SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Военное дело средневековья

Сообщений 31 страница 60 из 117

31

:D
Класс!
В Йорке будете применять сии хитрости? ;)
Знаю, знаю. Военная тайна :)

+1

32

Средневековая армия

Ополчение

Основой феодальных армий в период раннего средневековья были ополчения свободных крестьян.
Сразу же выводили на битву не рыцарей, а множество пеших воинов с луками, копьями и щитами, иногда в легком защитном снаряжении.

http://s51.radikal.ru/i134/0909/fe/80146aded737.jpg

Будет ли подобное войско реальной силой либо в первом же бою станет кормом для воронов, — зависело от многих причин.
Если ополченец являлся с собственным оружием и не получал предварительно никакой подготовки, то второй вариант был практически неизбежен.
Всюду, где правители серьезно рассчитывали на народное ополчение, вооружение в мирное время не хранилось воинами дома. Так было в древнем Риме.

А организация снабжения войска творила чудеса.
Так, лучники Англии, постоянно получавшие от короля новые луки, стрелы, а главное — офицеров, которые могли бы вести их в бой, не раз отличались на полях Столетней войны. Французские же свободные крестьяне, более многочисленные, но не имевшие ни материальной поддержки, ни опытных командиров, никак себя не проявили. ;)

Еще большего эффекта можно было достичь, проводя военную подготовку.
Ярчайшим примером может служить ополчение швейцарских кантонов, бойцы которого призывались на сборы и хорошо умели действовать в строю.
В Англии обучение лучников обеспечивали введенные в моду королем состязания стрелков. Желая выделиться среди других, каждый мужчина упорно упражнялся в свободное время.

http://i020.radikal.ru/0909/24/9a4f17989147.jpg

Городские ополчения

С 12 века в Италии, а с начала 14 и в других областях Европы все большее значение на полях сражений получали ополчения городов, значительно более боеспособные, чем крестьянские.

http://s11.radikal.ru/i184/0909/9f/5ae9debe697d.jpg

Ополчения горожан отличала четкая цеховая организация и сплоченность. В отличие от крестьян, происходивших из разных деревень, все жители средневекового города знали друг друга. Кроме того, горожане имели собственных начальников, часто опытных пехотных командиров, и лучшее вооружение.
Наиболее богатые из них, выступали даже в полном рыцарском вооружении. Впрочем, и они чаще сражались пешими, зная, что настоящие рыцари превосходят их в конном бою.
Выставляемые городами отряды арбалетчиков, пикинеров, алебардщиков были обычным явлением в средневековых армиях, хотя по численности заметно уступали рыцарской коннице.

http://i043.radikal.ru/0909/6b/88d12d9c3a82.jpg

Конница

Между 7 и 11 веками, по мере того как седла со стременами все шире распространялись в Европе, резко повышая боевую мощь кавалерии, королям приходилось делать трудный выбор между пехотой и конницей.  Число пеших и конных воинов в Средние века находилось в обратной пропорции. Крестьяне не имели возможности одновременно и участвовать в походах и содержать рыцарей. Создание многочисленной конницы означало освобождение большей части населения от военной службы.

http://s48.radikal.ru/i119/0909/5b/dc54b415830e.jpg

Короли неизменно отдавали предпочтение кавалерии. В 877 году Карл Лысый повелел каждому франку найти себе сеньора.
Конечно, конный воин сильнее пешего,даже десяти пеших, как считалось в старину. Но рыцарей было мало, а пешим мог выступить каждый мужчина.
Содержание одного конного воина влетало в копеечку.
Пример : По законам Новгородских земель, один легковооруженный воин (с топором и луком) мог быть выставлен с двух дворов. Бойца, располагающего ездовой лошадью и кольчугой, снаряжали уже 5 дворов в складчину. Каждый «двор» в то время насчитывал в среднем 13 человек.

В Западной Европе, где кавалерия была тяжёлой, а рыцарей сопровождали пешие слуги, всадников оказывалось вдвое меньше.
Тем не менее 5 конных бойцов, хорошо вооруженных, профессиональных и всегда готовых к походу, считались предпочтительнее 40 лучников.

http://i049.radikal.ru/0909/7f/06054719be61.jpg

Наемники

Слабостью феодального войска, конечно же, была его «лоскутность». Армия делилась на множество мелких отрядов, самых разнообразных по составу и численности. Практические издержки подобной организации были очень велики. Нередко во время боя две трети войска — входящая в состав рыцарских «копий» пехота — оставались в лагере.

http://s12.radikal.ru/i185/0909/46/dbe033ba71eb.jpg

Сопровождавшие рыцаря кнехты — лучники, арбалетчики, кутилье с боевыми баграми — представляли собой бойцов, хорошо обученных и по своему времени неплохо вооруженных. В мирное время феодальная челядь обороняла замки и выполняла полицейские функции. В походе слуги прикрывали рыцаря, а перед боем помогали разобраться с  доспехами.

До тех пор, пока «копье» действовало само по себе, кнехты оказывали своему господину неоценимую поддержку.
Но в крупном сражении могли принять участие лишь слуги в полном вооружении и на соответствующих конях.
Стрелки, даже конные, немедленно теряли из виду «своего» рыцаря и не могли уже пробиться к нему, так как вынуждены были держаться на почтительном расстоянии от противника. Оставшись без всякого руководства (ведь рыцарь был не только главным бойцом «копья», но и его командиром), они немедленно превращались в бесполезную толпу.

Пытаясь решить эту проблему, крупнейшие феодалы иногда создавали из своей челяди отряды арбалетчиков, насчитывающие десятки и сотни человек и располагающие собственными пешими командирами. Но содержание подобных подразделений было накладно. Стремясь получить максимальное количество конницы, правитель раздавал наделы рыцарям, а пехоту в военное время нанимал.

http://s61.radikal.ru/i174/0909/51/4b503651b105.jpg

Наемники обычно происходили из наиболее отсталых областей Европы, где еще сохранялось большое количество свободного населения.
Довольно часто это были норманны, шотландцы,гасконцы. Позже большой славой стали пользоваться отряды горожан — фламандцев и генуэзцев, по тем или иным причинам решивших, что пика и арбалет им милее молота и ткацкого станка. В 14—15 веках в Италии появилась и наемная кавалерия — кондотьеры, состоявшая из обедневших рыцарей. На службу «солдаты удачи» принимались целыми отрядами, во главе с собственными капитанами.

Наемники требовали золота, и в средневековых армиях, они обычно в 2—4 раза уступали числом рыцарской коннице. Тем не менее даже небольшой отряд таких бойцов мог принести пользу.
Пример: При Бувине, в 1214 году, граф Булонский выстроил кольцом 700 брабантских пикинеров(копейщик, вооруженный пикой солдат). Так его рыцари в гуще сражения получили безопасное убежище, где могли дать отдых коням и найти себе новое оружие.

Миниатюра Симона Мармиона из рукописи 'Большие французские хроники' (битва при Бувине, 1214 г.). XV в.
http://s59.radikal.ru/i166/0909/8e/016ace1e3fb7.jpg

«Копье»

Рыцарь — младшее командирское звание в средневековой коннице, начальник ее мельчайшего подразделения — «копья».
Каждый феодал прибывал по призыву своего сеньора с личной «командой». Наиболее бедные «однощитные» рыцари обходились в походе единственным безоружным слугой. Рыцарь «средней руки» приводил с собой оруженосца, а также 3-5 пеших или конных бойцов — кнехтов, или, по-французски, сержантов. Наиболее богатые появлялись во главе маленькой армии.

«Копья» крупных феодалов были настолько велики, что в среднем среди конных копейщиков лишь 20—25% оказывались настоящими рыцарями — владетелями фамильных имений с вымпелами на пиках, гербами на щитах, правом участвовать в турнирах и золотыми шпорами.
Большинство же всадников были просто холопами или бедными дворянами, вооружившимися за счет сюзерена.

http://s59.radikal.ru/i164/0909/0a/40aabe2fe8ae.jpg

Снабжение

Вопрос снабжения в феодальных армиях стоял чрезвычайно остро. Как правило, воины сами должны были привозить с собой как пищу, так и фураж для лошадей.
Но такие запасы истощались быстро.
Если поход затягивался, то снабжение армии ложилось на плечи разъездных торговцев — маркитантов.
Доставка грузов в зоне военных действий была делом очень опасным. Маркитантам нередко приходилось защищать свои повозки, зато и брали они за товар втридорога. Зачастую именно в их руках оседала львиная доля военной добычи.
Где же доставали продовольствие маркитанты? Им его поставляли мародеры.

Разумеется, грабежом занимались все воины феодальных армий.
Но не в интересах командования было отпускать лучших бойцов в малоприбыльные набеги на окрестные деревни — и потому данная задача возлагалась на добровольцев, всяческих разбойников и бродяг, действующих на собственный страх и риск. Орудуя далеко на флангах войска, мародеры не только снабжали маркитантов захваченной провизией, но и сковывали вражеские ополчения, заставляя их сосредоточиться на защите собственных домов.

Рыцарское войско в бою

Тяжеловооруженный всадник с длинным копьем — очень мощная боевая единица. Тем не менее рыцарское войско было не лишено целого ряда слабостей, которыми мог воспользоваться противник. И пользовался. Недаром история доносит до нас столько примеров разгрома тяжёлой бронированной  конницы Европы.

http://i043.radikal.ru/0909/89/71787d514ae3.jpg

Существенных изъянов, собственно, было три.
Во-первых, феодальное войско было недисциплинированным и неуправляемым.
Во-вторых, рыцари часто совершенно не умели действовать в строю, и сражение превращалось в серию поединков.
Для того чтобы атаковать галопом «стремя к стремени», требуется хорошая подготовка людей и лошадей. Приобрести ее на турнирах либо упражняясь во дворах замков с кинтаной (чучелом для отработки конного удара копьем) было невозможно (Большинство рыцарей обучалось индивидуально — а значит, только индивидуальному бою).

http://s51.radikal.ru/i131/0909/17/e30ec55ecac7.jpg

Наконец, если противник догадывался занять неприступную для кавалерии позицию, отсутствие в войске боеспособной пехоты вело к самым печальным последствиям.
И даже если пехота была, командование редко могло ею правильно распорядиться.

Первая проблема решалась относительно легко. Для того чтобы приказы выполнялись, их требовалось просто... отдавать.
Большинство средневековых полководцев предпочитало лично участвовать в схватке, и если при этом король что-то кричал, то никто не обращал на него внимания. Но настоящие полководцы, такие как Карл Великий, Вильгельм Завоеватель, Эдуард Черный Принц, действительно руководившие своими войсками, не встречали затруднений с выполнением своих приказов.

Несложно решалась и вторая проблема. Рыцарские ордена, а также дружины королей, насчитывающие в 13 веке сотни, а в 14 (в крупнейших государствах) по 3—4 тысячи конных воинов, давали необходимую выучку для совместных атак.

http://s61.radikal.ru/i172/0909/36/7f2192641406.jpg

Куда хуже обстояли дела с пехотой. Европейские полководцы долго не могли научиться организовывать взаимодействие родов войск.
Как это ни странно, вполне естественная с точки зрения греков, македонцев, римлян, арабов и русских, идея поместить кавалерию на флангах представлялась им диковинной и чуждой.
Чаще всего рыцари на правах лучших воинов стремились встать в первый ряд. Отгороженная стеной конницы, пехота не могла увидеть противника и принести хоть какую-то пользу. Когда рыцари устремлялись вперед, стоящие за ними лучники даже не успевали выпустить стрелы. Зато потом пехота нередко погибала под копытами собственной кавалерии, если та обращалась в бегство. :confused:

Пример: В 1476 году, в сражении при Грансоне, Бургундский герцог Карл Смелый вывел конницу вперед, чтобы прикрыть развертывание бомбард, из которых собирался обстрелять швейцарскую баталию. А когда пушки были заряжены, приказал рыцарям расступиться. Но как только рыцари начали разворачиваться, находящаяся во второй линии бургундская пехота, приняв этот маневр за отступление, разбежалась.

Битва при Грансоне, иллюстрация из хроники 1515 года.
http://i025.radikal.ru/0909/7c/1c5472b7e0a4.jpg

Пехота, поставленная впереди конницы, также не давала заметных преимуществ.
При Куртрэ и при Кресси, бросаясь в атаку, рыцари давили своих же стрелков.
Наконец, пехоту часто ставили... на флангах. Так поступали немецкие рыцари, размещавшие воинов союзных им прибалтийских племен по бокам от «свиньи».
В этом случае пехота избегала потерь, но и кавалерия не могла маневрировать. Рыцарей, впрочем, это не смущало. Их любимой тактикой оставалась прямая атака.

(рубрика журнала:Машина времени. Арсенал.)
http://www.mirf.ru/articles.php?id=37&PagerPage=2

+8

33

иннета написал(а):

Французские же свободные крестьяне, более многочисленные, но не имевшие ни материальной поддержки, ни опытных командиров, никак себя не проявили.

Правильно. Они только бунтовали хорошо.  :angry:
Зато у французов уже тогда была коммунальная милиция из горожан.  :)

и если при этом король что-то кричал, то никто не обращал на него внимания.

:D 
Интересно, а рог и знаменосец на что? Риторический вопрос.  :D

+1

34

Конец ХI в. в Западной Европе был ознаменован началом крестовых походов, т.е. походов за освобождение Гроба Господня в Иерусалиме. Принято считать, что крестовые походы начались в 1096 г., когда начался первый поход христианских рыцарей в Палестину, приведший к завоеванию Иерусалима, и закончились в 1291 г. потерей города Акры — последней крепости крестоносцев в Палестине. Крестовые походы оказали огромное влияние на всю историю христианской средневековой Европы, особенно же их влияние было заметно в военной сфере. 

Во-первых, на Востоке христианские рыцари столкнулись с ранее неведомым им противником: легковооруженная турецкая конница спокойно уходила от удара бронированной рыцарской армады и с безопасного расстояния осыпала европейцев стрелами из луков, а турецкая пехота, использовавшая в бою еще неизвестные европейцам самострелы, ядра которых пробивали  рыцарский панцирь, производила ощутимый урон в рядах христианской конницы. Более того, турки, уступавшие рыцарям в бою один на один, превосходили христиан числом и нападали все сразу, а не поодиночке. Гораздо более подвижные, поскольку их движения не сковывал доспех, они вертелись вокруг рыцарей, нанося удары с разных сторон, и довольно часто добивались успеха. Было очевидно, что необходимо как-то приспосабливаться к новым методам ведения боя. Эволюция христианской армии на Востоке, ее структуры, вооружения, а, значит, и тактики ведения боя шла по двум основным путям.

С одной стороны, возрастает роль пехоты и лучников в военных действиях (лук, несомненно, был известен в Европе задолго до крестовых походов, но с таким массовым применением этого оружия европейцы столкнулись впервые именно в Палестине), заимствуется самострел. Массированное применение турками лучников и пехоты производит такое впечатление, что английский король Генрих II даже проводит в Англии военную реформу, заменив военную службу многих феодалов налоговым сбором (так называемыми “щитовыми деньгами”) и создав военное ополчение из всех свободных людей, обязанных являться в войско по первому зову короля. Многие рыцари, пытаясь сравняться с турками в подвижности, заимствуют у них легкое вооружение: кольчугу, легкий шлем, круглый кавалерийский щит, легкое копье и кривой меч. Естественно, что вооруженные подобным образом рыцари больше не были самодостаточны, и вынуждены были действовать в активном взаимодействии с пехотными и стрелковыми частями.   

С другой стороны, вооружение подавляющей части рыцарей эволюционирует в сторону утяжеления: величина и толщина копья увеличивается так, что им становится невозможно управлять свободной рукой — теперь, чтобы нанести удар, его нужно было упирать в выемку наплечника, увеличивается вес меча. В доспехе появляется шлем-горшок, закрывавший всю голову и оставлявший только узкую щель для глаз, панцирь становится ощутимо тяжелее, и еще больше, чем раньше сковывает движения рыцаря.  Лошадь с большим трудом могла нести такого всадника, что привело к тому, что, с одной стороны, турок с его легким вооружением не мог причинить закованному в железо рыцарю никакого вреда, а с другой стороны, рыцарь, нагруженный доспехами, не мог догнать турка. При таком типе вооружения знаменитый рыцарский копейный удар был невозможен — каждый отдельный рыцарь, во-первых, занимал слишком много места, а во-вторых, был слишком неповоротлив, — и, таким образом, бой сразу же разбивался на множество поединков, в которых каждый рыцарь выбирал себе противника и стремился с ним схватиться. Это направление развития вооружения и стало основным для европейского военного дела на протяжении всего XIII в.

Во-вторых, крестовые походы сильнейшим образом повлияли на повышение групповой солидарности европейского рыцарства, внезапно осознавшего себя единым воинством Христовым. Это осознание проявлялось в нескольких основных формах, среди которых можно назвать образование и широкое распространение военно-монашеских орденов и появление турниров.

Военно-монашеские ордена представляли собой организации монастырского типа, имевшие свой устав и резиденцию. Возглавлялись ордена великими магистрами. Члены орденов принимали на себя монашеские обеты, но при этом жили в миру и, более того, воевали. Первым возник орден тамплиеров в 1118 году, примерно в то же время возникает орден иоаннитов или госпитальеров, в Испании в 1158 году появляется орден Калатравы,  а в 1170 году — орден Сантьяго-де-Компостела, в 1199 году основывается Тевтонский орден меченосцев. Основными задачами орденов в Святой Земле стала охрана паломников, защита большей части христианских крепостей, война с мусульманами. По сути дела, ордена стали первыми регулярными профессиональными армиями христианской Европы.

Итак, подводя итоги развитию военного дела в Европе в XII-XIII вв., можно отметить несколько основных тенденций: увеличение роли пехоты и стрелковых соединений и происходившее в то же время замыкание на себя рыцарского сословия, что выражалось, с одной стороны, в дальнейшем утяжелении доспеха, превращавшем одиночного рыцаря в боевую крепость, как по грозности, так и по подвижности, а с другой — в самоорганизации рыцарства в военно-монашеские ордена, в появлении развитой системы гербов, значение которых было понятно лишь посвященным и т.д. Это нараставшее противоречие привело, в конце концов, к нескольким крупным поражениям, нанесенным рыцарям простолюдинами (например, при Куртре в 1302 году, при Моргартене в 1315 году) и к дальнейшему падению военной роли рыцарства.

Армии Средневековья. А. Марей

+5

35

Военный лагерь и Осадная башня.

увеличить

увеличить

+5

36

Быт и боевые будни средневековых солдат.

http://i045.radikal.ru/0910/a7/d1198fbbf363.jpg

Несколько иллюстраций устройства военного лагеря 14 в. с разнообразными примерами лагерных жилищ.

http://s02.radikal.ru/i175/0910/2a/d2b7d549e728.jpg

http://s55.radikal.ru/i149/0910/4f/46fd69ec0d85.jpg

http://s58.radikal.ru/i159/0910/20/5a419ce35ba7t.jpg

http://i063.radikal.ru/0910/bf/5eeabbc86451t.jpg

http://s41.radikal.ru/i092/0910/3b/7fc301ded45et.jpg

ТЕНТЫ - вертикально ориентированные шатры с круглым или овальным основанием, с одним, реже, двумя опорными шестами.
ТЕНТЕЛЛЕТЫ - шатры меньших размеров, часто с квадратным или прямоугольным основанием.
ПАВИЛЬОНЫ - горизонтально ориентированные палатки с двумя или более опорными шестами.
Понятно, что могли быть исключения, и лагерные жилища состоятельной знати могли быть смешанных типов.
Вот как, например, в "Хронике Сен-Дени" описан павильон Филиппа Храброго при Булонь-сюр-Мер (1393 г.):
     "Павильон герцога Бургундского имел огромные размеры, больше, чем все остальные. Он был столь велик и красив, что притягивал всеобщие взгляды.
Этот павильон имел форму города, окруженного деревянными башнями и зубчатыми куртинами. При входе стояли две деревянные башни, между коими был натянут полог. В центре павильона находилась главная комната, к которой, точно спицы колеса, примыкало множество других помещений, разделенных узкими коридорами".

http://i044.radikal.ru/0910/27/3d84a7d377e2.jpg

http://s58.radikal.ru/i159/0910/bd/c556cf53e2b7.jpg

Разнообразие названий лагерных жилищ отражено в различных средневековых архивных документах. Так, в одной из учетных бургундских ведомостей 1473 г. перечислены
"отремонтированные старые тенты и павильоны, 271 закупленный квадратный павильон, 32 тента, деревянный дом для герцога, два павильона для герцога Бретонского, конюшня для упомянутого герцога".
Тенты и павильоны высшей знати могли состоять из двойных пологов. Наружный слой мог быть изготовлен из камло (камлота) из козьей или верблюжьей шерсти, хорошо державшей воду.

http://s15.radikal.ru/i188/0910/02/d0b4d9a0a023.jpg

Внутри такого шатра состоятельный владелец мог повесить гобелены и расстелить половики.
Слуги обычно спали по периметру шатра, забиваясь между наружным и внутренним пологами.
Армейские тенты и павильоны были достаточно вместительными.

http://s56.radikal.ru/i153/0910/a1/64f5e02c85a8.jpg

При организации полевого военного лагеря использовались обозные телеги и специальные боевые фургоны, из которых выстраивалось внешнее и внутреннее кольцо.
Часовые охраняли ворота и отгоняли от этих"деревянных стен" всякого, кто к ним приближался.

http://s56.radikal.ru/i152/0910/d4/7c35b1fa7bf4.jpg

http://i023.radikal.ru/0910/e1/5c25e03a1548.jpg

http://s61.radikal.ru/i172/0910/46/7b371f12f95dt.jpg

А вот описывали бургундский лагерь средины 15 века:
"Лагерь был превосходно организован, как ни один в мире. Он походил на большой город, в котором палатки образовывали улицы и перекрестки, с площадями, с тавернами, как в Париже. Сооруженные из повозок стены очень тщательно охранялись вооруженными людьми, так, что никто не смел к ним подойти".

http://s57.radikal.ru/i155/0910/ac/dfb4d0d0fd86.jpg

http://i081.radikal.ru/0910/df/c03dfdfd45d3.jpg

Жизнь "зольдат"в средневековом полевом лагере была суровой.
Солдаты спали в палатках вповалку и на чем придется. Это хорошо, если лагерь разбит на неделю.
А если на 10 месяцев, да в зимнее время, где радости зимней кампании - отмороженные конечности и замерзшая вода?
Ночью в лагере отнюдь не было тихо. Вдоль периметра ходили часовые и усиленные патрули, которые периодически громко перекликались (на каждые сутки начальник караула получал новый пароль и ночной клич).
Шастали туда-сюда мелкие воришки из числа обозных, так и норовя что-либо спереть.
Сами обозные и обслуга спали во временных шалашах и под телегами, норовя по тихому забраться под полог палатки, откуда их с руганью выпинывали.
Ранняя побудка происходила по звуку трубы. Продрогшие солдаты жались к кострам. Жрать было нечего, счастливчики, сохранившие корку хлеба и глоток мутного вина, перекусывали на ходу.
Производилась перекличка, назначались наряды на работы и службу. Первый завтрак, если позволяли условия, производился около 11 пополуночи.
Ели артельно. По округам шастали банды оголодавших мародеров, выискивая съестное.
Недостаток пищи ощущался всегда.
Его ощущали и состоятельные сеньоры, которые во время долгих полевых стоянок старались селиться в хижинах или близлежащих монастырях.
Вдобавок к этому, уже понятная антисанитария, от которой народ периодически помирал, и обычная поножовщина во время азартных игр.

http://s47.radikal.ru/i115/0910/00/89ca6d13ca50.jpg

http://s57.radikal.ru/i156/0910/3a/4a5b0166e57e.jpg

Вот что, например, писал из-под Нейса бургундский вельможа Филипп де Круа:
"Я расположился в аббатстве в маленькой спальне, в которой раньше проживали люди более религиозного склада, чем теперь. Здесь ежедневно я становлюсь свидетелем многих пороков нашего мира. Одни поют и играют на флейте, другие плачут и скорбят по мертвым родственникам.В одних комнатах полно шлюх, в других - крест, ведущий бренное тело в могилу".

http://i081.radikal.ru/0910/29/9f829e404872.jpg

Женщины в лагере - тема многогранная и бесконечная.

Перво-наперво - это прачки. Стирали бельишко, т.к. одежду, как правило, стирать не догадывались, от чего бойцы были грязными.
Ингда, правда, стирали и верхнюю одежду, т.к. защитники во время приступов опрокидывали на штурмующих чаны с разведенными в воде фекалиями.

http://s15.radikal.ru/i188/0910/40/c2e1c36f1b77.jpg

Часто прачки выполняли функции случайных часовых.
Пример: Именно прачкам Карл Смелый был во многом обязан своим спасением во время льежской диверсии в 1468 г.
Прачки увидели льежскую "зондеркоманду" и подняли крик. Льежцы тут же прирезали несчастных, за исключением одной, которая плюхнулась в канаву с водой и подняла такой истошный визг, что, наверное, чертям в аду стало тошно. Понятное дело, диверсия "по-тихому" сорвалась.

http://i002.radikal.ru/0910/11/9b8f1bcf7022t.jpg

http://s45.radikal.ru/i107/0910/a2/ecacd32ff210t.jpg

Другая функция тоже не менее важна - продажные женщины.
Из-за них все беды и солдатские бунты, из-за них устраивали совершенно безобразные драки.
Но это больше относится к англичанам.  Немцы, те больше дрались из-за азартных игр.
Пример: В лагере императора Фридриха в 1475 г. дважды вспыхнули кровавые разборки из-за проигрыша в кости. Оба раза с поножовщиной, десятками трупов.

Здесь вот видны и трупы животных, и поножовщина,под навесом выдают по всей видимости жалование.
http://i043.radikal.ru/0910/f4/d8d2d8dd1589t.jpg

Карл Смелый, чтобы унять тягу солдат к драке из-за шлюх, в Сен-Максиминском ордонансе поместил параграф, согласно которому каждую роту (900 человек по списку) могли сопровождать не более 30 продажных женщин. Запреты не не помешали женщинам просочиваться в армии.

http://i035.radikal.ru/0910/c8/c3bd5d3547dct.jpg

А еще люди в лагере развлекались по всякому. Маттео Виллани*** упоминает скачки и рыцарские турниры, забеги пехотинцев, и что самое пикантное забеги продажных женщин

(***флорентийский хронист, историк и государственный деятель.В произведениях Виллани средневековое мировоззрение сочетается с реалистическим описанием событий. Хронику Виллани продолжили его брат Маттео Виллани (до 1363), а затем племянник Филиппо Виллани (до 1364))

Внутренний распорядок лагерной жизни хорошо известен по "Лагерному уставу" маркграфа Бранденбургского от 1462 г.
Так, согласно этому документу, охрану ворот нес караул из 100 человек. На ночь вдоль периметра лагеря разжигались костры, а караул ворот удваивался.
Командир караула получал новый пароль и ночной клич.

Драки.

Пример из немецкой истории 1475 г.: "Базельскую хроника".
Апрель месяц. Лагерь армии немецкого императора Фридриха 3.  В кратце суть такова.
Базельский "военный слуга" продул в кости своему напарнику "вечером субботы", возник спор, и проигравший прикончил напарника ударом ножа. Ну, и понеслась! В драке приняли участие 800 (!!!) человек. 
Часто солдаты дрались или ссорились по национальному признаку.

Постой в городе

Ингда гарнизонные части были расквартированы в различных населенных пунктах тех или иных провинций.
Конечно, местное население далеко не всегда приветствовало наличие прожорливой солдатни у себя под боком, но приходилось мириться.
Расквартированные солдаты не должны были оставлять роту или свое жилье ради собственных дел или иной причины.
На квартире солдатам за счет владельца жилья должна была обеспечиваться домашняя утварь.
Ну, и безобразничали, конечно в городах. К дамочкам и девицам приставали, их мужей били, хозяина дома любили отправлять за вином, купленным, к тому же, за его собственные деньги.
Солдат, стоящих лагерем или на постое в городе, время от времени (с приближением военных действий чаще) приходилось выводить в поле или на плац и тренировать.
Также проводились строевые смотры, которые являлись инспекциями, на которых отслеживали боеспособность роты и соответствие списочного состава реальному количеству человек.

Перед сражением

http://i006.radikal.ru/0910/60/133b79625d9f.jpg

Перед боем у средневековых солдат, так же, как и у современных, появлялась вполне объяснимая нервозность. Ее пытались сбить по разному.
Перед Монлери, например, бургундцы раскрыли несколько бочек вина.
Перед Азенкуром у англичан постоянно играли музыкальные инструменты для поднятия боевого духа.
Перед Монс-ан-Вимо бургундцы долго не могли решиться на атаку.
Перед Муртеном швейцарцы бравировали показной веселостью.
Перед битвой далеко не всегда успевали поесть, зато обязательно молились, вверяя свою судьбу руке Господа.

Солдаты уделяли большое внимание всевозможным предзнаменованиям.
Так, швейцарские летописцы писали, что вышедшее из-за туч солнце воинство восприняло, как добрый знак.
А вот что случилось перед сражением при Отэ(франко-фламандское сражение)
"Знаменосец герцога Бургундского по имени Жермен де Куртем, который случайно упал на колени во время марша, чем встревожил многих, увидевших в этом неблагоприятное предзнаменование, но при помощи своих охранников он быстро поднялся и в течение всего дня вел себя весьма благородно".
Перед боем полководцы произносили пламенные речи, стараясь поднять боевой дух своих бойцов.

http://s53.radikal.ru/i141/0910/68/51e142cdc631.jpg
Тоже форум.http://www.tforum.info/forum/index.php?showforum=33

Отредактировано иннета (2009-10-10 00:05:58)

+7

37

Построение клином

Как построение воинов в виде треугольника или трапеции, клин описывается военными теоретиками древности (Асклепиодот, Элиан, Арриан, Вегеций  ;) ) и изображается ими как эффективное наступательное средство, позволяющее "разрезать" вытянутый по фронту неприятельский строй и тем самым одержать победу.

http://s42.radikal.ru/i097/0910/4d/2415d1cc6937.jpg

В практике военного дела словом "клин", судя по всему, обозначалось просто компактное и достаточно глубокое расположение воинов.
Этот боевой порядок предназначен для прорыва боевого строя противника. Впервые был применён в 371 году до н.э. в битве при Левктрах Эпаминондом против Клеомброта. Колона из 50 шеренг прорвала спартанскую фалангу.
Так, Ливий (Тит Ливий-один из самых известных римских историков) именует клином эллинистическую македонскую фалангу, имевшую гораздо более плотный и глубокий строй, чем римский легион. Клином у Ливия строятся и испанцы, когда, не сумев оттеснить римлян своим обычным способом - метанием копий и дротиков, предпринимают решительный натиск. Об использовании построения клином германцами свидетельствует Тацит.

Чтобы сохранить строй к решающему моменту схватки, она подходила к противнику шагом, была «покойна и невозмутима, подъезжала не торопясь, как если бы кто-нибудь ехал верхом, посадивши впереди себя на седло невесту»- как писал один средневековый автор.

Типичное построение "клином" (Panzerkeil) характерно для немецких рыцарей.

http://i074.radikal.ru/0910/b1/c6c37d2cb945.jpg

"Свинья" представляла собой четырёхугольник от 33 до 43 шеренг, шириной от 11 до 17 бойцов в каждой шеренге. Дисциплина Монашеского ордена была высока, и он мог позволить подобное построение. В битве на Чудском озере 5 апреля 1242 года немцы построились в "клин" из 30-35 отборных рыцарей-ливонцев во главе с вице-мейстером Андреасом фон Вельвеном. Они были построены в 5 шеренг: первая-три рыцаря, вторая-пять, третья-семь, четвёртая-девять, пятая и последняя одинадцать. За ними следовала колонна кнехтов. За конными кнехтами следовали ополчения из конных чуди(жители завоёванных орденом земель Литва,Пруссия и т.д.).

В 1943 году на Курской дуге, в операции "Цитадель", построение немецких танков, в большинстве случаев выполнялось в боевом порядке "клин".

http://s43.radikal.ru/i102/0910/da/6a95ea84a2ef.jpg

Это построение было издавна придуманный для тяжёлой конницы.
«кабанья голова», или «свинья», как называли его русские дружинники.
По предположению А. Н. Кирпичникова,

"клин" применяли и русские дружинники (это слово встречается в летописях при изложении военных событий, но другими понимается как название населенного пункта). Однако он реконструирует его сообразно взглядам военных теоретиков прошлого - как треугольное построение для нанесения таранного удара человеческой и конной массой, сохраняющее свою форму и в ходе рукопашного боя.
(военно-исторический журнал  Para/bellum)

Но это только версия, потому как сохранить строй под градом стрел и когда впереди едущий падает вместе с лошадью... :canthearyou:

Рыцарские отряды  применяли короткое по фронту и глубокое построение(колонной и клином).  Его назначение, по Дельбрюку, - организованно приблизиться к противнику на расстояние атаки.
        Рыцари старались сохранить силы коней для атаки, экономя их  для решающего броска и схватки. Потому как тяжёлое снаряжение изматывало животных.
До последнего момента ехали рысью, даже шагом. Вот в это-то время они и представляли собой идеальную мишень для лучников и арбалетчиков противника.
Колонна и клин ещё позволяли уменьшить количество людей, подвергаемых риску поражения стрелой.
На расстоянии примерно 200 м от противника клин "растекался" в стороны и бросал коней в более быстрый аллюр.

Норманнский хронист Амбруаз пишет:

Наипрекраснейшие воины христиане,
Которых только видела земля,
Они смыкали строй,
Казавшись скованными из железа,
Строй боевой их был широк исилен,
Способен выдержать любой натиск врага.
Арьегард же полнился
Добрыми рыцарями столь обильно,
Что нельзя было разглядеть их лиц
Иначе как сверху.
И яблоку было некуда упасть
Средь воинов в латах и доспехах.

Исследователи считают, что Амбруаз описывает в этих строках именно построение клином.

Отредактировано иннета (2009-11-26 22:42:24)

+7

38

Гарнизон английского замка

http://i033.radikal.ru/0910/06/7ba05c83f793.jpg

Вопросы состава гарнизона замков в Высокое Средневековье, его численность, принципы формирования, стоимость содержания относятся к малоизученным.
Причиной этого является недостаток достоверных документальных источников для большинства регионов Европы. Исключением здесь является Англия.
Благодаря тому, что большинство важных замков либо находились в королевской собственности, либо частично финансировались и контролировались королевским казначейством, здесь велся регулярный учет ленов и феодальных обязательств.
Уже вскоре после завоевания в Англии была произведена первая перепись, по итогам которой составлена т.н. Книга Судного Дня, Domesday Book (1086), с середины 12 в. сохранились т.н. Pipe Rolls, документы казначейства, которые становятся регулярными с начала 13 в.
Благодаря этому вопросы гарнизонной службы в Англии достаточно хорошо изучены.
Члены гарнизона замка входили в него на различной основе: рыцари и сержанты рыцарского происхождения, несшие службу в рамках вассальных обязательств; наемные сержанты, конные и пешие, служившие за плату и постоянная обслуга, проживавшая в замке.
Документы наиболее подробно и уже с раннего периода освещают вассальную службу; по наемной службе регулярные материалы появляются лишь в 13 в.;  а постоянные члены гарнизона, такие как дозорные или капеллан, отдельно упоминаются в документах 13 в. крайне редко. Соответственно лучше всего изучена рыцарская служба.

http://s11.radikal.ru/i183/0910/c5/2b38ba519bc5.jpg

В середине 20 в. C.Пайнтер изучил материалы по рыцарской службе в по крайней мере 42 английских замках.
Из этих 42-х замков 11 являлись королевскими, а 31 – барониальными – к последней группе отнесены Валингфорд (Wallingford) и Тикхилл (Tickhill), содержавшиеся одним благородным родом каждый, хоть формально они и считались королевскими.
Несмотря на то, что сохранилось немало документов, но в вопросах организации гарнизонов они носят лишь отрывочный характер.
Только для Ричмонда (Richmond) и Гастингса (Hastings) доступна подробная информация, что объясняется их важным стратегическим положением.

http://s49.radikal.ru/i124/0910/34/bfa8053b105f.jpg

Обычно обязывались выставить полностью экипированного всадника сроком на 40 дней в год.
В некоторых случаях оговаривалось, что служба является обязательной лишь во время войны, в других она должна была нестись ежегодно.
Порой варьировались продолжительность или качество службы. Так это могли быть 20 дней вместо 40 или сержант вместо рыцаря на весь период.

http://i051.radikal.ru/0910/08/713a478b6da0.jpg

В мирное время средний барон должен был доверить защиту своего замка привратнику, часовому и одному-двум рыцарям своего дома, тогда как вассалы имели обязательства по поддержанию более значительных сил в случае войны. Если стратегическое положение делало необходимым содержание постоянного гарнизона, то сроки службы увеличивались, как это было в Ричмонде и Гастингсе.

http://i077.radikal.ru/0910/c4/2981dc0fbf69.jpg

В наиболее важных королевских замках постоянный сильный гарнизон обеспечивался совместной службой нескольких бароний.
Лучшим примером здесь может служить Дувр (Dover), считавшийся ключом к Англии. Его обеспечением занимались 9 бароний.
Крупнейшая из них, домен констебля Хоули (Haughley), включала 56 рыцарских фьефов.

http://s50.radikal.ru/i127/0910/f2/8ad9a5d8941c.jpg

В первый век после норманнского завоевания крупные барониальные и королевские замки охранялись сильными феодальными гарнизонами, выставлявшимися группами бароний. Когда внутреннее положение стало спокойней, король и бароны сочли такие гарнизоны излишними и в мирное время.
Как следствие, хозяин замка стремился заменить службу денежной выплатой по самой высокой ставке, которую вассалы готовы были заплатить.
На эти деньги он мог нанять маленький надежный гарнизон. Этот процесс, вероятно, начался при Генрихе II.

http://s56.radikal.ru/i153/0910/95/ba0d81a550e5.jpg

Гаринизон военного времени мог отличатся от гарнизона мирного времени в десятки раз.
По документальным и хроникальным данным, в такое время гарнизоны увеличивали лишь по необходимости и стремились сократить, как только опасность уменьшалась.
Средняя величина гарнизона по документальным источникам 91 воин (рыцари, конные и пешие сержанты), а минимальное значение равно 52, максимальный гарнизон равен 900 воинов. Данные, полученные из хроник, дают значительно большие числа: 233, 100 и 2121 соответственно.
Следует отметить, что крупные гарнизоны существовали лишь короткое время, естественно если речь не идет об осажденном замке.

http://s60.radikal.ru/i170/0910/6e/9501b766ff36.jpg

В мирное же время гарнизон оставался небольшим.
Даже такой важный замок как Виндзор, нередко принимавший королевский двор, имел небольшой гарнизон мирного времени: в 1194 – 23 воина (3 рыцаря, 10 конных и 10 пеших сержантов), в 1229 гарнизон был и того меньше – 1 рыцарь и 6 сержантов и арбалетчиков, в течение года он временно усиливался неизвестным числом сержантов. :confused:

http://s05.radikal.ru/i178/0910/47/f864f7d52cf0.jpg

В гарнизонах небольших замках зачастую был всего один рыцарь даже в военное время.
Так в замке Бамбург (Bamburgh) в начале 1221 гарнизон состоял из рыцаря-констебля и трех арбалетчиков. Кроме этих воинов в замке отдельной статьей указан привратник. Видимо в составе гарнизона замка минимум один привратник был постоянно, однако его, как и другой постоянный персонал, например капеллан и часовые, крайне редко упоминают в документах.

О выплате жалования, о замковом гарнизоне лорда Клана и много другое здесь:
Мир замков.
http://zamok.h14.ru/st/st_a.html

+6

39

(отрывок из книги "Средневековый военный костюм"Дугласа Миллера и Г. А. Эмблтона. Перевод Клуб «Берн»)
http://www.bern.ru/

Кем был простой пехотинец?
Он был одним из сотен и тысяч людей со своей собственной судьбой. Он мог быть выходцем из деревни или городка, иногда и из большого города.
Он мог быть бродягой, завзятым преступником, заскучавшим в цеху ремесленником, или мелким торговцем, ищущим приключений, возможности вырваться из привычной среды, или верным слугой своего сеньора или короля.
Он мог выполнять свои вассальные обязательства всместе со своими соседями, покинуть плуг в поисках славы или в погоне за легкой поживой.
Он мог быть профессиональным и хорошо оплачиваемым ветераном, с полным кошелем денег, или обманутым крестьянином, больным и голодным, оставленным позади отступающей армии.
Для некоторых это была многообещающая карьера. Роберт Льюер начинал как простой пехотинец, и поднялся на службе во время правления Эдуарда II до констебля замка Олдхэм. В период частых войн удача могла как неожиданно прийти, так и отвернуться от человека.
Помимо доспехов и оружия, возможно, он брал на войну коту, или какие-то другие вещи, предоставленные его городом или хозяином - солдатское снаряжение не простиралось дальше его личных вещей: кошелек, нож, ложка, миска, одежда, белье, плащ и постельные принадлежности, взятые из дому.
Обычно к общему месту сбора армии солдаты продвигались небольшими группами, у них, возможно, были котлы, какие-то инструменты, а то и телега, или лошадь, если удача улыбалась им .

http://i001.radikal.ru/0910/42/53ec21a5f48d.jpg

В армиях, центром которых являлись конные рыцари, их пешие соратники и территориальные ополченцы составляли массу пехоты, чьей основной задачей было образовать резерв для защиты обоза и конницы, когда той требовалось перегруппироваться. Пехотинцы могли довершить разгром разбитого врага; надо заметить, однако, что тренированные пехотные соединения, появляются не раньше середины 14 века.

http://s48.radikal.ru/i122/0910/88/c5f453ed0389.jpg

Нарастающие значение лучников в английской армии и рост по всей Европе богатых независимых городов, которым требовались надежные защитники, привело к росту значимости пехоты и повышению требований к ней.
Города готовили свое ополчение, некоторые горожане ставили вместо себя рекрутов, некоторые присоединившиеся к отрядам ополченцев были преступниками и надеялись получить королевское помилование за военную службу.
Наемники всех мастей являлись частью любых армий. Некоторые командиры с энтузиазмом нанимали их в большом количестве, другие - с неохотой и подозрением. Некоторые оказывались верными, другие по одиночке или целыми отрядами, иногда просто толпами, шли на любую войну в надежде заработать денег и пограбить.

http://s43.radikal.ru/i101/0910/c0/6a61ac22cb32.jpg

+7

40

Боевой клич

http://s51.radikal.ru/i133/0911/8c/dcb8376865a5.jpg

Военные кличи были известны ещё в глубокой древности.
У каждого рыцаря и мало-мальски уважающего себя военначальника была своя кричалка, с которой он бросался в кровавый бой и вёл на верную смерть своих людей. Основных функций у боевого клича было несколько:

* во-первых, собрать и построить людей,
* во-вторых, зарядить их на подвиги,
* в-третьих, чтобы своих от чужих отличить было проще в пылу боя

Ну и понятно, что боевой клич должен не только лаконично выражать цель (желательно, благородную) войны, но и ЦЕПЛЯТЬ людей, мотивировать, пробуждать веру в победу и делать воинов сильнее.

Примеры:

    * боевой клич времен крестовых походов Готфрида Бульонского - “Так угодно Богу!”.
От такого любой страх в миг бы испарится, ведь ты делаешь богоугодное дело, а значит, прав в любом случае, а значит победишь обязательно, ведь сила в правде, у кого правда, тот и сильнее.
    * Клич Монмаранси (снова про Бога,но не только:) “Да поможет Бог первому христианскому барону!”
    * Клич англичан: «Святой Георгий и веселая Англия!»(Св.Георгий был покровителем старой-доброй рыцарской Англии). Позднее этот клич усовершенствовали заменив:   “Бог и моё право!”

http://i028.radikal.ru/0911/97/117ca8a2c27f.jpg

«бедные рыцари Христа и Храма Соломонова (тамплиеры») – кличем «Босеан!» (Beauseant)

http://i063.radikal.ru/0911/8f/7541c16cd454.jpg

Тевтонские рыцари Пресвятой Девы Марии:«Христос воскресе!»

http://s52.radikal.ru/i137/0911/7b/06b0b41af5d8.jpg

+6

41

Репрессии как необходимое условие строительства вооруженных сил и ведения войн
Ю.Киршин, генерал-майор в отставке, доктор философских наук

В государствах всех локальных цивилизаций политические репрессии являлись необходимым условием строительства армии, поддержания дисциплины, необходимым условием ведения войн. В Древней Греции Филипп Македонский, зная, что его солдаты боятся скифов, ставил в задней линии боевого порядка отборные конные части и приказывал убивать всякого, кто побежит.

В армии Древнего Рима существовала децимация. Если легион нарушал приказ командира, бежал с поля боя, казнили каждого десятого.
Император Валентиниан постановил за нанесение солдату себе телесных повреждений для уклонения от воинской повинности карать сыновей ветеранов (они были обязаны служить в армии) сожжением заживо.

Ганнибал ставил во второй линии вспомогательные войска, которые состояли из воинов различных национальностей. За ними стояли карфагеняне. Вспомогательные войска не могли бежать, так как карфагеняне закрывали им дорогу. Они вынуждены были сражаться.

В Древней и средневековой Индии бежавших с поля боя забивали камнями или сжигали живьем, обложив травой. Функции конницы состояли в том, чтобы осуществлять надзор за дисциплиной в войсках.

Представитель китайской цивилизации Сунь-цзы создал учение о «Месте смерти» и практически его использовал. «Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не боятся; когда у них нет выхода, они держатся крепко… По этой причине солдаты без всяких внушений бывают бдительны, без всяких побуждений обретают энергию, без всяких уговоров дружны между собой, без всяких приказов доверяют своим начальникам», – разъяснил Сунь-цзы. Сторонником учения «Место смерти» был У-цзы. Он доказывал, что «Место смерти» – это по существу «Место жизни»: «Когда считают смерть в бою неизбежной, остаются в живых». Учение о «Месте смерти» использовалось в различных трактовках фактически во всех локальных цивилизациях, используется оно и в современных войнах.

В Китае были жесткие наказания за нарушение дисциплины. Казнили солдат даже за шум в строю. В китайской армии существовала круговая порука в пятерках и десятках. Если виновника не выдавала пятерка или десятка, то казнили всех.

Когда У-цзы воевал с циньским царством, один из его воинов, стремясь отличиться, самовольно покинул свое место в строю, ворвался в ряды противника и с торжеством вернулся, неся трофеи – головы двух убитых им вражеских воинов. Однако У-цзы увидел в этом не подвиг, а нарушение дисциплины и казнил храбреца.

За невыполнение солдатами приказа казнили их жен, детей. Казнили и военачальников за действиях их подчиненных.

В войнах китайцы использовали и заградительные отряды. Во время сражений было три ряда всадников. Если передний ряд отступал, задние ряды могли закалывать отступавших, не давая возможности бежать.

В Арабском халифате применялись жестокие телесные наказания. Однако во время военных действий и при нахождении на вражеской территории рекомендовалось избегать применения к мусульманам телесных наказаний.
При штурме османами Константинополя (1453 год) первую волну образовали башибузки (многоязычное нерегулярное войско). Их ударами плетей и железных прутьев подгоняли вперед шедшие за ними шеренги военной полиции.

В Византии идея заградительных отрядов была заложена в структуре боевых порядков, который состоял из двух линий. В этом случае воины первой линии сражались храбрее, никто из первой линии не мог убежать, так как находился на глазах воинов и командиров второй линии. Военное право Византии носило устрашающий репрессивный характер. Из 20 статей военно-уголовного кодекса «Стратегиконе» Маврикия смертная казнь исключалась только в 5 статьях.

В западноевропейской цивилизации также широко использовались репрессии. В частности, использовался метод «клин клином вышибают», когда воины боялись своих начальников больше, чем противника. По мнению Фридриха Великого, солдат «должен больше бояться своих командиров, чем врагов». Репрессии в Германии велись с целью уничтожения человеческого достоинства. В XIX веке провинившегося солдата ставили на четвереньки.

В Пруссии при короле-философе офицер, капрал мог забить любого солдата. В Швейцарии в XV веке паникеров и дезертиров находящийся рядом воин обязан был заколоть. В арьергард выделялись воины, которые убивали всех, кто нарушал боевой порядок. В средние века швейцарцы карали смертью того, кто покидал ряды из-за страха перед артиллерией. В государствах западноевропейской цивилизации за малейшие проступки солдат гнали сквозь строй, били шпицрутенами.

Маршал Франции Монлюк ставил позади войск заградительный отряд; убивали тех, кто покидал строй и бежал с поля битвы. Фридрих II в качестве заградотрядов использовал тыловые шеренги из унтер-офицеров.
Репрессии применялись и в России. Особенно жестокими были уставы Петра I. Использовались следующие виды телесных наказаний: битье шпицрутенами, кнутом, розгами, батогами; ссылка, тюремное наказание.
Артикул возродил не типичные для России наказания: прожжение языка раскаленным железом, вырывание ноздрей; отсечение руки; клеймение, отрезание ушей и носа. Видами смертной казни были: четвертование, колесование, обезглавливание, расстрел, повешение, залитие горла раскаленным металлом, сожжение.

+6

42

Берфруа, или осадные  башни.

http://i015.radikal.ru/0912/39/6874731027ae.jpg

осадные  башни находили применение на протяжении всего периода Средневековья.
Идея состояла в том, чтобы создать огневую позицию на уровне крепостной стены противника, чтобы можно было бы эффективно обстреливать врага на этапе приближения осадной башни к замковому укреплению, и высадить десант по мостикам на стену, когда процесс сближения закончится.
Впрочем, не всегда берфруа использовались по прямому назначению – иногда они только отвлекали внимание, чтобы осаждающие смогли закончить свой подкоп. ;)

http://i072.radikal.ru/0912/d0/34e3061993a6.jpg

На осадные башни могли дополнительно устанавливаться тараны, катапульты и прочие нетяжелые машины – но опять же, главная функция этих штук – доставить в целости и невредимости на крепостную стену отряд пехоты.
Обычно башни имели многоуровневую структуру с множеством лестниц внутри и мостиков выхода на стену снаружи.

Чтобы хитрые враги не подпалили берфруа, как только заметят её на горизонте, вся деревянная конструкция была надежно спрятана под шкурами животных, листами железа. Плюс внутри имелись ёмкости с водой для того, чтобы в случае возникновения пожара, залить его.

Строились такие башни в отделении от осажденного замка и потом подкатывались либо по специальной насыпи, либо дорожке, выложенной досками, и стороились обычно из подручного материала (леса, либо даже частей кораблей).
Иногда, очень редко, но такие случаи тоже задокументированы – осадные башни доставляли в разобранном виде к месту сражения, где отряд умельцев их в короткие сроки собирал до боевой готовности.

http://s61.radikal.ru/i171/0912/df/0ac713a38b23.jpg

Чтобы берфруа начала двигаться, её либо толкали/тянули веревками – но это было очень опасно – элементарно, всех бурлаков, тащащих «что-то неведомое-опасное», могли перестрелять от греха подальше обороняющиеся.

    * Уже в 885 году викинги при осаде Парижа применяли крытые осадные башни на 16-ти колесах каждая.
    * Башня Хаиме Арагонского при штурме Мальорки имела съёмные заграждения, несколько платформ.
    * А башня осаждающих Лиссабон в 1149 году имела итого 29 метров высоты.

Осадные башни не были идеальным оружием. Они могли:

  * застрять по дороге,
  * сгореть,
  * быть захваченными отрядом штурмовиков противника,
  * не говоря о банальных несчастнвх случаях, один из которых произошёл с братьями-меченосцами(Ливонский орден) во время их Крестового похода в Прибалтику , огромная осадная башня которых попросту перевернулась от сильного порыва ветра. :canthearyou:
http://citadelblog.ru/o-klube/

+7

43

Свечин А.А. - Эволюция военного искусства т 4

Выдержки.

"В XII веке окончательно  сложился господствующий рыцарский класс; до этого времени он имел открытый характер
- каждый рыцарь мог ударом меча посвятить в рыцари любого воина, но с этого времени
выдвигается требование, чтобы посвящаемый происходил от родителей-рыцарей;
рыцарское достоинство получает тесное, обособленное значение; то, что раньше
подразумевалось под рыцарством, теперь разделилось на собственно рыцарей и
сержантов, кнехтов{63}, вооруженных слуг.
Возникновение этой перегородки в военной касте между рыцарями и не рыцарями имело
основы и в тактике и в общей структуре средневековья. Армия должна иметь скелет.
Средневековая государственная власть не могла дать военного воспитания, и последнее
являлось исключительно достоянием семьи и класса. Род оружия ставился
наследственным, рождение - родом оружия. При отсутствии тактических единиц успех
боевого столкновения ставился в исключительную зависимость от квалификации
отдельных воинов, сохранять квалифицированного воина могли только совокупные
усилия семьи и класса. Обучение имело чисто индивидуальный характер. Единственными
центрами обучения являлись княжеские дворы. Социальное положение и классовое
сознание предъявляли к рыцарю крупные требования, воспитывали его в определенной
морали и развивали в нем до крайности славолюбие. Трусливый или слабый рыцарь -
это был, прежде всего, изменник своему классу. Неподходящих для военной карьеры сыновей феодалы направляли в духовное звание. Сложилась и нашла свое выражение в  сагах и песнях особая рыцарская идеология, с рыцарским идеалом прекрасного, с  призывом рыцаря к самодисциплине, с указанием на его высокую задачу - быть слугой вечных идей, представляемых церковью; рыцарь должен отличаться от простых
смертных утонченным обращением - он тянется к придворным манерам; средневековый
писатель, описывая, что должен знать рыцарь, требует, чтобы рыцарь знал, как подавать
кушанья и как служить за столом. Рыцарство в беспрестанных войнах упражнялось во
владении оружием, а в периоды мира тренировалось в нем на турнирах. Турниры
родились во Франции; сначала на турнирах рыцари показывали свое искусство в верховой
езде, а затем турниры обратились в одиночные или массовые поединки на тупых копьях;
иногда, при тяжелом вооружении, турниры происходили и на остром оружии. Тщетно
церковь стремилась запретить эти очень опасные упражнения (Реймский собор - 1131 г.);
мода на них распространилась из Франции на весь Запад.
Другая причина, вызвавшая выделение рыцарского класса, заключается в усложнение
рыцарского снаряжения. До IX века воины были исключительно конные, с хорошим, но не
слишком тяжелым предохранительным вооружением, которые дрались как на коне, так и
пешком; существовал только один род оружия, который решал все выпадавшие на войне
задачи. Однако, затем, с каждым столетием средневековья, рыцарское вооружение
становилось все более тяжелым. Начиная, с XII века, бронировались не только всадники,
но и лошади. Рыцарь на походе сделался несамостоятельным, ему понадобилось несколько
лошадей и вооруженных слуг. Выяснилось значение метательного оружия. Рыцарю
оказались нужны стрелки, которые прикрывали бы его от неприятельских стрелков; появились пешие лучники и копейщики, оруженосцы, пажи, а после опыта Крестовых  походов - конные лучники, по примеру восточных народов. В помощь рыцарям  народились новые роды оружия.

Копье.

Роды оружия могут группироваться или по специальностям, - но для этого
нужны тактические единицы, или же они могут нарастать около главного рода оружия,
образующего скелет армии.
В средние века, при полном отсутствии возможности создать тактические единицы, все роды оружия распылялись по главному - по тяжело  вооруженным всадникам, образуя так называемое копье. Копье состояло из рыцаря,
оруженосца, конного и пешего лунников, пешего копейщика - обыкновенно от 4 до 7
человек. Свита рыцаря, образовывавшая вместе с ним копье, имела резко второстепенное значение. 100 конных (рыцарей) стоят 1000 пеших - обычно утверждали в средние века.
До XII века эта рыцарская свита являлась некомбатантами и могла
употребляться только для фуражировок и охранения. Последовательно она стала получать
несколько большее значение. Не надо забывать, что и сам рыцарь представлял чью-то
свиту, и в руках сеньора оставалось право для данной боевой задачи сгруппировать
отдельные элементы из копий его вассалов.
Создание копья провело грань между рыцарями, стоявшими в голове копья, и другими
военными элементами, которые получили вспомогательное значение. Вспомогательные
роды оружия имели свои особые социальные корни, которые их комплектовали; это были
менее удачливые старые профессиональные воины, не поднявшиеся до рыцарства, пажи,
кандидаты в рыцари, конюха. В крестовых походах, вследствие обезлошадивания в Сирии,
много конных воинов стали пешими и, не владея луком, остались копейщиками.
Роль пеших копейщиков привилась, и на Западе новый элемент - горожане - часто
помогали рыцарям в роли пеших копейщиков.
Рыцарское звание, особенно в более богатых районах, прельщало далеко не всех. Балдуин
Фландрский в 1200 г. счел необходимым начать борьбу с уклонением от рыцарского  звания и издал декрет - сыновья рыцарей, до 25 лет не добившиеся звания рыцаря, должны рассматриваться законом, как лица крестьянского сословия.
Во Франции и Англии также были установлены штрафы за уклонение от рыцарского достоинства.
Разумеется, существовали - и в военно-техническом, и в социальном отношениях -
переходные ступени к рыцарству - были обедневшие рыцари, выступавшие в чужом
вооружении, были не рыцари в тяжелом вооружении, пажи и оруженосцы благородного
происхождения, подготовлявшиеся к тому, чтобы самим стать рыцарями. Чем строже
становилось в XIII и XIV веках социальное деление, тем меньший процент подлинных
рыцарей встречается в голове  копья и тем больший - кнехтов в тяжелом вооружении,
сержантов.
В 747 г. папа Захарий в письме к мажордому Пипину еще высказывал мысль, что миряне и
воины должны защищать страну, а духовенство - давать советы и молиться. Но в начале
IX века военное дело являлось уже настолько уделом касты, народные массы настолько
были отодвинуты от военного дела и рыцарство в военной касте заняло настолько
господствующее положение, что сложилась формула: "народ должен работать, рыцари
воевать, духовенство - молиться". В течение семи веков эта формула оставалась
действительной, поскольку сохранялись предпосылки феодальной системы.

Отредактировано Marion (2009-12-28 10:57:31)

+4

44

Средневековая дисциплина.

В средние века наблюдался известный порядок, иерархия, субординация, послушание приказу, но дисциплины в римском и современном значении
этого слова, как воспитания привычки к безусловному повиновению, связанному с
понятием дисциплинарной власти, подчиняющей и смиряющей самовольные порывы,
эгоистические стремления, - не было, и такая дисциплина была совершенно чужда
средневековью. Феодальный строй связан с чувством независимости, с нежеланием
баронов, чувствующих у себя в поместье государями, склонить свою волю перед высшим
авторитетом. Сын идет против отца, герцог против короля, граф против герцога. Вместо современного дисциплинарного взыскания, скорого, неизбежного, тяжелого, до казни на месте за ослушание на поле сражения, средневековье знало только одно средство - отнятие сеньором у неповинующегося вассала лена. Осуществление этого наказания было очень сложно, часто вело к гражданской войне, к коалиции вассалов против сеньора и вызывало недостаточно спасительный страх у подчиненных. Отголоском этой
средневековой военной анархии является стих Шиллера: "только солдат - свободный
человек".
Средневековье не знало лучшего средства для установления и поддержания
дисциплины - строевого учения. Кнехтов порой били палками для наведения порядка,
но это была дисциплина слуг, а не солдатская. Труднейший же вопрос дисциплины -
господство полководца над вождями - средневековье вовсе не в силах было разрешить.
Власть средневекового государя над крупными вассалами была слишком слаба.
()

Рыцарские ордена.

Несколько высшей ступени достигла дисциплина в рыцарских орденах в пору их процветания, когда они отчасти отвечали своему замыслу - создать
светского воина, живущего в монашеской строгости и покорности начальству,
произносящего свои обеты и посвящающего себя борьбе с неверными. Рыцарю-храмовнику, для сохранения дорогих тяжелых коней, запрещался вне боя и без особого разрешения начальника аллюр галопа. Храмовник, чтобы освоиться с тяжестью кольчуги, обязан был носить ее ежедневно; если было установлено, что он, сибаритствуя, вышел из своей комнаты без кольчуги, то во время обшей трапезы он лишался права надевать белую мантию ордена и должен был сидеть без стула, на земле. Устав ордена знал и наказание заключением в карцер, и изгнание из ордена. Но и здесь дисциплина не поднималась на  такую высоту, чтобы дать возможность боевого управления. Имелись сигналы колоколом, но они применялись только для обозначения моментов лагерной жизни. Храмовник без  разрешения не мог удаляться от лагеря на расстояние, с которого звук колокола был бы  неслышен. Тактические указания сводились к тому, что до столкновения храмовник не имел права оставить своего места в рядах и броситься до приказа в атаку (что часто проделывали другие рыцари немедленно по прибытии на поле сражения, препятствуя построению боевого порядка и разменивая общий удар на ряд частных схваток).
Начальник отряда храмовников обязан был выделить для охранения своего знамени (на всякий случай возилось и запасное) 5 - 10 рыцарей; остальные, подойдя к противнику, без производства общего шока, вступали в индивидуальный бой и обязаны были продолжать его и не покидать поле сражения до тех пор, пока знамя продолжало
развеваться. В случае падения знамени - вопрос продолжения боя мог разрешаться  каждым храмовником индивидуально, но устав ордена предписывал ему пристраиваться, по возможности, к другому ведущему бой отряду, где продолжало развеваться знамя. 
    Масса рыцарства знала только одно дисциплинарное предписание - запрещение грабежа, пока неприятель продолжал оказывать сопротивление. Дисциплина в средние века отходила на второй план, так как она стесняла полное проявление личности, на котором
только и, основывалась боеспособность средневековья: все базировалось на высоко развитом личном чувстве чести, в бою каждый искал поединка, чтобы отличиться; всякие
дисциплинарные пути при этом соревновании явились бы только помехой.

Отредактировано Marion (2009-12-28 10:46:51)

+5

45

Тактика.

При такой дисциплине бой являлся только умноженным единоборством. Собственно боевого строя не было. Для сближения с противником строились обыкновенно в колонну. 300-400 конных строились по 11-14 всадников в шеренге; в XIV и XV веке в моде было голову колонны, в целях удобства ее вождения, делать клином
(1, 3, 5 и т. д. всадников в шеренгу). Эта колонна, без какого-либо порядка и без команды, развертывалась в обе стороны для одиночного боя. Нормально в бою рыцари действовали  в одной шеренге с интервалами между рыцарями ("рыцарь не должен служить щитом для  рыцаря"). Значительная армия подходила в нескольких колоннах, которые очень часто вводились в бой последовательными уступами. В. течение крестовых походов эта уступная форма объяснялась необходимостью по возможности скорее начинать атаку, так
как на Востоке противник представлял по преимуществу конных лучников, и всякое промедление времени давало ему возможность шире развить стрелковый бой; в боях рыцарских армий на Западе между собой последовательность вступления в бой объясняется преимущественно недисциплинированностью и нетерпением рыцарей.
Рыцари, чтобы построить за собой копье, предпочитали развертываться заблаговременно; медленным аллюром, относительно равняясь в своей редкой шеренге, шли они в атаку.
Чем более кнехтов в тяжелых латах являлось во главе копий (XV век), тем более обозначалось стремление атаковать более густой массой, сплошной шеренгой и даже колонной, задерживая развертывание ее до последнего момента. При этом содействие пеших членов копья исключалось, и они тогда объединялись в особые отряды.
Конные стрелки на Западе являлись только подражанием степным восточным народам и особого значения в бою. не имели. Пешие лучники опасны при стрельбе лишь с нескольких десятков шагов; но, чтобы уклониться от встречи атаки рыцарей, они посылали одну-две стрелы с дальнего расстояния и спешили спрятаться за своих рыцарей - таким образом, метательный бой имел место лишь короткое время и с дальнего расстояния, и рыцари не обращали на него внимания.
Идеалом рыцарского боя являлась "La Кere" - проездка рыцаря насквозь через неприятельский боевой порядок, возвращение обратно и новая проездка с попутными поединками.
Средневековые историки в своих описаниях боев проявляли очень мало критического отношения и много фантазии; они высоко ставили дошедшие до них обрывки тактических рассуждений римлян и греков и, сочиняя свои хроники по-латыни, часто искажали факты,
подгоняя события под чуждую им теорию. Поэтому, часто описания средневековых  сражений излагают хитроумные тактические комбинации. На самом деле средневековые  короли и герцоги, стоявшие во главе армии, являлись не полководцами, а лишь первыми рыцарями своих армий, и никакое сложное управление не было им под силу.
Резерва по существу не могло быть; иногда отряд рыцарей задерживался позади, как поддержка для того, чтобы подпереть участок фронта; где неприятель имел успех, вообще, чтобы побороть неблагоприятную случайность. Значение резерва вообще обусловливается тем, что он является удержанной вне влияния боя и потому сохранившей порядок частью,
которая получает решающее значение тогда, когда другие части расстроятся боем на фронте и утратят порядок. Но так как порядок в Средневековье вообще не ценился, то не мог иметь значения и резерв.
Сильно развитое классовое сознание рыцарей, заставляло видеть в противнике члена своей же корпорации, товарища. Это вело к тому, что противника щадили. Бои между  рыцарями были мало убийственны. Ценной добычей были латы противника, но дорого
ценился и пленный рыцарь, за которого можно было получить хороший выкуп. Все это  вело к ухудшению военного сознания. Не редки были столкновения, в которых на одного убитого приходилось по 50 пленных рыцарей. Процент убитых резко повысился, когда
пехота выступила на полях сражений. Печальными представляются нам жалобы  австрийских рыцарей на швейцарцев, что последние не берут в плен, а убивают.

Стратегия.

Стратегическое искусство средневековья стояло не выше тактического. Средневековый полководец - прежде всего не стратег, не тактик, а крупный политик,  умеющий воздействовать на феодалов, созвать, связать и удержать под знаменами ленное
войско и сам, с оружием в руках, показать пример своим вассалам. Основной вопрос - давать ли противнику сражение или уклониться от него, средневековый полководец решал не самостоятельно, а под давлением настроения феодальной милиции. Даже блестящие
победы часто имели лишь ничтожные результаты, так как преследование происходило очень редко, и победившая армия просто расходилась по домам, предоставляя истории идти своим порядком.
Цезарь в 8 лет покорил всю сравнительно густо населенную и воинственную Галлию, а  тевтонский орден, при поддержке Западной Европы, затратил 53 года на покорение гораздо меньшей, бедной и пустынной Восточной Пруссии. Оборона получила перевес
над наступлением Требовались долгие месяцы, чтобы овладеть стенами даже небольшого города или замка, когда он упорно защищался. Города стремились брать не осадой, а измором, окружая их острожками, гарнизоны коих отрезывали подвоз продовольствия в
город.
Особенно низко стояло стратегическое искусство в период крестовых походов. Мистическая цель, которую ставила политика - овладение Иерусалимом и создание феодального христианского острова среди окружающего магометанского моря, исключала
возможность рациональной стратегии. Третий крестовый поход, во главе которого стали император Фридрих I Барбаросса, английский король Ричард Львиное Сердце и французский - Филипп-Август (1189-1192), правда, не являлся уже простым  паломничеством,  с оружием в руках, как предшествующие, он был организован государственной властью, с установлением в империи налога, с подбором воинов, могущих содержать себя в течение двухлетнего похода, с организацией продовольствия от лежащих по пути стран. И все же этот наилучше организованный поход являлся иррациональным предприятием, безотчетным увлечением. Энергия Запада,расточавшаяся свыше двух столетий в походах в Палестину, могла бы быть использована гораздо целесообразнее. Фридрих Барбаросса, вынужденный на походе миновать страну
сельджукских турок, Иконию, в которой султан готов был ему благоприятствовать, а сыновья султана захватили власть и встретили крестоносцев с оружием в руках, разбил сельджуков, захватил их главный город, но эта победа привела лишь к тому, что он остался
в захваченной столице на пятисуточную дневку и продолжал паломничество к Иерусалиму. В этих условиях след армии крестоносцев терялся, как корабль в море, магометане возвращались на свои места, а те местные элементы, на которых могли бы
опереться крестоносцы - армяне и другие - боялись себя скомпрометировать перед магометанами содействием крестоносцам. Рыцарство представляло прежде всего касту, это был не род оружия а скелет в феодальной армии. Рыцарство не являлось тем первоисточником, из которого развилась современная кавалерия. Тем не менее, историки конницы, начиная с Денисона, видят в рыцарях своих предков и идеализируют рыцарей, как защитников бедных и слабых.
На самом деле, нравы были много грубее. Воин без работы и без дисциплины легко обращается в разбойника.
В средние века значительная часть рыцарства, опираясь на свои укрепленные замки, занималась разбойничеством и самоуправством Против рыцарей-разбойников предпринимались целые походы, при осадах разбойничьих замков на помощь с воодушевлением являлось ополчение местного населения, выполнявшее осадные работы.
Слабая королевская власть не могла во Франции умиротворить разбойничьи выходки рыцарей - на помощь явилась церковь, провозгласившая "Божий мир" от вечера четверга до утра понедельника,  в ход оружие. Фридрих Барбаросса в 1186 году установил требование, чтобы каждый начинающий войну с соседом объявлял об этом за 3 дня. Но все это были паллиативы против рыцарского самоуправства, не представлявшие никакого
обеспечения честным гражданам. Вечный внутренний мир провозглашался в средневековье неоднократно; однако, только развитию капитализма удалось преодолеть грабежи рыцарства вместе с средневековьем и феодализмом, заменив их более утонченными формами эксплуатации.

Города.

В XI веке в феодальных государствах Западной Европы начала сказываться новая растущая сила - города. Феодальные учреждения соединяли в стройную систему классы, связанные с земельной недвижимой собственностью. Представителем движимого имущества являлся городской рынок, базар, где сохранялось и росло денежное обращение.
Западноевропейский город имел очень часто центром происхождения рынок. Представители движимого капитала, городские буржуа, быстро приходили к сознанию общих интересов, и первым коллективным имуществом горожан были городские стены, создававшие городу известную независимость от самоуправства феодалов; в своих тесных
средневековых посадах горожане сплачивались в одну политическую корпорацию, в них развивалось чувство местного патриотизма и гордости. Особенно сильно и рано развились на старой античной почве города северной Италии, с Миланом во главе. В течение второй половины XII и первой XIII столетия итальянские города выдержали
упорную борьбу с Гогенштауфенами. Развивались и германские города на развалинах римских колоний или около дворов богатых духовных и светских феодалов, представлявших удобный рынок сбыта; затем они вступали подчас с ними в борьбу и даже объединялись между собой в могущественные союзы - рейнский, швабский, ганзейский.
Наибольшую политическую энергию проявляли республиканцы итальянских городов, но, однако, и им в условиях средневековья не удалось создать пехоту, спаянную на подобие античной в одно тактическое целое. Главная сила мелких античных государств
заключалась не в тех бойцах, которых выставляли непосредственно горожане, а в крестьянах их округи, в их рыбаках, в их угольщиках. Все это в древней Греции или Риме было прочно политически связано с городом и жило общими интересами. В
средневековье, хотя города добивались государственной власти над довольно значительными сельскими районами, однако, глубокая экономическая и политическая пропасть отделяла интересы городского и сельского населения, и попытки создать вооруженную силу городов из крестьянских элементов не могли иметь успеха.
Сверх того, феодальный строй властно вторгался и в города. Командующим вооруженными силами города назначался почти всегда рыцарь. Скорое возвышение  итальянских городов объясняется в значительной степени тем, что итальянские помещики - рыцари - в большом числе проживали не у себя в поместьях, а в городах. Создался особый тип полурыцаря, полукупца. Когда в XII веке возникли запрещения посвящать в рыцари лиц крестьянского или недворянского происхождения, то эти запрещения не распространялись на горожан. В составе городских вооруженных сил главное ядро образовывалось более состоятельными гражданами, которые выступали в поход конными,  в рыцарском вооружении. Немецкие рыцари, пришедшие в Италию с Гогенштауфенами, видели в своих противниках - итальянских городских рыцарях - сапожников и портных,  замаскированных в чуждый им наряд. Но и в Германии происходило то же. В 1363 г. Страсбург выставил таких полурыцарей 81 копье: цехи - 21, виноторговцы - 4, судовладельцы - 5, лавочники - 4 и т. д. Вызванное обстановкой стремление города  копировать феодальные армии обессиливало попытки самостоятельного строительства крепкой, сплоченной пехоты. В 1176 году, когда при Леньяго миланское ополчение разбило Фридриха Барбароссу, городская пехота как будто бы сыграла известную роль
и показала известную сплоченность, но в общем городская жизнь не благоприятствовала созданию вооруженной силы.
Недостающую сплоченность и воинственность горожан стремились наверстать широкой религиозной пропагандой среди городского воинства. Знамя городской пехоты в Италии
укреплялось на высоком древке, прикрепленном к тяжелому возу, запряженному шестью волами. На возу была укреплена и чаша со святыми дарами. Здесь же на возу стоял
священник-проповедник, убеждавший пехотинцев, в случае потери строя, не разбегаться, а смыкаться к своему "карочио", чтобы победить или погибнуть со своей святы ней. К "карочио" стаскивали и здесь же причащали раненых и умирающих. Знамя карочио,
медленно двигавшееся за наступавшей пехотой, было далеко видно и являлось сплачивающим около себя центром.
Препятствия росту силы городских милиций. Серьезное развитие городских милиций Италии и Германии с середины XIII века прекратилось, вследствие широкого обращения
городов к наемничеству чуждых городам военных элементов. Германские города стремились обеспечить себя договорными отношениями с проживавшими по соседству рыцарями. Как мало воинственны были горожане и как высоко котировались рыцари, видно из текста этих договоров: большой город Кельн в 1263 году договорился с графом Адольфом фон Берг: последний становился гражданином Кельна и обязался выходить на
помощь городу с 9 рыцарями и 15 молодцами в полном вооружении, на бронированных лошадях. Город уплачивал за это ежедневную субсидию графу в 5 марок и со своей стороны обязался помогать графу Бергу 25 родовитыми гражданами в полном вооружении
на бронированных лошадях. Большой город вошел в политическое соглашение из-за 24-25 человек; 25 конных бойцов считались уже серьезной силой.
Во Франции организация городской милиции развивалась по инициативе королевской
власти, искавшей опоры в городах против центробежных стремлений крупных вассалов. Людовик VI в 1137 году, определив устройство городского управления, наметил и положение о городской милиции,уточненное впоследствии Филиппом-Августом.
Каждый город, в зависимости от богатства и количества населения, должен был  выставлять определенное число пеших и конных воинов, которые группировались по приходам в дружины и выступали в поход под начальством мэра или городских  старейшин. Конечно, французская городская милиция подверглась энергичным нападкам  феодалов, и даже короли иногда становились на их классовую точку зрения. В 1347 году  король Филипп VI (хроника Фруассара) заявил, что "в будущем он будет водить в бой
только дворян. Горожане являются просто балластом, который тает и исчезает в рукопашном бою, как снег перед лицом солнца. Можно пользоваться только городскими стрелками да городским золотом, чтобы уплачивать издержки и жалованье дворянам.
Горожан же лучше оставлять по домам - пусть стерегут своих жен и детей и ведут свою коммерцию; для военного дела годятся только благородные, изучившие его и воспитанные для него с детских лет". Когда, во время столетней дойны, в 1415 году, город Париж
объявил мобилизацию буржуазии, Жан де [107] Бомон воскликнул: "к чему нам в армии присутствие этих лавочников?".
Серьезные успехи в военном деле городов связаны с развитием в них класса ремесленных рабочих, позволявшего возродить пехоту, как это было при восстаниях фламандских ткачей в XIV веке; эти попытки возрождения пехоты, заря новых времен, будут разобраны в
следующей главе.
В Англии феодальный призыв был совершенно упразднен установлениями 1181 года; вместо него явилось учреждение гражданской милиции, дополненное в 1252 г. Это и есть,
по существу, дожившая до последнего времени английская милиция. Каждый англичанин от 16 до 60 лет обязан был содержать вооружение, более или менее дорогое, в  зависимости от того из 5 классов, в который он зачислялся по имущественному положению, и был должен немедленно являться по призыву в случае появления  неприятеля. Закону дана была самая широкая огласка, суровейшие наказания грозили каждому гражданину за неисправность в вооружении и явке; местная власть должна была строго следить за проведением закона в жизнь. 700 лет существует закон об английской милиции, но история ее очень поучительна: на бумаге сотни тысяч воинов могли быть
всегда мгновенно собраны и никогда в серьезных случаях они не собирались.
Милиционный закон, имевший силу многие столетия, всегда оставался мертвой буквой. 5 классов, в зависимости от имущественного ценза, и другие подробности этого закона указывают на стремление копировать римскую милицию лучших времен - но сходство между древнеримской армией и мифической английской милицией можно усмотреть, конечно, только на бумаге. Английская милиция была и осталась воздушным замком государственного Манилова.
()"
Источник
Библиотека RIN.RU

Отредактировано Marion (2009-12-28 10:56:56)

+4

46

Военное искусство Уэльса

(Из книги бельгийского историка Вербрюггена "Военное искусство Запада в Средние Века" (J.F.Verbruggen. The Art of Warfare in Western Europe During the Middle Ages))

В отличие от большинства современных европейских стран, образ и методы ведения войны средневековыми уэльсцами не был слишком подвержен влиянию феодализма.

Для кельтских племен Уэльса надежным союзником служила собственная страна, покрытая высокими и суровыми горами, где жители могли укрыться от опасности и при возможности ударить по врагу.
Если дело принимало совсем плохой оборот, их лидеры могли бежать в Ирландию, чтобы вернуться в подходящий момент.
Уэльс всегда был крепким орешком для английских королей, но в этом регионе было сложно выработать и какое-либо политическое единство. Горы делили страну на изолированные территории, имевшие слабые связи между друг с другом. Уэльс никогда не знал уз национального единства и не имел общих политических институтов.

http://s47.radikal.ru/i117/1001/14/0cc12fc632f0.jpg

Уэльские армии, которые противостояли англо-норманнским вторжениям, базировались на основе личных телохранителей (teulu) принцев и вождей. Остальные силы состояли из различных местных жителей старше 14 лет; эта служба рассматривалась как привилегия, в отличие от феодальной милиции, которая рассматривалась как обязанность.
Единственными людьми старше 14 лет, которые освобождались от этой службы, были арендаторы на церковных землях. Принц мог созывать свое войско один раз в год, и оно должно было нести службу в кампаниях вне их княжества сроком до 6 недель.

http://s06.radikal.ru/i179/1001/57/ebc2d1d682fc.jpg

Тактика, использовавшаяся уэльскими армиями, основывалась на неудобстве рельефа Уэльса, который часто был основным оружием против вторгавшихся англичан. В основном уэльская тактика заключалась в засадах и набегах; успех в войне измерялся количеством добычи принесенной домой.
Giraldus Cambrensis(Геральд Уэльский -валийский ученый, священник и реформатор) отмечает, что было уэльской привычкой “забирать то, на что они могут наложить свою руку и жить похищенным, воровством и грабежом”.
Битву предпочитали давать на болотистой или пересеченной местности, которая давала превосходство мобильным уэльсцам над неуклюжими, тяжело вооруженными английскими рыцарями.
Первоначальная атака была яростной, но если она не могла сломить врага, уэльсцы часто падали духом.
Их дух поднимался боевыми кличами и звуками военных труб (согласно источникам XII века).

http://i010.radikal.ru/1001/cd/6ae0ce94fc7d.jpg

Это же верно для вооруженных сил. Воины Южного Уэльса были вооружены луками, Северного – пиками. Кельтские племена Уэльса были грубы и воинственны, они оказывали упорное сопротивление при покушениях на свою независимость. Легковооруженные воины Южного Уэльса пожалуй наиболее известны: Giraldus Cambrensis восхваляет их быстроту и ловкость, и умение обращаться с луком.
Их нецивилизованные традиции подразумевали пытки для пленных рыцарей, так что лучше было погибнуть в бою, чем попасть в плен и вероятно умереть в муках.  :crazyfun:
Эта воинственная нация поставляла наемников королям Англии. В первой битве при Линкольне (Lincoln) в 1141 они сражались против короля Стефана, и названы «скорее отважными, чем искусными в обращении с оружием». Бароны Валийской Марки собирали достаточно войск для завоевания Ирландии на своей территории и среди кельтских племен. Генрих II ходил в поход с легковооруженными воинами из Уэльса; он также использовал их на континенте в борьбе с мятежными сыновьями и в 1188 против Филиппа Августа. Ричард I использовал их в кампании во Франции.
Король Иоанн набрал в Уэльсе профессиональную армию, и она осталась верна ему, когда весь остальной Уэльс бунтовал. Во время мятежа баронов против Генриха III Симон де Монфор использовал вспомогательные войска, присланные Ллевелином (Llewellyn) Уэльсским.
Кельтские лучники, после завоевания их земли Эдуардом I (1277-1295), часто составляли ядро английской пехоты.

http://s61.radikal.ru/i171/1001/e4/d375b8305ad4.jpg

Южный Уэльс был знаменит своими стрелками с длинными луками.
Giraldus Cambrensis неоднократно упоминает их в своем живописном отчете о путешествии по Уэльсу в правление Генриха II. При осаде Abergavenny в 1182 их стрелы пробивали дубовые ворота толщиной 4 дюйма.  :sceptic: Стрелы оставили торчать в воротах, и Giraldus видел их 6 лет спустя, проезжая через замок, острия стрел были видны с обратной стороны ворот. Один рыцарь был практически пригвозжен к коню стрелой, пробившей полу его кольчуги, кольчужные штаны, бедро, деревянное седло и вонзившейся в бок его коня. Giraldus вопрошает, мог ли арбалетный болт сделать больше.
В Уложении об оружии (Assize of Arms, 1181) нет упоминаний о луке.
Лук не сразу утвердился в английской армии. Ричард I и Иоанн использовали наемников, вооруженных арбалетами.

http://i037.radikal.ru/1001/88/f5fa421cfc42.jpg

По мере покорения областей Уэльса, англо-норманнские и (позднее) английские лорды использовали своих уэльских подданных в качестве вспомогательных войск. Покоренные люди южного Уэльса использовались против северных уэльсцев (англичанам помогло соперничество между уэльскими принцами)

http://s40.radikal.ru/i089/1001/1b/4eb8e339869a.jpg

После завоевания Уэльса произошли перемены. Валийские лучники составляют теперь большую часть английской пехоты, и благодаря своим превосходным качествам принесли победу над шотландскими пикинерами при Фалкирке (Falkirk) в 1298.
http://mir-zamkov.net/art/vb/iii2a.shtml

Отредактировано иннета (2010-11-12 02:20:32)

+6

47

иннета написал(а):

Их нецивилизованные традиции подразумевали пытки для пленных рыцарей, так что лучше было погибнуть в бою, чем попасть в плен и вероятно умереть в муках.

В одной книге читала, что они сжигали пленных англичан живьем. Дикие люди  :dontcare:

0

48

Это не средние века, а вообще про все времена

– Вышибли, и мечи наголо! А еще лучше на стенку полезем! Ого-го, сами боги меня не остановят!
– Можно и ого-го, – снова кивнул Алким. – Например, герой Капаней из Аргоса так и сделал. Ого-го, и на стенку...
– Ну и как? – едва ли не в один голос поинтересовались мы с Ментором.
Дядя Алким грустно вздохнул:
– Похоронили героя Капанея.
Мне сразу расхотелось ого-го и на стенку.
– А если двое ворот выбить? – предложил Ментор. – И с двух сторон...
– Уже лучше. И все-таки: какие именно?
– Ну... вот эти и вот эти. Которые рядом.
– Значит, Нейские и Афинские? Валяй! – согласился дядя Алким. – А я пока оборону налажу.
Ментор смело двинул вперед раскрашенные фигурки «воинов». И, разумеется, в самом скором времени был наголову разбит собственным отцом.
– Мальчики, вы хотите воевать, как герои...
А герои выигрывают битвы, но не войны. Думаете, почему великого Геракла наголову разгромили в Элиде? Потому что среди объединенных сил пилосцев, спартанцев и элидян не оказалось героев, зато нашлись опытные лавагеты. Под Писами бились люди с людьми – не боги, титаны или чудовища. Обычные люди, способные паниковать, истекать кровью, зубами вгрызаться в землю, не уступая и пяди. И Геракл отступил; впрочем, как я полагаю, ненадолго, ибо с некоторых пор он все больше человек, и все меньше – герой. – Значит, надо учиться воевать, как это делают люди. В сущности ведь, у героя нет ничего, кроме предназначения. Их надо лечить или изгонять – а мы, глупцы, восхищаемся...
Все наше естество бунтовало. Кричало. Вопило. Сопротивлялось. Мы хотели быть героями. Мы хотели совершать подвиги.
– ...Герой должен быть один, мальчики мои. Он обречен мойрами-Пряхами на одиночество. Воюет в одиночку, побеждает в одиночку и умирает тоже в одиночку. Потом люди помнят Героя – напрочь забыв тех, кто помогал ему, был рядом, сражался и умирал плечом к плечу с ним. В этом сила, но в этом и слабость героя. В одиночестве. Ого-го и на стенку; ого-го – и в Вечность. Бултых! – круги по черной воде... Даже если собрать целую армию героев, каждый из них будет сражаться сам по себе. Это не будет настоящая армия; это будет толпа героев-одиночек. Жуткое, если задуматься, и совершенно небоеспособное образование... Люди живут иначе. И воюют иначе. У них зачастую нет телесной мощи героев. Им не покровительствуют родители-боги, вытаскивая из всех возможных и невозможных передряг. У людей нет шлемов-невидимок, крылатых коней-пегасов и адамантовых серпов, закаленных в крови Урана. Люди смертны, люди уязвимы, терзаемы страхом вперемешку с сомнениями; людям приходится воевать по-другому. Там, где герой идет напролом, или, воспарив на крылатом коне, обрушивает с неба на головы врагов огромные камни, люди ищут иные пути. Военная хитрость. Иногда, если надо – подлость. Отвлекающий удар. Да, гибнут твои друзья, но их гибель – цена победы. Внезапные перемещения отрядов. Нападение из засады; удар в спину. Подкуп. Обман. Иногда мне кажется, что против этих способов бессильны даже боги...

Г.Олди. Одисей, сын Лаэрта. Человек номоса
http://fictionbook.ru/author/oldi_genri … tml?page=1

+3

49

Труба зовет
Знаменосцы и музыканты в бою

"Труба зовет воинов в бой и вновь дает сигнал к отступлению.
Всякий же раз, когда поет инструмент горниста, то не воины, а их знамена повинуются его указанию."
(Флавий Вегеций Ренат, «Краткое изложение военного дела») ;)

http://i053.radikal.ru/1001/6a/b7c64474af70.jpg

Глядя на современные военные оркестры, выступающие на торжествах и парадах, трудно представить себе, что еще не так давно подобные подразделения придавались полкам отнюдь не для услаждения слуха.
Еще более невероятный факт: уважительное отношение к знаменам зародилось именно потому, что эти безобидные с виду предметы были признаны потрясающе эффективными в бою.

Рога трубят

Самый древний способ командования в бою (сохранивший, впрочем, некоторое значение вплоть до нашего времени) основан на принципе «делай, как я». Предводитель выступает впереди отряда и своими действиями показывает, где следует занять оборону, а в какой момент пора бросаться в атаку.

http://i052.radikal.ru/1001/5f/167872b8d61e.jpg

Для того, чтобы команда была исполнена, бойцы, как минимум, должны были видеть полководца.
Не случайно уже в древности вожди начали носить яркие плюмажи из перьев, а затем и шлемы с рогами или иными приметными деталями.
Но и это не давало гарантии, что все воины своевременно заметят и повторят маневр.
Поэтому перед выполнением руководящего действия командир вынужден был привлекать внимание отряда оглушительным боевым кличем. Так — в форме головного убора или иных отличительных деталей и боевого клича — появились первые прообразы будущих знамен и военных оркестров.

http://s08.radikal.ru/i181/1001/86/ed4d8139db7d.jpg

http://i037.radikal.ru/1001/3b/072eec0f9e48.jpg

Позже, когда численность отрядов возросла, средством усиления вокальных возможностей командира стал рог — несложный и компактный духовой инструмент, издающий низкий глухой рев.
Трубил рог однообразно, но громко. Благозвучие не поощрялось.
Достоинством считалась индивидуальность голоса каждого инструмента, позволяющая воинам без труда узнавать «позывные» своего командира.

Сигнал с помощью рога, в принципе, можно было подать всего один. Но его значение варьировалось в зависимости от контекста. Рев рожка мог сообщать: «я здесь», «все ко мне», «вижу врага», «тревога», а также любую другую заранее условленную информацию.

С того самого момента, когда пехота начала действовать плотным строем, ее движение стало сопровождаться военной музыкой, исполняемой на флейтах и барабанах.
Каждое из подразделений ( македонская тагма или римский манипул) сопровождали флейтисты, задающие ритм и помогающие идти в ногу. При выполнении сложных перестроений музыка, доносящая интуитивно понятные команды до каждого воина, была отнюдь не роскошью, а средством управления.
Заменой флейты мог служить барабан.

http://s61.radikal.ru/i171/1001/48/2acc19da7222.jpg

Со времен Древней Греции лучшим «ритмоводителем» почитались военная флейта, пронзительный визг которой легко перекрывал шум боя. Могли использоваться и другие инструменты, исключая недостаточно «громкие» и слишком уж хрупкие струнные. Хорошо, например, подходила для боевых задач шотландская волынка.
А на средневековой Руси аналогом флейты выступала сурна.

http://s55.radikal.ru/i147/1001/a0/0a800b71888f.jpg

Горнисты и знаменосцы

В отличие от рога, горн(труба) предназначался для извлечения нескольких узнаваемых последовательностей звуков, призывавших солдат к исполнению той или иной команды.
Практическое его значение проще всего понять на примерах действий конницы и легкой пехоты.

http://s61.radikal.ru/i173/1001/8f/998e4e3b5eab.jpg

В бою бывает,что скорость, с которой часть перегруппируется, — вопрос жизни или смерти.
Но где группироваться? Командира, пусть даже и в ярком плаще, с огромным плюмажем на шлеме и блистающими золотом украшениями на панцире, в возникшей сумятице найти не так-то просто.
Но, услышав сигнал к сбору, боец сможет двигаться на звук горна, пока не увидит знамя.

http://s44.radikal.ru/i106/1001/a9/ce3d6d0e940e.jpg

У командования была возможность восстановить порядок с помощью трубы и знамени даже в случаях, когда на перегруппировку не оставалось времени. Наконец, если контратака лишена смысла, можно протрубить отступление. Так удастся выиграть время на перегруппировку и избежать паники.

Но важнее всего знамя и труба в наступлении, когда они ведут за собой отряд.
С их помощью командир указывает бойцам направление, в котором они должны пробиваться.
Перемещение знамени укажет им, где враг и в какую сторону атаковать.
Без знамени отряд быстро рассеется, каждый будет искать, где проще и безопаснее напасть на врага, кто-то решит, что цель достигнута, остановится... И атака захлебнется.

Наконец, знамена предоставляли полководцу информацию о положении его войск.
Возможность наблюдать сражение с возвышенности имелась далеко не всегда.
Находясь же на одном уровне с воинами, командующий мог видеть только значки и хоругви.
Благодаря им он знал, какой отряд уверенно наступает, а какой не может сломить сопротивление противника. Если какая-то из сигн качается — дело плохо, часть нуждается в помощи.
Если упала и не поднимается больше — часть уничтожена.

Здесь можно видеть знамя бастарада
http://i055.radikal.ru/1001/44/078402e57c0c.jpg

До тех же пор, пока знамя развевается в руках нападающих, атака не может считаться отбитой.
Даже прорвавшись сквозь ряды противника в одиночку, знаменосец способен изменить ход сражения.
Много ли вражеских солдат увидит, что он остался один? Большинству будет представляться, что в тыл им вышел целый полк.

Боевые песни

http://s61.radikal.ru/i174/1001/86/c41177430f62.jpg

Велика была роль пения в поддержании морального духа. Причем текст имел к делу наименьшее отношение. Для идущего в атаку солдата важен был не смысл слов, а то, что он мог слышать множество шагающих вместе с ним товарищей. Видел-то он всего нескольких, а вот слышать мог тысячи.
Чувствуя себя частицей огромной, сплоченной единой волей массы, воин воодушевлялся.
(Игорь Край Машина времени Арсенал)
http://www.mirf.ru/articles.php?id=37

Отредактировано иннета (2010-11-12 02:24:44)

+8

50

http://mir-zamkov.net/art/st/st_a.shtml - как комплектовались гарнизоны английских замков и какой они были численности. Отдельно и подробно освещен замок Клан, на границе с Уэльсом. :)

+6

51

Баннеры и флаги.

http://s005.radikal.ru/i209/1001/39/86b8447dd3e9.jpg

Поднимавшиеся на древке родовые знаки и разноцветные полотнища с их изображением известны с глубокой древности, в Древнем Риме они приняли форму вексиллумов (императорских штандартов), вследствие чего учение о различных знаменах и флагах стало называться вексиллологией.
В раннем Средневековье родовая символика стала переходить со знаменных древков на оружие и одежду рыцарства, что послужило одной из причин появления геральдики.

http://s006.radikal.ru/i213/1001/3d/45fb0fdebe46.gif

http://i072.radikal.ru/1001/74/7a5141dd1934.jpg

Так фамильные (личные, родовые) геральдические символы стали составлять единое целое благодаря помещаемых на полотнищах и в гербах символических фигур в их индивидуальном композиционном и цветовом сочетании.

http://s002.radikal.ru/i198/1001/26/8e05fd0a6fdb.gif

Эволюция символики в Средние века выявила несколько типов рыцарских знамен, не утративших своей актуальности и в наши дни.
С XIII века получил популярность особый вид геральдических знамен, квадратное полотнище которых снабжалось длинной косицей и сильно натягивалось для быстрого распознавания изображенного на нем герба.

Штандарт представлял собой длинное полотнище, сужающееся к концу и закруглённое. Величина варьировалась до 11 ярдов(10 метров)-у особ королевской крови.
Баронский штандарт - до 4 ярдов(1.5 метра)
Во время сражения штандарт служил ориентиром для войск,показывая местонахождение штаба главнокомандующего.

штандарт Генри Стаффорда (1475 г.)
http://s44.radikal.ru/i105/1001/7f/e63f708e5895.gif

Сира Мейстера Гилфорда
http://i059.radikal.ru/1001/c8/61e1d22b7e81.gif

Но большее распространение получили скаковые знамена, или баннеры – небольшие по размерам персональные знамена рыцарей или отрядов наемников, имевшие квадратную или прямоугольную форму(иногда с раздвоенными хвостами)

http://s002.radikal.ru/i198/1001/0c/ce116ee674bf.jpg

В последнем случае полотнище крепилось к древку длинной стороной и знаменует личное присутствие человека, изображение герба которого нёс.
Первые баннеры отличались простотой своей формы и отсутствием геральдических эмблем, они лишь окрашивались в родовые цвета рыцарских фамилий.
Впоследствии их отличительная окраска была дополнена главной фигурой родового герба.

http://s52.radikal.ru/i137/1001/69/8aa81a08353b.jpg

http://s54.radikal.ru/i145/1001/5a/b8f5b50e12c4.jpg

http://s004.radikal.ru/i205/1001/0b/6d5976a00656.jpg

http://s001.radikal.ru/i194/1001/83/e2ae905cf0ad.jpg

http://s57.radikal.ru/i157/1001/3c/9da1f7b0a993.jpg

В современной фамильной символике европейских стран с давними геральдическими традициями баннер нередко становится важным составным элементом родового герба.
Его изображение наряду с рисунком гербовой печати включается в подтверждающую права на родовое гербовладение - Гербовую грамоту.
http://silaev-ag.ru/

+8

52

Реконструкция боевых столкновений 15 века.
http://www.metacafe.com/watch/yt-yavzRp … vus_corax/

0

53

ВОЕННО-ФЕОДАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ФРАНЦУЗСКОГО ОБЩЕСТВА В XII— НАЧАЛЕ XIV ВЕКА.

Установление феодальных отношений и развитие крупного землевладения определили структуру средневековой армии, в которой единицей комплектования вместо свободных общинников стали крупные феодалы со своей дружиной. Кавалерия тяжело- и легковооруженных воинов-феодалов решала исход боя, и монополизация дворянством военной функции служила оправданием его политического положения в обществе как части господствующего класса. Феодальное ополчение не отвечало потребностям централизованного государства в силу ряда присущих ему особенностей, которые делали армию плохо дисциплинированным и гетерогенным организмом. Они снижали ее боевые возможности и мешали стать послушным орудием в руках монарха. Среди этих особенностей в первую очередь следует назвать регламентированность места службы (в пределах сеньории или участие в военном походе) и сроков службы, которые зависели от размеров фьефа.
Военная служба в оборонительной и наступательной войне (l'ost et la chevauchée) начиная с XIII в. обычно длилась 40 дней с момента прибытия к месту ее прохождения. Она требовала сложной экипировки рыцаря, которая являлась объектом его собственных забот и также определялась размерами фьефа. Вассал мог быть полностью экипирован оборонительным и наступательным оружием (кольчуга, шлем, шпага, меч), боевым обученным конем, которые обеспечивали ему положение собственно воина (l'homme d'armes). Менее защищенные воины составляли легкую кавалерию (sergent à cheval). Принцип самообеспечения создавал трудности как для вассала, не всегда располагавшего достаточными материальными возможностями, так и для сеньора, поскольку хорошая экипировка была важным условием боеспособности армии.
Не менее существенным условием боеспособности армии являлась специальная подготовка воинов. И хотя принадлежность к военному сословию предполагала обучение с детских лет искусству владения оружием и поведения в бою, его представители не были профессионалами в собственном смысле слова. Следует при этом иметь в виду индивидуализм рыцарства, рассматривавшего войну как особый вид спорта или турнира, в котором оно подчиняло свои действия не только правилам чести, но и материальным расчетам — возможности получить выкуп за пленного, доспехи и лошадь врага и т. д.
Серьезной проблемой для короля являлась численность армии. Возглавляемые отдельными сеньорами подразделения феодального ополчения разнились числом вассалов, которых те приводили с собой, и не всегда это число оказывалось достаточным для ведения боя. Король не был гарантирован от такой ситуации, когда тот или иной сеньор мог увести свое ополчение до конца военной операции. Следует помнить и о том, что французский монарх в соответствии со сложившейся особенностью иерархической системы должен был рассчитывать только на помощь прямых вассалов. Правда, король располагал правом арьер-бана, т. е. созыва под свои знамена при условии его личного участия или в случае общественной необходимости, всех вассалов королевства и даже их зависимых людей, не исключая сервов. Однако злоупотребление практикой арьер-бана с привлечением лиц недворянского происхождения (горожан и крестьян) мешало экономическому развитию страны и тем более повышению боевых качеств такой армии. Сформированный из городского и сельского населения плохо обученный контингент войск был неспособен к наступательным действиям и в условиях боя обычно обращался в бегство. Тем не менее, как показал опыт уже XII и XIII вв., кавалерия, оставаясь основным элементом армии, не могла обходиться без помощи пеших ополченцев из ротюрье, которые использовались в качестве слуг или стрелков из лука и арбалета, а также для укрепления крепостей и их охраны. Потребность в них определялась особенностями средневековой войны. По причине несовершенства военной техники военные действия в ней разворачивались медленно, крупные сражения были редки, обычной была практика опустошительных рейдов по территории противника, иногда сопровождаемых длительной ее оккупацией. Поэтому тактика войны была по преимуществу оборонительной. Развитие артиллерии повысило в XV в. роль укрепленных мест — крепостей, городов и церквей в сельской местности, увеличив численность лиц обслуживающего персонала для их обороны.
Усложнение структуры армии и связанное с этим изменение ее социального состава в период развитого феодализма, в целом не нарушив господствующего положения дворянства в ней, тем не менее обозначили (пока еще робко) ее будущую организацию с подразделением на кавалерию и пехоту.

Сословие и сословная структура французского общества XIII - начала XIV века

+4

54

Орифламма (лат. aureum — золото, flamma — пламя) — небольшой штандарт французских королей,
первоначально составлявший запрестольную хоругвь в аббатстве Сен-Дени.
Она была главнейшей воинской хоругвью королевских французских войск, которую поднимали по приказу французского короля перед битвой с еретиками, бунтовщиками, или неверными. Впервые она взята была из Сен-Дени Филиппом I и употреблялась в войсках до 1415 года, когда в последний раз появилась в сражении при Азенкуре.
Носилась она почётным хоругвеносцем и поднималась на копье лишь в момент боя.

http://s55.radikal.ru/i149/1001/34/970cc6daeedb.jpg

В 1214 году близ городка Бувин (около сегодняшнего Лилля) французский король решил дать сражение наступающим войскам коалиции, в которую входили отряды германского императора Оттона I , Вильям Длинный Меч – сводный брат короля Джона Английского, Ферран Португальский граф Фландрии и Эно, мятежные французские феодалы: Рено де Даммартен граф Булонский, Юго граф Бовский, Виллем граф Голландский, Гендрик I, герцог Брабанта, графы Лимбурга и Лотарингии.

Победа в битве при Бувине была жизненно важной для Филиппа II , потому что в случае проигрыша он почти наверняка лишился бы трона.

Благодаря «Рассказу Реймсского Менестреля», а также “Relatio Marchianensis de Pugna Bouvinis” , которые были написаны либо очевидцами событий, либо со слов очевидцев, мы узнаем много подробностей этого сражения.

Утром в часовне в Бувине король в полном вооружении слушал мессу в обществе своих баронов.
Затем они вышли из церкви и приказали развернуть Орифламму, ведь германский император Оттон I на тот момент был предан анафеме (отлучен от церкви) папой римским Иннокентием III, а значит, справедливо считался еретиком.
Его союзники – мятежные французские феодалы, «купленные за английское золото», привезенное эрлом Солсберри (так назвался Вильгельм Длинный Меч), были в глазах воинов Филиппа II предателями и бунтовщиками.
Вид развевающегося на ветру золотого знамени(орифламмы) довёл боевой дух солдат Филиппа до максимума.
Это была битва даже не за короля и Францию, а против великого зла в самом его страшном проявлении, это была святая война за Бога и справедливость. ;)

http://i078.radikal.ru/1001/04/18b4d46e0cfd.jpg

http://www.kolobok.us/smiles/standart/pardon.gif 
Ваще-то хотелось просто рассказать о французской орифламме, но Остапа понесло...http://s13.radikal.ru/i186/1001/ae/d4b9764d8744.gif
Потому что в завершении обязательно должно говориться о победе АНГЛИЧАН.http://s43.radikal.ru/i101/1001/d4/27e2f7ab1621.gif

Битва при Азенкуре (фр. Bataille d'Azincourt, англ. Battle of Agincourt) — сражение, произошедшее 25 октября 1415 между французскими и английскими войсками.
Одно из сражений Столетней войны.
Особенность этого сражения заключается в том, что имевшая значительное численное превосходство французская армия потерпела поражение, понеся существенные потери.http://s004.radikal.ru/i208/1001/26/8f22bd3e197c.gif

Английские баннеры.

http://s004.radikal.ru/i208/1001/38/488f0b443766.jpg

http://i068.radikal.ru/1001/17/dd371e17ff05.jpg

Royal Banner Of England 1340

http://s001.radikal.ru/i196/1001/2a/0b07f1d341f5.png

1406

http://s005.radikal.ru/i211/1001/7e/37f030f568eb.png
http://citadelblog.ru/
http://www.rofur-flags.de/hundertj_krieg/liste.htm

Отредактировано иннета (2010-01-28 15:05:54)

+3

55

иннета написал(а):

это была святая война за Бога и справедливость. ;)

Не нравится мне эта ухмылка. Французы действительно так считали. И победили в результате они.

0

56

Военные формирования: построение смешанного типа

http://s005.radikal.ru/i210/1002/0b/15d274adaedc.jpg

Формирование смешанного типа – это построение войска тремя эшелонами:
    * Это когда передняя шеренга –  тяжелая кавалерия с щитами и копьями.
    * Вторая линия – снова конница – чаще тяжелая, но за неимением таковой – можно и легкую , которая стоит более плотным рядом, чем первая.
    * Позади – густой-густой пехотный строй.

http://s40.radikal.ru/i088/1002/98/cf04db558ac1.jpg

   Данная схема работала следующим образом:

    * вначале массированный удар закованных в железо всадников,
    * потом (если противник не сломлен и всё еще имеет наглость сопротивляться) удрить  новой кавалерийской атакой.
    * Потом пустить в ход  пИхоту, которая всё и всех на своём пути сокрушит –  сломит сопротивление врага и обратит его в бегство и добьёт тех,что ещё пытаются биться.

http://s003.radikal.ru/i201/1002/2a/acfafe9855d3.jpg

Всё это как бы должно быть по правилам, в идеале.

    Иногда полководцы на свой вкус перестраивали в обратном порядке.
Например, при Гастингсе Вильгельм Завоеватель впереди выставил пехоту, которая по его замыслу должна была «слегка потрепать» англов, уступив место и славу кавалерии.
В общем, так не получилось – всадники долго не вытерпели смотреть, как битва идёт без их несомненно-необходимого участия – рванули без предупреждения, тем самым не дав возможности пехоте выполнить поставленную задачу.

http://i078.radikal.ru/1002/04/f64a40ee920b.jpg

   Саму конницу Завоеватель разделил на три дивизиона, которые выступили единым фронтом с той только не принципиальной разницей, что отрядом по центру командовал сам Вилли наш прекрасный, на левом фланге тусовалась кавалерия бретонцев, а на правом – в общем, фламандцы и булонцы (их хронисты называют одним словом «франки»).

http://s002.radikal.ru/i197/1002/7e/8b6ed392c787.jpg

Благодаря лаконичному замечанию Гийома де Пуатье «те ,кои были последними, сделались первыми».
Построив шиворот-навыворот войско на старте, Вильгельму в конечном итоге пришлось всё делать по-людски – вернее, сама армия перегруппировалась в «правильном» порядке – кавалерия впереди, пехота сзади.
http://citadelblog.ru/o-klube/

+7

57

Английские лучники.
или
"Стрелки английских армий 1330-1515 г.г.",

()

Набор новобранцев

До XVII века в Англии не существовало постоянной армии. Соответственно кампании XIV и XV в.в. сопровождались формированием временного войска, которое распускалось после завершения похода. Лучники служили в армии или как мобилизованные ополченцы (Commission of Array) королевских войск или как наемники (Contract of Indenture) в составе отрядов состоятельных аристократов.

Ополченцы

Набор ополчения в английскую армию уходит своими корнями в период феодализма. Тогда существовало правило, что каждый мужчина в возрасте от 16 до 60 лет может быть мобилизован на военную службу, точнее на службу в ополчение. В соответствии с Винчестерским статутом 1258 года, сохранявшим свою силу до 1558 года, каждый англичанин, имевший годовой доход от двух до пяти фунтов стерлингов обязывался служить в качестве лучника. Каждое графство обязывалось представить в королевское войско определенное число ополченцев. Специальные королевские чиновники объезжали графства и набирали ополченцев для различных государственных нужд. Власти графства определяли годность к службе людей и проводили испытания лучников, занесенных в списки. Кроме того, графства должны были вооружить и экипировать ополченцев, в некоторых случаях даже предоставить лошадь. Графство брало ополченца на довольствие (продуктами или деньгами), а также отслеживало дальнейшую судьбу ополченца, проверяя его годность к дальнейшей службе.

До 1343 года ополченец мог откупиться от мобилизации, хотя это не всегда удавалось. Особенно неохотно ополченцы шли служить во время шотландских кампаний. К XVI веку коррупция уже представляла собой серьезную проблему. Вряд ли у ополченцев хватало денег подкупать королевских чиновников. Скорее всего вопросы решались на местном уровне. Какой-нибудь писец вполне мог за умеренную сумму "забыть" внести в список имя ополченца, или вписать вместо состоятельного человека какого-нибудь бедняка. С другой стороны, существовали кампании, когда от добровольцев не было отбоя. В частности, популярностью пользовались походы во Францию в XIV веке, приносившие много добычи и славы. Города также часто обязывались поставлять ополченцев. Например, Йорк предоставил 120 ополченцев для шотландской кампании 1480-81 г.г. Однако, уже для кампании 1482 года город смог набрать только 100 ополченцев. Графства и города могли оспаривать численность формируемого ополчения, если она была слишком велика. В ходе "Войны Роз" 1455-87 г.г. случалось, что обе стороны требовали набрать ополчение в одной и той же местности. На практике же ополчение служило той стороне, какую занимал тот или иной аристократ.

Наемники

В конце XIII века Эдуард I ввел наемную службу. Наемная служба создавалась с целью заменить прежнюю феодальную обязанность служить королю в течение 40 дней в году. Имевшиеся законы были изменены таким образом, что аристократы получили возможность формировать вооруженные отряды своих сторонников. Контракт заключался между королем и его командующими. В контракте оговаривалась численность армии, а также условия и сроки службы. В зависимости от необходимой численности войска, командующие или набирали армию сами или действовали через "субподрядчиков" - аристократов более низкого ранга. На самом нижнем уровне мог быть или индивидуальный наемник или группа из двух-трех стрелков. Если король организовывал военный поход, он также должен был сформировать свой отряд наемников. Чтобы обеспечить интересы обеих сторон, контракт оформляли письменно на листе пергамента. Затем лист разрывали или разрезали пополам, и каждая из сторон получала свою копию. Линия разрыва при этом давала дополнительную гарантию подлинности документа. В составе наемного войска могли быть люди трех типов. Во-первых, личные солдаты командира, во-вторых, наемники, подписавшие контракт о службе своему господину во время войны и мира, и, в-третьих, наемные работники, служившие за плату. В любой из трех категорий могли быть лучники. Лучшими считались профессиональные стрелки, состоявшие на службе у своего хозяина. Один такой стрелок часто стоил двух простых лучников. К этому же разряду причислялись королевские иомены. В соответствии с "Черной Книгой" Эдуарда IV иомены были "...приличествующими лицами, честными и добрыми стрелками", которых "выбирали и испытывали в каждом поместье Англии". Наемные стрелки котировались ниже, хотя в действительности они мало чем уступали стрелкам, состоявшим на постоянной службе. На практике они решали те же задачи, получая в ответ, те же преимущества, что и стрелки первой группы.

Наемники не имели постоянного места жительства, они были странствующими солдатами. Они служили какое-то время одному из аристократов, а затем меняли место службы. Если им удавалось найти теплое местечко, например, устроиться в какой-нибудь гарнизон во Франции, то они могли долго оставаться на одном месте. Если же работы не было, наемники сбивались в самостоятельные отряды, промышлявшие бандитизмом. Благодаря своим хорошим военным навыкам, наемники могли поступить на службу непосредственно к королю. Наконец, следует упомянуть и о преступниках, служивших в армии в обмен на помилование. Этот контингент был заметен на протяжении XIV века (например, "отряд двухсот", участвовавший в шотландской кампании зимой 1334/35 г.г.). Можно утверждать, что в большинстве армий того времени от двух до двенадцати процентов составляли преступники. Помилование давал король и, в большинстве случаев, уже после завершения кампании. Кроме того, преступники могли получать жалование, вплоть до полного жалованья наемника.

+2

58

Кроме того, преступники могли получать жалование, вплоть до полного жалованья наемника.

Набор

В XIV веке армия комплектовалась в основном за счет наемников и ополченцев. Поскольку армия могла служить не только в Англии, но совершать походы в Уэльс, Шотландию, Фландрию и Францию, города и графства предъявляли претензии королю, требуя различных льгот в случае использования ополченцев в дальних походах. После нескольких громких скандалов было решено, что ополченцы впредь будут служить только на родине, хотя под "родиной" понималась не только Англия, но также Уэльс и Шотландия. Соответственно, в заморских операциях, начиная с XV века, участвовали только наемники. Однако, следует иметь в виду, что система ополчения в XV веке распространялась и на французские владения Англии. Французские землевладельцы и феодалы, присягнувшие на верность английскому королю, обязывались служить в английской армии. В 1429 году определялось, что "...все рыцари и лучники, ...имеющие ленные владения... англичане или нормандцы" должны прибыть в Руан и присоединиться к армии герцога Бедфордского, обороняющей Париж.
Кроме того, поскольку Кале принадлежал Англии и был населен преимущественно англичанами (коренное население изгнали после захвата города в 1347 году), то ополчение могло служить и здесь. Тоже самое относилось и к острову Уайт.
        Наибольшее отличие армии, сформированной для местной обороны, от армии, сформированной для заморского похода, заключалось в ее размере. Например, для похода во Францию в 1475 году братья лорд Томас и сэр Уильям Стенли собрали 42 рыцарей и 320 лучников, тогда как при вторжении Генри Тюдора в Англию в 1485 году, братья собрали 3000 воинов. Другие знатные семейства - например, Перси и Говарды - могли формировать такие же или даже большие по численности личные армии. Поэтому общая численность английского войска была достаточно высока.

Служба

Далеко не каждый мобилизованный лучник отправлялся в поход. Ополченцы, проживавшие к северу от реки Трент, находились в состоянии постоянной готовности отразить возможные набеги шотландцев. Особенно повышенные меры предосторожности предпринимались, когда английский король находился с армией во Франции. В качестве примера можно привести битву при Флоддене (1513). Похожим образом, жители побережья (береговая полоса шириной шесть лиг), особенно южного, входили в состав "береговой обороны".
Их задача заключалась в отражении возможного десанта противника. На протяжении XIV века ополченцы побережья и севера служили исключительно по месту жительства. Эту "местную самооборону" усиливали небольшими отрядами профессиональных солдат с аристократами во главе. В 1415 году Генрих V поручил графу Уэстморлендскому и лордам Моли и Дакру оборонять северную границу Англии силами 200 тяжелых всадников и 400 лучников. Еще 100 тяжелых всадников и 200 стрелков находились на границе с Уэльсом, а 150 тяжелых всадников и 300 лучников дислоцировались в Кале. Другие 150 тяжелых всадников и 300 лучников отвечали за оборону побережья. Наемники также служили в составе гарнизонов замков и крепостей вдоль границ и побережья Англии, а также на территории английских владений во Франции. Король или подписывал договор с феодалом, на территории которого находилась крепость или назначал туда капитана. Подобные контракты заключались и с теми, кто участвовал в походах. В контракте оговаривалось число солдат и суммы выплат. Иногда в договор включалось условие, что если гарнизон крепости попадет в осаду, король обязывался прислать армию на выручку в течение определенного срока. Если подмога не приходила, капитан имел возможность действовать по своему усмотрению, вплоть до капитуляции. Английские лучники могли служить под началом иностранных военачальников. Так в 70-е годы XV века англичане служили в армии бургундского герцога Карла Смелого.

Заработок

Жалованье наемников оставалось примерно на одном и том же уровне на протяжении двух описываемых веков. Исключение составляло только жалованье лучников, которое значительно изменилось. В XIV веке конный лучник получал 6 пенсов в сутки при службе в Англии или Франции и 4 пенса - в Шотландии. Пеший лучник получал, соответственно, 3 и 2 пенса. (Имеются в виду традиционная дореформенная система, в которой 12 пенсов составляли шиллинг, а 20 шиллингов - фунт стерлингов). Существовали колебания в оплате. Простые английские и валлийские лучники могли получать по 2 пенса в сутки, тогда как элитарные лучники Флинта и Чешира служили в королевской гвардии и получали в сутки до 6 пенсов, независимо от театра военных действий. Изменения произошли в начале XV века, когда суточное жалование достигло уровня 6 пенсов как для конных, так и для пеших стрелков. Лишь за гарнизонную службу на территории Англии лучники получали всего 4 пенса. Очень трудно дать современное соответствие этим суммам. Но для сравнения можно указать, что по Трудовому статуту 1351 года (то есть принятому вскоре после эпидемии черной чумы, когда дефицит рабочих рук ощущался острее всего) опытный пахарь получал только 10 шиллингов в год.

()

Снабжение провиантом

Англичане славятся своим аппетитом. О прожорливости англичан писал венецианский дипломат в начале XVI века: "Мне доподлинно известно,что во время войны англичане наиболее упорно разыскивают для себя продовольствие и трофеи, совершенно не заботясь о том, что могут попасть под удар противника". Основу солдатского пайка составляла баранина, говядина, свинина (или солонина), овес, горох, бобы, сыр, рыба (обычно вяленая или соленая) и хлеб. Английские солдаты также требовали для себя достаточное количество эля или пива. В сутки англичанин выпивал до галлона пива, то есть больше четырех литров. Разумеется, кормежка солдат оплачивалась ими из своего жалованья. Иногда практиковалось централизованное снабжение солдат провизией, но тогда у них удерживалась часть из жалованья.
По этой причине меньше получали солдаты, служившие в Шотландии и в английских гарнизонах. В походном лагере всегда организовывался рынок (которым заведовал "рыночный клерк"), где солдаты могли купить себе что-нибудь из провизии. Провиант на рынок доставляли по двум каналам: централизовано, от имени короля, и частным образом, различными купцами и торговцами. С частными торговцами заключались контракты, в которых подробно оговаривалось что, в каком количестве и когда следовало доставить на рынок. Для кампании 1415 года Генрих V приказал шерифам Саутгемптона, чтобы те организовали торговцев Саутгемптона, Винчестера и окрестностей "...испечь и сварить..." достаточное количество пищи, чтобы прокормить армию во время погрузки на корабли. Уже 24 июня шерифы получили новый приказ собрать "...быков, телят и коров общим числом сотню" и приобрести их для армии по сходной цене. А 24 июля последовало новое указание, согласно которому каждый лорд, рыцарь, сквайр, слуга должны были сами обеспечить себя питанием для похода продолжительностью три месяца.
Рынки организовывались не только в лагерях, расположенных на территории Англии. Если местное население уже было полностью ограблено, или, наоборот, военачальник не хотел обозлять мирных жителей, продовольствие могло быть доставлено из Англии и в Шотландию и во Францию. Например, снабжение английской армии, осаждавшей Кале в 1347 году, целиком происходило за счет поставок из Англии. В 1418 году Генрих V писал мэру и членам городского совета Лондона, чтобы те нагрузили небольшие лодки пищей и питьем, перевели их через Ла-Манш у Харфлёра и вверх по Сене доставили их к его позициям у Руана. Обозы с провиантом обычно сопровождались мощной охраной. К охране обозов привлекались и лучники. За попытку грабежа военного обоза с провиантом следовала смертная казнь. Нам мало известно о том, по каким правилам работали фуражиры, хотя есть данные о том, что им полагалась доля от "собранного урожая". Распределением пищи в лагере отвечал особый интендант. Случалось, что армия голодала. Жан Лебель писал в 1359 году, что англичане были "...в острой нехватке хлеба, вина и мяса", потому что сельская местность была разграблена и "...дождь лил день и ночь". Из-за спешки, с какой формировалась армия Йорков в Тьюксберийской кампании 1471 года, не успели организовать снабжение армии. Поэтому солдатам пришлось довольствоваться скромным пайком, какой удалось обеспечить за счет личных запасов Эдуарда IV. Во время стремительных маршей по жаре во время летних кампаний армия испытывала нехватку воды. Ситуацию усугубляло то, что для питания использовалось большое количество соли, поскольку соление было единственным доступным способом консервации. Соль добавляли и в питьевую воду, чтобы она не портилась при транспортировке.
Существовали способы контроля за качеством поставляемой армии пищи. Известны примеры, когда недобросовестных интендантов и поставщиков наказывали. Но эти примеры немногочисленны, что позволяет предположить достаточно сносный уровень питания армии. К сожалению, нам совсем ничего не известно о том, как происходили ежедневные приготовление и прием пищи, готовили ли солдаты себе сами, или имелись повара. Вероятно, солдаты, состоящие в отрядах крупных аристократов, а также солдаты постоянных гарнизонов обеспечивались горячей пищей. Остальные готовили сами себе, насколько это позволяла ситуация.

Формирование отрядов

Армия перемещалась и вела сражение, разделенная на три "полка". Передовой полк, главный полк и задний полк. Каждый полк имел своего командира и помощника командира. Командир главного полка обычно был и командиром всей армии. Задачей коннетаблей и маршалов было сформировать полки, распределив между ними отдельные отряды и ополченцев. Если армия была небольшая, то этим занимались старшие офицеры. Ополченцы обычно подразделялись на двадцатки, сотни и тысячи, которыми командовали десятники (vintenar), сотники (centenar) и тысячники (millenar). Ко второй половине XV века сотников стали чаще называть капитанами. Сам термин "капитан" был очень распространенным. Его применяли к военачальникам самого разного уровня и достоинства. Специализированные отряды, например, саперы, также разбивались на двадцатки и сотни. Но личные отряды аристократов могли организовываться совсем по другим принципам. На эту тему есть целый ряд исторических исследований. До сих пор нет однозначного ответа на вопрос были ли эти отряды просто инструментом для комплектации армии или представляли собой полноценное подразделение армии. В уже упоминавшейся описи выкупа, полученного Томберленским гарнизоном, можно найти такие формулировки: "...Джон Флурисон, лучник, для Ричарда Харпера, конного воина". Можно предположить, что войско имело несколько уровней подразделений. С другой стороны, известно, что тяжелая конница и лучники обычно действовали отдельно друг от друга, лишь иногда объединяясь под общим командованием. Здесь есть огромное пространство для вероятных предположений. Историки обычно сходятся на том, что первоначально лучники и тяжелая конница соотносились друг с другом в пропорции 1:1. К середине XIV века эта пропорция изменилась до 3:1, а затем до 5:1 и более. В часто цитируемом списке Теллера, составленном перед началом французской кампании 1475 года, эта пропорция достигает 8:1. Из этих пропорций утверждается, что английская тяжелая конница практически прекратила свое существование, что отрицательно сказалось на общей боеспособности армии. Однако разговор об одних пропорциях был бы чрезмерным упрощением. Например, в армии Эдуарда III (30-е годы XIV века) один пеший и один конный лучник приходились на одного тяжелого всадника. К 60-м годам XIV века относительная численность лучников возросла, но редко когда на одного тяжелого всадника приходилось больше двух конных лучников. С другой стороны в набегах участвовали почти исключительно одни конные лучники. В ходе кампании 1415 года на одного тяжелого всадника приходилось по два - три конных и пеших лучника. Во многих других списках XV века видно, что армия во Франции на каждого тяжелого всадника имела одного, двух или трех конных лучников. В крупных кампаниях действия армии поддерживали многочисленные пешие лучники. Например, в 1415 году Генрих V формировал отряды пеших лучников, набирая их путем прямого контракта. В 1453 году, когда французы создали угрозу Гвиенне, Джон Тальбот, виконт Лайль сформировал на скорую руку отряд из 80 тяжелых всадников и 800 пеших стрелков. В июле того же года Джон Бейкер набрал 25 тяжелых всадников и 250 стрелков. Как видно, оба отряда формировались спешно и для решения специфических задач. Поэтому было бы неправдой говорить, что во времена Лайля и Бейкера пропорция между тяжелой кавалерией и пешими лучниками достигла 1:10.
        Более того, очень опасно делать категорические выводы на основании одних только списков нанятых солдат. Например, в 1428 году Томас, граф Солсбери получил приказ от короля сформировать армию в 600 тяжелых всадников и 1800 конных лучников. Жалованье первым определялось в 20 пенсов в сутки, а вторым - 9 пенсов. При этом графу было разрешено заменять четырех тяжелых всадников на четырех артиллеристов, а десять лучников на десять саперов, при сохранении тех же ставок жалованья. Однако наличных денег было достаточно только для выплаты 12 и 6 пенсов. Поэтому король разрешил графу заменить 200 тяжелых всадников 600 лучниками в том числе 70-80 "ремесленниками: плотниками, каменщиками, изготовителями луков и стрел и другими мастерами, необходимыми на войне. При этом мастера могли бы быть и лучниками, получая жалованье лучника". В результате вместо теоретической численности 1800 лучников и 600 тяжелых всадников (3:1) армия могла насчитывать 2400 лучников и 400 тяжелых всадников (6:1) или 596 тяжелых всадников, четырех артиллеристов, 1710 стрелков и десять саперов. Возможна любая комбинация в этих пределах.

Тактическое построение

Поскольку англичане обычно уступали противнику в численности, они предпочитали действовать от обороны. Битва при Кастильоне представляет собой исключение из этого правила. Над армией временно был утрачен контроль, хотя во всех летописях сообщается, что английская армия отличалась очень высоким уровнем дисциплины. Фруассар описывает, что при Креси все три полка англичан находились на привале. "С появлением французов они спокойно, без спешки поднялись и приготовились к бою". Даже в разгар сражения "англичане не покидали строй, чтобы захватить пленных".
          В обороне лучники всегда старались использовать естественные преграды: канавы, изгороди, виноградники, размокшие дороги. Если естественных преград не было, создавались преграды искусственные: рвы, палисады и знаменитые колья. При Азенкуре колья были наспех изготовлены во время марша самими лучниками, поскольку имелись основания ожидать внезапного нападения французов. Существовали и более сложные типы кольев, которые заготавливались загодя и перевозились вместе с армией. Эти колья оснащались металлическими наконечниками,кольцами, скобами. Во время осады крепостей лучники готовили и носили вязанки хвороста, которыми засыпали рвы и из которых иногда изготавливали импровизированные щиты.

Очевидно, что лучники большую часть ручной работы выполняли сами. Неизвестный священник, очевидец битв при Харфлере и Азенкуре, сообщает, что герцог Кларенс, наблюдал за рытьем траншеи. "Он приказал рыть траншею своим всадникам и лучникам, назначив ответственных мастеров и распорядившись выделить каждому воину участок шириной несколько футов. Воины работали до тех пор, пока траншея не была вырыта".

Лучники всегда действовали совместно со спешенными воинами. Современные историки спорят между собой об их совместной тактике. Фруассар сообщает, что использовалось построение, называемое "гроб". Использовалась также метафора
бороны (в средневековье борона часто имела треугольную форму). Лучники занимали позицию на флангах, образуя строй, напоминавший букву "V" с затупленным углом. С флангов лучники обстреливали атакующего противника. Но есть свидетельства о том, что в обороне лучники могли строиться перед спешенными воинами. Например, Фруассар, описывая битву при Креси, сообщает: "Некоторым французам и германцам удалось прорваться через строй лучников и завязать бой с пешими воинами". При Пуатье "...в конце изгороди среди виноградных лоз и колючего кустарника не было бегущих или скачущих людей. Все стояли на ногах, а перед ними рядом стояли лучники, образуя гроб". Сир де Реми, очевидец битвы при Азенкуре: "Английский король назначил старого рыцаря, сэра Томаса Эрпингема собрать стрелков и выдвинуть их вперед". Неизвестный летописец под 1487 годом пишет: "Король поставил своих солдат строем. Лучники и алебардьеры стояли за его спиной". Так что имеем одно свидетельство о том, что лучники могли стоять и за спешенными всадниками.

Ливрея

На протяжении обоих описываемых столетий лучники носили опознавательные знаки и цветовые гаммы своих хозяев. Иногда эмблема использовалась сама по себе, но обычно ее носили на ливрее, которая представляла собой прообраз будущей униформы. Письменные источники того времени дают противоречивые описания. На рисунках можно разглядеть по меньшей мере два типа ливрей. Мы будем говорить о полных и упрощенных ливреях. Полная ливрея это почти пальто, с длинным рукавом, может иметь или не иметь воротника. Упрощенная ливрея легче, обычно не имеет рукавов или только короткие рукава и всегда без воротника. Оба типа ливрей по длине доходят до бедра и делались из шерстяной ткани (возможно, существовали ливреи из льна, которые носили в жару). Ливреи имели свободный покрой, застегивались на пуговицы (обычно обтянутые тканью) или на крючки.

Эмблемы нашивали или вышивали прямо на ливрее. На упрощенных ливреях эмблемы были достаточно большие, занимали всю грудь и повторялись на спине. На полных ливреях эмблемы были меньшего размера, помещались на левой стороне груди, и далеко не всегда повторялись на спине. На одной из книжных миниатюр видно, что слуги графа носят или упрощенные ливреи с эмблемой на груди и спине, или укороченные полные ливреи с эмблемой только на спине. На немногих рисунках можно увидеть других слуг, гонцов, музыкантов, которые носят на левой стороны груди металлический значок. Панель Уилтонского диптиха XIV века изображает ангелов с эмблемой Ричарда II. Эмблема представляет собой металлический значок, приколотый на груди ангелов слева. На значке изображено Белое Сердце, значок отделан эмалью и позолотой. С 40-х годов XV века появились ливреи, на которых эмблема вышивалась на левом рукаве. Как сказано в Великой Лондонской хронике под 1443 годом: "в эти дни и долгое время позднее слуги носили ливреи, на коих знаки вышиты на рукаве
Эдуард I стал первым английским королем, солдаты которого в качестве опознавательного знака использовали крест Св. Георгия. Долгое время идут дискуссии о том, какого размера был крест на одежде солдат, нашивался ли он или наклеивался, а может быть изображался краской.. Ношение красных крестов было обязательным в английской армии, а пленного иностранного солдата ждала немедленная казнь, если на его одежде имелся английский опознавательный знак. Известно, что в ходе кампании 1415 года, несколько английских солдат было убито из-за того, что они не имели на своей одежде креста Св. Георгия. Начиная примерно с середины XV века, английские стрелки регулярно изображаются в белых упрощенных ливреях с большим крестом Св. Георгия на груди и спине. На время Шотландской кампании 1481 года Эдуард IV приказал, чтобы все солдаты носили "...белые ливреи с крестом Святого Георгия на них".
Однако в качестве варианта допускалось ношение герба своего капитана. В списке Теллера экспедиции 1475 года перечисляются эмблемы капитанов. Такие эмблемы обычно носили на левой стороне груди.
Мы можем только гадать о том, как солдат в бою отличал своих от чужих. Иногда различных эмблем и гербов было довольно много. Например, Ричард герцог Йоркский, отец Эдуарда IV имел на гербах белую розу, орла и лошадиные путы, белого льва, черного быка и черного дракона. Вероятно, солдаты изучали гербы аристократов, участвующих в походе. Вероятно для устранения этой излишней пестроты периодически предпринимались попытки ввести единый опознавательный знак. Например, сторонники Белой Розы использовали эмблему Йорков, и все без исключения несли ее во время второй битвы при Сен-Олбансе (1461). Ланкастеры также носили ливрею с эмблемой своего предводителя. "Каждый воин и господин носили ливрею принца и малиново-черные страусиные перья". Под принцем здесь понимается сын Генриха VI. С другой стороны, некоторые гербы особо прославившихся семейств были известны всем.

Лук

Термин "большой лук" постоянно находится на слуху, что многие уже считают, что это был единственный тип лука в средневековой Европе. Слуги и ополченцы могли иметь собственные луки, но, отправляясь на службу, они получали боевые луки. Из текстов того времени можно узнать об огромном "расходе" луков во время войны. По мере того как в Англии переходили от феодальной к наемной армии, происходила централизация и унификация изготовления луков и снабжения ими армии.
       "Большой лук" использовался в армии по ряду причин. Он был сравнительно дешев в изготовлении, надежен, годен для массового производства. Стрела, пущенная из большого лука, отличалась заметной останавливающей способностью, могла пробить сравнительно толстые доспехи. Лук обладал высокой скорострельностью. Примерно те же критерии предъявляются и к современному боевому огнестрельному оружию. Вряд ли английские лучники использовали термин "большой лук" (longbow). Само слово появляется лишь в XV веке и используется только для различения лука и арбалета (crossbow). И только в XVI веке под большим луком (слово могло писаться слитно longbow или раздельно long bow) стали понимать конкретный тип лука. Иногда этот лук называли "ливрейным луком" (livery bow), поскольку снабжение армии луками проходило централизовано, как и ливреями. Точно не известно, был ли большой лук распространен как охотничье оружие, или его распространение произошло под влиянием армии, но со временем этот тип лука стал настолько характерным для Англии, что в Европе его называли "английским луком".

Боевой лук изготавливался из сплошного куска древесины. Лучшим сырьем для изготовления лука считался тис. При отсутствии тиса могли использоваться другие сорта древесины: ясень, вяз или ильм (который иногда неправильно называют орешником). С XV века для изготовления луков стали использовать цезальпинию, доставляемую с Востока. Встречались и другие сорта древесины, но все это были паллиативы. Настоящий боевой большой лук можно было изготовить только из тиса.
Луки изготавливали из тисового ствола, при недостатке древесины в ход шли главные ветви или молодые деревца. Англичане импортировали тис со всей Европы. Английский тис также использовался, но он ценился ниже. Лучшим считался тис из Испании. Но в конце XIV века отношения между Англией и Испанией окончательно испортились, поэтому главным поставщиком тиса в XV веке становится Италия, точнее, Венеция.

Заготовка для лука описывается так: "три пальца толщиной, квадратная в сечении, длиной семь футов. Заготовка тщательно Сучков на ней не должно было быть". Ричард Голлуэй изготавливает лук из такой заготовки меньше чем за два часа. Это позволяет оценить темпы выпуска луков в то время. Изготовленные луки проходили государственный контроль и получали клеймо качества. Луки, обнаруженные на борту "Мэри Роуз", превосходного качества. Это свидетельствует о добросовестности контролеров.
Лук вырезался таким образом, чтобы основной массив древесины был из центральной части ствола, а с одной стороны оставался слой заболони. При этом древесный массив назывался "животом", а заболонь - "спиной", использовалась метафора человеческого тела, сгибавшегося в том же направлении, что и лук. Оптимальная длина лука колебалась в пределах от 5 футов 7 дюймов до 6 футов 2 дюймов. На "Мэри Роуз" обнаружены луки еще на 3-4 дюйма длиннее. Правилами 1465 года определялось, что любой англичанин, проживающий в Ирландии, и "...в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет должен иметь английский лук длиной равной его росту плюс четыре дюйма". Следует иметь в виду, что в Средние Века люди были заметно ниже, чем в наши дни. Например, средний рост экипажа "Мэри Роуз" составлял 5 футов 8 дюймов.
При этом в лучники отбирали преимущественно высоких мужчин. По-видимому, данный приказ исполнялся, так как сэр Джон Смайт позднее писал: "...в прошлые времена все заботились о том, чтобы боевые луки делали из тиса. Длина же луков была больше, чем в наши дни, поэтому они редко ломались или не ломались вовсе".
Лук в сечении напоминал латинскую букву "D". Для натяжения лука следовало приложить усилие 80-120 фунтов. Современные эксперименты показали, что дальнейшее увеличение усилия не дает положительных результатов. Следует иметь в виду, что у современных спортивных луков натягивающее усилие не превышает 45 фунтов, а у реконструируемых в наши дни больших луков усилие редко превышает 60 фунтов.
Вопреки распространенному теперь мнению, лук не всегда изготавливался из прямой заготовки. Использовались и слегка выгнутые заготовки, поскольку древесина имеет тенденцию расширяться. Это обстоятельство учитывалось при натяжении лука, натяжение шло против изгиба. Если из лука долго стреляли, то он начинал выгибаться в противоположную сторону, "шел за тетивой". Мастера иногда дополнительно нагревали заготовку, чтобы выгнуть концы лука в другую сторону. Это заметно удлиняло рабочий ход лука, что благоприятно сказывалось на баллистике стрелы. Среди луков, обнаруженных на борту "Мэри Роуз", есть экземпляры и выгнутые, и с загнутыми концами, и "ушедшие за тетивой".
Как видно на иллюстрациях и подтверждается находками на "Мэри Роуз", концы лука оснащались роговыми насадками с прорезью, в которую вставляли тетиву. Это не давало концам лука раскалываться и облегчало процесс установки на лук тетивы.
Центральную часть лука ничем не обматывали. Известно, что луки с обмоткой в центральной части впервые появились в 1565 году во Фламандии. Рекомендовалось покрывать лук воском, чтобы уменьшить воздействие на древесину погодных факторов.
На луках с "Мэри Роуз" в центральной части имеются клейма. Эти клейма не только указывали на мастера, но и обозначали место, куда следует накладывать стрелу. В отличие от современных луков, у больших луков не было верхнего и нижнего плеча.
       Готовые луки могли быть "крашенные" или "белые", то есть с отделкой или без. При подготовке к крупному походу правительство не только закупало большое количество луков, но и нанимало мастеров. Например в 1359 году некто Уильям де Ротвелл получил приказ "доставить в Лондон мастеров по изготовлению доспехов, луков, стрел, а также других ремесленников, умеющих делать оружие и доспехи... назначив им королевское жалованье".
Мастера по изготовлению луков сопровождали армию в походе и получали жалованье как обычные стрелки.

Отредактировано Marion (2010-02-08 16:16:44)

+4

59

Техника стрельбы

Разумеется, к средневековым стрелкам из лука предъявлялись совсем другие требования, чем к нынешним любителям пострелять на природе. Отсюда следуют заметные различия в технике стрельбы. Для средневекового лучника главным было сделать мощный выстрел на большое расстояние. Генрих VIII ввел обязательную подготовку к стрельбе на дальние дистанции. Для такого выстрела требовался мощный лук, овладеть которым было нелегко. Поэтому осваивать лук начинали рано, уже в семь лет. Мальчик буквально рос вместе со своим луком. В проповеди епископа Латимера, сказанной молодому Эдуарду VI в 1549 году, есть такие слова: "В мое время мой несчастный отец прилежно учил меня стрельбе из лука. Также учат детей другим наукам. И я понимал, что другие отцы также учат своих детей. Он научил меня натягивать лук, причем натягивать усилием всего тела, а не только одних рук, как делают в других странах. Лук подбирался мне по росту и силе, и когда я перерастал свой лук, мне давали новый большего размера. Человек никогда не научится стрелять из лука, если не вырастет вместе с ним".

Наибольшее отличие между современными и средневековыми стрелками заключается в способе прицеливания. Вообще говоря, существуют четыре способа прицеливаться при стрельбе из лука: инстинктивный, полуинстинктивный, по точке прицеливания, с использованием прицела. Инстинктивно мы прицеливаемся всякий раз, когда кидаем камни или играем в дартс. При этом мозг производит сложное, не поддающееся формализации вычисление, в котором учитывается дальность броска, тяжесть метаемого предмета и другие условия. Инстинктивное прицеливание происходит без участия сознания. Стрелок концентрируется на цели и метает предмет. Примерно также опытные автомобилисты чувствуют необходимость переключить передачу. Полуинстинктивное прицеливание отличается от инстинктивного тем, что стрелок кроме цели держит в поле зрения метаемый предмет.
Стрела по своей баллистике больше походит на артиллерийский снаряд, чем винтовочную пулю, то есть летит по навесной, а не настильной траектории. При наведении по точке прицеливания стрелок учитывает расстояние до цели. Существует некая опорная точка, через которую, как стрелку известно из опыта, стрела обязательно пройдет при заданном положении лука. Для стрельбы по более близким целям стрелок опускает лук, а для стрельбы по удаленным целям, напротив, поднимает. Наведение с помощью прицела понятно, но нет никаких свидетельств в пользу того, что прицелы использовались в Средние Века.

Хотя эта классификация не была известна в описываемый период, из средневековых текстов можно понять, что лучники использовали наведение по точке прицеливания или полуинстинктивное наведение. "Некоторые стрелки выбирали себе ориентиры рядом с целью: деревья, холмы или какие-нибудь другие заметные предметы... Другие, более опытные стрелки просто смотрели на цель , затем переводили взгляд на стрелу, а затем снова смотрели на цель". Однако эти способы считались недостаточно эффективными. Настоящий стрелок действовал только на инстинкте: "...постоянно смотреть на цель - единственный способ сделать удачный выстрел". Также читаем "стрелять на глаз очень легко, и если стрелок учился этому с детства, то он никогда не промахивался".
Современные же стрелки отводят стрелу к определенной точке на щеке или скуле у ведущего глаза. Это дает необходимую опорную точку прицеливания. На средневековых рисунках можно часто увидеть лучников в такой позе, но это почти всегда не англичане, или рисунки сделаны иностранными художниками. Настоящий же английский лучник всегда стрелял "от уха", прицеливаясь инстинктивно. Конечно, говорить "от уха" будет упрощением. В действительности у каждого английского лучника была своя манера стрельбы, своя точка, в которой он фиксировал натянутый лук, как у кого ложилась рука. Наведение лука в вертикальной плоскости возможно за счет любой из двух рук. Известно описание разницы между стрелками, которые при стрельбе по удаленным целям видели цель над рукой держащей лук, и теми, которые видели цель под рукой. Можно сказать, что "от уха" можно стрелять только длинными стрелами (до 36 дюймов), тогда как современные стрелы не бывают длиннее 30 дюймов. Этим объясняется разница в технике стрельбы. Современный стрелок стоит против мишени, развернувшись грудью к ней. Если он будет слишком далеко отводить стрелу, то в результате стрела будет смотреть влево. Чтобы скомпенсировать этот недостаток, ему приходится сдвигать левую руку вправо, но тогда теряется все преимущество в размахе, полученное при большом отведении стрелы. Ситуация в еще большей степени усугубляется, если предположить, что на стрелке надет шлем и доспехи. Средневековые лучники, как это явственно видно на многочисленных рисунках, стояли к цели левым боком. Это позволяло им до предела увеличить размах и при этом не сбивать прицел. Кроме того, так не мешались ни шлем, ни доспехи.
Кроме того, современные стрелки пренебрегают эффектом сжатия человеческого скелета, при взведении тугого лука. Как показали опыты Ричарда Голлуэя (средний рост стрелков его группы 5 футов 10 дюймов) тяжелый лук можно взвести не более чем на 32 дюйма. Обычно же лучник способен взвести лук на 29-31 дюйм, в зависимости от своей комплекции и физической силы. С этими данными хорошо согласуются результаты исследований на "Мэри Роуз", где большинство стрел имело в длину 30,5 дюймов.
Хотя использовался и трехпальцевый захват, большинство стрелков практиковали захват двумя пальцами. Захват двумя пальцами позволял резче отпускать тетиву. Как известно, английским лучникам, попавшим в плен к французам, отрубали два пальца. Отсюда пошло известное приветствие лучников с помощью двух вытянутых пальцев.
()
Статья полностью (с иллюстрациями)
http://white-company.narod.ru/white-company/1.htm

+3

60

Так государь должен поступать касательно военного дела
Н.Макиавелли  Государь.

Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого. Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рожден государем, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным. И наоборот, когда государи помышляли больше об удовольствиях, чем о военных упражнениях, они теряли и ту власть, что имели. Небрежение этим искусством является главной причиной утраты власти, как владение им является главной причиной обретения власти.

Франческо Сфорца, умея воевать, из частного лица стал Миланским герцогом, дети его, уклоняясь от тягот войны, из герцогов стали частными лицами. Тот, кто не владеет военным ремеслом, навлекает на себя много бед, и в частности презрение окружающих, а этого надо всемерно остерегаться, как о том будет сказано ниже. Ибо вооруженный несопоставим с безоружным и никогда вооруженный не подчинится безоружному по доброй воле, а безоружный никогда не почувствует себя в безопасности среди вооруженных слуг. Как могут двое поладить, если один подозревает другого, а тот в свою очередь его презирает. Так и государь, не сведущий в военном деле, терпит много бед, и одна из них та, что он не пользуется уважением войска и в свою очередь не может на него положиться.

Поэтому государь должен даже в мыслях не оставлять военных упражнений и в мирное время предаваться им еще больше, чем в военное. Заключаются же они, во-первых, в делах, во-вторых – в размышлениях.

Что касается дел, то государю следует не только следить за порядком и учениями в войске, но и самому почаще выезжать на охоту, чтобы закалить тело и одновременно изучить местность, а именно: где и какие есть возвышенности, куда выходят долины, насколько простираются равнины, каковы особенности рек и болот. Такое изучение вдвойне полезно. Прежде всего благодаря ему лучше узнаешь собственную страну и можешь вернее определить способы ее защиты; кроме того, зная в подробностях устройство одной местности, легко понимаешь особенности другой, попадая туда впервые, ибо склоны, долины, равнины, болота и реки, предположим, в Тоскане имеют определенное сходство с тем, что мы видим в других краях, отчего тот, кто изучил одну местность, быстро осваивается и во всех прочих. Если государь не выработал в себе этих навыков, то он лишен первого качества военачальника, ибо именно они позволяют сохранять преимущество, определяя местоположение неприятеля, располагаясь лагерем, идя на сближение с противником, вступая в бой и осаждая крепости.
Филопемену, главе ахейского союза, античные авторы расточают множество похвал, и в частности за то, что он и в мирное время ни о чем не помышлял, кроме военного дела. Когда он прогуливался с друзьями за городом, то часто останавливался и спрашивал: если неприятель займет тот холм, а наше войско будет стоять здесь, на чьей стороне будет преимущество? как наступать в этих условиях, сохраняя боевые порядки? как отступать, если нас вынудят к отступлению? как преследовать противника, если тот обратился в бегство? И так, продвигаясь вперед, предлагал все новые и новые обстоятельства из тех, какие случаются на войне; и после того, как выслушивал мнение друзей, высказывал свое и приводил доводы в его пользу, так постоянными размышлениями он добился того, что во время войны никакая случайность не могла бы застигнуть его врасплох.

Что же до умственных упражнений, то государь должен читать исторические труды, при этом особо изучать действия выдающихся полководцев, разбирать, какими способами они вели войну, что определяло их победы и что – поражения, с тем чтобы одерживать первые и избегать последних. Самое же главное – уподобившись многим великим людям прошлого, принять за образец кого-либо из прославленных и чтимых людей древности и постоянно держать в памяти его подвиги и деяния. Так, по рассказам, Александр Великий подражал Ахиллу, Цезарь – Александру, Сципион – Киру. Всякий, кто прочтет жизнеописание Кира, составленное Ксенофонтом, согласится, что, уподобляясь Киру, Сципион весьма способствовал своей славе и что в целомудрии, обходительности, человечности и щедрости Сципион следовал Киру, как тот описан нам Ксенофонтом. Мудрый государь должен соблюдать все описанные правила, никогда не предаваться в мирное время праздности, ибо все его труды окупятся, когда настанут тяжелые времена, и тогда, если судьба захочет его сокрушить, он сумеет выстоять под ее напором

+4