SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Средневековье » Ведьмы, чудовища, привидения, суеверия


Ведьмы, чудовища, привидения, суеверия

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

иннета написал(а):

Для вечной любови нужен был именно ТОТ корень.

Для влечения он нужен. Может, про такое писать не очень прилично, но они же, ну люди тогдашние, верили именно так. Про собак правда, жалко их. :( Хотя тоже часть ритуала.
И еще про корень есть в Библии, в Ветхом завете в целых двух местах:

Ветхий завет, Книга песни песней Соломона:

    8.14 Мандрагоры уже пустили благовоние, и у дверей наших всякие превосходные плоды, новые и старые: это сберегла я для тебя, мой возлюбленный!

Ветхий завет, Первая книга Моисея. Бытие

    30.14   Рувим пошел во время жатвы пшеницы, и нашел мандрагоровые яблоки в  поле, и принес их Лии, матери своей. И Рахиль сказала Лии [сестре своей]: дай мне мандрагоров сына твоего.
    30.15 Но [Лия] сказала ей: неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься и мандрагоров сына моего? Рахиль сказала: так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего.
    30.16 Иаков пришел с поля вечером, и Лия вышла ему навстречу и сказала: войди ко мне [сегодня], ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего. И лег он с нею в ту ночь.
    30.17 И услышал Бог Лию, и она зачала и родила Иакову пятого сына.

И еще всякие мелочи про этот корень и кадры из "Гарри Поттера". Там они ушки закрывали, чтоб не слышать криков.
http://blacmagia.narod.ru/metod/vedma/t … /index.htm

+3

62

Киллмулис

В фольклоре Великобритании существо, живущее на мельнице; считается, что каждая мельница имеет своего киллмулиса.
Рта у него нет, зато есть громадный нос, которым он вынюхивает пищу.
Киллмулис всячески заботится о благополучии мельника и, подобно баньши, горько плачет в канун какого-либо несчастья.
Впрочем, он не прочь и пошалить: ему ничего не стоит засыпать зерно пеплом. Призвать его к порядку может только мельник, который должен произнести такую фразу:
"Эй, Килмуллис безо рта,
А ну, поди ко мне сюда!
Где же ты вчера ходил, когда я свинью забил?
Коли был бы ты на месте, сколько влезет мог бы съесть!"

Киллмулис тут же появится и попросит прощения за свои проступки. Он настолько привязывается к своему хозяину, что может отправиться за повитухой, если жене мельника пришел срок рожать, а в Хэллоуин помогает гадать.
В Голландии и Дании живёт родственник киллмулисов — Кабутерманнекин. Он такой же работящий, но немножко глуповатый.

А это разновидность  покровителя мельниц, только из Франции.

Хранитель Мельниц, 14в. Париж
http://s019.radikal.ru/i607/1205/71/0cd02b8448b8.jpg

http://s013.radikal.ru/i324/1205/17/a52a73c563e3.jpg

Богл

В английском фольклоре есть близкий родич гоблинов, это богл.
Эти существа злокозненные и проказливые, хотя иногда способны и на добрые поступки.
Прежде всего от них достается преступникам, и в первую очередь - тем, кто обманывает сирот и вдов.
http://s07.radikal.ru/i180/1205/ef/f563c2587ddb.jpg
Есть легенда, что сосед у своей соседки, которая на тот момент была уже вдовой, украл серебряный подсвечник.
Через некоторое время ночью в саду он увидел черную фигуру и выстрелил в нее. В следующую ночь фигура появилась опять и после очередного выстрела соседа, сказала: "Я не из плоти и крови, и твоя пуля меня не убьет. Отдай подсвечник!".
Забрав украденное, богл вырвал у мужчины ресницу и исчез. А у человека с той поры стал подергиваться глаз. 8-)

Отредактировано иннета (2012-05-17 23:40:17)

+3

63

А вот еще про ведьм, стихи по теме - поэма Роберта Бёрнса "Тэм О'Шентер". Нашла случайно, не знала раньше о ней, но очень понравилась! :)

По сюжету главный герой поэмы Тэм О’Шентер, любитель горячительных напитков и хорошеньких женщин, после обильного возлияния, оставив пределы города Эйр (Ayr), держит путь домой к своей благоверной супруге.
Ночь, буря и град не могут становить подвыпившего Тэма. Не ведая страха, он отправляется прямиком на бесовский шабаш, где его внимание привлекает молодая ведьма, которая лихо отплясывает под звуки адской волынки. Из одежды на ней лишь короткая рубашка, которая ей явно не по размеру. Выдав себя громким одобрительным восклицанием, Тэм О’Шентер еле успевает унести ноги от нечисти, пустившейся за ним в погоню. Кобыла Тэма, спасая своего хозяина, лишается хвоста, в который вцепилась шустрая чертовка.
Шотландцам отчего-то особенно полюбился образ стремительной ведьмы. А ее короткая рубашка (по-шотландски — “Cutty Sark” ("Катти Сарк")), еще в XVIII веке взбудоражив воображение обывателей, впоследствии дала имя самому быстроходному клиперу и знаменитому купажированному виски.
http://www.whiskyon.ru/index.php?module … newsid=424

Собственно, сама поэма :)

Роберт Бёрнс
ТЭМ О'ШЕНТЕР. ПОВЕСТЬ В СТИХАХ
Перевод С.Я. Маршака

Когда на город ляжет тень
И кончится базарный день,
И продавцы бегут, задвинув
Засовом двери магазинов,
И нас кивком сосед зовет
Стряхнуть ярмо дневных забот, -

Тогда у полной бочки эля,
Вполне счастливые от хмеля,
Мы не считаем верст, канав,
Мостков, опасных переправ
До нашего родного крова,
Где ждет жена, храня сурово
Свой гнев, как пламя очага,
Чтоб мужа встретить, как врага.

Об этом думал Тэм О'Шентер
Когда во тьме покинул центр
Излюбленного городка,
Где он наклюкался слегка.
А город, где он нализался -
Старинный Эйр, - ему казался
Гораздо выше всех столиц
По красоте своих девиц.

О Тэм! забыл ты о совете
Своей супруги - мудрой Кэтти.
А ведь она была права...
Припомни, Тэм, ее слова:

"Бездельник, шут, пропойца старый,
Не пропускаешь ты базара,
Чтобы не плюхнуться под стол.
Ты пропил с мельником помол.
Чтоб ногу подковать кобыле,
Вы с кузнецом две ночи пили.
Ты в праздник ходишь в божий дом,
Чтобы потом за полной кружкой
Ночь просидеть с церковным служкой
Или нарезаться с дьячком!
Смотри же: в полночь ненароком
Утонешь в омуте глубоком
Иль попадешь в гнездо чертей
У старой церкви Аллоуэй!"

О жены! Плакать я готов,
Припомнив, сколько мудрых слов
Красноречивейшей морали
Мы без вниманья оставляли...
Но продолжаем повесть. Тэм
Сидел в трактире перед тем.
Трещало в очаге полено.
Над кружками клубилась пена,
И слышался хрустальный звон.
Его сосед - сапожник Джон -
Был верный друг его до гроба:
Не раз под стол валились оба!

Так проходил за часом час.
А в очаге огонь не гас.
Шел разговор. Гремели песни.
Эль становился все чудесней.
И Тэм О'Шентер через стол
Роман с трактирщицей завел.
Они обменивались взглядом,
Хотя супруг сидел с ней рядом.
Но был он, к счастью, погружен
В рассказ, который начал Джон,

И, голос Джона прерывая,
Гремел, как туча грозовая.
То дождь, то снег хлестал в окно,
Но пьяным было все равно!

Заботы в кружках потонули,
Минута каждая плыла,
Как пролетающая в улей
Перегруженная пчела.
Блажен король. Но кружка с пивом
Любого делает счастливым!

Но счастье - точно маков цвет:
Сорвешь цветок - его уж нет.
Часы утех подобны рою
Снежинок легких над рекою.
Примчатся к нам на краткий срок
И прочь летят, как ветерок.
Так исчезает, вспыхнув ярко,
На небе радужная арка...

Всему на свете свой черёд.
И Тэм из-за стола встаёт.

Седлает клячу он во мраке.
Кругом не слышно и собаки.
Не позавидуешь тому,
Кто должен мчаться в эту тьму!

Дул ветер из последних сил,
И град хлестал, и ливень лил,
И вспышки молний тьма глотала,
И небо долго грохотало...
В такую ночь, как эта ночь,
Сам дьявол погулять не прочь.

Но поворот за поворотом, -
О'Шентер мчался по болотам.
Рукой от бури заслонясь,
Он несся вдаль, взметая грязь.

То шляпу он сжимал в тревоге,
То пел сонеты по дороге,
То зорко вглядывался в тьму,
Где черт мерещился ему...

Вот, наконец, неясной тенью
Мелькнула церковь в отдаленье.
Оттуда слышался, как зов,
Далекий хор чертей и сов.

Невдалеке - знакомый брод.
Когда-то здесь у этих вод
В глухую ночь на берегу
Торговец утонул в снегу.

Здесь у прибрежных этих скал
Пропойца голову сломал.

Там - под поникшею ракитой -
Младенец найден был зарытый.

А дальше - тот засохший дуб,
Где женщины качался труп...

Разбуженная непогодой,
Река во тьме катила воды.
Кругом гремел тяжелый гром,
Змеился молнии излом.
И невдали за перелеском,
Озарена туманным блеском,
Меж глухо стонущих ветвей
Открылась церковь Аллоуэй.
Неслись оттуда стоны, крики,
И свист, и визг, и хохот дикий.

Ах Джон ячменное Зерно!
В твоем огне закалено,
Оживлено твоею чашей,
Не знает страха сердце наше.
От кружки мы полезем в ад.
За чаркой нам сам черт не брат!

А Тэм О'Шентер был под мухой
И не боялся злого духа,
Но клячу сдвинуть он не мог,
Пока движеньем рук и ног,
Угрозой, ласкою и силой
Не победил свою кобылу.
Она дрожа пошла к вратам.
О боже! Что творилось там!..

Толпясь, как продавцы на рынке,
Под трубы, дудки и волынки
Водили адский хоровод
Колдуньи, ведьмы всех пород.
И не кадриль они плясали,
Не новомодный котильон,
Что привезли к нам из Версаля,
Не танцы нынешних времен,
А те затейливые танцы,
Что знали старые шотландцы:
Взлетали, топнув каблуком.
Вертелись по полу волчком.

На этом празднике полночном
На подоконнике восточном
Сидел с волынкой старый Ник
И выдувал бесовский джиг.

Все веселей внизу плясали.
И вдруг гроба, открывшись встали,
И в каждом гробе был скелет
В истлевшем платье прошлых лет.

Все мертвецы держали свечи.
Один мертвец широкоплечий
Чуть звякнул кольцами оков,
И понял Тэм, кто он таков.

Тут были крошечные дети,
Что мало пожили на свете
И умерли, не крещены,
В чем нет, конечно, их вины...
Тут были воры и злодеи
В цепях, с веревкою на шее.
При них орудья грабежа:
Пять топоров и три ножа,
Одна подвязка, чье объятье
Прервало краткий век дитяти.
Один кинжал, хранивший след
Отцеубийства древних лет:
Навеки к острию кинжала
Седая прядь волос пристала...
Но тайну остальных улик
Не в силах рассказать язык.

И Тэм и Мэг - его кобыла -
Видали все, что в церкви было,
Безмолвно стоя у дверей.

Кружились ведьмы все быстрей,
Неслись вприпрыжку и вприскочку,
Гуськом, кружком и в одиночку,
То парами, то сбившись в кучу,
И пар стоял над ними тучей.
Потом разделись и в белье
Плясали на своем тряпье.

Будь эти пляшущие тетки
Румянощекие красотки,
И будь у теток на плечах
Взамен фланелевых рубах
Сорочки ткани белоснежной,
Стан обвивающие нежно,
Клянусь, отдать я был бы рад
За их улыбку или взгляд
Не только сердце или душу,
Но и штаны свои из плюша,
Свои последние штаны,
Уже не первой новизны.

А эти ведьмы древних лет,
Свой обнажившие скелет,
Живые жерди и ходули
Во мне нутро перевернули!

Но Тэм нежданно разглядел
Среди толпы костлявых тел,
Обтянутых гусиной кожей,
Одну бабенку помоложе!
Как видно, на бесовский пляс
Она явилась в первый раз.
(Потом молва о ней гремела:
Она и скот губить умела,
И корабли пускать на дно,
И портить в колосе зерно!)

Она была в рубашке тонкой,
Которую еще девчонкой
Носила, и давно была
Рубашка ветхая мала.
Не знала бабушка седая,
Сорочку внучке покупая,
Что внучка в ней плясать пойдет
В пустынный храм среди болот,
Что бесноваться будет Нэнни
Среди чертей и привидений...

Но музу должен я прервать.
Ей эта песня не под стать,
Не передаст она, как ловко
Плясала верткая чертовка,
Как на пороге бедный Тэм
Стоял недвижен, глух и нем,
А дьявол, потеряв рассудок,
Свирепо дул в десяток дудок.

Но вот прыжок, еще прыжок -
И удержаться Тэм не мог.
Он прохрипел, вздыхая тяжко:
"Ах ты, короткая рубашка!.."
И в тот же миг прервался пляс,
И замер крик, и свет погас...

Но только тронул Тэм поводья,
Завыло адское отродье...
Как мчится пчел гудящий рой,
Когда встревожен их покой,
Как носится пернатых стая,
От лап кошачьих улетая,
Иль как народ со всех дворов
Бежит на крик "Держи воров!" -

Так Мэгги от нечистой силы
Насилу ноги уносила
Через канаву, пень, бугор,
Во весь галоп, во весь опор...

О Тэм! Как жирную селедку,
Тебя швырнуть на сковородку.
Напрасно ждет тебя жена:
Вдовой останется она.
Не сдобровать твоей кобыле, -
Ее бока в поту и в мыле.

О Мэг! Скорей беги на мост, -
И покажи нечистым хвост, -
Боятся ведьмы, бесы, черти
Воды текучей, точно смерти!

Увы, еще перед мостом
Пришлось ей повертеть хвостом.
Как вздрогнула она, бедняжка,
Когда Короткая Рубашка,
Вдруг вынырнув из-за куста,
Вцепилась ей в репей хвоста...

В последний раз собравшись с силой,
Рванулась добрая кобыла,
Взлетела на скрипучий мост,
Чертям оставив серый хвост.

Ах, после этой страшной ночи
Во много раз он стал короче!

На этом кончу я рассказ.
Но если кто-нибудь из вас
Прельстится полною баклажкой
Или Короткою Рубашкой, -

Пусть вспомнит ночь, и дождь, и снег,
И старую кобылу Мэг!..

А здесь можно послушать стихотворение на английском и посмотреть иллюстрации к этой страшной истории:

И немного об истории написания поэмы и прототипе главного героя :)

О фермере Дугласе Грэме О'Шентере, отчаянном пьянице, больше всего на свете боявшемся своей сварливой жены, крестьяне той местности, где жил Бернс, рассказывали много анекдотов. Однажды, пока он сидел в трактире, мальчишки выдрали хвост у его кобылы. Дуглас заметил это лишь по возвращении домой. Чтобы смыть с себя позор и оправдаться в глазах жены, он сочинил рассказ о чертях и ведьмах. Этот эпизод подсказал Бернсу сюжет его поэмы, которую он сам особенно ценил и которая до сих является одним из самых любимых произведений Бернса в Шотландии.

Из книги И.Г.Шнейдера "Операция парус. Наследники Катти Сарк"

+3

64

Урсула Саутел (1488—1561). Вещая ведьма.

            Все существующие предания об Урсуле Саутел — йоркширской колдунье, чаще фигурирующей в рассказах как матушка Шиптон, — страдают от переизбытка домыслов и откровенных небылиц.
Оставим, однако, все вышеуказанное на совести тех, кто приложил к этому руку, а наша история начинается с того июльского дня 1488 года, когда в деревушке Кнэйрсборо появилась на свет маленькая Урсула.
http://s55.radikal.ru/i150/1207/22/5266a13dc6da.jpg

Её мать - вдова Агата Саутел была деревенской колдуньей. О ней ходила недобрая слава.
Ходили слухи, что зимой к вдове, наведывался гость сверхъестественного происхождения, — с раздвоенными копытами, козлиной головой, а в остальном — как все люди. Молва гласила, что Агата была вознаграждена чадом, которому судьба предопределила обладать силой, что и породившая ее рогатая тварь.
Сочинители преданий Йоркшира могли бы поведать нам о том, что июль 1488 года выдался на редкость нехорошым: что ни день случались сильные грозы, и деревенские жители были насмерть перепуганы невиданными ранее всполохами молний, а карканье ворон звучало, как никогда, зловеще. Многим даже чудились привидения и прочая нечисть. Нехороший, одним словом, был месяц.
А ближе к концу его как раз и родила вдова Агата. Повитухи рассказывали потом, что ребёнок не издал обычных для новорождённых звуков.

Что стало с матерью новорожденной  остается загадкой. По одной версии она умерла во время родов. Нашлись храбрецы, которые приютили дочь ведьмы и взялись ее воспитывать.

А что же Урсула, несчастная сирота? Её было за что пожалеть: девочка была очень некрасива, как в младенчестве, так и в отрочестве, вся какая-то согнутая и скрюченная. Одним словом, жалели её односельчане… до поры до времени.

Урсула росла, и в доме опекунши стали постоянно происходить всевозможные безобразия: двигалась и летала мебель, скрипели лестницы. Никто не понимал, в чём дело, пока тихая и молчаливая девочка, которой к тому времени исполнилось уже 8 лет, не призналась, что делает это именно она, и продемонстрировала свои возможности, перепугав всех до полусмерти своими «фокусами».
Именно с этого времени жалость к несчастной уродливой сиротке сменилась у односельчан чувством страха.
Все решили, что девочка унаследовала от матери (а может, и от «козлоногого» отца) колдовские способности.

Со сверстниками отношения у девочки не складывались.  С годами её потребность демонстрировать свои «дьявольские» способности стала просто неуправляемой. 
Неудивительно, что никто девочку не любил. И к двадцати годам высокая, со скрюченной, угловатой фигурой и уродливым лицом Урсула получила стойкое прозвище «йоркширская ведьма». Поэтому вся округа была просто шокирована, когда двацатичетырёхлетняя Урсула «подцепила» самого выгодного местного жениха —  состоятельного плотника Тобиаса Шиптона, из деревни что неподалеку от Йорка.
К этому времени за ней уже прочно закрепилась слава ясновидящей и пророчицы.

Шли годы, Урсула рожала мужу детей и пророчествовала… К слову сказать, ни муж, ни дети в многочисленных летописях об Урсуле Шиптон практически не упоминаются. После замужества её стали называть матушкой Шиптон.
http://s019.radikal.ru/i600/1207/51/7d3e1a57a4a3.gif

Признание ее пророческого дара жена плотника добилась в 1513 году, когда предсказала, что войска Генриха VIII вторгнутся в Нормандию. Вильям Лилли, астролог 17-го столетия, утверждает в своем Сборнике пророчеств, что шестнадцать из восемнадцати приписываемых матушке Шиптон предсказаний уже исполнились к моменту написания им книги. Касались они, как правило, типичных для периода Контрреформации войн и бедствий, вспышек голода и датировки событий местного значения.
   Следующим попаданием в яблочко будущего стала гибель Непобедимой армады испанцев ("Деревянных коней, что с Запада придут / Силы Дрейка в щепки разнесут").
В ее послужном списке ясновидицы числится и лондонский пожар 1666 года.
Свои пророчества матушка Шиптон писала белым стихом, порой весьма запутанно и туманно. Так что её будущим «биографам» пришлось немало потрудиться, прежде чем проникнуть в их смысл. Кроме того, ни одно пророчество не содержало точной даты, поэтому люди часто вспоминали о нём, когда событие уже происходило.
http://s017.radikal.ru/i425/1207/84/7b1565e3571d.jpg

Стоит сказать, что сама она умерла задолго до большинства предсказанных событий: в 1561 году она мирно почила в своей постели в семидесятитрёхлетнем возрасте.

Кто ж знает, сбудутся ли эти зловещие симптомы, старательно описанные Урсулой Саутел в этом предсказании:

"Шесть раз, доколе старый мир умрёт.
Я слышу, как дрожащая Земля вскричала
От этих шестерых предвестников финала…
Горящий хвост Дракона — знак таков:
Паденье духа, всех людских грехов.
Пред тем, как всё пророчество свершится,
Мой склеп сгорит, и дух освободится"

Дом и склеп знаменитой ведьмы, сохранившиеся до сих пор, являются достопримечательностями и одной из определяющих статей дохода её родного городка Кнэйрсборо.
http://s017.radikal.ru/i435/1207/0d/7b66bde30ab1.jpghttp://s017.radikal.ru/i423/1207/45/8f2defd8487f.jpg

Особое внимание туристов вызывает склеп, поскольку, по пророчеству, его разрушение может указать на страшное грядущее.
Сегодня могила цела и тщательно охраняется.
http://i051.radikal.ru/1207/11/16fcb1e03e2e.jpg

http://i002.radikal.ru/1207/b6/932dfcbcca7c.jpg

http://www.gadanie-i-goroskop.ru/tysjac … a/107.html
http://tarotaro.ru/portal/magic/pages/e … ka-shipton

+5

65

иннета, я тоже про эту тетку писала в достопримечательностях Достопримечательности Англии>>

0

66

Разные морские чудища. подборка

http://i7.5cm.ru/t/2jPU.jpg

Ссылка

+1


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Средневековье » Ведьмы, чудовища, привидения, суеверия