар. Под угрозой получить еще два удара их заставляли соблюдать тишину.
            Новичок, который пробыл в школе год, должен был «очиститься» от своего настоящего имени, а затем выступить с неким заявлением, которое его товарищи по несчастью должны были оспорить. Если ему удавалось победить в споре, двое недавно прошедших очищение новичков приносили воду, чтобы водой очистить нового кандидата, которого после этого провозили по городу верхом на осле. Суд новичков собирался два раза в неделю и мог подвергнуть наказанию тех, кто грелся у камина в присутствии старших или кто называл старшего новичком или не выполнял положенных ему обязанностей за столом.
          В германских университетах к новичкам относились как к диким животным, которых следовало приручить. Обряд включал себя обламывание воображаемых рогов, удаление клыков и когтей при помощи сверла, пилы и щипцов, так что жертве не всегда удавалось избежать травм. Постепенно были приняты законы, запрещавшие такие обрядовые действия. В Париже было запрещено требовать что-либо у новичка, но он мог по доброй воле сделать какой-нибудь подарок своим товарищам-студентам. О любых оскорблениях, нападениях или угрозах в адрес новичка следовало сообщать мэру Парижа, который подвергал нарушителя наказанию.

http://s002.radikal.ru/i197/1009/66/ffb1b8ba84f5.jpg

        Насилие было неотъемлемой частью жизни в Средние века, в том числе и студентов университетов. Они не только дрались друг с другом, используя шпаги, плети и все, что попадалось под руку, но часто врывались и в чужие дома, нападали на горожан и оскорбляли женщин. Это вело к многочисленным конфликтам между городами и учебными заведениями, в которых принимали участие и дворяне, и их слуги.
        В 1404 году Парижский университет был в зените своей славы и могущества и мог примерно наказать любого, даже высокопоставленного обидчика. В тот год состоялось университетское шествие к церкви Святой Катерины, покровительницы университета, чтобы испросить у нее мира для церкви и государства и здоровья королю. На пути процессии встретилась группа пажей и других слуг управляющего королевским двором Карла Савойского, которые шли на Сену купать лошадей. Отказавшись дать дорогу процессии, они въехали на лошадях в толпу студентов. Сразу же завязалась драка, в ход пошли камни, многие студенты оказались под копытами лошадей. Не успокоившись на этом, слуги бросились в дом управляющего и вооружились мечами, луками и стрелами.
         Вернувшись, они оттеснили процессию внутрь соседней церкви, где шла служба. Группа разгневанных служителей церкви во главе с ректором университета бросилась к королю. Когда они заявили, что покинут Париж, если справедливость не восторжествует, им пообещали наказать виновных. Так и было сделано, и Карл Савойский был оштрафован на 1000 либров. Эту сумму получили пострадавшие, и еще некая сумма была пожертвована на строительство пяти зданий для капелланов. Карл также был вынужден уйти с должности управляющего, оставить двор и разрушить свой городской дом. Последнее было выполнено руками торжествующих студентов. Они же проследили, чтобы трое зачинщиков драки прошли в качестве наказания до церкви босиком, в простых рубашках и со свечами в руках. Они к тому же подвергались наказанию плетьми вместо своего хозяина.

   Цит. по: М. Роулинг. Европа в Средние века. Быт, религия, культура. М., 2005, стр. 150-154

Отредактировано Vihuhol (2010-09-09 17:36:40)

+8

11

Семь свободных искусств (septem artes liberales).

       Традиционный курс светского  обучения в средние века. Уже в эпоху поздней античности они объединялись в группу. Они отделялись, с одной стороны, от философии — «матери» всех их, а с другой — от технических (или механических) искусств, таких, как архитектура и земледелие, которые были сферой деятельности ремесленника или работника физического труда.
        Свободные искусства делились на две группы:
trivium (лат. — тривий) — учебный цикл из трех словесных наук (грамматика, логика (или диалектика) и риторика) и quadrivium (лат. — квадривий) — учебный цикл из четырех математических наук (геометрия, арифметика, астрономия и музыка).
       Их визуальные образы были описаны в трактате V века «De nuptis Philologiae et Mercurii» (лат. — «Свадьба Филологии и Меркурия») римского юриста и грамматика Марциана Капеллы, в котором искусства олицетворялись  женщинами — каждая с соответствующим ей атрибутом и в сопровождении кого-либо из широко известных  представителей ее сферы. Классификация Марциана использовалась на
протяжении всего средневековья, а некоторые из ее  первоначальных элементов сохранились в эпоху Ренессанса и позже. 

http://s001.radikal.ru/i195/1009/98/f4388235e4ea.jpg

       Средневековая Церковь считала свободные искусства  «оружием против еретиков», и потому их можно встретить в  романской и готической скульптуре, порой разделенными на пары с семью главными добродетелями. В итальянском искусстве XIV века и позже их можно встретить в надгробной скульптуре и в декоре пасторских кафедр, а также на фресках и другой живописи. Вне Италии они встречаются несколько реже, за исключением гравюры и гобелена XV—-XVI веков.

http://s41.radikal.ru/i093/1009/0d/6f495bf2eb0a.jpg

    В качестве знака возросшего статуса художника в эпоху Ренессанса Минерва — покровительница искусств и наук — может представлять художника  собравшимся свободным искусствам. Исторические личности этих  искусств могут изображаться самостоятельно как символы этих искусств; тогда у них те же атрибуты, что и у соответствующих женских фигур, олицетворяющих эти искусства:

Риторику обычно символизирует Цицерон;
Логику — Аристотель  (который может держать экземпляр своей «Этики», как это изображено на фреске Рафаэля «Афинская школа»);
Грамматику — либо Присциан, грамматик императорского двора в  Константинополе (нач. VI в.), либо Донат (IV в.), чей трактат «Ars Grammatica» (лат. — «Искусство грамматики») стал основой средневековой грамматики;
Геометрию — Евклид, держащий циркуль;
Арифметику — Пифагор, который может также служить олицетворением Музыки, как указание на ее  математические основы (Музыка иногда представлена Тувалкаином, потомком Каина, которого средневековая  традиция считала изобретателем музыки и который держит  музыкальный инструмент);
Астрономию — александрийский  астроном Птолемей (которого нередко путают с представителями египетских царских династий, носивших то же имя, и который по этой причине может изображаться с короной на голове).

Искусства в качестве безымянных женских фигур  изображаются следующим образом:

        Грамматика — основа всех других; у ее ног два ученика, склонившие свои головы над книгами. В готическом искусстве она все еще может иметь Прут, которым наделил ее Марциан,  дабы телесно наказывать. В XVII веке она принимает новый вид — женщины, поливающей саженцы и, возможно, держащей ленту с надписью: «Vox litterata et articulata debito modo pronunciata» (лат. — «Грамотная и отчетливая речь, должным образом произносимая») — определение,  заимствованное у античных грамматиков и цитируемое в «Иконологии» Рипы — иконографическом справочнике XVII века.

http://s42.radikal.ru/i095/1009/73/79d396eea02f.jpg

Логика (Диалектика) держит Змею, иногда двух, или ее рука лежит на гнезде гадюк. Или она держит Скорпиона или Ящерецу, которые заменяют змею. Марциан характеризует ее по-латыни «involutus», что значит «закрученная». Но это слово означает также «окутанная тьмой». Посему средневековье иногда  изображало ее наполовину скрытой под ее плащом, чтобы  символизировать ухищрения софистики. В эпоху Ренессанса она может держать Весы, чтобы взвешивать истинное и ложное, или Цветы или расцветающую ветвь. Логика может  изображаться и в виде старой женщины, облаченной в тогу и погруженной в дискуссию.

http://s48.radikal.ru/i119/1009/99/6dcb8c0aadc4.jpg

Риторика была наделена Марцианом воинственным  характером, и в эпоху Ренессанса у нее может быть Меч и Щит. Но обычным ее атрибутом является Книга, возможно,  озаглавленная «Cicero» (лат. — «Цицерон»). Она может держать также Свиток, иногда лишь частично развернутый.

http://s54.radikal.ru/i143/1009/ca/1a7e65a79e4c.jpg

Геометрия (по-гречески означает измерение земли) имеет в качестве атрибута Шар (земной глобус)  и Циркуль (измерительный), которым она в данный момент может его мерить. Иногда у нее могут быть другие инструменты: Угольник и Линейка.

http://s59.radikal.ru/i166/1009/d2/27923ae81b3a.jpg

Арифметика. Со времен позднего средневековья у  Арифметики скрижаль (Дощечка), исписанная цифрами, на  которой она может писать. Или — реже — она держит Абак. Как и у Геометрии, у нее может быть Линейка.

http://s40.radikal.ru/i087/1009/60/3a2eaa23dc36.jpg

Астрономия (некогда часть более широкой области астрологии) имеет (со времен Марциана) шар (Держава) —  собственно небесный глобус, на котором нанесены созвездия, но далеко не всегда он различим как таковой. Подобно Геометрии, она может измерять его сферическим Циркулем. У нее имеется Секстант, первоначально использовавшийся для измерения звезд, и иногда армилярная Сфера. Астрономия является также сферой Урании (одной из девяти Муз), у которой те же атрибуты.

http://s61.radikal.ru/i172/1009/61/3ca4c83194ed.jpg

Музыка  по  традиции предстает в виде женщины, играющей на музыкальном инструменте. В средние века у нее набор из трех или четырех колокольчиков, по которым она ударяет молоточком. Позднее ее инструментами могут быть  портативный Орган, Лютня, Виола или скрипка. Некоторые из них являются также атрибутами Цецилии. У нее может быть Лебедь (из-за легенды о его песне). Как часть этой серии персонажей Музыка иногда может представляться  Орфеем, приручающим своей игрой животных.

http://s08.radikal.ru/i181/1009/a2/b8bc3114f0e6.jpg

Источник

+8

12

Воспитание и образование.
Жизнь Англии в средние века. Л.Ф.Зальцман

Строгость и даже суровость — вот основополагающий принцип средневекового воспитания в семье и в школе. Леди Джейн Грей, чья печальная судьба всем известна , рассказывала, что родители требовали от нее делать всё столь совершенно, как Господь сотворил мир, и в тех случаях, когда у девочки не получалось соответствовать такому высокому эталону, ее ожидали «тычки, пинки до затрещины» Совершенно обычным для того времени были  «воспитательные» методы Агнес Пастон, которая каждую неделю регулярна секла свою дочь и выражало надежду, что если ее сын не будет успевать в школе, то наставник станет как следует пороть его, пока тот не исправится».

Девизом Винчестерского колледжа, первой крупной школы для мальчиков, стало изречение “Manners make man” («Человек - это тот, кто умеет себя вести»), ведь обучение основам вежливости считалось неотъемлемой  частью воспитания каждого джентльмена.
Школой хороших манер были дома высшей знати, поэтому мальчиков в самом юном возрасте посылали к королевскому двору или к епископам и другим знатным сеньорам, чтобы отроки овладели навыками благопристойного поведения и, прежде всего, научились правильно вести себя за столом: и тому, как раз делывать мясные блюда, и тому, как прислуживать во время трапезы В Средние века не видели ничего унизительно в том, чтобы прислуживать знатному господину; более того, знатные сеньоры оспаривали друг у друга право исполнять роль дворецкого при короле или подносить ему чашу с водой для омовения рук, а отпрыски благородных семейств почитали за честь точно также служить другим лордам, не стол высокопоставленным, как король. Разделка мясного блюда, в частности, представляла собой подлинное искусство, и, перечисляя достоинства оруженосца из числа кентерберийских паломников, Чосер говорит, что тот «отцу жаркое резал за обедом». Были очень распространены пособия па этикету, адресованные юношеству и содержавшие советы на все случаи жизни, — на латыни, на французском и английском языках Самое известное из таких пособий называлось «Stans puer ad mensam».

В книгах, посвященных этикету, запечатлена живая картина средневековых нравов, ибо они подробно рассказывают обо всем, что приходилось делать мальчику в течение дня — с того момента, как он  вставал с постели, и до того часа, когда он вновь укладывался спать.

Если будешь вставать ранним утром,
Приобретешь три ценных вещи:
Благочестие, здоровье и достаток –
Так меня наставлял отец

И нужно имеет в виду, что под «ранним утром» подразумевалось время не позднее 6 часов. Проснувшись, ребенок должен был, как говорилось в книгах, причесаться, убедиться, что его одежда выглядит чисто и опрятно, не забыть вымыть руки, умыть лицо и прочесть молитву Дальше шли общие наставления относительно приличного поведения если к ребенку обратился кто-либо из старших, надлежало отвечать ему скромно, но бодро, не стоять, понурив голову,«как тупица», и не хмуриться исподлобья. Благовоспитанный ребенок не должен был сопеть, фыркать, чесаться.

Но самое пристальное внимание уделялось поведению за столом. Многие правила этикета свидетельствуют о том, что в любой ситуации и во все времена  хорошие манеры имеют один и тот же смысл, в их основе лежит идея внимательного отношения к окружающим. Однако можно предположить, что в Средние века подлинно воспитанных людей было чрезвычайно мало, иначе не понадобилось бы давать такие вот,
например, советы:

Не обгладывай кости дочиста  -
Это выглядит некрасиво,
Не разрывая мясо на части - –
Это не куртуазно.
Не макай кусок мяса в солонку,
Лучше воспользуйся ножом
И иногда в своей жизни
Не отхлебываю суп из тарелки.
Не перепачкайся едой от излишней
прожорливости,
Подобно свинье, уплетающей помои.
Ешь спокойно, пей чинно,
Следи за тем, чтобы не напиться
Не чеши в голове пятерней,
Ведь тебе приходится прикасаться руками
к мясу,
Не плюй на стол,
Смотри, не позабуду об этом
Не ковыряй в зубах ни ножом,
Ни пальцем,
Но возьми палочку или другую чистую вещь,
Чтобы не опозориться.

Нормандское завоевание сказалось на системе образования сразу в нескольких аспектах Важнее всего было то, что франко-норманнский язык занял место английского в качестве языка, на который осуществлялся перевод других сочинении, английский язык (ставший к тому времени совершенно другим) снова был введен в школах лишь в середине ХIV века. К тому же нормандцы благоволили монастырям и передали в их ведение многие из тех церквей, при которых имелись грамматические школы В нормандской Англии было четыре вида учебных заведений: начальные школы (певческая школа»), монастырские школы , грамматические школы («средняя школа») и университеты.

  В таких начальных школах мальчиков обучали пению латинских гимнов, не требуя, чтобы дети понимали их содержание, кроме того, школьники постигали азы грамоты и довольно бистро начинали читать, а иногда и писать. Раз уж речь зашла об обучении письму, стоит напомнить, что только в латинском языке существовало сложившаяся система правописания; французские и английские слова фиксировались на письме фонетически, то есть посредством такой последовательности букв, которая, по мнению того или иного пишущего, должна была верно передавать их звучание.

Монастырские школы предназначались для мальчиков, которые готовились принять постриг, и потому основу обучения составляло наставление в религии.
Учеников было немного, даже в школах при крупных монастырях, а дисциплина отличалась чрезвычайной строгостью. Мальчикам не разрешалось разговаривать друг с другом или касаться друг друга, к каждой паре воспитанников был приставлен в качестве учителя один из почтенных монахов, не спускавший с них глаз ни днем ни ночью. Занятия проходили, в основном, в галерее, тянувшейся вдоль всех четырех сторон открытого двора, образованного строениями монастыря, такая галерея была неотъемлемым элементом монастырской архитектуры.

Иногда в монастырь посылали своих детей представители местной знати, чтобы те учились в вместе с послушниками и молодыми монахами. Обычно эти родители рассчитывали на то, что впоследствии их отпрыски сами станут духовными лицами. При некоторых монастырях имелись благотворительные школы, мальчики, которые в них учились, получали начальное образование и за это должны были петь в церковном хоре и  исполнять роль слуг.

В основном, вклад в распространение образования в средневековой Англии внесли грамматические школы. Их задачей было обучение латинской грамматике. На протяжении всего Средневековья латынь оставалось языком школы и науки для всей Западной Европы, а под термином «грамматика» понималась «искусства говорить и писать надлежащим образом, подобно древни мастерам прозы и поэзии» Как мы уже говорили, школы с таким уклоном издавна являлись обязательной принадлежностью всех кафедральных соборов и коллегиальных церквей, то есть тех церквей

Арифметика относилась к категории более сложных и менее насущных наук, однако не будем забывать о том, что арабские цифры вошли в употребление в Англии только в ХIV веке, а выполнять арифметические действия с римскими цифрами было не так уж просто.
Римские цифры
Арифметические действия у древних римлян
Епископ Алдхельм, известный своей ученостью, так описывал свои занятии математикой:
«Неспособность овладеть арифметическими навыками так угнетала меня, что казалось, будто все усилия, до того положенные на учебу, оказались напрасны. И вот наконец, по милосердию Господню, я сумел постичь путем усердных упражнений, что лежит в основе вычислений, — что имеют в виду, говоря о дробях»

Хотя в средневековых школах никто не заботился о том, чтобы организовать игры воспитанников, школярам той эпохи была известно множество различных забав. Особой популярностью пользовались игры с мячом, отдаленно напоминавшие хоккей, файвз, теннис и бейсбол, причем нередка «двором» при игре в файвз служили стены церкви, от чего сильно  страдали церковные окна. Любимой игрой был футбол, воспитанники трех лондонских школ — школы при соборе св.Павла, школы при церкви св.Марии и школы при церкви св.Мартина — после обеда во вторник на масленой неделе играли в футбол на большом лугу Смитфилда. 
Утро того же дня школяры отдавали петушиным боям: они приносили с собой в школу бойцовых петухов и натравливали их друг на друга.  Это развлечение, само по себе варварское, со временем выродилось в еще более жестокую забаву:  петуха привязывали за ногу к шесту и метали в нега палки, пока несчастная птица не оказывалась забитой до смерти. С одобрения наставников этот масленичный обычай просуществовал вплоть да пуританских времен.  Но если средневековые школяры находили удовольствие в таких зверских забавах, за которые в наши дни любого сорванца по заслугам отколотили бы его собственные товарищи, то не меньше увлекались в Средние века и интеллектуальными играми (за что, как думается, современного подростка отлупили бы его приятели).  В те времена ученики какой-либо школы собирались по выходным дням в общественных местах или даже на улице и вели на латинском языке диспуты по вопросам грамматики и логики, состязались с учениками из других школ.

+6

13

http://s51.radikal.ru/i132/1103/99/a8bf045d1afe.jpg

Наряду с королями, дворянами, церковниками, выходцами из народа в действо жизни  часто была вовлечена фигура клирика, который далеко не всегда равнозначен монаху или священнику.
Этот клирик происходил из рода интеллектуалов, берущего начало в западном средневековье.
Речь идет о школьных учителях, мэтрах. Впервые оно произносится в эпоху раннего средневековья, затем получает распространение в город ских школах XII века, а в XIII веке переходит в университеты.
Так именуют тех, чьим ремеслом были мышление и преподавание своих мыслей.

http://s41.radikal.ru/i091/1103/df/96ddd527270c.jpg

Как университет в Париже получил первые права...

Дело было в 1200 году. Студент-немец отправил своего слугу в кабачок за вином. А там как раз пировали горожане.
Слуга был горожанами поколочен, что вызвало в студенческой среде жажду мести.
Студенты отправились и уже, в свою очередь, крепко побили горожан. Ну а горожане, не долго думая, пожаловались прево.
Прево отправил людей арестовать смутьянов. Смутьяне отчаянно сопротивлялись. В результате погибло пять человек, в том числе и тот студент-немец, в недобрый час отправивший слугу за вином.
Университет направил жалобу королю и Филипп Август встал на сторону университета.
Он определил, что теперь школяры (а под этим термином понимали как учащихся, так и учащих) будут подсудны только церковному суду, но не светскому. Хотя проблемы то с прево у студентов все равно периодически возникали.

http://s56.radikal.ru/i151/1103/ea/bc7368c824da.jpg

Англия.

Решение ГенрихаII отозвать из Парижского университета всех английских студентов и учёных мужей заложило основы университетского образования. Прибывшие с континента доктора наук в 1185 году основывают в Оксфорде учёное общество.
Дела шли гладко до 1209 года, пока часть студентов, рассорившись с местными жителями, не решила переехать в крупный купеческий город болотистого Кембриджшира.
Оба университета основывались на системе, принятой в парижских школах. Занятия велись согласно расписанию и включали в себя 7 свободных искусств - грамматику, риторику, логику, арифметику, геометрию, музыку и астрономию.
Выдавались дипломы в области философии,богословия и права.
Воодушевлённые проповедями нищенствующих орденов францисканцев и доминиканцев, университеты начали бесплатно предоставлять жильё и книги беднякам,для которых образование было единственным способом подняться на ступень выше.
Вплоть до 14 века кафедрами заведовали преимущественно монахи.

Медленно, но верно английские университеты превращались в подлинные храмы науки.
То,что студенчество плотно вошло в городской быт Средневековья, со свойственной ему иронией отмечает Чосер в своих "Кентерберийских рассказах", рисуя портрет оборванного студента из Оксфорда:
  "...Не конь под ним, а щипанная галка,
      И самого студента было жалко -
      Такой он был обтрёпанный,убогий,
      Худой, измученный плохой дорогой"
.
(из книги "Подробный справочник по истории Англии" перевод с английского Г.Горевцова)

+4

14

Университет в Болонье один из самых старых в Европе, его формирование началось в X и XI веках как школа "свободных искусств" (грамматика, риторика, диалектика и арифметика, геометрия, музыка и астрономия), составлявших основу античного и позже средневекового образования.
Постепенно "специализацией" Болонской школы становится изучение римского права, хотя изучение "искусств" так же долго делает школе хорошую славу.
Один из преподавателей школы свободных искусств, Ириней Вернерий, посвящает себя изучению римского права, в основе которого лежало изучение кодекса Юстиниана, свода законов римского права, составленного в 6 в. н.э при византийском императоре Юстиниане Великом, и оказавшего колоссальное влияние на развитие Европейского права.
В 1088 г. Ириней начинает читать публичные лекции.

Самый известный период жизни университета связан с именем короля Ломбардии, а так же императора священной Римской империи Фридриха I Барбароссы, ставшего покровителем университета как центра изучения права.
Университет становится особым автономным образованием, со своей структурой власти (ассоциации студентов, выбиравшие начальство над профессорами и ассоциация профессоров, каждый из которых имел власть над студентами, которые слушали его лекции).
У студентов университета появилась особая привилегия - они подлежали суду исключительно со стороны профессоров и епископа.

В Болонском университете, кстати, студентом начал свою карьеру святой Фома Аквинский, потом, правда преподававший уже в Парижском университете, специализировавшемся на богословии.

Св. Фома Аквинский
http://s016.radikal.ru/i334/1104/f3/0d709cc1fb0c.jpg

Скульптурные барельефы - это надгробия докторов Болонского университета.
"Владелец" этого надгробия умер в 1330 г, вот собственно он с учениками.
Студенты одеты в свободную одежду, с рукавами, расширяющимися примерно на уровне локтя.
http://s58.radikal.ru/i159/1104/89/5b2be4c74daa.jpg

Вот еще надгробие, некого господина Pietro Cerniti, умершего в 1338 г. На головах студентов те самые hood.
http://i048.radikal.ru/1104/7d/088e1993f777.jpg

Эта плита, принадлежавшая Bonifacio Galuzz, особенная. Она была раскрашена.
Видны остатки краски на одежде. Умер этот господин в 1346 г.
http://s49.radikal.ru/i125/1104/26/e89bfdb50cc5.jpg

Вот покрупнее студенты - правая и левая группа.
http://i057.radikal.ru/1104/52/f1523b4f743d.jpg

http://i076.radikal.ru/1104/e3/691f20fad77d.jpg

Фрагмент фото плиты, Pietro Canonici, почившего аж в 1502 году. Очень умильно изображено все внутреннее содержание тумбы - книги, чернильницы, песочные часы.
http://s004.radikal.ru/i207/1104/d0/c03bc55eb666.jpg

крупнее...
http://i004.radikal.ru/1104/5c/8539e97fab53.jpg

Музей Средневековья в Болонье.
фотографии Александра Марей, старшего преподавателя Факультета Истории Политологии и Права РГГ.
Legend-club
http://legendaforum.forum24.ru/

Отредактировано иннета (2011-04-15 21:05:41)

+3

15

Образование в Средние века
      /Отрывок из книги Филиппа Арьеса «Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке»/

     В каком возрасте поступали в школу?
Мнения историков по этому поводу различны, поскольку, когда речь идет о французских авторах, невозможно понять, говорят ли они о начальной школе или о высшей в том виде, в каком последняя существовала лишь в XII и XIII веках.
С английскими авторами, напротив, все ясно, поскольку разделение начальных школ и высших школ искусств пережило XIII век и сохранилось до наших дней. Но даже в самых очевидных, на первый взгляд, случаях присутствует элемент неопределенности.

http://i053.radikal.ru/1106/4e/255dfc5a5040.jpg

В XIV веке Чосер выводит образ маленького школяра в «Кентерберийских рассказах»: «А среди детей был сын вдовы, маленький херувимчик, которому едва исполнилось семь лет и который привычно каждый день ходил в школу».
    Ранний возраст для того времени.
В парижском коллеже Девы Марии в 1339 году самые маленькие были в возрасте восьми-девяти лет.
Также и в Винчестер-колледж поступали между восемью и семнадцатью годами.
Наиболее распространенным кажется возраст, указанный английским историком образования Адамсоном, — от восьми до девяти лет.
Мы можем считать, что в среднем маленький служка брался за Псалтырь лет около десяти.
Стоит отметить, что сегодня в этом возрасте он поступил бы уже в шестой класс, если бы не пошел в школу раньше обычного, и за спиной у него было бы уже четыре-пять лет начальной школы, а иногда и больше, если он был в дошкольных учреждениях.
Средневековый служка на четыре или пять лет отстает от сегодняшнего мальчика, а тогда эти четыре-пять лет относительно средней продолжительности жизни были гораздо более долгими, чем сегодня.

Сред.гравюра "Семь свободных искусств"
http://s43.radikal.ru/i101/1106/ab/740431588399.jpg

Итак, в школу поступали поздно. Сколько времени продолжалась учеба? Здесь также необходимо иметь в виду различия.
Где-то до XII века ученики не должны были быть существенно старше тринадцати-четырнадцати лет, возраста половой зрелости.
Позже, в XII и XIII веках, с развитием университетов устанавливается традиция долгого цикла: студент переходил из начальной школы в университет в возрасте тринадцати-четырнадцати лет и заканчивал его около двадцати, чуть раньше или чуть позже.
Такова будет английская система:
до четырнадцати лет — элементарная школа, или, как станут говорить позже, grammar school;
с четырнадцати до восемнадцати лет — университетский колледж, после чего наступала специализация в теологии или практическая стажировка по праву.

В парижских университетских школах средний возраст был, скорее всего, несколько завышен за счет большой доли студентов старше четырнадцати лет, которых привлекала слава парижских профессоров. Но те же школы, безусловно, принимали и более юных начинающих, так как не сумели приобрести статус учреждений дополнительного образования, куда поступают лишь получив начальные знания. (В этом их огромное отличие от английских школ.)
Студенты в XII и XIII веках там задерживаются, закрепляется традиция долгого, до двадцатилетнего возраста и далее, цикла.

Однако не следует уделять этому рассуждению о возрастах больше внимания, чем оно того заслуживает.
Мы, безусловно, вносим в наше исследование современный интерес к соответствию возраста обучению.
На самом деле в Средние века он полностью отсутствовал. В текстах крайне редко встречаются точные упоминания о возрасте школяров.

В XV веке регенты из «Доктринала» Пьера Мишо обращаются к старым и малым, составляющим их аудиторию:

Внимайте же, любезные школяры,
Будь вы стары или молоды, зрелы иль зелены.

Студенты университетской аудитории (Германия, XIV век). Видно, что студенты - самых разных возрастов. Первые ряды слушают внимательно, а "камчатка" и в то время была верна себе - болтает и даже спит. ^^
http://s005.radikal.ru/i209/1106/3a/f81bea5f4497.jpg

Это смешение возрастов продолжалось и за стенами школы.
Школа тогда не управляла всеми сторонами жизни ученика.
Один учитель, иногда имевший помощника, не обладал в своем единственном помещении организационными возможностями для того, чтобы контролировать повседневную жизнь своих школяров.
С концом урока они выходили из сферы его влияния.  «Старые или молодые», они были предоставлены самим себе.
    Некоторые, крайне немногочисленные, жили с родителями. Другие же жили на пансионе либо у самого учителя, либо у какого-нибудь священника или каноника на условиях, зафиксированных в контракте, похожем на контракт о принятии в учение.
За ними смотрели или, по крайней мере, присматривали. Они принадлежали к дому каноника, которому их доверили, и это являлось своего рода компромиссом между образованием подмастерья, о котором мы будем говорить дальше, и школьным образованием современного типа. Это была единственная известная форма интерната.
Но большая часть студентов жила там, где могла, у горожан, по несколько человек в комнате.

Лекция в средневековом университете. Сверху: фрагмент саркофага XIV в. (Сьена, Университет). Снизу: барельеф скульптора Челлино XIV в., (Пистойя, Собор)
http://i024.radikal.ru/1106/e9/aa82946a7d38.jpg

Это постоянное совместное пребывание людей разных возрастов сегодня кажется нам удивительным, если не скандальным, современники же были настолько привычны к нему, что не замечали, как это бывает со многими повседневными вещами.
Но могли ли они быть восприимчивы к смешению возрастов, когда существовало такое безразличие к возрасту как таковому?

С самого поступления в школу ребенок сразу же оказывался в мире взрослых.
Такое смешение, настолько органичное, что на него не обращают внимания, является одной из наиболее характерных и самых стойких черт старинных воззрений на общество, соответствуя чему-то глубоко укорененному в самой жизни.

+4

16

Такое смешение, настолько органичное, что на него не обращают внимания, является одной из наиболее характерных и самых стойких черт старинных воззрений на общество, соответствуя чему-то глубоко укорененному в самой жизни.

Сейчас такое можно увидеть на заочных отделениях ВУЗов.
Учатся люди от 17 до 50 лет. Особенно забавно выглядит, когда студент намного старше преподавателя  :)

0

17

В период раннего Средневековья образованность поддерживали монастыри.
К XIII веку в большинстве европейских стран группы учителей стали объединяться в сообщества, которые вырастали в университеты — главные центры обучения.

Первая печать Кембриджского университета (основан в 1209). Ректор сидит между двумя прокторами (учебные надзиратели). Ниже — мост через реку Кем. 1261.
http://s004.radikal.ru/i206/1204/01/01cdb252b206.jpg

Книжная полка с колбами и песочными часами. Фрагмент портрета св. Амвросия. Мастер из Мондзее. 1497.
http://s019.radikal.ru/i600/1204/73/2b922c787adb.jpg

Предметами изучения являлись математика, литература (латинские классики), естественные науки, прежде всего астрономия, медицина и право. Однако для большинства студентов университетское образование было подготовкой к церковной карьере.
Теология стояла выше всех прочих наук.
Огромным достижением средневековой науки была схоластика, которая со своей разработанной системой формальной аргументации, по сути дела, означала примирение аристотелевской логики с божественным откровением.
Высшей точкой в развитии схоластики стала «Сумма теологии» Фомы Аквинского, виднейшего авторитета, с которым пытались соревноваться и другие ученые, например Уильям Оккам. Процветание университетов зависело от популярности профессоров.

Студенты, изучающие право в Болонском университете, слушают лекцию знаменитого юриста Джованни да Леньяно. Италия, ок. 1385.
http://s019.radikal.ru/i629/1204/c5/5a3aa74699e3.jpg

Винцент из Бове, автор «Великого зерцала», изображен за пюпитром, поверх которого висят ремни с грузами, придерживающие книгу в открытом состоянии. Нидерланды, конец XV века.
http://s019.radikal.ru/i641/1204/d9/3d064ac26c4b.jpg

Амори де Бен — французский философ-мистик и теолог/середина XII века/, читающий лекцию в Парижском университете.
Обвинив в ереси, его принудили отречься от своих взглядов. Французская миниатюра начала XIV века.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Амальрик_из_Бена
http://s019.radikal.ru/i633/1204/16/52c647252b05.jpg

Саймон, аббат монастыря Сент-Олбанс, был основателем монастырской библиотеки. Англия, XIV век.
http://s019.radikal.ru/i610/1204/42/ca677252750b.jpg

В конце XIV века епископ Винчестерский Уильям Вайкхэм основал Винчестер Колледж. В качестве подготовительной школы к колледжу одновременно был основан Нью Колледж в Оксфорде. Это изображение, относящееся к 1463 году, показывает епископа в окружении преподавателей и учеников.
http://s019.radikal.ru/i625/1204/6b/91fdf60ae026t.jpg

+6


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Быт Средневековья » Образование в средние века