SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Средневековые книги

Сообщений 31 страница 60 из 93

31

ИСКУССТВО ПЕРВОЙ БУКВЫ (продолжение)

СОВЕРШЕНСТВО ГОТИКИ

К XIII столетию европейская рукописная книга сложилась в законченный, цельный и совершенный организм. Поколениями мастеров всё в ней было выверено, посчитано и соблюдено: поля, колонки, строки, буквы и не в последнюю очередь — художественное убранство, просто немыслимое без инициалов.

Текст писали вытянутым, угловатым, суровым с виду, но очень ёмким письмом. Оно плотной массой ложилось на пергаменные страницы, до отказа заполняя очерченные при разметке прямоугольники колонок. Чтобы не нарушать монолитности письма, писцы растягивали, сжимали или сокращали буквы в строке, выравнивая её правый край. В короткой строке пробел заполняли орнаментом, а в короткой колонке, чтобы избежать пустоты, повторяли последний кусок текста, пометив на поле, что читать его не нужно.

Такая строгая упорядоченность чёрных форм оживлялась большими и красочными заглавными буквами. Они разделяли текст подобно караульным заставам — строчки рубрик струились над ними алыми стягами. Вряд ли когда-нибудь ещё появятся инициалы такой величины, такой ювелирной отделки, такая сложная, продуманная до мелочей многоступенчатая их иерархия.

Текст латинской Библии — Вульгаты — начинался, как правило, вытянутой по высоте страницы заглавной буквой «I»: «In principio creavit Deus...» — «В начале сотворил Бог...» (Быт. 1,1). Размеры инициала были таковы, что художник-иллюминатор умудрялся не только вписать в его медальоны все семь дней творения, но зачастую изображал и последующие эпизоды Книги Бытия: грехопадение человека, изгнание Адама и Евы из рая, убийство Каином брата Авеля. Для средневекового мастера, видимо, иначе и быть не могло: начало времён, великие события — начало рукописи, величественное исполнение... В некоторых скрипториях к нижней части буквы «I» дополнительно пририсовывали Распятие, напоминая о грядущем искуплении первородного греха и первого братоубийства.

http://i035.radikal.ru/0912/9b/f5d391393413.jpg

Инициал-гигант «I» в начале Книги Бытия. Истинная высота буквы — 320 мм, что в 150 раз превышает высоту текстовой строки. Библия. Франция, 1240—1260 годы.

http://i018.radikal.ru/0912/8e/f488927b9607.jpg

Книга Юдифи и предшествующий ей пролог начинаются с одной и той же буквы «А», однако инициалы отличаются друг от друга видом и размером. Библия. Франция, 1240 — 1260 годы.

Инициалы остальных книг Священного Писания выполнялись в пять-шесть раз меньше исходной «I», но каждый из них также включал в себя иллюстрацию из Ветхого и Нового Заветов: Моисей получал скрижали (Книга Исхода), Юдифь отрубала голову Олоферну (Книга Юдифи), Иона выходил из чрева кита (Книга пророка Ионы), Иоанн лицезрел Господа во славе (Откровение Иоанна Богослова)...

Тексты Вульгаты предварялись прологами — отрывками из писем и сочинений блаженного Иеронима, который в IV веке перевёл Писание на латинский язык. Прологи начинались инициалами ещё меньшего размера, а вместо иллюстраций их украшал орнамент.

Мельче всех писец-каллиграф либо рубрикатор выводил минием и лазурью начальные буквы глав. Эти инициалы получили название филигранных: алая основа буквы окружалась множественными голубыми прочерками, лёгкими петлями, ажурными завитками — почти иллюзорными следами изящных движений тонко заточенного пера. В равной степени бывало и наоборот: основа буквы делалась синей, а филиграни — красными.

http://s48.radikal.ru/i120/0912/69/e8dc06f049c1.jpg

Цвета филигранных инициалов на странице обычно чередуются: красная буква — синий орнамент и наоборот. Реймский миссал. Франция, 1285 — 1297 годы.

Как это ни парадоксально, но при помощи одних лишь начальных букв достигались весьма разветвлённая логическая артикуляция мысли и строгое соподчинение частей книги друг другу, на которые не раз обращали внимание исследователи готических рукописей.

ВЗЫСКАНИЕ КРАСОТЫ

В скрипториях Восточной Римской империи (конец IV — середина XV века) сложились иные традиции украшения книг, отличные от западных.

Начальный лист византийского кодекса, как правило, открывался не инициалом, а богато декорированной заставкой. Она имела форму прямоугольника или П-образной скобы с проросшими по углам листьями и располагалась в верхней части страницы. Внутри заставки красными или золотыми чернилами писец выводил название книги, а ниже начинался текст. Как и в западных рукописях, заглавная буква выделялась из текста величиной и цветом. В роскошных кодексах её украшали орнаментом либо фигурками животных и людей. Но никогда византийский инициал не достигал тех гротескных размеров, что были в обычае у европейских мастеров, и никогда соцветие красок и орнаментальный декор буквы не делались богаче и насыщеннее красок и орнамента заставки. В Византии не инициал, а заставка обозначала в рукописи место, с которого начиналась книга или новый её раздел.

http://s11.radikal.ru/i183/0912/79/9d333f6566be.jpg

Сестра Моисея Мариам танцует после перехода евреев через Красное море. Изящный изгиб её фигуры и касающийся земли рукав красного платья образуют очертания буквы «А». Псалтирь. Константинополь, 1074—1081 годы.

В сравнении с латинскими манускриптами, убранство которых часто строилось на контрасте художественных приёмов, страницы греческих кодексов выглядят не столь эффектно. Им скорее присуща внутренняя гармония, располагающая к глубокому, вдумчивому созерцанию. Для письма византийские писцы предпочитали не плотные чёрные чернила, как на Западе, а более мягкие по тону — коричневатые, допускавшие живую игру оттенков: тёмные в местах нажима пера, они обладали светлой прозрачностью там, где их брали более жидко. Европейские мастера размещали текст на странице в два-три столбца, в которых строчки получались короткими и динамичными, а в византийских рукописях чаще встречалась одна колонка, со строками длинными и потому неторопливыми.

Инициал располагался на левом поле либо в межколонном пространстве, почти не нарушая правильной формы столбца. Он привлекал к себе внимание не внешней броскостью, а утончённой пластикой и изящной соразмерностью с текстом и другими элементами декора. Заглавная буква прежде всего оставалась буквой. Исполненная красоты и меры, она никогда не превращалась в самодостаточный узор или сюжетную иллюстрацию — это было уделом заставки. Украшенный инициал в первую очередь безошибочно читался и лишь потом радовал глаз искусным художеством. Письменный знак, соединённый в инициале с живописью, не смешивался с ней, как не смешиваются слитые в общий сосуд вода и масло.

В 1453 году Второй Рим пал, захваченный и разграбленный турками-османами. Перестала существовать некогда великая империя, твердыня восточного христианства. Но тысячелетняя традиция её книжного искусства, пустившего глубокие корни, продолжала ещё долго жить на остальной территории православной ойкумены: на Кавказе, Балканах и в Древней Руси.

http://i023.radikal.ru/0912/1b/745df11a864b.jpg

В отличие от западного алого миния (сурика) на Востоке красные инициалы выписывались густой, насыщенной цветом киноварью. Евангелие-апракос. Афон, вторая половина XI — начало XII века.

УРОКИ ГРЕЧЕСКИХ МАСТЕРОВ

Из похода в 988 году на Корсунь киевский князь Владимир Святославович возвратился с молодой женой, византийской царевной Анной. Вместе с ней в Киев прибыли царьградские священники, привёзшие церковную утварь и богослужебные книги. Последовавшее вскоре крещение русского народа по греческому обряду определило не только то, какая литература получит хождение на просторах Руси, но и то, по каким образцам рукописи будут украшаться.

Уже древнейшие из сохранившихся русских книг — Остромирово Евангелие (1056—1057) и Изборник Святослава (1073) — во всём следуют византийской манере книжного убора. Они написаны величественно-медленным почерком, именуемым уставом, и снабжены пышными фронтисписами и миниатюрами, заставками и инициалами — всем тем, чем славились столичные кодексы Восточной Римской империи.

http://i074.radikal.ru/0912/0c/70ebac6f9041.jpg

В Остромировом Евангелии чаще всего встречаются буквицы двух начертаний — «В» («Въ время оно...») и «Р» («Рече Господь...»). Великий Новгород, 1056—1057 годы.

Из всех способов украшения заглавных букв русских художников-изографов больше всего привлекали растительные мотивы, доведённые греческими мастерами до предельной условности. Мачты таких букв рисовались витыми или составленными из нескольких коленцев. На их окончаниях и в местах сочленений набухали почки и завязывались молодые побеги. Широкие листья, плавно заворачиваясь, намечали естественные изгибы письменных знаков, а цветочными бутонами эффектно завершались буквенные петли.

Следуя традициям греческой книги, русские изографы никогда не привлекали к инициалу слишком много внимания. В первую очередь он служил тексту и полностью подчинялся ему: обозначая в нужном месте начало новой темы, инициал помогал читателю постичь вероучительную суть слова. Обычный размер буквицы не превышал пяти строк (редчайшим исключением была буква высотою в восемь строк!). Это позволяло располагать по нескольку инициалов на одной странице.

Смелые сочетания ярких красок ткали неповторимый, праздничный наряд книги. Сурик и киноварь, бакан и охра, ярь и празелень, лазорь и голубец — чем только не расцвечивались буквицы в русских рукописях! Для богатых заказчиков применялось «металлическое» письмо: особый писец — злато писец — обводил контур красочной буквы чернилами из творёного золота, придавая ей вид драгоценного украшения.

Впрочем, сильного художественного впечатления нередко добивались и одной киноварью. Лучшим русским памятником, исполненным в подобной манере, служит Юрьевское Евангелие — рукопись исключительной художественной высоты. Оно написано между 1119 и 1128 годами по заказу игумена новгородского Юрьева монастыря Кирьяка при закладке в обители каменной церкви. Об изографе книги известно, что звали его Фёдором («Азъ грешный Феодоръ напсахъ еуангелие се рукою грешною...») и был он «угринцем» — венгерским славянином. В том, что мастер был один, не возникает сомнения: на всём уборе рукописи «лежит печать одной руки, одной воли, одного замысла и единого стиля исполнения» (Т. В. Ильина. Декоративное оформление древнерусских книг: Новгород и Псков. XII—XV вв.).

Простота, с которой оформлено Юрьевское Евангелие, завораживает с первых страниц: это чёрное уставное письмо в сочетании с буквицами, выполненными ясной киноварной линией. Всего в рукописи их 65, и хотя в буквах большого разнообразия нет (в основном это «В» и «Р»), зато какая фантазия в графической их интерпретации! Из персонажей евангельских инициалов можно собрать целый зверинец: здесь есть верблюды и кони, медведи и львы, пантеры и волки, кошки и собаки, змеи и рыбы. Из птиц обитают павлины, фазаны, орлы, журавли, вороны, голуби. Имеются даже единорог и алконост. Воображение художника превращает букву «Р» в руку с ветвью, «В» — в виноградную лозу, «Е» — в благословляющую десницу.

http://s61.radikal.ru/i174/0912/0a/274f1f5d4b2f.jpg

«Красота без пестроты» Юрьевского Евангелия. Буквы «В» и «Р». Великий Новгород, 1119—1128 годы.

Изображения буквиц ровно лежат на плоскости пергамена, не углубляясь в него и не выступая наружу. В этом смысле они тождественны письму, расходясь с ним помимо цвета только в пластике. Плавная, упругая красная линия одной толщины и одного напряжения вьёт свой узор, не отличая рисунок животного от орнаментального плетения. И орнамент и фигуры для неё равноценны, поэтому одно беспрепятственно продолжается другим, и, несмотря на дробность отдельных деталей, каждый инициал отливается в цельную и совершенную форму.

источник

Продолжение следует...

+6

32

По этой ссылке -  каталог оцифрованных средневековых манускриптов. Отличный!!! :crazyfun:  Можно посмотреть, как выглядит самый старый список "Песни о Роланде", Устав ордена Золотого Руна, "Игра о Робине и Марион" Адама де Ла Аля и много-много всего другого!!!

http://manuscripts.cmrs.ucla.edu/
И ещё одна ссылка  - http://scriptorium.columbia.edu/

Отредактировано Vihuhol (2009-12-01 13:04:09)

+5

33

Находившееся в пределах Великого Новгорода Юрьевское Евангелие имело огромное влияние на местную школу украшения рукописей. Более того, эта книга вправе быть названа предвестницей нового стиля: именно в новгородских книгописных мастерских XII столетия в рисунке буквиц появились первые звери и птицы, опутанные лентами и ремнями.

ЗВЕРИ В РЕМНЯХ

Разнообразные существа изображались одной линией и плавно переходили в плетёный узор, как в буквах «угринца Феодора». Однако понемногу в них начинала преобладать декоративность. Ремни завязывались в замысловатые узлы, звери свивались шеями и хвостами, переплетались лапами и крыльями, одно животное появлялось на свет из пасти другого... Странные формы этих напряжённых и беспокойных созданий побудили русского учёного XIX века Ф. И. Буслаева объединить их под общим названием «чудища», а за новым орнаментом закрепилось определение тератологический (от греческого терш; — чудище, чудовище).

http://s43.radikal.ru/i100/0912/f7/7147d549e691.jpg

Страница рукописи XV века («Псалтирь с последованием»), хранящейся в Троице-Сергиевой лавре, демонстрирует образцы письма — полуустав, скоропись и вязь.

Книжный убор новгородского пошиба оказался столь привлекательным, что в XIII—XIV столетиях широко распространился по всему русскому Северу — от Пскова до Устюга Великого. От рукописи к рукописи орнамент буквиц становился всё сложнее, рисунок выполнялся всё искуснее, звери всё больше и больше терялись в плетениях. Казалось, чем сильнее они старались высвободиться из пут, тем глубже в них увязали. В одном инициале мастер помещал порой до десятка «чудовищ». Контур буквы стал настолько размываться дробным узорочьем, что её фон приходилось раскрашивать, чтобы облегчить чтение. В Новгороде для этого использовали серо-синие и голубые тона, в Пскове синие соперничали с зелёными, в Рязани предпочитали только зелёные.

http://i070.radikal.ru/0912/e8/a5b4231bb615.jpg

Угловатый орнамент тератологических буквиц напоминает плетение из бересты, распространённое на русском Севере. Буквы «Б» и два варианта «В». Евангелие, 1393.

Что же в этих рисунках имелось такое, что делало их близкими именно славянской душе? Ведь ни латинские, ни греческие манускрипты подобных инициалов не знали. Ф. И. Буслаев находил, что рвущиеся из ремней звери новгородских рукописей «напоминают о бедах монгольского нашествия». Известный палеограф В. Н. Щепкин в красках этих букв (красная, жёлтая и чёрная) усматривал «напоминание о зареве пожаров». Но вряд ли эти суждения можно распространить на весь тератологический стиль: ведь в «звериных» буквицах встречается немало и простодушных, и откровенно комичных персонажей, а помимо «огненного» колорита художники пользовались и другими красками. Скорее всего, отмечает Ф. И. Буслаев, «русская фантазия, ограниченная узкими пределами строгого стиля иконописи, находила для своих капризов желанный простор во всех этих затейливых орнаментах, ласкавших зрение наших предков игрою линий и гармониею тонов».

http://i046.radikal.ru/0912/a9/318bf4a6fdca.jpg

Постепенное превращение «чудищ» в ремни порой можно наблюдать на страницах одной рукописи. Буквы «С», «Б» и «Ж». Псалтирь, 1296.

В XIII веке кроме многочисленных драконов и змей, птиц и собак, медведей и зайцев в очертания тератологических буквиц стали включать фигуру человека. Однако, в отличие от условного, лаконичного рисунка зверей, человек изображался с большими подробностями и меньше был связан с орнаментом. Если звери всё сильнее увязали в плетёных силках, то человек, напротив, из них выбирался. На это ушло почти столетие. Только в XIV веке, в период высшего расцвета «звериного» стиля, человеку удалось окончательно отделиться от орнамента. Страницы рукописей наполнились буквицами, не только составленными из отдельных фигур, но и выполненными в виде многолюдных жанровых сцен.

«САМ ЕСИ ТАКОВ!»

Нельзя сказать, что персонажи русских заглавных букв служили для пояснения текста — чаще бывало наоборот. Ещё В. В. Стасов в конце XIX века заметил, что в инициалах, «кроме редких исключений, очень мало христианского, религиозного элемента». Это особенно бросается в глаза, когда художник, вопреки пословице «Бог дал попа, чёрт — скомороха», неожиданно помещает последнего в виде озорной буквицы в начало библейского текста. И не только помещает, но и приписывает на поле красными чернилами напутственное слово: «гуди гораздо» (играй хорошо), как это сделано в Евангелии 1358 года.

http://s47.radikal.ru/i115/0912/f4/613328e5c226.jpg

Видимо, осознавая, что ему здесь не место, гусляр готов убежать с рукописной страницы. Буква «В». Евангелие-апракос. Великий Новгород, 1358.

Другой пример подобного рода — буква «Р» на странице Писания, изображающая потешную сцену в бане: человек, облачённый в одежды, опрокидывает себе на голову банную шайку. Рядом дано пояснение: «обливается водою». Столь же невероятным кажется рисунок склонившегося над костром мужика в богослужебном Требнике. «Морозъ, рукы грееть» — гласит киноварная приписка, комментируя неожиданный сюжет заглавной «Б». Встречаются буквицы в виде бражника с чаркой в руке и заплетающимися ногами, охотника, закалывающего дичь, мужика, ломающего перед читателем шапку...

http://s51.radikal.ru/i134/0912/22/8fe820520a85.jpg

Помимо комичности ситуации (одетый человек окатывает себя водой) ещё баня служила символом низкого, «кромешного» мира. Буква «Р». Евангелие. Великий Новгород, 1355.

Начиная с XIII века нечто подобное можно обнаружить и на страницах латинских манускриптов. Комичные персонажи, заселившие пергаменные поля Библии-вульгаты и других католических книг, получили на Западе название дролери (от французского droleries — дурачества) или гротески (grotesque — причудливый, затейливый). Но, во-первых, дролери не так тесно были связаны с инициалами, а во-вторых, юмор западных средневековых рукописей принципиально отличался от юмора рукописей славянских. В «дурачествах» европейских иллюминаторов преобладали, как пишет академик Д. С. Лихачёв, «разного рода уродства и невероятности: рука, переходящая в ногу, перекрученная (или завязанная узлом) шея человека, соединённый с человеческой рукой заяц, вырастающее из головы крыло... причудливые и жуткие гибриды людей, птиц, змей, музыкальных инструментов и т. д.».

Славяне находили смешное в другом: на Руси издавна не упускали случая подтрунить над тем, что считалось общепризнанной нормой. Здесь ценили искусство неожиданно выставить оборотную сторону привычного явления. Недаром излюбленным трюком скоморохов было выворачивание овчины мехом наружу или надевание шапки задом наперёд. Так и в рукописной буквице «Д» вместо фигуры царя Давида с арфой в руках нередко изображали скомороха с гуслями на коленях.

Тот же приём снижения высокого смысла превращал в забаву букву «М» в образе двух «рыбарей» , тянущих невод с уловом. Этот сюжет с давних пор пользовался успехом при украшении священных текстов, напоминая о призвании Иисусом братьев Симона (Петра) и Андрея, бывших ловцами рыбы. «Идите за Мною, — сказал им Христос, — и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4, 19). Рисунок из Фроловской Псалтири XIV века в деталях следует канону, однако его евангельский подтекст полностью сведён на нет написанным над персонажами диалогом. «Потяни, корвин сынъ», — ворчливо выговаривает один рыбак другому, имея в виду провисшие мрежи. «Самъ еси таковъ», — огрызается тот через плечо.

http://s46.radikal.ru/i111/0912/a5/d300ab940fe2.jpg

Перебранку рыбаков художник запечатлел на века. Буквица «М». Фроловская Псалтирь. Великий Новгород, XIV век.

В современном сознании с трудом укладывается подобное смешение жанров, однако для сознания средневекового в этом не было ничего предосудительного. Высокий и низкий миры хоть и соприкасались на книжной странице, но отнюдь не смешивались. В комичных буквицах Священного Писания не было ни насмешки, ни кощунства над священным словом: пародия выставляла нелепым вовсе не текст — она вскользь, мимоходом подвергала осмеянию устоявшиеся нормы украшения рукописей. Этот смех был не над сутью, а над формой — «над наружным, кажущимся, механическим», поясняет Д. С. Лихачёв. Неслучайно подобные эксперименты не вызывали отторжения ни у церковных властей, ни у благочестивых заказчиков. Иначе от такой «крамолы» в веках не осталось бы и следа.

источник

+5

34

Романская декоративная каллиграфия

     В романском стиле декоративной каллиграфии прослеживается множество разных влияний. Элементы более ранних стилей, в частности кельтские плетенки, иконографические фигуры из Византии и буквицы с псевдоисторическими сценами (чаще всего, битвами между человеком и животным), свидетельствуют о тяге к разнообразию, свойственной романским манускриптам.

http://s59.radikal.ru/i165/0912/7b/ce9646bdd535.jpg

        Термин "романский" возник в XIX в. - так называли стиль в архитектуре конца XI-XII вв., основанный на древнеримских принципах строительства.
     Этот термин применялся также для манускриптов и произведений изобразительного искусства того времени и обозначал стиль, сформировавшийся под влиянием культуры Древнего Рима и, хотя и в меньшей степени, Византии. Романский стиль, главенствовавший в Европе в XII в., развился из иконописного стиля живописи и сложных декоративных элементов, характерных для англосаксонских манускриптов конца Х в.
     По мере того как росло богатство и влияние церкви, все более процветающими становились монастырские скриптории, где создавались требники и другие книги для церковных служб, - монахам-писцам необходимо было удовлетворять запросы вновь образующихся приходов. Самыми важными центрами производства иллюминированных книг были Винчестер и Кентербери в Англии и Мон-Сен-Мишель во Франции. Несмотря на то, что большинство манускриптов было связано с религией, неуклонно росло число книг научного и технического назначения, в том числе работ по ботанике и биологии.
    Разноцветные буквицы не только делали книги привлекательными, они служили также чисто практическим целям. Яркая заглавная буква привлекала внимание к важному отрывку текста, а украшавшая ее иллюстрация могла изображать содержание этого отрывка. Цветные заголовки и заглавные буквы на полях обозначают начало глав и стихов соответственно.

http://s41.radikal.ru/i091/0912/c4/76a1ba361a26.jpg
Винчестерская Библия (Англия, Винчестер, середина XII в.)
Эта восхитительная иллюминированная Библия создавалась на протяжении 15 лет коллективом художников, работавших в кафедральном скриптории. Яркую цветовую палитру, использованную в буквицах, продолжают написанные жирным шрифтом буквицы в начале каждого стиха.

      Романский алфавит, который будет представлен ниже, в комментариях, был создан на основе нескольких источников - английских и французских манускриптов XI в. - и демонстрирует все разнообразие стилистических приемов этого периода. Романский период отличался разнообразием и яркостью. Буквы в романском стиле основаны на цельном шрифте с римскими пропорциями, хотя и сохраняют некоторые признаки более раннего унциального шрифта. Некоторые буквы украшены очень сложно; есть и менее изысканные, лишь с несколькими декоративными элементами. В заголовках используются прописные буквы, написанные жирным шрифтом, - предшественники ломбардских, возникших в XIII.

http://s54.radikal.ru/i146/0912/a1/08b0f5e47735.jpg
Псалтырь (Англия, Винчестер, вторая половина XI в.)
Распятие и начало 51-го псалма. Цветной рисунок с бордюром из листьев аканта напоминает французские манускрипты того же периода. Не исключено, что работу выполнял писец-иностранец.

http://i068.radikal.ru/0912/26/8f278c5346f8.jpg
Житие св. Иеронима (Англия, XII в.)
Контурный рисунок в начале страницы изображает человека, обучающего медведя алфавиту. Цветные заглавные буквы были характерны для манускриптов этого периода.

По материалам книги Маргарет Морган "Буквицы. Энциклопедия"

Отредактировано Vihuhol (2009-12-29 21:41:03)

+9

35

Встретила совершенно случайно публикацию, котоорая поразила до глубины души - настолько тонко автор чувствует эту эпоху. Понравилось невероятно. Потому и делюсь :)

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/proba-book.jpg

       Повсюду искал я покоя и в одном лишь месте обрёл его.
        Нет, конечно, мы с вами не выжили бы в Средневековье: антисанитария, война, голод, скудость и опасность бытия... но они, кратко и трудно бывшие в мире, что-то такое знали о нём, что позволяет мне, чисто вымытой, привитой от оспы, имеющей дневное пропитание в холодильнике и шарящей по дальним библиотекам, не покидая любимого кресла в тёплой комнате, выживать сейчас.
       Дело даже не в орнаментальности, не в сиянии синих, не в пылании алых, не в чудах и тварях, таящихся по чащам виньеток и буквиц, не в том, что примитивность и непонимание пропорций в классическом смысле завораживают, потому что вот это корявенькое, гротескное, так и взрывается жизнью, правдой, где правильное мертво и лишь правдоподобно — хотя и в этом тоже. А главное в том, что войско царя Давида в латах, что ангелы толкаются в толпе, что вол и осёл тянут морды к Марии, распростёршей руки в крылатых лазоревых рукавах, а над ними открытое до самой сердцевины райской розы небо, населённое и подробное, единое с землёй. Время прозрачно, пространство проницаемо, замысел во всём, смысл явен, как воздух, явлен, как свет, почему его и не ищешь, но ощущаешь.

Как бесконечную благодарность.

За то, что по полям Благовещенья кувыркается мартышка и играет на колёсной арфе кошка.

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/annunciation_animals.jpg

За то, что житие святого разнообразят птицы и цветы — и сторожат две странных вроде-бы-собаки, да так, что самому боязно.

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/creatures.jpg

За вот такую Троянскую войну — там ещё дракон затесался с краешку, как без дракона-то?

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/troy.jpg

За ослепительную вышивку двадцать шестого псалма, где текст не сразу и виден, но необходим.

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/psalm26-1.jpg

   За трансформацию и вариации канона, в конце концов: Иоаннов Богословов, от десятого века до шестнадцатого, я люблю нежно как раз за сходство и различия, утверждающие незыблемость и уникальность всего в мире.
В десятом веке он вот такой:

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/john950.jpg

    На излёте пятнадцатого похожи, да всё равно наособицу: торжественное внимание левого — и удивлённое потрясение правого, тщательный книжный мир с вплетёнными в кайму персонажами — и условность, архитектурная рамка, почти стенная роспись. И орлы, орлы — один атрибутивен, а другой-то служит, чернильницу подносит.

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/john1450-1499.jpg

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/john1490-1510.jpg

   А на Британских островах идут своим путём, как всегда, не зря Геродот про них писал, что неизвестно, есть ли эти острова вообще, или так, россказни.

http://i123.photobucket.com/albums/o309/quodsciam/art/john-celtic.jpg

Это — тоже Иоанн Богослов, да. С головой орла и крыльями, потому что. Вот потому что.

Это Средневековье.

http://quod-sciam.livejournal.com/297388.html#cutid1

Отредактировано Vihuhol (2015-05-10 19:13:33)

+11

36

Романская декоративная каллиграфия. Буквы.

Романский алфавит. Круглые буквы

http://s002.radikal.ru/i199/1001/99/cbb731a1c196.jpg

http://s003.radikal.ru/i204/1001/a9/7ea066e95990.jpg

Романский алфавит. Широкие буквы

http://s006.radikal.ru/i214/1001/09/a2cd049b1313.jpg

Романский алфавит. Прямоугольные и прямые буквы

http://s40.radikal.ru/i088/1001/98/00c442a9c669.jpg

http://s61.radikal.ru/i174/1001/64/c3f8363ab65a.jpg

Романский алфавит. Прямоугольные и диагональные буквы

http://i067.radikal.ru/1001/b7/dd176989a74a.jpg

http://i076.radikal.ru/1001/73/3eaf7948b1bd.jpg

Романский алфавит. Узкие и прямые буквы

http://i079.radikal.ru/1001/2e/a9a8ebe7f21c.jpg

Романский алфавит. Узкие и изогнутые буквы

http://s004.radikal.ru/i207/1001/61/52dbbb397080.jpg

+9

37

ИСКУССТВО ПЕРВОЙ БУКВЫ: ГОТИКА И РЕНЕССАНС

Типография старинной книги — драгоценное наследство, достойное того, чтобы мы продолжали им пользоваться.
Ян Чихольд

В середине XV века майнцский горожанин Иоганн Гутенберг изобрёл оригинальный способ изготовления металлических литер. И с их помощью стал набирать и печатать книги. Для человеческой цивилизации это событие имело грандиозные последствия. Едва ли сам изобретатель догадывался об истинных масштабах своего изобретения, однако потомки оказались единодушны в оценках. «История ума представляет две главные эпохи: изобретение букв и типографий; все другие были их следствием», — полагал Николай Михайлович Карамзин. «Изобретение книгопечатания — событие, открывшее вторую часть мировой истории и истории искусства, совершенно отличную от первой», — писал Иоганн Вольфганг Гёте.

Буквицы в инкунабулах

Новый способ изготовления книг распространился чрезвычайно быстро. Уже к концу XV столетия на территории Европы возникло около 1100 типографий, которые выпустили в свет почти 40 тысяч изданий (общий их тираж — более 12 миллионов экземпляров!). Этот период в истории книгопечатания — от 1440-х годов, когда Гутенбергом были получены пробные оттиски, до 1 января 1501 года — принято называть первопечатным или колыбельным, а издания сего времени именуют инкунабулами (от латинского incunabula — колыбель, младенчество).

Несмотря на то что многое в инкунабульных книгах сделано впервые, они не перестают удивлять своей зрелостью и высокой культурой исполнения. «В самом названии “инкунабулы” заключена ирония судьбы, — считал немецкий историк Р. Бенц, — это не колыбель, но одна из вершин утончённого искусства готики». Ведь не секрет, что печатная книга первых десятилетий старательно копировала рукописную, свою предшественницу, и стилистически мало от неё отличалась. Да и отпечатанной, как правило, она бывала лишь отчасти: при украшении книжных страниц издатели по-прежнему прибегали к услугам художников-иллюминаторов.

Самое известное творение Иоганна Гутенберга — так называемая 42-строчная Библия — вышла из-под его ручного пресса в 1452–1455 годах. Текст Писания составлен из подвижных, отлитых из гарта (сплав свинца с сурьмой и оловом) литер и отпечатан на бумаге (а часть тиража — на пергамене) чёрной краской. Однако заголовки, инициалы и орнаментальные украшения на полях, в подражание книге рукописной, были внесены от руки пером и кистью, прежде чем отдать фолианты в переплёт. Поэтому в каждом экземпляре они разные.

http://i057.radikal.ru/1001/cb/891eecb00a2d.jpg

Рукописные инициалы «I» и «P» в типографическом шедевре Иоганна Гутенберга. 42-строчная Библия. Майнц, 1452—1455 годы.

И ещё очень долго, не одно поколение после Гутенберга, исполнение книжных заглавных букв оставалось привилегией не типографов, а каллиграфов и иллюминаторов. В продажу книги поступали в виде кип отпечатанных, подобранных, но не переплетённых листов. На начальных страницах наборщик оставлял для инициалов пустые места по высоте нескольких строк. Чтобы знать, с какой буквы начинается текст, её впечатывали мелким кеглем посередине пустующего квадрата, как это видно на иллюстрации внизу. Читатель сам, сообразно собственному вкусу и пристрастиям, мог украсить купленный экземпляр либо заказывал исполнение инициалов опытному мастеру. В результате каждое издание, напечатанное с одних и тех же форм, имело свой неповторимый облик.

http://s001.radikal.ru/i194/1001/2b/7f449e5b179d.jpg

Печатная страница, которой так и не коснулись перо и кисть иллюминатора. «Хроники Франции». Типография Антуана Верара. Париж, 1493 год.

http://i056.radikal.ru/1001/c0/cf940ed2a815.jpg

Заглавную букву «L» художник украсил портретом Беатриче с раскрытой книгой в руках. Может быть, она читает «Божественную комедию»? Ручная работа в печатном издании бессмертного творения Данте. Типография Николо ди Лоренцо. Флоренция, 1481 год.

Однако уже в самые первые годы делались попытки украсить текст не вручную, а тоже с помощью печатного стана. Такова, к примеру, Майнцская Псалтирь, изданная в 1457 году преемниками Гутенберга — Иоганном Фустом и Петером Шёффером. В отличие от чёрного цвета основного текста её инициалы были оттиснуты синей и красной красками. Массивные версалы в начале псалмов, обрамлённые тонким кружевным узором в виде веточек ландыша, подражали рисунку филигранных инициалов готических рукописей. В выходной записи (колофоне) издатели с достоинством сообщали, что «настоящая книга псалмов, красотой инициалов украшенная и рубрикацией достаточно разделённая», изготовлена «при помощи искусного изобретения печатания и набора литер, без какого-либо применения калама (тростникового пера. — Прим. авт.)».

http://s003.radikal.ru/i201/1001/ff/afc94ec71740.jpg

Первый опыт многокрасочной печати. Майнцская Псалтирь. Типография Иоганна Фуста и Петера Шёффера. Майнц, 1457 год.

Правда, до сих пор остаётся неясным, каким образом в Майнцской Псалтири удалось достичь трёхкрасочной печати. Но есть предположения. Продолжая опыты с цветом, начатые ещё Гутенбергом, Шёффер применил составные металлические формы. Он набивал их по отдельности разными красками, после чего, собрав и закрепив их в наборе, с одного прогона получал цветной оттиск. Чтобы отпечатать ещё один лист, необходимо вновь разобрать формы и все операции повторить сначала. Технология была хотя и оригинальна, но чересчур сложна и трудоёмка, поэтому после майнцского «Католикона», изданного три года спустя, к ней больше не прибегали.

Дольше всех существовал третий, компромиссный способ цветного декорирования начальных страниц. Инициалы печатали одновременно с текстом, а затем раскрашивали от руки. Изготовление подобных заглавных букв не требовало особых усилий и затрат. Материалом для формы служила липовая или грушевая доска продольного распила. На плоскую, тщательно отполированную поверхность дерева мастер пером наносил рисунок, линии которого обрезал с обеих сторон ножом, а фон выбирал, углубляясь в древесину при помощи стамесок и долотец. В итоге получалось выпуклое клише. Накатывая на него типографскую краску, можно было изготовить множество зеркальных отпечатков исходного изображения.

Деревянная гравюра (иначе называемая продольной или обрезной ксилографией) выдерживала большое число оттисков и долгое время оставалась незаменимой при украшении книжных страниц. Первые ксилографии выполняли в простой линейной манере. Своим видом они напоминали контурные рисунки из сборников образцов, которые предстояло раскрасить. Обычно с ними так и поступали: часть книжного тиража после печати оставалась в типографии, где подмастерья расцвечивали страницы по шаблонам.

http://i058.radikal.ru/1001/6a/55fe9edf546c.jpg

Инициалы «A», «K» и «C». Бохольт, середина 1480-х годов.

Глубокая печать

Наряду с обрезной гравюрой на дереве был известен ещё один способ получения печатных изображений. Рисунок вырезали не на деревянной, а на металлической, чаще всего медной, доске. В начале работы её поверхность тщательно выравнивали и шлифовали, иначе любая неровность или случайная царапина могли оставить на оттиске след. Штрихи наносили специальными резцами — штихелями, а тонкие, «волосные» линии и вереницы точек процарапывали иглой либо алмазом. В отличие от ксилографии в гравюре на меди рисунок получался не выпуклым, а углублённым.

Затем с помощью кожаного тампона мастер набивал форму густой краской. Она легко счищалась с ровной поверхности металла, но застревала в бороздках, оставленных резцом. Для печати применяли толстую, слабо проклеенную бумагу, которую увлажняли, прежде чем наложить на гравюру. Лист не просто прижимали к форме, как это происходило при печатании книг, а с усилием протягивали вместе с медной доской между валами специального стана. Под сильным давлением влажная бумага вбирала краску из всех углублений, поэтому такую печать назвали глубокой.

Резьба по металлу — суровое ремесло, требовавшее от гравёра верного глаза и твёрдой руки, предельного внимания и недюжинного терпения. На изготовление одной медной доски уходило порой несколько месяцев, и любой неверно положенный штрих мог испортить всю работу. Если в деревянной гравюре ошибочное место попросту высверливалось и вновь забивалось пробкой, то металл почти не допускал исправлений.

Но и полученный в металле результат заметно отличался от ксилографического изображения, грубоватого и скупого на штрих. Богатая градация линий делала художественный язык резцовой гравюры много тоньше и пластичнее. Оттиски с медных досок безошибочно узнавали по отточенной остроте рисунка и ювелирной проработке деталей. Графические формы восхищали своей скульптурной чёткостью и выразительностью.

К сожалению, в книгах такие изображения не находили применения: совместить углублённую гравюру на меди с книжным набором было технически невозможно. Однако метод глубокой печати широко использовали для изготовления игральных карт, репродукций знаменитых картин, фресок и статуй, а кроме того, с его помощью тиражировали образцы различных орнаментов и ювелирных изделий. Это был явный шаг вперёд по сравнению с рукописными образцами орнаментов и алфавитов, имевшими хождение среди ремесленников в XI–XV веках.

Итак, со второй половины XV столетия Европа с помощью глубокой печати вступила в эпоху гравированных алфавитов. Стремительное распространение книгопечатания породило небывалый спрос на образцы декоративного украшения книг. Один за другим мастера гравёрного дела выпускали листы с печатными узорами и фигурными буквами. В отличие от разрозненных образцов из рукописных сборников гравированный алфавит представлял собой законченное произведение. Своего рода художественный эталон. Как правило, это был полный комплект латиницы, выдержанный в едином для всех инициалов стиле. Особой изысканностью отличались листы, не просто предлагавшие набор алфавитных знаков, а цельные, вполне завершённые композиции.

Отпечатанные во множестве копий, немецкие и голландские гравюрные оттиски расходились по всей Европе. Из страны в страну их перевозили художники и издатели, купцы и монахи, дипломаты и авантюристы. На Русь первые гравюры попали, видимо, из Италии, или, как тогда говорили, «Фрягии» — недаром за ними надолго закрепилось название «фряжские листы». Удачные образцы пользовались у типографов небывалым успехом: инициалы тут же перегравировывались на дереве и вставлялись в книжный набор. Автор декоративных букв чаще всего даже не догадывался, когда, в какой части света и на страницах каких книг его работа найдёт применение.

А. ДОМБРОВСКИЙ (г. Тула).

http://www.nkj.ru/articles/rubric/515/

+4

38

ИСКУССТВО ПЕРВОЙ БУКВЫ: ГОТИКА И РЕНЕССАНС (продолжение)

«Антиква» означает «древняя»

Изобретение книгопечатания по времени совпало с очередной сменой эпох. Европа прощалась со своим прошлым, надменно назвав его Средними веками, а уходящий художественный стиль — варварским, готским. Быстрое развитие «механического письма» обычно причисляют к достижениям Нового времени, и это, безусловно, так. Однако понадобилось не одно десятилетие, чтобы типографы в полной мере осознали собственные возможности и привнесли в искусство печати то новое, что позволяет говорить о нём как об истинно ренессансном явлении.

Со временем печатники отказались от услуг художников и раскрасчиков, и декор в их книгах утратил многоцветность и живописность. Подчеркнём здесь одну характерную черту живописи. В поздних манускриптах и первых инкунабулах, украшавшихся вручную, площадь инициала, как правило, полностью покрывали красками. Просветы в его рисунке считались незавершённой работой, ведь пергамен (а позднее бумага), подобно холсту живописца, служил лишь основой, которую следовало скрыть под красочным слоем.

http://s54.radikal.ru/i144/1001/51/6af3987541b0.jpg

Печатные инициалы Возрождения построены на контрастном равновесии чёрного цвета типографской краски и белого фона бумаги.

Исключив из печатного процесса ручную доработку, типографы свели свою палитру к одной-единственной краске — чёрной. Ею не только печатали текст, но и оттискивали декоративные украшения на начальных листах. В роскошных изданиях чёрный декор заменяли красным, который исполняли вторым прогоном. Но и в том и в другом случае бумага уже не являлась безликой подкладкой — наравне с краской она активно участвовала в рисунке инициалов. В печатной книге Возрождения живопись уступила место графике.

http://i061.radikal.ru/1001/73/627ec095a48c.jpg

Отказавшись от живописного многоцветия, Ратдольт, однако, сохранил целостность убранства, свойственную рукописной книге: декоративная рамка на полях страницы имеет тот же орнамент, что инициал.

Ещё одна отличительная черта ренессансных инициалов — чистота буквенных форм. Увлечение в те времена античностью сказалось и на облике алфавита: образцом для прописных букв латиницы было взято капитальное письмо Древнего Рима. Итальянские гуманисты XV века так старательно подражали письму древних рукописей и монументальных надписей, что сложился новый шрифт, рисунок которого кардинально отличался от готического. Благодаря своему происхождению этот алфавит получил название «антиква» (от латинского antiquus — древний).

Красоту и совершенство его стройных очертаний не раз сравнивали с красотой и совершенством человеческого тела. И как живописцы Возрождения не желали скрывать человека за складками одежд, так мастера книги, дорожа классической ясностью алфавита, не видели смысла в его приукрашивании. Впрочем, нельзя сказать, что из рисунка инициалов тех лет декор исчез вовсе, — этого не произошло, однако связь буквы с декором в корне изменилась.

Ошибка итальянских гуманистов

Первые печатные инициалы ренессансного типа появились в конце 1470-х годов в венецианских изданиях Эрхарда Ратдольта. Светлые литеры антиквенного рисунка он помещал внутри чёрных квадратов, заполненных побегами вьюнка. Несмотря на близкое соседство растительного узора, буквы существовали отдельно от него. Стилизованным стеблям позволялось сколь угодно плотно опутывать тела литер и даже пронизывать их насквозь в разных местах, но никогда растение не превращалось в букву и, напротив, буква никогда не переходила в растение.

Орнамент, который использовал Ратдольт в своих ксилографиях, напоминал античный и был известен в Италии под названием «bianchi girari»*. Особенно его почитали на родине ренессанса — в рукописных мастерских Флоренции, откуда он распространился в Верону, Неаполь и Болонью. Прописанные белым по алому или оливковому фону ажурные стебли вьюнка обвивали инициалы и устилали поля гуманистических рукописей середины XV века. Лёгкое светлое кружево придавало страницам характер классической простоты и ясности, поэтому чаще всего так оформляли труды античных авторов.

Первым изданием Ратдольта, которое он украсил белыми вьюнками, была «Римская история» Аппиана, увидевшая свет в 1477 году. Вслед за ним мотив тонкой ветви, изгибающейся вокруг литеры, стали использовать многие печатники Венеции.

Правда, как выяснилось впоследствии, сплетения dei bianchi girari имели вовсе не античное происхождение — ведь древней книге вообще не была свойственна орнаментика. Белые вьюнки вошли в употребление благодаря известной ошибке итальянских гуманистов. На заре Ренессанса они приняли каролингские рукописи латинских классиков за подлинные античные манускрипты. Полагая, что возрождают наследие древних римлян, они копировали почерки X—XII столетий, а заодно и присущие этому периоду книжные украшения. В итоге, как известно, письмо времён Карла Великого (так называемый каролингский минускул) легло в основу строчных букв гуманистической антиквы, а декор каролингских и романских книг заполнил ренессансные рукописи на правах античного.

По сути, рисунок dei bianchi girari соединил стилистику трёх различных эпох: орнаментальные мотивы Средневековья были переработаны в духе античности так, как это представляли себе мастера Возрождения.

Мерило букв

Новые веяния коснулись не только орнаментированных, но и фигурных инициалов Ренессанса. Постепенно самоутверждаясь, человек Нового времени в конце концов осознал себя личностью — венцом творения, совершенным созданием по образу и подобию Божественного Творца. Сдвиги в самосознании оказались настолько серьёзными, что нашли отражение даже в рисунке заглавных букв.

К началу XVI столетия человеческая фигура покинула жёсткие остовы литер, заставлявшие её принимать подчас уродливые и неестественные позы, и разместилась по соседству с письменным знаком. В алфавитах зрелого Возрождения едва ли найдётся хоть один инициал, в котором человек был бы распят на каркасе графемы. По словам философа А. Ф. Лосева, новая личность утверждалась «в виде ясной, выпуклой, гармоничной и устойчивой телесности» — настолько самодостаточной, что она не собиралась уподоблять себя посторонним формам. Пожалуй, единственным исключением являлись обнажённые фигуры Петера Флётнера из «Человеческого алфавита» 1534 года, но они выглядят по меньшей мере курьёзно, чтобы поколебать общую направленность.

http://s003.radikal.ru/i201/1001/6f/5741563e1c6b.jpg

Петер Флётнер был талантливым скульптором, и его интерес к пластическим возможностям человеческого тела, естественно, отразился в этом алфавите.

Персонажи ренессансных инициалов нечасто баловали вниманием свои письменные знаки, а тем более использовали их для каких-либо нужд. Да и вряд ли это можно было осуществить, находясь практически в разных измерениях. Идеальная красота человеческого тела пребывала хоть и рядом, но совершенно отдельно от столь же самостоятельной красоты антиквенной буквы. Между тем связь, пусть не столь явная, всё же существовала: букву и человеческую фигуру объединяли общие пропорциональные закономерности.

Первая треть XVI столетия, как никакой другой период в истории, оказалась богата на исследования антиквенных форм латиницы. В Италии, Германии и во Франции того времени один за другим выходили в свет трактаты по конструированию алфавита. Упомянем в хронологической последовательности труды Фра Луки Пачиоли (1509), Сиджизмондо да Фанти (1514), Леонарда Вагнера (1517), Иоганна Нойдёрфера (1519), Лудовико Вичентино (1522), Джованни Антонио Тальенте (1524), Альбрехта Дюрера (1525), Джамбаттиста Верини (1527), Жоффруа Тори (1529).

Следуя древней истине «Человек есть мерило всех вещей», многие авторы трактатов производили построение букв по классическим пропорциям человеческого тела, вписанного в квадрат. В этом они явно полагались на опыт античных мастеров. И в Древней Греции, и в Древнем Риме квадрат признавали идеальной фигурой, а слова «τετραγωνος» и «quadratus» (четырёхугольный, квадратный) были тождественны понятию «совершенный». Даже словосочетание «идеальный человек» на латыни звучало как «quadratus homo»!

Разделённый по каждой стороне на 10 равных частей, квадрат служил своеобразной модульной сеткой для вычерчивания прописных знаков. Помимо 1:10 в рисунке литер применялись и другие пропорции, обнаруженные в человеческой фигуре, например 1:3, взятая для отношения волосного штриха к основному. Вполне закономерно, что именно внутри квадрата чаще всего помещались и ренессансные инициалы, и даже самая узкая буква латиницы — «I» — не являлась здесь исключением.

http://s55.radikal.ru/i148/1001/c9/26624dcf9ec4.jpg

Несмотря на искусную композицию каждого инициала, буква в нём явно отчуждена от изображения: насколько осязаемы и подвижны фигурки людей, настолько бесплотны и статичны литеры.

Тайное послание

Надо сказать, что ренессансные издания получались красивыми даже в тех случаях, когда выходили из печатного стана и вовсе без украшений. Наряду с понятием «набор» в обиходе типографов вскоре укоренился новый термин — «наборный инициал». Для его печати пускали в ход литеру большего (обычно титульного) размера, завёрстывая её вместе с основным текстом. Что называется: дёшево и сердито. Однако, несмотря на кажущуюся бесхитростность подобного выделения первого слова, наборным инициалом умело пользовались признанные мастера «чёрного искусства».

Примером может служить сочинение Пьетро Бембо «Об Этне», напечатанное в 1495 году, одно из самых простых в оформлении и одновременно изящных изданий итальянского типографа и просветителя Альда Мануция Старшего. «Начало текста “Этны”, — пишет исследователь, — отмечено лишь небольшим наборным инициалом, поставленным на корешковом поле, вне полосы набора, на уровне первой строки. Это — необычная даже для изданий самого Альда простота, граничащая с типографским аскетизмом, свойственным больше нашему времени, чем эпохе Возрождения».

На исходе столетия, в декабре 1499 года, в «Доме Альда» увидело свет ещё одно издание, прославившееся своими заглавными буквами. Речь идёт о сочинении анонимного автора под названием «Hypnerotomachia Poliphili». Из-за сложной игры слов в заглавии книги её принято называть просто «Полифил» (буквально: влюблённый в некую Поли) или переводить на русский язык сокращённо: «Сон Полифила», поскольку канву романа составляют причудливые сновидения главного героя.

Внутреннее убранство «Полифила» является полной противоположностью оформлению «Этны». Все 38 глав книги открывают большие, различно орнаментированные инициалы. Её страницы украшает множество искусно выполненных гравюр (в тексте их более ста шестидесяти). Фантазия наборщика не знает границ: он придаёт набору форму «косынок», «чаш», «ваз», «кораблей» и делает это не только на концевых полосах… Альдовское издание «Сна Полифила» давно признано самой красивой иллюстрированной книгой Ренессанса, но только её художественные достоинства вот уж какое столетие не оставляют в покое исследователей.

http://s47.radikal.ru/i116/1001/4a/51bc260612c2.jpg

Инициал «P» — первая из 38 букв анаграммы, раскрывающей подлинное имя автора книги «Сон Полифила». Типография Альда Мануция. Венеция, 1499 год.

Ещё в XVI веке было обнаружено, что инициалы «Полифила», прочитанные отдельно от текста, складываются в секретное посвящение, составленное на латыни. Причём в этой фразе содержатся сведения, приподнимающие завесу над таинственным анонимом: POLIAM FRATER FRANCISCUS COLUMNA PERAMAVIT — «Поли брат (то есть монах) Франческа Колонна с большой любовью». Большинство историков полагают, что автор романа, он же «влюблённый в Поли», не кто иной, как доминиканский монах фра Франческо Колонна (fra Fran-cesco Colonna), живший во времена Альда Мануция и, вполне возможно, сотрудничавший с ним. Впрочем, это всего лишь одна из гипотез, и, как бы то ни было, тема об авторстве «Hypnerotomachia Poliphili» до сих пор остаётся открытой.

А. ДОМБРОВСКИЙ (г. Тула).

http://www.nkj.ru/articles/rubric/515/

+4

39

Еще про часослов герцога Беррийского.
Подробное описание и сами миниатюры.

http://www.christusrex.org/www2/berry/index.html

http://bibliotekar.ru/k108-Limburg/index.htm

+3

40

Куда шли за книгой в Средние века

Во все времена с тех пор, как появились книги, существовали люди, которые не представляли себе жизни без чтения.

Как и в древние времена, в средние века книги хранились, прежде всего, в библиотеках. Они, правда, не были уже такими большими, как в Александрии или Риме: собрание в 500-1000 рукописей считалось большой редкостью.

Первыми в Западной Европе возникли монастырские библиотеки. Книги в них хранились в шкафах, на полках и в сундуках, где их заворачивали в материю. Те, что выдавались монахам, иногда прикреплялись цепями к пюпитрам, стоящим в специальных помещениях. Во многих монастырях при вступлении в братство полагалось внести рукописную книгу. Книги также создавались в собственных монастырских скрипториях (мастерских по переписке книги). Славилась своей универсальной по тем временам коллекцией, большая часть которой вышла из такого скриптория, библиотека Корбийского монастыря. Здесь находились не только богослужебные и богословские книги, но и исторические сочинения, медицинские и астрологические трактаты, труды античных авторов. В VI-XII веках богатейшими библиотеками были монтекассинская, сен-жерменская и сен-галленская.

http://s003.radikal.ru/i202/1004/b0/632407a90890.jpg
Читальный зал библиотеки монастыря в Адмонте, построенного в 1074 г.

Библиотеки появляются также при школах и университетах. Так, спустя 80 лет после основания Парижского университета Сорбонны, в его библиотеке насчитывалось 1720 томов. В Англии XIV-XV веков насчитывалось 60 библиотек. В частности, сохранились каталоги 7 колледжей Оксфордского университета, 9 колледжей Кембриджского. При университетах возникают должности стационариев, которые выдают студентам книги.

http://s40.radikal.ru/i090/1004/0c/fb1ccf91c278.jpg
Библиотека монастыря Мельк, Австрия

Среди частных библиотек первое место принадлежит, конечно, королевским собраниям. Славилась французская королевская библиотека, которая начала создаваться в XII веке. По образцу восточных библиотек позже она была преобразована в публичную, которой могли пользоваться и частные лица. 1200 томов насчитывала библиотека французского короля Карла V. С ней соперничала библиотека герцога Бургундского, в которой было 1000 книг.

Вообще же в средние века Испания выгодно отличалась от остальной Европы: в ее мусульманских владениях существовали (как и на всем Востоке) публичные библиотеки, всего их было больше 70. В них обычно хранились книги античных и восточных, а также христианских европейских авторов. Как правило, эти библиотеки превосходили по размерам европейские. Так, знаменитая Кордовская библиотека насчитывала более 400 тысяч томов. Кроме того, существовали и многочисленные частные собрания.
С конца XIII века уже во всей Западной Европе, а не только в мусульманской Испании, книгами обзаводятся частные лица. Причем, не только ученые и студенты, которым книги необходимы для обучения, и не только духовенство и знать, но и среднее купечество, горожане. Тогда же появляются и первые библиофилы. Особо заядлыми собирателями старых рукописей и книг оказались итальянские гуманисты.

Существовали городские мастерские, где создавались книги. Во французских городах переписчики, иллюстраторы и переплетчики селились рядом, в одних кварталах.

Любовь к чтению, к познанию нового заставляла книгочеев средних веков тратить деньги очень нерационально по понятиям простого средневекового человека.

http://www.liveinternet.ru/users/3485865/post124104575

+7

41

Оттоновская декоративная каллиграфия

      Манускрипты, написанные в Оттоновский период, X - начало XI века выглядели роскошно благодаря обильному использованию позолоты и окрашенного пергамента. Простое цветовое решение, включавшее лилово-синий, светло-зеленый цвета и красные контуры, подчеркивало этот эффект.
     Оттоны правили в восточной части владений Каролингов, на территории современной Германии, с 919 по 1024 год. Оттоны оказывали щедрое покровительство различным видам искусства, благодаря чему в этот период быстро развивалось и процветало искусство украшения рукописей.

     http://s09.radikal.ru/i182/1004/e7/1ca48c0fc6a0.jpg

        Оттоновский двор переезжал с места на место, постоянных писцов при нем не было, желание обладать роскошными рукописными книгами удовлетворялось за счет монастырских скрипториев в Эхтернахе, Рейхенау и Регенсбурге. Восхитительная отделка манускриптов свидетельствовала об огромных богатствах семейства Оттонов.
       Оттоновский стиль является продолжением стиля каролингов, обогащенного англосаксонскими влияниями, - отсюда узоры с переплетениями в кельтском стиле, а также влияния Италии и Византии, сказавшиеся в изображении человеческих лиц и фигур, напоминающих иконописные. Оттон II взял в жены Феофану, византийскую принцессу, сыгравшую важную роль в переносе византийского стиля на Запад.
       Многие книги этого периода были роскошно декорированными манускриптами, предназначенными для церковных служб. Для них характерно обильное использование золота и страниц, окрашенных пурпуром - символом императорской власти. Листы пергамента тонировались в пурпурный цвет красителем, который добывали из желез морских брюхоногих моллюсков семейства иглянок.
       Буквицы, как правило, были большими, с характерными для этого периода узорами из переплетающихся ветвей, промежутки между которыми закрашивались яркими цветами. Красные контуры встречались чаще, чем черные, - они подчеркивали богатство ярких цветов и позолоты. Текст на таких декорированных страницах располагался вокруг доминирующей буквицы.

http://i074.radikal.ru/1004/24/91a68a4a73e8.jpg
Трирское Евангелие (Германия, Трир, конец X в.)

    Перед Евангелием помещено послание св.Иеронима. Плоская позолота, обильно использованная на этой странице, сияет на фоне темно-лилового и зеленого цветов, в окружении бордюров из листьев аканта. Обратите внимание на узор в центре буквицы "В", в котором явно прослеживается влияние кельтского стиля, сложившегося тремя веками ранее.

http://s59.radikal.ru/i164/1004/b4/6a1c516891c0.jpg
  Священная книга (Германия, Майнц, середина XI в.)

      Первая страница украшена бордюром из листьев аканта с позолотой, текст написан карлонигским шрифтом, золотой краской на пурпурном фоне. Вся страница, в особенности восхитительная золотая буквица, является отличным образцом этого стиля, оказавшего влияние на писцов Ренессанса.

     http://i078.radikal.ru/1004/63/fcc67e0323f2.jpg
Регистр св.Григория, Libri XI-XVI (Германия, X-XIв.)

     Именно такие буквицы легли в основу стиля "белая лоза", разработанного писцами итальянского Ренессанса. Сложный узор сопровождается простым и разборчивым шрифтом. Яркий оранжево-красный цвет использован как для контуров, так и для самой буквицы, что характерно для оттоновского стиля.

     По материалам книги Маргарет Морган "Буквицы. Энциклопедия"

+6

42

ПИСЬМО НА БЕРЕСТЕ

http://img-fotki.yandex.ru/get/4800/sunny-fanny.5b/0_3b134_a2960e0c_XL.jpg

Грамотный русский человек XI в. знал многое из того, чем располагала письменность и книжная культура Восточной Европы, Византии.

Кадры первых русских грамотеев, переписчиков, переводчиков формировались в школах, которые были открыты при церквах со времени Владимира I и Ярослава Мудрого, а позднее при монастырях.
Есть немало свидетельств о широком развитии грамотности на Руси в ХI-ХII вв. Однако, она была распространена в основном лишь в городской среде, особенно в кругу богатых горожан, княжеско-боярской верхушки, купечества, зажиточных ремесленников. В сельской местности, в дальних, глухих местах население было почти сплошь неграмотным.
С XI в. в богатых семьях стали учить грамоте не только мальчиков, но и девочек. Сестра Владимира Мономаха Янка, основательница женского монастыря в Киеве, создала в нем школу для обучения девочек.

Ярким свидетельством широкого распространения грамотности в городах и пригородах являются так называемые берестяные грамоты. С тех пор в научный оборот введены сотни берестяных грамот, говорящих о том, что в Новгороде, Пскове, Смоленске, других городах Руси люди любили и умели писать друг другу.
Среди писем деловые документы, обмен информацией, приглашение в гости и даже любовная переписка. Некто Микита написал своей возлюбленной Ульяне на бересте «От Микиты ко Улианици. Поиде за меня...».

Береста - очень удобный материал для письма, хотя и требовал определенной подготовки. Березовое лыко варили в воде, чтобы кора стала более эластичной, затем снимали грубые ее слои. Лист бересты со всех сторон обрезали, придавая ему прямоугольную форму. Писали на внутренней стороне коры, выдавливая буквы особой палочкой - «писалом» - из кости, металла или дерева. Один конец писала заостряли, а другой делали в виде лопаточки с отверстием и подвешивали к поясу.
Техника письма на бересте позволяла текстам сохраняться в земле столетиями.
                                                                                                    источник

+4

43

Готическая декоративная каллиграфия

http://i060.radikal.ru/1010/aa/3aeb663db566.jpg

      Впервые термин "готика" использовал итальянский художник и критик Джорджо Вазари (1511-157), описывая "варварский" стиль западного искусства, существовавший после античности до Ренессанса.
      В наше время этот термин обозначает период в искусстве, начавшийся в конце XII в. и закончившийся в разных местностях в разное время, в зависимости от того, как быстро там были восприняты идеалы Ренессанса, ориентировочно между XIV и концом XVI в.
      В ранних готических манускриптах заметно влияние предыдущих стилей, однако изображения листьев, вьющихся стеблей и животных более изысканны. Характерная для готики тяга к гротескам породила странных существ, ни людей, ни животных, которых можно видеть на полях манускриптов.
      Манускрипты периода расцвета готического стиля (середины XV в.), отличаются обилием позолоты и декоративных элементов в буквицах и бордюрах, которые пестрят цветами, листьями и животными. Иногда заглавные буквы и бордюры украшались миниатюрами, содержание которых было связано с текстом. В то время активно развивалась геральдика, поэтому портреты и гербы заказчиков часто включались в рисунок. К концу XV в. влияние Ренессанса привело к большей реалистичности в изображении флоры и фауны в бордюрах, украшенных плоской позолотой.

http://s44.radikal.ru/i104/1010/0e/290644ccb7a0.jpg

Бедфордский часослов (Франция, Париж, ок. 1423)
Этот роскошный часослов включает в себя 31 миниатюру, окруженную сценками и орнаментальным узором из листьев аканта, других растений и животных. На фоне выпуклой позолоты ломбардским шрифтом написан текст, над которым должен размышлять читатель. Декоративный узор из вьющихся стеблей напоминает о более ранних декоративных стилях.

http://i064.radikal.ru/1010/43/7e6ce1cdabc1.jpg

Бокаччо. Декамерон (Фландрия, Брюгге, ок. 1480)
Широкий бордюр из цветов, фруктов и листьев аканта, а также геральдических символов Эдуарда IV. Внутреннее пространство широкой заглавной буквы "А" заполнено филигранным узором из порошкового золота. Текст написан французским готическим шрифтом, известным под названием "батард".

http://s54.radikal.ru/i146/1010/ed/b553bddd9b6e.jpg

Бревиарий (Франция, начало XV в.)
"Колючий" бордюр из виноградных листьев характерен для манускриптов конца XIV - начала XV в. Гротескные фигуры (предназначенные для того, чтобы развлекать читателя), в данном случае драконы, на полях встречаются в готических манускриптах с XIII в. Шрифт более округлый и широкий, чем большинство готических шрифтов.

     В XIII-XIV вв. Франция и Англия оставались главными центрами создания манускриптов. Это были не только церковные книги, но и учебники, часословы для домашнего использования, альманахи и даже романы. Рост спроса на книги привел к тому, что их производство не ограничивалось больше монастырскими скрипториями, а стало отраслью коммерции - книги активно продавались, особенно в таких городах, как Париж или Оксфорд.
     Алфавит, который приводится ниже, основан на заглавных буквах манускриптов, созданных в период расцвета готического стиля в Северной Европе (Франции и Фландрии), в середине XV в. Английский каллиграф Эдвард Джонстон (1872-1944) называл эти крупные округлые заглавные буквы "ломбардскими". Они служили рамкой для декоративных элементов с обильным использованием позолоты и использовались наряду с более плотными шрифтами, которыми выполнялся текст. Заглавные буквы отличались плавностью линий, изгибами, заменявшими острые углы. В них заметно сходство с буквами унциального шрифта - засечки преувеличивались и служили рамкой для узоров. Такие буквы редко использовались в заголовках; как правило, они обозначали начало главы или стиха и располагались как в самом тексте, так и на полях.

Готический алфавит. Круглые буквы
Вьющиеся стебли, украшающие этот алфавит, встречаются и в буквах оттоновского стиля. Цветовое решение простое, используются в основном красный и синий цвета на роскошном позолоченном фоне.

http://s08.radikal.ru/i181/1010/68/ae54b4c3fbb7.jpg

Готический алфавит. Широкие буквы
В латинском алфавите не было буквы "W", в данном случае буква была разработана специально и составлена из двух соприкасающихся букв "V", что позволило ей органично вписаться в данный алфавит.

http://i062.radikal.ru/1010/5e/ced4901a7669.jpg

Готический алфавит. Прямоугольные и изогнутые буквы
Буква "J" появилась в латинском алфавите сравнительно недавно. До этого ее заменяла буква "I". В данном случае, дизайн этой буквы был разработан так, чтобы она вписывалась в группу прямоугольных и изогнутых, хотя она уже, чем другие буквы.

http://s41.radikal.ru/i091/1010/ce/faae43fc1b67.jpg

http://i060.radikal.ru/1010/42/ab8ae02399b2.jpg

Прямоугольные и прямые буквы

http://s58.radikal.ru/i159/1010/9f/9bf49400a2a2.jpg

Прямоугольные и диагональные буквы
Прямую широкую диагональ буквы "Х" уравновешивают волнообразный изгиб и витые стебли с красными и синими листьями.

http://s001.radikal.ru/i196/1010/20/646ef2ab3882.jpg

Готический алфавит. Цифры
Если в манускриптах встречались числительные, их обозначали римскими цифрами. Эти цифры были разработаны специально для этого алфавита, в духе обильно декорированных букв, показанных выше.

http://s58.radikal.ru/i161/1010/bb/8e10c390d843.jpg

Бордюры и орнаменты

     Готические бордюры отличались высокой декоративностью. В XV в. появились более натуралистические изображения флоры и фауны - так сказывалось влияние Ренессанса, - однако сами мотивы практически не менялись. Это были виноградные лозы с позолоченными листьями, листья аканта, цветы, человеческие фигурки в костюмах соответствующей эпохи и странные животные, угрожающе глядящие со страниц книг, особенно часослов. Позолота была обычно выпуклой и хорошо отполированной, с узором из выступающих точек на поверхности. Широко использовалась также краска из порошкового золота на цветном фоне, приглушенный блеск которого контрастировал с выпуклой позолотой.

http://s41.radikal.ru/i093/1010/d7/078f57222196.jpg

      Если строчки были короткими, оставшееся пространство заполняли узорами соответствующего размера. Это могли быть стебли, листья, цветы, геометрические узоры и несуществующие животные. Шахматные узоры разных цветов с позолотой использовались как фон для иллюстраций или заполняли внутреннее пространство букв.

http://s53.radikal.ru/i139/1010/6f/a18d94e44806.jpg

Источник

+6

44

"Роман является не только памятником поэзии, но и содержит целую сумму тогдашнего знания по многим областям жизни и науки, целый мир средневековой учености."
(из вступительной статьи А.П.Голубева)

http://i082.radikal.ru/1010/14/5a16dab24f2d.jpg
(Гийом де Лоррис, Жан де Мён)

Эта и последующие иллюстрации из "Романа о Розе"

http://s58.radikal.ru/i161/1010/a0/6b2b8c4e98a4.jpg

"Романов о Розе" целых два. А то и целых четыре.
Это, во-первых, полностью отдельное произведение, маленький роман нормандского трувера Жана Ренара, "Роман о Розе, или Гильом из Доля" 1210 года (еще он создал романы "Галеран Бретонский", "Коршун", "Рыцарь Лебедя", "Лэ о тени", "Лэ об Иньоресе").
Сюжет довольно распространенный - сестру бедного рыцаря пытается опорочить перед императором сенешаль-завистник, утверждая, что видел на ее бедре собственными глазами родинку в виде розы.
Мотив, кстати, распространенный для средних веков, варьируется только форма родинки в виде цветка.
Однако девушка остроумно уличает лжеца и все заканчивается хорошо.

http://s45.radikal.ru/i109/1010/a3/b1050aa67471.jpg

Еще два романа - это прозаические переложения знаменитого Чосера и не менее знаменитое переложение Жана Молине (который служил Карлу Смелому и сложил поэму "Плач по Марии Бургундской").

Иллюстрация - "Жан Молине предлагает книгу Филиппу Клевскому":

http://s61.radikal.ru/i171/1010/2d/df0b9e9460d4.jpg

Страница из перевода Чосера, прекрасная рукопись 1440 года:

http://s42.radikal.ru/i097/1010/a3/5c7e3ed047a9.jpg

Собственно сам роман - это одно из самых загадочных произведений средневековой французской литературы, чудесный аллегорический роман, оказавший беспрецедентное влияние на всю мировую литературу.
Роман как бы составной, потому что написан двумя разными авторами, и хотя в целом преемственность сюжета сохраняется, обе части разные и по языку изложения, и по самому сюжету.

Иллюстрация - Рукопись "Романа о Розе", примерно 1420-1430 гг, "Хоровод вокруг Гения Любви"

http://i065.radikal.ru/1010/d2/f909eb7359d7.jpg

Говорят, что первая часть  похожа на глоток свежей воды, настоящей поэтикой, чем-то реальным и настоящим, пусть и поэма, по сути, аллегория. Автор первой части, Гийом де Лоррис, писал роман примерно между 1225 и 1240 годами.
Но это очень примерно, потому что Лоррис, скорее всего, умер в 1228 году, не дожив до 30 лет и не закончив свой труд.

http://s005.radikal.ru/i212/1010/de/29519d547b97.jpg

Автор описывает в своем романе свой сон-видение - о прекрасной Розе, и с первых строк становится ясно, что роман очень непростой, аллегорический, глубокий. Критики предлагают очень красивую и романтическую версию - переживания автора и открывшиеся ему видения были настолько духовными, тайными и прекрасными, что автор боялся их излагать, пусть и получил во сне указание поделиться полученными откровениями. Он делает это иносказательно, чтобы не разрушить какую-то важную тайну.
Возможно, это тайна истинной, возвышенной любви.

"Ты недоверьем не греши, -
В романе нет ни капли лжи.
Желанье было б разобраться
Во всем, что будет излагаться!"

(Гийом де Лоррис, перевод И.Б.Смирновой)

Иллюстрация - "Сад Веселья" из "Романа о Розе"

http://s51.radikal.ru/i131/1010/14/d42a365e19ea.jpg

Роман прерывается тем, что юноша не может достичь Розы и понимает, что ему предстоят испытания...

А вот некоторые "бытовые советы влюбленному мужчине" из произведения

"Не потерпи ничистоты,
И будь всегда опрятен ты:
Красивой будет пусть прическа,
И обувь доведи до лоска.
Всегда ты руки умывай 
И сам одежду подшивай.
Не забывай ты чистить зубы,
Не вздумай вдруг накрасить губы:
Лишь дамам краситься подстать,
И не румянься, чтоб не стать
Как те бесполые уроды,
Кто позабыл закон природы..."

http://s57.radikal.ru/i158/1010/c2/6d7abe718136.jpg

Вторая часть романа написана Жаном де Мёном примерно через сорок лет,  предположительно - между 1268 и 1285 годами.
Вторая часть очень отличается от первой.
Если первая - это скорее аллегория как форма выражения, и первичная идея куртуазной любви, то вторая часть (и это естественно, потому что Мён описывает не свой сон, а сон Лорриса как бы со стороны) - это уже аллегория и как содержание тоже, т.е. "разработка" сюжета, внесение подробностей, философские размышления и построения,комментирование событий.
Жан де Мён был очень образованным  человеком, и хотя его сочинение скорее дидактическое, чем романтическое.

миниатюра из "Романа о Розе" (вероятно, Жан де Мён)

http://s04.radikal.ru/i177/1010/b2/5b2f50ad090c.jpg

"Когда уходит вновь Надежда, -
О том печалится невежда;
А я ж веду себя мудрей:
Отчаянье гоню скорей.
Печали я не убоюсь, 
К Надежде снова обращусь,
Чтоб бодрость духа возвратилась."

(Жан де Мён, перевод И.Б.Смирновой)

Произведение Жана де Мёна - это во многом реалистичное произведение, рассматривающее в том числе и отношения между полами, восприятие человеческого тела с точки зрения разума и многое другое (скажем так, не самые распространенные темы для эпохи куртуазности).

http://s60.radikal.ru/i167/1010/ab/abcf85b87561.jpg
http://www.liveinternet.ru/users/1583508/post116904184/
http://roman-rose.narod.ru/
http://romandelarose.org/#illustrations

+7

45

Как красиво писать книги (рассказывают миниатюры).

"Написать книгу" в те времена означало буквально то, что означало: запастись перьями, чернилами, пергаментами, красками, нанять писцов с учениками, договориться с переплётчиком и художником. Это было очень дорогим удовольствием. Потому, зачастую, книга, в современном её понимании, писалась "под заказ" - для богатых и просвещённых средневековых личностей где-нибудь в специальных мастерских, чаще же всего - руками монастырских умельцев. От автора требовался список, рукопись, текст той или иной степени умности, но про текст мы сегодня не будем....
Итак, вы - решились издать книгу о нелёгком быте и суровой жизни средневекового труженика...
Первым делом нужно прилично оформить оглавление, ибо только глупцы и снобы оценивают книгу по богатству внешней отделки и степени роскошности переплёта. Человек же знающий, первое впечатление составляет после знакомства с оглавлением. Постарайтесь, к примеру, сделать как-нибудь так:

http://s009.radikal.ru/i308/1011/c8/a5555173243f.jpg

или так:

http://s014.radikal.ru/i329/1011/42/b52bc6a72d3c.jpg

Второе. Оформляя страницу, нужно помнить, что чем приятнее читателю будет держать фолиант в руках, тем больше он прочитает. Иллюстрируйте свой рассказ. Наглядность ещё никогда и никому не мешала.Затратное мероприятие, но зато каков результат! Вы степенно рассказываете о видах крестьянских работ, а картинка - вот она, пожалуйста:

http://s007.radikal.ru/i301/1011/ea/230f6a3fea7b.jpg

Вот крестьяне жнут рожь
http://s009.radikal.ru/i307/1011/87/2330e37841ae.jpg

И косят сено
http://s014.radikal.ru/i326/1011/dd/4e4f0ada4206.jpg

И складывают солому в скирды:
http://s002.radikal.ru/i200/1011/00/7bc4ca87f52a.jpg

А теперь стригут овец на живописном фоне.
http://s008.radikal.ru/i304/1011/2f/b369d9357b7a.jpg

Пока кто-то трудится в поле, умельцы булочники и пекари творят хлеб, зерно для которого просеял вот такой юноша:

http://s006.radikal.ru/i214/1011/d5/df581841d901.jpg

А вот, пожалуйста, и сам пекарь, кажется даже, что он позирует, главное не в ущерб делу:

http://s016.radikal.ru/i335/1011/cb/a08cd3afefc7.jpg

Жена ожидая его домой,проводит время за пряжей и беседой...
http://s005.radikal.ru/i210/1011/58/713557e2ff97.jpg

Тем временем, владетельный сеньор со своей сеньорой после многотрудного дня  пробует краюху и вино. Вполне возможно, именно они и будут наслаждаться вашей книгой.
http://s005.radikal.ru/i211/1011/a3/9ecba37bae17.jpg

Возможно,он - владелец чудного замка. Вот такого:
http://s007.radikal.ru/i302/1011/57/b0741b70884d.jpg

или такого:
http://s016.radikal.ru/i337/1011/d9/875488284711.jpg

Не забудьте разукрашивать страницы в самых неожиданных местах. Вот так например:

http://s013.radikal.ru/i325/1011/f5/5480528ccd70.jpg

Вообще же, чтобы о вашей странице пошли легенды, всякая её страница должна быть несказанно прекрасной:

http://s008.radikal.ru/i306/1011/e7/f59aeebdc5e6.jpg

http://s005.radikal.ru/i212/1011/2a/8332d2c7b49c.jpg

И тогда её веками будут рассматривать, наслаждаться,и рассказывать всем, кому можно....

+6

46

Шрифты средневековья

Средневековый шрифт? Готический, конечно. Действительно, что лучше готического шрифта придаст торжественной и таинственной этакости? А уж готических шрифтов сейчас на просторах интернета можно найти немалое количество.
И хотя зачастую эти дизайнерские мастерписы собственно к готическому шрифту имеют очень отдаленное отношение, но, тем не менее, четко ассоциируются у публики с мрачным и таинственным средневековьем и навевают, навевают… а это ли не главная задача?
Резонно, тем более что настоящее готическое письмо многие могут попросту «ниасилить».

Однако в эпоху средневековья выбор шрифта часто был весьма серьезным шагом, который делался отнюдь не только из эстетических соображений или по соображениям удобства письма и чтения.
Шрифт в средневековье, как и многое другое, имел большое символическое значение, и его выбор уже сам по себе мог быть своего рода программным заявлением. Кроме того, набор средневековых шрифтов не ограничивался исключительно готическим шрифтом, который, к слову, тоже был достаточно разнообразен.

История средневековых шрифтов, разумеется, уходит своими корнями в историю латинской письменности в Римской Империи.
Не затрагивая совсем ранние периоды, мы можем начать с первого века новой эры.
К этому времени окончательно оформилось так называемое римское капитальное (то есть состоящее из капиталов – прописных букв) письмо. Пожалуй, самый знаменитый классический образец этого письма – надпись на колонне Траяна (II век н.э.).

Текст на колонне императора Траяна

http://s011.radikal.ru/i318/1011/48/0f4187d0f802.jpg

Интересно, что практически точные копии этого шрифта встречаются и на других памятниках тех времен, что дало возможность предположить наличие в Риме эпохи Траяна некоего общегосударственного эталона для официальных надписей.
Удобочитаемость, графическое совершенство обеспечили этому шрифту популярность в веках и породили множество подражаний.

Еще одним шрифтом, появившимся в Римской Империи является унциал (вероятно, от латинского uncus – крюк, изогнутый) – первый латинский шрифт римской церкви. В первые века христианства письменным языком церкви в Европе был греческий.
Писцы изобрели свой шрифт, который сочетал с одной стороны достаточную торжественность, а с другой – круговые мазки и легкость письма, характерные для греческой письменности.
Этот произошло в конце II — начале III веков. Когда латынь стала официальным языком римской церкви, то отчасти из-за легкости письма, а отчасти и чтобы отмежеваться от языческой литературы, унциал становится своего рода официальным церковным шрифтом.

Греческое унициальное письмо

http://s07.radikal.ru/i180/1011/4a/40602dc79c27.jpg

Латинское унициальное письмо

http://s58.radikal.ru/i161/1011/81/f7e2c64a2309.jpg

Шрифт обыденной письменности той эпохи, требовавшей более быстрого письма, получил название полуунциала.
В нем значительно сильнее выражены выносные элементы.

Полуунициальное письмо

http://i034.radikal.ru/1011/3f/071ee55d7c2b.jpg

После падения Римской Империи на основе этих шрифтов развиваются областные типы письма: ирландское, вестготское, меровингское, староиталийское и т. д.

Вестготское письмо

http://s010.radikal.ru/i314/1011/36/3490357ef76a.jpg

Староиталийское письмо

http://i073.radikal.ru/1011/4d/f3633efbc6a6.jpg

Меровингское письмо

http://i021.radikal.ru/1011/d5/80819968ac9a.jpg

В 800 году н.э. Карл Великий был коронован императорской короной.
Хотя сам он был почти безграмотным, однако в качестве одного из важных шагов по формированию и укреплению своей империи он решил ввести новый имперский шрифт. Как и в случае унциала, принятие нового шрифта мыслилось важным политическим решением. Совместно с бенедиктинским монахом Алкуином они выбирают на роль имперского шрифта разновидность галльского письма, использовавшуюся в знаменитом тогда монастыре Корбье. Этот шрифт получил название каролингского минускула.

Каролингский минускул

http://s007.radikal.ru/i300/1011/e4/0cbadf864660.jpg

Наконец, в латинской Европе XII столетия распространяется готическое письмо, характеризующееся общей темной картиной письма, сжатостью букв и изломами. Скорее всего, возникло оно на севере Франции приблизительно в середине XI века, то есть за столетие до соответствующего архитектурного стиля. Так что первоосновой готической эстетики, возможно, следует считать не готический собор, а готический манускрипт. И если о символизме готического собора написано достаточно много, а то и более, то готический шрифт еще ждет своего певца. Как и в случае унциала, как и в случае каролингского минускула, появление и распространение готического шрифта ознаменовало новый исторический этап.

Готический шрифт внес некоторое новшество и в эстетику письма.
Можно сказать, что фокус сместился с образа отдельной буквы на образ целого слова.
Буквы выступали сжатыми последовательностями, буквально сплетаясь друг с другом. Такой вариант готического письма распространился в XIII столетии и получил название текстура (от латинского textura – ткань).
Плотно и равномерно покрывающий страницу текст действительно напоминал сотканную ткань.

Готическая текстура

http://i015.radikal.ru/1011/ac/f7526a5b5c8f.jpg

Поскольку потребность в скорописи никуда не исчезла, в конце XII века появляется и готический курсив.

Готический курсив

http://s07.radikal.ru/i180/1011/44/6a6b3996c716.jpg

А в XIV веке в результате скрещивания книжного письма и канцелярского курсива возникает новая разновидность готического шрифта – бастарда (от французского bâtard — смешанный).

Бастарда

http://s013.radikal.ru/i324/1011/0f/ba3dc29d3a70.jpg

Готическое письмо на протяжении своей истории имело множество вариантов. Перечислить их все нет никакой возможности.
Но, пожалуй, обязательно стоит отметить появившуюся в XIII веке в Италии ротунду, выделявшуюся на фоне других разновидностей готики необычной округлостью и отсутствием изломов.

Готическая ротунда

http://s43.radikal.ru/i102/1011/94/f852e99c53f8.jpg

Интересно отметить, что хотя готический шрифт, как и готическая архитектура в своем сформировавшемся виде появились во Франции, в народном сознании и то, и другое скорее ассоциируется с Германией.
Возможно потому, что многие виды поздней готики сформировались именно в Германии.
Например, напоминавшее своей просторностью ротунду швабское письмо.

Швабское письмо

http://s45.radikal.ru/i109/1011/e3/585b823fe095.jpg

Эпохе Возрождения так и не удалось поставить точку в истории «варварской» средневековой эстетики.
Более того, по иронии судьбы стремясь отмежеваться от мрачного средневековья и построить новую культуру на основе чистых античных образцов, каллиграфы Ренессанса на самом деле лишь возродили доготический, но все же средневековый стиль письма.
Они самозабвенно копировали исполненные каролингским минускулом манускрипты, ошибочно принимая их за подлинники греко-римской античности. Из этого копирования родился новый шрифт, названный гуманистической антиквой (от латинского antiquus — древний).

Гуманистическая антиква

http://s012.radikal.ru/i320/1011/10/b5c92a47cb32.jpg
http://www.hermes-club.ru/raznoe/shrift … vya-3.html

+7

47

Перевод, конечно не причесанный, но понять суть можно.

Средневековая Английская книга для детей: Чтение для успеха

"Многие родители в средневековой Англии были обеспокоены обучением  своих детей читать и писать, как и сегодняшние родители. Грамотность была не так часто, как это в 2010 году, конечно, но в позднем средневековье в  монастырских  и аристократических  элитах  больше не доминирует культура книги, как это было в ранних средних веках.
Бумага предлагается более дешевая альтернатива дорогостоящим шкурам животных использовавшихся
, чтобы сделать пергамент, и все больше тексты были написаны на английском языке или переведены на родной язык, делая их доступными для тех, кто никогда не освоил латынь и французский Излюбленные церковью
и аристократией.

Профессиональные книжники были заняты в городских центрах, копировали книги не только для монашеского дома, которые когда-то была первичной букмекеров из Англии, но и для знати и расширение диапазона грамотного среднего класса: малого
и провинциального дворянства, ниже рыцарских семей и рост специалистов, а также успешной и в культуре городской буржуазии.

Чтение для социального успеха

Для этих средних классов, собственности книг состоялось специальное обращение. На протяжении большей части средневекового периода, книги были практически исключительной прерогативой самых богатых и знатных членов общества.
Таким образом, для семьи среднего класса благословил наконец с располагаемого дохода, книги были предметом роскоши из показного потребления, что сделало их успех ощутимый для всех, кто выбрал переворачивать страницы.
Что еще более важно, книги может содержать тексты, которые учили придворной таможенных и рыцарскому образу жизни, связанные с высшими слоями общества, образа жизни очень много трудолюбивых и господа купцы стремились, для своих детей, если не самих себя.

Часто такие семьи не могли позволить себе больше, чем одна или две книги, поэтому каждого тома, как правило, полным-полно широкий выбор работы, часто тщательно составлены для достижения определенных целей. Предоставлено справочных пособий, предназначенных для обучения детей социальных навыков часто появляются в таких отечественных коллекций, и так же романсы, которые могли бы драматизировать поведение и его последствия, желательно и в противном случае, и были больше о социальной мобильности, чем романтическая любовь в средние века (хотя, конечно, брак был важной частью успеха в феодальном обществе).

Некоторые английские коллекции пятнадцатого  предназначены для семейного потребления, даже сообщить "детский уголок" сортов, в которых моралистические романсы не только изменили на апелляцию особенно для молодых читателей, но в сочетании с любезно тексты подшипник названия, как книга маленьких детей "или как Мудрый человек учил своего сына и Хорошая жена научила ее дочь, которая с обучением на все, от почитания родителей своих, чтобы резьба на стол, чтобы молиться истово в церкви.
Хотя Есть случайные усилия в письменной форме неопытные, молодые руки на полях таких внутренних рукописей, фокус остается на чтение, чтобы усвоить и действовать в соответствии с принципами социальных столкновений.

Чтение и письмо для интеллектуальной успеха.

Для тех детей, выбранных, чтобы служить церкви, однако, письмо и обучение имеют решающее значение.
Христианская церковь контролирует высшее образование в средневековые времена, как интеллектуальное и профессиональное, так и духовной карьеры в рамках ее компас, и в какой-то момент в их подготовке, так и сделали все дети, предназначенные для такой карьеры.
Латинский язык церкви обучения и преданности, но в четырнадцатом и пятнадцатом веках английские
тексты были найдены в большинстве религиозных общин, многие из них используются монастырями и соборами, чтобы воспитывать не только молодых людей, планирующих присоединиться к их общине, но сыновей и дочерей местных семей.

Трактат Джеффри Чосера, Астролябия, например, который был первоначально написан для десятилетнего сын поэта, найден добро пожаловать домой, среди черных или монахов-бенедиктинцев, которых здоровый интерес к астрономии и космологии должно быть распространено на их обучение и помогает объяснить, почему название "Хлеб и молоко для детей" находится над более чем одной из их копий Трактата.

Также используется для инструкции мальчиков пьесы моралите 
Wisdom and Mankind  которые были скопированы и принадлежали  монахам Бери-Сент-Эдмундс.
Вполне вероятно, эти пьесы были выполнены студентами в одной или более из трех школ Бери', образовательной деятельности, которые бы привили религиозных ценностей в привлекательным способом, обеспечивая при этом активный опыт в реализации этих принципов, лежали народные города.
Тот факт, что те студенты, как и их современные аналоги, не всегда были полностью заняты, однако, можно судить по проказник отмечает и шифры нацарапал всей  Wisdom,, и плач школе мальчика на английском языке, затем переведен  на очень плохой Латинский  в задней части Mankind.

Исключительные средневековые дети и их английские книги.

Несколько молодых читателей и писателей, связанных с сохранившихся средневековых книг отличаются своей интеллектуальной, а также их социальных достижений.
Как сын успешного торговца вином, отец английской литературы себя весьма вероятно, начал свою связь с народной поэзией между досками отечественного коллекцию аналогичных тем, которые обсуждались выше. Некоторые ученые рассматривали иллюстрированный Манускрипт Окинлек  (1327-1340),  / Auchinleck Manuscript, как
один из самых ранних и самых больших сохранившихся коллекций Средне Английских романсов, убедительным кандидатом для раннего чтения Чосера, и были уверены, что его Кентерберийские рассказы выявят значительные знания романсов Окинлек.

Кроме того, Манускрипт Окинлек, возможно, был введен в эксплуатацию только аристократической семьей, как  Графы Уорик, служащих  нескольким королям, поскольку книга известна своими особым вниманием  на боевые и моральные приключения романтического персонажа сэра Гая Уорвика.
Если так, то мы имеем в Окинлек угол довольно внушительную детей в рамках большой
аристократической библиотеки, для своей коллекции простых поучительные тексты на вежливость и христианские принципы, конечно, предназначена для молодой аудитории, и многие из его романсов, как и его версия Артура и Мерлина, две из самых известных у средневековых детей, уделяют
особое внимание молодежи и, кажется, особенно ориентированы
на интересы и озабоченности мальчиков, которые в один прекрасный день возьмут в руки оружие и консультировать королей сами.

Пролог к Окинлекскому Артуру  и Мерлину сказка даже занимает время, чтобы сообщить читателям, что "дети", которые платят  прилежное внимание  к книгам "гораздо лучше" чем взрослые (фолио 201rb, линий 9-10).
Ни один ребенок не мог сделать лучше в средневековой Англии, чем стать королем, и книги королей часто были роскошными художественными творениями.
Жития святых Эдмунда и Фремунда составленнные
монахом Джоном Литгейтом  и найденные в
MS Harley Британской библиотеки 2278 (c.1434) обеспечивают прекрасный пример.
Скопировано в аббатстве Бери-Сент-Эдмундс  в качестве подарка для двенадцатилетнего короля Генриха VI, (Harley 2278)
является одним из самых роскошных и богато иллюстрированных из всех сохранившихся средневековых книг на английском языке.
Это сверху около 120 тонко выполненных
и ярко-окрашенных миниатюры в количестве листов, и они говорят не только о жизни святых в визуальном выражении, но кое-чем из истории книги, а, изображающая молодого короля
по отношению к Бери монахов и своих знаменитых святых.
Подержанная благоговейно, эта книга дает ребенку, который уже имеет все, мир может предложить духовные связи и полномочия, чтобы соответствовать его социальной и политической власти, а умные монахи, которые сделали рукописи, пользуются преимуществами его расположения.

Автор оригинала 
Линда Олсон *
_______________
*"Линда Олсон занимается исследованием, письма и обучения в области средневековой литературы и истории на протяжении многих лет. Ее публикации включают ряд статей по Латинской рукописи, книги, озаглавленной Голоса в диалоге по ликвидации неграмотности среди женщин и истории культуры в средние века (Университет Нотр-Дам-Пресс, 2005), и предстоящим введением на среднеанглийских манускриптах  (2011). Она имеет дипломы на английском и классики (степень бакалавра и магистра) из Университета Виктории, Канада, и докторскую степень по  английскому и литературе (D. Phil.) Из Йоркского университета, Англия".

Отредактировано Marion (2010-12-03 17:35:11)

+3

48

Раскрыт секрет создания ангельских книг

Средневековые иллюминированные Евангелия, написанные кельтами, отличает столь филигранная техника исполнения, что в чуть более позднее время про эти манускрипты говорили: "Это работа не человека, но ангелов"(Писатель XII столетия, Гиральд Камбрийский). Разгадку тайны мастерства древних монахов нашёл профессор Джон Сисне (John Cisne) из университета Корнелла (Cornell University).

Он изучил несколько таких наиболее выдающихся рукописей, созданных между 670 и 800 годами нашей эры.
Эти шедевры отличает присутствие некоторого количества "ковёрных" страниц — занятых узорами полностью, а также большое число иллюстраций в тексте.
В частности, Сисне проанализировал знаменитую Келлскую книгу (Book of Kells), созданную ирландскими монахами примерно в 800 году, — одну из самых богато украшенных иллюстрациями рукописей за весь период с конца VI по начало IX столетий, настоящую вершину мастерства в прорисовке миниатюр и орнаментов.
Также профессор использовал в своём исследовании Книгу из Дарроу (Book of Durrow), столь же яркий манускрипт, появившийся в VII веке.

Ке́ллская кни́га (также известная как «Кни́га Колу́мбы», ирл. Leabhar Cheanannais, англ. Book of Kells) — богато иллюстрированная рукописная книга, созданная ирландскими (кельтскими) монахами примерно в 800 году на острове Иона в конце VIII — начале IX века.
После того, как монастырь был разгромлен норманнами, книга была перевезена бежавшими монахами в Ирландию, в Келлское аббатство (монастырь), откуда книга и получила своё имя.

Это одна из самых щедро украшенных изящными миниатюрами и орнаментами средневековых рукописей среди всех дошедших до нас. Благодаря великолепной технике исполнения и красоте узоров многие исследователи рассматривают её как наиболее значительное произведение средневекового ирландского искусства. Книга содержит четыре Евангелия на латинском языке, вступление и толкования, украшенные огромным количеством цветных узоров и миниатюр. В настоящее время книга хранится в библиотеке Тринити-колледжа в Дублине, Ирландия.

Фолио (лист) 183r из Келлской книги, содержащий надпись «Erat autem hora tercia» («был час третий»).

http://i082.radikal.ru/1012/e4/d194329c9c65.jpg

Лист 7v, содержащий образ Девы с Младенцем. Это старейшее из сохранившихся изображений Девы Марии в западных рукописях.
Книга была предназначена скорее для использования во время богослужений, нежели для чтения.
Большие, щедро украшенные Евангелия, такие как Келлская книга, обычно хранились в алтаре церкви и использовались только для чтения Евангелия во время мессы.

http://s08.radikal.ru/i181/1012/ad/22ae703f221a.jpg

Многие элементы изображений на их страницах выполнены с разрешением до 30 линий на сантиметр, а в одном квадратном дюйме иной иллюстрации порой можно насчитать свыше полутора сотен сложных пересечений "ленточек" разных цветов.
Высокая точность орнаментов и толщина деталей менее одного миллиметра — одна из черт, заставивших современных учёных восхищаться фолиантами и ломать голову над техникой их изготовления.

Келлская книга, страницы 34r и 292r.

http://s016.radikal.ru/i334/1012/94/57c6c9a8d753.jpg

Профессор обратил внимание на то, что во многих иллюстрациях встречаются регулярно повторяющиеся узоры и вообще — мелкие элементы, словно срисованные с шаблона. Кроме того, выяснилось, что наиболее сложные орнаменты, присутствующие на странице сразу в нескольких местах, разделяет расстояние, соответствующее среднему расстоянию между зрачками человека.
Это навело исследователя на мысль, что в филигранном исполнении рисунков ключевую роль сыграло зрение создателей книг, точнее — особая техника взгляда и… стереоэффект.

Сисне выдвинул такое объяснение секрета рисунков.
Монахи, вероятно, создали ряд филигранных шаблонов для определённых "стандартных" элементов рисунка.
Их они располагали рядом с новым листом и разводили взгляд так, чтобы каждый глаз видел только шаблон или воспроизводимый кусок узора.
Благодаря стереоэффекту создавалась иллюзия объёмного изображения, в котором любая ошибка в вычерчивании линии (сдвиг вбок) приводила к возникновению разницы по кажущейся высоте в данной части рисунка.

Этот метод учёный назвал "свободное стереосравнение" (free-fusion stereocomparison).
Именно он, считает профессор, и позволял кельтским монахам создавать столь филигранно повторяющиеся орнаменты задолго до изобретения линз и микроскопов.
"Большинство людей не понимают, насколько точный инструмент наши глаза, и не задумываются, что их можно использовать несколько иным, нежели очевидным способом", — добавил Сисне.

Джон Сисне изучает страницу 85v Книги из Дарроу.
Внизу слева – сама эта страница, справа – ещё один фрагмент манускрипта.

http://i054.radikal.ru/1012/f3/da8ed2c713bc.jpg

А то, что секрет рисования столь изящных и точных орнаментов был тщательно похоронен, Джон объясняет логично: это часть пропагандисткой войны Кельтской церкви против Римской. Сложившаяся репутация таких книг, как написанных ангелами, вполне могла способствовать привлечению последователей.
(Люди.Идеи.Технологии.
http://www.membrana.ru/lenta/?9595
http://www.physorg.com/news171132916.html

http://s51.radikal.ru/i134/1012/d9/ff5913d8a7de.jpg

Фрагмент иллюстрированной рукописи "Грааль Рошфуко". Изображение с сайта sothebys.com

http://s011.radikal.ru/i315/1012/7e/83549bb9af94.jpg

Аукционный дом Sotheby's выставил на продажу иллюминированную рукопись XIV века под названием "Грааль Рошфуко", сообщает Artdialy. Книга, состоящая из трех томов, была изготовлена для Ги VII, барона де Рошфуко, видного аристократа средневековой Франции, предположительно в 1315 - 1323 годах.
Выполнена из коровьей кожи и украшена миниатюрами ручной работы на подложке из чистого золота.
Для ее изготовления понадобилось около 200 шкур и 107 драгоценностей, которые украшают иллюстрации.
Каждая иллюстрация прекрасно выписана, при просмотре создается такое ощущение, будто персонажи книги оживают на глазах, что в свою очередь можно считать настоящим произведением искусства. Рукопись оценена в 3,22 миллиона долларов.

В книге собрано несколько рассказов из цикла легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.
Все рассказы проиллюстрированы цветными миниатюрами (всего их 107), каждая из которых представляет собой образец средневековой живописи. Предполагается, что рукопись была создана во Фландрии или в Артуа.

http://i041.radikal.ru/1012/8c/903d5d77c4a5.jpg

http://s003.radikal.ru/i204/1012/03/deafa2da87c1.jpg

Ги VII, первый владелец книги, был убит в Битве при Пуатье. После этого книга впервые всплыла в XVIII веке - ее купил известный коллекционер рукописей того времени сэр Томас Филиппс, в то время стал входить в моду мужской педикюр.
После его смерти книга сменила еще двух владельцев, и сейчас ее продавцом выступает частная нидерландская библиотека Bibliotheca Philosophica Hermetica.

Рукопись "Грааль Рошфуко" была невероятно популярна в Средние века, ее перевели практически на все европейские языки. Вероятной причиной такой популярности называется тот факт, что в легендах дан образец рыцарского поведения и морали, а также привлекательно изображено аристократическое общество.

Информация о продаже рукописи вызвала недовольство у жителей Соединенного Королевства, считающих ее частью исторического наследия страны. Они считают, что такой ценный документ должен храниться только в музее, а никак не в частной коллекции.

Аукцион, на котором должен быть продан "Грааль Рошфуко", состоится 7 декабря в Лондоне.
http://lenta.ru/

+5

49

Раз говорим тут о книгах, то и тут можно сказать о приспособлениях для писания. ;)

Стилус(лат . stilus, stylus, от греч. stylos - палочка), в древности и в средние века заостренный стержень из кости, металла или дерева, которым писали.

1. Стилус с верхушкой в в иде ажурного четырехлистника.
14-й - 15 век. Париж, Национальный музей Средневековья - Терм Клюни.

http://i077.radikal.ru/1102/57/bc909471f4de.jpg

2. Стилус - сидящая собака. Поздний 15 век. Бронза. Франция. 7,4 см. Париж, Национальный музей Средневековья - Терм Клюни.

http://s002.radikal.ru/i198/1102/34/8a41e63ae41f.jpg

3. 2. Клад Кольмара. 13-й - начало 14-го века. Серебро. Размеры: 6 см х 2 см х 60 см.

http://i001.radikal.ru/1102/ea/d84f68fba7c4.jpg

В средние века стилусом пользовались в учебных заведениях.
О тех же, кто мог грамотно и красиво изложить на письме свои мысли, стали говорить, что у них хороший, красивый стилус.
Так в европейские языки (и в русский, в том числе) вошло слово «стиль»

Несколько книг с изображений на 15 в.

The Magdalen Reading before 1438, Rogier van der Weyden

http://s50.radikal.ru/i129/1102/9f/01066c255947.jpg

Portrait of a Young Man 1450, Petrus Christus

http://i071.radikal.ru/1102/1c/1e558e9d487d.jpg

Saints John the Evangelist, Scholastica and Benedict probably 1470, Master of Liesborn

http://i004.radikal.ru/1102/2d/bab3c9b7e636.jpg
http://app.cul.columbia.edu:8080/exist/ … ghtbox=yes

+6

50

Дама Джулиана и её книга

Дама Juliana de Berners (Джулиана де Бернье или, все-таки, Бернс, как ее в Вики называют?) была настоятельницей в Сент-Олбанс,
но в первую очередь – дочерью рыцаря, страстно любящей всё то, что было частью жизни английских ноблей 1400-х годов: рыбалку и охоту (рыбалка тогда тоже считалась разновидностью охоты, оказывается), птиц и собак.
Именно она составила правильную терминологию охоты, которой потом щеголяли знатные охотники многие столетия, давая понять окружающим, что принадлежат к кругу редких и избранных: ”bevy of quails”, ”deceit of lapwings”.

http://s001.radikal.ru/i194/1102/be/3b9b7e771b2d.jpg

Дама Джулиана создала целую иерархию и для добычи, и для охотников. Лосось был рыбой кроткой, нежной. Лещ – благородной.
Предков нынешних мастифов она приравняла к аристократии, а вот нечестопородные собаки стояли в самом низу иерархии, потому что были «запятнаны некрасивой формой и незрелым поведением».
С орлом охотился император. Кречет был птицей для королевской охоты, эрлы могли охотиться с сапсанами, с соколом-балобаном – рыцари, с ястребом-тетеревятником – йомены, с ястребом-голубятником охотились леди, с ястребом-перепелятником – священники, а пустельга была птицей, с которой охотились слуги.

http://i065.radikal.ru/1102/a1/44683c961b44.jpg

Разделка дичи тоже была вопросом статуса: лучшее мясо брал нобль, стоящий выше всех в иерархии.
Впрочем, это мясо прямиком отправлялось на кухню нобля, и вечером появлялось в виде жаркого перед всеми гостями.
Печень и почки отдавались загонщикам, внутренности – собакам. Безотходное потребление.

Книга дамы Джулианы называется The Boke of St. Albans, и впервые была издана в 1480-х годах, и потом переиздавалась под именем "The Book of Hawking, Hunting, and Blasing of Arms" до 1883 года. К счастью, полный текст есть на Архивах:http://www.archive.org/stream/bokeofsaintalban00bernuoft#page/n5/mode/2up

http://s015.radikal.ru/i333/1102/e2/f316479a6aeb.jpg
http://mirrinminttu.diary.ru/p117129980.htm#more1

Отредактировано иннета (2011-02-27 22:42:17)

+5

51

Часословы

http://s40.radikal.ru/i088/1102/6c/9f33c423e22e.gif

Часословы появились в Европе в 13-м веке.
Как бы объяснить получше, что это были за книжицы? И календарь-не календарь, и домоводство – не домоводство…

В общем, в связи с общим ростом грамотности стало модным иметь у себя дома эти игрушки, ну или предметы роскоши, если хотите.

http://s52.radikal.ru/i137/1102/92/a4b779879efe.jpg

Их дарили, как самое настоящее сокровище, в день свадьбы дочери, например, или на рождение первенства, подносили победителю в качестве взятки (ну чтобы он дом не разорял) и выменивали на целые поместья!
     А заполучив часослов, благоговели над ним, как над святынею, нарекали «семейной реликвией» и передавали из рук в руки по наследству.

А книжицы эти стоили того, ведь кроме драгоценного переплета (который и сам зачастую был шедевром ювелирного искусства) и обложки, украшенной драгоценными камнями и эмалями, он нёс в себе ещё и много полезной информации.
     Стандартные разделы, имеющиеся почти во всех дошедших до наших дней часословов:
* Календарь
* Таблицы движения небесных сфер, сведения из медицины, астрономии, прочие практические советы

http://s002.radikal.ru/i197/1102/d7/104961a88583.jpg

* Извлечения из Евангелия
* Молитвы, приуроченные к определенным часам (отсюда и название), другие разделы.
    В общем, к концу 14-го века часословы стали так популярны, что традиционные их «производители» - монахи окончательно и бесповоротно перестали справляться с всевозрастающим спросом.
     Им на помощь пришли предприимчивые ремесленники из городов.
      В мгновение ока расцвели цеха:
переплётчиков,
пергаментщиков,
скрипторов (мастеров чёрного текста),
рубрикаторов (рисовавших заглавные строки красной киноварью, или лазурью),
специалистов по разрисовке инициалов и наконец художников – мастеров книжных миниатюр.
     Выходило, что в процессе создания одного часослова участвовало столько людей, что и правда его изготовление можно сравнить с возведением собора.

ещё одна из страниц «Великолепного часослова герцога Беррийского»
Сентябрь.

У стен замка Сомюр трудолюбивые французские крестьяне собирают урожай винограда.
Груженные тяжелыми корзинами волы и мулы направляются в замок, где виноград вскоре превратится в великолепное вино.
Этой сцене уже больше пяти веков и она все так же привлекает к себе внимание.

http://s007.radikal.ru/i301/1102/de/9b3350f30dac.jpg

Кому-то захочется поближе рассмотреть миниатюрное, но при этом фантастически точное изображение замка, который и сегодня привлекает к себе огромное количество туристов. Кого-то привлечет безмятежный пейзаж, где виноградники соседствуют с лазурным небом и зелеными холмами.

http://i079.radikal.ru/1102/72/447dfca6b74c.jpg
http://citadelblog.ru/

Отредактировано иннета (2011-02-15 22:28:27)

+5

52

Кстати, а как "часослов" назывался по английски? Мне это интересно, потому что в русской традиции часослов содержал "часы" - храмовые службы (первый час, третий, шестой и девятый; также в часослов входят другие элементы суточного круга богослужений). Отсюда и "часовня" - здание, скажем так, религиозного назначения, но без алтаря: в нём можно читать часы и служить требы, но нельзя служить литургию. Часы - короткая служба с неизменным содержанием и не требует продвинутого уставщика (впрочем, несколько дней в году служат Царские часы с пением, а на Светлой седьмице часы состоят из пения целиком, но это тоже фиксированные службы, без замен и подвижек).

Отредактировано Княгиня (2011-02-15 23:14:40)

0

53

Княгиня написал(а):

Кстати, а как "часослов" назывался по английски?

Вот. Это из Большого англо-русского и русско-английского словаря. 2001.
1) prayer-book - молитвенник,
2) breviary -  церк. католический требник, католический требник краткое изложение
3)Book of Hours -
Hours(греческое) (мифология) Оры, Горы (богини времен года)

Кто знает английский, возможно могут добавить что-нибудь.

0

54

иннета написал(а):

Вот. Это из Большого англо-русского и русско-английского словаря. 2001.
1) prayer-book - молитвенник,
2) breviary -  церк. католический требник, католический требник краткое изложение
3)Book of Hours -
Hours(

Последнее ближе всего. Русское "часослов" - калька с греческого "Орологион". Всё-таки требник и молитвенник - это не часослов. Требник содержит требы (службы, не входящие в суточный круг, в том числе венчание, крещение, отпевание), а молитвенник - молитвы на день: утренние, вечерние, и на разные случаи. Часослов и требник - рабочие книги священника, а молитвенник - для всех.

Кстати, переводчик Гугля по запросу "часослов" выдаёт только "breviary". Что меня сильно разочаровало.

Отредактировано Княгиня (2011-02-16 11:27:14)

+1

55

“Le Menagier De Paris” (сокращённо – просто “Le Menagier”) – это книга, написанная в промежутке июнь 1392-август 1394. Книга французская, в ней супруг рассказывает своей 15-летней жене, как быть хорошей хозяйкой. Так что это солидный такой текст домоводственного и, шире, общественного характера, разъясняющий успешную социализацию женщины.

Здесь есть информация о выборе чего-то в пищу (например, о том, как покупать кролика, проверяя тушку переломом лапки) и о приготовлении пищи (включая то, как следует готовить ежей), равно как и данные об уходе за растениями. Здесь написано и о том, как нужно покупать лошадей, молиться и бороться с кем-то вроде мух и волков.

А ещё, судя по тексту, муж к жене относится так: хочет, чтобы она и венки плела, и пела-танцевала, и стихи читала, а не только тремя К занималась. В общем, жила-радовалась и мужа радовала. И могла поддержать разговор, и вообще была хорошей, интересной ему, мужу, хозяйкой, которая может вполне представлять его дом и прилично вести себя в тогдашнем обществе.

Книга была полностью переведена на английский язык только в 2009 году и опубликована издательством Cornell UP. К сожалению, более ранние (и менее полные) переводы в основном заостряли внимание на одной из трёх К в данной книге, если точнее, на приготовлении пищи и советах, связанных с этим важным, без сомнения, делом, а потому зачастую книгу ошибочно считают поваренной – и только. До сих пор. А перевод на русский язык… Кто читал, признавайтесь!

Здесь можно найти немного кулинарных выдержек из этой книги.

Отредактировано Alga (2011-02-28 06:11:47)

+4

56

Alga написал(а):

Кто читал, признавайтесь!

В пересказе только.

0

57

Рукописная книга на цепи — рубеж XIII-XIV веков (латынь). Написана на пергаменте (обратите внимание на правую часть книги, пергамент страницы  был с дефектом, но т.к. он очень дорог, то его аккуратненько зашили и писали текст с учетом шва).

http://s15.radikal.ru/i189/1104/b0/10df2004da87.jpg

+6

58

Парижский домохозяин.

http://i034.radikal.ru/1104/61/679c5eae1f72.jpg

Книги по домоводству были популярны во все времена, будь то Средние века или наша современность.
Большинство из них написаны, так сказать, для женщин вообще.
Но труд сей, была создан мужем для своей жены. Книга отличается не только богатейшей информацией обо всех аспектах быта зажиточной парижской семьи, она основана на жизненном опыте и полна  деталей, которых другие произведения обычно лишены.

Домовладелец из Парижа (а возможно, управляющий или просто глава семейства) написал книгу для своей жены между 1392 и 1394 годами.
Это был богатый человек, не без образования и с большим опытом ведения дел, очевидно представитель высшего слоя - солидной и просвещенной буржуазии, на которую все больше и больше начали опираться французские короли. Свой труд он начал создавать, будучи в преклонных годах, адресовав его своей жене - молодой девушке, более высокого происхождения, чем он сам, сироте из провинции.
Он несколько раз упомянул ее “слишком юный возраст” и приставил к ней нечто вроде дуэньи-домоправительницы, которая должна была помогать ей и обучать умению вести хозяйство. “Редко, - пишет домовладелец - вы встретите старого человека, который не взял бы себе в супруги молодой женщины“.

“The Tacuinum of Paris”
http://s42.radikal.ru/i096/1104/4c/e61d8ce8f563.jpg

Помимо желания помочь юной супруге и самому насладиться уютом, он сообщает о своих опасениях и время от времени приводит самую необычную причину, по которой муж когда-либо наставлял свою жену.
Домовладелец пишет,что он стар  и умрет раньше ее, поэтому совершенно необходимо, чтобы она не уронила его доброе имя в глазах своего второго мужа. Какой это будет позор, если она отправится к мессе в сопровождении его преемника с измятым воротником на платье или не будет знать, как избавиться от блох в одеяле или как заказать ужин на двенадцать персон во время Великого поста!

Книга домовладельца состоит из “Трех разделов, включающих в себя девятнадцать основных глав“.
      В первом речь идет о религиозных и моральных обязанностях жены.
По словам домовладельца, “первый раздел поможет тебе добиться любви Бога и спасения своей души, а так же завоевать любовь мужа и дать тебе в этой жизни мир, который так не обходим в браке. А поскольку эти две вещи - спасение души и обеспечение спокойной жизни для мужа - являются самыми необходимыми, то они поставлены здесь первыми“.

Затем следует глава, сообщающая госпоже, как нужно молиться по утрам, сразу же после того, как встанешь с постели, как вести себя во время мессы и в какой форме исповедоваться у духовника.
Здесь же помещена длинная глава о семи смертных грехах и еще одна, посвященная соответствующим добродетелям.
Но основная часть раздела посвящена самой важной теме - обязанностям жены перед мужем. В качестве примеров приводятся рассказы, взятые из Библии и история о Мелибо и Пруденс, написанная Альбертано из Брешии.

"А перед тем, как выйти из своей комнаты или дома, убедись сперва, что воротники твоей сорочки, а также твоего платья, котты или сюркота не висят друг поверх друга, как иногда случается у некоторых пьяных, глупых или безмозглых женщин, которые не заботятся ни о своей чести, ни о чести своего дома или своего мужа и которые ходят с блуждающим взглядом и нахально вздернутыми, как у львов, головами"/“Парижский домохозяин”/

“The Tacuinum of Paris”
http://s39.radikal.ru/i084/1104/6a/fcd7eb7601fc.jpg

Второй раздел книги посвящен ведению домашнего хозяйства. Он включает в себя подробный трактат о садоводстве и другие, в которых рассказывается о том, как нанимать слуг и руководить ими, советы как чинить, проветривать и чистить одежду и меха, выводить пятна, ловить блох и избавляться от мух в спальне, хранить вино и следить за управлением фермой.

Кроме того приведена огромная коллекция рецептов. Открывает ее меню обедов и ужинов, горячих и холодных, на случай поста и праздника, летних и зимних, с советами о том, как нужно выбирать мясо, птицу и пряности, а заканчивают ее длинные списки рецептов самых различных супов, рагу, соусов и других блюд, причем приводятся даже рецепты блюд, которыми нужно кормить инвалидов!

В третий раздел своей книги домовладелец намеревался включит три части: в первую очередь описание различных настольных игр для развлечения внутри дома; во вторую - трактат о соколиной охоте, любимом развлечении дам; и в третью - список веселых загадок.

Из "Bible Historiale"
http://s49.radikal.ru/i125/1104/65/4167e9db2679.jpg

Таков был монументальный труд, преподнесенный парижским домохозяином своей жене. 
Жаль, что историки обошли его своим вниманием - он заслуживает того, чтобы о нем знали, поскольку автор дает нам непревзойденное описание идеальной средневековой жены. Нет ни одного аспекта повседневной жизни, которую не затрагивал бы этот труд; и мы можем увидеть идеальную даму, чье поведение и манеры делают честь ее роду, идеальную жену, чья покорность мужу равна ее умению управлять домом и создавать необходимый уют, идеальную хозяйку, которую любят слуги и домашнее хозяйство второй функционирует как часы.

По материалам книги “Люди Средневековья” Э. Пауэр.
http://clubcitadel.ru/2011/03/

+8

59

«В начале было Слово…»
(цитата из Библии)

...Наряду с пергаментом широко используются и восковые таблички – они очень удобны для многоразового пользования.
Король Карл Великий учился писать именно на таких табличках.
http://s004.radikal.ru/i207/1106/97/6b57f05e9f89.gif

Массовая потребность в табличках вызвала много сопутствующих профессий.
Появились целые отрасли кожевенников – они шили своего рода кожаный пенал на ремне, плотников, которые обрабатывали дощечки, лесорубов, поставщиков специальной древесины для тонких дощечек, пчеловодов, продающих в огромном количестве воск.
Издаются специальные указы, положения, нормы о качественной восковой табличке.
      Вот что было написано в 1268 году в «Книге ремесел», в статуте LXVIII: «…о тех, кто делает в Париже таблички для письма.
Никто из изготовителей табличек не может делать таблички, из которых одна была бы из самшита, а другая из бука, и не может употреблять вместе с самшитом другие сорта дерева, если они драгоценней, чем самшит, т.е., хороший орех, бразильское дерево и кипарис. Никто из изготовителей табличек не может употреблять сало с воском, и каждый, кто сделает такого рода изделие, платит королю 5 су штрафа, а изделие уничтожается, ибо такое изделие недоброкачественно»
.
Со II века до н.э. и по XIII век – 1500 лет качество вещи сохраняет свое значение! ;)

Книжка из восковых дощечек со сценами Страстей. Слоновая кость, украшенная резьбой, золочением и росписью. Ок. 1300 - 1320, Франция или Германия.
http://i059.radikal.ru/1106/ce/7629ceb17e9f.jpg

Восковые таблички использовались и позже: в Ирландии, в торфяных болотах найдены десятки таких образцов XIV века.
В Любеке, у церкви св. Якова, обнаружили таблички XV века.
В Риге, в Домском соборе хранятся три таблички XIV века, одна табличка XVI века имеется в собрании библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге

реплика
http://s49.radikal.ru/i125/1106/1d/28258afcdd7f.jpg

Археология Йорка. Найдено восемь нескрепленных восковых дощечек в футлярчике из кожи.

Набор из 8 дощечек
http://s53.radikal.ru/i142/1106/82/4bc3a67d2d0a.gif

Текст на первой табличке написан на старом английском и возможно является частью поэмы.
Не все  пока расшифровано, но стихотворение содержит фразу, которую можно  интерпретировать как ".... еще она не ответила мне, но она не сказать "нет" ... ", которая предполагает, что это было любовное стихотворение.
Второй текст является каким-то списком или набором счетов, третья часть правовой документ, возможно, письмо, написанное на латыни.
Специалисты считают, что три текста написаны в конце 14 века.

одна из найденных дощечек
http://s09.radikal.ru/i182/1106/85/0e50dc74e21d.jpg

а это текст с неё.
http://s05.radikal.ru/i178/1106/2f/bf61cc293bb4.gif

Тот, кому принадлежал этот набор, был грамотен,знал  английский и латынь, был вовлечён в коммерческие и правовые дела(возможно секретарь) и, вполне возможно был влюблён.
Будем надеяться, что в конечном счете, она сказала "да"!  :glasses:

Евангелие,середина-13 Века
http://i063.radikal.ru/1106/17/980c951dfc39.jpg
http://www.yorkarchaeology.co.uk/artefacts/tablet1.htm

Отредактировано иннета (2011-06-06 01:03:35)

+9

60

Кокань
Жак ле Гофф

Образ сказочной страны Кокань появляется в начале XIII  века в одном старофранцузском фаблио. Творение дошло до нас в первоначальной рукописи 1250 года и двух копиях начала XIV века.
Происхождение слова до сих пор остаётся невыясненным. Филологи безуспешно пытались доказать его позднелатинское или провансальское происхождение и связать Кокань с образом кухни (cuisine).
Кокань - целиком и полностью детище средневекового воображения. Это словечко, первоначально появившись во французском языке, очень быстро оказалось переведено на английский: Cokaygne или Cockaigne; на итальянский — Cuccagna и на испанский Сucana. Немцы называют эту страну другим словом, происхождение которого ничуть не яснее,— Schlaraffenland, страна Шлараффия.

Фаблио, рассказывающее о стране Кокань, состоит из 200 восьмисложных стихов. Это история путешествия в фантастическую страну. Анонимный автор предпринимает это путешествие в виде епитимьи, наложенной на него папой. Он открывает «край чудес премногих». Это страна, «благословенная Господом и святыми его», и имя ей Кокэнь. Лучшей её характеристикой может служить следующая деталь: "Кто там больше спит, тот больше и зарабатывает". Сон - источник обогащения.

Так фаблио начинает с того, что переворачивает с ног на голову всю мораль XIII века. В этой стране стены домов сложены из рыб, «окуней, лососей и сельдей», стропила — из осетров, крыши из окорока, полы из колбас, пшеничные поля огорожены кусками жареного мяса и ветчины; жирные гуси жарятся, сами крутясь на вертелах, постоянно посыпаемые чесноком. Вдоль всех дорог, на каждой улице стоят накрытые столы с белыми скатертями. Каждый может тут присесть и до отвала поесть, рыбы или мяса, оленины или дичи, в виде жаркого или в горшочках, и все это совсем задаром. В этих краях течет река из вина, а в ней серебряные и золотые чаши и кубки, и наполняются они сами собою. Река наполовину из благороднейшего красного вина, как вина заморские или вино бонское, а наполовину — из изысканнейшего белого, как вина из Оксерры, Ларошели или Тоннерры. И это все тоже даром. И люди там не злобные, а храбрые и учтивые.

На смену такой картине питательного изобилия приходят приятности весьма своеобразно построенного календаря. В месяце там шесть недель; в году четыре Пасхи, четыре дня святого Иоанна, четыре праздника сбора винограда, и вообще каждый день — либо праздничный, либо воскресный; есть четыре Дня Всех Святых, четыре Рождества, четыре Сретения, четыре праздника Карнавала, а вот Великий пост соблюдают лишь раз в двадцать лет.
Автор возвращается к теме пищи, вновь утверждая, что можно поесть сколько душа пожелает, ибо тут никого не принуждают соблюдать пост. О разнобразных кушаньях без всяких ограничений он уже говорил, а теперь уточняет, что «никто запретить никому и не дерзнёт».

Чтобы закрыть наконец тему еды, заметим еще, что в этой стране три дня в неделю идут дожди из горячих кровяных колбас. Затем автор переходит к фундаментальной критике денег, которые он упраздняет: «Этот край такой богатый, что в полях там и тут можно сыскать кошели, набитые золотом, есть там и монеты из чужих стран, маработены и бизантии, но они ни на что не пригодны, ибо все дается даром, в этом краю ничего не продается и не покупается». Здесь автор фаблио метит сатирическим пером в бурный рост денежной экономики в XIII веке.

Перейдём к сексуальности. Женщины все красивы, будь то девушки или дамы; каждый берет себе ту, которая соглашается с ним пойти, и это никого не смущает. Любой удовлетворяет свои желания себе в удовольствие, как того захочет, никуда не спеша. И этих дам никто не порицает, напротив, они пользуются уважением. А если вдруг некая дама обратит внимание на встречного мужчину, она прямо на улице хватает его и утоляет с ним все свои желания к полной радости обоюдной, так что жители тамошние приносят счастье друг другу. Здесь большее удивление вызывает не столько мечта о сексуальной свободе, которую в те времена можно было прочесть, например, в текстах о чудесах Индии, сколько поразительное равенство в сексуальных отношениях мужчины и женщины. В 1215 году, Церковь потребовала спрашивать у женщины её согласия на брак — на равных правах с мужчиной. Здесь это равенство полов доходит до самого крайнего выражения. Средневековье имело грубый мужской облик, но оно отнюдь не было таким примитивно женоненавистническим, каким его часто изображают.

Самое время приготовиться к изображению наготы и похвальному слову ей же, однако тут нас не ждет ничего необычного. Чудеса начинаются с одеяний. Одежда — вот действительно чудо. В этой стране есть самые услужливые суконщики, которые каждый месяц раздают разные платья. Бурые, черные, пурпурные, фиолетовые и зеленые, как из грубой ткани, так и из тончайшей шерсти, или из александрийского шелка, или из полосатой материи и из верблюжьих шкур. Можно выбрать облачения какие душе угодно, цветные, или серые, или расшитые горностаями; в этой благословенной земле есть очень работящие сапожники, раздающие башмаки на шнурках, сапоги или туфельки, прекрасно подогнанные по форме ноги, всякому желающему, по триста пар в день.
Есть и еще одно чудо — Источник молодости, способный возвратить её и мужчинам и женщинам. Любой мужчина, каким бы он ни был старым и седовласым, любая женщина с поблекшими или побелевшими волосами, выходят из него тридцатилетними (это, как предполагалось, тот самый возраст, в котором начал проповедовать Христос).

Тот, кто попал в эту страну и покинул её, поистине безумец. «А я вот так и поступил, — признается автор фаблио, — ибо хотел, отыскав друзей моих, привести их в этот благословенный край, но забыл туда дорогу и не знаю, как её найти. И если хорошо вам в ваших краях, не покидайте их, ибо остаешься внакладе, коли ищешь себе перемен».

Фаблио о стране Кокань не оказалось полностью утрачено, по всей видимости, потому, что, во-первых, обрамление у этой повести христианское, и — особенно — постольку, поскольку завершается она призывом отнюдь не к восстанию, а к смирению. Она ставит вопрос о роли утопии, как вызова обществу и как отдушины. Потерянный рай страны Кокань средневековая и народная форма элитного золотого века античной философии. Это мечта об изобилии, свидетельствующая о самом большом страхе средневековых многонаселенных мест — страхе голода; мечта о свободе, осуждающая тяготы всевозможных запретов и господство Церкви; мечта если не о лени или сладком безделье, то по крайней мере о досуге; наконец, это мечта о юности, которая поддерживает слабую жизненную энергию мужчины и женщины Средних веков. Но самым знаменательным в этом тексте кажется упразднение разграничения времени, установленного Церковью и религией.

Наконец, в фаблио о стране Кокань есть и еще одна мечта — это мечта о земных наслаждениях. Этого вполне достаточно, чтобы понять, насколько радикально отличается это фаблио от религиозных ересей того времени, ведь это в основной массе ереси ригористские, осуждающие плоть, материальную жизнь и наслаждение еще резче, чем даже сама Церковь. Страна Кокань привела бы в ужас катаров.

Страна Кокань продолжала жить в европейском мышлении. Прежде всего — это проникновение темы в жанр забавной и изящной литературной сказки. Стране Кокань посчастливилось попасть на страницы «Декамерона» Боккаччо. После этого страна Кокань продолжает жить в объединении с другими протестными темами: Источник молодости, о котором уже говорится в самом фаблио; битва Масленицы с Великим постом — эта тема возникает примерно в то же самое время, что и само фаблио, в виде битвы Великого поста с Мясоедом; и тема «мира наизнанку». Эти темы очень широко представлены в литературе и искусстве XVI века. Единственное развернутое изображение страны Кокань (где прежде всего показаны сладкое безделье, сон и материальный достаток), как и битву Масленицы с Великим постом нарисовал один и тот же великий художник — Брейгель.

http://s56.radikal.ru/i151/1106/a8/e7fd6791af93t.jpg
"Битва Масленицы и Поста" (1559 г.)

http://s06.radikal.ru/i179/1106/69/be57278db0d6t.jpg
Страна Кокань

Критика Новейшего времени видела в этом фаблио то «мечту о равенстве», то «социальную утопию», утопию «антиклерикальную», утопию «бегства от действительности» или, наконец, «народную», фольклорную утопию.
Народная культура - это культура, которую средневековое христианство стремилось упразднить как языческую, исторически исчерпывается именно временем страны Кокань. Нет сомнений, что фаблио ХШ века вобрало в себя языческие традиции.

А в нынешнее время и уже начиная, вероятнее всего, с века XVIII утопия о стране Кокань анекдотическим образом превратилась в детскую игру. Возможно, под влиянием обычая Майского дерева (видимо, пойти по пути такой логики будет правильнее всего) образ Кокани сохранился в сельских и крестьянских общинах, наградив своим именем один из атрибутов народного праздника, шест с призом, «шест кокань». На самой вершине шеста висит приз, это, как правило, нечто съестное, какое-то лакомство; кто-нибудь, а чаще всего ребенок, должен взлезть по шесту и снять приз. Самое древнее упоминание о «шесте кокань» можно найти в хронике, озаглавленной «Дневник парижского буржуа», написанной в 1425 году, в ту эпоху, когда Париж был под властью англичан и бургундцев, что тем не менее ничуть не убавило ему веселья:
«В праздник святого Ле и святого Жиля, что приходился на субботу первого сентября, некоторые жители города Парижа придумали новую потеху да таковую и сотворили: взяли жердь длины непомерной в 6 туазов и вколотили глубоко в землю, чтоб верхом упиралась почти в самое небо, а на вершине висела корзина, в оной же — жирная гусыня и шесть золотых монет, а жердь хорошенько намазали гусиным салом; и было возглашено, что, если кто сможет взобраться и снять гусыню без помощи посторонней, тому достанется и жердь, и корзина, и гусыня, и шесть монет; однако никто, каким бы ловким ни был он лазальщиком, сделать оного не смог; но под вечер один юный слуга все ж изловчился и снял гусыню, однако ж не смог взять ни корзины, ни монет, ни жерди; было это близ Кэнкампуа на улице Гусей, а тут и конец истории всей».

+5