SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Richard I Coeur de Lion (1189-99 AD)

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

Tigra
Он был младшим сыночком в семье, избалованным отцовским любимцем... Таким же испорченным, как все дети в этой семье. Даже странно - у такого отличного короля, каким был Генрих П, такое дурацкое потомство! Ну, предал он отца, участвуя в заговоре против него, Генрих не выдержал и скончался. И неудивительно - он перед этим только и делал, что раскрывал разговоры против себя своих сыновей, а тут самый любимый предал! Ричард уж не помню сколько раз, пойманный в очередной раз с поличным, стоял на коленях перед папашей, просил прощения и говорил, что так больше не будет - а как только отец его прощал, принимался за старое. Джонни был таким же вероломным, как и Ричард, на его совести тоже много чего было - но он все же был АНГЛИЙСКИМ КОРОЛЕМ. Плохим, хорошим - второй вопрос. Ричард королем не был вообще! Только в фильмах. Он в Англии за все время «царствования» и полгода не прожил, и по-английски был ни бум-бум. Джон В Англии жил почти все время, может, потому его выставляют таким бякой. Болтался бы подальше от глаз, как его братец - окутался бы романтическим флером! Хотя в Ричарде было романтизму не больше, чем в бешеном тупом быке. А Джонни был послабей нравом, чем Ричард, потому и подписал «Хартию вольностей», под давлением баронов, если б на его месте был Ричард - херн бы англичане эти вольности получили, а баронов обнаглевших Львиный Потрох развесил бы, небось, на всех поодходящих для такого дела деревьях!
ПО мне, так он был - хуже некуда, и как человечишка и как так называемый король... Потому что не правил вообще. Англию разграбил, еврейские погромы поустраивал... во всяком случае, даже не пытался прекратить - и слинял убивать в чужих краях!
А как он помер - так через жадность свою и помер! В его французских владениях один крестьянин откопал на своем участке горшок с золотом. Дворянин, хозяин крестьянина, которому по закону принадлежала добыча, опять-таки по закону послал причитающуюся Ричарду законную часть - то ли десятую, то ли четверть, уж не помню. Ха! Какой может быть закон при Ричарде! Он потребовал ВСЕ! Дворянин ему: «Извиняйте, государь, кукиш вам с маслицем!» Не из пугливых попался. Ричард осадил его засмок. Еще не стыдно было! Король Ричард - Львиное - Сердце! - осаждает замок своего вассала со словами : «Кошелек или жизнь!» И во время осады один из лучников на стенах замка королька и подстрелил. Ричард помирал медленно, от заражения крови, и замок успели взять, этого парня, лучника, привели пред государевы очи.
«Пошто ты в меня стрелял?» - спросил Ричард. На что парень ответил, что король убил и его отца, и братьев, и что как бы его теперь не казнили, он будет счастлив, что отмостил. Король, видать, уже прикидывая, как будет на том свете оправдываться, в кои-то веки решил проявить великодушие и велел парня отпустить. Но вскоре скончался и с лучника живого содрали кожу.
Ричард оставил наследником своего племянника Артура, сына своего старшего брата, потому что сам детей не имел, но Джон приказал убить мальчугана.

0

2

ТАк, компромат на Ричарда, писано как тигра лапой для собственного пользования, извиняйте:
«Саладинова десятина» была наложена даже на церковь. Во Франции взималась тоже.
Ричард издерживал на войско за день столько, сколько другие короли издерживали за месяц. Отправился в поход в 1190 г. Оба короля (англ. и фр) зазимовали в Сицилии. В Мессине Ричард пировал и веселился, его люди чинили насилия и призвол. В городе вспыхнуло восстание, которое с трудом потушил Филипп, явившись посредником между норманами и Ричардом. Ричард притязал на норманнскую корону. Но наследница короны Констанция вышла замуж за сына Барбароссы, будущего императора Генриха У1, т.о. германские императоры узаконили свои притязания на эту корону. А Ричард обосновывал свои притязания тем, что за умершим Вильгельмом П (племянником Констанции) была замужем его сестра (Ричарда) Иоанна. Узурпатор королны Накред держал Иоанну в почетном плену, Ричард заставил ее выдать и заставил Танкреда дать ему выкуп за то, чтобы Ричард оставил ему в фактическое владение норманнскую корону. = вражда между Ричардом и германцами.
Филиппу наконец надоели все эти раздоры, и он переправился в Сирию, где приступил к осаде Акры.
А флот Ричарда, отплывшего позже из Сицилии, был захвачен бурей, и корабль с новой невестой Ричарда Беренгарией Наваррской, был выброшен на Кипр. Исаак Комнин объвил ее своей пленнцей. Ричард овладел осторовом, заковал Комнина в серебрянные цепи и начал праздновать. Примчался Гвидо Лузиньян, виляя хвостом, и Ричард подарил ему Кипр. Филипп предъявил права на часть Кипра по договору, заключенному с Ричардом перед походом: все захваченные земли делть поровну. Ричард сказал, что это касалось только мусульманских земель.
Наконец Ричард оставил Кипр, прибыл к Акре и два года тратил время на эту маленькую крепость. Хотел наградить ею того же Гвидо. больше она никому не была нужна. Часть немецкого войска после смерти Барбароссы присоединилась к христианам под Акрой. Единственный ум - Барбаросса. Отряды христаин приходили под Акру по одному - и гибли, давая место следующим. Осаждали с моря - суша занята Саладином. Голод и моровая язва среди христиан. Они все время цапаются друг с другом.
Барбаросса, будучи еще не императором, а герцогом Швабским, побывал в неудачном втором походе. Много лет провел в войнах с папами и североитальянскими городами. Погиб, искупавшись в реке Салеф. Вошел в нее, не снимая лат и упал. Его вынесли уже мертвым.
Паника среди его крестоносцев. Некоторые кончали с собой, другие вместе со своими людьми, отрекшись от христианства, переходили в язычество.
Ричард был куда богаче Филиппа и обращался с ним свысока. Отказался жениться на сестре Филиппа Алисе, хотя был с ней помолвлен. Хотя Филипп считался его сюзереном. Ричард заявил, что его отец Генрих спал с Алисой и имел от нее сына.
Ричард предложил свою сестру в жены брату Саладина, но потребовал, чтобы тот перешел в христианство - ничего не вышло.
Акра сдалась 12 июля 1191 г. При входе в Акру Ричард швырнул в грязь знамя молодого герцога австрийского Леопольда, потому что оно было водружено раньше его собственного знамени. Неудивительно, что Леопольд взял его в плен.
Большую часть граждан Акры составляли христиане, пользовавшиеся при мусульманах привилегиями. После взятия англ. и фр. короли начали их притеснять.
Филипп оставил Акру в августе 1191 г и отправлся домой.
Во время осады Акры немецкие купцы устроили братство для помощи больным и бедпым немцам. Впоследствии это учреждение приняло военный характер и стало Тевтонским орденом.
Филипп начал вредить Ричарду, посягая на его владения, хотя по договору мог нападать на его владения только через 40 дней после возвращения Ричарда из похода.
По вязтии Акры Ричард удержал 2000 знатных мусульман как заложников. Но Саладин не платил дорожных издержек и не освобождал пленников и не отдавал Иерусалим. Тогда Ричард велел заколоть 2 тысячи заложников.
Саладин ответил тем же.
Вместо того, чтобы пойти на Иерусалим, Ричард совершал только грабтельские вылазки, а потом пошел на Аскалон - подстрекал Гвидо и итальянские купцы с торговыми целями. Саладин велел срыть стены Аскалона и сам город превратить в груду камней.
Всю осень 1191 и весну 1192 г. Ричард валял дурака, вместо того, чтобы идти на Иерусалим. Войско роптало.
Наконец Конрад Монферратский (сын Вильгельма Ш), прославился защитой Тира от Саладина в 1187 г. Провозгласил себяч королем Иерусалимским (женился на Изабалле Иерусалимской, дочерью Амальрика 1), но понял, что Иерусалима ему не видать из-за дурака Ричарда и перешел на сторону Саладдина. Выговорил Тир и Акру, обещая соединиться с Саладином и уничтожить Рчиарда.
Ричард - идиот! - вступил в переговоры с Саладином, предлагая свою сестру Иоанну за брата Саладина Малек-Аделя.
1 сентярбря 1192 г. - договор с Саладином. Христианам осталась только полоска земли от Яффы до Тира. Саладин даровал христианам мир на 3 года. Через 3 года христиане должны были войти в новые соглашения с Саладином, еще хуже прежних.
Современники подзревали Ричарда в измене и предательстве.
В октябре 1192 г. Ричард оставил Сирию.
Попал в плен, получил свободу после угроз папы Целестина Ш (1191-1198). (То бишь, папа грозил всех от церкви отлучить, если беднчжку Ричи не отпустят

0

3

ГЕНРИХ, отец Ричарда Львиного Потроха и Джона Бесприданника
Диккенс, «История Англии для юношества»
Диккенс, «История Англии для юношества»

У него (Генриха) было четверо сыновей: Генрих, которому тогда минуло восемнадцать, - тот самый Генрих, чье тайное венчание на царство так уязвило Томаса Бекета; шестнадцатилетний Ричард; пятнадцатилетний Готфрид; и маленький Иоанн, отцовский любимец, прозванный при дворе Безземельным, потому что для него не было наследственного участка, пока не появилась возможность отдать ему Ирландию. Все эти худо воспитанные мальчики повели себя как худые сыновья и худые братья. Принц Генрих, подстрекаемый французским королем и своей злодейкой матерью, королевой Элеонорой, первым пошел против родителя.
Сначала принц потребовал, чтобы его молодая жена Маргарита, дочь французскою короля, была, как и он, коронована. Ее августейший свекор дал на то свое согласие, и коронация состоялась. Едва закончилась церемония, как принц потребовал, чтобы отец еще при жизни уступил ему часть своих владений. Король ею и слушать не захотел.
Затаив в своем недобром сердце смертельную обиду, принц Генрих бежал ночью из отчего дома ко двору французского короля. Через день-два к нему присоединились его братья Ричард и Готфрид. Их мать попыталась последовать за ними, переодевшись в мужское платье, но была схвачена стражниками короля и заключена в тюрьму, где по заслугам просидела шестнадцать лет. Однако всякий день кто-нибудь из захапущих английских дворян, недовольных тем, что король защищает свой народ от их алчности и притеснений, переходил па сторону принцев. Всякий день король узнавал какую-нибудь неприятную новость: вот принцы собирают против него войско; вот принц Генрих появляется в короне перед собственными послами при французском дворе и нарекается младшим королем Англии; вот все принцы дают клятву не примиряться с ним, родным отцом, без позволения и одобрения французских вельмож. Но эти жестокие удары не вышибли короля Генриха из седла. Он призвал всех венценосных отцов, имеющих сыновей, прийти ему на помощь, ибо его печаль была и их печалью. Не пожалев личных сокровищ, он нанял двадцать тысяч воинов и бросил их на подлого французского короля, возмущавшего против него его собственную кровь. Натиск был столь мощным, что очень скоро Людовик предложил сойтись для переговоров о мире.
Встреча состоялась пол старым раскидистым вязом среди зеленой равнины Франции. Окончилась она ничем. Война возобновилась. Принц Ричард начал свое военное поприще, поведя войско против отца, но был обращен в бегство, и многие тысячи его ратников горько пожалели бы о том, что ввязались в эту преступную авантюру, если бы король не получил известия о вторжении в Англию шотландцев и не отплыл домой, невзирая на страшный шторм. Взаправду ли Генрих терзался мыслью, что все эти беды ниспосланы ему в наказание за умерщвление Бекета, или просто хотел поднять себя в глазах папы, который Причислил Бекета к лику святых, а заодно и в глазах своих подданных, веривших, что даже истлевшие кости Бекета могут творить чудеса, - бог ею знает. Очевидно одно: высадившись на английском побережье, король поскакал прямо в Кентербери. Когда же вдали замаячил собор, он спрыгнул с лошади, разулся и босой, с окровавленными ногами, доковылял до могилы Бекета. Там, в присутствии многочисленной толпы, он распростерся на земле, оглашая воздух стенаниями. Потом вошел в здание капитула и, обнажив плечи и спину, подставил их для бичевания восьмидесяти священникам, которые, подходя один за одним, хлестали его узловатыми веревками (смею думать, не слишком больно). Случилось так, что в тот самый день, когда король разыгрывал перед народом этот чудной спектакль, шотландцы были наголову разбиты. Обрадованное духовенство не преминуло приписать победу примерному покаянию государя. Удивительная штука: как только Бекет отбыл в мир иной, поповская братия воспылала к нему необычайной любовью - хотя искренне его ненавидела, пока он был жив.
Пользуясь тем, что вышеописанные неотложные дела задержали короля дома, граф Фландрский, стоявший во главе гнусного заговора принцев-ослушников и их иноземных друзей, осадил Руан, столицу Нормандии. Однако король, невероятно стремительный во всех своих действиях, оказался у стен Руана раньше, чем кто-либо счел возможным его отъезд из Англии. Тут он так разделал названного графа Фландрского, что заговорщики запросили мира. Негодные сыновья его Генрих и Готфрид покорились родительской власти. Ричард сопротивлялся еще шесть недель, но, теснимый из крепости в крепость, тоже склонил голову перед отцом, и тот его простил.
Простить этих недостойных принцев значило дать им передышку для подготовки нового предательства. Они были лживы, вероломны и бесчестны, как распоследние жулики. Через год принц Генрих опять взбунтовался, и опять был прощен. Еще через восемь лет принц Ричард выступил против старшего брата, а принц Готфрид бесстыдно заявил, что братья никогда не придут к согласию, если не объединятся против родителя. Спустя год после их примирения, которому поспоспсшествовал король, принц Генрих вновь возмутился против отца, и вновь склонился перед ним, присягая в верности, и вновь был прощен, и вновь восстал вместе с Готфридом.
Но этому вероломному принцу пришел скорый конец. Он тяжко занемог в одном из городов Франции и, терзаемый угрызениями совести, послал юнцов к юсударю-батюшке, умоляя его приехать повидать сына па смертном одре и в последний раз даровать ему прощение. Великодушный Генрих, никогда не державший зла на чад своих, собрался было в дорогу, но его приближенные, зная коварство принца, заподозрили подвох и внушили королю, что, доверяясь такому предателю, хоть и родному сыну, он рискует жизнью. Поэтому король остался дома, а в знак прощения послал умирающему перстень с собственной руки. Принц осыпал перстень поцелуями и облил слезами, сокрушаясь о том, каким дурным, злым и недостойным он был сыном. Засим он обратился к стоявшим вокруг священникам со следующими словами: «О, обвяжите меня вервием, стащите с постели и бросьте на ложе из пепла, чтобы я мог умереть в покаянии с молитвой на устах!» И так принц Генрих умер двадцати семи лет от роду.
Три года спустя на каком-то турнире принц Готфрид не удержался в седле, и мчавшийся во весь опор конь размозжил ему копытом череп. Так что осталось только два принца — принц Ричард и принц Иоанн, который к тому времени вырос и торжественно присягнул на верность отцу. Вскоре Ричард опять восстал, поощряемый другом своим, французским королем Филиппом Вторым (сыном покойного Людовика), но туг же повинился и поклялся на Евангелии в вечной покорности, после чего опять был прощен, а примерно через год снова воссгал. В присутствии отца он преклонил колено перед королем французским как перед своим сюзереном и объявил, что с его помощью отвоюет себе все отцовские владения во Франции.
И этот самый Ричард смел называть себя воином Христа Спасителя! И этот самый Ричард носил плащ крестоносца, точно такой, в какие облачились короли французский и английский, когда под старым раскидистым вязом среди французской равнины они дали клятву (как и Ричард) предпринять новый крестовый поход во имя и во славу Истины!
Сокрушенный сердцем, смертельно уставший от криводушия своих сыновей и от самой жизни, несчастный король, так долго стоявший как скала, начал сдавать позицию за позицией. Но папа, к его чести, поддержал Генриха и вынудил французского короля и Ричарда, хотя удача была на их стороне, вступить в мирные переговоры. В обмен на мир Ричард потребовал увенчать его английской короной и отдать ему в жены (о чем в действительности он вовсе не мечтал) сестру Филиппа Французского, его нареченную, которую король Генрих удерживал в Англии. Генрих же настаивал на том, чтобы сестра Филиппа вышла замуж за его любимца Иоанна, единственного (говорил он) послушного ему сына. Однако сломленный, измученный, убитый горем, видя, как один за одним покидают его вельможи, король Генрих в конце концов принял все условия.
Но напоследок судьба приберегла для него еще один тяжкий удар. Когда он уже не поднимался с постели, ему принесли для подписи мирный договор, а вместе с ним и список тех, кто взбунтовался против соглашения и кою он должен был простить. Первым в том списке стояло имя Иоанна, его любимого сына, которому он безгранично доверял.
- О, Иоанн, дитя моего сердца! - возопил король в неописуемой душевной муке. - О, Иоанн, любимейшее мое чадо! О, Иоанн, ради кого я противостоял стольким напастям! Неужели и ты меня предал?! — Потом он с горестным стоном откинулся на подушки и произнес: — Теперь будь что будет. Мне все безразлично!
Спустя какое-то время Генрих велел перевезти себя во французский город Шинон, который в течение многих лет казался ему красивейшим местом на свете. Теперь же ничто не радовало его глаз. Он сказал чистую правду: все земное стало ему безразлично. В диком исступлении Генрих проклял час, когда родился, проклял сыновей, которых породил, и отдал Богу душу.
Как за сто лет до того придворные лизоблюды бросили Завоевателя в час его кончины, так же они покинули и его потомка. Королевские покои были ограблены, и самый труп обчищен. С трудом удалось собрать средства на то, чтобы отвезти тело в аббатство Фонтевро для погребения.
Впоследствии, льстя Ричарду, стали говорить, что у него львиное сердце. По-моему, куда лучше иметь сердце человеческое. Ричардову сердцу, львиному или человеческому, следовало бы облиться кровью, когда он вошел в святое аббатство и взглянул на непокрытое лицо своего отца. Ричардово сердце, львиное или человеческое, было злокозненным и вероломным по отношению к почившему государю и более чуждым нежности, чем сердце любого дикого зверя в лесу.
С царствованием Генриха связана одна дивная история. Это история Розамунды Прекрасной. Рассказывают, что король пленился юной Розамундой, прелестнее которой не было в целом мире. Он построил для нее в Вудстокском парке чудесный чертог и окружил этот чертог лабиринтом, так что добраться до него можно было только с помощью клубочка шелка. Но злая королева Элеонора, возревновав к Розамунде Прекрасной, выведала секрет клубочка. И вот однажды она предстала перед красавицей с кинжалом и с чашей яда и приказала ей выбирать между двумя смертями. Заливаясь горючими слезами, бедняжка молила жестокую королеву о жалости, но тщетно. Поняв, что делать нечего, Розамунда Прекрасная выпила яд и упала мертвая посреди чудесного чертога, вкруг которого весело заливались не ведающие горя птички.
Прекрасная Розамунда действительно жила на свете и действительно (я в этом уверен) была прелестнейшей в мире девицей. Король, конечно же, души в ней не чаял, и злая королева Элеонора, конечно же, ревновала. Но, к сожалению, — я говорю «к сожалению», потому что мне очень нравится эта история, — не существовало ни чертога, ни лабиринта, ни шелкового клубочка, ни кинжала, ни яда. К сожалению, прекрасная Розамунда удалилась в монастырь близ Оксфорда и там тихо окончила свой век. Монахини повесили над могилой сестры шелковый полог и постоянно приносили к ней свежие цветы в намять о юности и красоте, пленившей короля, когда он тоже был молод и вся жизнь лежала перед ним в радужном сиянии.
Теперь же эта жизнь померкла и угасла, увяла и превратилась в пыль. Генрих Плантагенет упокоился в церкви аббатства Фонтевро на пятьдесят седьмом (вовеки не исполнившемся) году от рождения, достойно процарствовав почти тридцать пять лет.

ГЛАВА XIII
АНГЛИЯ ВО ВРЕМЕНА РИЧАРДА ПЕРВОГО ПО ПРОЗВАНЬЮ ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ
В 1189 году от Рождества Христова Ричард Львиное Сердце унаследовал престол Генриха Второго, чье отцовское сердце он так безжалостно терзал и в конце концов растерзал. Как нам известно, Ричард с самого отрочества был бунтарем, однако сделавшись монархом, против которого могут бунтоваться другие, он вдруг понял, что бунтарство — это страшный грех, и в приступе благочестивого негодования покарал всех своих главных союзников в борьбе против отца. Никакой другой поступок Ричарда не мог бы лучше разоблачить его истинную натуру и вернее предостеречь льстецов и прихлебателей, доверяющих принцам с львиными сердцами.
Еще он заковал в цепи казначея своего покойного предшественника и держал его в темнице до тех пор, пока тот не открыл ему королевскую сокровищницу и собственный кошелек в придачу. Так что Ричард, львиное у него было сердце или не львиное, безусловно отхватил себе львиную долю богатств злосчастного казначея.
Ричард венчался королем Англии в Вестминстере, с невероятной пышностью. В собор он шествовал под шелковым балдахином, накинутым на острия четырех пик, каждую из которых нес именитый лорд. В день коронации произошел чудовищный еврейский погром, похоже, доставивший огромную радость массе дикарей, именовавших себя христианами. Король издал указ, запрещавший евреям (которых многие ненавидели, хотя они были самыми дельными торговцами в Англии) присутствовать на церемонии. Но среди евреев, понаехавших в Лондон со всех концов страны для того, чтобы поднести новому государю богатые подарки, нашлись-таки смельчаки, решившиеся тащить свои дары в Вестминстерский дворец, где от них, естественно, не отказывались. Как предполагают, один из зевак, якобы уязвленный в своих христианских чувствах, принялся громко этим возмущаться и ударил еврея, который пытался проскользнуть с подношением в ворота дворца. Завязалась драка. Евреев, уже проникших внутрь, стали выталкивать вон, и тут какойто негодяй закричал, что новый король приказал истребить племя неверных. Толпа хлынула в узкие городские улочки и принялась убивать всех попадавшихся ей на пути евреев. Не находя их больше на улицах (так как они попрятались по домам и заперлись там), озверелый сброд кинулся фомить еврейские жилища: вышибать двери, 1рабить, колоть и резать хозяев, а иногда даже выбрасывать стариков и младенцев из окон в разведенные внизу костры. Это страшное зверство продолжалось двадцать четыре часа, а наказаны были только три человека. И то они поплатились жизнями не за избиение и ограбление евреев, а за сожжение домов некоторых христиан.
Король Ричард - силач, непоседа, здоровяк, с единственной, весьма беспокойной, мыслью в голове: как бы снести побольше чужих голов — был одержим желанием отправиться в Святую землю во главе огромной армии крестоносцев. Но поскольку огромную армию не заманишь даже в Святую землю без огромной мзды, он начал торговать коронными землями и, еще того хуже, высшими государственными должностями, беспечно вверяя своих английских подданных не тем, кто был способен ими править, а тем, кто мог подороже заплатить за эту привилегию. Вот таким манером, да продавая по высокой цене помилования, да держа в черном теле народ, Ричард набрал уйму денег. Тогда он препоручил королевство двум епископам, а брата Иоанна наделил большими полномочиями и владениями, надеясь тем купить его дружбу. Иоанн предпочел бы называться регентом Англии, но он был человеком хитрым и приветствовал затею брата, наверно думая про себя: «Пускай его воюет! На войне к смерти ближе! А когда его убьют, королем буду я!»
Прежде чем новобранная армия отбыла из Англии, рекруты вместе с прочими отбросами общества отличились неслыханными издевательствами над несчастными евреями, которых во многих крупных городах они убивали сотнями самым варварским образом.
В одной крепости в Йорке во время отсутствия коменданта укрылось большое число евреев. Несчастные бежали туда после того, как на их глазах поубивали множество еврейских женщин и детей. Комендант явился и приказал его впустить.
— Господин комендант, мы не можем исполнить твое требование! - отвечали евреи с крепостных стен. - Если мы приоткроем ворота хотя бы на дюйм, ревущая за твоей спиной толпа вломится сюда и растерзает нас!
Услышав это, комендант воспылал неправедным гневом и сказал окружавшим его подонкам, что позволяет им перебить наглых жидов. Туг же вперед выступил один злобный монах-фанатик в белой сутане и повел чернь на приступ. Крепость держалась трос суток.
На четвертые сутки глава евреев Иоцен (который был раввином, или, по-нашему, священником) обратился к своим соплеменникам с такими словами:
— Братья мои! Нам нет спасенья! Христиане вот-вот проломят ворота и стены и ворвутся сюда. Раз уж нас, наших жен и наших детей ждет неминучая смерть, так лучше погибнуть от собственных рук, чем от рук христиан. Давайте истребим огнем те ценности, что принесли с собой, затем спалим крепость, а потом сгинем и сами!
Некоторые не могли на это решиться, но большинство согласилось. Евреи побросали все свои богатства в пылающий костер, а когда он дотлел, подожгли крепость. В то время как кругом гудело и трещало пламя, взвиваясь до небес, объятых кроваво-красным заревом, Иоцен перерезал горло своей нежно любимой жене и закололся сам. Все остальные, у кого были жены и дети, последовали его жуткому примеру. Когда громилы ворвались в крепость, они нашли там (кроме нескольких забившихся в углы слабодушных бедняг, туг же и умерщвленных) лишь груды золы и обгорелые остовы, в которых невозможно было узнать образа человеческого, созданного благодетельною рукою Творца.
Положив столь дурное начало святому крестовому походу, Ричард и его наемники пустились в пугь, не имея на уме ничего хорошего. Поход этот король Англии предпринял совместно со своим старинным другом Филиппом Французским. Первым делом монархи устроили смотр войскам, число которых доходило до ста тысяч человек. Потом они порознь отплыли в Мессину, что на острове Сицилия, где было назначено сборное место.

Ричардова невестка, вдова Готфрида, вышла замуж за сицилийского короля, но он скоро умер, и его дядя Танкред узурпировал трон, бросил вдовствующую королеву в тюрьму и прибрал к рукам ее владения. Ричард гневно потребовал освободить невестку, возвратить ей отнятые земли и оделить ее (как было заведено в сицилийском королевском доме) золотым креслом, золотым столом, двадцатью четырьмя серебряными чашами и двадцатью четырьмя серебряными блюдами. Танкред не мог тягаться с Ричардом силой, а потому согласился на все. Французского короля заела зависть, и он стал жаловаться, что король английский хочет единолично хозяйничать как в Мессине, так н в целом мире. Однако Ричарда эти жалобы нимало не трогали. За двадцать тысяч золотых он помолвил своего миленькою маленького племянника Артура, тогда двухлетнего карапуза, с дочерью Танкреда. О миленьком маленьком Артуре речь еще впереди.
Уладив сицилийские дела без смертоубийства (что должно было его сильно разочаровать), король Ричард забрал невестку, а также прекрасную даму по имени Бепенгария, в которую он влюбился во Франции и которую его мать, королева Элеонора (томившаяся, как вы помните в тюрьме, но освобожденная Ричардом по его восшествии на престол), привезла в Сицилию, чтобы отдать ему в жены, и отплыл на Кипр.
Тут Ричард имел удовольствие подраться с королем острова из-за того, что тот позволил своим подданным ограбить кучку английских крестоносцев, потерпевших кораблекрушение у кипрских берегов. Без труда победив этого жалкого государишку, он взял его единственную дочь в прислужницы к госпоже Беренгарии, а самого короля заковал в серебряные цепи. Затем он опять пустился в путь вместе с матерью, невесткой, молодой женой и пленной принцессой и вскорости приплыл к городу Акра, который французский король со своим флотом осаждал с моря. Филиппу приходилось туго, потому что полвойска его было вырезано сарацинскими саблями и выкошено чумой, а храбрый Саладин, султан турецкий, расположился в окрестных горах с несметной силой и яростно защищался.
Где бы ни сходились союзные армии крестоносцев, они ни в чем не были согласны между собой, кроме как в самом безбожном пьянстве и дебоширстве, в оскорблении окружающих людей, будь то друзья или враги, и в разорении мирных селений. Французский король норовил обойти английского короля, английский король норовил обойти французского короля, а буйные вояки двух наций норовили обойти друг друга. Вследствие этого два монарха поначалу даже не могли договориться о совместном штурме Акры. Когда же они ради такого дела пошли на Мировую, сарацины пообещали оставить город, отдать ^истианам Святой крест, освободить всех христианских ^енников и заплатить двести тысяч золотых монет. На ТО им было дано сорок дней. Однако срок истек, а сараЦины и не думали сдаваться. Тогда Ричард приказал выстроить перед своим лагерем около трех тысяч сарацинских пленников и зарубить их на виду у их единоземцев.
Филипп Французский не участвовал в этом преступлении: он уже отбыл восвояси с большей частью своего войска, не пожелав долее сносить деспотизм английского короля, забеспокоившись о своих домашних делах и, кроме того, расхворавшись от нездорового воздуха жаркой песчаной страны. Ричард продолжал войну без него ц провел на Востоке почти полтора года, полных приключений. Каждую ночь, когда его армия делала привал после долгого перехода, герольды трижды выкрикивали, напоминая воинам о той цели, ради которой они подняли оружие: «За гроб Господень!», и воины, опустившись на колени, отвечали: «Аминь!» И в пути и на стоянках они постоянно страдали от раскаленного воздуха пышущей жаром пустыни, или от сарацин, воодушевляемых и направляемых храбрым Саладином, или от того и другого разом. Болезнь и смерть, битвы и раны были их уделом. Но сам Ричард превозмогал все! Он сражался, как великан, и трудился, как чернорабочий. Еще долго-долго после того, как он упокоился в могиле, среди сарацин ходили легенды об его смертоносной секире, на чей могучий обух пошло двадцать английских фунтов английской стали. И века спустя, если сарацинский конь шарахался от куста у обочины, наездник восклицал: «Чего испугался, глупый? Думаешь, там прячется король Ричард?»
Никто не восхищался славными подвигами английского короля более, чем сам Саладин, его великодушный и доблестный противник. Когда Ричард слег с горячкой. Саладин послал ему свежих фруктов из Дамаска и девственного снега с горных вершин. Они часто обменивались любезными посланиями и комплиментами, после чего король Ричард садился на своего коня и ехал крушить сарацин, а Саладин салился на своего и ехал крушить христиан. При взятии Арсуфа и Яффы король Ричард навоевался от души. А в Аскалоне, не найдя себе более увлекательного занятия, чем восстановление каких-то укреплений, порушенных сарацинами, он прибил своего союзника, герцога Австрийского, за то, что этот гордец не пожелал унизиться до таскания камней.
Наконец, армия крестоносцев подошла под стены святого города Иерусалима, но, вконец раздерганная соперничеством, несогласиями и раздорами, вскоре отступила. С сарацинами было заключено перемирие сроком на три года, три месяца, три дня и три часа. Английские христиане под защитой благородного Саладина, охранявшего их от мести сарацин, сходили поклониться гробу Господню, а потом король Ричард с небольшим отрядом погрузился в Акре на корабль и отчалил домой.
Но в Адриатическом море он потерпел кораблекрушение и вынужден был пробираться через Германию под чужим именем. А надобно вам знать, что в Германии жило много людей, воевавших на Святой земле под началом того самого гордого герцога Австрийского, которого Ричард слегка прибил. Кто-то из них, без труда узнав столь примечательную личность, как Ричард Львиное Сердце, донес о своем открытии прибитому герцогу, и тот тут же захватил короля в плен на маленьком постоялом дворе близ Вены.
Сюзерен герцога, император германский, и король французский оба страшно обрадовались, узнав, что такой беспокойный монарх упрятан в надежное место. Дружба, основанная на сообщничестве в неправедных делах, всегда ненадежна, и король французский стал настолько же лютым врагом Ричарда, насколько сердечным был ему другом в его злоумышлениях против отца. Он придумал чудовищную сказку, будто на Востоке английский король пытался его отравить; он обвинил Ричарда в убийстве, на том же Востоке, человека, который в действительности был обязан ему жизнью; он заплатил императору германскому, чтобы тот держал пленника в каменном мешке. В конце концов, благодаря проискам двух коронованных особ, Ричард предстал перед германским судом. Ему было предъявлено обвинение во множестве преступлений, включая вышеназванные. Но он защищался столь пылко и красноречиво, что даже судей прошибла слеза. Они вынесли следующий приговор: пленного короля, во все оставшееся время его заключения, содержать в условиях, более приличных его сану, и освободить по уплате солидного выкупа. Требуемую сумму английский народ безропотно собрал. Когда же королева Элеонора самолично привезла выкуп в Германию, оказалось, что его там вовсе не жаждут брать. Тогда она именем своего сына воззвала к чести всех правителей Германской империи, и воззвала так убедительно, что выкуп был принят, а король отпущен на все четыре стороны. Филипп Французский тотчас написал принцу Иоанну: «Берегись! Дьявол сорвался с цепи!»
Принц Иоанн имел все основания бояться брата, которого гнусно предал во время его заточения. Вступив в тайный сговор с французским королем, он объявил английскому дворянству и народу, что брат его мертв, и предпринял неудачную попытку овладеть короной. Теперь принц находился во Франции, в городе Эврё. Подлейший из людей, он придумал подлейший способ подольститься к своему брату. Пригласив на обед французских командиров из местного гарнизона, Иоанн всех их поубивал и потом захватил крепость. В надежде смягчить этим геройским поступком Ричардово львиное сердце, он поспешил к королю и пал к его ногам. Королева Элеонора пала рядом с ним. «Ладно, я его прощаю, - сказал король. - Надеюсь, я так же легко забуду о нанесенной мне им обиде, как он, конечно же, забудет о моем великодушии».
Пока король Ричард был на Сицилии, в его собственных владениях приключилась такая беда: один из епископов, которых он оставил заместо себя, взял другого под стражу, сам же начал чваниться и куражиться, будто всамделишный король. Узнав об этом, Ричард назначил нового регента, а Лоншан (так звали зазнавшегося епископа) улизнул в женском платье во Францию, где был привечен и поддержан французским королем. Однако Ричард припомнил Филиппу все. Тотчас после грандиозной встречи, устроенной ему его восторженными подданными, и вторичной коронации в Винчестере он решил показать французскому монарху, что такое сорвавшийся с цепи дьявол, и напал на него с великим ожесточением.
В ту пору у Ричарда дома случилась новая беда: неимущие, недовольные тем, что их облагают более непосильными налогами, чем богатеев, возроптали и нашли себе горячего заступника в лице Уильяма Фиц-Осберта, прозванного Длиннобородым. Он возглавил тайное общество, в котором было пятьдесят тысяч человек. Когда его выследили и попытались схватить, он заколол человека, прикоснувшегося к нему первым, и, храбро отбиваясь, добрался до церкви, где заперся и продержался четверо суток, пока его не выгнали оттуда огнем и не пронзили на бегу пикой. Но он был еще жив. Полумертвого, его привязали к конскому хвосту, приволокли в Смитфилд и там повесили. Смерть долго была излюбленным средством утихомиривания народных защитников, но продолжая читать эту историю, я думаю, вы поймете, что и оно не слишком-то действенно.
В то время как французская война, ненадолго прерванная перемирием, продолжалась, один знатный вельможа по имени Видомар, виконт Лиможский, нашел в своих землях кубышку, полную древних монет. Будучи вассалом английского короля, он послал Ричарду половину отрытого клада, однако Ричард потребовал все целиком. Все целиком вельможа отдать отказался. Тогда король осадил Видомаров замок, угрожая взять его приступом и перевешать защитников на крепостных стенах.
В тех краях существовала странная старинная песня, пророчившая, что в Лиможе будет заточена стрела, от которой умрет король Ричард. Может быть, юный Бертран де Гурдон, один из защитников замка, часто пел или слушал ее зимними вечерами. Может, он вспомнил о ней в ту минуту, когда через прорезь бойницы увидал внизу короля, который вдвоем со своим главным военачальником ехал вдоль стены, осматривая укрепления. Бертран что было силы натянул тетиву, навел стрелу точно на цель, проговорил сквозь зубы: «С Богом, родимая!», спустил ее и поразил короля в левое плечо.
Хотя поначалу рана не казалась опасной, она таки заставила короля удалиться в свой шатер и оттуда руководить штурмом. Замок был взят, а все его защитники, как и грозил король, перевешаны. Только Бертрана де Гурдона оставили в живых до государева решенья.
Между тем неискусное леченье сделало рану Ричарда смертельной, и король понял, что умирает. Он велел привести Бертрана к себе в шатер. Юноша вошел, звеня цепями. Король Ричард посмотрел на него твердым взглядом. Бертран таким же твердым взглядом посмотрел на короля.
- Негодяй! - сказал король Ричард. - Чем я тебе навредил, что ты захотел отнять у меня жизнь?
— Чем навредил? - ответил юноша. — Своими собственными руками ты убил моего отца и двух моих братьев. Меня ты собирался повесить. Теперь можешь казнить меня самой мучительной казнью, какую только сумеешь изобрести. Я утешаюсь тем, что мои мученья тебя уже не спасут. Ты тоже должен умереть, и мир избавится от тебя благодаря мне!
Опять король посмотрел на юношу твердым взглядом, и опять юноша твердым взглядом посмотрел на короля. Может статься, в эту минуту умирающий Ричард вспомнил о своем великодушном противнике Саладине, который даже не был христианином.
— Юнец! — сказал он. - Я тебя милую. Живи! Затем король Ричард повернулся к своему главному военачальнику, который был радом с ним, когда его настигла стрела, и произнес:
- Сними с него цепи, дай ему сто шиллингов, и пусть уходит.
Тут король упал на подушки. Перед его слабеющим взором поплыл черный туман, застилая собою шатер, в котором он так часто отдыхал после ратных трудов. Час Ричарда пробил. Он преставился сорока двух лет, процарствовав десять. Его последняя воля не была исполнена. Главный военачальник повесил Бертрана де Гурдона, предварительно содрав с него кожу.
Из глубины столетий до нас дошел один напев (печальная мелодия порой переживает многие поколения сильных людей и оказывается долговечнее секир с двадцатифунтовыми обухами из английской стали), с помощью которого, говорят, было обнаружено место заточения короля. По преданию, любимый менестрель короля Ричарда, верный Блондель, пустился странствовать по чужой стране в поисках своего венценосного господина. Он ходил под мрачными стенами крепостей и тюрем, распевая одну песню, пока не услыхал из глубины подземелья вторящий ему голос. Тотчас его узнав, Блондель в восторге вскричал: «О, Ричард! О, мой король!» Кто хочет, может этому верить, ведь верят и гораздо худшим сказкам. Ричард сам был менестрелем и поэтом. Если бы он не родился принцем, то, глядишь, стал бы неплохим парнем и ушел бы на тот свет, не пролив столько крови человеческой, за которую нужно отвечать перед Богом.

+1

4

Richard I, the Lion-hearted, spent much of his youth in his mother's court at Poitiers. Richard cared much more for the continental possessions of his mother than for England - he also cared much more for his mother than for his father. Family considerations influenced much of his life: he fought along side of his brothers Prince Henry and Geoffrey in their rebellion of 1173-4; he fought for his father against his brothers when they supported an 1183 revolt in Aquitane; and he joined Philip II of France against his father in 1188, defeating Henry in 1189.

Richard spent but six months of his ten-year reign in England. He acted upon a promise to his father to join the Third Crusade and departed for the Holy Land in 1190 (accompanied by his partner-rival Philip II of France). In 1191, he conquered Cyprus en route to Jerusalem and performed admirably against Saladin, nearly taking the holy city twice. Philip II, in the meantime, returned to France and schemed with Richard's brother John. The Crusade failed in its primary objective of liberating the Holy Land from Moslem Turks, but did have a positive result - easier access to the region for Christian pilgrims through a truce with Saladin. Richard received word of John's treachery and decided to return home; he was captured by Leopold V of Austria and imprisoned by Holy Roman Emperor Henry VI. The administrative machinery of Henry II insured the continuance of royal authority, as Richard was unable to return to his realm until 1194. Upon his return, he crushed a coup attempt by John and regained lands lost to Philip II during the German captivity. Richard's war with Philip continued sporadically until the French were finally defeated near Gisors in 1198.

Richard died April 6, 1199, from a wound received in a skirmish at the castle of Chalus in the Limousin. Near his death, Richard finally reconciled his position with his late father, as evidenced by Sir Richard Baker in A Chronicle of the Kings of England: "The remorse for his undutifulness towards his father, was living in him till he died; for at his death he remembered it with bewailing, and desired to be buried as near him as might be, perhaps as thinking they should meet the sooner, that he might ask him forgiveness in another world." Richard's prowess and courage in battle earned him the nickname Coeur De Lion ("heart of the lion"), but the training of his mother's court is revealed in a verse Richard composed during his german captivity:

No one will tell me the cause of my sorrow Why they have made me a prisoner here. Wherefore with dolour I now make my moan; Friends had I many but help have I none. Shameful it is that they leave me to ransom, To languish here two winters long.
__________________________

Ричард Первый, Львиное сердце, провел молодые годы при дворе матери в Poitiers. Ричард интересовался континентальными владениями его матери чем для Англии - он также заинтересовался своей матерью чем для его отца. Семейные соображения влияли большинство его жизни: он сразился с вдоль стороны своих братьев Принц Henry и Geoffrey в их восстании 1173-4; он поборолся со своим отцом против его братьев когда они поддерживали 1183 мятежей в Aquitane; и он соединил Филип II Франции против своего отца в 1188, поражении Henry в 1189.

Ричард не провел и шести месяцев его десяти летнего правления в Англии. Он воздействовал на обещание своему отцу, чтобы присоединяться к Третьему Походу и уехать для Святой Земли в 1190 (сопровожденное его партнер-конкурирующим Филипом II Франции). В 1191, он завоевал Кипр в пути Иерусалиму и выполнялся отлично против Saladin, почти берущий святой город дважды. Филип II, между тем, возвращался в Францию и планировался Ричардом родственного Джона. Поход терпел неудачу в своей первичной цели высвобождающей Святой Земли из Мусульманских Турок но имел положительный результат - легче доступ к региону для пилигримов Христианина через перемирие с Saladin. Ричард получал слово Джона предательства и решенного, чтобы возвращаться домой; он был захвачен Leopold V Австрии и был заключен в тюрьму VI Священника Roman Emperor Henry. Административное оборудование Henry II застраховавшее период королевского руководства, как Ричард был не в состоянии возвращаться в его область до 1194. В его возврате, он раздробил попытку переворота Джоном и восстанавливал земли терялся в Филип II в течение Немецкой неволи. Ричард войны с Филипом продолженным спорадически пока Французский наконец не будет разрушен около Gisors в 1198.

Ричард умирал 6 Апреля, 1199, из раны полученной в перестрелке в замке Chalus в Limousin. Около его смерти, Ричард наконец примирял его позицию с его последним отцом, что подтверждается Сэр Ричард Baker в Хронике Королей Англии: " раскаяние для его undutifulness к его отцу, жил в нем до него умер; для в его смерти он поминал это с сожалеющим, и захотеть, чтобы быть похороненн как около него как могло быть, возможно как мышление они должны встретить раньше, что он мог спросить его прощение в другом мире." Ричард мастерства и смелости в борьбе зарабатывали его Де Льва прозвища Coeur ("сердце льва"), но подготовка его материнского суда обнаружена в Ричарде стихов сформированном в течение его немецкой неволи:

Никто не сообщит мне причину моей печали Почему они были сделаны я заключенный здесь. Почему с dolour Я теперь делаю своим стоном; Друзья имели Я много но помощь имеет Я ничто. Позорный это - то, что они оставляют мне, чтобы выкупаться, чтобы вянуть здесь две зимы долго (длиной).

0

5

http://myweb.ecomplanet.com/kirk6479/my … ge0029.htm

http://web.ecomplanet.com/KIRK6479/ServerContent/MyCustomImages/KIRK6479CustomImage2666779.jpg

Здесь подробно о Ричарде

0

6

МИЛКА,Перевод с транслятором делала?  :D

0

7

Я не делала первода  :o

0

8

Ричард  I Английский (Львиное Сердце). Хронология жизни и деяний
  8 сентября 1157 года - В семье английского короля Генриха II и Элеоноры Аквитанской родился третий сын, названный Ричардом.

   25 декабря 1171 года - Ричард и его мать созвали собрание своих южных вассалов.

   Январь 1172 года - Ричард дарует право крепости епископу Байонскому Фортанье.

   1173 - 1189 годы - Конфликты Между Генрихом II и его сыновьями - Генрихом, Ричардом, Джеффри и Джоном (Иоанном), которые непрерывно то заключали, то расторгали союзы друг с другом или с отцом.

   Весна 1174 года - Горожане Ла-Рошели отказываются открыть городские ворота перед Ричардом.

   8 июля 1174 года - Генрих II отсылает Элеонору вместе с женами и невестами своих сыновей в Англию. Для Элеоноры это означало пожизненную ссылку.

   23 сентября 1174 года - Ричард покоряется Генриху II.

   Октябрь 1174 года - Фалезское соглашение, по которому Ричард сохраняет за собой Пуату, но правит от имени и по поручению своего отца.

   Февраль 1175 год - Джеффри и Ричард , сыновья Генриха, в Ле-Мане приносят феодальную присягу своему отцу.

   Апрель 1176 года - Ричард с Генрихом Младшим участвуют в осаде Шатонеф.

   19 марта 1178 года - Ричард присутствует на освящении аббатства Бек-Эллуан вместе с Генрихом II и Генрихом Младшим.

   1 ноября 1179 года - Ричард со своими двумя братьями присутствует на помазании Филиппа Августа на французское царство в Реймсе.

   Зима 1180 года - Ричард осаждает в Пуату замки Пон, Ришмон. Жонсак. Марсийяк. Гурвилль и Анвилль.

   25 декабря 1182 года - Генрих II созывает Рождественский Двор в Каене, где присутствуют трое его сыновей.

   Весна 1183 года - Ричард проводит в Лимузене карательную кампанию против басков Раймона Брюна и Гийома Арно.

   11 июня 1183 года - Смерть старшего брата Ричарда - Генриха Младшего.

   30 ноября 1184 года - Святоандреевский Двор в Вестминстере, братья мирятся с отцом.

   Август 1186 года - Смерть второго брата Ричарда - Джеффри Бретанского - во время турнира.

   28 июля 1188 года - Жестокий бой у Манта между Ричардом и Гийомом де Барром, приближенным короля Франции.

   18 ноября 1188 года - Встреча Генриха II с Филиппом Августом в Бонмулине. Ричард оказывается рядом с королем Франции и приносит ему феодальную присягу.

   Весна 1189 года - Ричард нападает на Ле-Ман, а Филипп Август вступает в Тур.

   6 июля 1189 года - Смерть Генриха II в Шиноне. Ричард I - король Англии.

   20 июля 1189 года - Ричард становится герцогом Нормандским в Руане.

   22 июля 1189 года - Первая встреча Ричарда в достоинстве короля с Филиппом Августом на полпути между Шомоном и Три.

   Август 1189 года - Ричард прибывает в Англию.

   3 сентября 1189 года - коронация Ричарда в Вестминстере. Антиеврейские погромы.

   11 декабря 1189 года - Ричард отплывает в крестовый поход.

   30 декабря 1189 года - встреча Ричарда с Филиппом Августом у брода Сан-Реми в порядке подготовки крестового похода.

   7 августа 1190 года - Ричард отплывает из Марселя.

   24 - 25 сентября 1190 года - встреча Ричарда с Филиппом Августом в Мессине на Сицилии.

   2 февраля 1191 года - Ссора двух королей.

   17 апреля 1191 года - Ричард высаживается на Крите.

   1 мая 1191 года - Ричард покидает Крит.

   9 мая 1191 года - Прибытие Ричарда на Кипр.

   12 мая 1191 года - Бракосочетание Ричарда I и Беренгарии Наваррской.

   1 июня 1191 года - Исаак Комнин попадает в плен к Ричарду.

   5 июня 1191 года - Ричард покидает Кипр.

   8 июня 1191 года - Прибытие Ричарда под стены Акры.

   12 июля 1191 года - Взятие Акры.

   Июль - август 1191 года - Ссоры между вождями Третьего крестового похода.

   20 августа 1191 года - Казнь 2700 мусульманских пленников по приказу Ричарда.

   5 сентября 1191 года - Победа Ричарда над армией Саладина при Арзуфе.

   17 мая 1192 года - Организация Ричардом осады Аскелона.

   26 июля 1192 года - Нападение Саладина на Яффу.

   1 августа 1192 года - Ричард поспешил на помощь Яффе.

   5 августа 1192 года - Поражение Саладина у Яффы.

   2 сентября 1192 года - Заключение в Яффе договора между Ричардом и Саладином, предоставляющий христианам право на беспрепятственное паломничество к Святым местам. Создание государства крестоносцев вдоль средиземноморского побережья от Тира до Яффы.

   9 октября 1192 года - Ричард прибывает на Кипр.

   21 декабря 1192 года - Австрийский герцог Леопольд арестовывает Ричарда в Гинане, близ Вены, и помещает его в замок Дюренштайн.

   Зима 1193 года - Перепродажа Ричарда Леопольдом германскому императору Генриху VI.

   Февраль 1193 года - Англия узнает о пленении своего короля.

   29 июня 1193 года - Договоренность между Ричардом и Генрихом об освобождении Ричарда после уплаты непомерно крупного выкупа.

   2 февраля 1194 года - Освобождение Ричарда.

   13 марта 1194 - Ричард высаживается в Англии.

   17 апреля 1194 года - Вторая коронация Ричарда в Вестминстере.

   12 мая 1194 года - Ричард отправляется в Нормандию.

   13 июня 1194 года - Ричард отбивает замок в Лоше у воинов Филиппа Августа.

   1 августа 1194 года - Заключено перемирие между двумя королями.

   Июль 1195 года - Столкновения между англичанами и французами в Иссудуне.

   8 ноября 1195 года - В Верней заключено новое перемирие между двумя королями.

   Январь 1196 года - Новое окончательное перемирие заключено в Лувье.

   15 апреля 1197 года - Взятие Ричарда Сент-Валери.

   Январь 1199 года - Новая встреча Филиппа Августом с Ричардом у Вернона.

   13 января 1199 года - Новое перемирие на пять лет между королями Англии и Франции.

   25 марта 1199 года - Ричард прибывает в Шалю.

   26 марта 1199 года - Ричард ранен стрелой, выпущенной из замка Шалю в Лимузене.

   6 апреля 1199 года - Смерть Ричарда I Английского, прозванного потомками Львиное Сердце за его чрезмерную жестокость.

0

9

Знаю что Ричард не очент положительный человек был ;)  но мне так нравиться его личность..просто жуть как! :D

0

10

Ох, и что всем нравится Ричард?  Он был величайший рыцарь своего времени. Это точно. А вот по поводу личност - кто  его знает?

0

11

milka написал(а):

Ох, и что всем нравится Ричард?  Он был величайший рыцарь своего времени. Это точно. А вот по поводу личност - кто  его знает?

Нравиться очень! наверно это из-за его мамочки!
Ей тоже безумно люблю! Тётя просто супер!
:D
Не женщина а легенда!

0

12

Элеонора-то? Да, тетка, что надо!
А папашка Дикки, который Генрих, тоже ничего мужчинка. Это он, бычий потрох, ввел лесной закон! в 1184 году! Это ему мы обязаны появлением легенды о Робине нашем, Гуде :)

0

13

milka написал(а):

Элеонора-то? Да, тетка, что надо!
А папашка Дикки, который Генрих, тоже ничего мужчинка. Это он, бычий потрох, ввел лесной закон! в 1184 году! Это ему мы обязаны появлением легенды о Робине нашем, Гуде :)

Надо будет про Элеонору темку создать!
вот только инфу поискать побольше!
всё только иностранные сайты! :)

0

14

Мне кажется так - Ричард был хорошим рыцарем и потому - никудышным королем. Каким он был человеком - я промолчу. :)
А мама у него точно была незаурядная. :)

0

15

Клаус Штертебеккер написал(а):

Мне кажется так - Ричард был хорошим рыцарем и потому - никудышным королем. Каким он был человеком - я промолчу. :)
А мама у него точно была незаурядная. :)

Я, в общем и целом, согласна. Только хочу уточнить про его человеческие качества :)

0

16

маму бы он свою точно продал бы с потрахами и не поморшился, как впрочем и папу и всех... :D

0

17

Он страну свою продал, трубадур странствующий! Поэт-песенник! Тигра зовет его Львиный Потрох, и не иначе

0

18

milka написал(а):

Он страну свою продал, трубадур странствующий! Поэт-песенник! Тигра зовет его Львиный Потрох, и не иначе

у всех свои недостатки =D

0

19

-Я не смогу родить тебе ренка!
-Усыновим чужого!
-Я - мужчина!
-У каждого свои недостатки!

(В джазе только девушки)
:D  :D  :D  :D  :D

0

20

Про человеческие качества я имел в виду не отношения Ричарда с отцом (тот, если честно, тоже был очень-очень далеко не пряник), а вот что. За исключением своих ближайших боевых товарищей и соратников, остальных людей он воспринимал, либо как врагов, либо как своих рабов, имущество, скот. И поступал с ними соответственно. Где бы он ни был, он вел себя как завоеватель.

0

21

Ага, ясно с Дикки все  :clap:  В общем, в кино правльно показали его. Почти.
Папашка егойный был плохой! Не зря все дети восставали против него. Ругался с религиожной властью, опять же.

0

22

Итак, еще статейка про Дикки. Большая, но пусть будет. Удобно все иметь под рукой. На всякий случай.

Становление Ричарда.
    Ричард I (Английский) Львиное Сердце родился в Оксфорде 8 сентября 1157 года в семье Генриха II Плантагенета и Элеоноры (Алиеноры) Аквитанской (Гиенской). Ричард был третьим сыном в семье, поэтому он не рассматривался как прямой наследник своего отца, и это наложило определенный отпечаток на его характер и на события его юности. В то время как его старший брат Генрих был в 1170 году коронован английской короной и объявлен соправителем Генриха II, Ричарда в 1172 году провозгласили герцогом Аквитанским и считали наследником матери Элеоноры.

http://rulers.narod.ru/richard/henry2.jpg   
Английский король Генрих II, отец Ричарда 

После этого вплоть до своей коронации будущий король побывал в Англии лишь дважды - на Пасху в 1176 году и на Рождество в 1184 году.
     Его правление в Аквитании проходило в постоянных столкновениях с местными баронами, привыкшими к независимости. Вскоре к внутренним войнам добавились столкновения с отцом. В самом начале 1183 года Генрих II приказал Ричарду принести ленную присягу старшему брату Генриху. Ричард наотрез отказался сделать это, ссылаясь на то, что это было неслыханным нововведением. Генрих младший вторгся в Аквитанию во главе наемного войска, принялся разорять страну, но летом того же года внезапно заболел лихорадкой и умер. Смерть старшего брата не положила конец ссорам между отцом и сыном. В сентябре Генрих II велел Ричарду отдать Аквитанию младшему брату Джону (Иоанну). Ричард отказался, и война продолжилась. Младшие братья Джеффри и Джон (Иоанн) напали на Пуату. Ричард на это ответил вторжением в Бретань. Увидев, что силой ничего не добиться, король велел передать спорное герцогство матери. На этот раз Ричард подчинился. Но хотя отец и сын помирились. Доверия между ними не было. В особенности подозрительной казалось близость, установившаяся между королем и его младшим сыном Джоном (Иоанном). Ходили слухи, что именно его Генрих II, вопреки всяким обычаям, хочет сделать своим наследником, отстранив от престола непокорных старших сыновей. Это делало отношения между отцом и Ричардом еще более напряженными. Генрих II был человеком крутым и деспотичным, Ричард мог ожидать от него всякого подвоха.
     Французский король не замедлил воспользоваться раздорами в английском королевском доме. В 1187 году он показал Ричарду секретное письмо английского короля, в котором Генрих II просил Филиппа выдать за Джона (Иоанна) свою сестру Алису (уже обрученную прежде с Ричардом) и передать тому же Иоанну Аквитанское и Анжуйское герцогства.   

http://rulers.narod.ru/richard/johnlackland.jpg
Младший брат Ричарда Джон, будущий король Англии Иоанн Безземельный 

Ричард почувствовал во всем этом угрозу для себя. В семействе Плантагенетов стал назревать новый разрыв. Но открыто против отца Ричард выступил лишь осенью 1188 года. Вопреки его воле он помирился в Бонмулене с французским королем и принес ему ленную присягу. В следующем году они вдвоем захватили Мэн и Турень. Генрих II повел против Ричарда и Филиппа войну, но без особого успеха. За несколько месяцев от него отпали все континентальные владения, кроме Нормандии. Под Леманом Генрих II едва не попал в плен к своему сыну. В июле 1189 года Генрих II должен был согласиться на унизительные условия, продиктованные ему врагами, и вскоре после этого умер. В августе Ричард прибыл в Англию и 3 сентября 1189 года короновался в Вестминстерском аббатстве. Подобно отцу, проводившему большую часть времени не на острове, а в своих континентальных владениях, он не собирался задерживаться в Англии надолго. После коронации Ричард I прожил в своей стране всего четыре месяца, а затем еще раз заехал сюда на два месяца в 1194 году.

Подготовка Третьего Крестового похода.
    Приняв власть, Ричард стал хлопотать об организации Третьего крестового похода, обет участвовать в котором он дал еще в 1187 году. На призыв папы римского Климента III об участии в этом походе откликнулись трое самых могущественных монархов - германский император Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август и английский король Ричард I. 

http://rulers.narod.ru/richard/barbarossa.jpg 
Германский император Фридрих I Барбаросса, утонувший в реке, недобравшись до места боевых действий

Английский король учел печальный опыт Второго крестового похода и настоял на том, чтобы для достижения Святой Земли был избран морской путь. Это избавляло крестоносцев от многих лишений и неприятных столкновений с византийским императором. Поход начался весной 1190 года, когда массы крестоносцев двинулись через Францию и Бургундию к берегам Средиземного моря. В первых числах июля Ричард I Английский встретился в Везеле с французским королем Филиппом Августом. Короли и войска приветствовали друг друга и продолжили вместе поход к югу с радостными песнями. От Лиона французы повернули к Генуе, а Ричард двинулся в Марсель.
    Погрузившись здесь на корабли, англичане отплыли на восток и 23 сентября уже были в Мессине на Сицилии. Здесь король был задержан враждебными действиями местного населения. Сицилийцы очень недружелюбно отнеслись к английским крестоносцам, среди которых было много нормандцев. Они не только осыпали их насмешками и бранью, но при каждом удобном случае старались убивать безоружных крестоносцев. 3 октября из-за ничтожного столкновения на городском рынке началась настоящая война. Горожане поспешно вооружились, заперли ворота и заняли место на башнях и стенах. В ответ англичане, не долго думая, пошли на штурм. Ричард, сколько мог, старался удержать своих соплеменников от разорения христианского города. Но на следующий день во время мирных переговоров горожане вдруг сделали смелую вылазку. Тогда король стал во главе своего войска, загнал неприятелей обратно в город, захватил ворота и произвел суровый суд над побежденными. До самого вечера в городе свирепствовали грабежи, убийства и насилия над женщинами. Наконец Ричарду удалось водворить порядок.
     Из-за позднего времени продолжение похода было отложено до будущего года. Эта многомесячная задержка весьма дурно отразилась на отношениях двух монархов. То и дело между ними происходили мелкие столкновения, и если осенью 1190 года они прибыли в Сицилию задушевными друзьями, то весной следующего года покинули ее почти откровенного врагами. Филипп отправился прямиком в Сирию, а Ричард сделал еще вынужденную остановку на Кипре.

Завоевание Ричардом I острова Кипр.
    Случилось так, что из-за бури часть английских кораблей была выброшена на берег этого острова. Правивший Кипром император Исаак Комнин завладел ими на основании берегового права. Но 6 мая в гавань Лимасола вошел весь флот крестоносцев. Король потребовал у Исаака удовлетворения, а когда тот отказался, немедленно напал на него. Галеры крестоносцев приблизились к берегу, и рыцари сходу начали бой. Ричард вместе с другими смело спрыгнул в воду, а затем первым вступил на вражеский берег. Сражение, впрочем, продолжилось недолго - греки не выдержали удара и отступили. На следующий день бой возобновился уже за пределами Лимасола, но был так же неудачен для греков. Как и накануне, Ричард был впереди нападавших и более всех отличился своей доблестью. Пишут, что он захватил знамя Исаака и даже сбил ударом копья с лошади самого императора.
    12 мая в завоеванном городе была с великой пышностью отпразднована свадьба короля Ричарда с Беренгарией Наваррской. Исаак между тем понял свои просчеты и завязал с Ричардом переговоры. Условия примирения были для него очень тяжелы: кроме большего выкупа, Исаак должен был открыть перед крестоносцами все свои крепости и выставить для участия в крестовом походе вспомогательные войска.
    При всем этом Ричард пока не покушался на его власть - император сам дал повод к тому, чтобы события приняли для него наихудший оборот.   

http://rulers.narod.ru/richard/richinbattle.jpg
Ричард I в атаке 

После того как все дела казались улаженными, Исаак вдруг бежал в Фамагусту и обвинил Ричарда в том, что тот посягал на его жизнь. Разгневанный король объявил Комнина клятвопреступником, нарушителем мира и поручил своему флоту сторожить берега, чтобы тот не убежал. Сам он прежде всего захватил Фамагусту, а потом двинулся на Никосию. На пути у Тремифуссии еще раз произошло сражение. Одержав третью победу, Ричард I торжественно вступил в столицу. Здесь он на некоторое время был задержан болезнью.
    Тем временем крестоносцы, возглавляемые иерусалимским королем Гвидо, взяли самые крепкие замки в горах Кипра. В числе прочих пленников была захвачена единственная дочь Исаака. Сломленный всеми этими неудачами, император 31 мая сдался победителям. Единственным условием низложенного монарха была просьба не отягощать его железными цепями. Но от этого его судьба не стала легче, потому что Ричард велел заковать его в серебряные кандалы и сослать в один из сирийских замков. Таким образом, в результате успешной 25-дневной войны Ричард I Английский сделался обладателем богатого и цветущего острова. Он оставил жителям половину их имущества, а другую половину употребил на образование уделов тому рыцарству, которое должно было взять на себя защиту страны. Разместив во всех городах и замках свои гарнизоны, Ричард 5 июня отплыл в Сирию. Через три дня он уже был в христианском лагере под стенами осажденного Акры (ныне - Акко в Израиле).

Ричард I в Палестине и Сирии.
    С прибытием англичан осадные работы закипели с новой силой. В короткий срок были сооружены башни, тараны и катапульты. Под защитными крышами и через подкопы крестоносцы приблизились к укреплениям противника. Вскоре около пробитых брешей повсюду загорелся бой. Положение горожан сделалось безнадежным, и 11 июля они вступили в переговоры о сдаче города с христианскими королями. Мусульмане должны были обещать, что султан отпустит всех христианских пленников и вернет Животворящий Крест. Гарнизон имел право возвратиться к Саладину, но часть его, в том числе сто знатных людей, должны были остаться заложниками до тех пор, пока султан не заплатят христианам 200 тысяч золотых. На следующий день крестоносцы торжественно вошли в город, который осаждали в течение двух лет.
    Радость победы, впрочем, была омрачена сильными раздорами, которые немедленно вспыхнули между предводителями крестоносцев. Спор возник из-за кандидатуры иерусалимского короля. Ричард считал, что им должен стать Гвидо Лузиньян (Гай Луазианский). Но многие палестинские христиане не могли простить ему падения Иерусалима и отдавали предпочтение герою обороны Тира маркграфу Конраду Монферратскому. Филипп Август был также всецело на его стороне. На эту распрю наложился еще один громкий скандал, связанный с австрийским знаменем.   

http://rulers.narod.ru/richard/saladin1.jpg
Египетский султан Саладин (Салах ад-Дин), противник Ричарда в Третьем Крестовом походе

Как можно заключить из противоречивых известий об этом инциденте, вскоре после падения города австрийский герцог Леопольд приказал поднять над своим домом австрийский штандарт. Увидев этот флаг, Ричард пришел в ярость, велел сорвать его и бросить в грязь. Гнев его был вызван, видимо, тем обстоятельством, что Леопольд занял дом в английской части города, в то время как он был союзником Филиппа. После этого король тяжко оскорбил и немецкого императора, выгнав отряд немецких рыцарей из своей армии, лишив предварительно их имущества, оружия и коней. Но как бы то ни было, этот случай возмутил всех крестоносцев, и о нем долго не могли забыть. В конце июля Филипп, а также многие французские крестоносцы покинули Святую Землю и отправились в обратный путь.
    Это ослабило силы крестоносцев, между тем как самая трудная часть войны - за возвращение Иерусалима - еще и не начиналась. Правда, с отъездом Филиппа должны были утихнуть внутренние распри среди христиан, поскольку Ричард оставался теперь единственным вождем крестоносного войска. Однако не ясно было. Насколько эта трудная роль ему по плечу. Очень многие считали его человеком своенравным и необузданным, да и сам он первыми же своими распоряжениями подтвердил это невыгодное о себе мнение. Саладин не мог так скоро, как его обязали, исполнить условий, которые на него налагала капитуляция Акры: освободить всех пленников и уплатить 200 тысяч марок золотом. Ричард пришел из-за этого в безмерный гнев и тотчас, после того как прошел выговоренный Саладином срок - 20 августа, - велел вывести и заколоть перед воротами Акры более 2 тысяч мусульманских заложников, за что получил прозвище "Львиное сердце". Конечно, после этого деньги не были выплачены вовсе, ни один пленный христианин не получил свободы. А Животворящий Крест остался в руках мусульман.
    Через три дня после этой резни Ричард выступил из Акры во главе большого войска крестоносцев. Ричард был полон решимости наступать на Иерусалим. Он сплотил многоязычные армии крестоносцев (общей численностью около 50 тысяч человек) в единое войско и выступил в поход, в котором проявил себя выдающимся тактиком, а также сумел, благодаря личной харизме, добиться подчинения от непокорных разноплеменных рыцарей и баронов. Сопровождаемый флотом, он медленно продвигался вдоль побережья короткими переходами, чтобы не утомлять войско. На флангах непрерывно происходили стычки с армией Саладина, целью которого было отсечь от основной колонны отстающих или разбить войско крестоносцев на несколько изолированных отрядов, как это было сделано при Хаттине. Но марш Ричарда на Аскелон был четко спланирован и организован, а потому таких возможностей Саладину не представлялось. Ричард строжайше запретил рыцарям ввязываться в стычки и все попытки Саладина спровоцировать колонну крестоносцев нарушить строй на марше ни к чему ни приводили. Чтобы не давать конным лучникам Саладина приблизиться, Ричард расставил вдоль всей колонны арбалетчиков.
    Саладин попытался преградить дорогу. На побережье возле Арсуфа (Арзуфа) египетский султан устроил засаду, а затем организовал мощную атаку на тылы колонны Ричарда, чтобы вынудить арьергард крестоносцев вступить в бой. Сперва Ричард запретил оказывать сопротивление, и колонна упорно продолжала марш. Потом, когда мамлюки совсем осмелели, а давление на арьергард стало невыносимым, Ричард приказал трубить заранее обусловленный сигнал к атаке. 

http://rulers.narod.ru/richard/richinsculprure.jpg
Средневековый барельеф с изображением Ричарда I 

Хорошо организованная контратака застала ни о чем не подозревавших мусульман врасплох. Битва кончилась буквально за несколько минут. Повинуясь приказам Ричарда, преодолели искушение броситься преследовать разгромленного противника. Эта блестящая победа христиан у Арзуфа (Арсуфа) произошла 7 сентября 1191 года, при которой войска Саладина потеряли 7 тысяч человек, а остальные обратились в бегство. Потери крестоносцев в этом бою составили около 700 человек. После этой битвы Саладин ни разу не решался вступать с Ричардом в открытый бой. Ричард находился в самой гуще сражения и содействовал успеху своим копьем.
    Через несколько дней крестоносцы прибыли в разрушенный Иоппе и остановились здесь на отдых. Саладин воспользовался их задержкой для того, чтобы совершенно разрушить Аскелон, который он теперь не имел надежды удержать. Известие об этом расстроило все планы крестоносцев. Часть из них стала восстанавливать Иоппе, другие заняли развалины Римле и Лидды. Сам Ричард участвовал во многих стычках и часто без всякой нужды рисковал жизнью. Одновременно между ним и Саладином завязались оживленные переговоры, которые, однако, не привели ни к каким результатам. Зимой 1192 года король Ричард I Английский объявил поход на Иерусалим. Однако крестоносцы дошли только до Бейтнуба. Они должны были повернуть назад из-за слухов о сильных укреплениях вокруг Святого Города. В конце концов, вернулись к первоначальной цели и в сильную непогоду - сквозь бурю и дождь - двинулись к Аскелону. Этот, еще совсем недавно цветущий и богатый город, предстал перед глазами крестоносцев в виде пустынной кучи камней. Крестоносцы ревностно приступили к его восстановлению. Ричард поощрял рабочих денежными подарками и, чтобы показать всем хороший пример, сам таскал на своих плечах камни. Из страшного мусора с необычайной быстротой были воздвигнуты валы, башни и дома. В мае Ричард взял приступом Даруму - сильную крепость к югу от Аскелона. После этого решено было вновь двигаться на Иерусалим. Но, как и в прошлый раз, крестоносцы добрались только до Бейтнуба. Здесь армия остановилась на несколько недель. Между вождями похода завязались жаркие споры о том, целесообразно или нет приступать сейчас к осаде такой мощной крепости, или лучше двинуться на Дамаск или в Египет. Из-за разногласий поход пришлось отложить. Крестоносцы стали покидать Палестину. В августе пришло известие о нападении Саладина на Иоппе. С быстротой молнии Ричард собрал оставшиеся еще под рукой военные силы, поплыл в Иоппе. В гавани, опережая своих людей, он спрыгнул с корабля в воду, чтобы без замедления достигнуть берега. Этим была не только спасена цитадель, но и вновь отбит у противника город. Спустя несколько дней Саладин попробовал еще раз с превосходящими силами захватить и смять небольшой отряд короля. Под Иоппе и в самом городе произошел бой, исход которого долго колебался то в ту, то в другую сторону. Ричард оказал себя не только смелым, сильным и стойким, но и разумным полководцем, так что не только удержал позиции, но и нанес врагам большие потери.
    Одержанная победа позволила начать переговоры. Из Англии приходили дурные вести о самовластных поступках младшего брата короля Джона (Иоанна Безземельного). Ричард с беспокойной поспешностью стремился домой, и это побуждало его к уступкам. По договору, заключенному в сентябре, Иерусалим остался во власти мусульман, Святой крест не был выдан; пленные христиане были предоставлены своей горькой участи в руках Саладина, Аскелон должен был быть срыт рабочими с обеих сторон. Такой исход сводил на нет все успехи Ричарда, но делать было нечего.

Возвращение Ричарда I в Англию и его пленение.
    После заключения договора с Саладином Ричард несколько недель прожил в Акре и в начале октября отплыл на родину. Это путешествие представляло для него большое затруднение. Кроме морского пути вокруг Европы, которого он, очевидно, хотел избежать, почти все другие дороги были ему закрыты. Государи и народы Германии были большей частью враждебно настроены против Ричарда. Откровенным врагом его являлся австрийский герцог Леопольд. Германский император Генрих VI был противником Ричарда из-за близких отношений английского короля с гвельфами и норманнами, главными врагами рода Гогенштауфенов. Однако, несмотря на это, Ричард решился плыть вверх по Адриатическому морю, видимо, собираясь отправиться через южную Германию в Саксонию под защиту Вельфов.   
Германский император Генрих VI, содержавший Ричарда в тюрьме, со своим сыном Конрадом 
Около берега между Аквилеей и Венецией его корабль сел на мель. Ричард ушел от моря с немногими провожатыми и, переодетый, поехал через Фриауль и Каринтию. Вскоре о его движении стало известно герцогу Леопольду. Многие спутники Ричарда были захвачены, с одним слугой он добрался до деревни Эрдберга под Веной. Изящный вид его слуги и иностранные деньги, на которые он делал покупки, обратили на себя внимание местных жителей. 21 декабря Ричард был схвачен и заключен в замок Дюренштейн.
    Как только весть об аресте Ричарда дошла до императора, он немедленно потребовал его выдачи. Леопольд согласился после того, как ему обещали уплатить 50 тысяч марок серебра. После этого больше чем на год английский король сделался пленником Генриха VI. Он купил себе свободу лишь после того, как принес ленную присягу императору и пообещал выплатить выкуп в 150 тысяч марок золота. В феврале 1194 года Ричард был отпущен, а в середине марта высадился на английском берегу. Сторонники Джона (Иоанна) не решились противостоять ему и вскоре сложили оружие. Лондон встретил своего короля пышными торжествами. Но уже через два месяца Ричард навсегда оставил Англию и отплыл в Нормандию. В Лизо перед ним предстал Иоанн, неблаговидное поведение которого во время отсутствия старшего брата граничило с прямой изменой. Ричард. Однако, простил ему все преступления.

Война Ричарда I с Филиппом II Августом.
    В отсутствие короля Ричарда французский король Филипп II добился некоторого преобладания над англичанами на континенте. Ричард поспешил исправить положение. Он взял Лош, одну из основных крепостей Турени, овладел Ангулемом и принудил к покорности закоренелого мятежника графа Ангулемского. В следующем году Ричард двинулся в Берри и действовал здесь так успешно, что заставил Филиппа подписать мир.

http://rulers.narod.ru/richard/rich1.jpg   
Английский король Ричард I (Львиное Сердце) 

Французы должны были отказаться от восточной Нормандии, но удержали несколько важных замков на Сене. Поэтому соглашение не могло быть прочным. В 1198 году Ричард вернул пограничные нормандские владения, а затем подступил к замку Шалю-Шаброль в Лимузене (виконтство Лимож), владелец которого (виконт Адемар Лиможский) был изобличен в тайной связи с французским королем. 26 марта 1199 года после ужина, в сумерках, Ричард отправился к замку без лат, защищенный только шлемом. Во время боя арбалетная стрела глубоко вонзилась королю в плечо, рядом с шейным отделом позвоночника. Не подав вида, что он ранен, Ричард поскакал в свой лагерь. Ни один важный орган не был задет, но в результате неудачной операции началось заражение крови. Проболев одиннадцать дней, король Ричард I Английский умер 6 апреля 1199 года.

Характеристика Ричарда I.
    Из романов и фильмов известна его героическая жизнь - Крестовые походы, завоевания и тому подобное. Но в действительности все обстояло несколько иначе. Родившись в неспокойное время, Ричард стал жестоким и нетерпимым человеком. Во время его правления в стране постоянно вспыхивали мятежи, которые он подавлял с невероятной жестокостью. В легендах же он воплощает идеальный образ средневекового рыцаря, который совершил множество хорошо задокументированных доблестных походов.

http://rulers.narod.ru/richard/monument.jpg   
Памятник Ричарду I 
Кроме того, в Третьем Крестовом походе он зарекомендовал себя как один из буквально нескольких за все Средневековье блестящих военачальников. Но по свидетельству летописца "король так же часто заключал условия, как брал их обратно, он постоянно менял уже принятые решения или предъявлял новые затруднения, только что он давал слово, как брал его обратно и когда он требовал сохранения тайны, то сам ее нарушал". У мусульман Саладина сложилось впечатление, что они имеют дело с больным человеком. Также положение Ричарда усугубила кровавая резня, устроенная им после того, как Саладин не успел выполнить поставленные ему условия. Надо сказать, что Саладин, как цивилизованный человек, от ответной резни удержался и ни один европейский заложник убит не был. Правителем Ричард был весьма посредственным, поскольку практически все царствование провел за границей: с крестоносцами (1190 - 1191 годы), в плену в Австрии (1192 - 1194 годы), а потом долго воевал с французским королем Филиппом II Августом (1194 - 1199 годы), причем почти вся война сводилась исключительно к осадам крепостей. Единственная крупная победа Ричарда в этой войне - взятие Жизора под Парижем в 1197 году. Управлением Англией Ричард совершенно не занимался. В памяти потомков Ричард остался бесстрашным воином, заботившимся о личной славе более, чем о благополучии своих владений.

0

23

(переношусь из поля битвы Майкл-Джейсон, в котором Робин из Локсли нещадно побеждает Роберта из Хантингдона...)

Итак, самое обидное в истории с Ричардом Львиное Сердце - это то, что любое развлекательное издание, повествующее об истории Англии, обязательно преподнесет Ричарда как идеал средневекового короля Англии и в красках распишет его подвиги! Споров нет, в крестовых походах он стяжал себе доброе имя как рыцарь, да еще был трубадуром (до сих пор кое-что сохранилось, что приписывается ему) - только королем и правителем он был, как было не раз сказано, некудышным! Его папаша сделал для страны (нечаянно - совершенно не собирался) на сто порядков больше добра, но надо же, его как раз мало кто, кроме серьезных источников, даже не упоминает!!! Могут еще драматическую историю с Бекетом вспомнить, но далее - ни-ни!

Да, все-таки не обижайте папочку - он был не сахар, но правителем был несравненным! Да и сахар в средневековье править как таковой не мог - вспомнить можно Стефана...

Несколько странно говорить о ранних Плантагенетах в отдельности друг от друга, надо сказать...

0

24

Согласен с тобой.
Вероятно, произошла идеализация Ричарда именно из-за отсутствия его в Англии. Вера в доброго "царя-батюшку" сделала свое дело. :( "Вернется наш король Ричарда, и все станет хорошо." Это как вера в мессию, если угодно. Не был Дикки правителем, король из него никакой.
Его отец вывел страну из хаоса. Случайно или намеренно - в данном случае не важно, на мой взгляд. Главное - результат.

0

25

Не думаю, что Ричарда сильно идеализировали в 12 веке - боюсь, что это произошло много позже, и к этому приложили руку достаточно много всяких прославленных и не очень личностей (вспомнить только молодца-весельчака из Айвенго Скотта!). Для этого есть основания - все-таки очень колоритная личность с мощной харизмой. А в 12-ом веке его наверняка воспринимали как данность - нет его, ну да ладно, его наместник есть... Ах, в плену? ладно, поднатужимся, соберем чертову уйму серебра, выкупим; вернулся на два месяца? - опять собираем все самое последнее, чтобы дать ему на всякие континентальные войны... Черт знает что для сегодняшнего дня, а тогда - помазанник...

0

26

Абсолютная идеализация произошла позже, согласен. Но и тогда могла иметь место  вера в него, как благо. Ведь и сейчас мы можем наблюдать похожие процессы.
Люди-то остались прежними.
Ричард - личность неоднозначная.

0

27

Не спорю, наверное, его идеализировали - как помазанника божьего! Это еще сохранилось аж до наших дней - делать королей, царей и прочих этакими сверхлюдьми.
Какая однако ирония судьбы -  власть Ричарда, который за десять лет своего правления провел в Англии шесть месяцев, да и Анжуйскую империю не раз оставлял без личного присмотра, серьезно никем не оспаривалась - если только не рассматривать попытку баронов в главе с Джоном остановить его же наместника, однако братец Ричарда за бурные 17 лет правления с кем только не успел повоевать, потерять как земли так и королевские прерогативы  и оставить о себе крайне недобрую память...
А Ричард - в первую очередь рыцарь, рыцарь Аквитании...

0

28

Интересно, почему так? Почему никто не оспаривал влась Ричарда? может, его боялись, именно как рыцаря?

0

29

Сомневаюсь - скорее, сказалось то, что папочка все хорошо до этого отдадил, да и злой гений Анжуйского дома, король Франции Филипп II Август был сам занят тем же, что и Ричард - его тоже понесло  на крестовый поход. Да и династичеких конфликтов при унаследовании Ричардом владений Генриха II практически не было, хотя все-таки хитрый французский лис отгрыз себе кусок империи - а уж когда очередь дошла до Джона, поводов для конфликтов там было хоть отбавляй.

Дело-то в том, что Ричарду заказано было быть правителем - хотя Аквитанией он управлял неплохо, в первую очередь, силой... Но Англия его интересовала его как денежный мешок - и никак больше.

0

30

Король Ричард, хотя и принадлежал к породе воителей, не мог стать великим завоевателем. У него не было для этого нужных человеческих качеств…
…Не раз страсти и гордыня толкали его на предприятия, обреченные на провал. Ричард Львиное Сердце завоевал репутацию отважного рыцаря. Однако настойчивость он подменял упрямством, выдержку – физической выносливостью, стратегию – тактикой. Он ничего не добился, но разорил собственную страну, победил во множестве битв и поединков, но не выиграл ни одной войны.
И.В. Можейко. «1185 год»

0