SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



О крестьянстве

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Отношение к крестьянам в Средние века

                      "Те, кто пашут"

Крестьяне образовывали основание феодальной иерархии, находясь официально вне ее. За их счет жили господа. Но крестьяне были не вассалами, а поддаными, и с ними не заключалось договоров о верности, как с благородными. Для того, чтобы избежать разграбления хозяйства вооруженным и воинственным соседом, простым людям приходилось искать защиты у того или иного могущественного господина или монастыря. Повелитель крестьян присваивал себе право собственности на их земли, нередко включая и их общинные угодья и требовал с них исполнения барщин на господской части деревенского поля (так называемом домене) и уплаты оброков. Зависимость крестьянина от феодала выражалась и в том, что он был подвластен ему лично: крупный землевладелец судил его в собственном поместном суде; крестьянин не имел права покинуть своего господина без его позволения или уплаты пошлины и переселиться в другую местность.

                        Обычай

Все эти ограничения свободы на протяжении длительного времени не воспринимались крестьянами как очень стеснительные. Причина в том, что понятие свободы в деревенской среде (в отличие от городской)  еще не привилось. Повинности и оброки подчас были обременительны, но эти повинности и размеры оброков не менялись из года в год. Их регулировал обычай-могучая сила в средневековом обществе., с которой принуждены были считаться все-и крестьяне и крупные землевладельцы.
Когда в 15 веке господа стали нарушать обычаи, а требуемые с крестьян повинности в условиях растущего денежного хозяйства возросли, сельское население увидело в этом прежде всего нарушение установленного порядка вещей и ответило мощными бунтами.
Положение крестьян в средневековой Европе никогда не было легким и привольным. Они были лишены большинства прав, которыми пользовались их господа и при сравнении с горожанами они тоже проигрывали. Крестьянин-всеобщий кормилец. Это подчеркивали многие церковные писатели, которые даже утверждали, что у крестьян наибольшие надежды на загробное спасение: ведь они, выполняя Божьи заветы, добывают хлеб в поте лица своего. Но вместе с тем бродячие школяры, сочинители озорных песен, насмехались над невежественными мужиками, а рыцари презирали крестьян, видя в них потомков Хама. От латинского слова villanus (сельский житель, поселянин) в новоевропейских языках пошли слова, означающие "негодяй"

Отредактировано анабель (2009-01-03 00:32:38)

+7

2

Крестьяне | Права и повинности

Общекрестьянские повинности.

Повинности крестьян могли состоять в работе на господском поле (барщина), в уплате оброка продуктами или деньгами. Многие крестьяне обязаны были давить вино только на прессах сеньора и молоть муку только на его мельнице (естественно, не бесплатно), участвовать за свой счёт в перевозках грузов, в починке мостов и дорог. Крестьяне должны были подчиняться судебным приговорам сеньора. Десятая часть урожая, отдаваемая церкви - церковная десятина.

Особенности обязанностей сервов.

Свободных крестьян к 12 веку в Западной Европе почти не осталось. Но все они были несвободны по-разному. Один работал на барщине несколько дней в году, а другой - несколько дней в неделю. Один ограничивался небольшими подношениями сеньору на Рождество и на Пасху, а другой отдавал около половины всего урожая. Наиболее тяжёлым было положение лично зависимых (сервов ) крестьян. Они несли повинности не только за землю, но и за себя лично. Они обязаны были платить сеньору за право всупить в брак или унаследовать имущество умершего отца.

Права крестьян

Несмотря на обилие повинностей, средневековые крестьяне, в отличие от рабов эпохи древнего мира или русских крепостных XVI-XIX вв., имели и определенные права. Западноевропейский крестьянин не был исключен из системы права. Если он исправно выполнял повинности, господин не мог отказать ему в пользовании земельным наделом, на котором трудились поколения его предков. Жизнь, здоровье и личное имущество крестьянина охранялись законом. Сеньор не мог казнить крестьянина, продать или обменять его без земли и отдельно от семьи и даже произвольно увеличивать крестьянские повинности. С развитием централизации в крупнейших европейских странах, начиная с XII-XIV вв., судебное решение сеньора лично свободные крестьяне могли обжаловать в королевском суде.

Документы

Из "Кутюм Бовези" Бомануара

"Есть много сотояний серважа. Ибо один из сервов так подчинен своим сеньорам, что эти сеньоры могут распоряжаться всем их имуществом, имеют право на жизни и смерти, могут держать их в заключении по своей воле - за вину или без вины - и никому из них не ответсвенны, кроме как одному Богу. С другими обращаются более человечно, ибо при их жизни сеньоры не могут ничего с них требовать, если только они не провинятся, кроме их чиншей,рент или повинностей, обычно платимых за серваж. И лишь когда они умирают или женятся на свободных женщинах, все их имущество - движимое и недвижимое - переходит к сеньорам. И если серв умирает, нет у него наследника,кроме сеньора, и дети серва ничего не получают, если не заплатят выкупа сеньору. Это последнее носит название "мертвой руки" и "брачного".

Хрестоматия по истории средних веков/ под ред.С.Д.Сказкина - М.,1963

+3

3

Трудовые будни крестьянства.

http://s42.radikal.ru/i098/0903/f4/af2aa2720271.jpg  http://s40.radikal.ru/i090/0903/b1/794f00b8d3c2.jpg

http://s47.radikal.ru/i118/0903/5c/43afc6e0eb96.jpg http://s40.radikal.ru/i087/0903/ed/a32959f3219a.jpg

http://i047.radikal.ru/0903/36/e11f801682d4.jpghttp://s51.radikal.ru/i133/0903/99/a664a7ca6856.jpg

А это не знаю что. Но думаю не за зря. ;)

http://s43.radikal.ru/i100/0903/69/30433b2ef034.jpg

Отредактировано иннета (2009-03-17 02:01:17)

+9

4

Плуг и меч (Крестьяне и сеньоры в X—XII вв.)
История средних веков (Бойцов М., Шукуров Р.)

В X—XII вв. в Западной Европе окончательно складываются два главных слоя средневекового общества: зависимые крестьяне и воины-землевладельцы. У каждой из этих групп был свой образ жизни, свои взгляды на мир, свое положение в обществе. Их интересы нередко пересекались, что становилось порой причиной серьезных столкновений.

Крестьянин и сеньор

В раннем средневековье военный вождь (король) начинает как бы подниматься все выше по своему положению над рядовыми свободными членами варварских племен. Вслед за королем в его свите «возвышаются» и лично преданные ему люди, мужественные дружинники, даже верные слуги.

Затем постепенно разделяется и основная масса населения раннесредневековой Европы: на тех, кто обрабатывает землю, собирает хлеб, выращивает скот, и тех, кто лучше всего обращается с мечом и копьем. Полный опасностей X век очень ускорил «рождение» слоя профессиональных воинов, их отделение от землепашцев-крестьян.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_01.jpg
Три сословия (надписи означают: 'Ты молись!', 'Ты защищай!', 'Ты работай!') Гравюра (XV в.)

У народов, принявших христианство, возникает многочисленное духовенство. Оно также занимает свое, особое место радом с крестьянами и воинами.

Так, к XI в. сложилась новая структура общества. Она очень отличалась от первобытных порядков у древних германцев, с одной стороны, а с другой — от общества Древнего Рима.
Три сословия

Эти изменения были замечены образованными людьми средневековья. Размышляя над тем, как устроено их общество, они создали теорию трех сословий. Ей была суждена необычно долгая жизнь — даже во времена Великой французской революции XVIII в. идея о трех сословиях вовсе не казалась устаревшей.

Согласно теории трех сословий, каждому человеку определено Господом место в одной из трех больших групп — молящихся, воюющих и работающих. Первая группа — это духовенство, вторая — светские сеньоры, третья — крестьяне. Общественное положение наследуется: сыну крестьянина также подобает стать крестьянином, как сыну рыцаря — рыцарем или же, скажем, аббатом. (Не случайно и сейчас сословиями называют такие общественные группы, в которых права и обязанности передаются по наследству.)

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_02.jpg
Крестьяне сдают оброк. Гравюра (XV в.)

По мнению средневековых мудрецов, у каждого из трех сословий свои важные обязанности. Каждое сословие необходимо остальным: ведь духовенство заботится о душах, сеньоры охраняют страну, крестьяне кормят всех остальных. Чтобы лучше понять эту мысль, сравнивали общество с человеческим телом. Ноги — это «работающие», руки — это «воюющие», а грудь — это «молящиеся». Можно ли себе представить, чтобы ноги ссорились с руками или они вместе интриговали против груди? Так и в обществе все сословия должны жить в дружбе и каждое выполнять свой долг.

Нужно обратить внимание на место крестьянства в теории трех сословий. С одной стороны, это низшее, третье сословие. Но с другой — необходимая часть общества. Если в античном Риме к физическому труду относились с презрением, считали его недостойным свободного человека, то в средневековье человек, занятый физическим трудом, — уважаемый член общества, и дело его похвально. Такое отношение к крестьянскому труду во многом помогло хозяйственному подъему Европы в средние века.
От свободы — к несвободе

О первом сословии — духовенстве сказано уже немало. Сейчас пойдет речь о крестьянстве и его отношениях с «высшими» сословиями.

Когда варвары расселялись по Римской империи и делили между собой землю, каждый из свободных германцев был и землепашцем и воином одновременно. К X—XI вв. свободных крестьян осталось не так уж и много. В основном на земле трудятся зависимые люди. Понятно, что среди них много потомков римских рабов и колонов. Но ведь и германцы оказались в том же самом положении. Как же могло это случиться?

Как вошло в обычай в раннем средневековье, крестьяне, остававшиеся на земле, снабжали продовольствием и всем необходимым тех сородичей, что избрали своим делом войну. Так стали возникать подати и иные повинности крестьян в пользу «сильных» соплеменников.

В неспокойные времена крестьянину одному трудно защитить свое хозяйство, семью и жизнь. Для этого необходимо заручиться покровительством какого-нибудь могущественного соседа, например крупного сеньора или монастыря. Но в обмен на защиту крестьянину приходилось отказаться от собственности на землю и от свободы в пользу своего покровителя — признать себя зависимым.

Чем сильнее был сеньор, тем безопаснее чувствовал себя на его земле крестьянин. Чем больше земли с крестьянами было у сеньора, тем богаче и могущественнее он считался.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_03.jpg
Управляющий надзирает за работой крестьянина. Гравюра XV в.

Зависимыми становились и те, у кого не было собственной земли, а она была дана «из милости» каким-нибудь крупным землевладельцем, например дружинником, которому за службу король подарил большое поместье. Зависимыми становились за долги, из-за каких-нибудь провинностей, вступив в брак с кем-либо из зависимых, просто под нажимом могущественного соседа...

К XI в. владельцами лучших земель считались церковь и светские сеньоры. Крестьяне же за пользование землей и покровительство сеньоров должны были нести повинности, размер которых регулировал старый обычай.

Повинности в пользу сеньора могли состоять в работе на господском поле (от нескольких дней в году до нескольких дней в неделю), в продуктовом или денежном оброке, в обязанности молоть муку только на мельнице сеньора за назначенную им плату (а также давить виноград на его прессе и т. п.), выполнять «общественные работы» (например, чинить мосты или поставлять подводы в случае надобности), а также подчиняться судебным приговорам сеньора.

При этом уровень несвободы разных групп крестьянства очень различался. С одних крестьян их господин требовал только курицу на Рождество да десяток яиц на Пасху, зато другим приходилось работать на него чуть ли не половину всего времени. Крестьян, чья жизнь была особенно тяжела, называли во Франции сервами, а в Англии — виллaнами.

Но даже сервов и вилланов нельзя назвать крепостными. Крепостничество распространяется в Восточной Европе только на рубеже XV—XVI вв. Положение крепостного в России в XVIII—XIX вв. несравненно тяжелее положения западноевропейского зависимого крестьянина (будь то даже английский виллан или французский серв).

В XI в. сеньор не мог казнить серва, продать или обменять его без земли и отдельно от семьи. Более того, сеньор нес вполне определенные обязанности по отношению к крестьянину и действительно защищал его от разных бед, потому что понимал: он сам будет богаче, если его крестьяне не окажутся нищими. Сеньор не мог даже согнать серва с его земли, если серв выполнял все положенные повинности. Отношения крестьянина и сеньора регулировались не произволом сеньора, а древним устоявшимся обычаем. В некоторых странах при его нарушении крестьянин мог обратиться в суд, и не так уж были редки случаи, когда он дело выигрывал.

До поры до времени бремя зависимости было для крестьян вполне терпимым. Во-первых, потому, что с крестьянина, который мало производит, много взять нельзя. Во-вторых, тогда не умели сохранять надолго пищевые продукты, да и торговля продовольствием почти отсутствовала. Значит, сеньор мог требовать лишь столько, сколько нужно для прокормления его самого, членов семьи, а также челяди. Лишь по мере оживления торговли поборы начинают понемногу расти там, где сопротивление крестьян не было достаточно сильным и упорным.

+3

5

Когда решает сила

Как сеньорам нужны были крестьяне, так и крестьянам нужны были сеньоры. И все же интересы у крестьян и их господ во многом были различны. Крестьянин желал, чтобы сеньор «обходился» ему как можно дешевле, а сеньор стремился получить от крестьянина наибольшую пользу для себя.

Неудивительно, что средневековые документы полны как горьких сетований сеньоров на леность, тупость и грубость крестьян, так и жалоб крестьян на жадность и жестокость их хозяев.

Жалобами дело не ограничивалось. Если сеньор в своих требованиях переходил нормы обычая, крестьяне начинали сопротивляться. Они бежали от него, вредили его хозяйству, в крайнем случае могли и убить. Если жить становилось тяжело многим крестьянам сразу, стоило ожидать крестьянского мятежа, восстания. Тогда все решало соотношение сил сторон. Порой сеньорам приходилось идти на серьезные уступки. Крестьянские выступления играли роль регулятора в отношениях крестьян и их хозяев. В результате размер поборов устанавливался такой, что и крестьяне могли его вытерпеть, и сеньоры могли довольствоваться полученным.

Из грамоты дарения Санкт-Галленскому монастырю (вторая половина IX в.)

Я (такой-то), ввиду приближения старости и того, что за нею обычно следует,— бедности, дарю такому-то святому месту (или такому-то сильному мужу) все, чем владею, доставшееся мне по наследству или приобретенное куплей, на том, однако, условии, чтобы означенный муле (или епископ, или настоятель этого места) тотчас же мое имущество себе взяли, но взамен меня приняли под свою заботу и попечение и до дня смерти моей ежегодно неукоснительно давали по две одежды полотняных, столько же шерстяных, а также в довольном количестве съестных припасов — хлеба, пива, овощей, молока, а по праздникам мяса. А на третий год пусть снабдят меня плащом и по мере надобности предоставляют рукавицы, обувь, онучи, мыло и баню, в особенности необходимую для немощных, также солому, ибо не сыну своему и не кому-нибудь из родных, но только им оставил я все свое имущество.

Буде же чего-либо из вышеуказанного меня лишат, имущество мое пусть мне вернут, при том, впрочем, условии, если не обратят внимания на мои просьбы и нижайшие мольбы обращаться со мной мягче и человечнее. Если же, как думаю, no-добру захотят со мной обращаться, тогда властною рукой, без всякого противодействия сонаследников и родственников моих, настоятели этого места пусть владеют всем моим имуществом вовеки.

Повинности крестьян монастыря Сен-Виктор (начало XI в.)

Альдегерий Лысый дает половину свиньи и половину барана. Женщина Мательда, мать Аремберта, — то же самое. Ингилард — то же. Фроберт дает свинью и барана. Женщина Арея — половину свиньи и половину барана. Маяфред — то же. Гальтерий — одну свинью, одного барана. Андрей — 8 денариев ( Денарий — денежная единица.) за свинью, 5 — за барана. Левторий — половину свиньи и половину барана. Мартин Барнард — по 4 денария за свинью и за барана.

Обязанности зависимого английского крестьянина (конец X — начало XI в.)

В некоторых владениях существует обычай, что он в течение года каждую неделю должен исполнять два дня такую работу в качестве недельной барщины, какая ему будет предписана, и в период жатвы — три дня в качестве недельной барщины, а со Сретения до Пасхи — nри. Если он исполняет извозную повинность, пусть не работает в то время, когда его конь находится вне двора.

К празднику св. Михаила (29 сентября) он должен платить 10 пенсов и к празднику св. Мартина (11 ноября) — 23 меры ячменя и двух кур, к Пасхе — ягненка или 2 пенса. И он должен с праздника св. Мартина до Пасхи сторожить господский загон, когда до него дойдет очередь. И с того времени, когда первый раз осенью пашут, до праздника св. Мартина он должен каждую неделю пахать один акр и приготовлять семена для посева в амбаре господина. Кроме того, он должен вспахать три акра по просьбе господина и два — за пользование сеном. Если он нуждается в большем количестве сена, то он должен его заслужить таким образом, как ему будет позволено...

И он должен уплатить свой пенс с очага. И четверо крестьян должны кормить одну охотничью собаку. И каждый должен давать б хлебов свинопасу, если тот выгоняет его скот на луг.
Из хроники «История норманнов» Гийома Жюмьежского (ок. 1070)

Зародился в начале его (нормандского герцога Ричарда) юности некий рассадник губительного раздора в Нормандском герцогстве. Ибо крестьяне повсеместно стали устраивать по разным графствам Нормандского отечества многие сборища и постановляли жить по своей воле, дабы и лесными угодьями, и водными благами пользоваться по своим законам, не стесняясь никакими запрещениями ранее установленного права. И чтобы утвердить эти решения, на каждом собрании неистовствующего народа выбирали они по два уполномоченных, которые вынесли бы определения их на утверждение всеобщего собрания внутри страны. Когда узнал об этом герцог, он тотчас же направил против них графа Рауля со многими рыцарями, чтобы они прекратили сельскую дерзость и крестьянское сообщество. И вот он без замедления тайно взял всех (крестьянских) уполномоченных вместе с некоторыми другими и, отрубив им руки и ноги, отослал искалеченными к единомышленникам, дабы эти удержали их от таких (затей) и своим примером вразумили их, чтобы те не испытали еще худшей участи. Вразумленные таким образом крестьяне поспешили прекратить сборища и вернулись к своим плугам.

+3

6

Жизнь крестьянина.

Община

Жить в одиночку нелегко. Поэтому крестьяне одной или нескольких соседних деревень объединялись в общину. На общинном сходе решались все важнейшие вопросы, если они не затрагивали интересов сеньора. Община определяла, какое поле засеять яровыми, а какое — озимыми. Община распоряжалась угодьями: лесом, пастбищем, сенокосом, рыбными ловлями. Все это в отличие от пахотной земли не делилось между отдельными семьями, а было общим. Община помогала бедным, вдовам, сиротам, защищала тех, кого обидели какие-нибудь чужаки. Община порой распределяла между отдельными дворами повинности, которые назначал деревне ее сеньор. Община часто выбирала своего старосту, строила церковь, содержала священника, следила за состоянием дорог и вообще за порядком на своих землях. Деревенские праздники также устраивались по большей части на средства общины. Свадьба или похороны кого-либо из крестьян были делом, в котором участвовали все общинники. Самое страшное наказание для провинившегося — изгнание из общины. Такой человек — изгой лишался всех прав и не пользовался ничьей защитой. Судьба его почти всегда складывалась печально.
Новый севооборот

Приблизительно в эпоху Каролингов в сельском хозяйстве распространилось новшество, существенно поднявшее урожаи зерновых. Это было трехполье.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_04.jpg
Пахота на волах в ярме. Миниатюра (XV в.)

Вся пахотная земля делилась на три поля равных размеров. Одно засевалось яровыми, другое — озимыми, а третье оставалось отдыхать под паром. На следующий год первое поле оставляли под пар, второе шло под озимые, третье — под яровые. Этот круг повторялся из года в год, и земля при такой системе меньше истощалась. К тому же больше стали использоваться удобрения. У каждого хозяина была своя полоса земли на каждом из трех полей. Чересполосно располагались также земли сеньора и церкви. Им тоже приходилось подчиняться решениям общинного схода: как, например, использовать в этом году то или иное поле, когда можно выпускать скот пастись на жнивье и т. п.
Деревня

Деревни были на первых порах совсем маленькими — редко когда в них можно было насчитать десяток дворов. Со временем, правда, они стали разрастаться — в Европе постепенно увеличивалось население. Но случались и тяжелые бедствия — войны, неурожаи и эпидемии, — когда пустели десятки деревень. Урожайность была не слишком высокая, и создать большие запасы, как правило, не получалось, поэтому два-три неурожайных года подряд могли вызвать страшный голод. Средневековые хроники полны рассказов об этих суровых бедствиях. Стоит напомнить, что европейские крестьяне до открытия Америки еще не знали кукурузы, подсолнечника, помидоров и, что особенно важно, картофеля. Не было тогда известно и большинства современных сортов овощей и фруктов. Но зато ценились плоды бука и дуба: буковые орешки и желуди долгое время были главным кормом для свиней, которых выгоняли пастись в дубравы и буковые рощи.

В раннем средневековье повсеместно главной тягловой силой были быки. Они неприхотливы, выносливы, а в старости могут использоваться на мясо. Но затем было сделано одно техническое изобретение, значение которого трудно переоценить. Европейские крестьяне изобрели... хомут.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_05.jpg
Лошади, запряжённые при помощи хомутов. Миниатюра (XII в.)

Лошадь в Европе в то время — сравнительно редкое и дорогое животное. Ее использовала знать для верховой езды. А когда лошадь запрягали, например, в плуг, она тянула его плохо. Дело было в упряжи: ремни обхватывали ее вокруг груди и мешали дышать, лошадь быстро выбивалась из сил и не могла тянуть за собой плуг или груженую повозку. Хомут же перенес всю тяжесть с груди на шею лошади. Благодаря этому ее применение как тягловой силы стало более эффективным. К тому же лошадь выносливее быка и быстрее вспахивает поле. Но были и недостатки: конину в Европе в пищу не употребляли. Сама же лошадь требовала больше корма, чем бык. Это привело к необходимости расширять посевы овса. С IX—X вв. лошадей стали почти повсеместно подковывать. Технические новшества: хомут и подкова — позволили более широко применять лошадь в хозяйстве.

Крестьяне не только обрабатывали землю. В деревне всегда были свои мастера. Это прежде всего кузнецы и мельники.

Односельчане с большим почтением относились к людям этих профессий и даже побаивались их. Многие подозревали, что кузнец, «укрощающий» огонь и железо, как и мельник, умеющий обращаться со сложными инструментами, знаются с нечистой силой. Недаром именно кузнецы и мельники — частые герои волшебных сказок, страшных легенд...

Мельницы были главным образом водяные, ветряные появились примерно к XIII в.

Конечно, в каждом селении были знатоки гончарного дела. Даже там, где о гончарном круге забыли в эпоху Великого переселения народов, его вновь стали использовать, начиная примерно с VII в. Повсюду женщины занимались ткачеством, используя более или менее совершенные ткацкие станки. В деревнях по мере надобности плавили железо, изготовляли из растений красители.
Натуральное хозяйство

Все, что нужно было в хозяйстве, здесь же и производилось. Торговля была развита слабо, ведь производилось не так много, чтобы можно было избыток отправлять на продажу. Да и кому? В соседнюю деревню, где делают то же самое? Соответственно, и деньги значили не так уж много в жизни средневекового крестьянина. Почти все необходимое он делал сам или выменивал. А дорогие ткани, привезенные купцами с Востока, драгоценности или благовония — пусть покупают сеньоры. Зачем они в крестьянском доме?

Такое состояние экономики, когда практически все необходимое производится тут же, на месте, а не покупается, называется натуральным хозяйством. Натуральное хозяйство господствовало в Европе в первые столетия средневековья.

Это не означает, однако, что простыми крестьянами уж совсем ничего не продавалось и не покупалось. Вот, например, соль. Выпаривали ее сравнительно в немногих местах, откуда потом развозили по всей Европе. Соль в средние века использовалась шире, чем теперь, поскольку шла на заготовку скоропортящихся продуктов. Кроме того, крестьяне питались главным образом мучнистыми кашами, которые без соли были совершенно безвкусными.

Помимо каш обычной пищей в деревне были сыры, яйца, естественно, фрукты и овощи (бобовые, репа и лук). На севере Европы те, кто побогаче, лакомились сливочным маслом, на юге — оливковым. В приморских деревнях, конечно же, главной едой была рыба. Сахар, по сути дела, был предметом роскоши. Зато дешевое вино было общедоступно. Правда, его не умели долго хранить, оно быстро скисало. Из разных видов зерна повсюду варили пиво, а из яблок делали сидр. Мясо позволяли себе крестьяне, как правило, лишь по праздничным дням. Стол можно было разнообразить за счет охоты и рыбной ловли.
Жилище

На большей площади Европы крестьянский дом строился из дерева, но на юге, где этого материала не хватало, — чаще из камня. Деревянные дома крылись соломой, которая годилась в голодные зимы на корм скоту. Открытый очаг медленно уступал место печи. Маленькие окошки закрывались деревянными ставнями, затягивались пузырем или кожей. Стекло использовалось лишь в церквах, у сеньоров и городских богачей. Вместо дымохода часто зияла дыра в потолке, и когда топили, дым заполнял помещение. В студеную пору нередко и семья крестьянина, и его скот жили рядом — в одной избушке.

Женились в деревнях обычно рано: брачным возрастом для девушек считалось часто 12 лет, для юношей — 14—15 лет. Детей рождалось много, но даже в состоятельных семьях далеко не все доживали до совершеннолетия.

+3

7

Из «Пяти книг историй моего времени» монаха Рауля Глабера о голоде 1027—1030гг.

Появился голод этот — в отмщение за грехи — впервые на Востоке. Обезлюдив Грецию, пошел на Италию, распространился оттуда по Галлиям, перекинулся ко всем народам Англии. И весь род человеческий изнывал из-за отсутствия пиши: люди богатые и достаточные чахли с голода не хуже бедняков... Если кто-либо находил что-нибудь съестное для продажи, то мог запрашивать какую угодно цену — и получил бы сколько угодно...

Когда переели весь скот и птицу и голод стал сильнее теснить людей, они стали пожирать мертвечину и другие неслыханные вещи. Чтоб избежать грозящей смерти, некоторые выкапывали лесные коренья и водоросли. Но все было тщетно, ибо нет убежища против гнева Божиего, кроме Него Самого. Страшно рассказывать, до какой степени доходило падение человеческого рода.

Увы! Горе мне! То, о чем раньше и слышать редко приходилось,— к тому побуждал бешеный голод: люди пожирали мясо людей. На путников нападали те, кто был посильнее, делили их на части и, изжарив на огне, пожирали. Многие, гонимые голодом, переходили с места на место. Их принимали на ночлег, ночью душили и хозяева употребляли их в пишу. Некоторые, показав детям яблоко или яйцо и отведя их в уединенное место, убивали и пожирали. Во многих местах тела, вырытые из земли, тоже шли на утоление голода... Есть мясо людей казалось до такой степени обычным, что некто вынес его вареным на рынок в Турнюс, как какую-нибудь говядину. Его схватили, он не отрицал своего преступления. Его связали и сожгли на костре. Мясо же, зарытое в землю, ночью другой вырыл и съел. Его также сожгли.

Тогда в этих местах стали пробовать то, о чем раньше никто никогда и не слыхивал. Многие вырывали белую землю вроде глины и из этой смеси пекли себе хлебы, чтобы хоть так спастись от голодной смерти. В этом была их последняя надежда на спасение, но и она оказалась тщетной. Ибо лица их бледнели и худели; у большинства кожа пухла и натягивалась. Самый голос у этих людей делался так слаб, что напоминал собою писк издыхающей птицы.

И тогда волки, привлеченные трупами, оставшимися из-за множества покойников непогребенными, стали делать своей добычей людей, чего уже давно не было. И так как невозможно было, как мы сказали, благодаря многочисленности, погребать каждого покойника в отдельности, в некоторых местах люди богобоязненные рыли ямы, а народ называл их «свалками». В этих ямах хоронили сразу 500 и даже еще более трупов, сколько войдет. И валили туда трупы без всякого порядка, полунагие, без саванов. Даже перекрестки дорог и поля, лишенные жнивья, шли под кладбища...

Свирепствовал этот ужасный голод по всей земле в меру грехов человеческих целых три года. На нужды бедных растрачены были все церковные сокровища, исчерпаны все вклады, изначально предназначенные, согласно грамотам, на это дело.

...Люди, истощенные продолжительным голодом, если им удавалось наесться, распухали и тотчас же мерли. Другие же, прикасаясь руками к пище и пытаясь поднести ее ко рту, падали в изнеможении, будучи не в силах исполнить свое желание.
Из поэмы «Крестьянин Гельмбрехт» Вернера Садовника (XIII в.)

В поэме рассказывается о том, как Гельмбрехт, сын мейера (т. е. крестьянина) вздумал стать рыцарем и что из этого вышло. Ниже следует отрывок из поэмы, в котором отец Гельмбрехта пытается урезонить своего сына.

     Я отправляюсь ко двору.
     Благодарю свою сестру,
     Благодарю за помощь мать,
     Добром их буду поминать.
     Теперь купите для меня,
     Любезный батюшка, коня.
     
     С досадой молвил мейер строго:
     Хотя ты просишь слишком много
     У терпеливого отца,
     Тебе куплю я жеребца.
     Твой конь возьмет любой барьер,
     Поскачет рысью и в карьер,
     Не утомившись, донесет
     Тебя до замковых ворот.
     Куплю коня без отговорок,
     Лишь только не был бы он дорог.
     Но не бросай отцовский кров.
     Обычай при дворе суров,
     Он лишь для рыцарских детей
     Привычен от младых ногтей.
     Вот если б ты пошел за плутом,
     И, мерясь силами друг с другом,
     Мы запахали бы свой клин,
     Счастливей был бы ты, мой сын.
     И, даром не потратив силы,
     Дожил бы честно до могилы.
     Всегда я верность уважал,
     Я никого не обижал,
     Платил исправно десятину
     И то же завещаю сыну.
     Не ненавидя, не враждуя
     Я жил и мирно смерти жду я.

     — Ах, замолчи, отец любезный,
     С тобой нам спорить бесполезно.
     Хочу не прятаться в норе,
     А знать, чем пахнет при дворе.
     Не стану надрывать кишки
     И на спине носить мешки,
     Лопатой нагружать навоз
     И вывозить за возом воз,
     Да накажи меня Господь,
     Зерно не стану я молоть.
     Ведь это непристало
     Моим кудрям нимало,
     Моим нарядам щегольским,
     Голубкам шелковым моим
     На шапке той, расшитой
     Девицей родовитой.
     Нет, я не буду помогать
     Тебе ни сеять, ни пахать.

     — Останься, сын,— отец в ответ,—
     Я знаю, Рупрехт, наш сосед,
     Тебе в невесты прочит дочь.
     Согласен он, и я не прочь,
     Отдать за ней овец, коров,
     Всего до девяти голов
     Трехлеток и молодняка.
     А при дворе наверняка,
     Сынок, ты будешь голодать,
     На жестком ложе засыпать.
     Тот остается не у дел,
     Кто восстает на свой удел,
     А твой удел — крестьянский плуг,
     Не выпускай его из рук.
     Хватает знати без тебя!
     Свое сословье не любя,
     Ты только попусту грешишь,
     Плохой от этого барыш.
     Клянусь, что подлинная знать
     Тебя лишь может осмеять.
     
     А сын твердит с упорством бычьим:
     Освоюсь с рыцарским обычьем
     Не хуже знатного птенца,
     Что вырос в горницах дворца.
     Когда мою увидят шапку
     И золотых кудрей охапку,
     Поверят, что не знался с плугом,
     Не гнал волов крестьянским лугом,
     И клятвой присягнут везде,
     Что не ступал по борозде.
     Мне в каждом замке будут рады,
     Когда надену те наряды,
     Что подарили мне вчера
     И мать, и добрая сестра.
     В них походить на мужика
     Не буду я наверняка.
     Признают рыцаря во мне,
     Хотя, случалось, на гумне
     Я молотил свое зерно,
     Да было то давным-давно.
     Взглянув на эти две ноги,
     Обутых важно в сапоги
     Из кордуанской кожи,
     Не вздумают вельможи,
     Что частокол я городил
     И что мужик меня родил.
     А жеребца сумеем взять,
     Тогда я Рупрехту не зять:
     Мне дочь соседа не нужна.
     Нужна мне слава, не жена.

     Сынок, умолкни на мгновенье,
     Прими благое наставленье.
     Кто старшим внемлет, тот по праву
     Сыскать сумеет честь и славу.
     А кто презрит отца науки,
     Себе готовит стыд и муки
     И пожинает только вред,
     Благой не слушая совет.
     Ты мнишь в своем богатом платье
     Сравняться с прирожденной знатью,
     А это у тебя не выйдет.
     Тебя лишь все возненавидят.
     Случись беда, найдись изъян,
     Никто, конечно, из крестьян
     Тебе не выкажет участья,
     А будет только рад несчастью.
     Когда исконный господин
     Залезет к мужику в овин,
     Отнимет скот, ограбит дом,
     Он выйдет правым пред судом.
     А если ты возьмешь хоть кроху,
     Сейчас поднимут суматоху,
     Не унесешь оттуда ног
     И сам останешься в залог.
     Не станут верить ни словечку,
     Оплатишь каждую овечку.
     Сообрази, что если даже
     Тебя убьют, поймав на краже,
     То опечалятся немного,
     Решат, что послужили Богу.
     Оставь, мой сын, все эти враки,
     Живи с женой в законном браке.
     
     -Пусть будет все, что суждено,
     Я еду. Это решено.
     Мне должно знаться с высшим кругом.
     Учи других возиться с плугом
     И утирать соленый пот.
     Я нападу на здешний скот
     И погоню добычу с луга.
     Пускай быки ревут с испуга,
     Пустившись вскачь, как от огня.
     Мне не хватает лишь коня —
     С друзьями мчать напропалую,
     Я только лишь о том тоскую,
     Что мужиков до этих пор
     Не гнал, хватая за вихор.
     Я бедность не хочу сносить,
     Три года стригунка растить,
     Телушку пестовать три года,
     Не много от того дохода.
     Чем честно бедствовать с тобой,
     Уж лучше я пушусь в разбой,
     Одежду заведу из меха,
     Нам зимний холод не помеха, —
     Всегда найдем и стол, и кров,
     И стадо тучное быков.
     Спеши, отец, к купцу ты,
     Не медля ни минуты,
     Купи скорее мне коня,
     Я не хочу терять ни дня.

+1

8

Между язычеством и христианством

Место и время

Мир крестьянина часто простирался всего лишь на расстояние пары дневных переходов от околицы родной деревни. Что за края лежат далее, какие события в них происходят, крестьянин мог или не знать вовсе или представлять самым невероятным образом. Когда деревенская голытьба отправилась по призыву папы Урбана II в Крестовый поход, воинство при виде каждого появившегося вдалеке городка или замка начинало возбужденно спрашивать: «Уж не Иерусалим ли это?!»

Время в средневековой деревне текло неспешно и как бы по кругу. За летом приходила зима, за зимой — лето. За пахотой следовала жатва, за жатвой — пахота. Люди в деревне живут так же, «как при отцах и дедах». А если что и меняется, то так медленно и исподволь — и заметить-то трудно. День не был разбит на часы: люди либо «прислушивались» к своему желудку — «между обедом и ужином», «еще до завтрака» — либо же прикидывали положение солнца на небе.

Новости в деревне ограничивались обычно местными событиями. Изредка проедет купец на ярмарку, паломник или бродяга расскажет о чудесах, увиденных в странствиях. Из всей деревни грамоте разумели кроме священника в лучшем случае один-два человека. Да и как читать крестьянину, если даже Библия — на латыни.

Вся жизнь крестьянина зависит от урожая, от приплода скота. Поэтому главные дни календаря отмечают начало и конец полевых работ, смену времен года, солнцевороты. На каждый случай есть особый праздник. Некоторые из них освящены христианством — Рождество, Троица, Пасха. Другие, вообще-то говоря, языческие, как, например, масленица, праздник благословения полей, встреча весны (как правило, 1 мая). Обряды — пляски, игрища, торжественные пиршества — шли из глубины веков, и церкви приходилось их терпеть. Даже в официальные христианские праздники прихожане не только посещали церковную службу, но устраивали, например, прыганья через костры, заводили хороводы, приносили подобие жертв разным духам.

Странные христиане

Духов, как добрых, так и злых, в представлении крестьян было великое множество. Многие из языческих божеств остались в памяти людей, но под натиском христианства «превратились» в злых демонов. Так, древняя германская богиня плодородия Фрея стала ведьмой, порой злой и опасной, но порой и приносящей кое-какую пользу. Иногда, наоборот, черты языческих божеств переходили к местным святым, и тогда они начинали пользоваться особым почтением в «своих» краях. Спустя столетия после принятия христианства крестьяне ходили украдкой молиться и даже приносить жертвы на перекрестки дорог, камням, деревьям и озерам, в некогда «священные» рощи.

Чтобы «нормальный ход вещей в мире не нарушался», крестьяне прибегали к магии. Ближе к новолунию они устраивали обряды, чтобы «помочь луне восстановить ее сияние». Конечно, особые действия были предусмотрены в случае засухи, неурожая, затянувшихся дождей, бури. Тут и священники нередко участвовали в магических обрядах, кропя святой водой поля или иными средствами, кроме молитвы, стараясь подействовать на высшие силы.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_07.jpg
Умершему святому отрезают руки, чтобы использовать их как реликвии. Миниатюра (XIII в.)

Влиять можно не только на погоду. Зависть к соседу могла породить желание всячески навредить ему, а нежное чувство к соседке — приворожить ее неприступное сердце. В колдунов и колдуний верили еще древние германцы. И в средние века чуть ли не в каждой деревне можно было найти «специалиста» по наведению порчи на людей и скот. Но нередко эти люди (как правило, пожилые женщины) ценились односельчанами за то, что умели лечить, знали всяческие травы и не злоупотребляли без особой нужды своими вредоносными способностями...

Не меньше, чем злых ведьм, в Западной Европе боялись оборотней (у германских народов они назывались «вервольфы» — человековолки). Естественно, чтобы защититься от злых чар, надо было тоже пользоваться колдовством. Крестьяне широко использовали всевозможные обереги. Обереги могли быть словесными (заговоры) , вещественными (талисманы, амулеты) или представлять собой какое-нибудь магическое действие. Один из самых распространенных в Европе до сих пор «вещественных оберегов» — это подкова, прикрепленная у входа в дом. Христианские реликвии, по общему мнению, тоже могли служить талисманами, исцелять от недугов, защищать от порчи. В средневековой Европе все — от крестьянина до короля — мечтали обзавестись такими чудодейственными реликвиями, например частицей мощей какого-нибудь святого.
Крестьянские мечты и грезы

Всевозможная нечисть часто упоминается в сказках — одном из самых распространенных видов устного народного творчества (фольклора). Помимо сказок в деревнях звучали многочисленные песни (праздничные, обрядовые, трудовые), сказки, поговорки. Наверное, знали крестьяне и героические песни. Во многих рассказах действовали животные, в поведении которых легко угадывались человеческие черты. По всей Европе пересказывали истории о хитром лисе Ренане, глупом волке Изенгрине и могучем, капризном, но порой простоватом царе зверей — льве Нобле. В XII в. эти истории свели вместе и переложили на стихи, получилась обширная лоэма — «Роман о Лисе».

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_08.jpg
Деревенский праздник. Гравюра (XVI в.)

Уставшие от трудов крестьяне любили рассказывать друг другу всевозможные байки о сказочной стране, где работать никому не надо, можно бездельничать хоть целый день, наслаждаясь при этом всем, что только пожелаешь, и прежде всего едой. Эту страну, где текут молочные реки в кисельных берегах, в Италии называли Кукканья, в Англии — Кокейн, во Франции — Кокань, в Германии — Шлараффия.

Помимо мечты о беззаботной стране бездельников дошли до нас и жалобы крестьян на тяжкую долю («Господи! Почему Ты создал нас такими, что у нас нет никакого имущества?») и несправедливости, чинимые сеньорами. В крестьянском фольклоре к богатым отношение настороженное. Излюбленный герой западноевропейских сказок — бедняк, оказывающийся справедливее и добрее злых богатеев.

Повсюду в Европе любили рассказывать и о не очень дальних родственниках нашего русского Иванушки-дурачка: Жане Дураке — во Франции, Глупом Гансе — в Германии, Большом Дураке — в Англии.

Тоска о справедливости на этом свете звучит в сказаниях о благородных разбойниках, защищающих бедняков и обездоленных. Самый знаменитый цикл баллад на эту тему сложился в Англии. В них воспеваются подвиги славного разбойника, непревзойденного стрелка из лука, веселого и удачливого хозяина Шервудского леса Робина Гуда. Если верить балладам, Робин Гуд жил во времена Ричарда Львиное Сердце. Робин был англосаксом и вместе со своими друзьями боролся против захватчиков — нормандских рыцарей и баронов. Именно к их числу относился главный враг Робина — шериф Ноттингемский. Но сами баллады, очевидно, сложились спустя несколько веков после того, как умерли последние из современников короля-крестоносца Ричарда Львиное Сердце.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000033/pic/st600_09.jpg
Иллюстрации к 'роману о Лисе'. Миниатюры (XIII в.)

Из французского «Романа о Лисе» (XII в.)

     Меж тем и воронуТьеслину
     Невмоготу, не ел с утра,
     И отдохнуть давно пора.
     Нуждою выгнанный из бора,
     Домчался вмиг он до забора,
     Хоть тени и страшась любой,
     Но броситься готовый в бой
     Глядит, сыры на солнцепеке
     Лежат; уж на исходе сроки
     Стеречь поручено,— в дому
     И не выходит почему-то
     Что ж, подходящая минута:
     Во двор бросается Тьеслин,
     Оттаскивает сыр один —
     Но, выбежав ему вдогонку,
     Старуха камни и щебенку
     Давай швырять, вопя:«Эй, сир,
     Немедленно верните сыр!».
     Видать, рехнулась сторожиха.
     Тьеслин ей: «Тихо, бабка, тихо!
     Неважно, прав иль виноват,
     Я сыр не понесу назад.
     Вора приманивает щелка
     Пастух беспечный кормит волка.
     Тем, что остались, нужен страж —
     А этот сыр уже не ваш.
     Тряхнул я славно бороденкой,
     Работою доволен тонкой,
     В налете был немалый риск —
     Поймав, вы мне вчинили б иск.
     Какой он желтый и пахучий!
     Вы не могли мне сделать лучший
     Подарок. Съем его в гнезде:
     Поджарю, вымочив в воде
     Сперва. Желаю вам того же.
     Лечу, мне мешкать здесь негоже».
     И полетел, от счастья шал,
     Как раз туда, где Лис лежал.
     Облюбовали бук бароны,
     Тот — корни, этот — гушу кроны,
     Но разве справедлив удел,
     Чтоб этот ел, а тот глядел?
     Тьеслина клюв с размаху всажен
     В глубь сыра, хоть еще он влажен, —
     И первому конец ломтю.
     Вот так-то, бабушка, тю-тю,
     Не углядели: круг ваш сырный
     Хорош — и мягкий он, и жирный.
     Вновь рубанул с плеча, и вниз,
     Туда, где спал вполглаза Лис,
     Упала маленькая крошка.
     А так как дремлет Лис сторожко,
     Вмиг поднял морду: что к чему
     Не надо объяснять ему.
     Чтобы ясна была картина
     Вполне, вскочил он и
     Тьеслина Узрел: да это ж куманек
     Его — и сыр, гляди, меж ног.
     Кум,— радостно вскричал, — не вы ли
     Визитом мой приют почтили?
     Вы! Узнаю черты лица!
     Мир праху вашего отца,
     Что мог и в терцу петь и в кварту
     Певцов во Франции — Ругарту,
     Как сам он хвастал, равных нет.
     И вы, я помню, с детских лет
     Учились пению прилежно.
     Все так же ли поете нежно?
     Могли ли ретроенку( Ретроенка — жанр средневековой песенной лирики.) спеть?
     Расставлена искусно сеть:
     Раскрылся клюв — грубее крика
     Не слышал Лис. «Что за музыка! —
     Воскликнул. — Голос ваш окреп.
     Но эту вещь хотелось мне б
     Услышать спетой выше тоном».
     Тьеслину, как и всем воронам,
     Дай только петь: взвопил артист.
     Сколь мощен голос, столь и чист, —
     Лис молвит. — То-то всем утеха!
     Чтоб пущего достичь успеха,
     Не ешьте больше ни ореха.
     Ну, в третий раз — и без огреха!
     С усердьем свой пропел мотив
     Певун — аж когти распустив,—
     Забыл, что держит сыр, растяпа.
     Пред Лисом сыр упал, но лапа
     Не шевельнулась у плута —
     Мешает делу суета.
     Желанье жгучее он гонит,
     Хитро задумав, что не тронет
     Закуски лакомой, пока
     Не схватит также куманька.
     Как будто сыр и не был сброшен,
     Отходит в сторону, взъерошен,
     Невесел, слаб, на лапу хром:
     Мол, если и не перелом
     Бедра, то очевидно — рана
     Не зажила после капкана.
     И все Тьеслину напоказ. —
     Бог от беды меня не спас, —
     Лис хнычет. —
     Сколько ни мудри я,
     Мук не избегнуть.
     О Мария Святая!
     Столь тяжелый дух
     От сыра, словно он протух.
     Не то, что быть не может съеден,
     Для ран сам запах этот вреден.
     Врач наложил на сыр запрет —
     И вот, желанья даже нет.
     Тьеслин, меня б вы одолжили,
     Спустившись и от этой гнили
     Избавив. Я вас затрудню
     Лишь потому, что в западню
     Попал на днях, — а не стряслось бы
     Беды, стыдился б, верьте, просьбы
     Такой чтоб кость бедра срослась,
     Лежать я должен.
     Буду мазь Втирать и пластырь класть на рану,
     Покуда на ноги не встану.
     И тем, как жался он внизу,
     И тем, что подпустил слезу,
     Лукавцу удалось подвигнуть
     Глупца на то, чтоб наземь спрыгнуть.
     Но, помня, что исподтишка
     Лис нападает, дать стречка
     Готов Тьеслин, поодаль стоя.
     Лис наседает: «Что такое?
     Боитесь, кто-нибудь вас съест?»
     Плут делает призывный жест
     И смотрит. Забывает ворон
     В минуту эту, сколь хитер он.
     Коварный следует прыжок,
     Однако Лиса сносит вбок, —
     Дичь фьють из челюстей: в гарнире
     Лишь перья, да и тех четыре.
     Рад, что отделался легко,
     Тьеслин; уселся высоко
     В ветвях — хрипит, считая раны:
     Как — без опаски, без охраны —
     Решился к рыжему льстецу
     Спуститься я! Внушив доверье
     К себе, мерзавец вырвал перья
     Мне из хвоста и из крыла,
     Геена бы его взяла!
     Клянусь, что о себе злодею
     Напомнить я еще сумею!
     Безмерно огорчен Тьеслин,
     Лис в объяснение причин
     И вдался бы, да тот не склонен
     К беседе — сыр им проворонен.
     Круг этот, ладно, — буркнул,— ваш,
     Но больше вам подобных краж
     Не совершить. А я-то речи
     Поверил, дурень, об увечье.
     И долго он еше ворчал.
     Однако Лис не отвечал,
     Утешиться готовясь пиром;
     Да только не наесться сыром
     Грошовым — на один лишь зуб:
     Хоть несколько таких ему б.
     Но, съев, признал, что объеденье
     И что ни разу от рождения
     Не ел столь вкусного нигде,
     А он уж знает толк в еде.
     Ждать больше нечего, к тому же
     И ране, кажется, не хуже,
     И если так, то Лис отнюдь
     Не против вновь пуститься в путь.

+6

9

Еще крестьяне.

http://i028.radikal.ru/0903/22/372312f8d193t.jpg

+5

10

Простые иберо - фризо - англо - саксы.

http://i006.radikal.ru/0904/29/a6363a781b00t.jpg
Сцены крестьянского быта. По миниатюрам из рукописи «Саксонское зерцало». Гейдельберг.

+5

11

Крестьяне в РоС. :)

Жертвы самозванных разбойников де Конака.
http://s42.radikal.ru/i095/0904/3f/77eb1fb555c7t.jpg
Женщина с козой.
http://i028.radikal.ru/0904/7a/836fccde1efct.jpg

+6

12

Просто крестьяне.

http://s56.radikal.ru/i154/0904/aa/020b25122b89t.jpg

рисунок - реконструкция. "крестьянский быт".
http://s56.radikal.ru/i153/0904/c5/4a4bcf2ee94et.jpg

+5

13

Народ. Крестьянское сословие

Из этих слоев собственно крестьянское сословие - сословие свободных землепашцев-собственников - в течение многих веков стояло весьма низко по общественному положению. С презрением смотрел рыцарь на крестьянина, который уже давно не носил оружия, и крестьянин отвечал на это презрение со стороны своего тирана глубокой ненавистью и, где было возможно, платил ему за насилие насилием. Крестовые походы не улучшили быт этого слоя населения, хоть за это время и заметен некоторый прогресс в улучшении обработки земли. И вообще говоря,  свободное земледельческое сословие хотя и удержалось в некоторых местах, однако сильно сократилось и было в упадке. Оно все более и более подчинялось зависимости от посредников, светских и духовных властей и господ и, сверх тягостной службы, которую должно было нести на законном основании под властью этих господ, вынуждено было еще терпеть жестокие насилия и оскорбления от тиранства рыцарей и их различных прислужников.

                                                 История Средних веков

+4

14

http://s59.radikal.ru/i164/0905/ae/445776cc0c32t.jpg
Дом германского крестьянина и крестьянский двор. С миниатюры XII века.
"На заднем плане - крестьяне, плугом вспахивающие поле. На переднем плане изображен бедный крестьянский двор. Крестьянин толчет в ступе зерно, его жена выпекает хлеб. Печь находилась во дворе. Там же готовили пищу".

Средневековая деревня.
http://s40.radikal.ru/i088/0906/46/ec3613986a50t.jpg

Крестьянин с плугом. XII век.
http://s49.radikal.ru/i125/0905/f4/ce7712d1cec7t.jpg

Нападение рыцарей на крестьян. С миниатюры XII века.
http://s48.radikal.ru/i120/0905/8c/3f32bc29e307t.jpg

Источник: Книга для чтения по истории средних веков.  С 4, 26,28.

Отредактировано Marion (2009-06-10 18:11:49)

+6

15

*
XVI век. Иллюстрации из*** (миниатюры из фондов Британской Библиотеки)

http://s42.radikal.ru/i095/0905/6a/b19ce7b8de50t.jpg

http://s47.radikal.ru/i117/0905/b5/ec5ae10373f6t.jpg

http://s47.radikal.ru/i117/0905/d7/b4dbfcb67778t.jpg

http://s59.radikal.ru/i165/0905/a3/14e1c99eb1abt.jpg
приблизительно 16 в.

Оригинал. Календарь герцога Беррийского. Месяц февраль на дворе.

увеличить

Отредактировано Marion (2009-07-31 20:36:43)

+3

16

Небольшая крестьянская клеть. Отдельная избушка, постройка для поклажи, без печи; чулан, амбар, кладовая. Этнографический музей (Латвия)

http://s42.radikal.ru/i098/0906/d5/b824e7cf83f1.jpg

+4

17

Дойка овец, рыбалка, пахота. Иллюстрация к 'Словам' Григория Назианзина. XI в. Париж. Национальная библиотека.

http://i082.radikal.ru/0906/fe/cd0533543e51.jpg

Ещё о крестьянском быте с миниатюр.

http://s59.radikal.ru/i163/0906/a8/2c3ccd5de56f.jpg

http://s39.radikal.ru/i084/0906/1b/38688e91d91f.jpg

http://s40.radikal.ru/i087/0906/b0/7109ead6c7ed.jpg

http://s61.radikal.ru/i171/0906/91/604dfe432bad.jpg

http://s48.radikal.ru/i122/0906/30/638728ee3926.jpg

+6

18

Продолжение.

Жатва.
http://s47.radikal.ru/i115/0906/b5/76977c3142d3t.jpg

Праздник в деревне.
http://i026.radikal.ru/0906/03/8f60a92664eft.jpg

+4

19

Мдааа. Оказывается, у некоторых сеньоров, крестьяне перичислялись в списках наравне с ножницами, лошадями и кувшинами.
Велико было стремление вверх у средневековых сервов.

Сеньор и вилланы (с миниатюры XV века)
Деревенская свадьба.

увеличить

увеличить

Отредактировано Marion (2009-07-08 23:36:29)

+3

20

Крестьянство в средневековой Европе было весьма неоднородным по составу.  На этот счет существует масса исследований.
Суть изменения была в том, что любое владение и любая деятельность в государстве облагалась налогами, в том числе и налогом на землю.
Существовали также регуляции обработки земли, запрещающие держать подходящие для сельского хозяйства земли необработанными.
В результате, зачастую семьи, испокон веков владеющие наделом, попадали в ситуацию, когда налоги платить было уже нечем, и за недоимки у них забирали землю.
Причиной могло быть что угодно: неудачно бездетный брак, гибель мужчин семьи в вооруженных конфликтах, эпидемии... Причем корона вовсе не хотела согнать крестьян с их земли, вовсе нет. Корона была заинтересована в том, чтобы сохранить крестьян на землях, которые уже не принадлежали им.
В результате, деревня расслоилась на тех, кто сохранил достаточное количество своей земли, и имел возможность арендовать еще больше земли у лорда.
Эти люди были достаточно состоятельными, чтобы нанимать рабочую силу для выполнения своих арендаторских обязанностей.
Большая часть крестьян попала в полную зависимость от владельца земель, превратившись, по сути, в крепостных, со всеми вытекающими последствиями.

http://s50.radikal.ru/i130/0907/a2/9fe04c41b54e.jpg

Если говорить об образовании средневекового крестьянства, то нужно помнить, что некоторые представители высших классов категорически возражали против вообще какого бы то ни было  образования для них. Возможно, что это было проявлением сословного высокомерия, но нельзя отмахнуться и от другой причины: получивший образование серф уже не будет работать на земле. Он будет работать или писцом, или администратором, быстро расплатится со всеми недоимками – а бывший хозяин потеряет рабочую силу.

http://s47.radikal.ru/i117/0907/19/4d83030479e3.jpg

Крестьянские дети, которые получали образование в монастырских школах, по рекомендации местного священника, или в муниципальных школах соседних городов, становились обычно монахами или клерками. Некоторые поступали на службу своему сеньору в качестве писцов, некоторые – на работу в органы государственной бюрократической машины. О том, получали ли хоть какое-то формальное образование крестьянские девочки, не осталось никаких записей.
За воспитание крестьянских детей и их подготовку в плане социальном были ответствены их собственные родители и местный священник.
Дети с ранних лет наблюдали за жизнью взрослых, помогали им, контактировали с обществом за пределами своей деревни, когда это общество являло себя в лице приезжего торговца или членов королевской администрации. Они слушали менестелей, посещали церковь, ездили с родителями в близлежащие города в рыночные дни и на ярмарки.
Нельзя сказать, что детей ничему не учили. Их знакомили с культурными традициями, моральными принципами, законами общества в целом, объясняли, какой тип поведения считается неприемлемым и почему.

http://s44.radikal.ru/i106/0907/a3/21d1d170ce6f.jpg

Приблизительно с 7 лет в обязанности детей вменялось относить пищу членам семьи, работающим в поле, присматривать за гусями и овцами, даже за коровой.
Более старшие дети приносили воду, занимались прополкой, сбором овощей, и начинали учиться у взрослых крестьянской работе, помогая в сборе урожая, обмолоте, складировании и прочих обязанностях. Ученичества, как такового, в крестьянской среде не было.
Хотя ученичества в крестьянской среде не было, был обычай устраивать подростков- мальчиков  или в помощники арендаторам за пределами деревни, или в услужение в города – девочек.
Большинство городских учеников и подмастерий тоже были выходцами из деревень, хотя закон и запрещал детям беднейших хозяйств уходить с земли.
Разумеется, они все равно уходили, нелегально.
«Третья стадия» в жизни крестьянских детей наступала в 14 лет. В этом возрасте они были уже полностью готовы для того, чтобы самостоятельно работать на земле.
В этом отношении проявляется еще одно резкое отличие крестьянства от других классов: у крестьян воспитание мальчиков и девочек, их подготовка к взрослой жизни не имело искусственного разделения по признаку пола. Девочки и мальчики, росли, помогая старшим в сельсохозяйственных работах.
                                                                                                                                                                             (Суламифи Шахар)
http://mirrinminttu.diary.ru/p74968367.htm#more1

А это страница из книги Янна Керврана - фотохудожника, журналиста (глава посвящённая деревенской жизни)
В книге представлены воссозданные костюмы, вооружение, конское снаряжение, предметы быта выполненные на очень высоком уровне.   Фотосессию провели в воссозданной средневековой деревне. У читателя есть возможность увидеть не только инструменты крестьянского труда, но и увидеть дом средневекового крестьянина, очаг, крытую соломой крышу, подсобные помещения.

http://s56.radikal.ru/i154/0907/df/697c09f156d7.jpg

Отредактировано иннета (2009-07-08 20:16:05)

+5

21

Еще крестьяне.
Если крестьянин шел куда - то не один, то шел с семьей.
(на мальчике внизу мини - шоссы).

увеличить

увеличить

Отредактировано Marion (2009-07-15 13:34:27)

+2

22

Три этапа постройки крестьянской хижины рассматриваемого периода:

увеличить

+4

23

Как зарабатывали крестьянские женщины?
Выполняя либо работу за оговоренное вознаграждение, либо в прислугах. Труд прислуги стоил дешевле, но был более стабильным.
С другой стороны, роль прислуги в доме зачастую выполняли дети, поэтому сезонные работы с договором на несколько лет были более доступны.
Тем не менее, есть основания считать, что, например, в Ворчестере в 13-м веке около 10% женщин работали именно прислугой, причем, необязательно вне рамок собственного сословия: более богатые крестьяне нанимали более бедных. Специализация прислуги на определенных работах была возможна только в богатых хозяйствах, где прислуги было много. Более бедные нанимали одну женщину на все работы.

http://s50.radikal.ru/i128/0908/f1/f0bdaf6cabe8.jpg

Замужество обычно прекращало работы на стороне.
Замужняя крестьянка приобретала новый статус, materfamilias, мать семейства, или domina domus, хозяйка дома (в 13-м веке документы велись на латыни, оттуда такие звонкие «титулы»).
Как член семьи – арендатора земли, женщина вносила свою лепту в исполнение арендаторских обязанностей: сбор урожая, помощь в пору ягнения, дойка, уход за овощами и зеленью. А вот когда семьей покупалась своя земля, женщины участвовали в покупке зачастую своими деньгами, чтобы обеспечить себе автоматическое наследование в случае смерти мужа. Это стало очень популярным в 15-м веке. До этого была распространена форма совместной обработки земли жены и мужа, что-то типа кооператива – тоже чтобы обеспечит автоматическое наследование.

http://i080.radikal.ru/0908/bc/cd27d50be39e.jpg

Вообще-то в литературной сатире того времени перегруженная работой крестьянская жена была популярным персонажем. И не только в сатире.
Книга Holy Maidenhood (Святая Девственность) противопоставляется жизнь в вечном девичестве,  жизни в качестве жены: «и в каком положении она оказывается, став женой, слушая вопли детей, от которых убегает кошка и прячется собака, когда ее хлеб горит в печи, теленок жует ее подол, котел выкипает на огонь, а муж вечно жалуется!»

http://s11.radikal.ru/i183/0908/7b/bda1eda8a3df.jpg

http://s58.radikal.ru/i162/0908/47/6a172344cb7a.jpg

Есть и более поэтические описания крестьянских будней, рассказывающие, как жена ведет по полю быка, а ее муж налегает на плуг...

http://s15.radikal.ru/i189/0908/8b/847ccb510ae3.jpg

Но, кроме сельхозработ, было у замужних женщин Англии еще одно занятие, которое позволяло им неплохо зарабатывать: варка эля.
Эль нужен был всем и повсюду, причем в гигантских количествах, потому что воду тогда действительно не пили, это считалось просто вредным для здоровья.
А эль сохранялся всего несколько дней. Хотя продажа эля практически всегда была зарегистрирована на мужчин, варили и продавали его практически исключительно их жены. Иногда варка эля была занятием вполне профессиональным, иногда – сезонным, для экстра-заработка.

http://s54.radikal.ru/i145/0908/e7/3ab5d583f41e.jpg

Помимо ткачества, женскими обязанностями считалось еще многое: выпечка хлеба в общих печах, стирка одежды в реке или ручье (кстати, очередное опровержение  любителей «грязной теории», которые  утверждают, что одежду в Средневековье и не стирали вовсе), продажа на рынках излишков продукции – птица, яйцо, молочные продукты, зелень и другое...

http://s50.radikal.ru/i129/0908/38/ecce6694edec.jpg

Договорная работа за плату не делала различия между мужской и женской рабочей силой. Известно, что были женщины, работающие камнедробильщицами, косцами, жнецами. Иногда они были дешевой рабочей силой, но не всегда. Известно, что во многих местах женщины зарабатывали наравне с мужчинами. После эпидемии Черной Смерти выжившие женщины, как и мужчины, получили явный перевес над работодателями: в 1388-м молочницы получали по 6 шиллингов, а пастухи и все 10, что было максимальной платой.

http://s50.radikal.ru/i127/0908/56/71359c8f1fb8.jpg

И все-таки, легально крестьянские женщины имели только статус жен. Те, кто до замужества сами были арендаторами, передавали эти права мужьям.
Нигде не зарегистрировано ни одной женщины среди деревенских органов управления. Другое дело, что в реальной жизни женщины имели социальный вес и были социально активны.
В Вэйкефилде, согласно исследованиям той же Джудит Беннетт, было много женщин, самостоятельно содержащих винокурни, женщины занимались там и ростовщичеством (часто несколько женщин вместе давали кому-либо нужную сумму в долг под проценты), женщины были скототорговками. Сохранились и их имена, и скурпулезные записи.
Из тринадцати судебных дел, дошедших до нашего времени, женщинами было проиграно только четыре.

Особенно мирными они тоже не были. К штрафам различной величины были приговорены: Матильда, жена Роберта из Комбервоза, за пролитие крови Маготы, дочери Джона;
Агнес, жена Уильяма Волкера, за пролитие крови Уильяма де Путси;
Амабель-Коровница, которая проломила кому-то череп, защищая свое стадо.

Более того, историки и исследователи считают, что в 1100 – 1300 гг истинное влияние женщин было очень высоко: «в деревне мужчины были на полях и в лесах, всё остальное находилось в женских руках, и этот факт невозможно игнорировать».
http://mirrinminttu.diary.ru/?tag=1058799

+4

24

Музейная реконструкция средневековой крестьянской
хижины  (другим словом сие не назовешь).
http://i005.radikal.ru/0908/d4/1c2bf87dbd0ct.jpg

В сырую погоду в таких домах...сыро. Пахнет деревом, навозом, едой (если есть что поесть), мокрой соломой.
А комфорное жилье "феодал класса" нужно заработать!

источник фото, сайт:
http://www.sheshen-eceni.co.uk/anglo_saxon.html

Отредактировано Marion (2009-08-30 21:42:56)

+5

25

Крестьянский дом конца 14 века. Реконструкция.
http://s58.radikal.ru/i160/0909/a9/c748b868d649t.jpg

Крестьянская семья возле своего дома. Приблизительно 15 век.
http://i003.radikal.ru/0909/d8/b69d8608d9fct.jpg

Свободные крестьяне 14 века. Семья.
http://i021.radikal.ru/0909/da/98e4a0581215t.jpg

+3

26

Англо - саксонская деревня в восточном Суссексе.

увеличить

+4

27

Далее.

Крестьяне сдают оброк феодалу, Гравюра XV века
http://s11.radikal.ru/i184/0910/88/68c50338f9c6t.jpg

+3

28

http://i003.radikal.ru/0912/7f/d044c3bd8d53.jpg

http://i074.radikal.ru/0912/c4/e9dd679fc5f1.jpg

http://s50.radikal.ru/i130/0912/14/3e80d684fa4a.jpg

Реконструкция средневековой деревни.
http://s51.radikal.ru/i131/0912/5c/5f093aa1316d.jpg

http://i019.radikal.ru/0912/5b/47549a739466.jpg

http://i040.radikal.ru/0912/36/a4198dbc38b3.jpg

http://s48.radikal.ru/i122/0912/45/fbf3f0c2d3ea.jpg

http://s45.radikal.ru/i109/0912/3a/3cd621e696bf.jpg

http://s11.radikal.ru/i184/0912/a7/4c5be7ac29b6.jpg

Отредактировано иннета (2009-12-01 22:28:27)

+4

29

Вилланы

http://s001.radikal.ru/i195/1002/b2/30e6a135f59b.jpg

В начале XIIв. законом Генриха I вилланы были лишены права судить, и с тех пор собрания сотен и графств стали чисто феодальными.
Виллан остался подданным короля только в уголовном праве, а во всем остальном он принадлежал лорду. Историческое значение реформ Генриха II заключалось в том, что они окончательно устранили противоречия, оставшиеся с англосаксонской эпохи. Это повлекло закрепощение последних свободных землевладельцев.
Виллан мог обратиться в суд с гражданским иском на другого виллана, но не на лорда.

В общем праве Англии XII—XIIIвв. существовал принцип «исключение вилланства», означавший исключение их из-под общего права вообще.
Королевский суд вилланов не защищал. В XIIIв. вилланы оставались крепостными. Их освобождение началось с конца XIVв.

http://s45.radikal.ru/i108/1002/0e/8187994fb34f.jpg

Правила работы вилланов на лорда менялись от одного магната к другому.
Виллан держал в среднем 30 акров пахотной земли, но в зависимости от местных условий и традиций площадь могла снижаться и до 15 акров.
В деревне Питчли в Нортэмптоншире виллан работал на лорда 3 дня в неделю в течение года и полную неделю в течение 6 недель страды при уборке урожая.
А на севере того же графства в Коттиндэме вилланы работали на своего аббата только 2 дня в неделю в течение года и 3 дня в августе.
Однако существовало правило: от каждого двора вилланов отрабатывал только один мужчина, т.е. сыновья помогали отцу.

http://s006.radikal.ru/i215/1002/13/89e376ede485.jpg

По закону виллан был закреплен за землей его родного манора. Он не мог покинуть свой дом для того, чтобы взять землю в другом месте или заработать на жизнь ремеслом в городе. Даже если он брал в аренду дополнительную землю и имел достаток, все, что он приобретал, по закону принадлежало его лорду.
Он был обязан молоть свое зерно на мельнице лорда и платить ему за эту услугу, так же как печь свой хлеб в пекарне лорда.
Он был обязан платить талью—налог, размер которого зависел от произвола лорда.
Когда он продавал скот или выдавал замуж дочь, то платил штраф лорду. После его смерти лучший скот и движимое имущество забирал лорд.
Он сам и все в его семье могли быть проданы другому лорду. Но обычно продажа вилланов происходила вместе с землей, когда земля переходила от одного лорда к другому. Переселение вилланов и разъединение семей, судя по документам той эпохи, были очень редки.

http://i063.radikal.ru/1002/c8/a416f8f3576a.jpg

Виллан по закону не мог выкупить себя, так как все принадлежало лорду.
Однако на практике зафиксированы случаи выкупа себя вилланами, причем этому содействовала церковь.
Но в середине XIIIв. была принята идея о том, что вилланы могут себя выкупить. Это было, в частности, отражено в трудах королевского юриста Брактона.

Все сельское население, в том числе и вилланы, еще с англосаксонских времен было сформировано в десятки, и в каждой из них была круговая порука.
Формально эта практика была введена для борьбы с уголовными преступлениями, но вилланов она привязывала к земле сильнее, чем феодальные узы.
В Англии круговая порука крестьянства получила название системы свободного поручительства.
  Дважды в год шериф проверял функционирование десяток и охват ими всех вилланов. Нарушители штрафовались.
На бежавших вилланов тут же доносили оставшиеся вилланы той же десятки, дабы не нести тяготы за убежавшего.
(Культура и власть Л.А.Асланов)
http://www.kara-murza.ru/vlast/KulturaVlast.html

http://s12.radikal.ru/i185/1002/00/d175e25a602a.jpg

+3

30

Из книги "Повседневная жизнь в Англии во времена англосаксов, викингов и норманнов".,
М. и Ч.Г Квеннелы

Мы должны, если хотим понять жизнь XII в., забыть достижения XX в. и постоянные разговоры о деньгах; в Средние века вместо того чтобы платить деньги за аренду, вам бы пришлось компенсировать это службой.
Лорд получал от короля в держание землю именно на таких условиях — он должен был дать обещание помогать королю и быть его человеком, и такое отношение пронизывало все общество того времени. А вот на таких типичных условиях виллан получал в держание землю. Весной он должен был возделать 4 акра земли своего лорда, и каждый виллан предоставлял двух своих быков хозяину на три дня зимой, три — весной и один — летом. Вдобавок он должен был работать три дня в неделю на землях лорда или ежегодно платить пошлину в 2 шиллинга 1,5 пенса, давать курицу и шестнадцать яиц. Ему приходилось сопровождать своего господина на войну, заседать в его суде и поддерживать обычаи, которые должны были стать законами. Таким образом, если он выполнял свои обязанности, то также имел и права, и мы называем его копигольдером, так как условия его держания были зафиксированы в судебных свитках (Соuиrt  Rоll), и пока он выполнял свои обязанности в соответствии с ними, его никто не мог изгнать и лишить этих прав. Не в интересах лорда было притеснять своих вилланов, так же как, например, и современным фермерам невыгодно плохо обращаться со своими лошадьми. Оба класса сильно зависели друг от друга, и так продолжалось до прихода Черной Смерти, изменившей условия сельской жизни. Обычно вилланов представляют несчастными рабами, в то время как в действительности они были опорой деревни, три дня в неделю свободно работающие на своих собственных землях; у них был свой скот и работали они лучше или хуже в зависимости от того, насколько трудолюбивыми или ленивыми они были. Виллан был привязан к земле и не мог покинуть свой манор без согласия лорда; но в действительности такое никогда не приходило ему в голову, если только он не отправлялся на войну во Францию или в паломничество по святым местам. Лорды в такой же мере подчинялись феодальной системе. Виллан, по-видимому, был столь же состоятельным по меркам своего времени, как и современный рабочий на ферме, который с нетерпением ожидает лишь заработной платы, если не большего. Условия жизни виллана во многом были схожи с условиями жизни такого рабочего, зависимого от своего хозяина.
В Хронике Жослена мы читаем, что «следуя из Лондона через лес, я спросил у старухи, которую мы нагнали, чей это лес и какому манору принадлежит, кто его хозяин, кто лесник? Старуха ответила, что лес принадлежит новому аббату обители Св. Эдмунда, манору Харлоу, а лесник -некий Арнальд. Далее я спросил, как он ведет себя по отношению к людям манора. Она ответствовали, что он дьявол во плоти, враг Господа и живодер — дерет с крестьян три шкуры, как иногда сдирают с живого угря; но теперь он опасается нового аббата, зная, что тот мудр и проницателен, а потому обходится с людьми благоразумно». В мирные времена деревня была похожа на одну большую ферму — возделывались общие поля, их боронили, засевали и собирали урожай общими усилиями всех вилланов, и владения каждого из них составляли полоску или полоски в открытом поле. Рисунок на ковре из Байё  изображает не только подробности военного быта Вильгельма Завоевателя и его войска, но и дает представление о сельской жизни. Пахарь вспахивает землю, затем идет человек, разбрасывающий зерно, в то время как следующий ведет упряжку лошадей, а мальчик отгоняет ворон, кидая в них камни. Вся эта группа во многом напоминает тех, кто изображен на Лют-трельском псалтыре, который мы используем, рассказывая о сельском хозяйстве в XIV в., за исключением того, что плуг был несколько другим и представлял двухколесную разновидность. Его тащит бык, но, похоже, он запряжен, как лошадь, а не так, как впрягали быков. Плуг был двухколесным,  нож плуга входил в землю вертикально. Сельская местность в те времена отличалась от современной, так как вокруг полей не было изгородей, а границы определялись полосами невспаханной земли. В лесах кормились свиньи; скот пасли на общинных выгонах и по большей части забивали поздней осенью, так как то, что мы сейчас называем корнеплодами, тогда не выращивали, а потому кормить зимой скот было практически нечем.

+2