SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Richard Carpenter's Robin of Sherwood (1984)

Сообщений 1 страница 30 из 240

1

Внимание! В этой теме будет выкладываться правленый текст (рабочий вариант) книги Карпентера, просьба размещать здесь только литературную его критику. Общие вопросы прошу обсуждать здесь.
Оригинальный текст предоставлен mari. Перевод выполнен Варварой Крюковой (triada). Литературная обработка - SherwoodCat, Nasir, lady Aurum, Wind - war horse, Тигренок, eversong... (здесь могут быть ваши имена).

Путеводитель
Предисловие, введение, пролог
Робин Гуд и колдун, часть 1
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Робин Гуд и колдун, часть 2
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Ведьма из Элсдона
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Семь бедных рыцарей из Акры
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Алан из Долины
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Королевский шут
Глава 18
Глава 19
Глава 20

Отредактировано Nasir (2009-07-16 11:58:51)

+9

2

http://s57.radikal.ru/i158/0904/7c/18547b0e8a08.jpg

Предисловие издательства Puffin Books
«Робин Гуд должен быть уничтожен, - прошептал барон. - Мы все согласны с этим. Но, возможно, по разным причинам». Он наклонился вперёд. «Я знаю, он придёт ко мне, и знаю, что придёт один».
Хотя Робин Гуд, став вне закона, бежал в Шервудский Лес, он тоже понял, что противостояние с ужасным бароном де Беллемом грядёт. Барон был человеком, которого все боялись из-за его хладнокровной жестокости и демонических сил, которые он поработил и поставил себе на службу. Только один человек, кажется, мог переломить эту власть барона над Англией, и этот человек был Робин Гуд, который пришёл в Шервуд, чтобы стать частью древней легенды о Херне-Охотнике и бороться против угнетения слабых, больных и неимущих.
А пока барон плетёт свою сеть вокруг Шервуда, разбойники Робин Гуда и их друзья, монах Тук и леди Марион, в любой момент рискуют быть схваченными, чтобы подвергнуться пыткам и казни. Раз за разом, Робин и его люди выскальзывают из жадных пальцев врагов, чтобы снова исчезнуть в чаще леса. И тогда барон придумал самую страшную западню из всех...
Безрассудные приключения самого знаменитого героя Англии искусно пересказаны Ричардом Карпентером, который хорошо известен своими прежними успехами на телевидении и в литературе, такими как «Катвизл», «Призраки Пёстрого Холла и «Дик Тёрпин».

Введение
Ещё одна книга о Робин Гуде, хотя их, кажется, уже так много, что всё уже разъяснено. Эта версия начала жизнь как телевизионный сценарий, и я многим обязан всем тем, кто работал над сериалом, за их творческую силу и помощь. Особенно я благодарен Полу Найту, который продюсировал фильм, Йену Шарпу, который поставил его, а также великолепному и блистательному составу исполнителей, которые претворили его в жизнь.
Я не хотел давать урок истории, но следовал современной традиции и рассказал о событиях времени правления Ричарда I.
В оригинальных балладах не было магии и почти не упоминается популярная идея, что Робин сражался против угнетателей. Но за семь столетий история обросла, как снежный ком, новыми пересказами. Вот почему она жива. Надеюсь, моя версия довольно достоверно передаёт дух Робин Гуда и, в то же время, привносит несколько моих новых идей.
Ричард Карпентер.

В дни Льва, отпрыска дьявольского рода, Человек в капюшоне придёт в лес. Там он встретит Херна-Охотника, Повелителя Деревьев, станет ему сыном и исполнит его волю. Силы Света и Тьмы сделают его могучим. И преступник затрепещет.
Пророчество Гильдаса.

Пролог
Оставалось несколько часов до рассвета, туман густо висел над озером Локсли. Плоты в тишине переплывали озеро, всадники настороженно стояли рядом с боевыми конями. Помятые щиты их были забрызганы кровью.
У воинов были угрюмые лица, в шлемах они казались похожими на ястребов. У них был приказ. Деревня и каждый житель её будут уничтожены.
С резким звуком плоты ткнулись в тростниковые заросли. Оседлав коней, рыцари дико закричали и ворвались в деревню.
Элрик, тан Локсли, услышал их и поднял своего маленького сына Робина с постели. Морщась от ноющей раны, он вынес мальчика из дома. На другом конце деревни рыцари уже подожгли хижины, а когда люди стали выбегать на дорогу, засверкали несущими смерть мечами. Женщины и дети вопили от страха. Их всех убивали без пощады.
Элрик принёс мальчика к коню и посадил на его спину. Мальчик вцепился в жёсткую конскую гриву, Элрик взлетел на коня и погнал его галопом прочь от жестокой бойни, и гнал его так всю дорогу до мельницы Мэтью, тревожно оглядываясь назад, боясь увидеть погоню. Дым от горящей деревни был хорошо виден с самой мельницы, Мэтью и его жена вглядывались в него, когда прискакал Элрик.
Быстрым движением он передал им Робина.
- Они подожгли Локсли, - сказал он, тяжело дыша. - Спрячьте мальчика. Я приеду за ним ночью.
В последний раз посмотрев нежно на своего маленького сына, он направил коня к Кругу Рианнон. Ветер завывал в низком кустарнике и покрытых мхом деревьях, дождь лил не переставая. Плащ лип к телу, мокрые волосы прядями спадали на напряжённое лицо Элрика.
Древний каменный круг - такой старый, что его значение уже было забыто -  возвышался над Шервудским лесом. Круг Рианнон был священным местом, и Элрик пришёл сюда с особенной миссией. Но как только он спрыгнул на землю, другой человек, обнажив меч, вышел из-за камня-гиганта. Это был Роберт де Рейно, он выжидающе смотрел на обессиленного человека.
- Я ждал тебя, Элрик, - вдруг сказал он. - Ты проиграл. Мятеж подавлен, - де Рейно замолчал и сощурил глаза. - Так где она?
Элрик развернулся, выхватывая меч. В небе прогремел гром.
- Она здесь, не так ли? - напористо продолжал де Рейно. - Ведь ты Хранитель, верно?
Элрик отчаянно вскрикнул и бросился к нему. С десяток стрел засверкало со всех сторон, и он медленно опустился на землю. Солдаты де Рейно появились из укрытий среди камней, а рыцарь склонился над умирающим таном.
Элрик взглянул на него и улыбнулся.
- Он идёт, - прошептал тан. - Человек в капюшоне идёт!
Когда он испустил дух, де Рейно сорвал колчан со стрелами с его спины и вытряхнул их на землю. Среди них была одна, непохожая на другие. Она была сделана из серебра, а её древко, гораздо толще, чем у обычной стрелы, было испещрено магическими знаками.
Роберт де Рейно жадно погладил её руками. Теперь Хранитель - он.

Отредактировано Nasir (2009-07-06 10:50:43)

+10

3

Спасибо огромное, Назир !!!!

0

4

Когда продолжение будет ? Так хочется....

0

5

Nasir написал(а):

он тоже понял, что противостояние с мерзким бароном де Беллемом грядет. Барон был человеком, которого все боялись из-за его хладнокровной жестокости и демонических сил, которые он поработил и поставил себе на службу. Только один человек, кажется, мог переломить эту власть барона над Англией, и этот человек был Робин Гуд, который пришёл в Шервуд, чтобы стать частью древней легенды о Херне-Охотнике и бороться против угнетения слабых, больных и неимущих.

Вместо "мерзкого" я бы предложила "злодейского", "коварного" или "ужасного". "Переломить" - может лучше "сломить"?

Боевые кони в тишине переплывали озеро, всадники настороженно стояли рядом.

Э-э-э, может все же лучше: Плоты с боевыми конями в тишине переплывали озеро, всадники настороженно стояли рядом с лошадьми. А то непонятно, лошади вроде как сами плывут, всадники стоят непонятно где ...

Они были построены боевым порядком. Деревня и каждый житель её будут уничтожены.

Не соглашусь. В оригинале - They had their orders. Думаю, что здесь это "приказ", а не "порядок".  Во первых, на небольшом плоту, да еще и с конями, фиг построишься, во-вторых, далее следует фраза про деревню.
Полагаю, что переводиться должно: "У них был приказ" или "Приказ был им ясен".

+4

6

Winde - war horse
Пока не хватает времени на обработку. Но сделаем обязательно.

lady Aurum
Все замечания - по делу, изменения внесу. Спасибо!

+1

7

Nasir написал(а):

Литературная обработка - SherwoodCat, Nasir, ... (здесь могут быть ваши имена).

Я бы тоже подключилась ...  Если мое участие нужно, сообщи, пожалуйста, с какой главы начать, чтобы всем вместе за одну не браться.

+1

8

lady Aurum
Урра! Я сделал треть 1-й серии. Постараюсь её доделать между праздниками. Если возьмёшься за 2-ю и дальше - будет здорово! http://www.kolobok.us/smiles/standart/drinks.gif

+2

9

Поздравляю http://www.kolobok.us/smiles/standart/victory.gif  Хорошо, вторую беру на себя. За праздники постараюсь вывесить первые результаты.

+2

10

lady Aurum написал(а):

Я бы тоже подключилась ...  Если мое участие нужно, сообщи, пожалуйста, с какой главы начать, чтобы всем вместе за одну не браться.

Давай, и я попробую... Сообщи, какую главу читать...

+1

11

Winde - war horse
Бери третью.

0

12

Nasir написал(а):

треть 1-й серии.

Соответственно, я начала со второй. т.е. с шестой главы. Оставь место, сколько тебе там надо, и я начну вторую серии вывешивать.

0

13

Глава 1

Лук исчез.
Робин вынул руку из дупла в дубе. Ясно: лук взял Мач, больше никто не знал про тайник. А потом ушёл в Шервуд охотиться на оленя. Надоели ему фасоль да грубый хлеб, жалкая пища, на которой они жили.
Робин бросил взгляд сквозь лесную чащу на водяную мельницу - там отчим втаскивал через дверь тяжёлые мешки с зерном - а затем повернулся и бросился в лес. Он бежал легко и свободно, плавно и грациозно. Хотя он едва достиг совершеннолетия, его тело уже было закалено трудом на открытом воздухе. Жизнь на мельнице сделала его спину крепкой, а плечи - широкими. Это была трудная жизнь, но она дала свою закалку.
Он бежал всё дальше и дальше в лес, который так хорошо знал. Он искал мальчишку, надеясь найти его раньше лесничего или, что ещё хуже, Гая Гизборна и его подручных. Быть застигнутым с луком в руках было опасно, а охота на оленя влекла за собой страшное наказание.
А в Шервуде весна. Свежая листва как будто вспыхивает на ветвях. Исполинские деревья играют светом апрельского солнца, рисуя узоры на земле. Круг смерти и возрождения завершил оборот и здесь, в непроходимой чаще, где гнилые остовы деревьев лежат, погребённые под ягодами и ползучими растениями. Для большинства людей - дурное место, здесь демоны звали из темноты, а плач заблудших душ можно услышать вперемежку с криками сов, ночных охотников.
Робин остановился. Вокруг него пели птицы, ветер шумел в деревьях, будто далёкое море. И вдруг, совершенно неожиданно, внутренним взором он увидел Мача, стоящего над подстреленным оленем.
Он ахнул, как будто ему в лицо неожиданно плеснули водой; и тотчас же видение исчезло. С самого детства с ним часто бывали такие моменты: они приходили без спросу и всегда удивляли его. Он давно перестал пугаться, но они всегда озадачивали его. Однажды, когда он валил лес, картина, в которой его приёмный отец был придавлен мешками зерна, вдруг возникла в его голове и заставила броситься к мельнице. Опоздай он на несколько минут, и Мэтью бы задохнулся.
И Робин побежал, и тотчас же в просвете прямо перед собой увидел оленя со стрелой в боку. Это была одна из его стрел. Мач не было видно, но Робин знал, что гадкий мальчишка заметил его и прячется в подлеске. Без лишних слов он нырнул в кусты и вытащил оттуда Мача.
Мачу, этому худощавому юнцу с пышной кудрявой шевелюрой, было уже шестнадцать. Он был не слишком сообразительный, но добрый. Мач стоял и молчал, Робин отобрал у него лук с колчаном, потом вырвал стрелу и взвалил убитого оленя на плечи.
- Он мой! - внезапно крикнул Мач.
- Твой? - в гневе возразил Робин. - Ничего подобного! Мой лук не для королевских оленей, - его тёмные глаза беспокойно вглядывались в лес.
- Он не будет против, - сказал Мач. - Всего один олень. Он не заметит этого, правда? У него их полно, у короля. Во всяком случае, я могу сказать ему, что был голоден. - Он глупо ухмыльнулся.
- А он тебе скажет: лучше быть голодным, но с двумя руками, - мрачно ответил Робин и зашагал прочь.
Мач дёрнул плечом.
- Мои руки? - спросил он.
- А затем тебе отрубят одну из них, - сказал Робин, - чтобы ты запомнил его слова.
Он должен найти тайник, чтобы поскорее спрятать оленя. В миле к северу есть пещера. Если они незамеченными достигнут её и переждут там до темноты, у них появится шанс. Но удача покинула их: они уже почти достигли пещеры, но были замечены отрядом солдат под командованием сэра Гая Гизборна.
Гизборн был управляющим у аббата Хьюго, брата шерифа Ноттингемского. Это был молодой человек, высокомерный и жестокий. Он не считал уроженцев Англии за людей и любил поохотиться на них, когда они имели глупость нарушить лесные законы. Гизборн был честолюбивым и упорным. Мало кто любил его. Каждый знал - он решительно стремился к власти и положению, даже если для этого нужно сталкивать других с пути. Он гордился своей физической силой и искусной верховой ездой. Несколько раз он просил аббата разрешить ему присоединиться к крестоносцам в их поисках славы на Святой Земле, но Хьюго всегда отказывал ему. Ему был нужен лесничий.
Гизборн обрадовался, когда увидел Робина и Мача с оленем. День был утомительным, и вот, наконец, появилась возможность что-то предпринять. С минуту или две он наблюдал, как эти два браконьера в спешке продираются сквозь чащу, а затем небрежным движением повернул свою лошадь и погнал её галопом вниз по склону, увлекая за собой солдат.
Увидев всадников, Робин сбросил оленя с плеч, крикнул Мачу, пытаясь предупредить, и бросился бежать. Пока Гизборн с треском продирался сквозь деревья, Робин уже избавился от лука и колчана. Рыцарь легко мог догнать беглецов, но решил иначе, позволив им бежать, пока они не выдохнутся. В конце концов, и лошади полезно было размяться. В итоге, взмокнув от пота, задыхаясь, Робин и Мач далеко убежать не смогли, и, как только они замешкались, оступившись, преследователи тут же окружили их. Гизборн выехал вперёд, наблюдая за своими людьми, которые спешились и схватили двух юнцов.
- Ты знаешь, кто я? - бодро спросил Гизборн.
- Да, - выдохнул Робин, вытирая жгучий пот с глаз.
- И кто же? - спросил Гизборн.
- Милорд Гизборн.
- Отлично, - Гизборну понравилось, что его узнали. - Как твоё имя, смерд?
Робин сурово посмотрел на своего мучителя.
- Я не смерд. Я - свободный человек.
Гизборн наклонился вперёд в седле и наотмашь ударил его по лицу. Он проделал это совершенно спокойно и без злобы.
- Если я говорю - смерд, значит - смерд! - сказал он. - Итак. Как твоё имя, смерд?
- Робин из Локсли.
У Гизборна поднялись брови.
- Ты не Робин из Локсли, потому что Локсли не существует.
На мгновение Робин вернулся в пылающую деревню, что когда-то была его домом, увидел рыцарей, убивавших женщин, которые заходились в крике и бежали кто куда среди лошадей и сверкающих мечей.
- Я родился в Локсли, - сказал он тихо.
Гизборн улыбнулся, но глаза оставались холодны.
- Тогда тебе лучше это забыть! - ответил он и похлопал лошадь, которая беспокойно ходила под ним.
- Итак, ты нарушил лесной закон. Ты знаешь, что за это бывает? Я объясню. Никто не смеет, кроме лесничего, появляться в лесу с луком. Никто не смеет охотиться на королевских зверей. Тебе известно наказание?
Робин кивнул.
- Не кивать! - раздражённо сказал Гизборн.
- Да.
- «Да, милорд».
- Да, милорд.
- Вот так-то лучше.
Вперёд вышел Мач.
- Милорд, это я стрелял в оленя, - взволнованно сказал он и робко улыбнулся. - Меня зовут Мач, сэр...
- Что это с ним? - спросил Гизборн. - Он полоумный?
- Это сын мельника, - сказал Робин. - Его мать приютила меня. Он не имеет никакого отношения к этому, он…
- Кроме руки, тебе отрубят ещё и язык! - перебил его Гизборн. - Связать их!
Когда пленники были надёжно связаны, Гизборн повернул лошадь и, не торопясь, двинулся через лес по направлению к Ноттингемскому замку.

В середине нарисованного круга, освещаемого мерцающими тёмными свечами, был обнажённый великан, который пытался освободиться от цепей, что приковывали его к плитам. Волосы и борода его слиплись от грязи, а отвисший рот был покрыт пеной. Его пустые глаза смотрели на зловещую и неумолимую фигуру Саймона де Беллема.
Барон де Беллем был одним из самых могущественных людей в Англии. Кроме того, он был колдуном и поклонялся демону Азаилу. Он верил, что Азаил может дать ему власть над миром, власть, которая уничтожит равновесие между добром и злом и сделает его бессмертным, и тогда он вместе с Князем Тьмы будет править бесконечным хаосом. Много жертв принёс он Азаилу, лишь бы достичь своих безумных планов. Он убил даже свою жену, леди де Беллем. Барон боялся демона и делал всё, чтобы умиротворить его.
Но Саймона также пугало и пророчество монаха Гильдаса про Человека в капюшоне: поэтому он приковал обнажённого раба в круге Соломона в надежде, что Азаил заговорит его устами.
Огромный человек дрожал и извивался в цепях, как будто был одержим демоном. Он корчился, а его глаза едва не выкатились, так что были видны одни белки; его рот открылся, а отвратительный голос, хриплый и мерзкий, будто из самой бездны ада, произнёс:
- Берегись того, кто в Капюшоне. Сын Херна будет искать Стрелу. Час близок! Час близок!...
Саймон упал на колени.
- Что я должен делать? - закричал он, его голос отозвался эхом из подвалов замка Беллем.
Великан содрогнулся; власть демона волной хлынула в него, и он заговорил опять:
- Жертву! Жертву! Юную девушку, невинную, чистую... - Мерзкий голос затих, великан лежал без движения. Азаил ушёл.
Саймон встал. Когда же он даст демону удовлетворение? Когда же он получит в благодарность бессмертие, о котором мечтает? Время убегает от Саймона. Злая болезнь пожирает его сердце, а через несколько лет может и убить его. Он должен найти жертву.
Есть девушка: дочь крестоносца, убитого на Святой Земле. После смерти её отца, она стала подопечной аббата Хьюго. Сейчас она живёт в Ноттингемском замке под покровительством его брата, местного шерифа. Она - идеальная жертва для Азаила. Саймон сурово улыбнулся сам себе. Оба, и шериф и аббат, боятся его. Он приедет в Ноттингем и потребует показать ему девушку. Никто не посмеет возразить ему. Никто не помешает ему стать бессмертным. Никто.

Гизборн прибыл в Ноттингем с пленниками и посадил их в вонючую яму, которая служила в замке подземной тюрьмой.
Массивная железная решётка, закреплённая двумя тяжёлыми задвижками, закрывала яму, Гизборн смотрел, как его люди открыли её и бросили Робина и Мача в темноту.
Они лежали, всё ещё оглушённые, когда решётка с лязгом опустилась, а задвижки встали на своё место. Мач зарыдал от ужаса.
- Только не запирайте во тьме! - застонал он. - Только не тьма! Придут демоны!
Робин приобнял мальчишку за плечи, пытаясь успокоить.
- Здесь нет демонов, - мягко сказал он.
- Есть, - всхлипывал Мач. - Я знаю, что есть.
Из темноты раздался голос.
- Есть только один демон - тот, который схватил вас. Это Гай Гизборн.
В тусклом свете, падающем сверху, Робин увидел фигуру человека: лицо его было измождённым, а глаза неистово сверкали.
- Как твоё имя? - спросил он Робина.
- Робин из Локсли.
- Локсли? Такого места нет.
Робин кивнул.
- Это они так говорят. Но ничто не забывается.
- Нет. Ничто, - человек пристально глядел на них, а потом отвернулся. - Мои... родственники моей жены умерли в Локсли. Я молил Бога, чтобы и она умерла вместе с ними.
- Почему ты так говоришь? - тихо спросил Робин.
Человек повернулся к нему, лицо его было в слезах.
- Ты сказал: ничто не забывается. Иногда мне хочется, чтобы это было неправдой. Иногда я хочу забыть. Но не могу. Я не могу забыть холодный ноябрьский день и дорогу на Ноттингем. И этих солдат. - Его голос задрожал, и он замолчал, не давая своему горю прорваться. - Пьяные. Наёмники. Они отняли её у меня, а когда закончили с ней, затоптали её лошадьми и смеялись. Они смеялись. Я до сих пор слышу их смех.
Он замолк, не в силах продолжать свою историю.
- Уилл Скэтлок - так меня тогда звали! - наконец, сказал он. - Но теперь я - Скарлет!
Второй пленник неуклюже выступил из тьмы.
- Я - Том Флетчер, - пробормотал он.
- А я - Дикон из Барнсли, - прошептал третий.
- Как давно вы здесь? - спросил их Робин.
- Может быть, пару месяцев, - сказал Дикон, высокий парень со светлыми волосами. - А ты как думаешь?
- Пожалуй, больше, - горько пробормотал Том. Он тоже был молод, но пониже Дикона и с бородой. Все трое были болезненно худые.
- И за что? - сурово сказал Дикон. - За то, что держал в лесу коз! Ведь это же нельзя, так? Они лишают королевского оленя пищи.
Робин повернулся к Тому.
- А ты почему здесь?
- За браконьерство, - ответил Том и проделал жест, как будто отрубал себе руку.
Скарлет обнажил свои зубы, похожие на волчьи.
- Я прирезал троих из тех свиней, что убили мою жену, - сказал он горько. - Меня повесят.
Робин посмотрел вверх на железную решётку и проследил за стражником, который прохаживался над ними.
- Я знаю, о чём ты думаешь, - прошептал Скарлет. - Это невозможно.
Но если они встанут друг другу на плечи, подумал Робин, они могут легко достать до решётки. И, может быть, смогут схватить стражника и оглушить его. Тогда можно будет подумать и о задвижках. Но как они отодвинут их и откроют их снизу? Чем больше он думал об этом, тем невозможнее это казалось.
Он рассказал другим о своей идее, и они смотрели на него, как на сумасшедшего. Даже если им удастся выбраться из ямы, возражали они, как они вырвутся из замка? Главные ворота, без сомнения, хорошо охраняются. Кроме того, никто из них не знает дороги. Скорей всего, они просто заблудятся в лабиринтах коридоров и лестниц и будут схвачены задолго до того, как найдут выход во двор.
- Но даже если нам удастся сделать это, не подняв тревоги, даже если мы выберемся из замка, что с нами будет потом? - спросил Том.
- Станем разбойниками, - ответил ему Скарлет. - Будем как волчья стая. Всякий сможет охотиться на нас. Даже раб.
- И куда мы пойдём? - спросил Том.
- Умрём от голода, - печально сказал Дикон.
- Но не в Шервуде, - сказал Робин. - Там есть такие места, где нет ни одного солдата в округе.
- Места, где нет вообще никого в округе, - пробормотал Дикон.
- Именно поэтому мы будем в безопасности. За нами никто туда не пойдёт. Это за Злым Озером.
Том вздрогнул.
- Ты никогда не заставишь меня пойти туда!
- Там драконы, на Злом Озере, - в страхе сказал Мач.
Робин посмотрел на испуганные лица вокруг и грустно тряхнул головой.
- Значит, вы лучше сгниёте, так? - сказал он.
Повисло молчание, каждый предался своим размышлениям, пристыжённый своей трусостью. Затем Скарлет взял Робина за руку.
- Я с тобой, - сказал он тихо. - Мне нечего терять.
Мач доверчиво улыбнулся и тоже взялся за руку Робина. В конце концов, и Том с Диконом согласились хотя бы попытаться. Прижавшись друг к другу в грязной яме, они начали обсуждать план бегства.

Отредактировано Nasir (2009-06-05 11:08:02)

+5

14

Nasir, если ты все пять глав одним сообщением повесишь, читать будет неудобно. Слишком долго прокручивать придется. Хотя бы по главе на сообщение разбей, что-ли.

Полагаю, что ты все же предпочитаешь сделать всю серию одним сообщением. Твое право, пусть будет как тебе удобнее :)
П.С. Завтра начинаю вывешивать свою часть.

Отредактировано lady Aurum (2009-05-19 22:30:07)

0

15

Я не очень задерживаю процесс ? Постараюсь подтянуться... Нашёл гл.9 в большой почте ?

0

16

Глава 2

Роберт де Рейно, шериф Ноттингемский, стоял в центральной зале замка, кормя дохлой мышью своего любимого ястреба, при этом пытаясь игнорировать своего брата аббата, который, как обычно, спорил о земле. Роберт был умён, хладнокровен и хитёр. Он купил свою шерифскую должность у короля Ричарда Львиное Сердце, но на самом деле был приверженцем его брата, принца Джона. Не было особого резона сохранять верность королю, который за десять лет своего правления провёл в Англии всего лишь несколько месяцев. Втайне Роберт надеялся, что правление Ричарда однажды прервёт точный удар сарацинского копья. Вот тогда Джон станет королём, а Роберт схватит удачу за хвост.
Это был холёный человечек с выпученными, совсем как у бульдога,  глазами, с небольшими и тонкими руками. Он никому не доверял, кроме самого себя, и хотя Хьюго мычал ему что-то прямо в ухо, Роберт сохранял ледяное спокойствие, скармливая ястребу уже другую мышь.
- Ради Христа, - кричал Хьюго, - я не хочу терять мой пруд с рыбой!
- Ты и не потеряешь его, - вежливо отвечал Роберт. - Просто понизь уровень воды.
Хьюго, высокий, краснощёкий, похожий на быка человек с многодневной щетиной на подбородке, ударил кулаком по столу так, что зачищенные перья взлетели в воздух.
- Это ещё зачем? - загрохотал он.
- Затем, что луг на другой стороне оказался залитым, а это уже не церковные земли, - терпеливо объяснил шериф.
Хьюго опустился в кресло.
- Владыка небесный, Роберт, мы торгуемся из-за какого-то акра.
- Мы не торгуемся. Эта земля принадлежит королю, и я приказываю тебе её осушить.
- Хорошо, Роберт, хорошо, я осушу её. Но при условии, что ты позволишь мне держать больше лесничих.
- Что? На церковных землях? - возразил шериф. - Не лезь в чужой карман, Хьюго.
Хьюго негодующе фыркнул.
- Видишь? Опять ты за своё! Одна и та же песня, ведь так?
- Мне достаточно своих собственных проблем, - раздражённо произнёс шериф. - Я не могу заниматься ещё и твоими. Это невозможно.
- Я тебе скажу, что такое «невозможно»! - прорычал Хьюго, ткнув пальцем в брата. - Невозможно для Гизборна очистить церковные земли от браконьеров.
- Это твоя головная боль, Хьюго, - ответил Роберт. - Между прочим, сегодня он притащил двоих крестьян. У Гизборна мозги набекрень. Если ему их немножко вправить, он отловит всех браконьеров в Шервуде.
Братья были на взводе. Посланник барона Саймона де Беллема, который доложил о визите, ещё больше расстроил их, и шериф беспокойно выглядывал в окно, чтобы убедиться, на самом ли деле приближается их непрошенный гость. Никто из них не хотел иметь дел с бароном, у которого была совершенно отвратительная репутация. После его просьбы, даже скорее требования, увидеть леди Марион, подопечную Хьюго, они оба испытывали дурные предчувствия.

На закате Саймон де Беллем, одетый во всё чёрное, показался у мрачных ворот Ноттингемского замка. Перед бароном шествовал его раб-великан, неся тяжёлый посох. Своим диким видом он приводил в ужас, он смотрел строго перед собой, как будто шёл во сне. Казалось, он совершенно не осознаёт, где находится, и, как только они вошли в центральную залу, он замер без движения около кресла барона.
Шерифов капеллан, молодой и толстый монах, которого звали братом Туком, был послан за леди Марион в замковый сад, где она была занята починкой куполообразного соломенного улья, в котором она держала пчёл. Марион было всего семнадцать, у неё были длинные каштановые волосы и тёмные глаза. Это была обходительная, умная девушка, обладающая отличным чувством юмора. Брат Тук был предан ей.
- Там барон, - запинаясь, сказал он. - Он... он хочет видеть вас, цветочек.
Марион испугалась. Жестокость барона была хорошо известна. Ходили слухи, что он убил свою жену; теперь, кажется, он искал себе новую. Пока Марион в спешке шла в центральную залу, сопровождаемая Туком, она придумала ответ.
Она поклонилась Саймону, который восхищённо смотрел на неё пылкими и жадными глазами.
- Вы дочь сэра Ричарда из Ли? - тихо выдохнул он. - И после его смерти находитесь под опекой аббата Хьюго?
- Да, милорд барон.
- А сейчас живёте здесь под покровительством шерифа?
- Да, милорд барон.
Саймон посмотрел на братьев Рейно и усмехнулся.
- Для вас большая удача иметь столь преданных опекунов. - Он пронзил её взглядом. - Вам не наскучило здесь?
Марион почувствовала, как тяжёлые глаза Саймона подчиняют её волю. Она заставила себя отвернуться.
- Я довольна, милорд барон, - наконец, сказала она.
- Довольна. Как тактично.
Саймон замолчал, и его глаза снова попытались поймать её взгляд. На этот раз Марион была готова к этому и посмотрела вниз на ноги.
- Год назад, - продолжал Саймон, - леди де Беллем ушла из жизни. Я не тот человек, которому приятно одиночество. Вы могли бы занять её место.
Хотя Марион ожидала чего-то вроде, её сердце замерло в груди. Она видела шерифа и аббата Хьюго, которые выглядели напуганными. Было очевидно, что никто из них не вступится за неё. Тем не менее, у неё был план, как помешать Беллему, быстро взглянув на брата Тука, который кивнул ей в поддержку, она смело сказала:
- Милорд барон. Я скажу прямо. Я не могу выйти за вас замуж. В конце этого месяца я отправлюсь в Кирклисское аббатство и стану послушницей ордена.
Саймон пришёл в бешенство. Он медленно встал и ядовито посмотрел на аббата Хьюго.
- Это вы придумали? - прошипел он.
- Милорд, - заикаясь, сказал Хьюго, - вы, должно быть, подумали, что я...
- Сделать её Христовой невестой? - отрезал Саймон. - А её земли передать церковными - вот какой ваш план?
Хьюго выглядел сконфуженным. Именно по этой причине он предлагал Марион стать монахиней, и чувство вины, написанное на его лице, выдало его.
- Близится час, когда вы попросите моей помощи - вы оба, - выдохнул Саймон, дрожа от гнева. - Тогда вы отдадите её мне, клянусь. Вы запоёте по-другому, когда Человек в капюшоне придёт в лес.
Шериф сел, встревоженный этими словами. Хьюго просто глядел с глупым выражением на лице. Он не мог понять, о чём вообще говорит Беллем. Барон подобрал полы одежды и собрался уходить. Шагая к двери, сопровождаемый великаном, он вдруг остановился, любуясь ястребом шерифа. С хищной улыбкой он произвёл странный протыкающий жест и резко выдохнул:
- Красивая птичка, де Рейно, - прошептал он, и в следующий миг вышел.
Молчание нарушила Марион.
- Я могу идти, милорды?
Братья рассеянно закивали, Марион вышла из комнаты, за ней последовал Тук.
- Я отлучу его от церкви, - прорычал Хьюго.
- А он отправит нас на тот свет, - холодно ответил шериф. - Я бы уступил ему девчонку, Хьюго. Это избавит нас от многих забот.
- Но почему я должен терять четыреста акров?
Шериф издал неприятный смешок.
- Откуда в вас, людях Божьих, столько чёртова стяжательства?
- Беллем одержим, - сказал Хьюго, наливая себе кубок вина.
- Он безумец.
- Говорят, демон забрал его душу, когда он был на Святой Земле.
- Неужели? - усмехнулся шериф. - Больше похоже на солнечный удар.
- Он пристрастился ко всякой мерзости. Поклоняется дьяволу. - Хьюго глотнул вина.
- Но какому дьяволу? - спросил шериф. - Их ведь так много, правда, Хьюго? И только Бог один. Ты знаешь, это вряд ли справедливо.
Хьюго наблюдал в окно, как великан, а за ним и сам барон исчезли в сгущающейся тьме, пройдя в ворота замка. Аббата передёрнуло. Он совсем не хотел возвращаться в аббатство Святой Марии после наступления ночи. Для этого нужно пройти через Шервуд, где только и ждут демоны и дьяволы. Впрочем, почти без надежды схватить барона де Беллема и утащить его в ад. О чём там говорил этот злодей, о каком-то «Человеке в капюшоне»?
Марион осталась наедине с братом Туком, который прилежно чистил плиты алтаря в замковой часовне, и её тоже заинтриговали странные слова барона.
Молодой монах сложил руки на своём обширном животе и сосредоточился, чтобы объяснить получше. Легенда о Херне-охотнике, древнем лесном боге, которого люди зовут Повелителем Деревьев, сказал он ей, это навроде бабушкиной сказки. Будто бы Херн в Шервуде ждёт прихода Человека в капюшоне, который станет ему сыном и выполнит его волю.
- Человек в Капюшоне - это какой-нибудь несчастный беглец, - объяснил Тук любопытной девушке, - который поднимет англичан на борьбу за свободу. Отбирать у богатых и отдавать бедным. Это мечта, цветочек, но она даёт людям надежду, и, в конце концов, что им ещё остаётся?

В замковой темнице Робин и остальные ждали возможности привести свой план побега в исполнение. Медленно тянулись часы, и, решив, что уже около полуночи, Скарлет издал страшный вопль.
Стражник встал на колени перед решёткой и стал вглядываться в темноту.
- Помогите мне, ради Бога! - зарыдал Скарлет.
Робин взобрался на плечи Дикона. И вот его руки скользнули сквозь решётку, схватили опустившегося на колени стражника за шею и сильно ударили его о железные прутья. А Скарлет в это время влез на плечи Тома и схватил стражника за ноги. Но в этом уже не было нужды: тот был уже без чувств.
- Возьми его меч! - крикнул Робин.
Скарлет вытягивал меч из ножен, пока он не упал на решётку. Потом, пока Робин медленно передвигал меч к запорам, Дикон держал его ноги. На него падали капли пота.
- Я не могу больше держать тебя! - выдохнул он.
Робин двигал меч, пока его острие не стало напротив запора; тогда, используя рукоятку как точку опоры, он попытался его открыть.
- Скорее! - Дикон задыхался, дрожа от напряжения.
Запор скользнул назад.
Робин стал толкать меч по решётке ко второму запору. Как только он открыл его, Дикон повалился на землю, а Робин упал сверху.
Они вскочили на ноги, и пятеро узников стали смотреть вверх на недвижное тело стражника.
- Мы должны откатить его, - быстро прошептал Робин. - Мы не сможем её поднять, пока он на ней лежит.
Теперь наверху были Дикон и Том, а Робин и Скарлет держали их. Пропустив руки сквозь прутья, они скатили стражника на плиты и навалились на решётку, пока она не открылась.
Узники стали беспокойно прислушиваться, но никто их не слышал.
Они вытащили друг друга из ямы и столкнули в неё тюремщика. С Робином во главе они устремились вверх по узким ступеням.
Ступени вели к арке, за которой открывался заброшенный проход. Где-то далеко три раза ударил колокол. Робин кивнул остальным и повёл их дальше. Проход упёрся в тяжёлую дверь, которая была приоткрыта. Они подкрались к ней, вжимаясь в стену, и Робин заглянул в комнату.
Это была замковая кордегардия. Там было четыре солдата, один затачивал меч, другой чистил перевязь. Остальные валялись на соломенных лежанках.
По сигналу Робина беглецы ворвались и набросились на перепуганных солдат.
Робин, у которого остался меч тюремщика, неожиданно натолкнулся на хорошо обученного солдата. Он атаковал Робина, тот неловко и отчаянно парировал удар, пока Скарлет не ударил солдата стулом по голове. Дикон, Том и Мач одолели и оглушили других ударами о плиты. Наступила тишина, беглецы в напряжении прислушивались к ней, ожидая, что в любой момент другие солдаты ворвутся сюда и схватят их. Но стены были толстыми, никто за пределами кордегардии не услышал их.
Во двор вела другая дверь. Робин и остальные увидели сторожку, где на часах стояло ещё несколько солдат. Тогда, вооружившись, они тихо прокрались через двор и напали. Один из солдат бросился к сигнальному колоколу. Робин и его товарищи, нанося удары, упорно сражались. Яростный натиск отбросил солдат, но другие во главе с Гизборном, в ночной рубашке, спешили из замка им на помощь. Скарлет убил двух солдат, зарубил третьего, и тут путь к свободе оказался открыт. Робин набросился на Гизборна, чтобы его друзья успели сбежать. Скарлет криком позвал его.
- Бегите! - крикнул Робин, и, когда Скарлет с остальными выбежали в ворота, подъёмная решётка рухнула вниз.
Робин оказался отрезанным во дворе, и он знал, что не сможет выдержать напор Гизборна. Тогда Робин швырнул в него меч и побежал к открытой двери. Перед самым носом Гизборна, он захлопнул её, запер на засов и бросился вниз к проходу, где он заметил спиральные ступени, уходящие вверх в темноту.
Суматохой был охвачен весь замок. Колокольный звон сплёлся с криками преследователей. Достигнув последней ступени, Робин услышал чьи-то шаги, скользнул за дверь и замер, тяжело дыша.
- Кровь Господня, Гизборн, что случилось? - проревел аббат Хьюго, прогромыхав мимо. Робин услышал, как гулкий голос затихает вдали и вдруг понял, что он не один в комнате. На кровати сидела девушка, вцепившись в покрывало и глядя на него широко открытыми глазами.
- Не кричите! - быстро прошептал Робин. Девушка - это была Марион - кивнула ему.
- Я не причиню вам зла, - мягко сказал Робин.
За дверью на лестнице послышались быстрые шаги; затем в дверь громко постучали.
- Миледи? - крикнул Гай Гизборн. Глаза Робина умоляюще смотрели на Марион.
- Что случилось? - спросила она спокойно.
- Сбежали пленники, миледи. Заприте дверь!
Выждав немного, Робин грохнул засовом, внимательно наблюдая за Марион.
За дверью спальни Гизборн кивнул и удалился.
Робин подождал, пока Гизборн уйдёт, а затем бросился к окну. Оно выходило на внешнюю сторону замка, и, хотя оно было узким, Робин сможет протиснуться в него и спрыгнуть на землю, которая лежала в пятнадцати футах ниже. Он повернулся к девушке.
- Почему вы не позвали на помощь? - мягко спросил он Марион.
- Потому что Гизборн убил тебя, - ответила Марион, глядя на молодого оборванца.
- Ты не боишься меня? - сказал Робин, подходя ближе.
Марион покачала головой.
Он смотрел на неё. Она была как будто из другого мира.
- Кто ты? - прошептал он.
- Меня зовут Марион.
- Марион, - медленно повторил Робин, не отрывая от неё глаз.
На миг воцарилась тишина. Наконец Марион промолвила:
- Куда же ты пойдёшь?
- В Шервуд.
Её глаза расширились.
- Они будут охотиться на тебя!
Робин усмехнулся.
- Да, но меня они не поймают!
- Почему ты так уверен?
- Я знаю лес, а они - нет.
- Даже ночью?
- Да. Даже ночью.
Снова повисла тишина, как будто и не нужно было слов. За окном заухала сова. Небо начало светлеть. Скоро рассвет.
- Ты похожа на майское утро, - прошептал Робин. Он очень нежно взял её руку и поцеловал. Затем он бросился к окну и там натянул на голову капюшон. Марион пристально следила за ним, вспомнив рассказ Тука о Человеке в капюшоне. Затем, в последний раз бросив на неё взгляд, Робин выпрыгнул из окна и исчез.

В склепе замка Беллем Саймон бросил рунические палочки на жертвенный алтарь. Они сложились в узор, который нельзя было ни с чем спутать, Саймон поднял взгляд туда, где ждал одурманенный великан.
- Он пришёл в лес, - выдохнул Саймон. - Ты должен найти его. Он должен умереть!

Отредактировано Nasir (2009-06-01 10:29:34)

+4

17

Глава 3

В сером полумраке занимающегося рассвета Робин направился к Злому Озеру. Он бы удивился, если Скарлет и остальные уже были бы там. Возможно, как и многие другие, кто отважился зайти в лес, они блуждали по нему кругами.
Он никогда не боялся Шервуда. Он провёл там большую часть своей жизни.
Со времени Завоевания лес принадлежал Королю и предприимчивым, но жестоким людям из Нормандии, которые сделали Англию частью своей империи. Робин был убеждён, что лес не может кому-то принадлежать. Полный свободы и непокорства, таинственный лес раскинулся в самом сердце Англии; если кто и имеет право здесь находится - и здесь охотиться - так это англичане.
Густой туман окружил Робина, когда он подошёл к болоту. Мёртвые деревья, наполовину затопленные, казалось, цеплялись за него из темноты. Робин мрачно усмехнулся. Вот они, драконы, о которых с ужасом рассказывают люди.
Он осторожно шёл вперёд, ища брод, когда впереди забрезжило странное голубоватое сияние. До Робина донеслось чудное пение, высокое и ускользающее, как будто прилетело издалека, и перезвон множества колокольчиков. Удивлённый, он остановился, и сияние тоже замерло. Казалось, оно ждёт его. Затем сияние чуть сдвинулось, и Робин, с колотящимся в груди сердцем последовал за ним.
Тусклое сияние парило над болотом, как светящееся облако. Оно поднялось на холм и затерялось в деревьях. И вдруг, неожиданно оно окружило Робина своим ослепительным сиянием. Он услышал множество голосов, шепчущих и взывающих к нему из средоточия этого сияния. А затем, столь же неожиданно, оно исчезло.
Ему потребовалось какое-то время, чтобы снова привыкнуть к лесному полумраку. Робин не сомневался, что сияние вело его сюда с какой-то целью, и теперь он терпеливо ждал, а в это время птицы своим пением уже возвестили о наступлении рассвета.
Тогда над кромкой холма Робин увидел рога приближающегося оленя. Но это был не олень. Рога росли на голове человека, который шёл к нему по холму и затем остановился. Набравшись храбрости, Робин медленно приблизился к странному видению. Две змеи обвивали его плечи, он был бородат и имел дикий вид.
- В капюшоне он придёт. Волчья голова. Изгнанник, - пробормотала рогатая фигура себе под нос.
Робин в тревоге отступил назад.
- Ты боишься меня, мальчик? - продолжало странное существо. - Я - твоя судьба. Я - Херн. Херн-охотник.
- Почему я должен бояться? - ответил Робин, обуздав свой страх. - Ты - человек!
Его сверлили горящие глаза.
- Говорю тебе, я - Херн. Ты станешь моей тетивой, когда начнётся Дикая Охота.
- Ты безумен! - вырвалось у Робина.
Но тут он обнаружил, что не может сдвинуться с места. Что-то держало его, будто сковав. Херн подошёл ближе.
- Безумен? - прошептал он. - Да, безумен, как обманутый сокол. Тебе не сбежать. Ослепшие, искалеченные люди, брошенные в смердящую тьму, все они ждут тебя. Прячась в канавах, ждут дети с распухшими от голода животами. Бедные, обездоленные. Все ждут. Ты - их надежда.
Пальцы Херна вцепились в плечи Робина, и ему пришлось приложить усилия, чтобы снова вырваться.
- Посмотри на меня! - жёстко приказал Херн. Как ни пытался, Робин не мог вырваться из-под власти его глаз. Они как будто бы росли, а потом слились воедино и стали чёрным бездонным озером, в которое падал Робин. Затем озеро растаяло, и перед ним замелькала череда беспорядочных образов. Робин увидел монаха, чьё лицо было залито кровью. Ивовую палочку, расщеплённую стрелой. Пергамент, покрытый странными символами, вырванный из его рук порывом ветра. И злобное лицо человека в чёрных одеждах, подносящего ему нож. Он увидел Марион, визжащую от страха. Великана со всклокоченными волосами, который преградил ему дорогу через ручей...
Затем он вдруг снова очутился в лесу рядом с Херном.
- Такова судьба! - пробормотал старик. - Тебе не сбежать. Такова судьба, Робин в капюшоне.
Робин повернулся и побежал, преследуемый голосом Херна. Деревья проносились мимо, а ежевика вцеплялась в ноги. Робин бежал, испугавшись того, чего и сам не понимал. Херн-охотник был лесным богом, а не выжившим из ума старикашкой! Робин бежал, пока были силы. Наконец, задыхаясь, он рухнул на землю и лежал там, будто загнанный зверь, пока в лесу совсем не рассвело.
Тогда, утомлённый, Робин побрёл, спотыкаясь, в надежде найти своих друзей. Он вырезал себе кривой шест для защиты, на случай, если его заметит какой-нибудь лесничий. Теперь Робин был вне закона, и любой мог его убить. Он дошёл до ручья, над которым навис ствол упавшего дерева, на манер мостика. Когда Робин запрыгнул на него, на другом конце появился, преградив путь, Беллемов великан.
Это был тот самый великан из сновидения.
Огромный человек шагал по упавшему дереву, размахивая своим шестом. Он рыкнул и попытался молниеносным ударом размозжить Робину голову. Робин отклонился в сторону, и шест пролетел совсем рядом с ним. Он отразил ещё один удар дикаря, из-за которого едва не упал в ручей. Всё это великан проделывал, не зная жалости, Робин, нагибаясь и уклоняясь, отступал. Он отчаянно бился, но, в конце концов, сметающий удар отправил его, кувыркающегося, в воду. Великан прыгнул следом, пытаясь достать голову противника шестом. Робин глубоко нырнул и достиг берега, но в это время потерял свой шест. Он встряхнулся и посмотрел вокруг в поисках чего-то, что можно использовать как оружие. Сзади вынырнул великан. Робин повернулся и ударил его с размаху в грудь, но тот лишь хрюкнул и снова стал наступать.
На берегу лежала тяжёлая ветка, Робин метнул её в великана. Ветка ударила его в лоб, и гигант, со стоном отлетев назад, упал и замер.
Робин стоял над ним, тяжело дыша. На груди великана была нарисована красным цветом пентаграмма, пятиконечная звезда. На шее его висел маленький кожаный мешочек. Робин открыл его и, достав оттуда клочок пергамента, развернул его. Это был пергамент из его сна! Ничего не понимая, Робин вглядывался в магические знаки, а тут порыв ветра вырвал и умчал пергамент из его рук.
Робин набрал воды из ручья в охотничий рог великана и принялся смывать пентаграмму с его груди.
Тотчас же грубые черты лица смягчились, а отвисший рот великана обрёл твёрдость. Глаза его открылись, ярость сменилась изумлением. Он медленно сел и пристально воззрился на Робина.
- Где я? - спросил великан.
- В Шервуде, - сказал Робин.
Гигант пощупал свою голову в том месте, где из пореза капала кровь.
- В Шервуде? - повторил он.
Робин кивнул.
- Тебя заколдовали.
Великан попытался вспомнить.
- Беллем! - наконец сказал он. - Барон де Беллем. Его люди схватили меня. Теперь я вспомнил. Они привели меня к нему. Да, и там был дым, густой дым, и бормочущие голоса. И кровь...
Он крепко пожал руку Робину.
- Ты освободил меня, - просто сказал он. - Я обязан тебе жизнью.
Великан нетвёрдо держался на ногах, ещё не оправившись от удара, вошёл в ручей и начал умываться.
Робин сидел на корточках на берегу и, потешаясь, наблюдал за ним.
- Как твоё имя? - спросил он.
- Маленький Джон. Я из Хатерсиджа.
Робин засмеялся.
- Малыш Джон - звучит лучше!
- Малыш Джон, - улыбнулся великан, энергично растирая себя. - А мне нравится.
Он улыбнулся Робину.
- А ты кто будешь?
Но прежде чем Робин ответил, его толкнули ногой в спину, и он полетел головой вперёд в ручей.
- Робин Локсли! - захохотал Уилл Скарлет.
Робин вынырнул на поверхность. На берегу стояли Уилл, Дик и Том.
Мача с ними не было. Он побежал домой на мельницу рассказать своему отцу об их пленении и побеге. Мэтью знал, что должен спрятать сына от Гизборна и его людей. Они наверняка уже искали его. Он решил, что мальчишка должен остаться свободным.

Отредактировано Nasir (2009-06-01 10:30:08)

+4

18

Глава 4.

В лесу ночь. В небольшой низине Робин с друзьями жарят дикого кабана. Они знают, что до рассвета никто не сунется за ними в Шервуд, поэтому сидят, греясь у костра, который, как будто даёт им защиту. Дикон то и дело поливает жарящееся мясо. Робин сидит немного в стороне, но видит и слышит всех.
- А ты – отличный повар, Дикон, - сказал Малыш Джон.
Дикон усмехнулся.
- Королевское мясо!
- Днём спать, - тихо говорил Тому Скарлет, - а ночью идти - только так.
- А куда ты пойдёшь? - спросил Том.
- На север, - ответил Скарлет. - В Йорк. Может, дальше. А ты?
- В Линкольншир. Работа для стрельника всегда найдётся. Дикон пойдёт со мной.
Дикон кивнул и попробовал мясо на кончике заострённой ветки.
- Да, - сказал он. - Будем работать, не поднимая головы. Избегать передряг. Делай, что приказывают, и тебя оставят в покое.
«Делай, что приказывают», горько подумал Робин. Какое вообще они имеют право приказывать нам? Он почувствовал, как закипает от гнева. Правители Англии имеют мясо в избытке. «Свинина», «баранина» и «говядина» - это нормандские словечки. Ему вспомнился олень, которого подстрелил Мач. Эта охота изменила их жизнь навсегда.
Что-то заставило его отвернуть взгляд от огня и посмотреть в темноту. Он похолодел. Среди деревьев стояла рогатая фигура Херна. В одной руке, которую обвивала змея, он держал горящий факел, а другой подзывал Робина. Странная фигура, казалось, сияла, что придавало ей призрачный и неземной вид.
Когда остальные заметили Херна, они придвинулись ближе к огню. А Робин встал и пошёл к нему.
- Нет! - в ужасе крикнул Малыш Джон. - Это призрак!
Когда Робин приблизился, Херн снял с ремня нож и мягко прижал лезвие ко лбу юноши. Робин даже не вздрогнул.
- Хорошо, - пробормотал Херн. - Все пути пересекаются.
Повелитель Деревьев вёл Робина через Шервуд, пока они не достигли водопада в конце узкого ущелья. Здесь он погасил факел и исчез, пройдя сквозь стену падающей воды.
Робин, не колеблясь, последовал за ним. Здесь, за водопадом, было очень темно, но костлявая рука ухватила Робина за запястье и потянула вниз по туннелю в скале. Тусклый сияние разгоралось там, впереди, где Херн проворно расставлял свечи, чтобы осветить себе путь. Они продвигались всё дальше, всё глубже в земные недра. На стенах блестела вода, которая стекала сверху. Наконец, туннель расширился, Робин оказался в огромной пещере. Каменные сосульки то свисали вниз, то как будто росли из земли. Какие-то даже сливались, приняв форму мощных столбов. Факелы, установленные между трещинами в скале, освещали тёмные воды подземного озера, которое пряталось далеко во тьме.
На берегу озера был плот, и, захватив один из факелов, старик спустился на него. Робин отвязал плот и, управляя шестом, повёл его по тихой воде к скалистому мысу, где горел огонь.
За всё это время Херн не промолвил ни слова. Но как только они сошли с плота, Робин не смог больше выносить молчания.
- Кто ты? - спросил он.
Херн дружелюбно посмотрел на него.
- Я уже говорил тебе.
- Ведь ты не бог.
Херн улыбнулся.
- Каждый может стать богом, каждый.
Этот загадочный ответ сделал Робина ещё более нетерпеливым.
- Что ты хочешь от меня? - спросил он.
Глаза Херна внезапно вспыхнули огнём.
- Мне нужна твоя жизнь! - пылко сказал он. - Твоя сила!
Робин изумлённо смотрел на него.
- Силы света и тьмы всегда были с тобой, - продолжал Херн, - но ты пренебрегал ими.
- Кто ты?
- Когда приходит Рогатый, я - Херн-охотник.
Наступило молчание. Херн терпеливо ждал, не отрывая глаз от Робина.
- Что я должен делать? - наконец, спросил Робин.
- То, что велит тебе судьба. Настанет время.
Робин рассердился. Он не услышал от Херна ничего определённого.
- Время? Какое время? - спросил он.
Херн улыбнулся.
- Как ты пожелаешь - так и будет.
Он подвёл Робина к каменной плите, на которой были высечены переплетающиеся спирали. На ней лежал меч в простых кожаных ножнах, а рядом с мечом - колчан со стрелами и огромный лук, самый большой из всех, какие когда-либо видел Робин.
- Они ждали слишком долго, - выдохнул Херн. - Возьми меч!
- Но я...
- Возьми же!
Этот возглас был похож на щелчок хлыстом, и Робин тотчас же повиновался. Обнажив меч, он увидел, что лезвие испещрено загадочными знаками - древними магическими символами.
- Это Альбион! - благоговейно прошептал Херн. - Один из Семи Мечей Кузнеца Вейланда. Средоточие сил света и тьмы.
Робин вложил меч в ножны и повесил его на пояс. Херн одобрительно кивнул.
- А теперь натяни лук! - приказал он.
Робин весь напрягся, сгибая его и в то же время нанизывая тетиву на свободный конец. Его руки дрожали от натуги, но он всё-таки одолел большой лук. Он дёрнул тетиву, которая издала странное гудение, эхом разнёсшееся по пещере.

Ранним утром Робин вернулся к своим товарищам, которые спали возле тлеющих углей костра. Та же удивительная сила, что помогла ему увидеть судьбу, привела его сюда.
- Вставайте! - громко скомандовал он.
Они открыли глаза и в замешательстве повскакивали на ноги. Увидев его, они пришли в изумление.
- Робин Локсли! - крикнул Уилл Скарлет.
- Нет, не Локсли! - резко возразил Робин. - Робин Гуд.
- Робин Гуд? - повторил Малыш Джон. - Теперь и тебя заколдовали?
Робин покачал головой.
- Нет, не заколдовали. Пробудили. Херн-охотник избрал меня своим сыном.
Его друзья тревожно переглянулись. Повелитель Деревьев довёл его до безумия?
- А вы все спали, - продолжал Робин. - Вы слишком долго спали. Мы все спали. Пришло время очнуться. Время прекратить бегство.
Он сурово смотрел на них.
- В бою под Гастингсом никто не бежал.
- Да, - с горечью сказал Том. - Там умирали тысячи.
- Но они умирали, сражаясь!
Скарлет издал смешок.
- Это было слишком давно, - отрезал он. - Уже больше столетия назад.
Глаза Робина сверкнули.
- А что стало за эти годы с англичанами? Где они? «Избегать передряг. Делай, что приказывают, и тебя оставят в покое.» И это дух Англии? Вы все видите, что происходит. Они уничтожают деревни, чтобы нашим господам и властителям было где спокойно поохотиться. У людей забирают последнее, чтобы платить за войны. И ни единого голоса против! Нет справедливости! Нет Англии!
Робин умолк, дрожа от гнева и глядя на своих товарищей, которые, раскрыв рты, смотрели на него. - Пришло время отвоевать её обратно.
- Тебя всё-таки заколдовали, - сказал Малыш Джон.
- Правда? - возразил Робин. - Этот лес станет нашей крепостью. Никакое войско не сможет захватить её.
- А он прав, - согласился Дикон. - Тут двадцать миль будет в ширину...
- А ещё тут много оленей, - продолжал Робин. – А ещё озёра и реки, полные рыбы. А ещё плоды и ягоды - всё, что нужно. А то, что не сможет нам дать лес, мы возьмём у нормандцев.
Он поднял огромный лук, на который все смотрели с удивлением.
- Около шести футов в длину, - сказал Том.
- Ты даже не сможешь выстрелить из такой штуки, - засмеялся Малыш Джон.
- А если и сможешь, - поддержал его Уилл Скарлет, - то не попадёшь в цель.
Робин медленно вынул из колчана за спиной стрелу и положил её на тетиву. Дикон присвистнул от изумления.
- Посмотрите, какие длинные у него стрелы!
Своим острым глазом Робин искал отдалённую цель. Где-то в четверти мили отсюда стоял на вершине небольшого холма раскидистый дуб, окружённый невысокими деревцами. Робин показал туда.
- Нет, ты не заколдован, ты безумен, - сказал Малыш Джон, его огромные плечи вздрагивали от смеха.
Робин тщательно прицелился и стал медленно натягивать лук, пока серые гусиные перья стрелы не коснулись его щеки. Неуловимое мгновение лук был натянут в полную силу, и тут Робин отправил стрелу в полёт. С ужасающей мощью она полетела со свистом прочь. В следующий момент его друзья побежали к холму.
Дикон был у дуба первым. Стрела торчала из ствола.
- Значит, безумен? - сказал он, когда подбежал Малыш Джон, а следом за ним Скарлет с Томом.
- Святой Фома! - выдохнул Малыш Джон. - Вот это выстрел!
Для того, чтобы выдернуть стрелу, потребовалось усилие. Она вонзилась в дерево с огромной силой. Тогда они повернулись, заметив фигуру Робина, махавшего им издалека.
- Если бы у солдат короля Гарольда были такие луки на Гастингском холме, - сказал Скарлет, - мы бы сохранили свободу.

Отредактировано Nasir (2009-06-01 10:31:17)

+4

19

Глава 5.

Три недели спустя после побега узников, за который несчастный тюремщик получил пятьдесят ударов плетью, во дворе Ноттингемского замка отряд солдат во главе с Гаем Гизборном готовился сопровождать леди Марион в Кирклисское аббатство. Она с благодарностью простилась с шерифом и аббатом Хьюго. Марион знала, что никто из них не сможет гарантировать ей защиту от Саймона де Беллема.
Аббат благословил девушку. Затем Марион повернулась к брату Туку. Она видела, что он вот-вот заплачет.
- Присмотрите за моими пчёлами, брат Тук, - ласково сказала она.
Толстый монах печально кивнул.
- Да, леди Марион, - сказал он.
Шериф подозвал Гизборна и приказал ему по дороге в Кирклис остановится на мельнице и допросить приёмного отца Робина. Гизборн кивнул и дал знак отряду двигаться. Марион оглянулась и помахала брату Туку. Он был ей добрым другом, пожалуй, единственным в Ноттингеме.
- Интересно, - печально подумала она, - встретимся ли мы когда-нибудь снова?
До Кирклиса был долгий путь, а Гизборн был скучным собеседником. Все его разговоры были о лошадях и турнирах, в которых он принимал участие, с подробным описанием каждого поединка. Наконец, она перестала обращать внимание на его бубнение и, кивая время от времени, создавала впечатление, что слушает.
Её мысли снова вернулись к молодому беглецу-оборванцу. Ей стало вдруг интересно, где он сейчас и нашёл ли остальных. Она снова как воочию видела, как он накидывает капюшон на свои взъерошенные волосы и выпрыгивает из её окна...
Около полудня отряд достиг мельницы. Мэтью заметил их и погнал Мача прятаться среди деревьев, откуда тот наблюдал в ужасе, как Гизборн допрашивает его отца.
Мэтью сказал, что не видел никаких беглецов и, хотя Гизборн угрожал ему, он отказался сообщить что-либо ещё.
Гай Гизборн обнажил меч.
- Я не люблю лжецов, особенно саксонских лжецов, - сказал он в гневе. - Где они?
- Там, где вам их не достать! - храбро ответил Мэтью.
С яростным криком Гизборн рубанул его мечом.
Марион закрыла лицо руками, а Гизборн вложил в ножны окровавленный меч. Он был совершенно спокоен. Мельник проявил неповиновение, и Гизборн полагал, что, убив его, был абсолютно прав. Он приказал своим людям сжечь мельницу дотла.
Солдаты достали из огня тлеющие угли и швырнули их на соломенную крышу. В мгновение ока пламя охватило мельницу. Гизборн развернул своего коня, взял за узду лошадь, на которой сидела Марион, и повёл прочь от горящей мельницы. Солдаты последовали за ними.
Мач не мог поверить, что его отец мёртв. Он дождался, когда отряд удалится, а затем покинул своё убежище и подкрался к телу Мэтью. Мач опустился на колени возле него, чувствуя тошноту, ощущая пустоту и одиночество. Горе волной захлестнуло его, и он безудержно зарыдал.
Час спустя он встал и побрёл, точно слепой, в лес, где на него наткнулись Робин и его друзья.
- Он теперь со святыми, ведь так, Робин? - рыдал Мач, бросившись в объятья к своему сводному брату, плача и дрожа от потрясения. - Он со святыми... Со святыми...
Робин уже знал, что Мэтью умер. В тот миг, когда Гизборн наносил свой удар, эта сцена встала перед глазами Робина. Он крепко прижимал к себе Мача, который с трудом подыскивал слова.
- Это Гизборн, - сквозь рыдания говорил он. - Я наблюдал... я видел это... Я видел это... Убили! Убили! Убили!
Малыш Джон, Скарлет и другие стояли в молчании, пока Робин пытался успокоить мальчишку.
- Он ведь и тебе был вместо отца! - шептал Мач. - Он ведь и тебе был вместо отца!
Робин пытался сдержать своё горе и гнев. В тишине он поклялся отомстить Гизборну. Он вспомнил и своего собственного отца, как, израненный и отчаявшийся, тот поручил его Мэтью и ускакал в дождь, чтобы никогда не вернуться. Теперь пришло время мстить. Херн выбрал его, и Робин принял свою судьбу.
Изгнанники быстро двигались по Шервуду, стремясь опередить Гизборна и его людей, чтобы приготовить им засаду. У каждого из них был большой лук, и каждый умел им пользоваться. Гизборн и его люди первыми испытают силу этих луков.
Робин научил своих друзей прятать одежду под листьями, так чтобы они были невидимы, когда скрываются в подлеске. Это был новый вид боя, Робин не хотел, чтобы Гизборн догадался, что ему противостоит всего лишь горстка людей. Нападение застанет врасплох высокомерного рыцаря. Изгнанники должны были появиться, когда Гизборн поедет через Шервуд; он не ожидает атаки.
Уилл Скарлет рассказал Робину, что когда-то был солдатом. Сражаться его научил командир. Часто бывало, что Скарлет даже не знал, кто его враг. Его научили, что в сражении самая большая опасность - быть затоптанным до смерти своими же.
- Я никогда не убивал людей, - тихо сказал Робин.
- Я знаю, - Скарлет хлопнул его по спине. - Ад переполнен, - усмехнулся он. - Там уже нет места для нас.
Том, который был дозорным, свистом возвестил, что Гизборн и его отряд приближаются. Изгнанники заняли свои позиции и стали ждать сигнала Робина. Вот впереди появился авангард, каждый наметил себе цель, но, когда Робин хотел уже выстрелить, он увидел Марион и опустил лук.
Малыш Джон удивлённо посмотрел на него.
- Я знаю эту девушку, - прошептал Робин. - Мы должны заполучить её прежде, чем нападём на них.
Путь Гизборна лежал между гигантскими деревьями с густым подлеском и высокими склонами с каждой стороны. Его люди вяло двигались вперёд, он ехал молча. Марион не могла смотреть на него. Её возмущала та жестокость, которую она увидела у мельницы.
Вдруг Гизборн придержал свою лошадь и приказал остановиться.
На тропе остриём вперёд лежал обнажённый меч.
Гизборн приказал одному из своих людей принести его, но, когда солдат наклонился, меч скользнул прочь от него и солдат отскочил назад в страхе.
- Он заколдован, милорд! - закричал он.
Гизборн спешился и подошёл к мечу. Тот снова отодвинулся прочь. Солдаты были как зачарованные, все столпились впереди и изумлённо смотрели. Гизборн пробежал вперёд и поставил ногу на движущийся меч. Когда он поднял его, то увидел нить, один конец которой был привязан к рукояти, а другой уходил в подлесок.
- Заколдован, как же! - усмехнулся он.
Гизборн с солдатами прошарили кусты, но там не было никаких следов обманщиков.
Но, когда Гизборн выбежал обратно на дорогу, там не было и следов Марион. Придя в ярость, он позвал своих людей, и они потянулись назад. Ему вдруг стало жарко. Он должен найти Марион. Он отдал приказ солдатам искать в разных направлениях, которые вели в Кирклис.
Вскоре тропа опустела. С деревьев упали верёвки, по которым Робин с друзьями спустились вниз. Девушку, которую втянул наверх в листву Малыш Джон, мягко спустили на землю. Всё произошло так быстро, что у неё кружилась голова. Её Человек в капюшоне с дружелюбной улыбкой на лице снова стоял перед ней. В зелёных листьях, которые закрывали его одежду, он выглядел как истинный сын Херна, как лесной дух. Он мягко попросил её идти с Мачем в потайной лагерь. Потом он пообещал, что вернётся, но только после того, как разделается с Гаем Гизборном. Прежде чем она успела ответить, он исчез в лесу со своими друзьями.
Не обременённые доспехами, они быстро двигались в тишине, то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться. Сам того не ведая, Гизборн облегчил им задачу, разделив своих людей.
Первая стычка произошла, когда Том Флетчер заметил четырёх солдат, обходивших лесной пруд. Он крикнул им, привлекая внимание, потому что знал, что недосягаем для их арбалетов. Они двинулись на него, прикрываясь щитами, но не учли силы большого лука.
Том, который показал себя искусным стрелком, ещё когда был стрельником, то есть мастером по стрелам, осторожно взял на прицел первого солдата и отпустил тетиву. Стрела нашла свою цель, пронзила щит и с силой пробила кованую кольчугу солдата. Его товарищ увидел, что щит буквально пригвоздило к телу. Затем другая стрела проложила себе путь сквозь второй щит, сразу убив солдата. Оставшиеся поняли, что они столкнулись с чем-то совсем новым. Солдаты развернулись и побежали.
Третья стрела Тома поразила одного из них в спину. Последний солдат продолжал бежать. До него было около двухсот ярдов, когда четвёртая стрела Тома просвистела низко над землёй и вонзилась ему в ногу. Даже на таком расстоянии она сбила его с ног.
Тем временем в другой части леса Малыш Джон появился в тылу трёх солдат и напал на них со своим шестом. Через несколько секунд все они лежали на земле без чувств.
Третий отряд был атакован Скарлетом, который, выйдя из кустов весь покрытый листвой, напугал уже своим видом. С леденящим кровь воплем он погнал солдат назад и безжалостно убил их. Наконец, в других местах солдаты были пойманы арканами и утянуты вверх в листву.
Гизборн слышал вопли своих солдат со всех сторон леса. Он понял, что они атакованы, но никого не видел. Заметив небольшой просвет, он приказал своим людям рассредоточиться позади него. Но пять стрел просвистели из-за деревьев, и каждая из них попала в цель. Те, кто остались нетронутыми, бросились бежать, хотя Гизборн, развернув коня, попытался их как-то сплотить.
- Вернитесь назад, вы, трусы! - кричал он в гневе.
Вдруг прямо перед ним возник Робин и направил стрелу ему в грудь.
- Сойди с коня, - приказал он.
- Что ты сделал с ней? - крикнул Гизборн.
- Марион невредима.
- Марион! – Гизборн был возмущён. - Ты оборванный кусок грязи! Я разорву тебя на куски!
- Испытание поединком, Гизборн, - сурово сказал Робин. - По нормандскому обычаю.
Гизборн огляделся, из леса стали выходить и другие изгнанники. Он жестоко усмехнулся сам себе. Этот крестьянин слишком глуп, думая, что ему по силам биться с обученным рыцарем. Ну что ж, он ему преподаст урок.
Гизборн вынул меч и атаковал. Робин с Альбионом в руке отступил, поднырнув и снова выпрямившись в тот момент, когда меч Гизборна сверкнул над его головой. В следующий момент Гизборн остановился, озадаченный тем, что Робин не пытается отразить его удары или напасть на него. Он снова атаковал и снова Робин уклонился от удара, не применив оружия. Гизборн рубанул, которого уже вывела из себя соблазнительная и при этом ускользающая тактика его противника. Он нанёс низкий удар, целя в ноги Робина, но тот подпрыгнул и легко приземлился, ожидающий следующего удара. На этот раз Гизборн метил ему в сердце, но Робин отшатнулся в сторону и меч ударил мимо его груди, не задев.
Поединок становился похожим на бой с быком, где Гизборн в его тяжёлом вооружении - нападал, рубил и резал, но не попадал, а Робин уклонялся от его сверкающего клинка, иногда на волосок от угрозы. И вот сэр Гай выдохся. Этот вид сражения был для него новым. Обычно он стоял мысок к мыску и рубился с противником, пока тот не падал. Теперь он устал. Ему мешали доспехи. А вот Робин был легко одет и полагался на быстроту своих движений, которая спасала его от опасности.
Изгнанники с азартом наблюдали за состязанием. Уилл Скарлет, который научил Робина обращаться с Альбионом, выжидал.
Робин не отрывал глаз от Гизборна. Его друзьям казалось, будто он заранее знал, куда будет нанесён следующий удар. Теперь он истощил силы Гизборна, и рыцарь быстро уставал. Он почти не оборонялся, как будто умоляя Робина нападать, но гибкая молодая фигура делала шаг назад и снова манила его.
Рыцарь шагнул вперёд и неуклюже ударил, целя Робину в голову. И вдруг клинки скрестились с такой силой, что его рука онемела вплоть до плеча. Робин отбил удар и ввёл Альбион в игру.
Гизборн отступал, и первое время Робин двигался вперёд. Контратака Робина обескуражила его, и он стал неуклюже отражать удары Альбиона, который сверкал, словно летняя молния, и безжалостно гнал его назад. Меч, казалось, жил своей жизнью, и теперь оборона Гизборна была безнадёжна. И тут его клинок был выбит из рук.
Гизборн не был трусом. Он перекрестился и спокойно стал ждать смерти. Но Робин опустил Альбион и покачал головой. Он победил Гизборна. Теперь он мог унизить его.
Они раздели молодого рыцаря догола и перекинули Гизборна лицом вниз через седло его прекрасной лошади.
- Передай аббату, что Шервудом владеют Робин Гуд и его друзья. И скажи его брату, шерифу, что сын Херна потребовал обратно своё королевствo, - сказал Робин.
Том взял коня за узду и повёл его к Аббатству Святой Марии. Путь проходил мимо нескольких деревень на окраине леса. И когда люди видели голую спину человека, которого они так долго ненавидели и боялись, они с улюлюканьем и смехом бросали в несчастного рыцаря тухлые яйца.
Когда они были уже в виду аббатства Святой Марии, Том отпустил узду, и дальше конь шёл сам по себе. Вдалеке Том увидел охотившегося аббата Хьюго и усмехнулся. Появление Гизборна вызовет настоящий переполох!

Тем временем остальные изгнанники, вернувшись в лагерь, возбуждённо обсуждали свою победу, а Робин тихо сидел рядом с Марион, которая рассказала ему, почему она едет в Кирклис. Ему было трудно поверить, что такая красивая и жизнерадостная девушка вынуждена хоронить себя в монастыре. Она объяснила, что Ноттингемский замок был немногим лучше тюрьмы. На шерифа не было надежды, и он, конечно же, не мог защитить её от Саймона де Беллема. В Кирклисе она будет в безопасности, и там есть чем ей себя занять. Монахини часто охотились; она будет иметь собственную комнату; а может быть, они позволят ей разводить пчёл.
- Но ты не похожа на монахиню, - запинаясь, сказал Робин.
- Пока ещё нет, - улыбнулась Марион, - но буду похжа.
- Останься здесь со мной, - сказал Робин, порывисто взяв её за руку.
- И стать твоей Майской Королевой? - мягко улыбнулась Марион. - А что будет со мной, когда наступит зима?
Робин посмотрел ей в глаза.
- Я разведу огонь у входа в пещеру, укутаю тебя в овчинные шкуры и крепко обниму.
Сейчас они так близки. Наклонившись, Робин поцеловал её, и Марион на миг прижалась к нему, но затем, отстранившись, покачала головой.
- Отвези меня в Кирклис, - прошептала она.
Розово-красный свет лился между деревьями, Робин вёл её лошадь по лесным тропам в спасительное Кирклисское аббатство.
Они достигли ворот аббатства, Робин спустил девушку вниз и обнял её. Ему было нелегко разлучаться с ней, но он понимал, что в аббатстве она будет в безопасности. Через мгновение дверь открылась, и одна из монахинь увела Марион.
Когда Робин возвращался в Шервуд, на сердце у него было тяжело. Он настолько погрузился в свои думы, что не заметил смуглого человека, который наблюдал за ним с холмов аббатства. Его звали Назир. Он был сарацинским невольником. А хозяином его был Саймон де Беллем.

Отредактировано Nasir (2009-06-01 10:31:53)

+5

20

Nasir, спасибо  :)

ГЛАВА 6

— Говорю тебе, Роберт: он в сговоре с дьяволом! Как иначе могли разбойники победить вооруженных солдат?
Аббат Хьюго был багровый от ярости. Унижение Гизборна разозлило его. Теперь он стоял перед шерифом в зале совета Ноттингемского замка и требовал действий. Шериф оставался спокойным и лишь нетерпеливо поигрывал пальцами. Громкие тирады Хьюго ни к чему не приведут, а втайне шерифу было забавно, что Гизборн был так жестоко унижен. Заслуженное возмездие настигло заносчивого молодого человека весьма кстати.
— Этот проходимец-виллан опасен, — орал Хьюго. — Он называет себя Робин Гудом и говорит, что он Сын Херна, — знать бы еще, что бы это значило.
— Сейчас объясню, — ответил шериф. Он открыл резной ларец и извлёк из него древнюю серебряную стрелу, которую забрал из колчана Элрика Локсли шестнадцать лет назад. — Что ты об этом думаешь?— спросил шериф, вручая стрелу брату.
Аббат Хьюго взглянул на неё и пожал плечами.
— Это серебряная стрела, — сказал он без особого интереса.
Роберт де Рейно раздраженно тряхнул головой. Почему Хьюго так глуп?
— Это та самая серебряная стрела, — терпеливо объяснил он. — Стрела Херна.
Хьюго непонимающе уставился на своего брата.
— Тебе действительно следует больше читать, Хьюго — вздохнул шериф. — Монах Гилдас писал об этой стреле более пятисот лет назад. Но стрела гораздо старше. Намного старше.
— А как она попала к тебе?
— Помнишь то жалкое восстание? Элрик из Локсли был её Хранителем.
- О чем это ты?
— Хранителем Стрелы. Это предмет культа, Хьюго. Как скипетр или крест. Английская вещица. Символ. И притом магический.
Однако Хьюго его не слушал. Вместо этого он пытался прочесть надпись на древке стрелы.
— Ты не сможешь это прочесть, — с мрачной усмешкой сказал шериф, — Я сомневаюсь, что вообще кто-нибудь сможет, разве что барон де Беллем. — Он помедлил. — И если  Робин Гуд действительно Сын Херна,  полагаю, он тоже способен прочитать эту надпись.
— Я всё же не понимаю... — начал аббат.
— Я намерен поймать этого таинственного разбойника, — тихо сказал шериф. — А Стрела Херна будет приманкой.

История о засаде распространилась со скоростью лесного пожара, хотя многим и было трудно поверить, что горстка объявленных вне закона людей смогла сразиться с Гизборном и его солдатами и задать им такую трёпку.
Впервые за много лет кто-то смог дать им отпор. Прослышав, что случилось с Гизборном, крестьяне обрадовались. Имя Робин Гуда было у всех на устах. А узнав, что беглец называл себя Сыном Херна, старики улыбнулись. Они знали легенду и в определённые дни на рассвете приходили к Кругу Рианнон, чтобы оставить дары для Хозяина Деревьев.
Деревенская молодежь горела желанием  присоединиться к Робину, и многие, несмотря на страх перед демонами и драконами, пришли в Шервуд в надежде, что Робин примет их в свой отряд. К нему присоединялись и те, кто был объявлен вне закона; в итоге за несколько недель Робин и его друзья собрали двадцать человек, умеющих стрелять из больших луков.
— Мы ничего не берем у честных людей, понятно?— сказал им Робин, — Но у тех, у кого есть больше, чем им необходимо — у богатых и жадных — брать мы будем. Не для себя, а для бедных, больных и голодных. Потому что это те люди, за которых мы будем сражаться и которых мы будем защищать. — Он вытащил Альбион. — Поклянитесь на этом мече именем Херна и Робин Гуда.
После того, как новички коснулись волшебного лезвия и дали клятву, Робин предупредил их, что если кто-нибудь нарушит своё слово или предаст товарищей, это будет стоить ему жизни.
Беглецы начали усердно тренироваться. Каждый знал, что его жизнь зависит от умения обращаться с луком. Они устраивали учебные бои друг с другом, чтобы стать быстрыми и проворными в сражениях, а Маленький Джон потратил не один час, обучая их искусству владения дубинкой. Большинство новичков уже были знакомы с этим видом оружия: оно было единственным, которое дозволяли им хозяева.
После сражения Уилл Скарлет собрал мечи убитых солдат и снял с них кольчуги. Мечи наточили на простеньком точильном камне, который соорудил Мач, а затем Уилл взялся показать беглецам, как ими нужно пользоваться.
Они продолжали передвигаться и каждый раз устраивались на ночлег на новом месте, тщательно уничтожая все следы своего присутствия перед тем, как двинуться дальше. Они научились настолько бесшумно передвигаться, что могли бы пройти мимо  лесничего, не привлекая его внимания.
Как-то ночью Робин не мог заснуть; мысленно он увидел Херна и понял, что должен пойти к нему. Остальные спали, стоявший на страже Дикон заметил уходящего Робина и содрогнулся: отправиться одному в ночной лес! – он бы такого никогда не сделал.
Херн ждал в большой пещере за водопадом. Он молча выслушал рассказ Робина о том, как они нанесли поражение Гизборну. Когда Робин умолк, Херн кивнул и протянул ему рог с питьём.
— Плуг прошёл и первая борозда проложена, — пробормотал он. -Пей!
Робин пересилил себя и до дна выпил горькую жидкость. Затем он молча сел у огня и принялся ждать. Вскоре черты Херна начали колыхаться в свете пламени, сделались расплывчатыми и, наконец, растворились в тысячах танцующих частичек света. Мимо проплывали облака, и Робин почувствовал себя парящим высоко над землей, а голос Херна звал его.
— Когда небеса заплачут от ветра, настанет ужас мечей, - прокричал голос; тут облака расступились, и Робин увидел на фоне неба силуэты людей с мечами.
— И твари будут красться под сенью неба ...
Внезапно видение изменилось - стрела попала в цель; полилась кровь. Потом мишень исчезла, и возник Саймон де Беллем, поднимающий кинжал над головой.
— Не позволяй тому, что моё, попасть в руки слуги Азаила, — сказал Херн.
Мелькали видения. Толстый молодой монах в крови; серебряная стрела, взмывающая в воздух над Ноттигемским замком; сокол, разрывающий мясо; нападающая змея; волк, скалящий зубы. И затем, на мгновение, Робин очутился в Круге Рианнон с Марион на руках.
Робин открыл глаза. Он снова вернулся в пещеру Херна; тот смотрел на него сверху вниз.
— Что ты видел?— тихо спросил старик.
— Сны, — выдохнул Робин, с усилием вставая на ноги; пол пещеры, казалось, качался под ним.
— Нет, не сны, — сказал Херн. Он пристально посмотрел на Робина. - Скажи мне — что связывает охотника и дичь?
Робин покачал головой. Ответа на загадку Херна у него не было.
— Узнаешь, когда придет время.
— Но, Херн...
— Кто такой Херн?— быстро оказал провидец. — Мы оба смертны, ты и я.
Это еще больше сбило Робина с толку; однако что-то подсказывало ему, что Херн проверял его и готовил для грядущего тяжкого испытания.

— Чего ты хочешь? Что я должен делать?— спросил он.
— Действовать не раздумывая, — последовал загадочный ответ. И погруженный в раздумья Робин вернулся в лагерь беглецов.
Никто не спросил, где он был; все знали, что он говорил с духами Шервуда и был Сыном Херна. Даже его ближайшие друзья — Мач, Маленький Джон и Скарлет — никогда не спрашивали его о Xepне. Повелитель Деревьев избрал Робина, чтобы возглавить их, и этого было достаточно.
Чуть позже этим же утром Том Флетчер приехал в лагерь на телеге. И телегу, и лошадь  подарили беглецам крестьяне в благодарность за то, что они сделали с Гизборном. Том поделился новостями:
— Шериф устраивает состязания лучников, чтобы набрать умельцев и организовать на нас облаву, — возбужденно рассказывал он обступившим телегу разбойникам. — Обещаны денежные призы, а главный приз — серебряная стрела.
"Что связывает охотника и дичь?" — прозвучали в голове у Робина слова Херна. Теперь у него был ответ. Стрела.
— Состязания будут проходить на Хоббовом поле, у замковых стен, — продолжал рассказывать Том.
— Я пойду туда, — сказал Робин.
Беглецы уставились на него в изумлении. Том покачал головой.
— Я бы на твоем месте не ходил. Говорят, там будет сам Фламбар.
— Кто это?— спросил Джон.
— Королевский лучник, — резко ответил Скарлет. — Чемпион Англии. - Он похлопал Робина по плечу. — Лучше забудь об этом, ясно?
— Я не могу, — сказал Робин.
— Но это может быть ловушка!— сказал Дикон.
— Зачем рисковать жизнью из-за какой-то стрелы?— спросил Джон.
— Потому что я должен, — ответил Робин.

Устроенные шерифом стрелковые состязания привлекли в Ноттингем толпы народа; лучники проделали длинный путь, чтобы сразиться за серебряную стрелу. Немногие признавшие в ней стрелу Херна были возмущены тем, что такой священный символ попал в руки завоевателей. А выставление её в качестве приза демонстрировало презрение, которое испытывали к ним хозяева.
Шериф с братом и друзьями расположился в шатре; с ними был и Гай Гизборн. Он пристально вглядывался в толпу, выискивая малейший намек на присутствие Робин Гуда. Люди битком забили Хоббово поле. Там были кукольные театры, палатки со сладостями, акробаты, фокусники и гадалки. Там был даже менестрель, и когда он запел балладу о Робин Гуде, народ внимал и слушал в молчании; однако певец быстро изменил свой мотив, когда люди Гизборна стали проталкиваться к нему.
Серебряная стрела была выставлена на всеобщее обозрение на скамеечке близ ног шерифа, однако он отнюдь не собирался с ней расставаться. Фламбар был лучшим стрелком в Англии. Кроме того он был французом и мог превзойти всех лучших английских стрелков прямо на глазах у англичан, что стало бы ещё одним способом демонстрации превосходства анжуйских правителей. А для шерифа это было едва ли менее важно, чем поимка Робин Гуда.
И Хьюго, и шериф оба были удивлены, когда к шатру подъехал барон де Беллем со своим сарацинским рабом Назиром.
Саймон посмотрел на серебряную стрелу, блестевшую на скамеечке у ног шерифа, и с улыбкой спешился. Он знал о волшебной силе стрелы и намеревался завладеть ею.
— За меня будет стрелять Назир — сказал он.
— Ну конечно, милорд барон,  — ответил шериф. — За меня стреляет Уолтер Фламбар, и держу пари на двести марок, что он выиграет.
— Репутация Фламбара мне известна, — невозмутимо произнёс Саймон. — Однако Назир может его превзойти. Я принимаю ваше пари.

За столом неподалеку расположился писарь, вносивший в список имена желающих поучаствовать в состязании. Среди них был толстый старик, одетый в потрёпанный кожаный табард. Это был Робин. Он выбелил свои волосы, нацепил накладную бороду и частично выкрасил зубы в чёрный цвет. Одежду свою он набил, чтобы скрыть фигуру.
Робин подошел к писарю.
— Я Садовник из Каслтона, господин писарь, — хрипло произнёс Робин. Писарь поднял на него презрительный взгляд.
— Ты слишком стар, садовник, — грубо ответил он.
— Слишком стар, я ?!— с видом раздасадованного старика взахлёб возмутился Робин, — Мои стрелы полетят верно. Вы увидите! Вот увидите!!
Писарь взял, да и вписал его: всё равно выживший из ума старый идиот будет исключен в первом же туре.
Затерявшись в  толпе, Маленький Джон, Мач и Дикон сидели на телеге, в которой были спрятаны их длинные луки. Уилл Скарлет и Том Флетчер находились поблизости.
Робин подковылял к линии и присоединился к пятёрке лучников, когда они уже приготовились стрелять. Он взял с собой обычный лук: длинный лук мог выдать его Гизборну. Но молодой рыцарь лишь мельком скользнул по нему взглядом, по¬ка другие лучники выпускали свои стрелы. Все они поразили цели и теперь обернулись к Робину, глядя на него в предвкушении забавы. Он поднял свой лук и, казалось, выстрелил не целясь, обратив взор к небу и даже не потрудившись посмотреть на мишень. — Чувствую, вечером дождь пойдёт, - пробормотал он, обращаясь к остальным.
В толпе раздались крики. Стрела была практически в центре, на границе маленького черного пятна в середине мишени. Все пятеро уставились на него в неверии. Робин хихикнул и хлопнул себя по бедру.
- Расходитесь, парни. Слишком много эля и маловато практики – оно-то, думаю, вам и мешает.
Шериф презрительно рассмеялся: выстрел старика был чистой случайностью. Он подался вперед, когда в следующей шестерке приготовился стрелять Уолтер Фламбар. Фламбар являл собой внушительное зрелище. На его одежде был королевский герб, провозглашавший его Королевским Стрелком; держался он гордо и, заняв позицию, выстрелил с непринужденной  грацией. Его стрела попала в центр мишени, вонзившись прямо в черное пятно. На остальных пяти мишенях стрелы находились значительно дальше от центра.
Шериф в шатре самодовольно улыбнулся Саймону де Беллему и взял кубок с вином. Робин, доковыляв до Скарлета, принялся наблюдать, как готовилась стрелять следующая шестёрка лучников. Среди них был человек барона, Назир.
—Фламбара тебе ни за что не одолеть, — тихо сказал Уилл.
Назир, которого толпа шумно освистала, потому что он был человеком барона и сарацином, дождался своей очереди стрелять и тщательно прицелился. Его стрела также оказалась близка к центру мишени.
Во взгляде шерифа появилось беспокойство.
Робин, по мнению Скарлета, тоже напрягся.
— Против этих двоих у тебя нет шансов, — сказал Скарлет.
— Я должен попытаться, — ответил Робин.
Все больше лучников выбывало из турнира. Назир, Фламбар и Робин одержали победу в своем втором туре каждый; шериф и его люди наблюдали из шатра.
— Вы уже нашли его, Гизборн?— сердито проворчал  аббат Хьюго. Гизборн покачал головой. — Нет ещё, милорд, — ответил он. 
Писарь засуетился.
— Последняя шестёрка, милорд шериф, - объявил он. — Назир из Замка Беллем, Уолтер Фламбар, Адам - возчик, Джон Барли, садовник из Каслтона и Уильям - кузнец.
Гизборн пристально посмотрел на стрелков. Был ли один из них Робин Гудом? Уильям -кузнец подходил по росту и возрасту, да и Джон Барли тоже.
— Вы славно стреляли, друзья мои, — сказал шериф, потирая свои маленькие белые ручки. — Покажите же нам теперь, кому достанется стрела.
— Вы увидете, милорд, увидите! — хихикнул старый садовник.
Гизборн с шерифом глянули на него с раздражением. Старика бы они заподозрили в последнюю очередь. Гизборн на самом деле был уже уверен, что Робин Гуд почуял неладное и решил держаться подальше от состязания лучников.
— Его среди них нет, — сказал он шерифу.
— В конечном итоге он так и не клюнул на Стрелу, не так ли, Роберт?— со злорадным смешком произнёс Хьюго.
Первые три выстрела последнего тура были неплохи, но только Уильям -кузнец попал в границу центра мишени.
— Теперь ты, старик! — сказал Фламбар Робину, тот кивнул и поднял свой лук.
Быстро выстрелив, он отправил стрелу прямо в яблочко; толпа громко закричала.
— Они должны догадаться, что это он, — буркнул остальным Скарлет —  Они догадаются!
Уолтер Фламбар признал мастерство Робина. — Это прекрасный выстрел, — сказал он. Затем он тоже натянул тетиву, и секундой позже и его стрела прогудела в воздухе, попав в черное пятно мишени.
Подошла очередь Назира. В шатре барон, его хозяин, прищурив глаза, следил за ним и бормотал заклинания, взывая к Азаилу.
Стрела Назира безошибочно устремилась к цели и глухо ударила в чёрное пятно.
Фламбар обернулся к шатру и сделал предложение:  он, Назир и садовник выстрелят в одну и ту же мишень, отдаленную ещё на сто шагов. Шериф мрачно кивнул.
— Стреляй первым, старик: начинает смеркаться, — сказал Фламбар Робину.
— Благодарствую, мастер Фламбар, — с ухмылкой ответил тот, — но я буду стрелять в свою очередь.
Теперь расстояние до мишени составляло двести пятьдесят шагов, и вечерние облака уже пробегали над Хоббовым полем, когда Фламбар положил стрелу на тетиву и прицелился.
Толпа ахнула от изумления, когда стрела задрожала, воткнувшись в яблочко. Это был великолепный выстрел, и шериф торжествовал победу.
— Ну, милорд барон!— воскликнул он, повернувшись к Саймону де Беллему, - Вы видите! Видите!
Саймон промолчал. Хотя стрела и попала в черное пятно, она была чуть левее центра; и когда Назир шагнул к черте, чтобы стрелять, его хозяин вновь безмолвно воззвал к своему демону.
Назир выпустил стрелу. Она попала в самый центр черного пятна, рядом со стрелой Фламбара.
Королевский стрелок скрипнул зубами, но остался спокоен. Он был побежден сарацином, но он вежливо поклонился Назиру и признал своё поражение. Теперь уже в шатре ликовал Саймон.
— Вы проиграли, шериф, — радостно сказал он. — Стрела моя!
Толпа покуда безмолвствовала. Фламбар потрепал Робина по плечу.
— Он победил нас обоих, садовник, — сказал он.
— И всё же я буду стрелять, мастер Фламбар, — ответил Робин.
Назир презрительно усмехнулся. Он сделал превосходный выстрел и превзойти его было невозможно. Тем не менее Робин поднял свой лук, тщательно прицелился и выстрелил. Стрела с жужжанием устремилась к цели и расщепила стрелу Назира по всей длине – от оперения до самого наконечника.
На мгновение повисло изумленное молчание, а потом толпа завопила так, что её можно было услышать в Шервуде. Маленький Джон в азарте едва не свалился с телеги, а Мач подпрыгивал и радостно вопил до тех пор, пока не охрип. Скарлет потрясённо застыл на месте, не в силах поверить в произошедшее.

— Только один раз прежде я видел подобный выстрел, — сказал Фламбар, — и был он с пятьдесяти шагов. Знакомство с тобой - честь для меня, садовник.
— Спасибочки, мастер, — ответил Робин. —Кажется мне, выстрел-то удачный.
Толпа все ещё шумно ликовала и подкидывала в воздух головные уборы, когда писарь подошел к шатру, где сидели потрясенные и потерявшие дар речи шериф и аббат. А барон де Беллем, бледный от гнева, до крови прокусил себе губу.
— Победил человек, представившийся садовником, милорд шериф, — сказал писарь.
— Это ничья!— огрызнулся барон. — Они должны стрелять ещё раз!
— Ничья?— переспросил аббат Хьюго.
— Обе стрелы в центре мишени, не так ли?— тут же возразил барон.
— Но, милорд барон... — начал шериф.
— Они будут стрелять снова!— в ярости прошипел барон.
Тут уж шериф ничего не мог поделать. Саймон де Беллем внушал ему ужас, и поэтому шериф кивнул писарю.
— Садовник из Каслтона и Назир, лучник барона Саймона, будут стрелять снова.
— Может быть, заменим мишень, шериф?— посоветовал барон с тонкой усмешкой. — Скажем, очищенный ивовый прут на расстоянии в сто пятьдесят шагов. Кто первый расщепит его, тот и получит Стрелу.
— Тогда мы просидим здесь до Судного Дня, — сердито проворчал аббат Хьюго.
— В таком случае предлагаю один выстрел, и чья стрела пройдет ближе, тот и станет победителем, — ответил барон.
Уже собирался дождь, когда очищенная ветка ивы была воткнута в землю под возбужденное гудение толпы. Все внимательно наблюдали, как писарь протянул Назиру две соломинки, зажатые в кулаке. Назир вытянул одну. Соломинка оказалась короткой;  это означало, что он стреляет первым.
Толпа вновь затаила дыхание, когда одетый в чёрное слуга Саймона де Беллема приготовился стрелять по невообразимой мишени. Его хозяин неподвижно сидел в шатре, сцепив тонкие руки. Несколько раз Назир прицеливался, но затем останавливался, ожидая, пока ветер утихнет; а охватившее всех на Хоббовом поле напряжение тем временем всё нарастало. Когда наконец Назир выпустил стрелу, она прошла так близко от ивовой ветви, что почти задела её. По толпе прошел вздох восхищённого удивления.
Робин не глядел на Назира, когда готовился к своей очереди. Он несколько раз глубоко вздохнул, расслабляясь, и ему показалось, что он слышит голос Херна:
— Не дай тому, что моё, попасть в руки слуги Азаила.
Робин не спеша натянул тетиву, оперение стрелы коснулось его щеки. Белая ветка ивы, казалось, была на расстоянии в милю. Робин разжал пальцы и стрела, устремившись к цели, промелькнула на фоне толпы.
Она прошла точно через середину ивового прута, две его половинки медленно упали на землю.
После долгих минут молчания приветственный рёв толпы прозвучал над полем подобно раскату грома. Для сидящего в шатре ошеломленного шерифа это был зловещий звук, в нем он слышал неповиновение и бунтарский дух, которого, как он считал, у англичан уже не было. Приветственные восклицания продожались, и Робин посмотрел туда, где стоял восхищенный его мастерством Назир. Тут толпа смела сдерживавшие её веревочные ограждения, и Робина поглотило море машущих рук и возбуждённых лиц. Он принялся прокладывать себе путь к шатру, где сидели кипевшие от гнева шериф и его свита.
— Это невозможно!— кричал аббат Хьюго. Саймон де Беллем покачал головой.
— Только не для Сына Херна, — негромко сказал он. — Пусть борода садовника и седая, но руки его молоды.
Шериф внимательно посмотрел на руки садовника, когда тот достиг шатра. Это была правда. Они были загорелые и гладкие, а не жилистые и морщинистые, какими должны быть руки старика. Значит, Робин Гуд всё-таки пришел за Стрелой!
— Твое искусство поразительно, садовник, — тихо произнёс шериф.
— Благодарствую, милорд, — ответил Робин.
— И тем более удивительно, что раньше мы никогда о тебе не слышали, — продолжал шериф. Он указал на Стрелу. — Что ж, возьми свой приз!
Робин наклонился и поднял серебряную Стрелу.
— Взять его, Гизборн!— закричал шериф. Но едва Гизборн потянулся за мечом, как Робин, засунув Стрелу Херна за пояс, отскочил назад и бросил на тетиву обычную стрелу. Натянув лук, он прицелился прямо шерифу в сердце.
— Ещё движение, и он умрёт!— сказал он спокойно.
Рука Гизборна застыла на рукояти меча, а все в шатре затаили дыхание. Держа шерифа под прицелом, Робин отступал, а в это время за его спиной Маленький Джон, Скарлет и другие с луками наготове прокладывали себе дорогу через толпу, чтобы присоединиться к нему. Взяв шатер под прицел, беглецы начали отходить назад через Хоббово поле. Шериф был бессилен. Он знал, что стоит Робину спустить тетиву, и он его убьет, поэтому шериф сохранял неподвижность.
Робин и его друзья исчезли среди деревьев, и Гизборн выскочил из шатра, призывая своих солдат следовать за ним. Те тревожно переглянулись. Гизборн, придя в ярость от их малодушия, выхватил меч.
— Я сказал, за ними!— крикнул он.
Полдюжины солдат направились к деревьям только лишь для того, чтобы быть сражёнными со смертельной точностью. Толпа вновь шумно выразила своё одобрение. Затеянная шерифом демонстрация нормандского превосходства закончилась весьма печально. Вместо этого получился триумф англичан.
В крышу шатра вонзились три огненные стрелы, и тотчас же заполыхало пламя. Барон, аббат Хьюго и шериф в панике ретировались под одобрительный рёв толпы.
Робин и его друзья смотрели, как их враги бегут из пылающего шатра; затем они молча повернули прочь и углубились в безопасную чащу леса.

Отредактировано lady Aurum (2009-08-22 17:04:41)

+9

21

lady Aurum , спасибо огромное.

+1

22

Vanessa, пожалуйста :).
Завтра постраюсь еще кусок вывесить.

0

23

Nasir
lady Aurum
Спасибо огромное за перевод книги Карпентера!  http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif   Читается легко и интересно. Все герои очень живые, словно  сошли с экрана.  Спасибо вам!   http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_ThankYou.gif
Буду ждать продолжения.

+1

24

lady Aurum
Спасибо! Так держать! http://www.kolobok.us/smiles/standart/drinks.gif

+1

25

lady Aurum
Замечательный перевод!!! Спасибо!!! http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif

+1

26

lady Aurum
Спасибо за перевод!
Очень интересно читать. И сравнивать с фильмом.

+2

27

Michelle, Nasir, mari, Тигренок, спасибо большое  :)
Продолжаю:

Отрывок перенесен в предыдущее сообщение ...

Отредактировано lady Aurum (2009-05-25 13:22:51)

+5

28

Интересно... А в фильме в ивовый прут они не стреляли.

0

29

lady Aurum
В первый раз берусь вычитывать, до этого просто пробегал взглядом. Предупреждаю - я предпочитаю в работе излишнюю дотошность, отмечая всё, за что цепляется взгляд. Прошу, если что не обижаться. Я, в общем-то, всегда так работаю с чужими текстами. Со своими - увы, так не получается.

lady Aurum написал(а):

Соревнования лучников

Лучше "стрелков" - т.к. слово "лучники" второй раз появляется в тексте.

lady Aurum написал(а):

что это была стрела Херна

Предлагаю немного отсебятины: "что на кону стрела Херна" - и устраняем лишнее "чтокание", и лишнее "было".

lady Aurum написал(а):

такой священный символ попал в руки их завоевателей

Просто "священный символ" и просто "завоевателей" (без местоимения).

lady Aurum написал(а):

хоть какой-то признак Робин Гуда

Это лучше исправить - но я пока не придумал, как.

lady Aurum написал(а):

изменил свой мотив

"сменил мелодию".

lady Aurum написал(а):

но он отнюдь не собирался ее терять

Двусмысленно. Лучше - "с ней расставаться"

lady Aurum написал(а):

также важно

"так же".

lady Aurum написал(а):

па серебряную стрелу

"на"

lady Aurum написал(а):

Но Назир может его  превзойти

"победить"

lady Aurum написал(а):

писарь, записывая

Однокоренные слова. Что-то одно лучше заменить. Может быть: "писарь, занося в список"?

lady Aurum написал(а):

Я Хедгер из Каслтона, господин писарь

Hedger - это мастер по живым изгородям. Думаю, не будет преступлением, если мы сделаем старика "садовником" - это близкая по смыслу профессия.

lady Aurum написал(а):

— Слишком стар, я?— сбивчиво проговорил Робин с досадой обидившегося старика. — Мои стрелы полетят верно. Вы увидите. Вы увидите!

- Я? Слишком стар? - сбивчиво проговорил Робин, имитируя стариковскую обиду. - Мои стрелы лягут точно. Вот увидите! Вот увидите!

Пока всё.

Отредактировано Nasir (2009-05-22 20:48:40)

+1

30

Nasir написал(а):

я предпочитаю в работе излишнюю дотошность

Как раз собиралась попросить перечитать с пристрастием, т.к. эта часть мне не до конца нравится.
Для начала мои придирки.
Не нравится слово "писарь" (в оригинале - клерк). Клерком обзывать его не хочется, писцом тоже, служащим тем более. Есть варианты?
Потом - "черное пятно в центре мишени". Хотелось бы обыграть слово "яблочко", но тогда не удастся сохранить эпитет "черный".

Со своими - увы, так не получается

Своих глюков и не видишь, по крайней мере, сразу. Нужно через некоторое время перечитывать. Так что критика как раз в тему.

1.

Соревнования лучников, устроенные шерифом, привлекли в Ноттингем толпы народа, а сами лучники проделали длинный путь, чтобы сразиться за серебряную стрелу.

Лучше "стрелков" - т.к. слово "лучники" второй раз появляется в тексте.

Я бы не стала менять, т.к. иначе выйдет повторение стрелков - стрелу и придется убрать слово сами. Но если большинство согласится с этим вариантом, то сменю без проблем.

2.

"что на кону стрела Херна" - и устраняем лишнее "чтокание", и лишнее "было".

Смысл немного не тот.
Предлагаю пока "что она была стрелой Херна ...  Пошла править.

3.

хоть какой-то признак Робин Гуда
Это лучше исправить - но я пока не придумал, как.

Я тоже :) "Малейший" не нравится, "какой-нибудь" тоже.

4.

"так же".

Оно и подразумевалось, пробел не сработал.

5.

Hedger - это мастер по живым изгородям. ... сделаем старика "садовником" -  близкая по смыслу профессия.

А еще лучше - ландшафтным дизайнером, в духе времени :glasses: ;) Согласна.

6.

- Я? Слишком стар? - сбивчиво проговорил Робин, имитируя стариковскую обиду. - Мои стрелы лягут точно. Вот увидите! Вот увидите!

Предлагаю такой вариант: Слишком стар, я? - сбивчиво проговорил Робин, имитируя стариковскую обиду, - Мои стрелы полетят верно. Вы увидите! Вот увидите!
Построение фразы в начале предлагаю сохранить, поскольку в словах Робина идет имитация просторечья. Варианты "полетят точно" и "лягут ровно" мне видятся равнозначными, но на слух все же больше ложится "полетят".

+1