SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Наемники>>

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Наемники, или наемные войска — солдаты, нанимаемые государством из уроженцев других стран.

Первые следы Н. встречаются в Египте, где Псаметих I (с 656 г. до Р. Х.) при помощи наемных карийцев и ионян достиг господства над Египтом. Карийцы (см. соотв. статью), по греческим преданиям, первые стали наниматься на военную службу у чужеземцев. Наравне с ними этим же ремеслом стали промышлять и критяне (в эпоху пелопонесской войны), а также аркадяне, которых принуждала искать пропитания вне родины скудная природа их горной области. В Греции Н. мы прежде всего встречаем телохранителями греческих тиранов (Пизистрат, сыновья его, Поликрат Самосский, Агафокл); из-за желания этих Н. добиться гражданства происходили частые раздоры

В новейшей Западной Европе после падения феодального военного строя везде образовались банды Н., вскоре получившие и политическое значение. Первыми правильно организованными бандами были альмогавары в Испании — легкая пехота, предназначавшаяся, главным образом, для партизанской войны с арабами. В 1282 г., при Петре Арагонском, они пришли в Сицилию и распространяли здесь ужас, особенно под начальством Руджиеро де Флор. Император Генрих VII своим римским походом увеличил число итальянских Н., вожди которых, Маттео деи Висконти и Кангранде делла Скала, с титулами императорских викариев, овладели городами Миланом и Вероною. Первым отрядом Н., выступившим в Италии не на службе у тиранов, а самостоятельно, была Compagnia de Siena, являющаяся исходной точкой кондотьерства.

Людовик Висконти учредил банду св. Георга, и с тех пор кондотьеры  являются вершителями судеб Италии. Французские Наемники, носившие названия bendits, aventuriers, brigands и т. д., никогда не имели такой твердой организации, как итальянские. Впервые они выступают при Людовике VII. Они составились из учрежденных Людовиком VI коммунальных отрядов, причем в их состав вошло много чужеземцев, особенно брабансонов (см. соотв. статью). Во время войны между Францией и Англией во второй половине XII в. они сражались на обеих сторонах и опустошили всю страну; тем не менее Филипп II Август долго еще держал на жалованье этих Н., называвшихся soudoyers или soldats. В XIV в. французские наемные войска получили еще большее значение. Разбитые при Креси (1346) и при Мопертюи (1356) Н., соединившись с другими изгнанными и обедневшими элементами, сделались вскоре ужаснейшим бичом Франции и — если недоставало средств на жалованье им — главными опорами революционных движений. В 1365 г. удалось изгнать 50000 этих Н., под начальством "архипастыря" Серволы (Cervola), в Эльзас, а несколько предводителей банд король Карл V принял на свою службу, в качестве capitaines ordonnés. Действительную помощь стране принес лишь коннетабль Дюгеклен (см. соотв. статью), приучивший беспорядочные банды к строгой дисциплине и приспособивший их к войне с англичанами. Снова Н. стали играть большую роль во Франции, когда Бернар д'Арманьяк в 1410 г. вступил в борьбу партий со своими гасконскими отрядами. Арманьяки (см. соотв. статью) своей страстью к грабежам сделались постоянной опасностью для Франции, пока Карл VII не избавился от них своими compagnies d'ordonnance и войною со швейцарцами в 1444 г. Иного, гораздо лучшего характера были шотландские стрелки, оказавшие французским королям хорошие услуги во время войны с Англией. В Германии Н. войска к началу нового времени выработались в своеобразный институт ландскнехтов (см. соотв. статью); здесь они никогда не имели значения и политического влияния итальянских и французских Н. Самым знаменитым отрядом Н. была в Германии "Большая Гвардия" (Magna Guardia), в "черных отрядах" которых насчитывалось до 6000 чел. Эта "гвардия" в 1464 г. служила венгерскому королю Матвею, в Гельдерне билась за императора, в Швеции вела войну за датское жалованье; позже она сражалась с фризами и в 1517 г. почти совершенно была уничтожена на службе у гельдернцев. В лесных кантонах Швейцарии поставка Н. для иноземных войн началась еще с ХIII в., но особенно усилилась в XV в., несмотря на частые запрещения местных властей. Швейцарские войска за большие деньги нанимались всеми почти западно-европейскими государствами; наемничество (Reislaufen) сделалось любимым занятием не находившей себе дела или пропитания на родине швейцарской молодежи. В XVIII в. началась сильная патриотическая оппозиция против этого обычая, особенно усилившаяся в XIX веке, после того, как в 1830 и 1848 гг. швейцарским гвардиям пришлось выступать, притом всегда с кровавым уроном, защитницами деспотизма во Франции и в Неаполе. Однако, лишь в июле 1859 г. союзный совет издал строгий закон, грозящий за наемничество тюрьмой, штрафом и лишением гражданских прав. Несмотря на это, число швейцарских наемников, особенно в голландской Ост-Индии и во франц. легионе, до сих пор весьма значительно. В Риме с 1870 г. швейцарский отряд, состоящий на папском жалованье, ограничен незначительным количеством телохранителей (около 100 чел.).

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

+3

2

Вся история развития человечества неразрывно связана с применением военной силы в решении конфликтных ситуаций. Поскольку регулярная армия не всегда в состоянии разрешить локальные и межрегиональные проблемы, государство часто прибегает к услугам третьей стороны – наемников.
Первый известный истории случай использования наемников относится к XVI веку до н.э. В то время в древнем Египте армия более чем наполовину состояла из наемников-иностранцев. Поселения наемников быстро набирали силу и самостоятельность, и фараонам приходилось тратить немало времени и усилий для их усмирения.
Активно использовали наемных солдат и древнегреческие тираны – именно на наемниках держалась их власть, и именно они обеспечивали тиранам личную безопасность. Наемники так же способствовали расширению и укреплению государственных границ.

В средние века альтернативы наемным армиям просто не существовало. Подавляющее большинство войн и внутренних конфликтов велось исключительно наемниками. В этот период наемники стали очень тесно связаны с государственной структурой. Высшая наемническая элита подчинялась непосредственно королю и фактически состояла на государственной службе, при этом большая часть солдат по прежнему «служила по контракту» - на основе денежных выплат.

Рассвет феодализма в Средние века обусловил постоянный спрос на тренированных солдат, поскольку феодальные лорды регулярно нанимали наемников для пополнения своих армий, а торговцы пользовались услугами наемников для защиты . Лучших из этих наемных солдат часто называли странствующими рыцарями за их приверженность рыцарству и кодексам боевой чести и отсутствие формального хозяина. Другие были немногим лучше разбойников и нанимались, в основном, в качестве пушечного мяса. Со временем наемники стали собираться в "свободные подразделения" и предлагали услуги как целое подразделение. Как и в случае с отдельными наемниками профессионализм этих подразделений сильно варьировался. И хотя спрос на элитные подразделения наемников был по прежнему высок, стало появляться множество ненадежных подразделений. Этим подразделениям недоставало верности, они регулярно не выполняли свои обязанности и меняли стороны конфликтов, если им это было выгодно. Такие действия бросили тень на всех наемников, обусловив тем самым плохую репутацию наемников во все века. Эта репутация вкупе с политическими и экономическими изменениями привела к сильному падению необходимости в наемниках.

+2

3

Феодальная военная служба     

Во второй половине XII века произошел некоторый упадок военных институтов. В отличие от суровости самих феодальных принципов реальная практика оказывалась более гибкой, а деньги зачастую значили больше, нежели вассальные обязательства.

В обмен на землю, получаемую в виде феода, вассал должен был выполнять определенные обязательства в отношении своего сеньора, в том числе оказывать ему военную помощь трех видов: служба в войске, конные походы, охрана замка. Участия в войске могли требовать только сеньоры, стоявшие на самом верху феодальной иерархии, — короли, герцоги или графы. Как правило, речь шла о дальнем наступательном походе, проводимом один раз в год и длившемся не более сорока дней. Каждый являлся с определенным количеством своих собственных вассалов (пропорционально значимости феода) и снаряжался за собственный счет (оружие, продовольствие, лошади). По истечении срока сеньор имел право продлить срок службы в войске, но в этом случае он обязывался взять на себя расходы на снаряжение и довольствие, а также возместить убытки тем, кто согласится остаться. Конная служба проходила в течение ограниченного времени (обычно около недели) и на ограниченном пространстве (равноценном одному дню похода). Такая помощь и требовалась чаще всего, а именно во время войн между соседями: кратковременные походы на территорию противника или налеты на его замок. Каждый сеньор мог требовать выполнения этой обязанности тогда, когда считал нужным. Наконец, охранную службу несли воины, располагавшиеся непосредственно в замке сеньора; и поскольку речь шла лишь о выполнении оборонительной функции, ее в основном исполняли вассалы преклонного возраста и инвалиды, остальные же, когда не велось военных действий, привлекались к ней только на короткое время.

Все вышеизложенное касается лишь людей, владевших землей. Военные обязанности простолюдинов определялись сложнее и по-разному в зависимости от местности. В Северной Франции вилланы помогали только во время оборонительных мероприятий: охраняли замок и участвовали в защите сеньории от набегов. Впрочем, они довольно часто откупались от охранной службы, заплатив налог, позволявший содержать вместо них профессиональное войско; а при защите владений сеньора они оказывали лишь необходимую помощь в качестве часовых, землекопов, конвоиров. Однако король Франции в своем собственном домене иногда требовал службы простолюдинов: каждая административная единица (резиденция прево, община, королевское аббатство) должна была предоставить войско из пеших солдат, количество которых определялось пропорционально числу дворов. Того, кто отправлялся на такую службу добровольно или по жребию, снаряжали в складчину все жители.

Наконец, наряду с обычными формами военной помощи, король или крупный землевладелец мог в случае крайней опасности провести массовый набор войска среди своих слуг, вассалов или вилланов (причем на неограниченное время): так называемый призыв ополчения, отголосок старинной общественной службы, которую у каролингских суверенов несли все свободные люди. В XII веке такой призыв ополчения произошел только один раз; его осуществил король Людовик VI, когда в августе 1124 года император Генрих V попытался захватить Шампань.

Однако подобная организация в полном виде существовала лишь в теории. В реальной жизни феодальную службу несли весьма неохотно, а нередко и вовсе пытались от нее уклониться. Во время конной службы низшие вассалы не решались покидать свои земли и зачастую отказывались служить за пределами сеньории. Да и сами сеньоры также неохотно отправлялись в войско своего сюзерена. В Англии многие не соглашались следовать даже за собственным королем во время его походов на континент. Во Франции Людовик VII, а затем Филипп Август могли с уверенностью рассчитывать на помощь только незначительного числа землевладельцев, да и то лишь после проведения тяжелых переговоров с чередованием обещаний и угроз. Таким образом, в войско отправлялись обычно только те, кто жил недалеко от места проведения военных действий.

К этому можно добавить постоянные опоздания, недисциплинированность, распущенное поведение во время сражений и посредственную подготовку войска. Проблема существовала на всех уровнях феодальной лестницы, по крайней мере во Франции. Так, в начале XIII века Филипп Август располагал армией, не превышавшей трех тысяч человек, из которых две тысячи составляли пешие солдаты, набранные в королевском домене, 300 — наемники из Брабанта и 200 — арбалетчики. Даже во время войн ему редко удавалось собрать более 350—400 рыцарей. Документ под названием «Milites regni Francie» («Рыцари королевства Франция») сообщает, что в 1216 году, то есть через два года после победы при Буви-не, в королевскую армию входило только 436 рыцарей, причем все — уроженцы Северной Франции. Так, герцог Бретани Пьер Моклерк привел всего лишь 36 рыцарей, хотя для службы в собственном войске мог бы собрать их в десять раз больше; граф Фландрии — 46 рыцарей, а герцогство Нормандия, самое могущественное в христианском мире,— только 60 рыцарей.

Наемники        

Подобные уклонения от несения военной вассальной службы послужили причиной появления наемных солдат ( Само слово «солдат» происходит от немецкого слова «sold» — жалованье в наемной армии (Примеч. пер.)). Постепенно деньги стали истинным «двигателем» войны. Уже в раннем Средневековье допускалась возможность уплаты особого налога вассалами низшего ранга, теми, кто достиг преклонного возраста, болен или отсутствовал (например, совершал паломничество), для того чтобы их можно было заменить кем-то другим. Со временем такая практика получает все более широкое распространение. В Англии, начиная с середины XII века, любой вассал имел право откупиться от службы в войске. Существовала даже тенденция обязать всех свободных людей платить налог, позволивший бы содержать королевскую армию. Во Франции немногим позже Филипп Август учредил так называемые «денежные феоды»: те, кто ими пользовался, получали не саму землю, а ренту и должны были за это оказывать военную помощь королю, часто в качестве лучников или арбалетчиков. Эти меры позволяли суверенам лучше вознаграждать согласившихся сражаться на их стороне, нанимая на службу настоящих профессионалов военного дела, и, таким образом, закладывать основы постоянной армии.

Хотя попадались отдельные рыцари, продававшие свои услуги тем, кто предлагал большую цену, наемниками в основном становились люди неблагородного происхождения, чаще всего из самых бедных и малонаселенных районов Западной Европы: Уэльса, Брабанта, Фландрии, Арагона, Наварры. Для их обозначения обычно употребляли название местности, из которой они происходили (арагонцы, брабантцы), или более общие слова — простолюдины» и «кольчужники». В начале XII века наемные солдаты встречались еще довольно редко и в основном у королей Англии. Количество наемников возросло начиная с 1160—1170 годов, когда они превратились в настоящее бедствие для всего Запада, поскольку не только произвели переворот в военном искусстве, используя новое оружие, которое убивает, а не просто помогает захватить врага в плен (ножи, крюки, арбалеты), но и стали организовывать банды, причем практически неистребимые, во главе с военачальниками, действовавшими исключительно ради собственной выгоды. С этими бандами приходилось постоянно вести переговоры и торговаться, потому что они оказывались еще более опасными в мирное время, чем в период военных действий. Ожидая начала очередной войны, они открыто жили за счет местных жителей, совершая разного рода незаконные поборы и бесчинства. Периодически на них организовывали гонения, устраивая настоящие крестовые походы. Но несмотря на суровые меры, принимаемые против тех, кого удавалось захватить в плен (в 1182 году Ричард Львиное Сердце приказал повесить половину пойманной им банды брабантцев, а остальных велел выслать, предварительно выколов им глаза), Западная Европа страдала от наемников, по меньшей мере, до середины XV века.

Мишель Пастуро. Повседневная жизнь Франции и Англии во времена рыцарей Круглого стола >  Глава 7. Время войны и время мира
http://www.countries.ru/library/middle_ … glava7.htm

+3

4

Древнейшая профессия на земле - это воин. С тех пор как появились, пусть и самые примитивные, армии - с тех самых пор существует потребность в людях, готовых взять оружие. С древнейших времен и по наши дни недостатка в людях, готовых воевать, не существует. Кто-то записывается в регулярную армию и выполняет там свой долг. Кто-то пускается в свободное плавание, влекомый самыми разными мотивами, и получает наименование - наёмник.
Как их только не называют - "солдаты удачи",  "свободные руки"… В ходу и более цветистые обороты - "наемные убийцы" и "псы войны".

В самом общем смысле слова наемник - это человек, воюющий в иностранной армии, как правило, за хорошие деньги. Однако это очень общая картина. Причины, заставившие наемников податься в чужие края искать удачи - самые разные: любовь к приключениям, приверженность идее, попытка применить свои умения там, где они востребованы, ну и, конечно, деньги.

Крохоборская суть наемника стала проявляться ещё со времён Древней Греции.
Солдат мог смириться с мыслью, что на войне ему может случиться умереть, но он, идя на смерть, как бы отдавал материальный долг своему кредитору, но вряд ли его при этом осеняло чувство долга и патриотизма. Стоит ли особо доказывать и тот факт, что наемник вряд ли способен на бескорыстную боевую инициативу: у него, если не на бумаге, то в голове с момента наема заложен тариф на все его военные услуги. В этом тарифе не прописана боевая инициатива, а раз это не предусмотрено контрактом, то и не входит в обязанность наемника...

   Деньги играли важную и основную роль, что без платы воины не соглашались даже выйти за городские ворота для смотра.
   За исключением выговоренной платы и надежды на богатую добычу не существовало никакой связи, которая привязывала бы наемников к  делу, - в наемнике рано или поздно просыпался задавленный дисциплиной зверь.
В числе их было немало людей из других государств, готовых продать свое тело и душу; то были бездомные проходимцы, люди, не считавшие для себя ничего священными, служившие сегодня у одних, а завтра нанимавшиеся на службу к другим.
Такие войска держались только деньгами; войну они обращают в ту сторону, где ожидается больше всего прибыли; в деньгах и сила, и победа; чтобы добыть денег, захватываются даже храмовые имущества.

+2

5

Наемники
Исторический обзор
Из книги бельгийского историка Вербрюггена "Военное искусство Запада в Средние Века" (J.F.Verbruggen. The Art of Warfare in Western Europe During the Middle Ages). Книга впервые вышла в 1954 г.

Хотя феодальное хозяйство было преимущественно натуральным, с малым оборотом денег, феодальные армии имели в своем составе наемников уже в ранний период. Эти наемники были очень важны, так как они являлись немногими хорошими пешими воинами Европы. Немного известно о тактике тяжелых всадников, выступавших как наемники, и эта тактика скорее всего соответствовала рыцарской. Наемники в Венеции впервые упоминаются не позднее 10 в. В 991 Фульк Нерра (Fulk Nerra), граф Анжу, использовал их в своей войне против Конана (Conan), графа Бретани, и уже ранние chansons de geste упоминают о них. Папа Лев IX собрал армию немецких наемников, чтобы сражаться с норманнами в Юж.Италии, и эти наемные воины характеризовались как авантюристы, мерзавцы и бандиты. Норманнские рыцари в Юж.Италии и сами были наемниками на службе в первую очередь местных сеньоров. Известно, что графиня Ино Рихидьда (Richildis) наняла наемников для войны с Робертом Фризским, графом Фландрии, после его победы под Касселем (Cassel) в 1071. Другие князья также усиливали рыцарские армии такими воинами, но обычно речь шла лишь о небольших отрядах. С другой стороны, у Вильгельгельма Завоевателя в 1066 было много рыцарей и жадных наемников из сопредельных княжеств Франции. Когда Кнут IV Датский и Роберт Фризский готовились к вторжению в Англию в 1085, Вильгельм созвал во Франции тысячи наемников, включая стрелков. Термины solidariis, pedonibus, et sagittariis multis millibus conductis ясно указывают, что среди них были пехотинцы, но другие источники также говорят о кавалерии.

Наследники Вильгельма Завоевателя, Вильгельм Рыжий и Генрих I, так же брали наемников, в основном конных. На службе у Генриха было много бретонцев. Короли Англии платили и денежные фьефы (money fiefs) графу Фландрии в 1101, 1110, 1163 и 1180 за контингенты фламандских рыцарей числом от 500 до 1000 человек. Эти денежные фьефы имели как военные, так и политические цели. Фламандские рыцари, и подобные им, могут рассматриваться как наемники. Но в приведенных примерах они оставались наемниками лишь на период коротких компаний, и не представляли собой ни замкнутые отряды, ни профессиональных наемных солдат, которых мы встречаем позже.

Возможно, что такие наемники упоминаются в 1106; во время осады Кельна королем Генрихом V герцог Генрих Лимбургский прислал на помощь осажденным "людей, называемых gelduni". "Они были драчливы, отважны, опытны в битвах". Больше информации об этих войсках приходит из Фландрии в 1127. Когда армия Гента шла на Брюгге после убийства Карла Доброго, к ней присоединилась большая группа людей, по своему описанию во многом походящая на профессиональных наемников более поздних времен. Из окрестностей Гента пришло много разбойников; наряду со стрелками и мастеровыми, пришли воры, грабители, бандиты и всякие люди того сорта, что желают получить выгоду из возможностей, предоставляемых осадой. Но жители Брюгге не дали этой пестрой толпе войти в город. Среди ополченцев Бертульфа (Bertulf) в замке Брюгге был наемник (coterellus) по имени Benkin, умелый стрелок, чьи стрелы наносили немалый урон закованным в доспехи врагам. Кроме того мы узнаем, что граф Вильгельм Клито (Clito) собрал рыцарей и coterelli, которые были профессиональными наемниками, в Ипре.

В Англии использование наемников приобрело значение во время войн между королем Стефаном и королевой Матильдой. Стефан нанял первого командира наемников, имя которого нам известно в Средние Века, фламандского дворянина Вильгельма Ипрского, сына Филиппа Ипрского и внука Роберта Фризского. Вильгельм собрал наемников, чтобы помочь его борьбе за спорный трон, и когда Стефан стал королем Англии в декабре 1135, Вильгельм поступил на службу с отрядом фламандских наемников. Весьма вероятно, что первоначально они собирались служить наемниками лишь временно, разгоревшаяся долгая гражданская война сделала их профессионалами. В отряде Вильгельма были и рыцари, и пехота, и он был их вождем и командующим. Его люди - разбойники и головорезы, не задумываясь осквернявшие кладбища, грабившие церкви и уводившие священников в плен. Они жили за счет своей платы и грабежа. У Вильгельма также служили бретонцы.

Вильгельм стал главным королевским советником. Вместе со Стефаном он сражался в Нормандии в 1137, но местные бароны неохотно сотрудничали с фламандцем. В последующие годы он пытался восстановить королевскую власть: в битве при Линкольне в 1141 Вильгельм вместе с графом Омалем (Aumâle) командовал частью королевской армии, а когда она была разбита, бежал. "Он был очень компетентным командующим, но когда увидел, что не может больше помочь королю, то отложил помощь на более подходящий момент". Стефан попал в этой битве в плен. Вильгельм прибыл к королеве в Кент и собрал новое войско, с которым намеревался пойти в бой и изменить положение. После важной битвы при Винчестере он и его фламандцы взяли в плен Роберта Глостера, могущественного сводного брата Матильды. Стефан был обменян на этого пленника. Стефан пожаловал своему командующему годовое содержание в 450 фунтов из королевских доходов в Кенте. Наемники Вильгельма являлись сильнейшей опорой Стефана на всем протяжении войны. Хотя они включали немалый контингент пехоты, это не мешало им занимать ведущее положение. Когда Генрих II в 1154 стал королем, он прогнал наемников Вильгельма, но ему самому разрешили остаться в Англии еще некоторое время, и до 1157 он продолжал получать доходы со своих земель в Кенте.

На континенте Генрих II иногда предпочитал наемную армию традиционной рыцарской, а также заменял военную службу рыцарей сбором налога с каждого фьефа. Эти сборы и богатое королевское казначейство позволяли ему регулярно набирать наемников и содержать их на протяжении долгой кампании. Король мог содержать наемных рыцарей неопределенно долгое время, и одновременно развивать собственную пехоту, состоявшую в основном из наемников. С этими войсками он мог вести широкие кампании в огромных владениях Анжуйской династии, и эффективно защищать эти владения на протяжении длительного времени.

Генрих II и его сын Ричард, во главе своих наемников, подавили мятеж сеньоров в Аквитании: они успешно брали их твердыни и отбивали атаки в поле. У Генриха II был корпус состоявший из пехотинцев, получавших регулярную плату пенни в день, которую удвоили при Ричарде, он так же стандартизовал оружие этих войск. Пехота в тесном строю эффективно действовала против рыцарей на поле боя, но особую важность приобретали они при осадах крепостей, особенно если было не много полевых сражений. У короля было достаточно средств, чтобы содержать эти войска длительное время, а они принуждали к сдаче вражеские крепости.

В 1159 Генрих совершает поход на Тулузу против графа Раймона де Сен-Жиль (St Gilles). Он понимал большую удаленность и продолжительность похода, а потому не захотел созывать сельских рыцарей и крестьян, но собирал по 60 анжуйских шиллингов с каждого рыцарского фьефа в Нормандии и
по 2 марки в Англии. Этот налог принес внушительную сумму 8000 фунтов, которых хватило, чтобы собрать сильную наемную армию, численность которой неизвестна. С ней были основные бароны Англии, Нормандии, Анжу, Аквитании и Гаскони, а также король Шотландии. По ходу кампании король запретил брать что-либо у местного населения силой, каждый солдат был обязан честно оплачивать все необходимое, но Генрих конечно понимал, что наемникам в этом вопросе нельзя доверять. Его армия триумфально прошла через Аквитанию и добилась определенных успехов в Керси (Quercy), но крепость Тулузы оказала ожесточенное сопротивление. Король Людовик VII спешил на помощь графу де
Сен-Жилю. Генрих испытывал затруднения, так как слишком растянул коммуникации: его ближайшей базой фактически был Кагор, удаленный от Тулузы более чем на 100 км, так что снабжение было очень тяжелым.

Для своего похода в Уэльс в 1165 Генрих также нанял пехотинцев. Каждый солдат получал от короля
15 шиллингов 3 пенса, составлявшие плату за полгода, вооружение и одежду – возможно униформу. Также было подготовлено 300 тарчей или больших щитов, что свидетельствует о том, что контингент бы небольшим, хоть и включал фламандских наемников. Несмотря на то, что операция была безуспешной, Генрих также и в дальнейшем набирал наемников в Уэльсе. И он использовал целые отряды брабансонов (Brabançons) во время мятежа своих сыновей в 1173, это первое специальное упоминание брабансонов в английских источниках.

Таких же наемников использовал на несколько лет раньше в Италии император Фридрих Барбаросса, когда он в третий раз перешел через Альпы, чтобы решить проблему папы силой оружия в октябре 1166. Он получил лишь небольшую помощь от немецких князей, которые сражались против Генриха Льва. Так же, как и король Стефан, он прибег к наемникам и набрал корпус брабансонов, предположительно очень большой. Согласно Chronica regia Coloniensis, которая является очень информативным источником благодаря Райнальду фон Дасселю (Dassel), архиепископу Кельна, и некоторым кельнским рыцарям, их численность составляла 500 человек, по Отто Санкт-Бласиенскому (St Blasien) – 800, а Винсент Пражский, участник похода, говорит о 1500, позднее Райнальд фон Дассель называет их людьми из Брабанта, как и Отто Морена. Магдебургские Annales говорят о них как фламандцах и брабансонах. В Chronica regia Coloniensis, основывающейся на записках Райнальда фон Дасселя, и хронике Отто Санкт-Бласиенского они просто называются sergeants, но в смысле наемники.

В битве при Тускулуме (Tusculum) 29 мая 1167 небольшой отряд брабантских наемников отличился своими отважными действиями. Архиепископ Райнальд с сотней кельнских рыцарей был окружен в Тускулуме. Фридрих Барбаросса в это время был осажден в Асконе и послал на помощь архиепископа Кристиана Майнцского с рыцарями и отрядов брабансонов. После долгого и утомительного марша 29 мая ок.3 часов дня они подошли к Тускулуму и сразу были атакованы врагом, сильно превосходившим их числом. Брабансоны и рыцари были вынуждены отступить. После этого Райнланд предпринял вылазку со своими кельнскими рыцарями и изменил ход боя. Брабансоны и рыцари архиепископа Майнца также перешли в контратаку и преследовали врагов вплоть до ворот Рима. Очевидцы рассказали итальянскому хронисту Отто Морене, что брабансоны сражались особенно храбро и нанесли наибольшие потери римскому войску. Отто Санкт-Бласиенский говорит, что они были искусными воинами. По Райнланду фон Дасселю вся захваченная добыча была передана брабансонам и слугам, ибо рыцари удовлетворились славой победы.

В последствии брабансоны больше не упоминаются. Не исключено, что в августе 1167 небольшой отряд был уничтожен эпидемией, нанесшей большой урон войску Фридриха. Но 10 лет спустя отряд брабансонов был разбит при Малеморте (Malemort) в Лимузене: командиром этого отряда был бывший священник, Вильгельм, происходивший из района Камбре (Cambrai) и участвовавший с этим же отрядом во взятии Рима Фридрихом Барбароссой в июле 1167. Возможно эти брабансоны самостоятельно закрепились во Франции.

Брабансоны на своем пути к Фридриху в 1166 очевидно совершали всевозможные беззакония и преступления. В это лето аббат Клуни писал королю Людовику VII просьбы о помощи. Наряду с внутренними раздорами, писал он, возникло новое зло. Немцы, называемые Brabantiones, бродят по окрестностям как дикие кровожадные животные, так что никто не может чувствовать себя в безопасности; они страшны как чума. Во втором письме он писал: "Великая беда обрушилась на нас. Люди, более подобные зверям, немногочисленные – около 400 - но ужасные своей дикостью, пришли недавно из Империи на нашу землю. Никто не препятствовал им. Они никого не щадят, не уважают ни пол, возраст, ни социальный статус, но нападают на церкви, крепости и деревни. Что сотворит большое их число, если такой маленький отряд нанес столь большой ущерб?"

Людовик выступил против графа Шалона (Chalon), который обвинялся в использовании разбойников, обычно именуемых брабансонами, против Клуни. Эти ужасные разбойники отбирали церковные одеяние у духовенства и убивали горожан сотнями как скот. Новости об этих преступлениях распространялись далеко и вынудили Людовика предпринять карательную экспедицию. Пойманные брабансоны были повешены, один из них пытался откупиться огромной суммой, но был также казнен.

Эти новые наемники быстро получили дурную славу. После одного нападения на Шампань аббат утверждал, что вынужден был залезть в долги, чтобы выкупить владения монастыря, захваченные наемниками. В 1171 папа Александр III создал комиссию для расследования этого утверждения. Граф Шампани был отлучен от церкви за то, что позволил своим вассалам и coterelli разграбить церковь в Реймсе. Граф подал папе апелляцию, утверждая, что нападение произошло без его ведома и согласия. Папа написал королю Франции, прося его решить спор миром; он больше не приписывал этот разбой наемникам.

Грабительские походы наемников часто беспокоили Восточную Францию в те годы. 14 февраля 1171 Фридрих Барбаросса и Людовик VII встретились для обсуждения проблемы на границе Империи между Toul и Vaucouleurs. Было решено, что злодеи именуемые Brabantiones или coterelli, сражающиеся верхом и в пешем порядке, не должны более использоваться и допускаться в районы, прилегающие к Рейну, Альпам и Парижу. Вассалы обоих правителей не должны оказывать им поддержку или позволять оставаться, если наемник не женился на местной и оседал навсегда. Нарушивший это соглашение должен быть отлучен и обязан возместить ущерб. Остальные сеньоры и прелаты должны принуждать их силой, а если те вернуться к прежнему, то подвергнуть наказанию. Если же нарушитель слишком силен, то император и король сами обязаны выступить против них. Этот договор разрешал императору использовать наемников к востоку от Рейна и за Альпами. Диких банд боялись во Франции больше всего, и Людовик рассчитывал удержать их вне территории между Парижем и границей Империи. После этого брабансоны внезапно поднялись на западе.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

+2

6

http://tiomkin.livejournal.com/468142.html - статья о наемниках. Правда, о современных - но помогает составить психологический портрет.

+1

7

Солдаты удачи. Исторический обзор.

Наемничество было "древнейшей профессией" в военном деле средневековья, бравшей начало со времен каролингских армий, отрядов викингов, за плату оберегавших друг от друга берега франкских королевств, и варяжской гвардии византийских императоров.
Для ясности изложения сразу определимся в терминах: наемниками мы считаем тех, кто сражался по добровольно заключенному на определенный срок контракту за плату в звонкой монете, в отличие от тех, кто был обязан службой в силу вассальной присяги. \
Это уточнение необходимо потому, что с XIV в. во многих государствах рыцари-ленники также стали получать фиксированное денежное вознагараждение за военную службу, но, в отличие от настоящих наемников, были обязаны исполнять воинскую обязанность своему сюзерену, вытекающую из условий принесенной ему вассальной присяги - оммажа.

http://s52.radikal.ru/i135/0910/46/362ff34d2943.jpg

Известно, что еще до того как во время Столетней войны резко обозначилось преимущество профессиональных наемных отрядов над феодальным дворянским ополчением, средневековые монархи предпочитали в идеале видеть свои армии составленными именно из наемных солдат.
Последние имели по крайней мере два важных для средневековья преимущества: служили сколь угодно долго, вернее пока им платили, и не видели разницы в том где и с кем воевать.
К тому же, большинсво наемников были надежными и универсальными солдатами, одинаково хорошо сражавшимися в конном и пешем строю, при осаде и защите крепостей, с мечом и арбалетом в руках.

http://i025.radikal.ru/0910/61/68d954d05787.jpg

Однако в армиях европейских государств число нанятых воинов зависело не от желания правителя, а от состояния его казны.
У тех, кто особенно нуждался в наемниках, казна зачастую бывала не в лучшем состоянии и не могла обеспечить запросы в полном объеме.
Проблема эта решалась по-разному.
В Англии король Генрих II еще в XII в. обязал дворян-землевладельцев взамен воинской повинности платить особый налог, так называемые щитовые деньги, на которые и вербовалась значительная часть армии.
Во Франции реализовать подобную меру не удалось и монархи этой страны могли себе позволить нанимать только специализированные части определенного рода оружия, например пеших итальянских арбалетчиков.
Небольшие города-государства Апеннинского полуострова, ввиду определенных условий вынужденные принимать на службу целые армии кондотьеров, несмотря на свое финансовое процветание с трудом наскребали деньги для их оплаты.
Так во Флоренции, в начале 60-х гг. XIV в. выложившей только за один год на наемные отряды 100000 золотых флоринов, был даже установлен специальный налог со всех горожан для сбора средств на эти цели. А римские папы в XIV в. тратили на кондотьеров 60 % бюджета, и отнюдь не из-за чрезмерной своей воинственности, но ввиду высокой стоимости их услуг.

http://i048.radikal.ru/0910/cb/2d9815d4e04c.jpg

Приведу пример Тевтонский орден, который как правило  в ходе вербовки не имел  проблем,приведённых выше. в ходе вербовки.  ;)
Денег было достаточно и распоряжались ими братья исключительно по своему усмотрению. Только в 1409 г. и лишь на выплату задатков наемным отрядам было потрачено более тридцати тысяч гривен - огромная по тогдашним меркам сумма.

http://s56.radikal.ru/i154/0910/1e/46167cfd6923.jpg

В польско-литовских компаниях, наемники подходили как нельзя лучше, поскольку не испытывали никаких комплексов относительно конфессиональной принадлежности противника.
В отличие, скажем, от Англии, где такой контракт подписывался с каждым воином в отдельности(на службу ингда принимались целые армии), вербовавшиеся в войско Ордена "роты" имели численность от нескольких десятков до тысячи с небольшим воинов. Они подразделялись на "копья" по 3 человека, причем в данном случае речь идет не о тактических или организационных, а лишь о платежных единицах - жалование выдавалось на тройки, а не каждому солдату в отдельности.
   Судя по тому, что понесшие при Грюнвальде жестокие потери наемники не впали в панику и не стали разбегаться, стойко обороняли Мариенбург и продолжали охотно идти на службу тевтонцам, в накладе они не оставались.
После грюнвальдского разгрома крестоносцы без труда увеличили содержание всем своим наемникам чтобы удержать их на службе. Собственно и спасен Орден в 1410 г. был благодаря его неисчерпаемым финансам, позволившим срочно навербовать за границей целую армию.
Правда в Тринадцатилетнюю войну 1454-1466 гг. с Польшей всё это приносило уже не только успехи, но и жестокие поражения - подкупленные наемные гарнизоны не раз сдавали крепости врагу.

Наемничество в Англии.

Классической страной наемничества всегда была Англия.
Забота английских королей сводилась к тому, чтобы крупные феодалы не вырвали у них верховной власти. Им удалось ее удержать в своих руках благодаря тому, что английские феодалы — норманны — долго не сливались с местным населением, говорили на французском языке, и местное население всегда готово было поддержать королевскую власть против помещиков-иноземцев.
Таким образом, правительственная власть в графствах Англии осталась в руках королевского чиновника-шерифа, а не попала в наследственное обладание крупных землевладельцев. Последние были стеснены предусмотрительностью Вильгельма Завоевателя, который даровал им огромные поместья не в одной меже, а раскиданные по разным углам Англии.

http://i055.radikal.ru/0910/17/862ddce94583.jpg

Таким образом, в структуру английского феодализма был введен чиновник, созывавший ополчение вассалов, но неспособный его контролировать и неспособный наблюдать за тем, чтобы лены находились в обладании годных и упражняющихся в военном деле ленников; была крайне ослаблена хозяйская рука крупного землевладельца значительной доли государственной власти, заботящегося о военном деле в своем округе из личного интереса. В этих условиях феодальное ополчение не могло не утратить быстро боеспособности, и мы действительно видим полную непригодность английских феодалов к крупным войнам.

Создалась такая процедура: ленник, малогодный, неспособный к бою, не являлся на призыв; у него формально должен был, за неявку, отбираться лен, но, по внесении им штрафа, он оставался владельцем лена. Таким образом, довольно быстро личное отбывание военной службы заменилось уплатой особого налогу с лена, а король на собранные деньги нанимал тех рыцарей, которые не отстали от военного дела и охотно шли в поход. Наемное войско давало королевской власти новую силу. Тщетно бароны вставили в Великую Хартию Вольности (1215 г.) §51, воспрещавший организацию вооруженной силы из наемников. Наемничество восторжествовало, так как оно отвечало новым условиям экономики.

Роль крупных вассалов этим, однако, не была сведена на нет. Королевский шериф неспособный созвать феодальное ополчение, являлся  неудачным вербовщиком. Крупные землевладельцы, пользовавшиеся авторитетом в своем округе, имевшие запасы оружия, снаряжения, лошадей и продовольствия, сделались главными вербовщиками и лично вели в поход навербованные ими отряды.

Но довольно рано, собрав при помощи налогов деньги в государственную казну, Англия начала применять иностранцев для борьбы за английские интересы. Образцом договоров — своего рода подрядов на феодальное ополчение является первый из них — договор короля английского Генриха I (сына Вильгельма Завоевателя) с графом Робертом Фландрским (1103 г.). Последний обязался за сумму в 400 марок, уплачиваемую ежегодно, выставлять в случае нужды в распоряжение английского короля 1000 рыцарей, каждого с 3 конями. Договор был недействителен против короля Франции, вассалом коего являлся граф Фландрский.
(© Свечин А.А. Эволюция военного искусства.)

http://i009.radikal.ru/0910/94/520c642e350d.jpg

Из книги бельгийского историка Вербрюггена "Военное искусство Запада в Средние Века" (J.F.Verbruggen. The Art of Warfare in Western Europe During the Middle Ages). Книга впервые вышла в 1954 г.

Папа Лев IX собрал армию немецких наемников, чтобы сражаться с норманнами в Юж.Италии, и эти наемные воины характеризовались как авантюристы, мерзавцы и бандиты. Норманнские рыцари в Юж.Италии и сами были наемниками на службе в первую очередь местных сеньоров. у Вильгельгельма Завоевателя в 1066 было много рыцарей и жадных наемников из сопредельных княжеств Франции. Когда Кнут IV Датский и Роберт Фризский готовились к вторжению в Англию в 1085, Вильгельм созвал во Франции тысячи наемников, включая стрелков. Термины solidariis, pedonibus, et sagittariis multis millibus conductis ясно указывают, что среди них были пехотинцы, но другие источники также говорят о кавалерии.
Наследники Вильгельма Завоевателя, Вильгельм Рыжий и Генрих I, так же брали наемников, в основном конных.

Часть этой книги о наёмниках здесь: http://zamok.h14.ru/vb/iii2c.html

Отредактировано иннета (2009-10-11 19:25:31)

+5

8

Немецкий наемник конца XV — середины XVII вв.: грани ментальности.
С. Е. Александров

Объектом исследования данной статьи является групповое сознание членов корпорации наемников, их самовосприятие, мировоззрение, идеология. Изучение этого предмета дает представление о ментальности немецкого наемника конца XV — середины XVII вв., также как и позволяет представить собственно лицо военного сообщества, сформировавшееся под непосредственным воздействием корпоративного сознания.

Каждый наемник, ландскнехт, как в собственных глазах, так и в глазах общества, прежде всего являлся членом военного сообщества, мощной, многочисленной корпорации, вне которой он себя не мыслил сам, и вне которой он не рассматривался социумом. Яркий и наглядный пример проявления корпоративного духа дает анализ знаменитых боевых песен ландскнехтов. Ни одна из них не содержит упоминания о частных боевых заслугах отдельно взятых личностей (сравним с героическим эпосом предшествующего периода, например, с «Песней о Роланде» и т.п.). Речь всегда идет только об анонимной массе воинов, бившихся там-то и свершивших то-то. Слава обезличивается, становится достоянием всего отряда, а, в конечном итоге, всей корпорации. Исключением не являются и встречающиеся на раннем этапе панегирики наиболее почитаемым и прославленным предводителям, поскольку военачальник (по крайней мере, в песнях) всегда понимается скорее как «первый ландскнехт», своеобразный символ всего сообщества, заслуги которого в равной степени принадлежали каждому, нежели как конкретная личность.

Зарождение корпоративного самосознания традиционно связывается либо с проявлением общинных начал, привнесенных в войско недавними селянами, либо с аналогичным заимствованием цеховых начал городского ремесла. Безусловно, новая структура в строго корпорированном обществе раннего Нового времени не могла не принять корпоративной же формы. Корпорация, своего рода квазисословие наемников, переняла и многие другие черты, присущие традиционным социальным группам феодального общества, и, в этом смысле, свое воздействие оказали оба источника кадров, однако, значительно большую роль в формировании специфического корпоративного духа сыграл скорее тактический фактор. Концептуальный переворот в военном деле, сделавший войны широкомасштабными, а военное ремесло массовым, потребовал введения жестко организованных тактических единиц как в пехоте, так и в коннице. С последней трети XV в. ведение войны впервые за несколько сотен лет вновь стало по настоящему коллективным делом. Отдельно взятый кригскнехт или рейтар, в отличие от рыцаря, не являлся самостоятельной боевой единицей и в одиночку, в силу куда более слабой индивидуальной подготовленности, стоил немногого, в то время как вкупе с товарищами, в боевом построении или на общем сходе, мог  вполне успешно противостоять нажиму как внешнего, «официального» противника, так и внутреннего — собственных военных властей, борьба с которыми, аналогичная борьбе любых наемных работников за свои права, требовала от рядовых не меньшей сплоченности.

Далее

+4