SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Человек-Легенда. Средневековье

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

История Боудики (Бодиции) заинтересовала меня весной в Колчестере, где я своими глазами могла увидеть, какого шороха эта дама навела среди римлян. И оружие тех времен там было, и прототип колесницы королевы кельтов (и все можно было потискать, поднять, потрогать!), и кадры из фильма крутились на фоне. Отчасти меня удивила экспозиция Боудики в том самом замке, где после ее наскока сохранились лишь жалкие фрагменты некогда сильной крепости, столицы Римской Британии. Потом до меня дошло, что с точки зрения британцев римляне были захватчиками. А Боудика, соответственно, героиней. Довольно кровавой, но это – отличительная черта всех вожаков любых восстаний.

В некоторой степени Боудика попала в критическую ситуацию из-за своего мужа, который слишком любил хорошо пожить, желательно – за чужой счет. А еще он переоценивал свою изобретательность.

Эта печальная история началась еще в 43 году, когда легионы римлян двинулись на Британию. Тогда вождь союза племен кельтов Икени, муж Боудики, Прасутагус, добровольно отдал свои владения под протекторат Рима. Жил он долго и счастливо, охотно брал деньги от римских банкиров взаймы, особо не заморачивая себе голову мыслями о расплате. Возможно, он и не собирался платить. Он, собственно, даже не просил этих денег, ему их просто сунули в руки. Почему бы не попользоваться? В конце концов, в Британии икенийцы были реальной силой, в чем убедился губернатор Публиус Осториус Скапула, пригрозивший в 47 разоружить кельтов.

Прасутагус был не единственным вождем, добровольно примкнувшим к римлянам. В Галлии, приблизительно на территории нынешней Бельгии процветал еще один мощный племенной союз, Бригантес, которым руководила королева Картимандуа.

Но было и сопротивление римлянам. Сыновья первого короля кельтов Тогодумнус и Каратакус защищали территорию современного Кента отчаянно, но римляне были сильнее. Каратакус бежал в Бригантес, но королева Картимандуа выдала его римлянам, закованным в цепи. Каратакус был привезен в Рим для триумфа, в качестве трофея. Там ему, сыну короля, дозволили произнести речь перед Сенатом. Речь оказалась настолько хороша, что сенаторы немедленно даровали храбрецу свободу. Каратакус остался жить со своей семьей в Риме, уважаемый и обласканный, а вот по поводу королевы Картимандуа римские историки прошлись довольно критично. Но, как показали дальнейшие события, предательство было в характере королевы. Несомненно, что если бы она присоединилась к Боудике, с римлянами было бы покончено и в Галлии, и в Британии. Королева Картимандуа нуждалась в римских мечах для разрешения бредовой ситуации, связанной с ее замужествами и разводами, а остальное ее не интересовало.

Итак, вернемся к Боудике. Ее муж умирает в 60-м, оставляя в своем завещании преемницей власти свою жену и двоих дочерей, в соправительстве... с римским императором. Хитрец надеялся, таким образом, обеспечить правление именно своей линии. О чем он не подумал, так это о законе Рима, не признававшем женщин в качестве наследников. В этом отношении «просвещенный Рим» был далеко позади «варваров-галлов и кельтов», где женщины были абсолютно равноправны с мужчинами. Вторым неписаным законом Рима было дать правителю-вассалу править только один срок. Преемника назначал уже Рим. Римляне, разумеется, уважали патриотизм и храбрость, но позволять укрепление потенциально враждебных династий они намерены не были.

В общем, когда римляне явились в 60-м во владения Прасутагуса, они явились их аннексировать. Именно в этот момент представили свои векселя к оплате и банкиры, включая Сенеку-младшего. Разумеется, Боудика стала протестовать. Тут и проявилось то недальновидное презрение, которое римляне испытывали к женщинам: королеву просто отхлестали плетью, а ее дочерей изнасиловали. После этого, с чувством выполненного долга, легионеры Светония занялись другими делами (войной против друидов на территории Уэллса) в полной уверенности, что указали бабам их место.

Боудике было в то время около 35 - 40 лет. Римский историк Кассиус Дио описывает ее, так: «очень высокая. С пронизывающим взглядом. Голос ее был громким и грубым. Ее густые рыже-каштановые волосы свободно ниспадали до пояса. Она всегда носила большую золотую цепь (тарк) на своей шее и тартан, скрепленный брошью». Имя Боудика означает «Победоносная». Возможно, именно поэтому разъяренные посягательствами римлян на свои права и свой кошелек кельты выбрали ее своим вождем. Она взяла на себя роль ипостаси богини победы Андрасте. В конце концов, однажды кельты уже выкинули римлян с острова, самого Юлия Цезаря, между прочим.

Первой жертвой Боудики должен был стать Камулодунум (современный Колчестер). Во-первых, в этой столице Римской Британии было слишком много отставных легионеров и обнаглевших римских рабов, которые попросту грабили, оскорбляли и изгоняли местных жителей без всякого пиетета к их общественному положению. Во-вторых, в городе находился храм того самого императора Клавдия, который в 43 году всего за 16 дней очаровал кельтов дипломатией и дружелюбием, обещая им истинную свободу и процветание под эгидой великого Рима. В 60-м его обещания выглядели для кельтов насмешкой, к тому же храм в честь обманщика был выстроен и поддерживался на местные средства, что добавило злой иронии в ситуацию.

Римляне были настолько уверены в своем превосходстве, что даже не держали в Колчестере серьезного гарнизона. Там базировался всего лишь один легион, девятый Хиспана. Когда армия Боудики обрушилась на город, жители попытались укрыться в храме Клавдия, но сумели продержаться всего два дня. Город был методично (как показывают современные раскопки) раскидан по кирпичиками! Легионеры были уничтожены, кавалерия сметена. Прокуратор еле успел унести ноги в Галлию. Жители Колчестера, около 30 000, были уничтожены. Порублены, распяты, сожжены, запытаны. Практически никто не спасся.

Та же судьба ожидала Лондон (Лондиниум), сожженный дотла, и Веруламиум (Сент Олбанс).

Общее число жертв среди поселенцев достигло 80 000 человек.

Но и римляне не просто, как говорится, погулять вышли. Империя не волей случая завоевала пол-мира. Светоний перегруппировался с Пятнадцатым Легионом Гемина, некоторыми частями Двадцатого Валерия Виктрикс и всеми мечниками. Префект Второго Легиона Августа пропустил призыв Светония мимо ушей, но тому в любом случае удалось собрать около 10 000 воинов. Дио утверждает, что в армии Боудики было на тот момент 230 000 человек, но его труды были столь многократно переписываемы, что к этому утверждению надо относиться с некоторым недоверим: у переписчиков было модно преувеличивать силы врага.

Боудика объехала свои войска на колеснице, с дочерьми, сидящими впереди нее. Она обращалась к воинам не как королева, а как женщина, защищающая свою свободу, мстящая за свои побои и поруганную честь своих дочерей. На их стороне была правда, на их стороне были боги, и никакие легионы не могли этого изменить. Она, женщина, решила победить или умереть. Если мужчины желают жить рабами – что ж, это будет их выбор.

Но на практике дело обернулось так, что огромное число британских сил полностью лишило их маневренности. К тому же кельты не привыкли к прямым столкновениям с противником (они всегда предпочитали быстрые наскоки). Более того, искушенные в стратегии и тактике римляне выбрали для битвы такое узкое место, в котором Боудика могла разом бросить на них силы в четыре раза меньшие, чем те, которые имелись у римлян. .

Сначала римляне устроили кельтам аллею копий, оставаясь сами на местах. Копья выкосили тысячи воинов Боудики, бежавших в атаку на римлян. Затем началась рукопашная. Британцы обратились в бегство, но споткнулись о линию фургонов и телег, построенную их семьями, как последний рубеж. Эта тактика и прежде применялась женщинами Британии: и против Гая Мариуса, и против самого Цезаря. Женщины действительно предпочитали смерть рабству и бесчестью.

Битва закончилась полным разгромом британцев. Тацит пишет, что почти 80 000 британцев пали на поле боя. Потери римлян составили только 400 человек. Боудика и ее дочери отравились. Дио утверждает, что римляне устроили ей роскошные похороны.

Префект легиона, проигнорировавшего зов Светония тоже покончил с собой, бросившись на меч. Бежавший в Галлию прокуратор был смещен Римом, и вместо него был назначен Гай Юлий Алпинус Классицианус. Светоний попытался провести несколько карательных операций, но встретил резкий отпор со стороны нового прокуратора, доказавшего комиссии Нерона, что карательные акции приведут только к новым бунтам и кровопролитиям. Нерон заменил Светония на Публия Петрониуса Турпилиануса, человека менее кровожадного. Нерон вообще был очень близок к решению оставить Британию.

Говорят, беспокойный дух Боудики, едущей в своей колеснице, до сих пор можно встретить на лесных дорогах Линколншира. А еще ее дух видели на 10-й платформе станции Кинг-Кросс.
Никто не знает, где похоронена Боудика: то ли на Парламентском Холме, то ли где-то в Саффолке... Но память о ней жива. Особенно популярной стала Боудика во времена королевы Виктории, ее, можно сказать, тезки.

Почему ей поставили памятник, да еще и в Лондоне, а не в Риме — я не понимаю. Эти англичане такие забавные.

увеличить

+4

2

В этой теме предлагаю размещать информацию о людях, чьи имена стали нарицательными, ставшими легендой при жизни, либо после неё, простлавившихся добродетелями, храбростью или фантастическим коварством :)
     Для начала предлагаю вспомнить про детские сказки. Помните сказку Шарля Перро "Синяя борода" ? А ведь у главного героя сказки был вполне реальный прототип - герой столетней войны, соратник Жанны Д'Арк, Жиль де Рэ.
     
Жиль де Рэ - "Светлая сторона"

         Страшную историю о колдуне, который за любопытство наказывал своих жен смертью, мы помним с детства. У бывшего замка Жиля де Рэ в Веррьере растут семь деревьев, отмечающих число жен Синей Бороды. А в замке Тиффож посетителям показывают комнату, где барон резал детей, и надгробный камень, под которым похоронены убитые жены. И никто не сообщает жадным до впечатлений туристам, что на самом деле Жиль де Рэ получил замок Тиффож в качестве приданого Катрин де Туар — первой и единственной жены, пережившей, к тому же, своего супруга...
Подлинная история Синей Бороды имеет такое же отдаленное отношение к своему литературному образу, как и в случае с преданиями о Робин Гуде, графе Сен-Жермене и Дракуле. О них мы рассказывали в прошлых номерах. Узнаем теперь, как жизнь маршала Франции соотносится со знаменитой сказкой Перро о колдуне-женоубийце.
http://s50.radikal.ru/i129/0909/10/e64bb6138441.jpg

Юность

      Жиль де Лаваль барон де Рэ (осень 1404 г. — 26 октября 1440 г.) родился в одной из самых богатых и благородных семей Франции на границе Бретани и Анжу в Замке Машкуль. Родители дали первенцу прекрасное воспитание, с детства заразив его редкой по тем временам любовью к книгам. Однако начитанность мальчика совсем не означала кроткого нрава: с оружием юный Жиль тоже управлялся лихо. Его отец умер, когда Жилю было 11 лет; мать снова вышла замуж, оставив двух своих детей: Жиля и Рене. Опеку над Жилем принял дед по матери, Жан де Краон, человек рассеянный и добродушный, который, по одним сведениям,  совершенно не занимался его воспитанием, по другим же – напротив,  нанимал лучших учителей по воинским дисциплинам, и во владениях деда Жиль мог творить буквально что угодно. Второй вариант более похож на правду, так как редкая образованность барона отмечалась многими современниками.  30 ноября 1420 года Жан де Краон женил Жиля на Катерине де Туар, чьи обширные владения удачно граничили с владениями де Рэ. Но Жиля мало интересовала жена, он почти не уделял ей внимания.

http://i056.radikal.ru/0909/9f/9e7aad200178.jpg
Портрет из галереи маршалов Франции в Версале.

     С четырнадцати лет молодой барон участвовал в стычках с англичанами, и уже тогда за ним отмечали храбрость и безрассудство. В шестнадцать дед счел Жиля достаточно взрослым для женитьбы и начал энергично устраивать его брак. Несколько выгодных партий провалились по политическим причинам: де Рэ был столь богат и знатен, что хороший брак мог поставить его выше самого короля.

http://i044.radikal.ru/0909/ba/34c2371c578b.jpg
Замок Жиля де Рэ в Веррьере сегодня.

        Катрин де Туар была кузиной Жиля, ее обширные земли граничили с его собственными. Юный барон сделал Катрин предложение, от которого она не смогла отказаться: попросту выкрал ее на прогулке. После дедовых хлопот брак был признан законным, и жена принесла Жилю де Рэ в приданое около ста тысяч ливров в золоте и недвижимости. Это сразу сделало его богатейшим человеком во Франции и, возможно, во всей Европе. Но тихие семейные радости не были уделом Жиля.

Война
        Около 1425 года Жиль де Рэ набрал за свой счет большой отряд кавалеристов, поставил их под родовое знамя с черным крестом на золотом фоне и задумался, на чью сторону встать. Вопрос был не праздный. Сильный отряд кавалерии под талантливым командованием мог кардинально поменять соотношение сил. Что и произошло, когда Жиль появился при дворе дофина Карла, некоронованного наследника французских королей.
          Современники вспоминают о нем как о человеке нервном, величественно красивом, на редкость элегантном. В это время Карл VII находился в самом отчаянном положении: без денег он утратил свое влияние и авторитет. Ему с трудом удавалось удерживать в повиновении только города, расположенные в долине Луары. Несколькими годами ранее во Франции свирепствовала чума, новые бедствия окончательно истощили ее. Она была буквально обескровлена Англией. Напрасно Карл добивался ссуд, изощрялся в вымогательстве, увеличивал налоги. Разграбленные города, опустошенные поля, по которым рыскали волки, отвечали молчанием на призывы короля, чье право на престол становилось все более сомнительным. Его небольшой двор в Шиноне, опутанный сетью интриг, искал утешения в буйных оргиях, позволяющих забыть о близящейся катастрофе. Они жили сегодняшним днем, разбойничьи набеги и заемы обеспечивали им роскошную жизнь. Они предпочитали не вспоминать о зыбкости своего положения, с презрением смотрели в будущее, предаваясь пьянству в окружении женщин. Жиль де Рэ, взявший на себя военные расходы, был с радостью встречен при дворе.

http://i077.radikal.ru/0909/24/691a1187c193.jpg
Самый популярный портрет Синей Бороды.

       Он оплачивал турниры и балы, снабжал короля крупными суммами и постоянно одалживал деньги придворным. Кроме того, Жиль приобрел опыт боевых действий с англичанами: он отправился в Анжу и Мэн, где сражался с ними. В хрониках можно прочесть, что он был "добрым и храбрым капитаном", единственная подмеченная за ним странность заключалась в том, что он с особым удовольствием отдавал приказ о повешении провинившихся солдат или захваченных в плен врагов (хотя в те жестокие времена это вряд ли можно назвать странностью). Правда, перед натиском англичан, стремившихся захватить центр Франции, он отступает. Король собирается укрыться на юге, предав свою страну, но в этот момент появляется Жанна д'Арк. Для Жанны у Карла было сформировано отборное войско. Летописцы рассказывают о красоте Жанны и о сильной, но платонической любви, которую питал к ней Жиль. По личному желанию Жанны, де Рэ сам охранял ее в боях (по другой версии, миссия охраны Орлеанской девы была возложена на него дофином). Он был свидетелем чуда. Простая девушка укротила сборище негодяев и лодырей, заставила одуматься трусливого дофина, готового к бегству.

http://s49.radikal.ru/i126/0909/02/b27a50a90009.jpg
Венсан Кассель в роли Жиля де Рэ поймал стрелу в руку, охраняя Милу Йовович («Жанна д'Арк», 1999).

      Отряд Жиля был ядром армии, с которой в 1429 году был взят Орлеан.
     Затем англичан выгнали из соседних провинций и, наконец, — из Реймса, где хранились королевские регалии. 17 июля 1429 года дофин стал королем Франции Карлом VII. На церемонию коронации герои вошли вместе: Жанна по правую руку дофина, барон де Рэ по левую.
      http://s06.radikal.ru/i179/0909/32/d638eceb1788.jpg
       Картина «Взятие Орлеана».

Многие писатели впоследствии представляли Жанну и Жиля как ангела и демона. Однако эта пара стоила друг друга. Оба были набожны, смелы, фанатично верили в победу Франции и считали, что мир склонится перед ними. А также... отличались жестокостью к врагам. Жанна угрожала казнью любому из мирных жителей, кого начинала подозревать в помощи англичанам. Жиля прозвали «вешателем»: такая судьба ждала любого пленника, который был не в состоянии заплатить ему выкуп. И Дева, и де Рэ жили по одному закону — закону победы, которая стоит любой крови.

После коронации барон де Рэ получает звание маршала Франции. Но во Франции растет недовольство: при дворе считают, что Жанна и ее полководцы стали слишком популярны и попросту зарываются. Маршал де Рэ стал первым советником Жанны и на военных советах резко обрывает несогласных, не считаясь со знатностью.
       И вот после неудачного наступления на Париж король отзывает Жиля из армии Жанны. В мае 1430 Жанна попадает в плен к союзникам англичан – бургундцам. Маршал обращается к Карлу VII, но тот не намерен выкладывать огромную сумму за выкуп Орлеанской Девы, которая свое дело уже сделала... Выкупил Жанну регент Англии, чтобы передать суду в Руане. Жанна должна была заплатить жизнью за нанесенные англичанам поражения. Но англичане сделали эту грязную работу руками французов, а точнее - продажного французского духовенства. Жанна д'Арк была обвинена в колдовстве и заживо сожжена в Руане. В день казни ей едва исполнилось 19 лет. Есть некоторые сведения, что Жиль пытался освободить Жанну, но опоздал (в мае 1431 года его видели с войском в окрестностях Руана). Другие документы сообщают, что Жиль присутствовал в Руане при сожжении Жанны, после чего в его душе совершился необратимый переворот. В возрасте двадцати шести лет Жиль де Рэ затворился в своем замке Тиффож. Здесь он жил как император, с пышной свитой, многочисленной охраной, личной церковью.

http://s55.radikal.ru/i149/0909/5b/c7ca70e353d5.jpg
Портрет Жанны д’Арк из Парижа.

Использованы материалы:
http://www.mirf.ru/Articles/art1901.htm
http://ru.wikipedia.org/wiki/Жиль_де_Рэ
http://shortage.narod.ru/Gilles.htm

Отредактировано Vihuhol (2009-09-18 20:51:54)

+7

3

Жиль де Рэ. Часть 2.
Информация к размышлению.

http://i019.radikal.ru/0911/7e/e44b802e1c9b.jpg
Весьма условный рисунок, изображающий маршала на коне, скопированный с гравюры 17-го столетия; он стилизованно показывает как мог бы выглядеть маршал в доспехах, попона его коня и щит украшены родовым гербом барона.

    Примерно с 1432 г. отношение к Жилю де Рэ при дворе короля Карла Седьмого начинает меняться в худшую сторону. Виной тому послужили слухи о распущенном поведении маршала, никак не согласующимся с католическими представлениями о нравственности.
     Еще в 16-летнем возрасте жиль де Рэ женился на Катерине де Туар, но прелести семейной жизни, видимо, мало его прельщали. Понятно, что супруга не могла сопровождать мужа на войне, потому тот был совершенно свободен в выборе объектов своих пристрастий. К началу 30-х годов брак маршала Франции стал сугубо формальным : супруги жили раздельно и не виделись по многу месяцев.
     В 1433 г. Жиль де Рэ стал постоянно жить в замке Тиффож, в Бретани. В это время штат прислуги Жиля де Рэ во всех, принадлежащих ему поместьях, превышал 5 тыс. человек. Помимо личной охраны в 200 всадников, он нанял 30 священников в штат замковой церкви, перестройку и расширение которой затеял. Легкий на подъем, Жиль де Рэ периодически разъзжал по Бретани, кочуя из одного своего замка в другой. Хотя жизнь на несколько домов всегда накладна, маршала это соображение, видимо, нисколько не беспокоило. В первой половине 30 - х он устраивал роскошные приемы для местного дворянства, частые выезды на охоту и т. п. 
       С этой поры в свите маршала начали появляться разного рода толкователи снов, маги, чародеи и алхимики. Последние, используя щедрое финансирование своего хозяина, вели поиски философского камня, эликсира молодости, технологии превращения недрагоценных металлов в золото и пр.
        http://s48.radikal.ru/i120/0911/9f/6a1d93397470.jpg
     Трудно судить, что именно послужило толчком, заставившим барона де Рэ серьезно увлечься тайными науками того времени. Скорее всего, причину следует искать в природной любознательности самого Жиля и его стремлении к знаниям, — ведь алхимия и магия представлялись в те времена именно своеобразной системой знаний, дарующей, к тому же, своим адептам богатство и власть над "миром видимым и невидимым", согласно средневековому определению.
       Маршал не считал свои оккультные изыскания невинным времяпрепровождением. Когда в самый разгар его химических экзерсисов к нему в гости пожаловал дофин Людовик, будущий король Франции Людовик XI, Жиль де Рэ сделал все, чтобы скрыть свое увлечение от высокого гостя: входы в лаборатории были замурованы, печи алхимиков погашены, а сами алхимики вместе с магами и кудесниками расселены по окрестным усадьбам. Но, как только гостевание подошло к концу и наследный принц со своею свитою отбыли из Тиффожа, де Рэ возобновил занятия алхимией и вернул своих "ассистентов" обратно в замок.
      Однако, помимо раздутых впоследствии «доброжелателями» странностей поведения маршала, был и ещё ряд причин лишения де Рэ королевского расположения, по моему мнению, более существенных -  как упоминалось выше, в 1436 г. Жиль де Рэ принял в своих поместьях наследника французского престола - дофина Людовика. Будущий король много интриговал против своего отца - Карла Седьмого - и скрываясь от монаршего гнева жил то у своих вассалов, то у прямых врагов французской короны. Конфликт между Карлом Седьмым и Людовиком отразился на Жиле де Рэ самым непосредственным и неожиданным образом.
     К середине 30-х годов маршал Франции для получения наличных денег начал практиковать продажу некоторых из своих земель. Кроме того, он стал широко прибегать к залогу той или иной недвижимости. Это была абсолютно законная операция, причем довольно выгодная в денежном отношении (поскольку платежеспособность Жиля де Рэ не вызывала сомнений кредиторов и назначаемый ими ссудной процент был весьма невелик). Супруга маршала не раз выражала порицание тому, как тот управляет своими ленными владениями, и неразумно тратит деньги. Ее можно было понять : супруг своим мотовством компрометировал жену.
     Известие о том, что маршал радушно принял в своих владениях смутьяна - дофина вызвало немалое раздражение Короля. В том же самом 1436 г. он подписал эдикт, которым запретил Жилю де Рэ любые продажи ленных владений.
     Маршала ни в коем случае нельзя было назвать транжирой, и если не знать историю отношений между Карлом Седьмым и дофином, то появление такого указа вообще невозможно объяснить. Но если иметь в виду, что эдикт 1436 г. явился своего рода королевской местью строптивому маршалу, то это сразу объясняет скрытый смысл ряда последовавших событий.    
       Королевский указ привел к тому, что резко снизился уровень доверия маршалу со стороны его кредиторов. Полагая, что указа родился вовсе не на пустом месте и обоснован возможной несостоятельностью Жиля де Рэ, они резко снизили объем кредитования; кроме того, увеличился ссудной процент.
     Теперь никто не хотел кредитовать маршала под обычный залог, поскольку такая операция в случае невозврата денег могла рассматриваться как замаскированная продажа (что уже было прямым нарушением королевского указа). Чтобы обойти это ограничение маршалу пришлось заключать договора займа с условием обязательного обратного выкупа. Хотя внешне операции залога и залога с обязательным обратным выкупом выглядят очень похоже, наследственное право в обоих случаях по - разному определяет права собственности на недвижимость. Следует обратить внимание на этот весьма деликатный нюанс  -  он подобен тому "ружью Станиславского", которое будучи повешенным на стену в первом акте спектакля непременно выстрелит в третьем.
     Примерно с этого времени Жиль де Рэ резко активизировал изысканя по поиску рецепта обращения свинца в золото. Если до 1436 г. такая задача стояла в ряду прочих иных алхимических изысканий, занимавших ум маршала, то теперь он прямо приказал своему главному магу Жиллю де Силлю заниматься исключительно поиском рецепта изготовления золота.
     Под алхимическую лабораторию были переоборудованы большие помещения по первому этажу в Тиффоже. Жиль де Рэ не скупился на расходы. Его торговые агенты скупали в огромных количествах необходимые для опытов ингредиенты ; некоторые из таковых ингредиентов - акульи зубы, ртуть, мышьяк - были по тем временам очень дороги. Достаточно сказать, что во всей Европе существовало всего одно месторождение трехсернистого мышьяка ( ! ) ; добываемое там сырье требовало долгой и дорогостоящей очистки, что предопределяло высокую стоимость конечного продукта.
     Несмотря на щедрое финансирование, золото маршалу получить никак не удавалось. В конце - концов он распрощался с Жилем де Силем и пригласил другого специалиста по химии - Жана де ла Ривьера ; разочаровавшись и в нем, маршал нанял еще одного алхимика - дю Месниля.
     Наконец, глубоко разочарованный во французских специалистах, Жиль де Рэ обратил свои взоры к итальянцам, которых считали самыми большими в Европе специалистами по герметическим наукам.
     В 1439 г. главным алхимиком при маршале становится итальянец Франческо Прелати. Уже около двух лет он состоял в штате маршала, но только теперь сумел отодвинуть конкурентов - французов и убедить Жиля де Рэ в собственной незаменимости. Если прежние алхимические советники маршала были католическими священниками, то Прелати прямо заявлял, что он - колдун, имеющий в личном услужении демона по имени Барон, благодаря которому может общаться с миром мертвых и повелевать ими. Другими словами, если все прежние советники Жиля де Рэ были просто еретиками, то нынешний в своих воззрениях шел куда дальше - он отвергал Бога и объявлял себя колдуном - некромантом, поклоняющимся Люциферу, однако на самом деле он был, скорее всего, опытным мошенником. Его взаимоотношения с де Рэ на поприще магии больше всего похожи на откровенное жульничество и выглядели бы даже забавно, не будь их последствия столь печальны для маршала Франции. Наибольшим же "достижением" итальянца в этой истории является заключенный Жилем контракт с демоном ада.
         

Прелати, не упускавший возможности при случае похвастать, что у него, как у настоящего мага, состоит в услужении некий демон по имени Баррон, возбудил любопытство Жиля де Рэ своими рассказами, и тот пожелал увидеть его мистического союзника. Барон приказал Прелати вызвать демона и показать его. "Маг", проживший к тому времени два года в Тиффоже и успевший изучить нрав хозяина замка, согласился, но, сославшись на то, что вызывание демона требует длительной подготовки, попросил дать ему отсрочку для необходимых приготовлений. Наконец, по прошествии длительного срока, Прелати явился к Жилю де Рэ с радостным известием — демон Баррон не только явился, чтобы предстать перед сеньором, но и приволок с собой, в знак своего благоволения, целую груду золота, которую и поместил в одной из комнат замка, прямо на полу!
         Жиль пожелал увидеть и демона, и золото, им доставленное. Вместе с Прелати он отправился в указанную некромантом комнату, причем итальянец шел первым. Как только они достигли дверей комнаты, Прелати открыл дверь… и в ужасе отшатнулся обратно, захлопнув ее. Обернувшись к недоумевающему барону, он дрожащим голосом объяснил, что на куче золота, охраняя ее, лежит огромный, устрашающего вида зеленый змей.
            Это известие, однако, не обескуражило бесстрашного маршала; сходив за фамильной реликвией — распятием, содержащим в себе частицу Господнего креста (того самого, на котором был распят Спаситель), он вознамерился войти в комнату, чтобы лицезреть золото и стерегущее его чудовище. Но ему опять помешал Прелати — пав перед бароном на колени, он умолял де Рэ не входить в комнату с распятием, так как это отпугнет демона, и тот нипочем не явится в следующий раз.
http://s44.radikal.ru/i104/0911/ae/82247e8da543.jpg
            Барон нашел сей довод разумным и, вернув распятие на место, вошел в комнату, вооруженный лишь собственным мужеством. Однако, войдя, он не обнаружил там ни зеленого змея, ни золота. Вместо этого на полу высилась груда какого-то странного красного порошка. Прелати же заявил, что демон Баррон, догадавшись о намерении де Рэ пугать его распятием, рассердился и ушел, предварительно превратив принесенное золото в этот самый красный порошок.
       Это происшествие еще больше распалило любопытство де Рэ. Он решил во что бы то ни стало вступить в контакт с демоном и завоевать его расположение. Началась эпопея "переговоров" барона де Рэ с дьяволом, осуществляемая, разумеется, при посредничестве мессира Прелати. Наконец, Жиль де Рэ выразил готовность вверить демону свою душу, и Баррон (через Прелати) выразил свое согласие на этот акт.
     В результате Прелати получил огромную власть над маршалом. Жиль де Рэ обращался к нему за советом по любому сколь - нибудь значимому вопросу.

В августе 1440 г. Жиль де Рэ заложил свой замок Сент - Этьенн де Мальмор казначею герцога Бретонского Жоффруа ле Феррону. Залог был осуществлен с условием обязательного обратного выкупа через 1 год. Права собственности на замок к Жоффруа ле Феррону не переходили и номинальным владельцем замка продолжал оставаться Жиль де Рэ.
     Казначей передал замок в управление своему родному брату - Жану Феррону. Последний был священником, но места пока не имел. Ожидая подходящей вакансии, он прибыл в Сент - Этьенн де Мальмор и вступил в должность управляющего.
     Буквально через две недели после передачи замка в управление Жану Феррону его побеспокоили люди Жиля де Рэ. Группа слуг маршала проезжая мимо попросила предоставить им кров и накормить лошадей. Жан Феррон, не чувствуя себя ничем обязанным этим людям, отказал.
     Жиль де Рэ, узнав о происшедшем, пришел в ярость. Номинально замок продолжал принадлежать ему, а стало быть никто не мог отказать в приеме его слуг! Скорый на расправу маршал в сопровождении своих 50 телохранителей примчался в Сент - Этьенн де Мальмор. Прислуга замка - сплошь его люди ! - впустила маршала безо всяких колебаний.
     Он лично обошел помещения замка в поисках Жана Феррона, но нигде не смог его отыскать. Кто-то подсказал Жилю де Рэ посмотреть в замковой церкви. Предложение оказалось разумным : именно там управляющий и был найден. Впоследстви Жан Феррон утверждал, что отправлял слубжу ; Жиль де Рэ говорил, что Феррон просто-напросто прятался. Как бы там ни было, маршал приложил управляющего кулаком прямо у алтаря, выволок за сутану из церкви и после нескольких нравоучительных фраз, сопровождаемых зуботычинами, увёз вместе с его слугами в свою резиденцию Тиффож. Там брат бретонского казначея и его прислуга были закованы в кандалы и посажены в тюрьму.
     Узнав о приключившейся некрасивой истории, в дело немедленно включился герцог Бретонский Иоанн Пятый. Хотя Жиль де Рэ и был крупным землевладельцем и был известен своими военными подвигами всей Франции, он не переставал быть формальным вассалом герцога Бретонского.
     К маршалу примчался гонец от Иоанна Пятого и передал требование сюзерена немедленно освободить Жана Феррона и вернуть ему в управление замок Сент-Этьен де Мальмор. Требование герцога, очевидно, уязвило маршала и он его проигнорировал.
     Это небрежение, с одной стороны, демонстрировало условность вассальных отношений того времени, а с другой - свидетельствовало о совершенно неверной оценке маршалом складывавшейся ситуации.
     Герцог Бретонский, узнав о том, что требования его проигнорированы, вспылил точно также, как совсем недавно это сделал маршал. Иоанн Пятый не счел для себя за труд влезть в седло и с отрядом охраны в 200 человек пожаловал под стены Тиффожа.
     В тот момент Жиля де Рэ в замке не было, но едва он узнал о марш-броске своего сюзерена, как тут же распорядился освободить Жана Феррона и вернуть тому замок. Герцог Бретонский встретил под стенами Тиффожа брата своего казначея и повелел довести до сведения Жиля де Рэ, что ждёт от него объяснений своего поведения. После чего, не пожелав воспользоваться гостеприимством вассала, развернул коней и преисполненный чувством внутреннего достоинства вернулся в свою резиденцию в г. Нанте.
     Видимо, начиная с этого момента маршал начал испытывать серьезную тревогу за свою безопасность. Он был не уверен, надлежит ли ему ехать в Нант к герцогу? Оттуда он мог вполне и не вернуться!
     Жиль де Рэ вызвал к себе Прелати и велел тому проконсультироваться с демоном Бароном: как быть ? Прелати добросовестно поинтересовался у демона: безопасно ли маршалу ехать в Нант? Демон знал ответ и не стал его таить: Жилю де Рэ можно смело ехать на встречу к герцогу, там ему ничто не угрожает!
     Маршал решил во всем положиться на прозорливость бесовского отродья и с присущей ему отвагой отправился на рандеву во дворец своего сюзерена. Историческая встреча состоялась : сюзерен и вассал обнялись по-братски и нашли слова для выражения обоюдной приязни. Жиль де Рэ, как он полагал, во всем оправдался перед герцогом ; во всяком случае, повествование о том, как Жан Феррон выказал свое неуважение к маршалу и спрятался от него в замковой церкви было встречено с пониманием.
     Жиль де Рэ вернулся в Тиффож окрыленным : ручной демон его не обманул! Благодушие, видимо, притупило бдительность прославленного мастера партизанской борьбы. Во всяком случае ряд последовавших событий маршал, очевидно в силу своей успокоенности, оценил совершенно неверно.

Источники:
http://www.murders.ru/d114.html
http://www.libfree.ru/articles/category/21/message/465/
http://smoking-room.ru/data/pnp/bluebeard.html
http://www.mirf.ru/Articles/art1901.htm

Отредактировано Vihuhol (2009-11-03 21:30:03)

+6

4

Томас Торквемада.
Tomás de Torquemada.

Годы жизни: 1420 год – 16 сентября 1498 года.
Великий инквизитор Испании, монах Доминиканского ордена.
http://family-history.ru/pic/biograph/tomas_de_torquemada/tomas_de_torquemada_prev.jpg

Происхождение.

Родился Томас Торквемада в семье служителя Доминиканского ордена Иоанна Торквемады, который участвовал в знаменитом Констанцском соборе (16 ноября 1414 года – 22 апреля 1418 года) в городе Констанце, на котором посодействовал осуждению Яна Гуса. Единомышленники в какой-то степени… Очень интересно, что его родной дядя Хуан де Торквемада (1388 – 1468), кардинал и теолог, был крещённым евреем, то есть и сам Томас Торквемада, уничтоживший впоследствии тысячи крещённых евреев, имел еврейские корни.

Детство и юношество.

Томас Торквемада родился и вырос в Вальядолиде, Кастилия, город на севере от Мадрида. Так как его отец был служителем церкви, то с образованием у Томаса проблем не возникло, а ребёнком он был одарённым, в чём потом многие убедятся. Но в орден Томас Торквемада вступает, когда ему уже был 31 год. До этого времени Томас путешествовал по Испании и за это время имел даже какие-то романтические истории, но это как утверждает молва.

Пёс господень.

Начав же служение в ордене (а это 1451 год) Торквемада сразу выделяется – его ораторские выступления приносят ему известность. Недолго пробыв аскетом, он становится приором монастыря Святого Креста (Convento de Santa Cruz la Real) в Сеговии. Сеговия расположена между Мадридом и Вальядолидом и сравнительно недалеко от небольшого местечка Аревало, где как раз в то время подрастала инфанта кастильского трона Изабелла. Она воспитывалась под надзором своей матери Изабеллы Португальской, довольно мрачной и помешанной на религии женщины. Изабелла Португальская вместе со своей дочерью бывали в монастыре, настоятелем которого был Томас Торквемада. А Изабелле как раз подыскивали духовного наставника.

Духовник Изабеллы Кастильской.

Томас Торквемада был на хорошем счету в Католической церкви Испании, считался хорошим богословом. Именно он стал духовным наставником инфанты. Стоит отметить, что Изабелла воспитывалась под влиянием матери, которая просто была помешана на религии и отчасти переняла у неё эту фанатичность. А Торквемада ухватился за это и пробыл в этой роли до конца своей жизни. Безусловно, что влияние на Изабеллу он имел сильнейшее, будучи фанатичной католичкой, Изабелла Кастильская видела в Томасе Торквемаде нечто большее, чем просто монаха, инквизитора или священнослужителя.
Уже когда он был наставником Изабеллы, Торквемада отказывался от любых постов и назначений. Он хотел сохранить за собой влияние на Изабеллу. Он принимает живейшее участие в организации её брака с Фердинандом II Арагонским. В 1469 году лично сопровождает её в Вальядолид на тайное венчание, улаживает все шероховатости и препятствия к этому.

Читать дальше

+5

5

Кто вы, мистер Марло?

Кристофер Марло переправлял написанные им пьесы в Англию человеку, выдававшему их за свои. Этим человеком был Уильям Шекспир.

Кристофер Марло родился в ночь с 6 на 7 февраля 1564 года, на два месяца опередив Уильяма Шекспира. А убит Марло был 30 мая 1593 года, и смерть его удивительным образом совпала с первым большим успехом соотечественника, впоследствии признанного гениальным драматургом. В 1955 году писатель Кальвин Гоффман выпустил книгу, в которой доказывал, что два эти события неразрывно связаны.

http://s001.radikal.ru/i196/1001/93/e684fdb4d43e.jpg

Кристофер (Кит) Марло (Christopher («Kit») Marlowe родился в Кентербери. Его отец, Джон Марло, по профессии сапожник, был почетным гражданином города.
Кит Мало учился в грамматической школе Кентребери, потом в Кембридже, где познакомился с племянником Френсиса Уолсингема Томасом. Уолсингем был главой тайной полиции Елизаветы; судя по всему, именно с той поры протянулись связи, связавшие будущего драматурга и секретную службу английской монархии.
Единственный лист, сохранившийся от списков стипендиатов кентерберийской Королевской школы, свидетельствует о том, что Марло до поступления в университет получал в этой школе стипендию. Согласно архивам Корпус-Кристи-колледжа Кембриджского университета, он окончил школу в 1580 и получал в колледже стипендию, учрежденную несколькими годами раньше архиепископом М.Паркером. Поскольку записи о выплатах стипендии в отсутствие стипендиата не производились, можно заключить, что сначала Марло занимался усердно, но в последние годы часто уезжал из Кембриджа. Марло без труда получил степень бакалавра в 1584, но в 1587 году ученый совет отказал в присуждении ему степени магистра, сделав это лишь после специального распоряжения королевского Тайного совета. Англия готовилась выступить против испанской Непобедимой армады, и, по-видимому, молодой поэт был каким-то образом связан с британской разведкой. Это предположение подтверждается и загадочными обстоятельствами его убийства шесть лет спустя.
Связь Марло с Уолсингемом и тайной разведкой, по-видимому, объясняет и многие вольности в его поведении ещё во время учёбы в Кембридже. Так он мог спокойно покинуть Кембридж, как то было с февраля по июнь 1587 г. Никто не знал, где Марло всё это время находился. Это сошло ему с рук видимо не без покровительства влиятельных особ Лондона. Как утверждают многие исследователи биографии английского поэта и драматурга, в том числе и Е. Черняк в своей книге «Пять столетий тайной войны», по заданию Уолсингема Марло выполнял некую тайную миссию в Европе. Целью его было собрать подробную информацию о деятельности английского католического подполья во Франции, пытавшегося бросить вызов протестантскому режиму королевы Елизаветы I.

http://s42.radikal.ru/i096/1001/0b/47f1f49d91a9.jpg

Получив степень магистра, Марло почти сразу отправился в Лондон, где вошел в первую в истории английской литературы группу профессиональных драматургов, за которыми закрепилось название 'университетские умы' (Д.Лили, Т.Нэш, Р.Грин, Дж.Пил и Т.Лодж). Он привез в Лондон рукопись первой части трагедии Тамерлан (Tamburlaine), написанной, вероятно, еще в Кембридже.
Бурная личная жизнь Марло отразилась и в его произведениях. Несдержанный на язык, он нажил себе немало врагов. 30 мая 1593 Марло был убит в драке в дептфордской таверне 'Дейм Элеанор Булл' близ Лондона. Перед этим у него возникли неприятности с властями - его даже вызывали в Тайный совет. Возможно, причиной убийства послужила некая интрига, связанная с его секретной службой. Марло похоронен в дептфордской церкви св. Николая.

Реконструкция по свидетельствам современников

В Лондоне свирепствовала чума, и это ли не повод, чтобы закатить хорошую пирушку? Четыре человека с лицами, хранящими следы вчерашних возлияний, с утра засели в таверне вдовы Элеоноры Булль, потребовав вина и закусок. К полудню они уже были хороши: Кристофер Марло — поэт и драчун — отчаянно косил; Ингрэм Фрайзер — аферист и сутяга – чтото талдычил заплетающимся языком; Николас Скирс — мелкий мошенник — швырял кости в кувшин в углу (промахивался); Роберт Поули — тайный агент на службе королевы Елизаветы — пыхтел так шумно, что, казалось, в следующее мгновение лопнет.
   Когда колокола церкви Дептфорда, деревушки, расположенной в 4 милях к юго-востоку от Лондона, отзвонили в очередной раз, пьянчуги отправились на прогулку. Она оказалась непродолжительной, поскольку первой мыслью, пришедшей в чуть проветрившиеся головы, было воспоминание о недоеденном и недопитом в таверне. Вернувшись за стол, они мигом смели остатки утреннего заказа и сделали новый.
   — Кто будет платить? — поинтересовалась миссис Булль.
   — Это потом, — беспечно ответили гуляки.
   Хозяйка заведения отошла от их стола с тяжелым сердцем. Оно подсказывало, что добром все это не кончится. Так и вышло. Отобедав, отужинав и получив счет, выпивохи стали выяснять, кому из них рассчитываться. Скирс и Поули молчали, уткнувшись в тарелки, а Марло и Фрайзер стали хватать друг друга за грудки. Потом Кристофер Марло выхватил кинжал и стал беспорядочно махать им. Лезвие пару раз скользнуло по шее противника, минуту назад бывшего задушевным другом.
   Фрайзер изловчился и выхватил кинжал из руки поэта. Выпад — и лезвие вонзилось точно под правую бровь Марло. Тот зашатался и рухнул на загаженный пол.
   Прибывшие стражники скрутили убийцу и препроводили его в тюрьму. Задержаны были и Скирс с Поули, в один голос утверждавшие, что Марло первым схватился за нож. Им поверили, и вскоре Ингрэм Фрайзер вышел на свободу. К этому времени Кристофер Марло, самый многообещающий драматург Англии, уже лежал в земле. С покойниками в дни господства чумы не церемонились. Закопали через 48 часов, хотя могли и сжечь…
Прошло более 300 лет, прежде чем в 1925 году в руки историков попал отчет коронера, расследовавшего убийство Кристофера Марло. И тут же возникли вопросы, которые в сумме породили подозрение, что не было никакой пьяной драки — налицо тщательно спланированное преступление.
Как оно было осуществлено — понятно. Сговорившиеся Фрайзер, Поули и Скирс подпоили поэта, спровоцировали его на громогласные разбирательства, после чего Фрайзер хладнокровно зарезал Марло, для отвода глаз оцарапав и собственную шею.
Заказ был выполнен. Чей? Жизнь Кристофера Марло была ответом на этот вопрос.

Дом Кристофера Марло.
http://s53.radikal.ru/i140/1001/d2/32d8bc85f476.jpg

Письмо из Тайного Совета позволило Марло благополучно завершить обучение. Однако новоиспеченному магистру, что бы он ни говорил ранее, карьера англиканского священника была не по вкусу. Он решил стать драматургом, и уже через год была поставлена его первая пьеса «Тамерлан Великий». За шесть последующих лет Марло написал полдюжины пьес и (среди них — «Трагическая история доктора Фауста»), большую поэму и сделал несколько переводов с латыни. При этом связи с секретной службой он тоже не порывал, исправно строча доносы. Благодаря этому ему удалось в 1589 году быстро выйти из тюрьмы, куда его бросили за участие в драке, в которой был убит человек, а в 1592 году избежать наказания за нападение на стражника. Однако полгода спустя ему предъявили более серьезное обвинение.

Весной 1593 года в Англии снова заговорили об угрозе испанского вторжения. Трагическая участь Непобедимой армады — флота короля Филиппа, уничтоженного бурей и англичанами в 1588 году, — не образумила европейских государей, верных католической вере. Активизировалось и подполье: на стенах домов Лондона стали появляться призывы сбросить власть вероотступников и «распахнуть сердца и двери домов истинным слугам Божиим».
   О домах безвестные составители этих призывов упомянули опрометчиво. Воспользовавшись подсказкой, Тайный Совет учредил комиссию, наделенную правом входить в частные дома с целью поиска следов измены. 12 мая во время облавы члены комиссии обыскали жилище молодого поэта Томаса Кида. Изъятые документы оказались прелюбопытными. Нет, умышления против королевы в них обнаружено не было, зато имелись высказывания, ставившие под сомнение божественную сущность Иисуса Христа.За такие вещи отправляли на костер.
   — Это не мое! — кричал вздернутый на дыбу Томас Кид.
   Не выдержав пыток, Кид указал на Кристофера Марло, с которым одно время делил комнату. Бросились искать драматурга и нашли его в Скэдбери, гостящим в поместье Томаса Уолсингема, кузена всесильного сэра Френсиса! 18 мая Марло предстал перед судом и почти сразу же был отпущен с предписанием явиться, как только суд сочтет это нужным.
   Принадлежали богохульные бумаги Кристоферу Марло или же Томас Кид оговорил его — было не так уж важно. Удастся драматургу доказать свою невиновность или он будет приговорен к сожжению, в любом случае Марло мог во время следствия упомянуть некоторые имена, которые следовало обходить молчанием. Тайный Совет следил за многими знатными персонами, в том числе приближенными ко двору, до поры не афишируя свои действия. Скандал, который неизбежно разразился бы после показаний Марло, грозил усложнить и без того запутанную ситуацию: сегодняшние фавориты в один миг могли стать неугодными, а их противники, напротив, — завоевать доверие королевы. Кому это нужно? И тут Кристофер Марло очень удачно погибает. Или его все же убили? А иначе с чего его было отпускать из зала суда на неопределенный срок, уж не для того ли, чтобы подготовить убийство? Почему не прибегли к услугам палача, чтобы вырвать признание в богохульстве? Почему так торопился коронер с заключением о случайной смерти? И как Фрайзеру удалось, будучи в изрядном подпитии, так точно и так глубоко — по самую рукоятку! — вогнать кинжал в глаз Марло? Документальных доказательств нет, сомнений в объективности официальной версии — сколько угодно.

Афтограф Марло.
http://i071.radikal.ru/1001/20/0ca3291c5efe.jpg

В книге, посвященной не столько Кристоферу Марло, сколько секрету Уильяма Шекспира, внезапно превратившегося из актера в гениального драматурга, Кальвин Гоффман утверждает, что Марло вовсе не был убит в той драке. Конечно, без убийства не обошлось, однако зарезали не его, а лыка не вязавшего матроса, которого собутыльники притащили с собой после прогулки по Дептфорду.
Его труп должен был сыграть «роль» тела Марло, тогда как самому драматургу предстояло исчезнуть. Таково было условие сэра Френсиса Уолсингема.
После удачно проведенной операции Кристофер Марло под другим именем сел на корабль и отправился в Европу, где и обосновался на долгие годы, выбрав пристанищем Рим. Не имея возможности явить миру свое подлинное лицо и испытывая нужду в деньгах, он стал писать пьесы и переправлять их в Англию человеку, выдававшему их за свои. Не бесплатно, разумеется. Этим человеком был Уильям Шекспир.
Версия Кальвина Гоффмана вызвала скандал, который, впрочем, быстро угас. Ведь исследователи называют до 60 имен «настоящих Шекспиров»! Но в одном с Гоффманом никто не спорил: Кристофер Марло был талантливым драматургом, и талант его обещал еще больше расцвести со временем. Кто знает, может быть, так и случилось...
   использованы материалы
Яркая и сильная личность талантливого драматурга, смутьяна и шпиона на тайной службе Её Величества будоражит умы по сей день.
Свою версию событий предлагает и Лесли Силберт в заслуживающем внимания романе "ИНТЕЛЛИДЖЕНСЕР".

http://s12.radikal.ru/i185/1001/1c/dca99e31ef5e.jpg

А ещё наткнулась на два ОЧЕНЬ интересных исследования по проблеме Марло-Шекспира.  ;)
КЕМ ВЫ БЫЛИ, МАСТЕР ШЕКСПИР?
и
Королева Елизавета и Кристофер МАрло - Гамлет и Гертруда

Отредактировано Oksi (2010-01-17 20:48:50)

+4

6

Честно говоря, я не понимаю тех, кто ищет "настоящего" Шекспира (или любое другое историческое лицо). Мне сразу вспоминается анекдот: "Да что у вас то египтяне, то викинги, то инопланетяне, дайте и моим предкам построить хоть что-нибудь!" Почему бы не помириться на том, что в ту эпоху было два таланта - Марло и Шекспир? Зачем их надо склеивать в одного?

0

7

Боэмунд

"Высокий, широкоплечий, мускулистый, узкобедрый, но слегка сутулый, белокожий и чисто выбритый, с серо-голубыми глазами и с короткими - до ушей - светлыми волосами." Такой описательный портрет Боэмунда Тарант-ского оставила византийская принцесса, Анна Комнина, которая видела его, будучи подростком, при дворе отца, императора Алексея I. Несмотря на определенное очарование его внешностью, она говорит о том, каким пугающим и диким он временами казался, сколь недостойным доверия мог быть и как быстро менял мнение в зависимости от момента.

Боэмунд был сыном Роберта Гискара, выдающегося норманнского искателя счастья, приехавшего в Италию в 1041 г. и сумевшего отрезать себе во владение значительный кусок Южной Италии. Боэмунд родился от брака отца с первой женой, Альберадой (Обре). Боэмунда  окрестили Марком, однако из-за размеров новорожденного сразу же прозвали Боэмундом - по имени мифического гиганта, носившего некогда такое имя.

Мальчик скоро стал соратником отца, который с ранних лет брал его в походы. В 1080 г. Гискар, под развевающимся папским знаменем и, вероятно, нацеливая глаз на византийский императорский трон, вместе с Боэмундом отплыл из Отранто в восточном направлении. Захватив Корфу, норманны двинулись к Диррахию (Дурресу).
Хотя Гискару пришлось вернуться в Италию, помогать папе против германского императора, Боэмунд остался на византийской территории и продолжал действовать, и действовал столь искусно, что изрядно продвинулся к Константинополю, но новый император, Алексей Комнин, сумел отразить натиск норманнов под Ларисой в 1083 г., когда византийцы сами, по всей видимости, использовали притворное бегство. Алексей уверенно потеснил норманнов, которые потеряли Балканы.

Когда Гискар в 1085 г. скончался, наследовал ему сын второй жены, Рожер Борса. Раздосадованный тем, что все досталось лишенному выдающихся способностей сводному брату, Боэмунд тут же начал действовать против него, захватив Орию, Отранто и Таранто, а в 1090 г. взяв и Бари. Остановило его лишь вмешательство дядюшки, тоже Рожера, «Великого графа» и завоевателя Сицилии, который поспешил на север, чтобы укрепиться в Южной Италии и заодно помирить племянников.

В 1096 г. через сотрясаемую политическими страстями Южную Италию потянулись контингента рыцарей, пожелавших принять участие в Первом крестовом походе. Братца Борса и дядюшку Рожера не особенно привлекала идея участия в предприятии, а вот Боэмунд, напротив, усмотрел интерес в нем и дал обет крестоносца. Несмотря на, возможно, имевшееся у него подлинное желание освободить христианские святыни, он, несомненно, преследовал некие сугубо личные экспансионистские цели, видя возможность приобрести земли либо в империи, либо вообще на Востоке.

Проследовав бурлящий Константинополь и высадившись в Малой Азии, он сыграл важную роль в сражении под Дорилеем, где крестоносцы нанесли решительное поражение туркам. К моменту, когда ближе к концу 1097 г. паломники подступили к Антиохии, Боэмунд являлся уже признанным вожаком похода.

Антиохия вполне подошла бы ему в качестве трофея, и Боэмунд развил кипучую деятельность, чтобы заполучить ее. Он разгромил войска мусульман, пришедшие из Дамаска снять осаду, придержав резерв до того момента, когда враг  думал, что победа ему обеспечена. Вторую армию, на сей раз из Алеппо, также сокрушила крестоносная кавалерия, введенная в дело в нужный момент.

Поначалу крестоносцам не удалось разгромить крупные силы противника, тогда Боэмунд отступил на участок, где представлялась возможность построиться на узком фронте, чтобы левый фланг ему прикрывало озеро, а правый - река, что гарантировало христиан от попытки обойти их с фланга. С этих позиций они и нанесли удар, которым опрокинули врага.

Боэмунд лично возглавлял отряд, пробравшийся в город в ночь на 3 июня 1098 г. благодаря предательству одного из высокопоставленных защитников, с которым предводитель южноиталийских норманнов вступил в переговоры в ходе долгой осады.

Именно Боэмунд возглавлял армию, разгромившую спустя три недели Кербогу Мосульского, явившегося отбить город  у крестоносцев, и одержал, наверное, самую убедительную из побед в истории всего Первого крестового похода.

Накануне решающей битвы Боэмунд выступил из города с пехотинцами, прикрывавшими небольшие силы кавалерии, которую командир вновь ввел в деиствие в самый критический момент. Всадники обрушились на врага так решительно, таким натиском, что достигли полной победы. Перед лицом всех свершений притязания Боэмунда на Антиохию не встретили особого протеста, если не считать несогласия давнего соперника, Раймунда Тулузского, приближенные которого в конечном итоге вынудили сеньора оставить Антиохию Боэмунду и вести их дальше на юг к Иерусалиму.

Стремясь узаконить свое положение в духе того, как дали это предки, норманнские завоеватели Италии, Боэмунд короновался княщем Антиохии в 1100 г., приняв власть из рук архиепископа Пизы и папского легата Даимберта, обострив отношения с византийским императором и сделавшись фактически независимым от Иерусалима.

В 1100 г. Боэмунд попал в плен к туркам и получил свободу только три года спустя. Вернувшись на Запад, он превратился в супергероя и принялся раздувать ненависть к императору Алексею, обвиняя его в предательстве - в том, что тот пришел на помощь Антиохии, когда крестоносцы находились в отчаянном положении и нуждались в его вмешательстве.

В 1106 г. Боэмунд, только что женившийся на дочери короля Франции, в кафедральном соборе Шартра провозгласил самый настоящий крестовый поход против Алексея. В следующем году, пользуясь папской поддержкой, неутомимый воин вновь повернулся против старого врага - Византийской империи. Зная, что Антиохия в безопасности под властью воинственного и верного племянника Танкреда, Боэмунд высадился под Дурресом - крепостью, которую он когда-то брал и которая обеспечивала начало пути на Балканы.

Не сумев взять город приступом, Боэмунд обложил его, чтобы голодом принудить к сдаче. К сожалению для него, византийский император уже обзавёдся флотом, который отрезал армию вторжения от Италии.
Скоро осаждающий оказался в положении осажденного - не отваживаясь на битву, византийская армия с турецкими наемниками обложила самого Боэмунда. Очутившись в ловушке, видя,  как войско его вымирает от болезней и голода, князь понял, что не осталось иного выбора, кроме как сдаться Алексею, что и сделал в сентябре 1108 г. Вынужденный подписать договор с императором, он, униженный, вернулся в Апулию, где спустя три года скончался.

+4

8

Леди Годива

История о леди Годиве, скачущей обнаженной на коне по улицам города Ковентри — одна из самых популярных английских легенд.
Старый английский город наводнен открытками, сувенирами и статуями с этим сюжетом.
По легенде леди Годива, красавица-жена местного лорда Леофрика, графа Мерсиа, была поражена окружающей бедностью, и молила своего мужа отменить беспощадные налоги, которыми он облагал людей своего графства.

http://s004.radikal.ru/i205/1007/b9/73bb03c6d6f4.jpg

Однако, Леофрик заявил, что исполнит ее желание, но только при одном условии: она должна проскакать обнаженной на коне через весь город.
Хитрый граф был уверен, что женщина ее ранга никогда на это не пойдет. Тем не менее, Годива не отступилась.
В назначенный день она приказала жителям города запереться дома, закрыв все ставни.
Только один паренек по имени Том посмел ослушаться. Небо покарало наглеца, и он ослеп, прежде чем увидел леди Годиву в наряде Евы.
После этого испытания женщина вернулась к мужу, который сдержал слово и понизил налоги.

http://s004.radikal.ru/i208/1007/2a/ccfa30af4354.jpg

  Вот как описывает это событие знаменитый английский поэт Альфред Теннисон:

          …она поспешно поднялась
         Наверх, в свои покои, расстегнула
         Орлов на пряжке пояса – подарок
         Сурового супруга – и на миг
         Замедлилась, бледна как летний месяц,
         Полузакрытый облачком… Но тотчас
         Тряхнула головой и, уронивши
         Почти до пят волну волос тяжелых,
         Одежду быстро сбросила, прокралась
         Вниз по дубовым лестницам – и вышла,
         Скользя, как луч, среди колонн, к воротам,
         Где уж стоял её любимый конь,
         Весь в пурпуре, с червонными гербами.
         На нём она пустилась в путь – как Ева,
         Как гений целомудрия. И замер,
         Едва дыша от страха, даже воздух
         В тех улицах, где ехала она…
 

http://s54.radikal.ru/i146/1007/9a/fce346ead3c6.jpg

История впервые появилась в 1188 году, в то время как ее герои жили на полтора столетия раньше.
Леофрик был англо-саксонским графом, построившим в 1043 году бенедиктинский монастырь, который вскоре превратил Ковентри из маленького поселения в четвертый по величине средневековый город Англии. Его жена, Годива, пережила его на 10 лет. Она была очень набожна и жертвовала земли и деньги церкви.

Историю об обнажённой всаднице впервые упоминает монах монастыря святого Албана Роджер Вендровер в 1188 году, и согласно ей события происходили 10 июля 1040 года. В дальнейшем народная молва только дополняла это предание.
Позднее в XIII веке король Эдуард I пожелал выяснить правду об этой легенде.
Исследование летописей подтвердило, что в Ковентри в 1057 году и далее налог, действительно, не взимался, что, однако, не является доказательством реальности описываемых в легенде событий.

http://s57.radikal.ru/i156/1007/de/fc97534109df.jpg

В 1678 году жители города учредили ежегодный фестиваль в честь леди Годивы, сохранившийся и по сей день.
Этот праздник представляет собой карнавал, где много музыки, песен, а вечером фейерверк. Участники карнавала одеваются в костюмы XI века.
Шествие начинается от руин первого кафедрального собора и далее идёт по маршруту, проложенному некогда отважной леди.
Заключительная часть фестиваля проходит в городском парке у памятника леди Годивы.

http://s41.radikal.ru/i091/1007/d6/10944f4c69bc.jpg

Здесь звучит музыка того времени и участники праздника соревнуются в различных конкурсах, наиболее популярным из которых является конкурс на лучшую леди Годиву. В этом конкурсе принимают участие женщины, одетые по одиннадцатому столетию, и непременным условием соревнования являются длинные золотистые волосы.

http://s52.radikal.ru/i138/1007/3e/b9913a448a51.jpg

Образ леди Годивы достаточно популярен в искусстве. Ей посвящены поэмы и романы.
Образ воссоздан в мраморе, на гобелене, на полотнах живописцев, в кино, на ТВ и даже на обёртке шоколада фирмы «Годива».
Археологами найдены витражи с изображением леди Годивы, которые сейчас находятся в сохранившейся церкви первого монастыря, основанного Леофриком и Годивой.

Statue of Lady Godiva in the Old Guildhall, Coventry

http://s002.radikal.ru/i199/1007/e8/472ba6c1fa48.jpg

В честь леди Годивы был назван астероид 3018 Godiva.

Отредактировано иннета (2010-12-17 16:53:46)

+3

9

Граф Анжу, Фулько Черный

         Граф Анжу, Фулько Черный (XI век), был обвинен в том, что он умертвил свою жену и часто обагрял свои руки невинной кровью. Преследуемый общественной ненавистью и голосом совести, он часто видел, как тени жертв его мести или честолюбия выходили из могил и беспокоили его сон. Чтобы освободиться от этого тяжелого кошмара, преследовавшего его повсюду, Фулько покинул свое государство и отправился, одетый пилигримом, в Палестину. Буря у берегов Сирии напомнила ему гнев Провидения и удвоила его религиозный жар. Прибыв в Иерусалим, он шел по улицам св. города с веревкою на шее; служители бичевали его и при этом громко произносили: "Господи, сжалься над неверным и вероломным христианином, над грешником, странствующим далеко от своей земли!" Во время пребывания в Палестине, Фулько раздавал щедрую милостыню, облегчал бедствия пилигримов и оставил везде воспоминания о своем благочестии и милосердии. Современные хроники рассказывают при этом с удовольствием тот благочестивый обман, к которому прибегнул граф Анжу, чтобы выхлопотать у сарацин дозволение посетить Гроб Господень.
          "Граф предложил сарацинам большое количество золота, чтоб быть допущенным в храм Гроба Господня, но они не соглашались, если он не сделает того же, что они требовали от других христианских князей. Фулько имел такое сильное желание войти туда, что обещал сделать все, что они ни захотят. Тогда сарацины об'явили ему, что они впустят его только в том случае, если он даст клятву помочиться на гробе своего божества. Граф, еслиб то было возможно, предпочел бы тысячу раз умереть, нежели решиться на что-нибудь подобное; но, видя в то же время, что иначе он не будет допущен в святое место, к которому питал столь нежную привязанность и для посещения которого прибыл из отдаленной страны с столь великими трудами и опасностями, Фулько дал согласие, и между ними было условлено, что он войдет завтра. С вечера граф Анжу лег в своем жилище, а утром на следующий день взял небольшую склянку, довольно плоскую, и, наполнив ее чистою и благоуханною розовою водой (или белым вином, как полагают другие), поместил ее в складках своих панталон; с этим он явился к обещавшим ему допуск, заплатил сумму, которую неверные безбожники потребовали от него, и был впущен в то желанное место Гроба Господня, в котором Господь наш опочил после своих торжественных страстей; ему сказали, что он теперь должен исполнить обещанное или будет изгнан. Тогда граф, из'явив готовность, отстегнул петлю в складке, и, показывая вид, что он мочится, облил Гроб Господень тою чистою и душистою розовою водой. Язычники, полагая, что он помочился на деле, стали смеяться над ним; но благочестивый граф не обращал внимания на их насмешки и с плачем и слезами распростерся у Гроба Господня. После, приблизившись для облобызания самого Гроба, граф увидел, что божественное милосердие благосклонно приняло его ревность, потому что камень Гроба, твердый и крепкий, при лобызании стал мягок и гибок, как воск, разогретый на огне. Граф кусил камень и незамеченный неверными унес во рту большой кусок; после того он спокойно посетил все другие святые места" (Анжуйская летопись)
        Возвратившись в свои владения, граф Анжу хотел иметь постоянно перед глазами места, которые он посетил, и с этой целью построил около замка Лош церковь, подобную храму Воскресения. Там он молился каждый день, но его мольбы ещё не смягчили Божественное милосердие. Вскоре он снова почувствовал то смятение сердца, которое тревожило его прежде. Фулько отправился вторично в иерусалим и там выражениями своего раскаяния и суровостью. Истязаний наставлял верующих. На обратной дороге в Европу через Италию он освободил Папу от страшного врага, опустошавшего римские владения. Папа вознаградил его ревность, хвалил за благочестие и дал полное отпущение грехов. Благородный пилигрим возвратился наконец в свое графство, неся с собой огромное количество мощей, которыми он украсил церкви Лоша и Анжера. С того времени  он занимался в мире постройкой монастырей и городов, что и доставило ему прозвище «великого строителя». Такие заслуги и благодеяния доставляли ему благословление церкви и народа, который благодарил Бога, обратившего властителя страны на путь кротости и добра. По-видимому, Фулько не мог более бояться ни суда Божеского, ни человеческого; но голос совести и душевные волнения были так велики, что угрызения не могли быть ничем заглушены, ни даже двукратным пилиигримством к гробу господню. Несчастный граф решился предпринять в третий раз странствование в Иерусалим; снова Палестина увидела его обливающим новыми слезами Гроб и оглашающим своими стенаниями святые места. Посетив Палестину и поручив свою душу молитвам отшельников, на которых было возложено принимать и утешать странников, он оставил Иерусалим, чтобы возвратится в отечество, которое не суждено было ему видеть: он заболел и умер в Метце. Тело его было перенесенои предано земле в церкви Гроба Господня, построенной им близ Лоша. Сердце покойного положили в церкви Метца, где, спустя столько веков после его смерти, можно видеть ещё и теперь мавзолей, называемой гробницей Фулько, графа Анжу.   

Цит. по: Мишо. " О состоянии Палестины перед началом крестовых походов и её первые пилигримы ХI в. " (История Средних веков: Крестовый походы (1096-1291)/сост. М.М. Стасюлевич

+5

10

Еще о Жиле де Рэ.

Протокоолы допросов Жиля де Рэ.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

29 июля 1440 года. Послания епископа Нантского. Сведения по по¬воду тайного церковного расследования и обнародования злодеяний Жиля де Рэ
Всех тех, кто сии послания увидит, мы, Жан, с Божиего соизво¬ления и по милости Святого Апостольского Престола, епископ Нантский, благословляем именем Господа нашего и просим дове¬рять посланиям сиим.
Настоящими посланиями да уведомим, что, посещая приход св. Марии в Нанте, где Жиль де Рэ нижеупомянутый часто бывает в доме, обыкновенно называющемся Ла-Сюз, ибо он прихожанин помянутой церкви, и посещая иные приходские церкви, ниже указанные, столкнулись мы вначале со многими слухами, а вслед за тем с жалобами и заявлениями немалого числа людей добрых и благоразумных: Агаты, жены Дени де Лемьона; вдовы усопшего Реньо Донета, из помянутого прихода Богоматери; Жанны, вдо¬вы Гибеле Дели, из св. Дионисия Жана Юбера и жены его, из св. Винсента; Марты, вдовел усопшего Эонне Кергсна, из св. Крес¬та в Нанте; Жанны, жены Жана Дареля из св. Симильена, что близ Нанта, и Тифен, жены Эонне Лешарпантье, из св. Климента-что-за-стенами в Нанте, да и всех прихожан помянутых церквей, показания коих подтверждены были синодальными свидетелями названных церквей и иными осмотрительными, благоразумными людьми, не вызывающими подозрения.
Посещая по долгу нашему эти самые церкви, мы кропотливо их обследовали, и из показаний, между прочим, с достовернос-тью убедились, что дворянин, мессир Жиль де Рэ, рыцарь, сеньор помянутой местности и барон, наш подданный и нам подсудный.
вместе с некоторыми из своих сообщников, зарезал, лишил жиз¬ни и истребил бесстыднейшим образом множество невинных от¬роков, что он предавался с этими детьми противоестественному сладострастию и греху содомскому, часто совершал ужасные за¬клинания демонов, приносил им жертвы, заключал с ними дого¬воры и совершил иные тяжкие преступления, что нам подсудны; и мы узнали из расследования посланников наших и доверенных лиц, что помянутый Жиль содеял и совершил вышеуказанные преступления и иные учинил оргии как в нашей епархии, так и во многих иных областях, к ней относящихся.
По поводу каковых проступков помянутый Жиль де Рэ был обвинен и поныне обвиняется людьми серьезными и благонадеж¬ными. Дабы предотвратить всяческие сомнения по этому поводу, составили мы настоящие послания и скрепили их своею печатью.
Составлено в Нанте, 29 июля 1440 года.
Согласно предписанию помянутого сеньора епископа Нантского
[Подпись:] Ж. Пти

13 сентября 1440 года. Послания епископа Нантского. Вызов Жиля де Рэ в церковный суд
Мы, Жан, милостью Божией и Святого Апостольского Пре¬стола, епископ Нантский, всем и каждому из священников и вика-риев приходских церквей, капелланам, кюре и не сущим таковы¬ми, писарям, нотариусам и письмоводителям, живущим в городе нашем и в Нантской епархии, и каждому из них в особенности, шлем наше благословение во имя Господа нашего и требуем твер¬до придерживаться предписаний наших.
Да будет вам известно, что с недавних пор в городе нашем и в Нантской епархии, а особливо в приходских церквах Богомате¬ри, св. Дионисия, св. Николая, св. Винсента и св. Креста, в Нанте, во храме св. Симильена, близ Нанта, и св. Климента-что-за-стенами, в Нанте, и в Сен-Сире-ан-Рэ, в помянутой нашей епархии, во время визита, проводимого нами в согласии с пастырским на¬шим служением, услыхали мы многажды отчаянные жалобы как со стороны добрых и благочестивых свидетелей синодальных из помянутых церквей, так и от многих иных людей, безукоризнен¬но честных и достойных доверия, равно как и от многих прихо¬жан названных церквей, и что указали мы писцам нашим и нота¬риусам составить показания и внести их в ведомость помянутого визита пастырского, и что, услышав всеобщий ропот, отовсюду постоянно раздающийся, а также ознакомившись с предшествующими доносами, обнаружили мы, что дворянин мессир Жиль де Рэ, барон в помянутых землях епархии нашей, лишил жизни, зарезал и бесчеловечно истребил множество невинных детей и совершил с ними противоестественным образом скверный и мер¬зостный грех содомский, разными способами и с неслыханны¬ми извращениями, о коих ныне сказать нельзя, ибо они ужасны весьма, о коих, однако, будет объявлено на латыни в надлежащее время и в надлежащем месте; и что многажды и часто совершал он ужасные заклинания демонов и пекся о том, чтобы заклинания сии производились; что он приносил жертвы этим самым демо¬нам, заключал с ними договоры и совершал во злобе своей иные преступления и злодеяния, исповедуя доктринальную ересь и ос¬корбляя величие Божие, подрывая и искажая веру нашу и пода¬вая многим пагубный пример.
Мы, не желая, дабы подобные преступления и подобная ересь, «распространяющаяся, точно язва», если ее немедля не искоре¬нить, - дабы они прошли незамеченными по причине ли утаи¬вания, а то и по нерадивости; более того, желая скорейшим об¬разом должные меры принять, дабы поправить сие положение, в посланиях наших повелеваем вам и предписываем, вам всем до единого, притом, что никто не должен полагаться на другого либо извинять себя, ссылаясь на другого, чтобы вы безо всяких обиняков, в категорической фигуре эдикта, потребовали, чтобы пред Нами или пред наместником Нашим в Нанте в понедель¬ник, следующий за праздником Воздвижения Креста Господня, а именно сентября 19 числа, явился помянутый дворянин, сеньор Жиль де Рэ, рыцарь, наш подданный и нам в деле сием подсудный, коего Мы вызываем посредством оных посланий пред Наши очи, равно как пред очи прокурора Нантского суда, ответственного за расследование указанного дела, дабы блюлись вера и закон; и по¬сему желаем Мы, дабы указания, в сиих посланиях содержащиеся, должным образом были исполнены всеми вами или кем-то из вас.
Составлено в прошедший вторник 13 сентября, в год от Р.Х.
1440.
Подпись: согласно предписанию помянутого сеньора епископа,
Жан Гили, который сие переписал

Я, Робен Гийоме, писец и нотариус Нантской епархии, весьма усердствовал, дабы исполнить как должно все, что в указанных посланиях сказано касательно помянутого Жиля, рыцаря, барона де Рэ, о коем в посланиях оных большею частью и говорится, и сам, в указанный год, 14 сентября, сие осуществил, сообразуясь с тем, как сие делать следовало согласно этим самым посланиям

+2

11

ПРОТОКОЛЫ СЛУШАНИЙ (19 сентября - 13 окртября)

Понедельник сентября 19 дня 1440 года
В понедельник вослед за праздником Воздвижения Креста Гос¬подня пред очи преподобного отца, сеньора епископа Нантского, заседающего в большой зале Тур-Нев в Нанте, дабы отправлять правосудие, явились в личном порядке достославный мэтр Гийом Шапейон, прокурор оного суда, зачитавший помянутые письма, кои помещены выше, вместе с указанным в них требованием к ис¬полнению предписаний, с одной стороны, и помянутым мессиром Жилем, рыцарем и бароном, обвиняемым, - с другой.
Каковой мессир Жиль, рыцарь и барон, после множества об¬винений со стороны помянутого прокурора против названного мессира Жиля, призванных установить, придерживается ли он доктринальной ереси, как утверждал помянутый прокурор, объ¬явил, что желает лично предстать пред названным преподобным отцом, сеньором епископом Нантским и пред любыми иными церковными судьями, равно как и пред любым инквизитором, дабы очиститься от подобных обвинений. После чего помяну¬тый преподобный отец епископ распорядился и предписал мессиру Жилю, рыцарю оному и барону, на то согласному, явиться указанного месяца z8 дня пред духовным лицом, братом Жаном Блуином, наместником инквизитора в королевстве оном, и понес¬ти ответ за проступки и злодеяния, ему названным прокурором вмененные, дабы помянутые преподобный отец епископ, помощ¬ник инквизитора и прокурор вели судебное разбирательство, как того требуют вера, а равным образом и закон, как должно и как назначено сие помянутому прокурору.
Присутствовали в помянутом месте люди почтенные - м-р Оливье Солиде из Буврона, мессир Жан Дюран из Блена, насто-ятели приходских церквей Нантской епархии, свидетели, наме¬ренно сюда приглашенные и призванные.
[Подпись на полях:] Ж. Делоне, нотариус, Ж. Пти и Г. Лене

Среда сентября 28 дня 1440 года
Во имя Господа нашего, аминь,
В среду сентября 28 дня 1440 года, десятого года понтификата Святейшего Отца, монсеньора Евгения, по воле Провидения Папы, Жиля де Рэ, четвертого по имени сему, во время Вселенского Собора в Базеле, явка которого пред сеньором Жаном де Мальтруа, преподобным отцом, епископом Нантским, по милости Божией и Святого Апостольского 8 октября Престола, и пред братом Жаном Блуином из Ордена доминикан¬ского, бакалавром, знатоком Святого Писания, наместником бра¬та Гийома Мсриси, из помянутого Ордена братьев доминиканцев, сведущего в теологии, инквизитора, гонителя ересей в королевст¬ве Французском, присланным по поручению Святого Апостоль¬ского Престола и с ведома оного брата Гийома, каковому брату Жану намеренно предписали быть инквизитором в городе Нанте и в окрестной епархии,- прибывшими по такому случаю в часов¬ню усадьбы епископской в Нанте, и в присутствии нас, Жана Де¬лоне', Жана Пти, Николя Жеро и Гийома Лене, нотариусов и пис¬цов, пред теми же представшими в этом и подобного рода делах, дабы записывать со всем тщанием по повелению оных сеньоров епископа и наместника инквизитора, прежде помянутых, всякое, что дел оных касается, которым затем всем до единого доверено и повелено было составить все в положенном порядке; в присут¬ствии же свидетелей, ниже упомянутых, явились те, чьи имена указаны будут далее, и предстали пред очами помянутых сеньо¬ров епископа и помощника инквизитора, жалуясь со слезами и с горестью на утрату сыновей своих и племянников и иных родст¬венников и уверяя, что помянутые сыновья, племянники и иные родственники коварно были похищены, а затем с жестокостью за¬резаны и истреблены помянутым Жилем де Рэ и некоторыми его сообщниками, приспешниками, приближенными и родственни¬ками; что указанные лица постыдное и противоестественное над . ними насилие учинили и во злобе своей совершили с ними грех содомский; что многократно заклинали они злых духов и не раз оказывали им почести; что совершили они еще немало иных про¬ступков и злодеяний, невероятных и неслыханных, относящихся к ведению Церкви; каковые истцы смиренно молили названных преподобных сеньора епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника помянутого инквизитора, чтобы они соблагово¬лили быстро и надлежащим образом распорядиться и учинить возмездие.
Агата, жена Дени де Лемьона из прихода Нантской Богоматетери, заявила, что Колен, племянник се, сын Гийома Авриля, около двадцати лет от роду, бывший небольшого роста и, как она уттверждает, худощав, имевший на одном из ушей своих некий знак, подобный маленькому уху, как-то утром в августе месяце года 1439 или около того, пошел в дом, называемый Ла-Сюз и расположенный в Нанте, недалеко от собора Нантской Богоматери. Каковой дом принадлежал тогда сиру де Рэ. А с тех пор она помянутого Колена не видела и известий о нем не имела вплоть о того дня, пока не была некая Перрин Мартен, прозванная Ля Меффрэйе, арестована и заключена в темницу судом Нанта. После ареста каковой она слышала, как многие говорили, и было сие всеобщим мнением, что некоторое количество детей и юношей молодых было помянутым сиром де Рэ схвачено и лишено жизни. какою целью - она не знает.
Далее, вдова покойного Реньо Донета, из прихода Нантской Богоматери, равным образом показала, что Жан, сын се, часто бывал в помянутом доме Ла-Сюз, и со дня рождества св. Иоанна Крестителя года 1438-го не имела она от него никаких известий, пока Перрин Мартен, прозванная Ля Меффрэйе, арестованная и заключенная в темницу, как сказано выше, не созналась, что он был отдан помянутому сиру де Рэ и его людям.
Жанна, жена Гибеле Дели, прихожанина храма св. Дионисия в Нанте, подобно прочим, пожаловалась, что Гийом, сын ее, часто бывал в помянутом доме Ла-Сюз и что он ушел туда на первой не¬деле недавнего поста. И она слышала, как м-р Жан Бриан говорил, будто он его видел в названном доме семь или восемь дней подряд и что впоследствии он его более не видел; кроме того, он подозре¬вал, что Гийом пропал в том самом доме.
Жан Юбер и жена его, прихожане церкви св. Винсента в Нанте, заявили, что один из сыновей их, по имени Жан, около четыр¬надцати лет от роду, два года назад в день Рождества св. Иоанна Крестителя, пошел в дом Ла-Сюз и вернулся в дом родительский; и он сказал своей матери, что убрал комнату названного сира в до¬ме Ла-Сюз, за что в доме помянутом дан ему был хлеб, который он принес и отдал матери; а кроме того он сказал ей, что приобрел расположение названного сира, который повелел ему выпить бе¬лого вина; он сразу же вернулся в дом Ла-Сюз, и с тех пор родите¬ли его не видели.
Жанна, жена Жана Дареля, прихожанина церкви св. Симиль-ена, что близ Нанта, сообщила, что в последний из праздновав¬шихся дней св. Петра и Павла, когда возвращалась она из собора Нантской Богоматери, вовремя вечерни, к себе домой, а с нею сын се, семи или восьми лет от роду, и когда подходила она к церкви св. Сатурнина в Нанте, то обернулась, думая, что сын здесь, но его более не было, и с тех пор она его не видела.
Вдова Ивона Ксргсна, каменотеса из прихода св. Креста в Нан¬те, заявила, что отдала сына своего некому Пуату, слуге помянуто¬го сира де Рэ, который попросил его у нес, дабы мальчик пошел на службу к названному Рэ, как подтвердил помянутый Пуату, а случи¬лось это между Пасхою последней и Вознесением; каковому сыну было около пятнадцати лет; и тех пор она его никогда не видела.
Тифен, жена Эонне Лешарпантье, мясника, прихожанина церк¬ви св. Климента, близ Нанта, сообщила, что Пьер, сын Эонне Да¬те, племянник ее, коему от роду было около десяти лет, потерялся года два назад и что с тех пор не было о нем никаких известий, пока Перрин Мартен, прозванная Пеллиссоною, не призналась, что отдала мальчика людям сира дс Рэ.
Жена Пьера Купри равным образом показала, что лишилась двух сыновей своих, одного восьми лет от роду, другого - девяти.
Жан Манье пожаловался на то, что потерял одного из своих сыновей. Каковые истцы подозревали и выразили то изустно, что помянутый сир де Рэ и приспешники его заведомо были и суть виновны в пропаже и в убийствах детей оных.
О каковых жалобах было сообщено названным сеньорам Жану, преподобному отцу, епископу Нантскому, и брату Жану Блуину, наместнику помянутого инквизитора, а будучи уведомлены, сень¬оры оные епископ и наместник, желая, чтобы проступки сии не пребывали безнаказанными, решительно предписали и потребо¬вали у всех духовных лиц вызвать в суд помянутого сеньора Жиля де Рэ в субботу 8 октября, дабы он ответил по закону пред назван¬ными сеньором епископом Нантским и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, а также и о том, что он может сказать в свое оправдание во имя веры Христовой, равно как и пред прокурором, ими назначенным в деле сием и делах сего порядка.
Выполнено сентября 2.8 дня в год помянутых понтификата и Собора.
В присутствии весьма почтенных и благочестивых лиц, Жака де Панкостдика, доктора как светского, так и церковного права, из управы Нанта, и Жана Бланше, бакалавра юриспруденции, ду¬ховного лица из Нантского прихода, равно как и иных многочис¬ленных свидетелей, коим сюда было указано явиться.
[Подпись:] Жан Делоне, Жан Пти, Г. Лене

Суббота октября 8 дня 1440 года
Вслед за этим, 8 октября года помянутых понтификата и вселенского собора, названные истцы явились пред очи помянутых сеньора епископа и наместника инквизитора в нижней зале Тур- Нев в Нанте и вновь сообщили названным сеньорам епископу Нантскому и наместнику помянутого инквизитора с воплями скорби и со слезами об утрате сыновей своих, уверяя, как было сказано и выше, что тс похищены были помянутым сиром де Рэ, его сообщниками и приближенными, каковые во злобе сотворяли над ними насилие и совершали с ними грех содомский; а кроме того они заклинали злых духов, воздавали им почести и во мно¬гих других преступлениях, относящихся к ведению церковно¬го суда, повинны; каковые истцы смиренно молили названных преподобного отца, епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника помянутого инквизитора, дабы они властью своею распорядились о законном и своевременном возмездии.
В указанный год понтификата и помянутого вселенского собо¬ра в Базеле, в субботу, октября 8 дня, предстали в личном порядке пред очи преподобного отца, сеньора Жана Мальтруа, епископа Нантского, и брата Жана Блуина, бакалавра, знатока Святого Пи¬сания, наместника помянутого инквизитора, заседающих в суде, дабы отправлять правосудие, во время девятичасовой молитвы утренней, в большой верхней зале Тур-Нев в Нанте, предназна¬ченной для рассмотрения и разрешения подобных дел, и в при¬сутствии нас, Жана Делоне, Жана Пти, Николя Жеро и Гийома Лене, нотариусов и писцов пред теми же представших в деле сием и в делах оного порядка, и в присутствии помянутых писцов и свидетелей, благочестивый муж, м-р Гийом Шапейон, прокурор по делам церковным в краю оном, призванный означенными се¬ньором епископом и наместником инквизитора, дабы разрешать дела религиозные, истец, с одной стороны; и мессир Жиль де Рэ, рыцарь, барон и сеньор в помянутой местности, обвиняемый, или ответчик, с другой стороны, по распоряжению помянутых препо¬добного отца и наместника инквизитора, в эту субботу, октября 8 дня, вызванный немедля пред их очи чрез посредство Робена Гийоме, человека благопристойного, письмоводителя, каковой
Робен названным сеньору епископу и наместнику инквизитора и нам, помянутым нотариусам, доложил изустно, что вызвал немед¬ля сеньора оного Жиля, обвиняемого, задержанного, пред очи тех самых сеньоров епископа и наместника инквизитора и помянуто¬го прокурора по делам религиозным, по форме и чину, указанным выше; а помянутый прокурор все же повторил указанный вызов от имени названных преподобного отца, епископа, и наместни¬ка инквизитора, исполнив все надлежащим образом.

Против какового Жиля помянутый прокурор огласил пунк¬ты обвинения изустно, воздержавшись от письменного их изло-жения, для коего подходящие время и место потребуются. Итак, помянутый прокурор изложил, огласил и сообщил изустно про¬тив Жиля, обвиняемого, все до единого обстоятельства, кои в представленных ниже статьях излагаются и содержатся. Како¬вой Жиль, обвиняемый, сказал тогда, изустно, а не в письменной форме, что апеллирует к сеньорам епископу и наместнику инкви¬зитора, равно как и к прокурору. Ему названные сеньоры епис¬коп и наместник инквизитора немедля ответствовали, что апел¬ляция такого рода, будучи легковесною и в письменной форме не представленной, в соответствии с особенностями оного дела и дел такого порядка, не может быть сочтена законною; вот почему сеньоры епископ и наместник инквизитора таковою ее не при¬знали, утверждая, что они помянутого Жиля в вине не уличают и уличать с дурным умыслом не желают; они тем не менее объявили, что последующие заседания суда, посвященные разбирательству церковному против помянутого Жиля, вестись будут ими и по¬мянутым прокурором.
Тотчас же помянутый Жиль, обвиняемый, истинность указан¬ных статей обвинения отверг, оспаривая наличие у судебного де¬ла подлинного основания, ибо он сознался в принятии таинства крещения, отрекся от дьявола и от обрядов дьявольских, утверж¬дая, что он был и есть истинный христианин; по поводу каковых обстоятельств и статей, подобным образом оспоренных, и в соот¬ветствии с делом оным и делами порядка сего, прокурор поклял¬ся, что не клевещет, а говорит правду; и по настоянию прокурора помянутого Жиля, обвиняемого, попросили принести такую же клятву; что помянутый Жиль, обвиняемый, получив указания от всех, выслушав единожды, дважды, трижды и четырежды предо¬стережения и призывы помянутых сеньоров епископа и намест¬ника, под угрозою отлучения от Церкви, сделать отказался и от чего уклонился.

Невзирая на это, по настоянию и просьбе помянутого про¬курора, названные сеньоры епископ и наместник инквизитора назначили и предписали помянутому прокурору и помянутому Жилю де Рэ, присутствующему, им внимающему и слова их по¬стигающему, в следующий вторник заявить и огласить, а также присутствовать при заявлении и оглашении [обвинения] в соот¬ветствии с делом оным и делами порядка сего, и призвать помяну¬того Жиля, обвиняемого, к ответу и действовать затем, как велит того правосудие.
На основании чего названный прокурор от нас, нотариусов помянутых и писцов, потребовал составить один и более офици¬альных документов.
Присутствовали в помянутом месте преподобный отец, мессир Жан Прежан, епископ Сен-Брекский, люди почтенные и ува-жаемые. М-р Пьер де Л'Опиталь, президент Бретани, лиценциат права, Робер де Ларивьер, лиценциат права светского и церков¬ного, Эрве Леви, из Леонской епархии, сенешаль из Кемпе, Жан Шовен, горожанин Нанта, Жоффруа Пиперье, казначей и смот¬ритель собора Нантской Богоматери, Татьян Рюйц, Гийом Гру-айнье, лиценциаты права, Оливье Солиде, Жан де Шатожирон, каноники церкви в Нанте, Робер Пиперье, сенешаль, Жан Гиоле, назначенный городом Нантом, и Жан де Лагранжьср, назначен¬ный судом Нанта, и многие иные свидетели, в великом собравши¬еся множестве, намеренно сюда приглашенные и призванные.
[Подпись:] Жан Аелоне, Ж. Пти, Г. Лене

Вторник октября 11 дня 1440 года
Во вторник и октября, в день, назначенный для помянутых прокурора и Жиля де Рэ, обвиняемого, названными епископом Нантским и братом Жаном БлуиноМ, наместником инквизитора, помянутые сеньоры епископ и наместник инквизитора, будучи в делах оных уверены и осведомлены, в трибунале не заседали; за¬седание, намеченное на этот вторник, они отложили на ближай¬ший четверг, предписав на день тот прокурору и Жилю, обвиня¬емому, дабы те явились для производства по делу, как и по всем делам порядка сего, законным образом.
Какового дня 11 октября мужи помянутые и жены вновь пожало¬вались названным епископу Нантскому и наместнику инквизитора, горестно и со слезами, на утрату детей своих, как было выше про¬странно изложено, в нижней зале помянутой Тур-Нев, умоляя их в скором порядке прибегнуть к должному отправлению правосудия.

Четверг октября 13 дня 1440 года
Выносится В поименованный четверг, 15 октября, пред названными сеньорами епископом Нантским и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, заседающими в трибунале, да- бы судить по праву, в большой верхней зале в назначенный час, а именно во время девятичасовой утренней молитвы, предстали в личном порядке помянутый м-р Гийом Шапейон, прокурор, истец, с одной стороны, и помянутый Жиль, обвиняемый,- с другой, дабы исполнить предписание ордера сего, каковых помянутый брат Жан Блуин уведомил о власти своей и полномочиях, ему принадлежащих, о чем ниже будет сказано, Помянутый прокурор указал, выдвинул и изложил против помянутого обвиняемого некоторые статьи и обстоятельства, в письменном виде представленные и содержащиеся ниже; но поводу каковых названный прокурор попросил для помянутого Жиля, обвиняемого, чтобы каждая из статей оных была названному Жилю, обвиняемому, в судебном порядке зачитана лицом уважаемым и благонадежным, мессиром Жаком де Панкоетдиком, предста¬вителем властей Нанта, доктором светского и церковного права, согласно повелению названных сеньоров епископа и наместника помянутого инквизитора, дабы Жиль ясно, по-французски, под присягою, ответствовал по каждой из статей, что может он ска¬зать относительно данных обстоятельств, в той мере, в какой это обстоятельств сих касалось, а ежели ему, буде он возжелает, пона¬добится возразить и оспорить их, было помянутыми сеньорами епископом и наместником инквизитора особое дано оному Жи¬лю, обвиняемому, право, дабы удобно ему было против указан¬ных статей возражать и дабы сеньоры оные епископ и наместник помянутого инквизитора могли Жиля, обвиняемого, допросить о том, истинно ли содержание названных статей.
Затем сеньоры оные епископ и наместник инквизитора, но настоянию названного прокурора, допросили помянутого Жи¬ля, обвиняемого, дабы узнать, желает ли он сам отвечать по об¬стоятельствам сиим и статьям, а то и противоречить оным, либо спорить по поводу указанных статей. Каковой произнес и ответс¬твовал, высокомерно и с надменностию, что отвечать по обстоя¬тельствам сиим и статьям он не намерен, утверждая, что помянутые сеньоры епископ и наместник инквизитора никогда судьями его не были и не суть таковые и поныне, и что он намерен действия их обжаловать. Вдобавок помянутый Жиль, обвиняемый, дерзко и непочтительно объявил, что названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора, и все остальные-духовные лица суть симониты и развратники; и что лучше ему быть подвешенным с веревкой на шее, чем отвечать на вопросы та¬ких церковников и таких судей, а отвечать им для него несносно. А когда помянутый официальный представитель города Нанта, человек осмотрительный и почтенный, м-р Жоффруа Пиперье, казначей и смотритель собора Нантской Богоматери, уполномо¬ченный помянутыми сеньором епископом Нантским и намест¬ником помянутого инквизитора, от имени и вместо названного прокурора разъяснил по-французски помянутому Жилю, обви¬няемому, некоторые фрагменты содержания означенных статей и показаний, то помянутый Жиль, обвиняемый, непочтительно помянутому официалу, казначею и смотрителю возразил,*а, по¬воротившись к помянутому сеньору епископу, произнес он по-французски такие слова: «Я для Вас как для епископа Нантского ничего делать не буду». Затем, по настоянию названного прокурора, означенные сень¬оры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, допросили помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, дабы узнать, не желает ли он, будь то письменно либо изустно, что-то против помянутых статей и обстоятельств сказать и возра¬зить, добавив, что ему особое дано право, дабы он мог помянутые статьи оспорить. Тогда оный Жиль де Рэ, обвиняемый, сказал и ответствовал, что возражать против помянутых статей и обстоя¬тельств он не желает.
Затем, по настоянию и требованию прокурора, названные сеньоры епископ и наместник инквизитора вызвали, истребова¬ли и пригласили помянутого Жиля и его увещевали единожды, дважды, трижды и четырежды, под угрозою отлучения от Церкви, отвечать по помянутым статьям и обстоятельствам, ему предъяв¬ленным, прочитанным и изложенным, как сообщается, на фран¬цузском языке. Каковой Жиль, обвиняемый, отвечать по ним от¬казался, утверждая, что с католическою верой знаком не хуже тех, кто против него помянутые статьи выдвинул, и что он такой же добрый христианин и истинный католик, как и они, признаваясь и говоря, что если бы он совершил те деяния, о коих в помянутых статьях объявлено и изложено было, то прямо погрешил бы пред верою католической и от нее бы отклонился, а в этом-то деле он разбирается. И сказал он, что не желает пользоваться никакими церковными привилегиями и удивлен, что помянутый м-р Пьер де Л'Опиталь, президент Бретани, позволяет названным сеньорам духовным лицам о подобных заявленных против него преступле¬ниях узнавать и в прескверных сиих деяниях его обвинять.
И по настоянию названного прокурора означенный препо¬добный отец, сеньор епископ Нантский, и наместник помянуто¬го инквизитора объявили, что помянутый Жиль, обвиняемый, из лона Церкви отторгнутый и отказавшийся держать ответ по указанным статьям и обвинениям, отныне от суда отстраняется; затем они отлучили его в письменной форме, о чем публично бы¬ло ими объявлено, однако по настоянию названного прокурора постановили, что дальнейшее производство по делу помянутого Жиля, обвиняемого, будет надлежащим образом продолжено, как положено в деле оном и в делах сего порядка.
Каковой декрет, а также [полномочия] названных сеньоров епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника помяну-того инквизитора, помянутый Жиль, обвиняемый, опротестовал простым порядком, изустно, без письменного документа. Како¬вой протест, поскольку ценности он не имел, учитывая природу дела сего и дел оного порядка, равно как и неслыханные бого¬мерзкие преступления, в коих помянутый Жиль, обвиняемый, подозревался и кои, как они говорили, обжаловать было нельзя, сеньоры епископ и наместник помянутого инквизитора прини¬мать во внимание не пожелали, утверждая, что они не должны и не обязаны по закону так делать; а помянутого Жиля названные сеньоры епископ и наместник распорядились допустить до озна¬комления с помянутыми статьями и обстоятельствами; назван¬ный же прокурор чтобы представил свидетелей своих, если он того желает, сообразно делу сему и делам оного порядка; и чтобы помянутый Жиль, обвиняемый, был допущен к представлению их, приему и принятию присяги, а взамен чтобы получил он воз-можность против помянутых статей и обстоятельств высказаться либо изустно, либо в письменной форме; и наконец чтобы затем слушания законным порядком продолжались, назначили они и предписали помянутым Жилю и прокурору явиться в суд в сле¬дующую субботу.
Затем помянутый брат Жан Блуин, наместник названного ин¬квизитора, показал и провозгласил в суде особые послания помя¬нутого духовного лица, брата Гийома Мериси, из Ордена братьев доминиканцев, сведущего в теологии, инквизитора, гонителя ере¬сей в королевстве Французском, присланного по поручению Свя¬того Апостольского Престола; каковые послания были его собст¬венною печатью из красного воска, к пергаменту приложенной, скреплены; каковые послания в присутствии помянутого Жиля были названными сеньорами епископом и наместником публич¬но оглашены. Затем, после представления и провозглашения пи¬сем сиих, преподобный отец, епископ Нантский, и брат Жан Блу¬ин, наместник означенного инквизитора, допросили помянутого Жиля де Рэ, дабы узнать, есть ли ему что сказать либо возразить против оных посланий, будь то изустно или письменно; каковой ответствовал и изрек с гордыней, что ничего против них говорить не желает. После того как запись, росписи, печать и подпись были свидетелями, заслуживающими доверия, в присутствии помяну¬того Жиля, обвиняемого, заверены, они объявлены были помя¬нутыми епископом и наместником инквизитора достаточными.
На основании чего помянутый прокурор от нас, нотариусов и пис¬цов, потребовал составить один и более официальных документов. Присутствовали преподобный отец, сеньор Жан Прсжан, епис¬коп Сен-Брекский, М-р Пьер де Л'Опиталь, президент Бретани, Робер де Ларивьер, равно как и названный благородный сеньор Гийом де Гранбуа, дворянин, Жан Шовен, помянутый горожа¬нин Нанта, м-р Рено Годлен, лиценциат права, духовное лицо из Рсннской епархии, Гийом де Монтинье, адвокат светского суда в Нанте, многие иные свидетели, намеренно сюда истребованные и призванные.
[Подпись:] Жан Делоне, Жан Пти, Гийом Лене

Документы, оглашенные октября 13 дня 1440 года

В рукописи перед статьями помещен следующий текст: «Содержание статей оных и посланий помянутого брата Жана Блуина, наместника названного инквизитора в деле сем и в делах оного порядка, провозгла¬шен ных и обнародованных, о чем ниже упоминается, таково»:
Статьи сии, пред вами находящиеся, преподобный отец сеньор Жан де Мальтруа, епископ Нантский, и духовное лицо, брат Жан Блуин, бакалавр, знаток Святого Писания, из Ордена и мо¬настыря братьев доминиканцев, наместник духовного лица, име¬нитого и досточтимого брата Гийома Мериси, из того же Ордена, сведущего в теологии, инквизитора, гонителя ересей в Королевст¬ве Французском, присланный по поручению Святого Апостоль¬ского Престола и с ведома оного брата Гийома, каковому брату Жану назначено и предписано было быть инквизитором в горо¬де Нанте и в окрестной епархии, достославный и благочестивый муж, м-р Гийом Шаиейон, священник и настоятель церковного прихода св. Николая в Нанте, прокурор в деле оном и в делах сего порядка, намеренно вами назначенный, выдвигает, провоз¬глашает и выносит на суд как обвинитель против сеньора Жиля де Рэ, рыцаря, сеньора и барона помянутой местности Рэ, вам в де¬
ле оном подсудного, правонарушителя и обвиняемого. Прокурор сей требует, чтобы по содержанию статей оных и показаний, изло¬женных также и в манере повествовательной, по порядку, в целом или по очереди, или так, как угодно будет суду, помянутый Жиль, обвиняемый, отвечал, статья за статьею, в удовлетворительной форме и под присягою; а ежели статьи оные отвергнуты будут, он у вас соизволения просит их доказать; каковое дело он обязуется произвести законным порядком, к избыточным доказательствам, против коих он открыто выступает, не прибегая.
I Во-первых, помянутый прокурор утверждает и, буде то необходимо, готов доказать, что вот уже десять, двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, восемьдесят, девяносто, сто лет и больше, столько, что уж и не припомнить обратного, был и есть в провинции Турской в городе Нанте величественный и примечательный кафедральный собор, называемый обыкновен¬но кафедральным собором Нанта, главою коего состоит епископ, а членами - декан, многие каноники, пребенду получающие и со¬ставляющие капитул, и многие его черты на него указуют как на весьма именитый и великий собор кафедральный; и что сие так быть должно и есть воистину.
II Далее, с тех пор и все это время помянутое епископство
Нантское имело и имеет, как и прежде, точно установленные гра¬ницы с иными епископствами помянутой провинции Турской, отделяющие его от иных епископств провинции сей, равно как и от епископств иных провинций; и имелось по всему протяжению помянутой епархии великое множество приходских церквей и людей, духовно к ним льнущих, к ним приписанных и в их веде¬нии находящихся; а то, что сие именно так, всем и каждому до¬подлинно известно.
III Далее, последние двадцать лет, если не более, помянутый преподобный отец был и остается епископом Нантским, излечивая души, управляя названным епископством, поскольку сие ти¬тулу его соответствует, и со всею очевидностью он известен как епископ Нантский, и с этим все воистину согласны; сие верно и правда есть.
IV Далее, с тех пори в течение помянутого времени исправление, наказание и искупление проступков равно как и грехов всех до единого преступников в помянутом городе и епархии Нантской, а также расследование и вынесение решения по делам преступным и греховным, относилось и относится к ведению действующего епископа Нантского, подобно тому, как относится ныне право сие к ведению преподобного отца, нынешнего еписко¬па Нантского; а названный сеньор действующий епископ Нант¬ский, как и помянутый преподобный отец, нынешний епископ Нантский, обладал и обладает бесспорными полномочиями в на¬казании и исправлении всех тех, кто в злодейских и постыдных делах уличен, равно как и всех преступников, из каких бы краев они ни появились и откуда бы ни были они родом, в случае, если
они нарушили закон в помянутом городе или в помянутой епар¬хии Нантской; в делах оных закрепляется за ним право выносить им приговор, осуждение и отлучать их от Церкви, налагать иные на них взыскания, обвинять их и им предписывать епитимью и предавать их в руки светских властей в соответствии с тем, как то¬ го требуют обстоятельства и чудовищность бесчинств, проступ¬ков и злодеяний; и сие верно, и всем о том доподлинно известно.
V Далее, с недавних пор помянутый брат Гийом Мериси, инквизитор, радетель за истинную веру и гонитель всякой ереси в королевстве Французском и в провинции Турской, был с ведома Святого Апостольского Престола назначен, утвержден и облечен властью заменять на посту своем одного или нескольких братьев оного Ордена, на то полномочного либо полномочных; и сие вер¬но и правда есть.
Далее, помянутому брату Гийому Мериси до названных посланий апостольских было и есть еще от роду сорок лет, он сведущ в Святом Писании, принадлежит к помянутому Ордену, и всем известно, что он весьма способен службу такую отправлять; и сие воистину так.
Далее, как но закону, так и согласно нравам, обычаям, традициям и уставу города и епархии Нантской, всеми с давних пор принятым и строго соблюдаемым вплоть до наших дней, согласно названным обычаям, преподобному отцу сеньору епископу Нантскому и инквизитору, гонителю ересей, в город сей и в помянутую епархию Нантскую назначенному, совместно, равно как и по отдельности принадлежало и по-прежнему принадлежит право расследовать ересь, решать, наличествует ли она, и карать за ересь, колдовство, вероотступничество, идолопоклонство, гада¬ние и ведовство, а главным образом за ересь, вероотступничество и идолопоклонство людей ученых, сие совершивших в городе и в епархии Нантской, каждый раз, как случай подобный произой¬дет; и сие верно и правда есть.
VIII Далее, как по закону, так и согласно традициям, нравам, опыту и обычаям помянутого королевства Французского, а особ¬ливо помянутых города и епархии Нантской, каковые обычаи с давних пор в обиходе состоят и всеми вплоть до наших дней соблю¬даются, на основании привилегии, предоставленной по означен¬ному поручению Святого Апостольского Престола названному Ордену братьев доминиканцев, помянутый брат Гийом Мсриси, инквизитор, гонитель ересей, мог предоставить полномочия свои одному или нескольким братьям из оного Ордена, назначив их на пост свой и повелев им исполнять службу свою; и сие верно и правда есть.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, был и есть прихожанин из прихода Св. Троицы, что в Машкуле, помянутой епархии Нантской, и таков он согласно всеобщему мнению, и всем об этом известно.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, со времени детства своего и юности был и есть подсуден помянутым сеньору епископу Нантскому и инквизитору, причем прежде всего сеньо¬ру епископу, касательно помянутых преступлений; и сие верно и правда есть.
Далее, с давних пор и по сей день в пределах названной епархии Нантской имелись обыкновенно и по-прежнему име¬ются замок, или крепость, к помянутой местности относящаяся, равно как и приходские церкви Св. Троицы в Машкуле и св. Сте-фана в Мерморте; а прихожане означенных церквей приходских, подсудные и находящиеся в ведении сеньора епископа Нантского в отношении дел духовных, равным образом помянутому сеньору епископу, как и инквизитору подсудны за преступления, ниже и выше упомянутые; и сие верно, и правда есть; и всем о том допод¬линно известно.
Далее, помянутый брат Гийом Мсриси, будучи уже инк¬визитором, в Нанте, июля гб дня 1416 года, назначил вместо себя, уполномочил и сделал своим наместником, способным службу его в названных городе и епархии Нантской отправлять, брата Жана Блуина, из обители помянутой и Ордена, написав для того послания, на каковые указанный прокурор ссылается и каковые произносит ниже, где они, следуя распорядку статей и показаний, полнее представлены будут; и сие верно и правда есть. ХШ Далее, помянутый брат Жан Блуин, перед тем, как сии послания, его на службу оную назначающие, ему предоставлены были, принадлежал и принадлежит к помянутым Ордену и обите¬ли братьев доминиканцев в Нанте, сорока лет от роду, священник, участник содружества людей верующих и способен службу сию, с оным наместничеством сопряженную, исполнить, и всем допод¬линно известно, что он именно таков; и сие верно и правда есть.
Далее, все, о чем выше было упомянуто, давно известной ни для кого не секрет.
Далее, приняв во внимание то, о чем слухи распростра¬нялись и чему затем посвящено было тайное расследование, про-веденное помянутым преподобным отцом сеньором епископом Нантским в городе его и в епархии, равно как и его посланниками, назначенными по поручению Святого Апостольского Престола, во время их визита пастырского, а также и то, каковое вел помя¬нутый прокурор церковного суда в Нанте, с соизволения помяну¬того преподобного отца, по делам, ниже изложенным, а также по злодеяниям и проступкам, в ведении церковном находящимся; принимая во внимание также и предшествующие доносы, вместе с жалобами повторенные, со скорбию и слезами, многими лицами обоего пола, как из города, так и из помянутой епархии Нантской, вопиющими о потере и убиении чад своих, сыновей и дочерей, и утверждающими, что сыновья оные и дочери были похищены помянутым Жилем де Рэ, обвиняемым, Жилем де Сийе, Роже де Бриквилем, Анрис Грияром, Этьеном Коррийо, прозванным Пуату, Андрс Бюше, Жаном Россиньолем, Робеном Ромуляром, неким Спадином и Ике де Бремоном, приближенными и сотра¬пезниками помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, и что они без¬жалостно детей оных зарезали, умертвили, а затем расчленили и сожгли, а кроме того нещадно пытали; и что помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, принес тела детей оных в жертву демонам спо¬собом, порицания и проклятия заслуживающим; что согласно многим иным свидетельствам помянутый Жиль де Рэ заклинал демонов и злых духов, принося им жертвы, и что с помянутыми де¬тьми, как мужского, так и женского пола, иногда пока они еще бы¬ли живы, иногда же после их смерти, а порой и когда они умирали, предавался он отвратительнейшим и гнуснейшим образом греху содомскому и любострастию, пренебрегая в совокуплении с девоч¬ками естественным отверстием; помянутый прокурор во всеус¬лышание заявляет и готов доказать, если необходимо, что со всею очевидностью, в течение последних четырнадцати лет, каждый год, каждый месяц, каждый день, каждую ночь и каждый час этих четырнадцати лет, при правлении блаженной памяти Мартина, Папы, именующегося Пятым, Евгения, по милости Божественно¬го Провидения Папы, именующегося Четвертым, преподобнейшего отца, сеньора Филиппа, архиепископа Турского, и препо¬добного отца, сеньора Жана, помянутого епископа Нантского, равно как и прославленного государя и сеньора Иоанна, герцога Бретонского, и всех остальных, согласно порядку последовательно правивших, каковы бы ни были должности их и титулы, помяну¬тый Жиль де Рэ, одержимый злым духом и забывший о спасении своем, похитил, зарезал и убил множество детей обоего пола; что они были похищены, зарезаны и убиты как им, так и помянутыми Жилем де Сийе, Анрие Грияром и Этьеном Коррийо, прозван¬ным Пуату, и что он велел сжигать и обращать в пепел трупы детей сиих, бросая помянутые останки в местах удаленных и потайных; и что с детьми оными он совершал названный противоестествен¬ный грех содомский и бесстыдно их насиловал; и что совершил он все, о чем выше и ниже сказано, во многих различных местах и в обителях, кои ниже указаны будут.
XVI Далее, дабы заявленное в предыдущей статье прояснить, помянутый прокурор объявляет и намеревается доказать, что возлюбившим Господа нашего Иисуса Христа, жаждущим в еди¬нении с ангелами слиться, не дозволяется ни находить удовольс¬твие в роскоши, ибо они посвятили себя Богу раз и навсегда чрез таинство крещения и исповедание веры католической, ни обра¬щать взоры свои и души к тщете и безумствам мира сего, а более подобает им возложить надежду на Господа нашего, созерцая об¬раз Божий, всем сердцем своим и всей душою своею, и проник¬нуться их взором, как о том свидетельствует пророк Давид, гово¬ря: «Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою, и не обращается к гордым и к уклоняющимся ко лжи» и вновь сей же Давид, восклицающий и увещевающий: «Сыны мужей! доколе будете любить суету и искать лжи?» а однако помянутый Жиль де Рз, каковой, подобно истинному христианину, к таинствам крещения и конфирмации приобщен был, и, к ним приобща¬ясь, отрекся от дьявола, обрядов его и творений, но вновь впал в то, от чего отрекся. И около пяти лет тому назад, в нижней зале замка Тиффож, принадлежавшего супруге его, в епархии Мэйезе, он повелел неким мастерам начертать многоразличные знаки, рисунки и буквы, среди каковых мастеров был Франческо Прелати, по происхождению итальянец, именующий себя знатоком запретного искусства геомантии; а в лесу, недалеко отстоявшем от замка Тиффож, повелел он те же знаки начертать на земле Жану де Ларивьеру, Антуану де Палерну, ломбардцу, равно как и человеку по имени Луи и другим колдунам и заклинателям демонов, и им же повелел он творить заговоры и гадания, заклиная и повелевая заклинать злых духов, отзывавшихся на имена Баррон, Орьян, Вельзевул и Белиал, используя огонь, ладан, мирру, алоэ и иные благовония, притом что окна помянутой нижней залы, большие и малые, распахнуты были настежь, в то время как они преклоняли колена, желая от оных злых духов ответ получить, готовые при¬нести им подношения и жертвы и восхвалять их; и помянутый Жиль, обвиняемый, возжелал с ними в соглашение войти, дабы при содействии оных духов злых получить и обрести вновь зна¬ние, богатство и могущество; и сие верно и правда есть. XVII Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, заключил с помянутыми злыми духами соглашение, согласно коему он вы¬полнял их волю; и по соглашению сему помянутый обвиняемый добивался и добился того, чтобы названные злые духи даровали ему знание, богатство и могущество; и сие верно и правда есть, xvin Далее, в другой раз, приблизительно в то же время, по¬мянутый Франческо1,- коего некий мессир Эсташ Бланше, свя¬щенник из прихода Сен-Мало, истребовал из Италии и прислал к Жилю, обвиняемому, дабы тот посвятил последнего в искусство заклинания злых духов,- в поле, расположенном в четверти лье от замка Тиффож, используя огонь и начертив в том месте круг, заклинал неких злых духов в присутствии помянутого Этьена Коррийо, прозванного Пуату, коему было сие помянутым Жилем ле Рз поручено вместе с названным Франческо сотворить; а пре¬жде помянутый обвиняемый передал указанным Франческо и Этьену долговое обязательство, им собственноручно написанное и предназначенное для злого духа по имени Баррон в случае, если тот на помянутое заклинание и заговор ответствует, и дабы оно показано было и поднесено от имени помянутого Жиля, каковое долговое обязательство гласило, что названный Жиль, обвиняе¬мый, отдаст помянутому Баррону все, что тот пожелает, за исклю¬чением души его и укорочения жизни, лишь бы оный Баррон ему даровал знание, богатство и могущество; и сие верно и правда есть.
Далее, в другой раз, приблизительно в то же время, помя¬нутые Жиль де Рэ и Франческо Прелати в ноле, расположенном близ замка и города Жослена, со стороны предместий, к помяну¬тым замку и городу примыкающих, заклинали злых духов и иные творили там суеверные деяния; и сие верно и правда есть.
Далее, в другой раз, приблизительно в то же время, а имен¬но около года назад, когда в последний раз ездил он на встречу с названным герцогом Бретонским, помянутый Жиль, обвиняе¬мый, находясь в Бургнсфе, в епархии Нантской, в доме братьев миноров, сопровождаемый помянутым Франческо, повелел это¬му последнему сотворить многие заклинания и заговоры злых духов, и заклинал их самолично, надеясь и намереваясь (дабы они способствовали тому), что названный сеньор герцог над помяну¬тым Жилем смилостивился; и сие верно и правда есть.
Далее, почти в то же время помянутый Андре Бюше из Ванна привел к названному Жилю де Рэ, в дом некого Жана Ле-муана, каковой дом близ епископского дворца в Ванне располо¬жен, за пределами города, у стен, мальчика, коему от роду было около одиннадцати лет, сына Жана Лавари, с городского рынка; С каковым мальчиком помянутый обвиняемый совершил грех со¬домский, а затем его умертвил, и глядя, как помянутый ребенок умирает, он его бесстыдно и вероломно насиловал, после чего со всею жестокостью убил в соседнем доме, принадлежащем некому Бетдену и, отрубив голову, забрал ее себе, а тело названного маль¬чика, таким образом убиенного, повелел снести в отхожее место в доме помянутого Бетдена; и сие верно и правда есть.
XXII Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, собственноручно написал долговые обязательства, дабы с вышепоименованным злым духом Барроном полновесный договор заключить, в коем ему пред¬ложить то, о чем выше сказано было; и сие верно и правда есть,
ххш Далее, все до единого обстоятельства сии всем известны и ни для кого не секрет.
xxiv Далее, в течение помянутых четырнадцати лет или около того названный Жиль де Рэ, обвиняемый, посылал помянутого Жиля де Сийе, в то время бывшего управляющим его, сообщни¬ком, пособником, соратником и сподвижником, во многие части света, в разные края и страны, дабы розыск учинить и узнать, может ли он обнаружить и привести к Жилю прорицателей, за¬клинателей и колдунов обоего пола, кои сумели бы наделить его деньгами, отыскать и открыть ему спрятанные сокровища, посвя¬тить его в иные магические искусства, помочь ему снискать вели¬кие почести, захватить замки и города и владеть ими; и сие верно и правда есть.
Далее, в то время помянутый Жиль, обвиняемый, послал равным образом вышепоименованного Эсташа Бланше в Италию, во Флоренцию, дабы разыскать заклинателей, колдунов и прори¬цателей, каковой Эсташ, отыскав во Флоренции вышеназванного франческо Прелати, привел этого последнего к помянутому Жи¬лю; и сие верно и правда есть.
Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, приблизительно в то же время, как в Нанте, в доме Ла-Сюз, так и в Орлеане, в до¬ме под знаком Золотого Креста, в коем он расположился, а также в помянутых замках Машкуль и Тиффож, многоразличные сотво¬рил заклинания и заговоры злых духов; и сие верно и правда есть.
Далее, в течение помянутых четырнадцати лет или около того Жиль де Рэ, обвиняемый, как в замке Шантосс, что в епархии Анже, в Машкуле и в Тиффоже, так и в Ванне, в доме помянутого Лсмуана, в верхних покоях дома оного, где в то время он распола¬гался, и в Нанте, в помянутом доме под названием Ла-Сюз, рас¬положенном в приходе Богоматери, а именно в верхних покоях, куда время от времени и нередко имел обыкновение удаляться и проводить ночь, вероломно, жестоко и бесчеловечно убил сто сорок или более детей обоего пола; или же он повелел их убить помянутым Жилю де Сийе, Роже де Бриквилю, Анрие, Этьену1, Андре', и иным в соответственном порядке вышеназванным ли¬цам, бесчеловечность и жестокость свою обнаружив, ибо, соглас¬но Гермогену, «всякий раз, как человек присваивает себе пред¬назначение Создателя, уничтожая создания Его, силы небесные не преминут возопить пред ликом божественного Судии, пока не воздастся убийце по заслугам и не сгорит он в вечном пламени геенны огненной», тем паче, что помянутый Жиль дс Рэ члены невинных детей оных приносил в жертву злым духам; с каковыми детьми и до, и после их смерти, и когда они умирали, он предавал¬ся премерзкому греху содомскому, оскверняя небесную гармонию, и противоестественным путем их насиловал, дабы удовлетворить плотское свое вожделение, незаконное и предосудительное; а за¬тем в том же месте он сжигал сам или руками слуг своих - Жиля де Сийс, Анрие Грияра и Этьена Коррийо, прозванного Пуату, тела невинных оных детей, мальчиков и девочек, а останки их по¬велевал сбрасывать как в выгребные ямы, так и в крепостные рвы в помянутых замках, равно как и в клоаки дома Ла-Сюз, назван¬ного некогда по имени сеньора Жана де Краона, деда, то есть отца матери помянутого Жиля де Рэ, который был сеньором домена Ла-Сюз и означенного дома, где обитал и скончался. В потайные места оного дома Ла-Сюз из вышеназванных детей невинных чис¬лом около ста сорока, убиенных по указанию помянутого Жиля, обвиняемого, пятнадцать были им либо помянутыми Жилсм де Сийе, Анрие и Этьсном один за другим выброшены, равно как и в иные отдаленные и потайные места в городах помянутых и замках; и сие верно и правда есть.
xxviii Далее, во время указанных четырнадцати или около лет помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, и, от имени его и по ука¬занию его, помянутые Жиль де Сийе, Роже дс Бриквиль, Анрие, Этьен и Андре Бюше требовали от поставщиков и поставщиц и от старух-сводниц, имевших от них поручение, чтобы под предло¬гом неких услуг, кои названные дети помянутому Жилю оказать могли бы, - что для детей оных, и сродников и друзей было бы де¬скать выгодно,- они поставляли ему детей обоего пола, брали их и приводили к нему, дабы Жиль де Рэ, обвиняемый, мог с ними совершить грех содомский, зарезать их и убить, или повелеть сие совершить; каковые злодеи - поставщики и сводни - названных детей невинных помянутым Жилю де Рэ и сообщникам его пос¬тавляли; и сие верно и правда есть.
xxix Далее, менее года назад, но указанию помянутого Жи¬ля де Рэ, обвиняемого, пребывавшего тогда в означенном месте, в Бургнефе, в доме братьев миноров, помянутые Анрие и Этьен добыли и привели к нему мальчика, коему от роду было лет около пятнадцати, чтобы обвиняемый с ним уже многажды помянутый грех содомский совершил; каковые Анрие и Пуату подростка оного, родом из Нижней Бретани, обитавшего в доме некого Ро-диго, жителя Бургнсфа, забрали и привели к помянутому Жилю дс Рэ, обвиняемому, в покои в помянутой обители, где указанный Жиль, обвиняемый, расположился и где он имел обыкновение ос¬танавливаться, и он совершил с ним прескверным образом омер¬зительный грех сей содомский, о коем нередко уже вспомянуто было, как он и с другими сие совершал, а затем там же его убил и повелел тело его отнести в замок Машкуль, дабы там оное тело сжечь; сделано сие было названным Жилем де Рэ, обвиняемым, и помянутыми Анрие и Этьеном; и сие верно и правда есть, и всем о том доподлинно известно.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, отведывал изысканные яства и пил тонкие вина, гипокрас и кларет, и иные напитки, дабы себя на помянутый грех содомский настраивать, дабы грех сей против естества с помянутыми мальчиками и де¬вочками с большею силой, непринужденностью и удовольствием совершать, часто, и весьма необычными способами; каждодневно предавался он также чревоугодию; и сие верно и правда есть.
Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, в покоях своих в замке Тиффож, поместил руку, глаза и сердце одного из назван¬ных детей вместе с кровью его в сосуд, дабы совершить ими в знак почитания приношение, отдать дань вышепоименованному де¬мону Баррону, и повелел он совершить приношение сие помяну¬тому Франческо Прслати от своего имени; каковой Франческо был к тому предназначен и, как говорилось, умел заклинать злых духов; и сие верно и правда есть.
хххп Далее, уже около пяти лет помянутый Жиль де Рэ по¬велевал во время многих торжественных празднеств, а особливо в последний День всех святых, с особою пышностью совершать торжества в честь злых духов, следуя соглашению, между ним и помянутыми духами заключенному, как о том выше сказано; во время каковых празднеств, в силу помянутого соглашения, во имя указанных злых духов и ради возвеличивания их раздавал он сам и руками слуг своих милостыню беднякам; и сие верно и прав¬да есть.
хххш Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, целью сво¬ею, надеждой и верою устремлен был к заклинанию злых духов, ведовству, убиению помянутых невинных детей, ко греху содом¬скому и противоестественному сладострастию; и сие верно и прав¬да есть.
xxxiv Далее, в течение означенных четырнадцати лет помяну¬тый Жиль, обвиняемый, вел беседы с прорицателями и еретика¬ми; он прибегал не раз к их помощи в том, что желал совершить; он общался и сотрудничал с ними, принял их догматику, читал и изучал книги, запрещенных искусств касавшиеся; все внимание, всю надежду и весь разум свой направил он на богомерзкие сии догмы, дабы выявить способы и пути, коими злых духов заклясть можно; и он возвел себе в догму выводы и ошибки колдунов и за¬клинателей; и сие верно и правда есть.
xxxv Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, в течение означенных четырнадцати лет встречался с прорицателями и за¬клинателями злых духов, с колдунами и чародеями, принимал, защищал их, и им благоприятствовал; он им верил; он изучал, практиковал и считал догмою магические искусства геомантии и некромантии, запрещенные законом божественным, каноничес¬ким и светским; и сие верно и правда есть.
xxxvi Далее, около пяти лет назад названный сеньор герцог Бретонский осаждал замок Шантосе, коим тогда владел помя¬нутый Жиль де Рэ, обвиняемый, и пред осадою означенного за¬мка помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, повелел помянутым Жилю де Сийе, Анрие и Этьену Коррийо, прозванному Пуату, взять и положить в сундуки, перевезти в замок Машкуль и там сжечь - из страха, как бы сеньор герцог, слуги его и иные лица их не обнаружили, - сорок пять черепов вместе с костями невинных, безжалостно убиенных помянутым Жилем, обвиняемым', детей, с каковыми детьми он омерзительный совершил грех содомский и иные противоестественные преступления; а в помянутом замке Машкуль черепа сии и кости были сожжены названными Анри Грияром, Жилем де Сийе и Этьсном Коррийо, прозванным Пу¬ату, по указанию помянутого Жиля, обвиняемого; и сие верно и правда есть.
xxxvii Далее, Жиль де Рэ, обвиняемый, Анрие Грияр, Этьен Коррийо, Жиль дс Сийе, Жан Россиньоль, Спадин, Роже де Бри-квиль, Андрс Бюше и иные помянутые лица во всех до единого оз¬наченных злодеяниях, проступках и прегрешениях взаимно друг Другу помогали, давали советы, поддерживали и действовали по согласию, как сообщники, каждый из них соответственно; и сие верно и правда есть и любому о том доподлинно известно,
xxxviii Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, около двух лет тому назад, обнаружив, что совершил великое множество зло¬деяний, предательское вероотступничество, жестокие преступле¬ния и прегрешения, о коих выше сказано было, и иные, содеян¬ные им с богомерзкою бесчеловечностью, о коих напоминала ему совесть, пообещал, обязался и принес клятву Господу и святым Его, что отныне никогда не совершит он и не сотворит ничего по¬добного, ужасающего и отвратительного, что тотчас же и целиком грехи свои отвергнет, а для того отправится в паломничество в Ие¬русалим, где посетит Гроб Господень; и сие верно и правда есть. XXXIX Далее, невзирая на означенные клятвы, обещания и обя¬зательства, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, с тех пор, подоб¬но псу, который возвращается на блевотины своя, убил, зарезал и повелел убить безжалостно и зарезать в названных местах великое множество детей обоего пола, и совершил помянутый грех содомс¬кий, в который он себя вверг, и продолжил, как выше сказано было, в своем противоестественном и проклятом погрязать сладострас¬тии; а ведь именно из-за означенного греха противоестественного сладострастия, как о том свидетельствуют предписания правосу¬дия, и происходят на этом свете землетрясения, голод и чума; он сотворял сам и руками слуг своих заклинания и заговоры злых духов и по причинам оным помянутый Жиль, обвиняемый, вновь впал во грех и продолжал совершать означенные преступления; и сие верно и правда есть и каждому о том доподлинно известно.
XL Далее, все до единого события сии вызвали и вызывают слухи и всеобщее возмущение.
XLI Далее, по вышеназванным причинам вышепоименованному Жилю де Рэ, обвиняемому, надлежит вменить в вину под¬лости его; он совершил грех содомский, дважды впал в ересь, идо¬лопоклонство и вероотступничество; и сие верно и правда есть. XLH Далее, два года тому назад помянутый Жиль дс Рэ, ко¬щунственно и позабыв о страхе Господнем, со многими соратни¬ками своими, осмелился войти, потрясая оружием, дерзко и ярост¬но, в помянутую приходскую церковь св. Стефана в Мермортс, что в епархии Нантской; и безумствуя, учинил насилие над Жаном Леферроном, духовным лицом родом из Нанта, схватив его само¬лично и вместе со слугами своими; и повелел изгнать его силою, со всею жестокостью, из помянутой церкви некому Ленано, маркизу дс Сева (Ceva)', ломбардцу, и иным приспешникам своим; затем он повелел заточить его в темницу на многие дни и месяцы, как в на¬званном замке Сен-Этьсн-де-Мерморт, так и в помянутом замке Тиффож, где он и содержался, закованный в кандалы по рукам и ногам; и помянутый Жиль, обвиняемый, нарушивший церковную неприкосновенность, как сам, так и слуги его по повелению его, при¬говорен к отлучению от Церкви, согласно закону и указаниям Турского собора, равно как и синодальному уставу церкви Нантской; и сие верно и правда есть и каждому о том доподлинно известно.

XLIII Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, по многораз¬личных местах и в присутствии почтенных лиц, заслуживающих доверия, не скрывая обсуждал и оглашал означенные преступле¬ния, им содеянные и совершенные; и принимал их за догмы; и за¬нимался помянутыми магическими искусствами, заклинаниями и гаданиями и иными суевериями, дабы обрести больше почестей, знания и власти; и сие верно и правда есть, и каждому доподлин¬но о том известно.
XLIV Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, пошел про¬тив естества, совершил и содеял грех содомский и иные означен¬ные злодеяния, прегрешения и проступки в каждом из названных мест и окрестностей их, как о том выше сказано было; и сие верно и правда есть.
XLV Далее, согласно всеобщему мнению, уверенности и убеж¬дениям народа, памяти людской, тому, кем воистину [Жиль] про¬слыл, гласу общественному как в помянутых приходах Св. Трои¬цы, Машкуля, Ссн-Этьен-де-Мерморта, Сен-Сира-ан-Рэ, в епархии Нантской, так и в иных приходах, к ним прилегающих и с ними соседствующих, и в приходе Нантской Богоматери, и в большей части герцогства Бретонского и смежных областей, в коих помя¬нутого Жиля де Рэ, обвиняемого, знали и знают, был он И есть ере¬тик, инакомыслящий, чародей, содомит, заклинатель злых духов, прорицатель, смертоубийца, резавший невинных, вероотступник, идолопоклонник, уклонившийся от Церкви, ей враждебный, ве¬щун и колдун. И сие верно, правда есть, все сие обсуждают, при¬знают, в том уверены, убеждены, согласны, и каждому доподлин¬но о том известно.
XLVI Далее, ПОМЯНУТЫЙ Жиль де Рэ, обвиняемый, имел и име¬ет обыкновение творить и совершать означенные преступления и злодеяния, за каковые он был публично заклеймен лицами, за¬служивающими доверия и почтенными, и в коих он пылко обли¬чен был во всех до единой из названных местностей; и сие верно и правда есть.
XLVII Далее, все до единого помянутые деяния очевидно пре¬досудительны для веры нашей католической и Святой нашей Девы Марии, равно как и для всеобщего благоденствия в целом, а также суть пагубный пример для многих и чреваты опасностию для души помянутого Жиля; и сие верно и правда есть. XLVIII Далее, все до единого деяния сии были и суть всем из¬вестны в названных местностях, ибо отрицать их и от признания их уклоняться невозможно; по поводу каковых распространяется всеобщее возмущение и вопиет глас народный. И все, о чем выше сказано было, помянутый Жиль, обвиняемый, признал и призна¬ет истинным.1
Xi.ix Далее, ввиду названных преступлений, злодеяний и про¬ступков, кои он совершил и содеял во злобе своей, помянутый Жиль де Рэ приговорен был названными властями к отлучению от Церкви и подвергся иным наказаниям, каковые должно про¬тив подобных самонадеянных людей,- таких, как прорицатели, колдуны, знахари и заклинатели злых духов, подстрекатели, при¬верженцы ереси, адепты и верующие в злых духов, чародеи и все, кто прибегает к недозволенным и запрещенным искусствам, -применять; более того, он впал в ересь, в коей и поныне погряз, оскорбил божественное величие, совершив преступление против него, наперекор Десяти заповедям, обрядам и ритуалам Пресвя¬той Матери нашей Церкви, он проклятою рукою заронил семена заблуждения, опасные для истинного христианина, а также грубо и бесстыдно нарушил предписания помянутого преподобного отца, сеньора епископа Нантского; и сие верно и правда есть и каждому доподлинно о том известно.

Заключение. Вот по какой причине названный прокурор просит Вас, преподобный отец, сеньор епископ Нантский, и Вас, брат-Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора и гонителя ере¬сей - или одного из Вас, кому сие будет угодно,- дабы решитель¬ным приговором Вашим помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, объявлен был и означен еретиком и злостным вероотступником; дабы объявлено было, что он совершил и содеял во злобе своей ужасающие заклинания демонов; приговорен был за то к отлу¬чению от Церкви и к иной законной каре; и как еретик, вероот¬ступник и заклинатель демонов должен быть подвергнут наказа¬нию и исправлению, как того требует закон и предусматривают церковные предписания. Более того, дабы Вы, преподобный отец, сеньор епископ Нантский, окончательным приговором Вашим объявили и означили, что помянутый Жиль дс Рэ, обвиняемый, совершил преступный и противоестественный грех содомский с вышеназванными мальчиками и детьми; а также содеял во злобе своей святотатство, а именно нарушил церковную неприкосно¬венность и приговорен за то к отлучению от Церкви и к иной за¬конной каре, и должен быть наказан и спасительному подвергнут исправлению, как того требуют закон и церковные предписания; каковой прокурор взывает со смирением к Вашей милости, дабы Вы проследили, чтобы по всем до единого означенным делам ско¬рейшим и должным образом отправлялось правосудие.
Каковой прокурор по всем до единого из означенных дел при¬водит, произносит и предоставляет доказательства при помо¬щи наилучших из возможных и надлежащих способов и просит Вашего соизволения, доказательства сии предоставить, что он и предлагает сделать, исключив, как он открыто о том заявляет, любые излишние доводы; и кроме того за исключением права ис¬правлять, добавлять, изменять, сокращать, истолковывать, улуч¬шать, повторять и доказывать, если в том возникнет надобность, во время должное и в должном месте.
[Подпись;] Ж. Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

+3

12

ПРОТОКОЛЫ СЛУШАНИЙ (15 октября - 21 октября + внесудебное признание)

Брат Гийом Мериси из Ордена братьев доминиканцев, сведущий в теологии, инквизитор и гонитель ересей в королевстве Фран¬цузском, присланный по поручению Святого Апостольского Пре¬стола, брата нашего, возлюбленного во Христе, Жана Блуина, из обители Нантской того же Ордена, приветствует во имя сотво¬рившего перу нашу, Господа нашего Иисуса Христа.
Поскольку, согласно Апостолу, ересь распространяется, подоб¬но язве, и тайно разъедает бесхитростные души, ежели неустанным трудом инквизиции не будет искоренена, надлежит спасительною силою, со всею возможной заботливостью и осмотрительностью приступить к гонениям против еретиков и защитников их, а так¬же и против тех, кои в ереси обвинены или подозреваются и про¬тив врагов и смутителей веры. Кроме того, по милости Божией полностью доверяя сметливости Вашей и способности службу Господню в области сей нести, на основании советов, данных нам многими достойными братьями из оного Ордена, мы Вас назначи¬ли, приуготовили и Вам предначертали в послании сием и назна¬чаем, приуготовляем, Вам предначертываем и предписываем, что есть наилучшее из возможного согласно любому закону и праву, быть наместником нашим в городе и в епархии Нантской, Вам пре¬доставляя и уступая власть вести расследование, вызывать в суд, обвинять, преследовать, арестовывать, заточать и иные законные действия производить, вплоть до вынесения окончательного при¬говора, а также иные помянутой службе сей инквизиторской по¬лагающиеся дела вершить по отношению ко всем еретикам, кем бы они ни были, и иным вышепоименованным лицам, как того требует закон и обычай; на каковые обязанности наши мы Вас сн¬ими посланиями уполномочиваем, сообразуясь как со всеобщим правом, так и с особыми преимуществами означенной инквизи¬ции. Во свидетельство чего повелели мы скрепить послания сии нашею печатью.
Составлено в Нанте, 26 июля 1416 года.
Подпись: Г. Мериси

Суббота октября 15 дня 1440 года
В субботу 15 октября пред помянутыми преподобным отцом, сеньором епископом Нантским, и братом Жаном Блуином, на местником означенного инквизитора, заседающими в трибунале, дабы судить по праву, предстали в названной большой верхней зале Тур-Нев, утром, в час молитвы, помянутый м-р Гийом Шапейон, прокурор, истец, с одной стороны, и помянутый Жиль де Рэ, рыцарь и барон, обвиняемый, - с другой.
И по просьбе помянутого прокурора названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора, сказали помянутому Жилю де Рэ, обвиняемому, что хотя он и изрек прежде, что ничего но поводу означенных статей и обстоятельств говорить и возражать не хочет, они ему тем не менее дозволяют, как и прежде они сие делали, нечто сказать или возразить. Како¬вой Жиль ответствовал, что ничего против означенных статей го¬ворить либо возражать не желает, и по просьбе помянутого про¬курора названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора, спросили у помянутого Жиля, обвиня¬емого, не желает ли он сказать что-то, предложить либо возразить по поводу того, что сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник, суть судьи его в деле сием и в делах оного порядка. Ка¬ковой обвиняемый изрек, что не желает; более того, он намеревал¬ся и намеревается согласиться с тем, что названные преподобный отец, сеньор епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник, были и суть правомочные судьи в деле сием и иных делах, более того, он желал и желает признать, что названные преподобный отец, сеньор епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник Ги-йома Мериси, помянутого инквизитора, были и суть в деле сием и в делах порядка сего правомочными его судьями, подтвердив и за¬крепив полномочия их, таковыми, каковыми они подтверждены были, и согласился признать таковыми их обоих и любого из них, как они того пожелают, и тут же по собственной воле признал¬ся, что злонамеренно совершил поименованные преступления и проступки, за что им подсуден, и смиренно, благочестиво, в слезах молил и ходатайствовал у названных сеньора епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника, и у всех остальных духовных лиц, коим говорил он слова непристойные и нечестивые, дабы они ему даровали прощение за те оскорбления и брань, что в их отношении были высказаны, и признался, что ему совестно за то, что он их изрек. Каковые сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора за помянутую хулу простили вышепоименованного Жиля, обвиняемого, и сей грех ему, возлюбивши Господа, отпус¬тили.
Затем, в присутствии помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, который сие слышал, понимал и открыто со всем соглашался, на¬званный прокурор, истец, с настойчивостью у помянутых сеньо¬ров епископа Нантского и наместника инквизитора соизволения попросил предъявить доказательства но означенным обвинитель¬ным статьям; каковые сеньоры епископ и наместник, по просьбе помянутого прокурора, названные статьи на сей предмет объяви¬ли допустимыми. Затем помянутый прокурор потребовал, чтобы но всем обстоятельствам оным и статьям помянутый Жиль, обви¬няемый, ответ держал. Каковой, отвечая под присягой по выше¬поименованным статьям, тут же но собственной воле признался и объявил, что статьи первая, вторая, третья, четвертая, восьмая, девятая, десятая, одиннадцатая и четырнадцатая, изложенные но порядку и по-французски преподобным отцом сеньором Жаном Прежаном, епископом Сен-Брекским, по указанию помянутых сеньоров епископа Нантского и наместника означенного инкви¬зитора, истинны, и в особенности, что существовал и существует в Нанте кафедральный собор и что, согласно содержанию статьи третьей, помянутый преподобный отец, сеньор Жан де Мальтруа воистину епископ сей церкви; что в делах духовных он сеньора оного подданный и ему подсуден; сказал он и о том, что крепости Машкуль и Ссн-Этьен-де-Мерморт расположены в пределах по¬мянутой епархии Нантской. Далее, он по собственной воле сво¬ей признался в том, что принял таинство крещения и отрекся от дьявола и от поклонения ему, а злых духов он никогда не призы¬вал и призывать не приказывал, равно как никаких жертвоприно¬шений им не совершал и совершать не велел; и что от одного ан¬жуйского рыцаря, ныне заточенного в темницу за ересь, получил он некую книгу об алхимическом искусстве и заклинании демо¬нов, каковую читал многократно, а также велел читать публично в Анже, в зале, пред лицом многих; что с помянутым рыцарем, ныне пребывающим в заточении, он обсуждал практику алхими¬ческого сего искусства и заклинания демонов; каковую книгу он, по словам его, вскоре отдал названному рыцарю, долго же ее у себя не держал. Более того, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, при¬знался, что занимался искусством оным алхимическим в течение некоторого времени и повелевал им заниматься неким ломбард¬цам, по имени Антуан1 и Франчсско' и одному золотых дел мас¬теру из Парижа,1 и что занимаясь и производя опыты в подобно¬го рода искусстве он замораживал сам и силою слуг своих ртуть (mercure), утверждая, что из нее получается серебро (vif argent),4 и многие иные опыты при помощи искусства сего произвел бы, кои, как он считал, привели бы в искусстве сием к результатам, не наведайся сеньор дофин Вьеннский в названную местность, в Тиффож, где Жиль повелел построить и подготовить печи, дабы искусством помянутым заниматься, кои по приезде дофина были разобраны. Что же до иных дел, в статьях оных содержащихся и излагаемых, то вышепоименованный Жиль де Рэ, обвиняемый, истинность их отверг; равным образом отрицал он и то, что за¬клинал злых духов, о чем в названных статьях упомянуто было, говоря и уверяя, что буде свидетели, коих помянутый прокурор в деле сием против него представит и в чьи показания он пожелает поверить и далее их придерживаться, докажут, что обвиняемый заклинал или повелевал заклинать демонов, либо заключал с ни¬ми соглашение, либо приносил им жертвы, либо велел сотворять жертвоприношения, то тогда он по собственной воле своей готов пройти испытание огнем. Вдобавок, названный Жиль де Рэ, об-виняемый, самолично пожелал, дабы помянутый прокурор пред¬ставил против него свидетелей в деле сием и в делах порядка сего по тем поступкам, кои в статьях изложены помянутым прокуро¬ром были, дабы все, что в статьях оных содержалось, и иные об¬стоятельства, кои в статьях оных не излагались, широкую полу¬чили известность, и дабы показания их по достоинству оценили; каковым показаниям и сам Жиль равным образом готов пове¬рить. После чего помянутый прокурор попросил у преподобного отца, сеньора епископа Нантского и у наместника помянутого инквизитора соизволения, в присутствии названного Жиля де Рэ, обвиняемого, который слышал сие и постигал, поклясться в том, что клеветы он не допустит. Тогда названные сеньоры епископ и наместник, рассудив, что помянутые прокурор и Жиль, обвиня¬емый, оба о клятве сей просившие, должны к принесению помя¬нутой клятвы допущены быть, их к сему допустили. И тотчас же, по указанию названных сеньоров епископа и наместника, руками касаясь Святого Писания, на Евангелии, бывшем в руках оных сеньоров, принесли они согласно обычаю, один за другим, клятву избегать клеветы и говорить правду, сообразуясь со всеми до еди¬ной частями клятвы сей, как в том, что статей изложенных каса¬ется, так и в деле сием и в делах оного порядка. По приношении каковой клятвы, названный прокурор, следуя букве закона, в при¬сутствии помянутого Жиля, на то согласного, представил в ка¬честве свидетелей Анрис Грияра', Этьена Коррийо*, прозванного Пуату, Франческо Прелати' из Монте-Катини, мессира Эсташа Бланше4, священника, Тифен, вдову покойного Робена Браншю, и Перрин Мартен*, немедленно вызванных помянутым Робе-ном Гийоме, письмоводителем, по указанию названных сеньоров епископа и наместника помянутого инквизитора, а оный Робен соответственно изустно доложил, что он их призвал как свидете¬лей в суд сей, пред очи помянутых сеньоров епископа Нантского и наместника и пред наши очи, нотариусов названных и писцов, да-бы тотчас же дать истинные показания в деле сием и в делах оного порядка.
После того как свидетели оные таким образом представлены были, названные сеньоры епископ Нантский и наместник помя¬нутого инквизитора, в присутствии названного Жиля, обвиняе¬мого, рассудили, что им должно быть дозволено и дозволили им принести клятву, и отпустили им грехи их, ибо они должны были давать показания в деле сием и в делах оного порядка. Затем свидетели оные, коим дозволено было сие совершить, в присутствии названного Жиля, обвиняемого, все до единого поклялись на Святом Евангелии, что будут говорить чистую правду, истинные давать показания и удостоверять правдиво все, о чем им известно, ничего не добавляя, по поводу статей, объявленных и изложенных помянутым прокурором в деле сием и в делах оного порядка, а так¬же и по поводу всех прочих обстоятельств, нив одной из статей не поименованных, по каковым статьям их вскоре допросить долж¬ны будут и испытанию подвергнуть; то, на что помянутый Жиль, обвиняемый, вслед за тем согласился, а все обязательства, любовь, страх, благосклонность, злопамятство, ненависть, снисхождение, дружба или неприязнь между сторонами были отброшены и по¬забыты. В показания каковых свидетелей а также и в показания любых свидетелей, коих помянутый прокурор представит, назван¬ный Жиль, обвиняемый, обязался верить, а равным образом и со¬глашаться с фактами, в статьях оных не изложенными, и объявил, что ничего говорить, возражать либо использовать против свиде-телей сих и свидетельств их не желает. Каковых свидетелей и всех остальных до единого, коих названный прокурор со своей сторо¬ны в деле сием и в делах порядка сего представить должен был, поручили помянутые сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора нам, вышепоименованным нотариусам и писцам, тщательному подвергнуть допросу
Когда сие сделано было, по просьбе названного прокурора спросили помянутые сеньоры епископ Нантский и наместник помянутого инквизитора у названного Жиля де Рэ, обвиняемого, не желает ли он самолично свидетелей допросить относительно того, что из свидетелями оными указанного заслуживает рассле¬дования и допроса, а по сему случаю о.ни помянутому Жилю день сей и весь следующий день на то выделили и предоставили. Ка¬ковой Жиль тогда ответствовал сеньору епископу и брату Жану Блуину, наместнику помянутого инквизитора, что никого он до¬прашивать не желает в деле сием, полагаясь притом на совесть на¬званных свидетелей. И когда было все таким образом улажено, по¬мянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, пав на колени, сокрушаясь и испуская глубокие вздохи, скорбно и в слезах смиренно ходатайс¬твовал, дабы названные сеньоры епископ Нантский и наместник помянутого инквизитора письменно отпустили ему грехи и верну¬ли его в лоно Церкви, откуда он, как выше сказано, был исторгнут, вследствие того, что Жиль оный, обвиняемый, когда у него в уста¬новленном порядке сие потребовали и его увещевали, отказался по означенным статьям и показаниям отвечать. Каковому обви-няемому помянутый сеньор епископ Нантский, от имени своего, и наместник инквизитора, против того не возражающий, отпус¬тили письменно грехи и вновь ввели его в лоно Матери нашей Церкви и разрешили принимать участие в таинствах, как брату во Христе, согласно закону и обычаям церковным, а соответству¬ющая прегрешению епитимья была названным сеньором еписко¬пом Нантским на Жиля оного, обвиняемого, наложена; затем он повелел везде об отпущении грехов публично объявить.
Затем, по просьбе помянутого прокурора, названные сеньоры епископ Нантский и наместник помянутого инквизитора выде¬лили и предоставили прокурору и помянутому Жилю де Рэ, об¬виняемому, следующий понедельник, дабы законным порядком слушания продолжить, чтобы названный Жиль увидел иных сви¬детелей, в деле сием и в делах оного порядка, прокурором к тому представленных.
Затем оный прокурор нам, нотариусам помянутым и писцам, поручил составить по делу сему несколько документов,
В присутствии преподобного отца, мессира Жана Прежана, епископа Сен-Брскского, благочестивого и почтенного человека м-ра Пьера де Л'Опиталя, президента Бретани, Реньо Годлена, ли¬ценциата права, названных Гийома дс Гранбуа, Жана Шовена, Ги-йомаде Монти нье, Робера де Ларивьера, кои оба суть лиценциаты права, и многих иных свидетелей, великим числом собравшихся и намеренно для того призванных и приглашенных.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

Понедельник октября 17 дня 1440
В понедельник 17 октября пред названными епископом Нант¬ским и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инкви¬зитора, заседающими в трибунале, дабы судить по праву, предста¬ли в вышеназванной большой верхней зале Тур-Нев, во время вечерни, помянутый прокурор, истец, с одной стороны, и Жиль де Рэ, обвиняемый, - с другой.
Каковой прокурор, сообразуясь с установлениями, представил в качестве свидетелей Ленано, маркиза де Сева', Бертрана Пулена1, Жана Руссо1, м-ра Жиля Эома, лиценциата права, и брата Жана де Ланте, настоятеля бенедиктинской обители Шемере, в помя¬нутой епархии Нантской, кои без промедления вызваны были на¬званным Робеном Гийоме, письмоводителем, по указанию оных сеньоров епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника помянутого инквизитора, и Робен оный доложил, что означен¬ных свидетелей пред очи сеньоров епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника, и пред очи наши, нотариусов помяну¬тых и писцов, на судебное сие заседание вызвал, дабы они тотчас же дали показания истинные в деле сием и в делах оного порядка; названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, намес¬тник помянутого инквизитора, в присутствии помянутого Жиля, обвиняемого, рассудили, что свидетелей оных следует допустить к принесению присяги, и они к тому допущены были, и повеле¬ли им грехи отпустить, ибо они должны были давать показания в деле сием и в делах оного порядка. Каковые свидетели, к сему допущенные, в присутствии помянутого Жиля, обвиняемого, все до единого поклялись говорить чистую правду, истинные давать показания и удостоверять правдиво все, о чем им известно, ни¬чего не добавляя, по поводу статей, изложенных помянутым про¬курором в деле оном и в делах оного порядка, а также и по поводу всех до единого прочих обстоятельств, но каковым их допросят, а все обязательства, благосклонность, любовь, страх, злопамятс¬тво, снисхождение, дружба или неприязнь между сторонами от¬брошены будут и полностью забыты. Сделав сие, по ходатайству названного прокурора, помянутые сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник означенного инквизитора, спросили у помянутого Жиля, обвиняемого, не желает ли он самолично свидетелей допросить относительно того, что расследования и до¬проса заслуживает, а по сему случаю названные сеньоры епископ и наместник помянутому Жилю день тот и весь следующий день выделили и предоставили. Каковой Жиль, обвиняемый, тогда ответствовал помянутым сеньорам епископу Нантскому и брату Жану Блуину, наместнику инквизитора, что никого из свидетелей он допрашивать не желает. Каковых свидетелей помянутые сеньо¬ры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, поручили нам, нотариусам означенным и писцам, тщательному подвергнуть допросу. Вдобавок, по ходатайству по¬мянутого прокурора, названные епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора, выделили и предоставили про¬курору и Жилю, обвиняемому, день следующей среды, дабы оный Жиль, обвиняемый, мог некоторых других свидетелей увидеть представленных стороною помянутого прокурора в деле сием и в делах оного порядка, кои приняты и допущены были к прине¬сению присяги.
После каковых обсуждений помянутый прокурор нас, нотари¬усов означенных и писцов, попросил составить по ним несколько документов.
В присутствии преподобного отца, сеньора Жана Прежана, епископа Ссн-Брекского, м-ров Пьера де Л'Опиталя, президента Бретани, Робсра де Ларивьера, Реньо Годлена, Жана Шовсна, Эр-вс Леви, Гийома де Монтинье и помянутых мессира Гийома Депре, настоятеля приходской церкви в Бург-Барре, в епархии Реннской, и м-ра Оливье Солиде, каноника из Нанта, и многих иных свиде¬телей, там же великим числом собравшихся, и намеренно для того призванных и приглашенных.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене


Среда октября 19 дня 1440 года
В среду 19 октября вышеназванный м-р Гийом Шапейон, про¬курор, ответчик1, с одной стороны, и Жиль де Рэ, обвиняемый,-с другой, утром, в час молитвы, предстали в названном месте пред помянутыми преподобным отцом, сеньором Жаном де Мальтруа, епископом Нантским, и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, заседающими в трибунале, дабы судить
по праву.
Каковой прокурор, сообразуясь с предписаниями и установ¬лениями, представил в качестве свидетелей в деле оном и в делах оного порядка почтенного мессира Жака де Панкоетдика, све¬дущего в светском и церковном праве, Жана Одилореша, Андре Ссгена, Пьера Вильмена, м-ра Жана Лориана, Жана Бриана, Жа¬на Левейя, Жана Пикара, Гийома Мишеля, Пьера Друэ, Ютропа Шардавуана, Робена Гюйемс, хирурга, Робена Риу, Жака Тиннеси и Жана Летурнура, коих помянутый Робсн Гийоме, письмово¬дитель, но указанию сеньоров оных епископа Нантского и брата Жана Блуина, наместника помянутого инквизитора, без промед¬ления вызвал, и Робен сей доложил изустно помянутым сеньорам епископу Нангскому и брату Жану Блуину, наместнику оному, и нам, вышеназванным нотариусам и писцам, что свидетелей си-их он вызвал пред очи их в суд сей, дабы они тотчас же истинные дали показания, в присутствии помянутого Жиля, обвиняемого.
Каковых людей помянутые сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, названный наместник, в качестве свидетелей при¬няли и пожелали отпустить им грехи их, ибо они должны были в деле сием и делах оных показания давать. Каковые лица, при¬нятые в качестве свидетелей, в присутствии помянутого Жиля, обвиняемого, все до единого поклялись на Святом Евангелии, что будут говорить чистую правду, истинные давать показания и удостоверять правдиво все, о чем им известно, ничего не добавляя, по поводу чего их вскоре допросить должны будут и испытанию подвергнуть; а все обязательства, почтение, любовь, страх, бла¬госклонность, ненависть, злопамятство, снисхождение, дружба или неприязнь между сторонами чтобы были при этом отстране¬ны и полностью забыты. После чего названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизито¬ра, спросили у помянутого Жиля, обвиняемого, не желает ли он свидетелей допросить, а по сему случаю они помянутому Жилю день тот и весь следующий день на то выделили и предоставили; каковой Жиль ответствовал, что никого он допрашивать не же¬лает. Каковых свидетелей названные сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора поручили нам, нотариусам помянутым и писцам, тщательному подвергнуть допросу. Когда сие сделано было, по ходатайству помянутого прокурора, названные епископ и наместник инквизитора выделили и предоставили прокурору оному и Жилю, обвиняемому, следующий день, дабы сторона за¬щиты сумела все представленные документы увидеть, коими де¬ло сие, как и дела порядка сего, они подкреплять намеревались и дабы тотчас же дело продолжить. Затем помянутый Жиль дс Рэ, обвиняемый, по просьбе названного прокурора, был помянуты¬ми сеньорами епископом Нантским и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, допрошен, дабы узнать, желает ли он сообщить, сказать, предложить, выдвинуть либо представить от лица своего и в оправдание свое некое важное объяснение по поводу преступлений, прегрешений или поступ¬ков, в коих против него в изложенных статьях выдвинуто было обвинение. Каковой обвиняемый незамедлительно ответствовал, что ничего, кроме того, что он уже сообщил, сказать он не может. После каковых обсуждений помянутый прокурор нас, нотари¬усов означенных и писцов, попросил составить по ним несколько документов.
В присутствии преподобного отца во Христе, Жана Прежана, епископа Сен-Брекского, м-ра Пьера де Л'Опиталя, президента Бретани, благородного мессира Робера д'Эпине, рыцаря, м-ра Жиля Лсбсля, Робера де Ларивьера, Рауля де Ламуссе, прево' в церкви Герандской, в епархии Нантской, Реньо Годлена, лицен¬циата права, и Жана Гиоле, препо, назначенный городом Нантом, и многих иных свидетелей, великим числом собравшихся, и с на¬мерением для того вызванных и приглашенных.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

Четверг октября 20 дня 1440 года
В четверг го октября пред названными преподобным отцом, сеньором епископом Нантским, и братом Жаном Блуином, на¬местником помянутого инквизитора, заседающими в трибунале, дабы судить по праву, предстали в помянутой большой верхней зале Тур-Нев, утром, в час молитвы, помянутый м-р Гийом Ша-пейон, прокурор, ответчик, с одной стороны, и Жиль де Рэ, обви¬няемый, - с другой.
Согласуясь с должными предписаниями, после того как назван¬ный прокурор прошение подал и ходатайствовал, дабы названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помя¬нутого инквизитора, установили и выделили помянутому Жилю де Рэ время на то, чтобы он все, что пожелает сказать либо возра¬зить изустно или письменно против представленных обвинений, сказал бы,- сеньоры оные епископ и наместник помянутого ин¬квизитора выделили и предоставили оному Жилю, обвиняемо¬му, а также и прокурору, дабы дело вел по закону, день следующей субботы.
Затем, однако, по ходатайству означенного прокурора, назван¬ные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, вновь помянутого Жиля, обвиняемо¬го, допросу подвергли, дабы узнать, не желает ли он высказать либо представить нечто важное во спасение свое и в оправдание по поводу проступков и злодеяний, ему приписываемых в обви¬нениях, против него выдвинутых, обозначенных и изложенных в помянутых статьях и что бы то ни было возразить против вещей, подобным образом представленных. Каковой обвиняемый отве¬тил отрицательно, добавив, что придерживается уже сказанного им в иное время. После чего названный прокурор, в присутствии помянутого Жиля, обвиняемого, который сие слышал и понимал, попросил у помянутых сеньоров епископа и брата Жана Блуина, наместни¬ка инквизитора, выделить равным образом и предоставить оному Жилю, обвиняемому, возможность ознакомиться с высказывани¬ями и показаниями вышепоименованных свидетелей, когда они обнародованы будут. Каковой Жиль, обвиняемый, сказал, что не¬обходимости в этом не видит, исходя из того, в чем он уже сознал¬ся и в дальнейшем намеревается сознаться. Невзирая на это, по настоянию помянутого прокурора, названные сеньоры спросили у обвиняемого, следует ли им обнародовать высказывания и пока¬зания свидетелей. Каковой обвиняемый ответил положительно. Каковые высказывания и показания помянутые преподобный отец сеньор епископ Нантский и наместник инквизитора с со¬гласия помянутого Жиля, обвиняемого, обнародовали; и вновь, по настоянию названного прокурора, преподобный отец сеньор епископ Нантский и наместник помянутого инквизитора воп¬росили помянутого Жиля, обвиняемого, не желает ли он сказать нечто либо сослаться на что-то, изустно или в письменной форме, касательно личностей помянутых свидетелей либо против их по¬казаний. Каковой обвиняемый сразу же ответствовал, что нет.
После чего помянутый прокурор объявил, что, сообразуясь с при¬знаниями помянутого Жиля, обвиняемого, а также с представлением свидетелей, высказываниями их и показаниями, кои в доста¬точной степени намерения обвиняемого в деле оном установили, он обращается с ходатайством к сеньорам оным епископу Нантскому и брату Жану Блуину, судьям,- каковое ходатайство призва¬но лишь способствовать более полному освещению и разысканию истины,- помянутого Жиля, обвиняемого, подвергнуть пыткам.
Каковые сеньоры епископ и наместник помянутого инквизи¬тора, обо всем с людьми сведущими посоветовавшись и внима¬тельно все происшедшее исследовав, повелели помянутого Жиля де Рэ допросу подвергнуть и пыткам и порешили, что Жиль оный претерпеть должен пытку и допросу подвергнуться с пыткою.
После сказанного означенный прокурор нам, нотариусам по¬мянутым и писцам, повелел составить для него несколько доку¬ментов.
В присутствии преподобною отца, мессира Жана Прежз’а, епископа Сен-Брекского, благородного мессира Робера д'Эпине, рыцаря, помянутых господ Эрве Леви и Робера де Ларивьера, мес¬сира Дюрана, настоятеля приходской церкви в Блене, в помянутой
епархии Нантской, и мессира Мишеля Молеона, настоятеля при¬ходской церкви в Ансени, в помянутой епархии Нантской, а так¬же многих иных присутствующих, а также свидетелей, великим числом в том же месте собравшихся и намеренно для того вызван¬ных и приглашенных.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

Пятница октября 21 дня 1440 года
В пятницу 21 октября помянутые сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора, утром, в час молитвы, или около того, явились в помянутую нижнюю залу Тур-Нев, го¬воря и утверждая, что накануне, то есть в четверг, ю октября, они решили подвергнуть помянутого Жиля должному допросу либо пыткам, согласно тому, что в акте судебном в оный четверг сказано было и произнесено пред ними в присутствии названного проку¬рора и Жиля де Рэ, обвиняемого, и что, хотя они сами выделили и предоставили помянутому Жилю, обвиняемому, субботу, дабы он высказаться мог и возразить, изустно либо в письменной фор¬ме, относительно всего, что он имел против производства по делу сему или делам порядка оного, равно как и сеньору прокурору, да¬бы продолжать должным образом, по закону, дело сие и дела оного порядка, однако они хотели бы прибегнуть к пыткам, в организа¬ции коих они уже распорядились, как было сказано, и убедиться в том, что пытки сии приведены будут в исполнение, а по просьбе названного прокурора, самолично в том же месте присутствовав¬шего, они истребовали помянутого Жиля, обвиняемого, дабы его пыткам означенным подвергнуть.
Каковой но указанию помянутых сеньоров епископа Нантского и наместника инквизитора пришел и явился самолично пред очи их в названной нижней зале, дабы пытки означенные претер¬петь. И когда помянутые сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора пожелали в самом деле к исполнению пытки оной приступить или означенный допрос помянутого Жиля учинить, Жиль оный смиренно взмолился, дабы они соизволили пытки помянутые на следующий день перенести, который, как уже было сказано, ему был выделен, говоря, что он пока все обдумает каса¬тельно злодеяний и проступков, в коих он обвинен был, и долж¬ным образом их изложит, так, что надобности допрашивать его не возникнет; вдобавок, помянутый Жиль, обвиняемый, просил и умолял, чтобы названный сеньор епископ Сен-Брекский, к пользе церковного суда, то есть помянутых сеньоров епископа Нантского и наместника инквизитора, и помянутый сеньор президент -к пользе светского суда, за пределами залы, где означенная пытка ему предписана была, выслушали то, что обвиняемый самолично желает сообщить по поводу обвинений, против него выдвинутых, и чтобы сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора место свое помянутому епископу Сен-Брекскому уступили; на¬званные сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора на мольбу сию помянутого обвиняемого согласились, уступили место свое названному сеньору епископу Сен-Брекскому, при сем присутствовавшему и милостиво долг сей на себя взявшему; и из благосклонности к обвиняемому они помянутую пытку отложи¬ли до второго часа пополудни текущего дня следующим образом: если вдруг помянутый Жиль, обвиняемый, в злодеяниях, ему приписанных, или в ином так или иначе сознается, то они сей же час или позже пытку означенную отложат на следующий день.
По поводу каковых вопросов всех до единого помянутый про¬курор нас, нотариусов означенных и писцов, попросил составить один или несколько документов.
В присутствии благородных мессира Робера д'Эпине, рыцаря, Ивонаде Росерфа, м-ра Робера де Ларивьера, Пьера Жюэта, Жана де Венна и великого множества прочих свидетелей, для того наме¬ренно вызванных и приглашенных.
В названный второй час пополудни помянутой пятницы озна¬ченные сеньоры епископ и наместник инквизитора явились само¬лично в помянутую нижнюю залу и, по ходатайству означенного прокурора, в месте сием самолично присутствовавшего, помяну¬тые сеньоры епископ и наместник инквизитора, в соответствии с требованиями оными, послали к помянутому Жилю, обвиняе¬мому, в покои, в верхнюю часть помянутой башни Тур-Нев замка Нантского, каковые ему для пребывания отданы были и в коих по¬мянутый обвиняемый должен был обретаться, означенных сеньо¬ров епископа Сен-Брекского и президента Бретани вместе с Жа¬ном Пти, одним из четырех нотариусов означенных и писцов, дабы выслушать и сообщить обо всем, что Жиль мог бы сказать по поводу обвинений, о коих выше сказано было. Каковые сеньоры послан¬ники пришли к помянутому Жилю, а затем, в тот же день, вернув¬шись в названную нижнюю залу, сообщили названным сеньорам епископу Нантскому и наместнику, что они с помянутым обви¬няемым говорили и что он в их присутствии длинное признание сделал, содержание коего, ими тотчас же изложенное, дано ниже.
[Подпись:] Ж. Делоне, Г. Лене

Далее следует внесудебное признание Жиля де Рэ, обвиняемого, кое часто упоминаемо было, сделанное в присутствии помянутых сеньоров епископа Сен-Брекского, уполномоченного названными сеньорами епископом и наместником, в том, что к ведению церковному относится, и м-ра Пьера де Л'Опиталя, президента, Жана Лаббе, Ивона де Росерфа, дворянина, Жана де Тушронда, письмоводителя, и меня, Жана Пти, писца помянутого и нотари¬уса, намеренно направленных в положенные покои, кои помяну¬тому Жилю в башне Тур-Нсв в замке Нантском даны были, дабы он там обретался, отдыхал и спал во время процесса, против него начатого. Как сказано выше, помянутое признание было сделано по доброй воле, свободно и без принуждения в пятницу, 21 октяб¬ря в день оный после полудня в помянутом году.
Вначале сказал он о похищении и убиении многих детей, о гре¬хе похоти, содомском и против естества направленном, о способах, коими с жестокостью невероятной дети умерщвлялись, и в то же время о заклинаниях демонов, о жертвоприношениях и подноше-ниях, обетованиях, кои он им давал, либо обязательствах, кои по отношению к ним заключал, либо об ином, о чем в первой статье или в последующих упомянуто,- во всем этом оный Жиль де Рэ, коего помянутый сеньор епископ Сен-Брекский и помянутый президент допрашивали, признался свободно, по доброй воле и раскаявшись, в их присутствии и в присутствии некоторых дру¬гих лиц, сказав, что злонамеренно совершил со многими детьми преступления, грехи и злодеяния смертоубийства и содомии; равным образом признался он и в том, что заклинал демонов, ко¬им приношения, жертвы, обетования приносил и с коими в обя¬зательства вступал, а также в ином, в чем уже сознался в присутс¬твии помянутого сеньора президента и некоторых других лиц.
Когда его помянутые преподобный отец и президент спросили о месте и времени, в каковые он начал грех содомский совершать, он ответствовал: в замке Шантосе; он заявил, что время точное не помнит, но начал он в том году, когда скончался дед его сеньор дс Ласюз.
Далее, когда помянутый сеньор президент спросил, кто его подговорил на злодеяния оные и подучил, как их совершать, он ответствовал, что совершил он их и содеял, следуя своему вооб¬ражению и мысли своей, а не чьим-либо советам, согласно своему собственному рассудку, стремясь лишь к наслаждению и плот¬ским утехам, а не с какою-то иною целью либо намерением.

Помянутый же сеньор президент, удивившись, как он сказал, тому, что названный обвиняемый, по собственному своему же¬ланию и не подстрекаемый никем, злодейства оные и преступле¬ния содеял, призвал вновь помянутого обвиняемого сказать, по каким мотивам, с какими намерениями и с какою целью повелел он помянутых детей умертвить, совершал с ними помянутые пре¬грешения, велел сжигать их трупы, и почему предавался он иным означенным преступлениям и грехам, настойчиво помянутого обвиняемого упрашивая, дабы тот самолично ему сие изложить возжелал с тем, чтобы совесть свою облегчить, каковая, но всей видимости, нечиста была, и благорасположение всемилостивого Господа Спасителя с большею легкостью обрести; тогда помяну¬тый обвиняемый, негодуя на то, что его таким образом допраши¬вают и сие вызнать у него желают, изрек по-французски в адрес означенного президента: «Увы, монсеньор! Вы терзаетесь, и я вместе с Вами».' Каковой сеньор президент по-французски ему ответствовал: «Я не терзаюсь, но весьма удивлен тем, что Вы мне говорите, и не могу просто этим довольствоваться. Мне хотелось бы услышать от Вас только чистую правду по причинам, о коих я многократно Вам уже сообщал».' Каковому сеньору президенту помянутый обвиняемый ответствовал: «На самом деле никаких других причин, никаких других целей или намерений не было, кро¬ме rex, о которых я Вам сказал; я рассказал Вам о предметах более значительных, чем эти, достаточных для того, чтобы умертвить де¬сять тысяч человек».' После чего помянутый президент обвиняе¬мого оного допрашивать прекратил, приказав ввести помянутого Франческо Прелати в сии покои. В присутствии помянутого Жи¬ля, обвиняемого, и иных при сем бывших, Франческо, самолич¬но явившийся, и помянутый Жиль, обвиняемый, были совмест¬но помянутым сеньором епископом Сен-Брекским допрошены
касательно заклинания демонов и жертвоприношений в виде крови и членов помянутых малых детей - в чем, как сообщил по¬мянутый епископ, названные Жиль и Франческо уже сознались, - и касательно мест, в коих они означенные заклинания и жертво¬приношения производили и о коих ими уже сообщено было.
Каковые Жиль, обвиняемый, и Франческо, ответствовали, что помянутый Франческо совершил несколько заклинаний демонов, и в особенности одного из них по имени Баррон, ПО повелению названного обвиняемого, как в отсутствии его, так и в присутст¬вии; более того, помянутый обвиняемый сказал, что он присутст¬вовал на двух или трех заклинаниях, в частности, в названных Тиффоже и Бургнефе-зн-Рэ, однако что никаких демонов он там никогда не видел и не слышал, хотя и передал при помощи назван¬ного Франческо, как о том оба они говорили, помянутому Барро-ну долговую расписку, его собственною рукою составленную и подписанную, в коей помянутый Жиль названному Баррону и воле его покорялся, обещавшись подчиняться его повелениям, но притом, однако, сохраняя душу свою и жизнь; и что помянутый обвиняемый названному Баррону обязался руку, глаза и сердце детское преподнести, что он помянутому Франческо сделать и повелел, как он сказал, однако Франческо оный их не препод¬нес, согласно тому, что, как помянутый обвиняемый и Франческо говорят, они целиком в последних своих показаниях изложили, а в том, что сего касалось, Франческо помянутый с означенными показаниями согласился.
Тогда помянутый сеньор президент распорядился, чтобы на¬званный Франческо вернулся в свои покои, или туда, где он на¬ходился под стражей. А обвиняемый помянутый, повернувшись к названному Франческо, вздыхая и со слезами, молвил по-фран¬цузски: «Прощайте, Франческо, друг мой! Мы больше не увидим¬ся в этом мире; я молю Всевышнего, чтобы Он даровал Вам терпе¬ние и разум, и будьте уверены: если возымеете Вы долготерпение и надежду на Бога, мы свидимся вновь в райских кущах. Молитесь Богу за меня, а я буду молиться за Вас!»' и, сказав сие, он помяну¬того Франческо обнял, а тот немедля удалился.
[Подпись:] Жан Пти

+3

13

ПРОТОКОЛЫ СЛУШАНИЙ (22 октября - 25 октября + официальный обвинительный протокол + приговоры)

Суббота октября 22 дня 1440 года
В субботу 2.1 октября пред помянутыми преподобным отцом, сеньором епископом Нантским, и братом Жаном Блуином, наместником инквизитора, заседающими в трибунале, дабы судить по праву, предстали самолично в означенном выше месте, во время вечерни, помянутый м-р Гийом Шапсйон, прокурор, истец, с од¬ной стороны, и помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, - с другой.
Дабы все предписания и установления соблюсти, прокурор попросил помянутых сеньоров епископа Нантского и брата Жа¬на Блуина, наместника инквизитора, дабы они названного обви¬няемого допросили, не желает ли он что-либо сказать или возра¬зить против того, что по делу оному сказано было, а обвиняемый молвил в ответ, что ничего говорить не желает, однако свободно и по доброй воле, с сердечным раскаянием и с превеликою горе¬чью, по крайней мере на первый взгляд, и со слезами, он сознался в том, в чем уже сознался прежде вне суда в покоях, в присутствии преподобного отца, сеньора епископа Сен-Брекского, м-ра Пьера де Л'Опиталя, президента Бретани, Жана де Тушронда и Жана Пти. Также признал он истинным все, что в помянутых статьях всех до единой содержалось и излагалось. Обвиняемый самолич¬но, дополняя свое внесудебное признание, но от него не откло¬няясь, пожелал его повторить и произнести здесь, а дабы ошибки устранить, в том случае, если он что-то упустил, и дабы наиболее пространно по поводу обстоятельств, кои кратко в статьях озна¬ченных изложены были, высказаться, он признался внезапно, объ-явив, что совершил и содеял иные неслыханные и ужасные пре¬ступления, вершил беззакония, противные Господу и заповедям Его, со времени юности своей, и что творил святотатства, причи¬ною коих было дурное воспитание, полученное им в детстве, при¬ведшее к разнузданности, стремлению делать все, что нравится, и страсти к любым беззакониям, посему он призвал всех, кто при том присутствовал и у кого были дети, воспитывать их в благо¬пристойности и прививать им всяческую добродетель во время детства их и юности.
После признания сего, свершенного помянутым Жилем де Рэ, обвиняемым, в суде, как о том сообщено было, по поводу содержания означенных статей, а также после того, как вновь внесудебное его признание повторено было и зачитано,- ввиду того, что он уверял, что среди проступков его и прегрешений великие были злодейст¬ва, к примеру, извращения против естества, кои в статьях оных не полно отражены были,- в статьях, уже внезапно признанных им истинными, в чем он втайне сознался пред преподобным отцом, ссиьором Жаном Прсжаном, епископом Ссн-Брекским, и благо¬родными Пьером ле Л'Опиталем, президентом Бретани, Жаном Лаббе, оруженосцем, и мною, Жаном Пти, государственным но¬тариусом, главным следователем по допросу свидетелей в цер¬ковном суде Нантском, и Жаном де Тушрондом, который также писцом состоит в светском суде в той же местности,- дабы помя¬нутое признание тайное наилучшим образом и памяти людской запечатлено было. Жиль оный пожелал не преуменьшить его, но, напротив, усилить и упрочить; и он попросил, чтобы помянутое признание для всех до единого из присутствующих, большая часть коих латыни не знала, было на народном языке оглашено, и чтобы обнародование и публичное признание совершенных им злоде¬яний были к стыду его на всеобщее выставлены обозрение, дабы легче ему было отпущение грехов своих и снисхождение Божие соискать, дабы совершенные им грехи ему простились; и он ска¬зал, что во времена юности своей натуру он всегда имел впечатли¬тельную, а для удовольствия своего и по прихоти своей совершал всевозможные злодеяния, упования и намерения свои прилагая к действиям незаконным и бесчестным; и с великою страстью просил он и увещевал отцов, матерей всех мужей юных и детей, друзей детей оных и ближних их, дабы они их воспитывали в доб¬ронравии, следуя лучшим образцам и благопристойности; и на¬ставляли их подобным образом, а дабы они не попали в ту западню, в коей он сам ныне оказался, то и карать их соответственно. В ка¬ковом признании тайном, кос в присутствии помянутого Жиля зачитано было в суде и обнародовано и им одобрено, названный Жиль дс Рз. обвиняемый, добровольно и у всех на виду сознал¬ся, что ради удовлетворения пыла и похоти плотской он похищал сам или силою слуг своих великое множество детей, число коих он в точности указать не мог; каковых детей он убивал сам или силою слуг, совершал над ними злодейства и грех содомский; и он ска¬зал, сознавшись, что извергал семя самым бесстыдным образом на животы помянутых детей, и после смерти их, и во время того, как они умирали; каковых детей порою он сам, а иногда иные его сообщники, в особенности вышепоименованные Жиль де Сийе, мессир Роже де Бриквиль, рыцарь, Анрие и Пуату, Россиньоль и Малыш Робен подвергали многими способами различным видам пыток: иногда они отделяли голову от тела ножами, резаками и кинжалами, а порой нещадно били их по голове палками или другими тупыми предметами, иногда их подвешивали в комнате веревками на жердь или на крюк и душили; и когда дети слабе¬ли, изнемогая, они совершали с ними грех содомский помянутым способом. Когда же дети оные умирали, он обнимал их и целовал, а у кого были самые красивые головы и члены, тех он отдавал на всеобщее обозрение, а затем приказывал безжалостно вскрыть тела их и наслаждался, глядя на их внутренние органы; и очень часто, когда помянутые дети умирали, он садился им на живот и наслаждался, глядя на то, как это происходит, и смеялся над этим вместе с помянутыми Коррийо и Анрие, после чего он повелевал помянутым Коррийо и Анрие сжечь их трупы и стереть их во прах. Когда же спросили его о месте, в коем он совершил указанные преступления, и о том, когда он сие начал творить, а также о числе убиенных, он ответствовал: вначале в замке Шантосе, в год, когда скончался сеньор де Ласюз, дед его, в каковом месте он убил сам и силою слуг своих множество детей, и число их велико - каковое число он в точности припомнить не может; и совершил с ними помянутый грех содомский и противоестественный; а знал тогда об этом лишь Жиль де Сийе, затем Роже де Бриквиль, затем Ан¬рие, Этьен Коррийо, прозванный Пуату, Россиньоль, Робен стали постепенно его сообщниками; и он сказал, что повелел извлечь останки детей, в Шантосе убиенных, как головы их, так и тела, кои в нижние помещения башни были сброшены; и повелел их поместить в сундук и перевезти в замок Машкуль, где они сожже¬ны были и обращены в пепел; и что в помянутом Машкуле он по¬хитил, убил сам и силою слуг своих многих иных детей, а число их весьма велико, каковое число ему неизвестно; а в доме, звавшемся Ла-Сюз, в Нанте, коим он в то время владел, он убил, сам и силою слуг своих, сжег и в пепел обратил многих детей, каковых число он вспомнить не может, коих он изнасиловал и осквернил, совершив с ними грех содомский и противоестественный, как выше сказа¬но было. Каковые преступления и злодеяния он совершил только лишь к дурному удовольствию своему и из плотского вожделения, и ни с какою иною целью либо намерением, ни с кем не советуясь и повинуясь лишь воображению своему.
Более того, помянутый Жиль сознался в том, что полтора года назад помянутый мессир Эсташ Бланшс пригласил к Жи¬лю, обвиняемому, из Флоренции', что в Ломбардии, помянутого м-ра Франческо Прслати, с намерением заклинать демонов; и что названный Франческо ему сказал, что в стране, откуда он родом, он отыскал средство, дабы заговором вызвать некого духа, како¬вой дух оному Франческо обещал, что он сам сумеет вызывать де¬мона, коего именуют Баррон, причем столько раз, сколько Фран¬ческо оный пожелает.
Далее, помянутый Жиль сознался и в том, что названный Франческо не раз по его указанию заклинания творил, как в от¬сутствие его так и в присутствии, и что он, обвиняемый, самолич¬но присутствовал с помянутым Франческо при трех заклинани¬ях, кои сей последний совершал; в первый раз в замке Тиффож, в другой раз - в Бургнефе-ан-Рэ; где происходило третье - он запа¬мятовал; кроме того, он добавил, что помянутый Эсташ Бланше хорошо знал о том, что Франческо оный заклинания помянутые совершал, но сам он в них не участвовал, ибо ни он, обвиняемый, ни Франческо его к ним не допускали, ведь помянутый Эсташ сплетник был окаянный и невоздержан на язык.
Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, сознался, что дабы означенные заклинания совершать, они чертили на земле знаки в форме круга либо креста и символы; и что у помянутого Фран¬ческо была книга, кою, по его словам, он привез из Италии и в ко¬ей содержались имена многих демонов и тайные слова для загово¬ров и заклинаний, каковые имена и слова тайные он запамятовал; и книгу сию помянутый Франческо держал и читал около двух часов во время означенных заговоров и заклинаний; и что он, об¬виняемый, ни разу никакого дьявола не узрел, дабы с ним погово¬рить, что его весьма огорчило и разочаровало.
Далее, помянутый обвиняемый сознался в том, что на одном из заклинаний, творимых названным Франческо в отсутствие его, согласно тому, что тот обвиняемому сказал по возвращении его, Франческо видел некого Баррона и разговаривал с ним, и тот ему сказал, что к помянутому обвиняемому он не придет, ибо Рэ не исполнил того, что обязался сделать; а он, обвиняемый, узнав об этом, поручил помянутому Франческо спросить у дьявола оного, что тот от него получить желает, и заверить его в том, что все, что бы тот от него ни пожелал, будет ему доставлено, за исключением души его и жизни, дабы таким образом дьявол ему предоставил и дал то, что он у него попросит; каковой обвиняемый добавил, что намеревался попросить у него знания, могущества и богатст¬ва, дабы вновь сеньорию свою и могущество восстановить; и что некоторое время спустя помянутый Франческо ему сказал, что он с дьяволом оным поговорил и тот, помимо прочего, потребовал, чтобы помянутый Жиль де Рэ преподнес ему различные члены ребенка; Жиль затем дал оному Франческо руку, сердце и глаза мальчика, дабы он их принес в жертву дьяволу от имени помяну¬того Жиля, обвиняемого.
Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, сознался в том, что прежде чем пойти на одно из тех трех заклинаний, на косм он са¬молично присутствовал, он собственною рукою написал долго¬вую расписку, каковая его именем по-французски подписана бы¬ла: «Жиль»; однако он запамятовал, что значилось в помянутой расписке, кою он написал с намерением передать ее дьяволу, буде тот при заклинании, помянутым Франческо творимом, явится; сделал он сие по совету помянутого Франческо, каковой ему ска¬зал, что важно означенную расписку дьяволу, как только тот пока¬жется, передать; а во время заклинания он означенную расписку постоянно держал в руках, ожидая, что помянутый Франческо и дьявол договор заключат и к соглашению придут о том, что оный Жиль, обвиняемый, пообещать должен дьяволу и выполнить; од¬нако дьявол не появился и С ними не говорил.
Далее, обвиняемый сознался в том, что как-то ночью он послал помянутого Этьена Коррийо, прозванного Пуату, с названным Франческо, дабы они заклинание сотворили; каковые вернулись промокшие весьма и продрогшие и сказали ему, что на заклина¬нии означенном ничего у них не вышло.
Далее, помянутый обвиняемый сознался в том, что он хотел присутствовать при заклинании, кос Франческо оный сотворить намеревался, но этот последний не пожелал, чтобы тот при сем присутствовал; и что вернувшись с заклинания означенного, он уверял помянутого Жиля, что будь он при том заклинании, под¬вергся бы великой опасности, ибо ему, Франческо, явился змей, коего он весьма испугался; что услышав сие, помянутый Жиль повелел взять щенку от Креста Господня, у него имевшуюся, и вздумал пойти на место помянутого заклинания, где названный Франческо, как он говорил, узрел змея; и что он сие не совершил, ибо помянутый Франческо ему воспрепятствовал.
Далее, оный Жиль де Рэ, обвиняемый, сознался, что на одном из трех заклинаний, где он присутствовал, помянутый Франческо сообщил названному обвиняемому, что он самолично видел того, имя кому - Баррон, и тот показал ему великую груду золота, в том числе и золотой слиток; однако помянутый обвиняемый заявил, что не видел ни дьявола, ни слитка, а всего лишь какую-то мишуру в форме листа золотого или листов, до коих он не дотрагивался.

Далее, обвиняемый сознался в том, что в последний раз как он был в Жослене, в епархии Сен-Мало, у прославленного принца и сеньора герцога Бретонского, обвиняемый оный повелел многих детей умертвить, кои ему названным Анрие доставлены были; и что он совершил с ними грех содомский помянутым способом.
Далее, обвиняемый оный сознался в том, что названный Фран¬ческе), по указанию его и в его отсутствие, сотворял заклинания дьявольские в Жослене, при коих ничего не произошло и никто не явился.
Далее, он сказал, что прежде чем уезжать из Буржа он послал помянутого Франческо в Тиффож, попросив его, чтобы тот во время его отсутствия сотворял заклинания и сообщал ему, что он делать будет и о чем узнает, и писал ему намеками' о том, как рабо¬ты его проходят; каковой Франческо ему написал и послал нечто вроде мази в серебряном сосуде, помещенном в мошну и в ларец, сделанный равным образом из серебра, а писал он ему, что сие есть драгоценный дар, и чтобы он его хранил; а Рэ, доверившись тому, что писал ему помянутый Франческо, повесил мошну означенную на шею и носил ее несколько дней; однако вскоре он ее выбросил, обнаружив, что дар сей не приносит ему никакой пользы.
Далее, обвиняемый оный сознался, что помянутый Франческо сказал ему как-то, что названный Баррон потребовал от него дать от его имени еды трем беднякам во время трех великих праздни¬ков в году; обвиняемый же сие сотворил лишь однажды, в День всех святых.
Когда же его спросили, что заставляло его держать при себе в доме своем помянутого Франческо, он ответствовал, что Фран¬ческо оный был талантлив, обходителен, говорил на латыни с изя¬ществом и утонченностью и прилежно в делах помянутого Жиля, обвиняемого, участвовал.
Далее, обвиняемый оный сознался, что в этом году, после дня св. Иоанна Крестителя, помянутые Анрие и Пуату как-то вече¬ром привели к нему красивого молодого человека, который жил с неким Родиго в Бурнефе-ан-Рз, где помянутый обвиняемый тогда находился, и ночью он совершил с ним означенный грех содомский и противоестественный вышеупомянутым способом, а затем убил его и повелел отвезти тело в Машкуль, дабы там его сожгли.
Далее, он сознался, что когда его предупредили о том, что люди из замка Паллуо собираются захватить коменданта крепости Сен-Этьен-де-Мерморт, он вознегодовал и как-то утром (в какой день -он запамятовал) выехал со своей дружиною верхом с намерением захватить людей из Паллуо врасплох, заключить их в темницу и наказать их, ежели ему удастся их окружить; а в начале похода сего помянутый Франческо, бывший в его окружении наряду с други¬ми, ему сказал, что он их не найдет; и в самом деле обвиняемый помянутый их не нашел, и планы его провалились.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, сознался в том, что убил двух юных пажей, одного, принадлежавшего Гийому Досси и другого - принадлежавшего Пьеру Жаке, прозванному Принес, и совершил с оными пажами блуд, предавшись противо¬естественной своей склонности.
Далее, обвиняемый оный сознался, что в последний раз, как он ездил в Ванн, в июле сего года, Андре Бюше привел к нему, в дом некоего Лемуана, где помянутый обвиняемый остановился, ма¬ленького мальчика, с коим он грех противоестественный совер¬шил, как - о том выше сказано. И убив его, он повелел помянутому Пуату бросить мальчика сего в выгребную яму на постоялом дво¬ре некоего Бетдена, каковой вблизи от дома помянутого Лемуана располагался, на постоялом дворе или в доме какового Бетдена, близ Ваннского рынка, дружина помянутого обвиняемого оста¬новилась; каковой Пуату спустился в помянутую выгребную яму, дабы сбросить туда и закопать труп, да так, чтобы никто не смог его обнаружить.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, подобным же об¬разом сознался, что перед приездом названного Франческо были у него и иные заклинатели, а именно некий трубач по имени Дю-мениль, м-р Жан де Ларивьср, некий Луи, м-р Антуан де Палерн и еще один человек, чье имя он запамятовал. Каковые по повеле¬нию его множество сотворили заклинаний, на некоторых из них он присутствовал, как в Машкуле, так и в иных местах; делал он это прежде всего для того, чтобы увидеть, как по земле прочерчи¬вается круг или фигура округлой формы, каковая необходима при подобного рода заклинаниях, кои с намерением узреть дьявола, побеседовать с ним и заключить договор творятся. Но обвиняе¬мый помянутый сказал, что дьявола он увидеть так и не смог, да и побеседовать с ним тоже, хотя прилагал к тому все возможные усилия, в такой степени, что от него теперь уже не зависело, смог бы он узреть дьявола либо побеседовать с ним.
Далее, Жиль де Рэ оный, многажды поименованный, сознал¬ся, что названный Дюмениль, заклинатель, сказал ему как-то, что дьяволу, для того, чтобы сотворить и исполнить самолично то, о чем обвиняемый помянутый ходатайствовать намеревался и от дьявола оного получить, надобно увидеть и получить долговое обязательство, собственною рукою обвиняемого подписанное, кровью из перста его, в каковом тот обещался бы помянутому дья¬волу по его приходе предоставить нечто, о чем Жиль запамятовал; и по причине сей и с этою целью он помянутое обязательство под¬писал кровью из собственного мизинца именем своим: «Жиль». Что же до того, о чем еще в помянутой расписке сказано было, то он сие запамятовал, разве что он обещал дьяволу то, о чем в озна¬ченной расписке упомянуто было при условии, что дьявол даст ему и его снабдит знанием, могуществом и богатством. Однако, как он заверил, нет сомнений в том, что чего бы он ни пообещал дьяволу, душа его и жизнь всегда оставались при нем, и сказал, что помянутая расписка передана не была, ибо дьявол не явился ему и на заклинание сие не откликнулся.
Далее, помянутый обвиняемый сознался в том, что при закли¬нании, творимом означенным м-ром де Ларивьером в лесу близ местности или деревни Пузож, помянутый Ларивьер, прежде чем заклинание оное сотворить, облачился в доспехи и латы и, вооруженный, отправился в лес означенный, дабы сотворить там названное заклинание; и что он, обвиняемый, со слугами своими, а именно с Эсташсм Бланше, Анрие и Этьеном Коррийо, прозван¬ным Пуату, пойдя в лес, встретились с помянутым Ларивьером, который оттуда возвращался и сказал им, что узрел дьявола, явив¬шегося ему в обличий леопарда, каковой прошел мимо, ничего ему не сказав; и что обвиняемый весьма напуган был и устрашен тем, о чем Ларивьер говорил. А к рассказу своему обвиняемый добавил, что помянутый Ларивьер, коему он заплатил двадцать золотых реалов, после означенного заклинания сбежал, пообещав вернуться к помянутому обвиняемому, чего он не сделал.
Далее, обвиняемый оный сознался в том, что во время друго¬го заклинания демонов, которое он вместе с неким заклинателем творил, имя коего запамятовал, а также с Жилем де Сийс, в по¬коях помянутого замка Тиффож, названный Сийе не осмелился войти в круг, когда в покоях тех был, дабы заклинание сотворять, а удалился к окну с намерением выпрыгнуть наружу, буде он почу¬ет, что приближается какая-то опасность, а в руки он взял образ Всемилостивой Девы Марии; помянутый обвиняемый самолично
вошел в круге опаскою, ибо заклинатель запретил ему креститься, ведь если бы он сие совершил, все бы они подверглись серьезной опасности; однако он вспомнил молитву Пресвятой Деве, начи¬навшуюся с «Alma», и тотчас же заклинатель приказал ему вый¬ти из круга, что он немедля и сделал, крестясь; быстро покинул он комнату, оставив там заклинателя и заперев за собою дверь; затем он Жиля де Сийе помянутого обнаружил, и тот ему сказал, что заклинатель, коего в покоях оставили, был побит и поколочен весьма сильно, и что слышно было, как будто выбивают перину; он, обвиняемый, этого не слышавший, повелел открыть комнату и на пороге узрел заклинателя с израненным лицом и иными час¬тями тела, а лоб у него был так ушиблен, что он едва мог стоять; испугавшись, что он не переживет помянутых ранений, Жиль пожелал, чтобы тот исповедовался и принял причастие; однако заклинатель не умер и от ранений своих излечился.
Далее, помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, сознался, что послал названного Жиля де Сийе на север, дабы тот ему отыскал заклинателей демонов или злых духов. Каковой Жиль де Сийе, вернувшись к нему, сообщил, что нашел женщину, подобными заклинаниями занимавшуюся; каковая сказала Сийе, что если Жиль де Рэ не отвратит душу свою от 11еркви и от капеллы своей, то никогда не исполнятся его желания; и что Сийе встретил в краю том другую женщину, ему сказавшую, что если обвиняемый по¬мянутый не оставит или не прекратит дело, им начатое и которое он продолжать намеревается, то добром это для него не кончится.
Далее, помянутый Жиль де Сийе нашел в краю оном закли¬нателя, коего он предложил к помянутому обвиняемому послать, каковой заклинатель, собираясь отправиться к названному обви¬няемому, утонул в реке или в водном потоке.
Далее, помянутый Жиль, обвиняемый, сознался, что назван¬ный Сийе привел к нему другого заклинателя, почти тотчас же скончавшегося. И вследствие внезапных сих смертей и препятст¬вий, возникших против его преступных устремлений, сотворяя заклинания помянутые и иное тому подобное, он, по словам его, поверил в то, что милосердие Божие и заступничество Церкви, от каковых сердце его и надежда никогда не отворачивались, при¬шли с благостию и состраданием ему на помощь, позволив выдер¬жать испытания и опасности, кои на пути его встречались; и по этой причине он намеревался отказаться от порочной своей жиз¬ни и отправиться в паломничество в Иерусалим ко Гробу Господ¬ню и к иным местам Страстей Господних и сделать все возможное,
дабы снискать от благости Спасителя нашего отпущения своих грехов.
Затем, сделав признание сие в суде добровольно и без принуж¬дения, он призвал народ, там находившийся, и в особенности более многочисленных духовных лиц, непрестанно чтить Мать и Заступницу нашу, Святую Церковь, великие ей оказывать по¬чести и никогда от нее не отступать, добавив недвусмысленно, что не направь он сам, обвиняемый, сердце свое к Церкви оной и не возлюби он се, никогда бы не удалось ему избежать злых козней дьявольских; более того, он уверял, что по причине чудовищнос¬ти злодейств его и преступлений дьявол давно бы уничтожил тело его и забрал к себе душу; вдобавок, он призывал всех отцов семейств следить за чадами своими, не одевать их с чрезмерной пышностью и не давать им жить в праздности, отмечая и уверяя, что многие пороки порождаются праздностью и чревоугодием, а еще настойчивее заявил он, что праздность, ненасытная жажда изысканных яств и частые возлияния более, чем что бы то ни бы¬ло, приводили его в возбужденное состояние, в коем он и совер¬шил столько грехов и столько преступлений.
По поводу каковых преступлений и злодеяний, им совершен¬ных, Жиль де Рэ, обвиняемый, в слезах, смиренно молил снис¬хождения и прощения у Создателя и Пресвятого Спасителя на¬шего, равно как и сострадания и прощения у родителей и друзей тех детей, коих он столь жестоко истребил, а также у всех тех, кому он мог повредить и в отношении коих он признал себя виновным, неважно, находятся ли они здесь или в ином месте, а у всех пре¬данных рабов Божиих попросил он молиться за него.
И по этой-то причине названный м-р Гийом Шапейон, проку¬рор, в присутствии помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, приняв во внимание добровольное признание обвиняемого оного и иные доказательства, законным порядком против него приведенные, тотчас же потребовал, чтобы назначены были помянутому обви¬няемому должным образом день и срок, дабы сказать, а также и ус¬лышать, заключительное слово по окончательному приговору как названного преподобного отца епископа Нантского, так и брата Жана Блуина, наместника помянутого инквизитора, или тех, ко¬го они назначат приговор сей вынести, каковой приговор запи¬сан будет и обнародован в деле сием и в делах оного порядка, если только помянутый Жиль де Рэ, обвиняемый, не приведет никаких весомых доводов в пользу противного. После чего названные се¬ньоры епископ Нантский и наместник помянутого инквизитора выделили названному прокурору и Жилю де Рэ, обвиняемому, следующий вторник, дабы законным порядком сие осуществить, как то вершить должно в деле сием и в делах оного порядка, про¬тив чего Жиль де Рэ, обвиняемый, не возражал.
По поводу сказанного помянутый прокурор нас, нотариусов нижеподписавшихся и писцов, попросил составить один и не¬сколько документов.
Присутствовали при том в указанном месте преподобный отец, мессир Жан Прежан, епископ Сен-Брекский, мэтры Пьер дс Л'Опиталь, президент Бретани, Робср де Ларивьер и мессир Робер д'Эпине, рыцарь помянутый, а также благородный Ивон де Росерф, равно как и высокочтимые мэтры Ивон Куайе, насто¬ятель, Жан Морелли, певчий, Татьян Рюйц, Гийом Груаге, лицен¬циат светского и церковного права, Жан де Шатожирон, Пьер Авриль, Робер Виже, Жоффруа де Шевиньи, лиценциат права, мэры Нанта, Жоффруа Шевинье, казначей и смотритель церкви, Пьер Амон, Жан Герси, Жан Веди и Жан Симон, каноники цер¬кви Богоматери Нантской и Сен-Брекской, Эрве Леви, сенешаль в Кемпе, и м-р Гийом де Лалоэри, лиценциат нрава, адвокат свет¬ского суда Нантского, а также многие иные свидетели, в великом собравшиеся множестве там же, намеренно туда приглашенные и призванные.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ ОБВИНЕНИЯ

Вторник октября 25 дня 1440 года
Во вторник, после дня апостола св. Луки, 26 октября 1440 года пред названными преподобным отцом, сеньором Жаном де Мальтруа, епископом Нантским, и преподобным братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, заседающими в трибунале, дабы судить по праву, предстали в помянутой боль¬шой верхней зале Тур-Нев, утром, в час молитвы, помянутый м-р Гийом Шапейон, прокурор, от своего имени, с одной стороны, и Жиль де Рэ, обвиняемый, равным образом от своего имени, -с другой.
Помянутый прокурор, в согласии со всеми предписаниями и требованиями в деле сием и в делах оного порядка, настойчи¬во попросил, в присутствии Жиля де Рэ, обвиняемого, который сие слушал, постигал и не противоречил, дабы расследование сие и дела оные названными сеньорами епископом и братом Жаном Блуином, наместником помянутого инквизитора, завершены бы¬ли, а поелику это от него зависело, он дела указанные завершил.
И тогда названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, отвечая названному проку¬рору, каковой дело завершил и попросил, дабы дело вместе с ним ими завершено было, в присутствии помянутого Жиля де Рэ, об¬виняемого, который тому не противоречил, а со всем согласен был, завершили и признали завершенным и пожелали, чтобы считалось завершенным дело сие.
После того как заключение оное было таким образом сделано, помянутый прокурор настойчиво попросил, чтобы окончатель¬ный приговор в деле сисм, как и в делах порядка сего названными сеньорами епископом Нантским и братом Жаном Блуином, на¬местником помянутого инквизитора, тотчас же принят и провоз¬глашен был в присутствии помянутого Жиля де Рэ, который сие слушать и постигать должен, от имени оного прокурора и против помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, в соответствии с заклю¬чением провозглашенных статей обвинительного акта, и чтобы вынесли его и обнародовали сеньоры оные епископ и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, оба или один из них, как им угодно будет, или кто-то, на сие уполномоченный.
Тогда тот самый сеньор епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора оного, заседающие в трибунале, как выше сказано было, дабы судить по праву, в присутствии помянутого Жиля де Рэ, обвиняемого, который слушал, постигал и ничему не противоречил, - приняв во внимание, в первую очередь, все акты, оправдательные речи, все письма и документы, все дальнейшие пояснения и показания помянутого Жиля, обвиняемого, кои бы¬ли ими с превеликим усердием изучены; приняв во внимание все свидетельские показания, а также иные бумаги и поручительства, в деле сием и в делах оного порядка возникшие, учтенные и пред¬ставленные, каждое из коих должным образом отмечено было, с тщанием и великою осмотрительностью; приняв во внимание обстоятельное обсуждение всех этих предметов с преподобными отцами, сеньорами епископами, докторами права, юристами, све¬дущими в теологии, именитыми знатоками и иными достойными людьми, коим сеньор епископ Нантский и брат Жан Блуин, на¬местник помянутого инквизитора, полное и достоверное изло-жение мотивов дела сего и дел оного порядка предоставили; при¬няв во внимание советы и одобрение сеньоров оных епископов, докторов, юристов, теологов, знатоков и иных достойных людей; сеньор епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник назван¬ного инквизитора, сочли возможным приступить и приступили к вынесению полного и окончательного приговора, каковой пред¬ставлен должен быть и обнародован по делу сему и делам оного порядка, затрагивая и и первое, и вторые, в согласии с теми факта¬ми, кои в документах, актах, оправдательных речах, признаниях, показаниях свидетелей, дальнейших пояснениях и иных бумагах и поручительствах ими исследованы и учтены были и кои им ныне знакомы и понятны; приговор, каковой они через посредство глу¬бокочтимого и осмотрительного человека, мессира Жака де Панкоетдика, сведущего в светском и церковном праве, чиновника Нантского, представили и огласили должным порядком и с над¬лежащею последовательностью, содержание же оного приговора в целокупности приведено ниже, в соответствии с тем, что в осо¬бых бумагах значится, кои помянутый Панкоетдик в руки взял, каковые бумаги там же сеньоры епископ Нантский и наместник инквизитора повелели названному мессиру Жаку, ученому и чи¬новнику помянутому, прочесть вслух и весьма разборчиво. Когда же сие произнесение приговора окончено было, сеньор епископ Нантский, от своего лица и от лица помянутого наместника инк¬визитора, названного Жиля, обвиняемого, спросил, не желает ли он вновь войти в лоно Матери нашей Церкви и воссоединиться с Нею ввиду свершенных им прегрешений, заклинаний злых ду¬хов и иных уклонений от католической веры. Каковой обвиняе¬мый ответствовал, что никогда не знал дотоле о сущности ереси, и о том, что он в нее впал и прегрешения совершал, ему было неве¬домо; однако с тех пор, как вследствие признаний его и иных сви¬детельств Церковь рассудила, что свершенное им отдает ересью, вследствие суждения сего он просит, набожно встав на колени,-скорбя и стеная,- дабы названные сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, вновь его воцерковили. Каковое воцерковление помянутые сеньоры епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник инквизитора помянутого, приняли и до него названного Жиля, обвиняемого, каковой о нем смиренно ходатайствовал, допустили, и его воцер¬ковили. Каковой, будучи таким образом воцерковлен, смиренно, на коленях, продолжая скорбеть и стенать, взмолился, чтобы его не отлучали от Церкви, каковое наказание при помянутом об¬народовании окончательного приговора прозвучало, равно как и во всех иных наказаниях, коим он подвергся, значилось; было же сие сделано и вследствие означенных прегрешений, им непра¬ведно свершенных, и ввиду нарушения им неприкосновенности помянутой церкви приходской св. Стефана вМерморте, а равным образом и иных церквей, а также ввиду задержания и заточения помянутого Жана Лефсррона, духовного лица, либо по причине оскорблений, им высказанных в отношении сеньоров оных епис-копа Нантского и наместника инквизитора и иных служителей Церкви, и за богохульства, противные Господу и Церкви Его; он же молил, чтобы они его пощадили и даровали ему прощение свое. Каковые ему прощение сие из любви к Господу предостави¬ли; и с тех пор Жиль дс Рэ помянутый, обвиняемый, был от помя¬нутого наказания названным сеньором епископом Нантским ос¬вобожден, о чем в письменной форме, согласно церковному уставу, заявлено было, и ему вновь даровано было право участвовать в та¬инствах церковных и вступить в братство верных Христу и Церк¬ви Его. Кроме того, по настоятельной просьбе помянутого Жиля, обвиняемого, сеньоры названные епископ Нантский и брат Жан Блуин, наместник помянутого инквизитора, поручили священ¬нику, брату Жану Жювнелю, из Ордена кармелитов в Плермеле, что в епархии Сен-Мало, выслушать тайную исповедь обвиняемо¬го, отпустить грехи его, в коих он уже сознался или должен был сознаться, а также предписать ему во всех грехах во спасение свое соразмерно проступкам оным покаяться, как в тех, кои он за со¬бою в суде признал, так и в тех, что затаились в глубине души его, и отменить все прежние приговоры, его от Церкви отлучавшие, кои законною силой помянутыми судьями изложены были как совместно, так и раздельно.
По поводу сказанного помянутый м-р Гийом Шапейон, проку¬рор, нас, нотариусов вышеназванных и писцов, попросил соста¬вить один и несколько документов.
Присутствовали в месте оном преподобные отцы мессиры Жан Прежан, епископ Сен-Брекский, Дени де Лалоэри, епископ Лаодисейский, и Гийом де Мальтруа, избранный церковью Май¬ской, равно как достопочтенные и благородные особы вышеозна¬ченные м-р Пьер де Л'Опиталь, президент Бретани, Робер де Ларивьер и мессир Робер д'Эпинс, рыцарь, Ивон де Росерф, а также мэтры Жан де Шатожирон, Оливье Солиде, каноник из Нанта, и мессир Робер Мерсье, каноник церкви Сен-Брекской, Гийом Оскье, настоятель приходской церкви св. Креста в Машкулс в помянутой епархии Нантской, Жан Гиоле, Гийом де Лалоэри, лиценциат права, Оливье и Гийом де Гримо, адвокаты светского суда Нантского, и многие иные свидетели, великим числом там же собравшиеся, намеренно приглашенные и призванные.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

ПРИГОВОРЫ.

Приговор, вынесенный Жилю де Рэ, виновному в ереси
Во имя Господа Иисуса Христа,1 Мы, Жан, епископ Нантский, и брат Жан Блуин, бакалавр Свято¬го Писания, из Ордена братьев доминиканцев в Нанте, наместник помянутого инквизитора и гонителя ересей в городе и в епархии Нантской, заседая в трибунале и устремив души свои к одному лишь Господу, выслушав рекомендации преподобных отцов, се¬ньоров епископов, юристов, докторов и магистров теологии, сие одобривших, в сием подлинном и окончательном приговоре, ка¬ковой в документах оных излагается, приняв во внимание пока¬зания свидетелей, нами и прокурором нашим на суд вызванных, с этой стороны, нами представленной в делах веры против тебя. Жиль де Рэ, нам подсудный и подвластный, с этой-то стороны из¬ложенные и превеликим усердием изученные, а также показания свидетелей оных, с точностью составленные, приняв во внима¬ние твое признание, по воле твоей пред нами сделанное, и иные вопросы и обстоятельства, с этой стороны учтенные, коими души наши праведно возмущены были, мы объявляем и постановляем, что ты, помянутый Жиль де Рэ, пред нами в суде представший, признан виновным в коварном вероотступничестве и ереси, рав¬но как и в заклинаниях демонов, кои ты сотворял во злобе своей, и что за то был ты отлучен от Церкви и подвергся иным взыскани¬ям, кои призваны были тебя наказать и наставить на путь истин¬ный и дабы ты наказан и наставлен был, как того требуют закон и церковные предписания.
[Подпись:] Делоне. Ж. Пти, Г. Лене

Приговор, вынесенный Жилю де Рэ, «виновному в преступлениях и противоестественных грехах, с детьми совершенных»
Во имя Господа Иисуса Христа, Мы, Жан, епископ Нантский, заседая в трибунале и устремив душу свою к одному лишь Господу, изучив и исследовав все по¬буждения и обстоятельства дела, вопросов веры касающегося, каковые обстоятельства на суде представил прокурор наш, коего мы к делу оному приписали, истец против тебя. Жиль де Рэ, нам подсудный и подвластный, обвиняемый; приняв во внимание показания свидетелей с их стороны и со стороны прокурора на¬шего, каковые показания в деле сием представлены, под присягой изложены и усердно изучены были; приняв во внимание верную их запись, приняв во внимание твои показания, кои ты по воле своей прел нами в суде дал и кои обнародованы были, и приняв во внимание все остальное, что нами рассмотрено было и в отноше¬нии религиозном умы наши занимало; посоветовавшись с препо¬добными отцами, магистрами теологии и юристами, окончатель¬ным приговором сим, каковой мы в бумагах оных преподносим, ты, помянутый Жиль де Рэ, самолично пред нами в суде представ¬ший, объявляешься и считаешься отныне виновным в том, что злонамеренно совершил преступления и противоестественный грех содомский с детьми обоего пола, и за это актом сим мы те¬бя отлучаем от Церкви и распоряжаемся тебя подвергнуть иным взысканиям по закону, кои призваны тебя наказать и на путь ис-тинный наставить и дабы ты наказан и наставлен был, как того требуют закон и церковные предписания.
[Подпись:] Делоне, Ж. Пти, Г. Лене

+3

14

Рольф Рогвальдсон (он же Рольф Пешеход), он же Роллон, он же Роберт I, первый герцог нормандский (ок. 860-ок. 932)

    http://s004.radikal.ru/i206/1009/09/44aa4a12a27f.jpg
     статуя Роллона в Фалезе
 
        Норманны - далекие предки современных норвежцев, датчан, шведов и исландцев были, если использовать терминологию Л.Н. Гумилева, "пассионариями" в самом полном значении этого термина. Хронист XI века Ордерик Виталий писал:
     

«Когда у норманнов есть сильный правитель, они – самые храбрые люди и в умении встречать трудности и бороться за победу со всеми врагами им нет равных. Но при всех других обстоятельствах они рвут друг друга и губят себя сами». Они были отчаянно смелы и дерзки, но вместе с тем придерживались своеобразного рыцарского кодекса чести, все они были обязаны, например, становясь викингами, давать клятву, что не будут захватывать в плен женщин и детей, спасаться бегством во время бури или останавливаться до окончания битвы для обработки ран (в бою каждый меч на счету )

Нормандия стала первым завоеванием норманнов, которые постепенно от грабительских набегов стали переходить к оседлой жизни. Первым норманнским правителем этой области стал Рольф Рогвальдсон (он же Рольф Пешеход), он же Роллон.
          Согласно Дудо Сен-Квентинскому и Гийому Жюмьежскому Роллон происходил из знатной датской семьи и был вынужден бежать из Дании после смерти своего отца. Скандинавские саги, прежде всего «Сага об оркнейцах», свидетельствуют о норвежских корнях первого правителя Нормандии. Спор между сторонниками датской и норвежской теорий продолжался до XX века и до настоящего времени окончательно не разрешён.
           Большинство современных историков сконяются к версии, изложенной в «Саге об оркнейцах» и сагах, записанных Снорри Стурлусоном. В соответствии с этой теорией, отцом Роллона был Рёгнвальд Эйстейнссон, ярл Мера, небольшого раннегосударственного образования на западном побережье Норвегии между Тронхеймом и Бергеном. В 860-х гг. Мер был завоёван королём Норвегии Харальдом Прекрасноволосым. Многочисленная и беспокойная местная знать, не найдя себе применения в рамках единого норвежского государства, устремилась на запад, совершая набеги на побережье Западной Европы и колонизируя новые территории.
          Ярлу Рёгнвальду удалось закрепиться на Оркнейских и Шетландских островах, где он основал автономное княжество под верховным сюзеренитетом короля Норвегии. Один из сыновей Рёгнвальда, Эйнар Рёгнвальдссон стал основателем линии ярлов Оркнейских островов, доминировавших на крайнем севере Британских островов до XII века. Другой сын, Хрольф (или Рольф) «Пешеход», возглавил крупный отряд датско-норвежских викингов, которые с 886 г. начали планомерно разорять французские земли в низовьях Сены, иногда продвигаяся вглубь страны и доходя до Парижа.
           Конунг Рольф Пешеход получил это свое прозвище потому, что этот великан был вынужден в походах и в бою всегда передвигаться пешком, т. к. его не выдерживала не одна лошадь!
            Было у него и еще одно далеко нелестное прозвище - Рольф Дьявол, которым его наградили боящиеся ярости и доблести его норманнов французы. Очень часто обьектом его нападений были церкви и монастыри. На самом деле это не было религиозное противостояние Христа и Одина с Тором, как хотели в своих хрониках представить эти набеги монахи – хронисты, просто монастыри той поры были сосредоточием богатств, вот за ними и приходили норманны.

http://s57.radikal.ru/i158/1009/95/c38bfd046e0a.jpg
Гробница Роберта I в Руанском соборе

          Рольф со своей дружиной много воевал в Англии и совершал набеги на европейское побережье в составе объединенных сил норманнов. У всех без исключения норманнов было очень сильно развито индивидуалистическое начало. Как истинный норманн Рольф не хотел никому подчиняться, а хотел воевать по собственной воле, чтобы не потеряться среди других норманнских отрядов, сделавших уже большие успехи в Англии. И вот он решил напасть на Францию и основать там свое собственное государство.
          Воюя, он по Луаре продвигался на северо-восток, пока у стен Шартра не потерпел поражение в сражении с войсками Карла III Простоватого. Но норманны и после этого поражения были очень сильны и тогда противоборствующие стороны сели за стол переговоров.
         Согласно поэме Роберта Васэ, для переговоров с Роллоном был направлен архиепископ Франко.
         «Роллон, - сказал Франко, архиепископ Руанский, - Богу угодно возвеличить твою славу и твое баронское достоинство. В заботах и в злобе проводил ты свои дни, жил слезами и грабежом, многих людей разорил и привел в рабство, бедностью довел многих женщин до разврата, отнимал замки и законное наследство. Подобно дикому зверю ты не заботишься о своей душе и пойдешь в ад, где в печальном сообществе будешь предан вечным мукам, не имеющим никогда облегчения; у тебя нет никакого ручательства за продолжительность жизни; перемени свое поведение, дай другой исход своему мужеству, вступи в христианство и оказывай почтение королю. Учись жить в мире и укрощай свою ярость, не разрушай его королевства, чем ты ему причиняешь великую обиду. Он имеет прекрасную дочь (Гизелу), знатного происхождения; хочет отдать её тебе в замужество, и ты получишь в приданное всю приморскую страну от р. Эра до моря. Таким образом ты будешь жить своими ежегодными доходами, без грабежа; будешь иметь много хороших и крепких замков и прекрасных жилищ; и твоему потомству будет также лучше. Согласись на трехмесячное перемирие, не причиняя вреда; не ходи в это время грабить ни на кораблях, ни на лодках; тебе дадут хороших заложников для обеспечения договора. Неужели ты почтешь стыдом жениться на дочери короля?»

http://s54.radikal.ru/i145/1009/12/5de8d014e5e4.jpg
Роберт Васэ дарит рукопись своего "Романа о Роллоне" Генриху II

       Роллон выслушал эту речь (со слов поэта) с удовольствием. По совету своих вассалов он согласился на перемирие; ему прочли договор, и обе стороны подтвердили его. В назначенном месте Роллон собрал своих людей, а король пригласил в Сен Клер всех баронов. Собрание шло хорошо, и дело кончилось.
     

Роллон стал вассалом короля и положил в его руки свои. Когда он должен был поцеловать ногу короля, то, не желая наклониться, опустил только руку, поднял ногу короля к своим губам и опрокинул Карла: все засмеялись над этим, а Карл встал. Перед всеми он отдал свою дочь в Нормандию; хотел ещё дать Фландрию, но Роллон отказался. 
      Иногда версию с ронянием короля излагают в таком виде:
      "Давая вассальную присягу королю Карлу Простоватому, он должен был поцеловать ногу короля в знак своей покорности. Он сам не стал, как это великий конунг будет целовать кому-то ногу??? Но обряд есть обряд и тогда он поручил это одному из своих дружинников. Тот, смеясь, подошел к королю, но не стал наклоняться, чтобы поцеловать ногу, а схватил ногу короля и поднял эту ногу на уровень своей груди и поцеловал ее. Король естественно рухнул на землю под хохот норманнов, но был вынужден снести это оскорбление. Те еще подданные, эти норманны…"

В общем, при любом раскладе короля уронили, и по договору 912 года, согласно которому король Франции уступил часть своих земель на побережье норманнам, Роллон был вынужден креститься, затем он женился на дочери короля и стал его вассалом по землям, которые с того времени стали называться "страной норманнов" или Нормандией, а сам Роллон превратился в первого нормандского герцога Роберта I.
        Христианская вера и вассальные отношения в первое время очень мало сдерживали норманнов, а ведь именно на это рассчитывал французский король. Накануне крещения Рольф с своими норманнами принес жертву языческим богам в виде прощания с ними, а потом уже позже, на своем смертном одре он велел умертвить 100 пленных христиан во славу Одина и одновременно подарил церквям своего герцогства 100 фунтов золота, желая таким образом одновременно угодить и Одину, и Христу. Правда, в поэмах XII в.  Ролона уже изображают добрым христианином, осыпающим почестями и подарками вроде замков и земель тех, кто решил-таки сам креститься.
       Однако кроме военных подвигов Рольф много сделал для экономического процветания захваченной провинции. Например, он принял закон, что всякий вор а вместе с ним и укрыватель краденного подвергался смертной казни. Он приказал оставлять на пашнях плуги и не запирать, а оставлять на полях лошадей и волов, при этом все ворованное восполнялось сполна из его казны, что-то типа современной страховки. Однажды крестьянка с ведома мужа украла свой собственный плуг, чтобы получить за него деньги. Когда обман открылся, то их обоих безжалостно повесили.
       

По словам норманнских летописей, Рольф быстро справился таким образом с воровством в своих владениях и Нормандия стала при его правлении одним из самых безопасных для жизни областей Европы. В качестве примера нравов в Нормандии той поры можно привести широко известный факт, когда герцог приказал повесить на дубе на лесной дороге около Руана массивный золотой браслет, так он в целости и сохранности провисел там 3 года и никто его не украл!

Умер Роллон около 932 г. в Руане. Гробница Роллона - в Руанском соборе.

http://s48.radikal.ru/i121/1009/82/a17cd37541e5.jpg
Руанский собор

       Рассказы о жизни Роллона с давних пор были изукрашены различными сагами и послужили темой знаменитого романа (поэмы) Роберта Васэ (или Васа).
      При следующих деятельных потомках Рольфа мощь и благосостояние Нормандии постоянно росло, это было самое сильное, самое густонаселенное и лучше всех управляемое французское герцогство. Нормандских герцогов боялись больше всех, даже сам король уступал им в могуществе.

Источники:
Роберт Васэ. Карл Простой и Роллон, герцог Нормандии. 912 г. / История Средних веков: От Карла Великого до Крестовых походов (768-1096 г.г.), м.-СПб. 2001, стр. 426-429
http://ru.wikipedia.org/wiki/Ролло
http://manro.bestcoinshop.ru/index.php?productID=433

Отредактировано Vihuhol (2010-09-06 18:11:13)

+5

15

Бертольд Шварц
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/3b/Berthold-Schwarz.jpg/220px-Berthold-Schwarz.jpg
Гравюра конца XVI века

Бертольд Шварц, или Бертольд Чёрный (нем. Berthold Schwarz, лат. Bertholdus Niger, настоящее имя Константин Анклитцен) — немецкий францисканский монах, живший в XIV веке и считающийся изобретателем пороха.

Бертольд родился в конце XIII или начале XIV века во Фрейбурге-в-Брейсгау (по другим — в Дортмунде). Много занимался химией; предание говорит, что, посаженный в тюрьму по обвинению в колдовстве, он продолжал там свои занятия и случайно изобрел порох. Его настоящее имя было Константин Анклитцен (Konstantin Anklitzen); Бертольдом он назывался в монашестве, а прозвище Шварца получил за свои занятия химией. Некоторые думают, что он был монахом в Майнце, другие — в Нюрнберге; изобретение пороха сделано им, по одним данным, в Кёльне, по другим — в Госларе. Время изобретения — около 1330 (скорее всего не раньше 1313 г. и не позже 1359 г.). Не подлежит сомнению, что смесь вроде пороха известна была и до Шварца. Во Фрейбурге-в-Брейсгау ему воздвигнут памятник.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Бертольд_Шварц

По средневековым легендам, Бертольд Шварц не погиб, а дальнейшее изучение им свойств пороха привело его к изобретению медных орудий большого калибра. Они внешним видом напоминали ступку и потому назывались по ее имени мортирами («mortarium»).

Распространяя свое изобретение в Италии, Шварц изготовил для венецианцев несколько мортир, которые использовались против генуэзцев. В «благодарность» венецианцы посадили его в тюрьму, дабы он не раскрыл секрет своего изобретения еще кому-нибудь, откуда ему чудом удалось убежать в Германию. Там в 1388 году по повелению императора Венцеслава (Вацлава IV), руководствовавшегося теми же соображениями, что и венецианцы, его взорвали на пороховой бочке.

Из французских документов середины XIV века известно, что 17 мая 1354 года французский король Иоанн II Добрый, узнав об изобретении мортиры Шварцем в Германии, запретил продажу меди иностранцам и вывоз ее из королевства.

В «Хронике города Гента» имеется запись, сообщающая об использовании в 1313 году «пушек», изобретенных в Германии неким монахом Бертольдом Шварцем.

В середине XIX века в одном из флорентийских музеев экспонировалась картина работы итальянского художника первой половины XVIII века Джузеппе Креспи. На ней был изображен монах с несколькими помощниками, занятыми изготовлением пороха. На одной из ступок была выведена надпись: «Бертольд Шварц, Дания, 1354».

Теодор Янсон д'Алмело-вен в своем сочинении указывает на изобретение пороха Бертольдом Шварцем в Дании.

А в книге Маллеолуса, вышедшей в 1450 году, утверждается, что Шварц, являясь современником Роджера Бэкона (английский философ и естествоиспытатель) и Альберта Великого (немецкий философ и богослов), изобрел порох в 1250 году.

В итоге получается, что Шварц прожил около 150 лет и изобрел за это время порох, а затем мортиру.

Совершенно нереальна столь продолжительная трудовая деятельность Бертольда Шварца. Поэтому до сих пор высказываются различные предположения о его жизни, изобретениях и смерти.
http://voenn.claw.ru/shared/kinder/information/241.html

+4