SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Война Роз 1455 - 1485

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Война Алой и Белой розы закончилась не в Босворте

текст: Юлия Минеева/Infox.ru

Историки признали, что ошиблись в определении места, где прошла одна из известнейших битв в истории Англии, положившая конец войне Алой и Белой розы. Чтобы вычислить настоящее поле сражения, ученые восстановили ход мыслей полководцев.
В течение нескольких столетий любители английской истории приезжали на холм Эмбион в графство Лестершир. Долгое время считалось, что именно здесь произошла знаменитая битва при Босворте, которую традиционно называют последним сражением войны Алой и Белой Розы и началом правления новой королевской династии. В последний раз в истории Англии на поле битвы пал английский король. Им был Ричард III (1483−1485), ставший героем знаменитой пьесы Шекспира. Тогда на трон взошел Генрих VII (1485−1509), основатель королевской династии Тюдоров.

Три версии о местоположении поля битвы
Споры по поводу настоящего местонахождения поля битвы при Босворте идут уже несколько лет. В 2006 году совет графства Лестершир выделил £1 млн для проведения подробнейшего исследования всех возможных мест, где 22 августа 1485 года могла решиться судьба Англии. Результаты этой работы должны были обнародовать еще этим летом, однако окончательные выводы ученые сделают лишь в следующем году. Полевым работам помешала дождливая погода летом 2007 года.

Однако историки уже сделали предварительные выводы: настоящее поле битвы на самом деле находилось не в том месте, куда приезжают толпы туристов, а на расстоянии 1,5 км от него.

Это открытие может причинить некоторые неудобства совету графства Лестершир, который построил на холме Эмбион недалеко от деревушки Маркет-Босворт интерактивный туристический центр. Каждый год сюда приезжают тысячи посетителей, а совет всегда полагал, что именно здесь в 1485 году Ричард III потерял корону и жизнь.

Однако Ричард Нокс (Richard Knox), хранитель Музея Босвортского поля, рассказал, что настоящее поле битвы, возможно, находится в другом месте, между деревнями Шентон, Стоук-Голдинг и Дэдлингтон. Впервые это предположил в 1990 году английский историк Питер Фосс (Peter Foss). Однако тогда его теория стала лишь одной из многих. Например, существует и такая версия: сражение происходило почти в 13 км от Атерстоуна, города в графстве Уорикшир, где, как свидетельствуют письменные источники, могла стоять лагерем армия Генриха до начала решающего сражения.

Найти поле битвы поможет тактика полководцев
Ключ к загадке заключался в тактике командующих войсками. Генрих Тюдор использовал болотистую местность, чтобы получить преимущество над армией противника, превосходящей его собственные силы.

В ходе исследования историки обнаружили, что в Средние века местность, где сегодня стоят деревни Шентон, Стоук-Голдинг и Дэдлингтон, была известна как Фенн-Хоул (Fenn Hole, англ. hole – впадина, глубокое место) и Фенн-Мидоу (Fenn Meadow, англ. meadow – низина, луг, пойменная земля). Команда исследователей начала изучение этого района с помощью металлоискателей.

«Мы подумали, что аргументы Фосса вполне могут оказаться правильными. При тщательном исследовании района мы обнаружили возвышенности и борозды, которые, возможно, указывают на бывшее расположение болота», — отметил Нокс.

В конце концов историки были вынуждены признать, что битва никак не могла проходить на холме Эмбион, а каменный памятник в честь Ричарда III на том месте, где предположительно пал король, стоит совсем не там, где должен.

Англичане поставят два памятника в честь одной битвы
«Мы не станем передвигать памятник, так как он уже сам по себе стал достопримечательностью. Однако, когда мы точно определим правильное место битвы, мы сможем поставить еще один», — отметил Нокс.

Согласно сохранившимся документам, Генрих заплатил местным жителям некоторую сумму за ущерб, нанесенный их урожаю «на нашем победоносном поле сражения». Это дает еще одну зацепку, которая может помочь в определении места, где на самом деле произошла битва.

«Нам предстоит проделать еще множество работы, и пока что официально я не могу сказать ни да, ни нет по поводу этого вопроса», — подвел итог Нокс.

Фосс также отметил, что никогда не сомневался в правильности своей теории относительно местоположения Босвортского поля битвы. «Я прекрасно знаю этот район, здесь все факты обретают смысл. Когда я начал свое исследование, еще не существовало таких технологий, которые есть у ученых сейчас. Однако моя работа вполне надежна, и я был бы рад, если бы другие исследователи признали мою правоту», — сказал Фосс.

Официальные результаты исследования будут объявлены в начале следующего года

+6

2

Братья дома Йорков.
Если говорить об отношениях братьев, Эдварда, Джорджа и Ричарда, то имеет смысл обратить внимание на факт, что перезахоронение останков герцога Йорка и графа Рутленда было доверено юному Глочестеру, а не более старшему Кларенсу. То ли уже в тот период Кларенс лишился доверия своего царствующего брата по какой-то причине, то ли сам отдалился от семьи. Халстед отмечает, ссылаясь на записи Сандфорда, еще одну странность: отсутствие Кларенса на похоронах вообще. Известно, что Ричард сопровождал останки до самой церкви Фозерингейт, что у ворот церкви процессию встретил Эдвард в глубоком трауре, известны имена ноблей, присутствующих на церемонии – но имени Джорджа Йорка, герцога Кларенса, там нет.

Говоря о характере братьев, Халстед отмечает, что ярчайшей чертой самого Эдварда было своего рода отсутствие энергии. Он был талантливым военным, это признавали все. Но его любовь к комфорту, удовольствиям, праздности помешали ему стать хорошим королем. Он, похоже, воевал только под давлением обстоятельств, но зато уж хорошо воевал. Филипп де Комин отмечает, что родовая свирепость Плантагенетов проявлялась у Эдварда в удивительном немилосердии к врагам: во всех битвах он следил лично, чтобы жизнь сдавшихся рядовых солдат была сохранена, но чтобы все враждебные ему нобли и джентри были казнены немедленно. Это было, разумеется, политикой недальновидной. Враг, увидев бесперспективность сопротивления, мог стать союзником, но враг, который не имел альтернативы, оставался именно врагом. Как бы ни преследовал Эдвард своих мятежных ноблей, часть из них значительно усилила оппозицию, формирующуюся против Йорков во Франции.

Описания герцога Кларенса современниками говорят, что он лишь немногим уступал Эдварду ростом и статью. Ричард рядом с этими двумя колоссами явно выглядел еще более хрупким, чем был на самом деле: в военных упражнениях его постоянным партнером в детстве был именно здоровенный, мускулистый Кларенс, то есть хлюпиком Ричард быть не мог. Проблема с Джорджем Йорком была в том, что он был человеком беспокойным, дерзким и шумным по натуре. Очень открытый, легко впадающий в ярость и легко прощающий, совершенно недипломатичный, не умеющий держать дистанцию и язык на привязи, Кланренс в придворных условиях был просто обречен стать жертвой любого более или менее искушенного манипулянта. Как пишет о нем Хабингтон: “He was a good master, but an uncertain friend ; which delivers him to us to have been, according to the nature of weak men, sooner persuaded by an obsequious flattery than a free advice. We cannot judge him of any evil nature, only busy and inconstant, thinking it a circumstance of greatness to be still in action. He was too open breasted for the court, where suspicion looks through a man, and discovers his resolutions though in the dark, and locked up in secrecy.»

Ричард был на 10 лет моложе Эдварда и на 4 года моложе Джорджа, что не мешало ему принимать активное участие в делах королевства наравне со старшими. Бак, Виргил, Пастоны, профессура Кембриджа – все описывают его, как человека блестящих интеллектуальных способностей. Что касается характера, то он был ровно настолько молчалив и закрыт, насколько Кларенс был громогласным экстравертом. Он очень осторожно делился своими соображениями, научившись этому удивительно рано, но вцелом был человеком неконфликтным, если только вопрос не касался его основных убеждений. Неторопливым в действиях, очень основательным, очень рациональным. С самой юности он умел быть доступным самым разным людям, не теряя при этом достоинства.

Зато если уж Ричард говорил – это было нечто невероятное. Халстед дает с десяток ссылок на разные источники, которые говорят в один голос: Ричард мог достучаться своими речами до кого угодно, он обладал совершенно необыкновенным голосом и потрясающей манерой речи.

Правление Эдварда началось хорошо, очень хорошо. Страна ждала активного, энергичного, деятельного короля, и страна такого короля получила. Красивый молодец, на которого падал отблеск славы его отца, которого знали, как заботливого сына и родственника, носился из графства в графство, восстанавливая закон и порядок, сам заседал в суде, покровительствовал коммерции, искусствам. Но надолго его не хватило. Как и предполагал изначально Ричард Варвик, Эдвард был начисто лишен государственного ума и понимания, что корона – это не привилегии, это обязанности.

Именно это непонимание, что король не может принимать решений ни в одной сфере своей личной жизни, не просчитав, какой резонанс они вызовут, привело к катастрофическим для многих людей последствиям. Речь идет о женитьбе короля. Пока Варвик договаривался с королем Франции о женитьбе Эдварда и Боны, Эдвард втихаря женился в Англии. Это само по себе было действием не короля, а безответственного юнца, но выбор Эдварда – вот что стало катастрофой. Жениться на вдове врага всех тех, кто посадил его на трон, возвеличить ее родственников, а не тех, кто ожидал вполне заслуженной награды, рискуя совсем недавно своей жизнью, жизнью своих родных, состоянием ради дела Йорков – что могло быть более глупым поступком? Эдварда поняли бы лучше, если бы его жена-ланкастерианка была из могущественного рода. Это хоть как-то было бы оправдано. Но Элизабет Грей? Пять беззвестных сестер королевы были указом короля выданы за герцога Бэкингема, графа Арундела, графа Кента, наследника графа Эссекса, за лорда Герберта. Ее брат Энтони получил в жены богатую наследницу, дочь лорда Сила, через что получил и титул, и богатство. Ее брат Джон на двадцатом году жизни получил в жены богатую герцогиню Норфолк – которой было 80! Ее сын от первого брака, Томас Грей, и вовсе был обвенчан с королевской племянницей Анной, дочерью герцогини Экзетер. Ради ее отца был снят с должности Лорда Казначея лорд Монтжой.

Эдвард начал необдуманно очень опасную игру. Что стояло за его поступками – это понятно: желание ослабить политическое влияние своих союзников и советников, стравив их с кланом королевы, за многочисленностью которых Эдвард расчитывал найти собственные силы жить и править так, как хотелось ему, а не так, как от него требовали скучные старые сподвижники его отца.

Известно, что Варвик был недоволен решением Эдварда выдать Маргарет, младшую дочь в семье, за бургундского герцога. Здесь, как утверждает Халстед, не было политики, просто Варвик не переносил бургундский дом вцелом, и герцога в частности. Тем не менее, в 1468 году он, Ричард Глочестер и герцог Кларенс проводили леди Маргарет Йорк до самого Маргейта. Очевидно, это был единственный случай, когда Ричард и Джордж действовали вместе – из привязанности к сестре, а не друг к другу. Надо сказать, что Варвик, очевидно, попытался во время той поездки привлечь на свою сторону и Ричарда, и Джорджа. Ричард на авансы не поддался, в своей обычной сдержанной манере. Без скандалов и криков, он дал понять Варвику, что он «смеет не доверять» своему бывшему воспитателю. Зато Джордж, который уже был зол на Эдварда, не давшего согласие на его брак с дочерью Варвика, открыто перешел на сторону графа против своего брата-короля.

С этого момента можно утверждать, что братья-Йорки перестали представлять собой единую силу, разделившись на две партии: в одной были Эдвард и поддерживающий беспрекословно его решения Ричард, в другой – Джордж, второй по старшинству, следующий за Эдвардом в очереди к трону. И Эдвард умел отблагодарить своего младшего брата! Не прошло и года после проводов леди Маргарет, как Ричард был пожалован должностью старшего судьи в Южном Уэльсе, главным адмиралом, и главным коннетаблем Англии пожизненно! С этого момента Ричард начал активную политическую жизнь, сопровождая Эдварда во всех походах и поездках. Раздор с Кларенсом достиг апогея во время ланкастерианского восстания, когда Эдвард был арестован Кларенсом и Варвиком, и отправлен в замок Варвик, откуда его, правда, отпустил брат Варвика, не посмевший держать короля пленником. В результате, разъяренный Эдвард издал указ о поимке герцога Кларенса, обещая в награду либо надел земли, приносящий в год по сотне фунтов, либо тысячу фунтов деньгами.

Женитьба короля вбила клин не только между королем и его лордами, но и между ним и его матерью. Кройдонские хроники упоминают, что Сесили была категорически против подтверждения сыном его тайного брака с Элизабет Вудвилл (она была, очевидно, первая, кому он об этом браке рассказал). Но король решил не слушать никого. Сесили никогда не опускалась до открытого выражения высокородного отвращения к выскочке, она просто стала вести жизнь еще более замкнутую, но ее гордость и понимание долга крови, породы, пострадали невероятно, и заметно охладили ее чувства к Эдварду. Не могла она и не разочароваться в Джордже: в конце концов, для герцога и брата короля его действия действительно были прямой государственной изменой. Поэтому Сесили обратила всю свою привязанность и гордость на Ричарда, который действительно всегда действовал согласно требованию долга. Матери хотят гордиться своими сыновьями, а с Ричардом Сесили объединяло еще и общая особенность их характеров: они оба были полны гордостью и амбициозностью Плантагенетов, но оба умели крепко держать себя в руках, не давая этой гордости взять верх над тем, что правильно, над чувством лояльности и долга.

Результатом раскола в семье было продолжение войны, высадка Варвика, восстановление на троне короля Генриха Шестого, и бегство Эдварда с Ричардом в Голландию. Говорят, что самым ценным, что было у братьев к моменту появления при бургундском дворе, были их доспехи. Теперь вне закона оказались уже Эдвард и Ричард. Халстед пишет, что нам уже не понять ту глубину жертвенности, которую выказали нобли, разделившие с Эдвардом его изгнание. Они могли вернуться в Англию, и были бы, несомненно, обласканы мудрым Варвиком. Но они остались верны королю в самых ужасающих для их гордости условиях. Халстед не пишет, почему Эдвард не получил хотя бы приличного содержания от мужа своей сестры, ведь и тому Варвик не был сердечным другом. Но Филипп де Комин пишет, что он видел лорда Экзетера, просящего милостыню от двери к двери, и что графиня Оксфорд стала швеей, чтобы хоть как-то зарабатывать на хлеб себе и мужу.

Потом, как известно, отчаянный братцы на малые деньги, данные им, все-таки, бургундским герцогом, высадились в Англии и т.д. Ричарду, кстати, тогда было всего 17. Интересно то, что к тому моменту Джордж снова сменил симпатии. Халстед пишет, что отличительной чертой этой семьи была взаимная привязанность, в случае Джорджа ослабленная сочетанием амбициозности Плантагенетов и общей слабости характера. Да, он хотел стать королем, когда примкнул к Варвику. Но когда Варвик поставил на Эдуарда Ланкастера, наступило прозрение. И Кларенс стал искать путей примирения с братьями. Свою роль в примирении сыграли женщины дома Йорков: и сама Сесили, и герцогиня Бургундская, и герцогиня Экзетер, и герцогиня Саффолк. Больше всех брата Джорджа любила, конечно, Маргарет, герцогиня Бургундская. Слишком много они вместе испытали в детстве, чтобы выходка брата ослабила эту привязанность. Она вытребовала у Эдварда, когда тот был в изгнании, твердое помилование Джорджу. Тот, как известно, был не склонен щадить ноблей, относящихся к нему враждебно. И вот с этим помилованием она и начала переговоры с Кларенсом.

А непосредственно в Англии роль посланца между рассорившимися братьями пришлось взять на себя Ричарду.

" The king, upon an afternoon, issued out of Warwick with all his fellowship, by the space of
three miles, into a fair field, towards Banbury, where he saw the duke, his brother in fair array, come towards him with a great fellowship ; and when they were together within less than half a mile, the king set his people in array, the banners displayed, and left them standing still, taking with him his brother of Gloucester, the Lord Rivers, Lord Hastings, and a few others, and went towards his brother of Clarence. And in likewise the duke, for his part, taking with him a few noblemen, and leaving his host in good order, departed from them towards the king: and so they met betwixt both hosts, where was right kind and loving language
betwixt them two." ..." And then in likewise spake together the two Dukes of Clarence and
Gloucester, and after the other noblemen being there with them, whereof all the people there that loved them were right glad and joyous, and thanked God highly of that joyous meeting, unity, and accord, hoping that thereby should grow unto them prosperous fortune in all that they should after that have to do." ... " And so with great gladness both hosts, with their princes, together went to Warwick (city), and there lodged, and in the country near adjoining."

Так описывают примирение документы из коллекции Harleian Library

Вся семья собралась в Лондоне 11 апреля 1471 года, в резиденции герцогини Сесили. Кстати, практически первым, что сделал Эдвард, войдя в Лондон, было освобождение его жены из аббатства, где она с дочерьми скрывалась полгода. Забрав Элизабет, дочерей и новорожденного сына, он тоже отвез их в резиденцию своей матери. Клан снова собрался под одной крышей.

+1

3

Здравствуйте! Это мой первый пост на этом форуме, и в качестве своей "прописки" я хочу поделиться с вами русскими субтитрами к документальному фильму RICHARD III: THE KING IN THE CAR PARK.

Фильм можно скачать отсюда, а субтитры - отсюда

Отредактировано Britu (2013-03-18 18:12:33)

+5

4

Britu, спасибо и добро пожаловать! :)

0

5

Britu, добро пожаловть! 
Какими судьбами? ;)

Отредактировано Oksi (2013-03-18 21:31:26)

0

6

Britu, привет! Спасибо за Ричарда!

0

7

http://s5.uploads.ru/SYN8m.jpg
/

+2

8

ВОЙНА АЛОЙ И БЕЛОЙ РОЗЫ

Алой и Белой розы война - междоусобные войны феодальных кланов за английский престол. Боролись две ветви династии Плантагенетов - Ланкастерская (герб с алой розой) и Иоркская, (герб с белой розой). Война, продолжавшаяся тридцать лет (1455-1485), привела к власти дальнего родственника Ланкастеров Генриха VII Тюдора. Женившись на наследнице Йорков Елизавете, Генрих VII объединил в своем гербе алую и белую розу и основал правящую династию Тюдоров.

Причины войны

Причинами войны послужили тяжелое экономическое положение Англии (кризис крупного вотчинного хозяйства и падение его доходности) поражение Англии в Столетней войне (1453), лишившее феодалов возможности грабить земли Франции; подавление восстания Джека Кэда в 1451 (см. Кэда Джека восстание) и вместе с ним — сил, выступавших против феодальной анархии. Ланкастеры опирались главным образом на баронов отсталого севера, Уэльса и Ирландии, Йорки — на феодалов экономически более развитого юго-востока Англии. Среднее дворянство, купцы и зажиточные горожане, заинтересованные в свободном развитии торговли и ремесел, ликвидации феодальной анархии и установлении твердой власти, поддерживали Йорков.

При слабоумном короле Генрихе VI Ланкастере (1422-61) страной правила клика нескольких крупных феодалов, что возбудило недовольство в остальных слоях населения. Пользуясь этим недовольством, Ричард, герцог Йоркский, собрал вокруг себя своих вассалов и пошел с ними на Лондон. В битве при Сент-Олбансе 22 мая 1455 он разбил сторонников Алой розы. Отстраненный вскоре от власти, он вновь поднял мятеж и заявил о своих притязаниях на английский престол. С войском своих приверженцев он одержал победы над противником при Блор-Хите (23 сентября 1459) и Норт-хемптоне (10 июля 1460); во время последней он захватил в плен короля, после чего заставил верхнюю палату признать себя протектором государства и наследником престола. Но королева Маргарита, жена Генриха VI, со своими приверженцами неожиданно напала на него при Уэйкфилде (30 декабря 1460). Ричард был разбит наголову и пал в сражении. Враги отрубили ему голову и выставили ее на стене Йорка в бумажной короне. Сын его Эдуард при поддержке графа Уорика разбил сторонников Ланкастерской династии при Мортимерс-Кроссе (2 февраля 1461) и Тоутоне (29 марта 1461). Генрих VI был низложен; он и Маргарита бежали в Шотландию. Победитель стал королем Эдуардом IV.

Эдуард IV

Однако война продолжалась. В 1464 Эдуард IV нанес поражение сторонникам Ланкастеров на севере Англии. Генрих VI был взят в плен и заключен в Тауэр. Стремление Эдуарда IV усилить свою власть и ограничить свободы феодальной знати привело к восстанию его прежних сторонников во главе с Уориком (1470). Эдуард бежал из Англии, Генрих VI в октябре 1470 был восстановлен на престоле. В 1471 Эдуард IV при Барнете (14 апреля) и Тьюксбери (4 мая) разбил войско Уорика и войско жены Генриха VI Маргариты, высадившееся в Англии при поддержке французского короля Людовика XI. Уорик был убит, Генрих VI в апреле 1471 вновь низложен и умер (предположительно убит) в Тауэре 21 мая 1471.

Завершение войны

После победы, дабы укрепить свою власть, Эдуард IV начал жестокие расправы как с представителями Ланкастерской династии, так и с мятежными Йорками и их сторонниками. После смерти Эдуарда IV 9 апреля 1483 престол перешел к его малолетнему сыну Эдуарду V, но власть захватил младший брат Эдуарда IV, будущий король Ричард III, который сначала объявил себя протектором малолетнего короля, а потом низложил его и приказал задушить в Тауэре вместе с его младшим братом Ричардом (август (?) 1483). Попытки Ричарда III укрепить свою власть вызвали восстания феодальных магнатов. Казни и конфискации имущества восстановили против него сторонников обеих группировок. Обе династии, Ланкастеров и Йорков, объединились вокруг Генриха Тюдора, дальнего родственника Ланкастеров, который жил во Франции при дворе короля Карла VIII. 7 или 8 августа 1485 Генрих высадился в Милфорд-Хейвене, беспрепятственно прошел через Уэльс и соединился со своими сторонниками. От их объединенного войска Ричард III потерпел поражение в сражении при Босворте 22 августа 1485; сам он был убит. Королем стал Генрих VII, основатель династии Тюдоров. Женившись на дочери Эдуарда IV Елизавете — наследнице Йорков, он объединил в своем гербе алую и белую розы.

Итоги войны

Война Алой и Белой роз явилась последним разгулом феодальной анархии перед установлением абсолютизма в Англии. Она велась со страшным ожесточением и сопровождалась многочисленными убийствами и казнями. В борьбе истощились и погибли обе династии. Населению Англии война принесла усобицы, гнет налогов, расхищение казны, беззакония крупных феодалов, упадок торговли, прямые грабежи и реквизиции. В ходе войн значительная часть феодальной аристократии была истреблена, многочисленные конфискации земельных владений подорвали ее могущество. В то же время увеличились земельные владения и возросло влияние нового дворянства и торгового купеческого слоя, которые стали опорой абсолютизма Тюдоров.

+3

9

...В книжке Д. Хессайона "Все о розах" нашла картинку - Красная роза Ланкастеров (r. gallica officinalis)
Вот она:
http://s5.uploads.ru/t/cTuJV.jpg
Выглядит как цветок шиповника, ничего особенного, да? НО! Это очень древний сорт, завезенный в Британию римлянами или крестоносцами - поэтому и называется "французской" (галльской) розой . Все современные "совершенные" сорта красных роз - гибриды, происходящие от такого казалось бы скромного цветочка.)
А вот как выглядит Белая роза Йорков (r. alba semi-plena)
http://s4.uploads.ru/t/gMZDq.jpg
Она еще древнее "галльской розы" - завезена на Остров римлянами!( от pax Romana на Альбионе мало что осталось - купальни в Бате, Адрианов вал, дороги етс, но огромную любовь к розам англичане переняли у римлян! )
После окончания войны Алой и Белой Розы (1455-1485 гг.) символ дома Ланкастеров и Йорков были объединены в гербе новой династии - Тюдоров.
Т.н. "роза Тюдоров":
http://s4.uploads.ru/t/NS5FH.png

+2