SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Культура и искусство средневековья » Средневековые праздники и развлечения>>


Средневековые праздники и развлечения>>

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

Средневековые игры

Настольные игры

Шахматы были страстью дворянства. Их популярность заставляет несколько изменить сложившееся мнение о знати, т.к. шахматы требуют определенной культуры ума и навыков комбинированного мышления.

Нередко игроки от размышлений над шахматной доской переходили к драке. В романах и хрониках встречаются упоминания о том, как шахматная партия становилась даже поводом для военных столкновений [Роман об Ожье Арденском].

Шахматные доски и фигуры изготавливались с большим искусством: "Потом послали за шахматами и сели за игру. Принесли их в чехле из бархата на бархатной подкладке, изящно вышитом перьями феникса. Шахматная доска была такой, что лучшей вовек не бывало: окантовка из чистого золота, с прозрачными полями, а поля из изумрудов, зеленых как луговая трава, и алых рубинов, подобных горящему очагу. Фигуры из сапфиров и из богатых топазов во всем их блеске" [Роман об Александре].

В шахматы часто играли и дамы, что изображено на многих миниатюрах.

Фигуры в средневековых шахматах были подобны современным. С XII по XIV вв. в числе шахматных фигур были павлин (paon - пешка), скала (rook - ладья), дева (fierge - ферзь), рыцарь (chevalier - конь), офен (aufin – слон).

Четыре времени года

Одним из видов игры в шахматы были так называемые «четыре сезона». Впервые этот тип игры упоминается в «Книге Игр» испанского короля Альфонса X и датируется 1240 г. Правила игры:

Поле: игра идет на доске 8 на 8 клеток. Через поле прочерчены две диагонали, которые пересекают центральные 8 клеток. Одна диагональ пересекает с3, d4, e5 и f6, другая c6, d5, e4, и f3.

Игроки: играть в игру могут одновременно 4 человека. Каждый из игроков олицетворяет собой четыре времени года, четыре стихии и четыре настроения человека. Зеленый – весна, воздух и возбуждение Красный – лето, огонь и гнев Черный – осень, земля и меланхолия Белый – зима, вода и хладнокровие

Стартовое положение фигур:

    * Зеленые – Король (King) a8; Скала / Rook (Конь) b8; Рыцарь / Knight (Слон) a7; Епископ / Bishop (Ладья) b7; Павлин / Pawn (Пешка) a6, b6, c8, c7.
    * Красные – a1; b1; a2; b2; a3, b3, c1, c2.
    * Черные – h1; g1; h2; g2; g3, h3, f1, f2.
    * Белые – h8; g8; h7; g7; h6, g6, f8, f7.

Движение фигур: Король, Скала и Рыцарь двигаются как в обычных шахматах. Епископ может прыгать через одну клетку. Пешки двигаются как обычно, но без первого шага на две клетки. Пешки могут двигаться только прямо. Если пешка доходит до края поля – она становится «Полководцем». Он может двигаться на одну клетку по диагонали. Зеленые ходят первыми. Затем остальные игроки против часовой стрелки. Игрок проигрывает в том случае, если у него «съедают короля». Выигрывает последний оставшийся в живых игрок.

Также есть усложненный вариант – каждый игрок бросает кости. Какая цифра выпадет, та фигура и ходит.

+3

2

Трик-Трак

Игра в «таблички», как ее тогда называли, была ничем иным, как трик-трак. В нее играли имея набор костей и табличек из слоновой кости или дерева.

В книге расходов французского короля Иоанна, находившегося в английском плену (1356-1364), упоминается игра в таблички [Comptes de l’argenterie des rois de France au XIV siecle...]. Одна из консолей, поддерживающих балки перекрытия в замке Пьерфон (Зал Наемников), изображает даму и рыцаря, играющих в таблички.

Кости

Шахматы, трик-трак, кости – были излюбленными видами отдыха рыцарей и солдат в военной обстановке. Командиры нередко были вынуждены запрещать такое времяпрепровождение. Иногда оно было причиной серьезных нарушений по службе, и вело не только к трате денег, но и к ссорам.

Людовик Святой хотел наложить штраф на всех, кто играет как в шахматы, так и в кости и трик-трак. Но эти предписания не могли быть исполнены, как и множество других, с помощью которых пытались изменить нравы. Азартные игры были широко распространены во всех социальных слоях общества, несмотря на королевские эдикты, постановления соборов, отлучения.

В «Больших хрониках» Жеана Красивого (середина XIV в.), можно найти такую фразу: «После обеда приключилась великая ссора между слугами горожан Эно и английскими лучниками, стоявшими на постое в городе. Причиной таковой послужила игра в кости; и принесла оная ссора много зла, как вам сие ведомо». Действительно, на шум схватки сбежались вооруженные лучники, и перебили многих слуг, которые разбежались по домам своих хозяев. Те, в свою очередь, взялись за оружие, вступившись за слуг, и три сотни лучников нашли тогда свою смерть.

Карты

Существует предположение, что первые карты или «наибис» (naibis), были сделаны в Италии, чтобы одновременно забавлять и обучать детей. Позже пришли к мысли, что использовать рисунки на карточках для комбинационных и азартных игр, которые могли заменить игру в кости.

В ХIV в. В Италии была серия рисунков, которая составляла альбом из пятнадцати частей, интересный для детей разнообразием рисунков.

Эта серия рисунков называлась «наибис», и была воспроизведена в анонимных гравюрах, приписываемых художнику Андреа Мантенья.

Cloisters (1400-1600)

Колода так называемых «Монастырских» (Cloisters) игральных карт – единственный известный комплект из 52 карт.

В колоде 52 карты, 4 цвета, в каждом свой король, королева, валет и карты с номерами от 1 до десятки. Дизайн колоды не похож ни на одну из более ранних колод карт. Он выполнен в стилистике собачьей охоты. Ошейники, поводки, охотничьи рога и арканы. Каждая масть лишь частично отличается по цвету – ошейники и рога красные, а поводки и арканы голубые.

Карты сделаны из четырех слоев бумаги склеенных вместе, при этом карты очень жесткие. При создании на карту сначала наносили контур, затем раскрашивали в разные цвета, иногда с применением золота и серебра. Костюмы персонажей на картах выполнены по бургундской моде, господствовавшей в южных Нидерландах в 1475 г.

Венский комплект (1455)

Также существует колода из 48 карт, хранящаяся в музее в Вене. В этой колоде изображена жизнь придворных. Каждая масть имеет свой геральдический символ (Богемия, Священная Римская Империя, Франция и Венгрия). Достоинства карт отражают придворную иерархию.

Предположительно, что эта колода принадлежала Ladislaus’у "Postumus" (1457), герцогу Австрийскому, Королю Венгрии и Богемии.

+4

3

Серсо?
Или это позже?

0

4

Подвижные игры

Охотники и зайцы

Весьма распространенная в средневековой Европе игра.
Необходимый инвентарь:

    * Тряпичный или кожаный шар.
    * 4 колышка или флажка для ограничения игровой площадки. Игровое поле - 20х30 м.

Правила игры:

Играющие делятся на две команды максимальным числом до 5 человек в каждой (зайцы и охотники) и встают на расстоянии восьми метров друг от друга.

Один из зайцев бросает мяч в любого охотника, начиная, таким образом, игру. Зайцы должны, не заходя за границы поля, уворачиваться от меча, в то время как охотники пытаются в них попасть.

Для выбора более выгодной позиции и осуществления более точного броска охотники могут перемещаться по игровому полю и отдавать пас друг другу.

Получив мяч, охотник должен оставаться на месте, пока не отдаст его товарищу по команде. Если охотнику, получившему мяч, удается попасть в одного из зайцев, то последний должен выйти из игры. Если же охотник промахивается, то он сам покидает игру.

Ударь по горшку

Игра была весьма популярна в 13-14 веках в Англии, Франции и Германии.
Необходимый инвентарь:

    * Один горшок или кувшин.
    * Одна палка длинной 0.5 - 1 м с намотанной на рабочем (ударном) конце тканью
    * Один шаперон или платок, чтобы завязать играющему глаза.

Правила игры:

Для игры необходимо 4-6 человек. Игровой поле - 5х5 м.

Играющий должен с завязанными глазами отыскать на поле горшок и попасть по нему палкой. Остальные играющие выкриками вроде "горячо", "холодно" или хлопками должны помочь ему в этом (или наоборот увести от цели).

Под горшок можно положить какой-нибудь приз с тем, чтобы сделать игру более интересной.

Перетягивание палки

Необходимый инвентарь:

    * Одна палка длиной около полуметра.
    * Желательно, плащ или любая другая подстилка.

Правила игры:

Игроки усаживаются на землю друг напротив друга и упираются ступнями, взявшись руками за палку. Далее существуют два возможных сценария развития игры:

Вариант 1: палка служит в качестве импровизированного барьера между игроками. Выигрывает тот, кто сумеет заставить противника поджать ноги.

Вариант 2: каждый игрок пытается подтащить к себе своего противника. Выигрывает тот, кому это удается сделать раньше второго.

Салки, жмурки и т.п.

В Средние века салки были весьма популярны среди простого народа, т.к. не требовали ни специальной подготовки, ни реквизита.

Салки были с различными правилами:

    * Hoodsman's Blind. Водящему одевали на голову задом наперед худ. Так он должен был кого-нибудь поймать.
    * Jingling. Обратная версия предыдущего. Все кроме одного надевают капюшоны, водящему привязывают колокольчик.
    * Feet of ground (выше ноги от земли). Игрока нельзя «осалить» пока он не на земле.
    * Prayer tag. Игрока нельзя «осалить» пока он в молитвенной позе.
    * Horns, horns. Водящий изображает дьявола. Он прикладывает руки к голове и пальцами изображает рога. Тот кого «дьявол» коснется, сам становится «дьяволом» и преследует остальных. Последний пойманный становится «дьяволом» на следующий раунд.

Камбок

Старинная французская игра. Название cambok вероятно, происходит от средневекового латинского слова «cambuca» (кривая палка) или от старофранцузского слова «akimbo» (chane или kane - кувшин, boue – лук, изгиб; в форме ручки от кувшина).

Правила игры:

Играется двумя командами 5 на 5 человек. Цель – забить мяч в некие ворота противника. Это может быть отмеченное поле на земле, несколько кольев в виде ворот и т.д. Игра идет на большом поле (приблизительно 50 на 50 метров).

Спокойные на открытом воздухе

Шары

Историки предполагают что эта игра появилась в Египте. Это предположение основывается на находках в гробницах датируемых 5.000 лет д.н.э. Эта игра встречалась во многих странах. В Италии она называлась Bocce, в Дании - Bolle , во Франции – Boules. Старейшее поле для игры в шары было найдено в Southampton (Англия), датируется примерно 1299 г.

Среди игроков в шары били и Сэр Френсис Дрейк, и король Генрих VIII. Последний запретил играть в нее «тем, кто не богат/состоятелен, ибо изготовители луков, тетив и наконечников для стрел, больше проводят время играем, чем совершенствуя свою работу. Король приказал каждому желающего играть в шары, заплатить налог в 100 фунтов.

Необходимый инвентарь:

    * Несколько деревянных шаров (по возможности разноцветные).
    * Один шар другого цвета, большего или меньшего размера, в качестве основного.
    * 4 колышка или флажка для разметки игрового поля. Игровое поле - 1.5х2м, по возможности, ровное; трава, песок или галька одинаково подойдут.

Правила игры:

Для игры нужно два человека, либо две маленькие команды по 3-4 человека.

Основной шар устанавливается на поле. Игроки должны суметь подкатить свои шары на минимальное расстояние к основному.

Игра ведется до тех пор, пока не будут израсходованы все шары. Затем происходит подсчет, кто из игроков (или команд) подкатил наибольшее количество (и на наименьшее расстояние) своих шары к основному шару. Победитель выявляется по общему количеству очков.

+3

5

Евгения написал(а):

Или это позже?

Позже чуток.

0

6

А типа того не было?

0

7

Было, но относится к игрушкам. Я не помню, как называется.

0

8

Карнавалы эпохи Средневековья

Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков (festa stultorum) и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений (с участием великанов, карликов и т.д.).

Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды: шуты были их неизменными участниками и пародийно дублировали различные моменты серьезного церемониала (прославления победителей на турнирах, церемонии передачи ленных прав, посвящений в рыцари и др.). И бытовые пирушки не обходились без элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха.

Все эти обрядово-зрелищные формы давали, подчеркнуто неофициальный, внецерковный и в негосударственный аспект мира, человека и человеческих отношений. Они как бы строили по ту сторону всего официального второй мир и вторую жизнь, которым все средневековые люди были в большей или меньшей степени причастны, в которых они в определенные сроки жили. Каковы же специфические особенности карнавалов средневековья и прежде всего какова их природа?

Прежде всего, необходимо отметить, что все карнавальные формы последовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенно иной сфере бытия.

По своему наглядному, конкретно-чувственному характеру и по наличию сильного игрового элемента, они близки к художественно-образным формам. К театрально-зрелищным. Но основное карнавальное ядро этой культуры вовсе не является чисто художественной театрально-зрелищной формой и вообще не входит в область искусства. Оно находится на границах искусства и самой жизни. В сущности, это сама жизнь, но оформленная особым игровым образом.

Для смеховой культуры средневековья характерны такие фигуры, как шуты и дураки. Они были как бы постоянными, закрепленными в обычной (т.е. не карнавальной) жизни, носителями карнавального начала. Такие шуты и дураки, как, например, Трибуле при Франциске, вовсе не были актерами, разыгрывавшими на сценической площадке роли шута и дурака (как позже комические актеры, исполнявшие на сцене роли Арлекина, Гансвурста и др.). Они оставались шутами и дураками всегда и повсюду, где бы они ни появлялись в жизни. Как шуты и дураки, они являются носителями особой жизненной формы, реальной и идеальной одновременно. Они находятся на границах жизни и искусства (как бы в особой промежуточной сфере): это не просто чудаки или глупые люди (в бытовом смысле), но это и не комические актеры.

Официальные праздники средневековья и церковные и феодально-государственные никуда не уводили из существующего миропорядка и не создавали никакой второй жизни. Официальный праздник, в сущности, смотрел только назад, в прошлое и этим прошлым освящал существующий в настоящем строй. Официальный праздник, иногда даже вопреки собственной идее, утверждал стабильность, неизменность и вечность всего существующего миропорядка: существующей иерархии, существующих религиозных, политических и моральных ценностей, норм, запретов. Праздник был торжеством уже готовой, победившей, господствующей правды, которая выступала как вечная, неизменная и непререкаемая правда. Поэтому и тон официального праздника мог быть только монолитно серьезным, смеховое начало было чуждо его природе.

В противоположность официальному празднику карнавал торжествовал как бы временное освобождение от господствующей правды и существующего строя, временную отмену всех иерархических отношений, привилегий, норм и запретов. Это был подлинный праздник времени, праздник становления, смен и обновлений. Он был враждебен всякому увековечению, завершению и концу. Он смотрел в не за вершимое будущее.

Особо важное значение имела отмена во время карнавала всех иерархических отношений. На официальных праздниках иерархические различия подчеркнуто демонстрировались: на них полагалось являться во всех регалиях своего звания, чина, заслуг и занимать место, соответствующее своему рангу. Праздник освящал неравенство. В противоположность этому на карнавале все считались равными. Человек как бы перерождался для новых, чисто человеческих отношений.

Это временное идеально-реальное упразднение иерархических отношений между людьми создавало на карнавальной площади особый тип общения, невозможный в обычной жизни. На карнавале вырабатывались и особые формы площадной речи и площадного жеста, откровенные и вольные, не признающие никаких дистанций между общающимися. Свободные от обычных, вне карнавальных норм этикета и пристойности.

В карнавале сама жизнь играет, а игра на время становится самой жизнью. В этом специфическая природа карнавала, особый род его бытия. Карнавал это вторая жизнь народа, организованная на начале смеха. Это его праздничная жизнь. Праздничность здесь становилась формой второй жизни народа, вступавшего временно в утопическое царство всеобщности, свободы, равенства и изобилия.

+1

9

Как они развлекались.

" () Правда, знатным людям этого времени были известны и более мирные способы времяпрепровождения. В загонах и ямах у них сидели дикие звери, чаще всего — кабаны и медведи, и сеньоры развлекались, стравливая их.
В жару располагались во фруктовом саду, пили, играли в кости и шахматы и даже во что-то типа игры в триктрак. Или же приглашали жонглеров, песни и музыку которых слушали. Те составляли иногда целые оркестры.
() Зимой в плохую погоду владелец замка греется у необъятного камина или, пользуясь вынужденным бездельем, заставляет ставить себе у огня банки и пускать кровь. Ибо эти грубые натуры нуждались в частых кровопусканиях: minutio, то есть кровопускание, производили почти каждый месяц, как мужчинам, так и женщинам. Когда злосчастная Ингебурга Датская была по приказу Филиппа Августа заключена в замок Этамп, одной из самых горьких жалоб, с которыми она обращалась в письмах к папе Иннокентию III, было то, что подле нее не оставили даже лекаря, чтобы регулярно отворять кровь.

Что касается игрушек дворянских детей, то и они носили отпечаток воинственных нравов своего времени — это были маленькие луки, арбалеты, из которых они забавы ради стреляли по птицам. Манускрипт конца ХII  в. сохранил нам изображение одной из их любимых игрушек, и она до странности походит на те, которыми и поныне играют дети, — две марионетки, приводимые в движение двумя скрещенными веревочками. Правда, марионетки феодальные — то есть воины при полном вооружении, сражающиеся длинными мечами и со щитами в руках.  ()".

Люшер А. Французское общество времен Филиппа-Августа.
Глава  IX. ЗНАТЬ В МИРНОЕ ВРЕМЯ

+5

10

Мистерия.

Время расцвета мистериального театра – XV-XVI века, время бурного расцвета городов и обострения социальных противоречий. Город уже в значительной мере преодолел феодальную зависимость, но еще не подпал под власть абсолютного монарха. Мистерия и явилась выражением расцвета средневекового города, его культуры. Она выросла из так называемых «мимических мистерий» - городских процессий в честь религиозных праздников, в честь торжественных выездов королей. Из этих празднеств постепенно складывалась площадная мистерия, использующая ранний опыт средневекового театра.

Представления мистерий организовывались не церковью, а городскими цехами и муниципалитетами. Авторами выступали деятели нового типа: ученые, богословы, юристы, врачи. Несмотря на то, что руководила постановками высшая буржуазия города, мистерии были массовым площадным самодеятельным искусством. В представлениях участвовали сотни человек.

Мистериальная драматургия разделяется на три цикла: «ветхозаветный», имеющий своим содержанием циклы библейских сюжетов; «новозаветный», рассказывающий историю рождения и воскрешения Христа, и «апостольский», в котором сюжеты пьес были заимствованы из «Жития святых» и частично из мираклей о святых.

Ярким примером ранней мистерии может служить огромная (50 тысяч стихов, 242 действующих лица) «Мистерия Ветхого завета», содержавшая 38 отдельных эпизодов. Ее главными героями были Бог, ангелы, Люцифер, Адам и Ева. В мистерии показывалось сотворение мира, восстание Люцифера против Бога, библейские чудеса.

Мистерия раздвинула тематический диапазон средневекового театра, накопила огромный сценический опыт, который был использован последующими жанрами средневековья.

Исполнителем мистерии был городской люд. Отдельные эпизоды огромного театрального представления исполнялись представителями различных городских цехов. При этом мистерия давала возможность каждой профессии проявить себя как можно полней.

Мистерии развили театральную технику, утвердили в народе вкус к театру, подготовили некоторые особенности ренессансной драмы. Но к 1548 году мистериальным обществам, особенно широко распространенным во Франции, запретили показ мистерий: слишком ощутимой стала комедийная критическая линия мистериального театра. Причина гибели еще и в том, что она не получила поддержки со стороны новых, прогрессивных сил общества. Религиозное содержание отталкивало людей гуманистически настроенных, а площадная форма и критические элементы вызывали гонения церкви.

Историческая обреченность мистерии была предрешена внутренней противоречивостью жанра. К тому же мистериальный театр потерял и свою организационную почву: королевская власть искореняла все городские вольности и запрещала цеховые союзы. Мистерия подверглась резкой критике со стороны, как католической церкви, так и реформационного движения.

0

11

Праздничная культура средневековья
Средневековые городские праздники, с их яркими зрелищами, развлечениями, маскарадами восходили к языческим культам и обрядам. Так, новогодний римский языческий праздник календ, которому церковь противопоставила свой рождественский цикл, в Византии справлялся вплоть до XIII века.

Новогодним календам (1—5 января) предшествовали врумалии (с 24 ноября по 17 декабря), сопровождавшиеся карнавальными шествиями ряженых и плясками, которые первоначально имитировали различные действия при уборке урожая и изготовлении вина. Ряженые лихо плясали и распевали песни, в которых высмеивались вельможи, церковнослужители и судейские чиновники. С 17 по 23 декабря справлялись необузданно веселые сатурналии, с цирковыми представлениями, жертвоприношениями свиньи.

Во время самих календ ряженые, уподобив колесницу сцене, созывали толпу зевак и осмеивали высшую власть. Но служители христианской церкви, враждебной духовной свободе народа, нещадно преследовали вольные игры порабощенных тружеников, объявляя эти игры «порождением дьявола». Церковникам удалось воспрепятствовать свободному развитию массового народно-праздничного творчества, особенно — его сатирическому началу. Не обогащаемое гражданскими идеями, это творчество было приглушено.

И все-таки отдельные виды увеселений продолжали жить, породив новый вид народного зрелища — представления гистрионов, которые внесли большой вклад в становление культуры Западной цивилизации.

Гистрионы частично использовали опыт римских мимов. Но не подражание римским мимам. Ранние языческие обряды, непосредственно связанные с материальным и духовным миром земледельца, были той главной живительной силой, которая дала толчок развитию театрализованных представлений гистрионов.

Народные забавники гистрионы существовали у всех народов Европы. В разных странах их называли по-разному: жонглерами, шпильманами, менестрелями и т. д. В России они назывались скоморохами.

Расцвет деятельности гистрионов в Западной Европе как массового и популярного искусства происходит с XI по XIII век, т. е. падает на время возникновения средневековых городов. Гистрионы были ярчайшими выразителями мирского, жизнелюбивого духа в средневековом городе. В их веселых, дерзких песнях, в их пародийных сценках, затеях и маскарадных представлениях проявилось стихийное бунтарство народных масс. Особенно ярко это выразилось в деятельности вагантов.

Ваганты (derlei vagantes — лат. – «странствующие клирики») были либо недоучившимися семинаристами, либо озорными школярами, либо разжалованными священниками. Они выступали с озорными латинскими песнями, пародирующими церковные гимны. Так, вместо обращения к «Богу всемогущему» следовало обращение к «Бахусу всепьющему». Пародировалась даже молитва «Отче наш».

Гистрионы устраивали и представления кукольного театра, первые упоминания о которых относятся к концу XII века.

В период раннего средневековья только что начавшая развиваться торговля находилась в тесной связи с богослужением. Словом «месса» первоначально обозначают, и обедню, и ярмарку, так как торговля соединялась с церковными празднествами и процессиями. В течение всего средневековья на этих площадях находились рынки, торговые ряды, ларьки и будки. Здесь устраивалась ярмарка.

Начиная с IX века, католическая церковь, борясь с народными празднествами и обрядовыми представлениями, в которых проявлялись свободомыслие и бунтарство закрепощаемых крестьян, была вынуждена искать наиболее выразительные и доходчивые средства в целях воздействия своих догматов на верующих. Благодаря этому начинается активный процесс театрализации мессы. При этом многие фрагменты римско-католического ритуала уже заключали в себе потенциальные возможности для развития драматического действия (освещения церкви, крестный ход, ряд «пророческих» текстов и т. д.).

+1

12

Музыкальные инструменты Средневековой Европы

             Музыкальные инструменты Средневековой Европы можно разделить на три основные группы.

          Ударные инструменты. К ним относятся колокола, как простые и одиночные, так и подобранные по нотам. О колоколах упоминается еще в VI в., а начиная со второй половины IX в. они уже были распространены при церквях.

          В это время колокола были двух видов — литые и кованые. Первые отливались из бронзы, реже — из смеси бронзы и серебра; вторые изготовлялись из нескольких железных листов, склепанных медными гвоздями. Форма колоколов не изменилась и по сей день, но тогда они были только небольшого размера. Такой колокол, склепанный из железных листов и называемый «Зауфанг», имеется в церкви св. Цецилии в Кельне и, судя по преданию, принадлежит к началу VII в. Он овальной формы, высотой более 15,5 дюйма и шириной у нижнего края 8,75 дюйма.

          Гремушка и треугольник. Гремушка — инструмент из Египта, почти такой же, как в древности. Это металлический обруч с поперечными палочками, на которые нанизаны кольца. Треугольник — древневосточный инструмент, он состоял из согнутого в виде треугольника металлического прута, иногда с украшением посредине. Гремушку сотрясали рукой, а на треугольнике играли с помощью металлической палочки.

          Кроталы и тимпаны. Первые напоминали кастаньеты, тимпан — род барабана или литавры, состоит из металлического или деревянного корпуса, затянутого кожей, с прилагавшимися к нему билами. Тимпаны были неодинаковые по размеру и по величине, носили различные названия.

          Барабаны были принесены на Запад с Востока. Учитывая это, можно считать, что известные в это время табореллус и накария (соответственно сходству названий с арабскими: табл — малый барабан и наккара — большой) являются такими же барабанами.

          Духовые инструменты. Это флейты и трубы, изображенные на миниатюрах.

          Туба и корну соответствовали военным трубам древних римлян. Туба — все прямые трубы, а корну — изогнутые, несмотря на различную форму.

          Хотя «корну» означало настоящий рог, тем не менее под этим названием существовал инструмент, у которого труба была согнута в один оборот, а оба параллельные конца равной длины соединены почти посередине двойной трубочкой. Этот инструмент назывался самбука. К подобным инструментам принадлежит и пандориум, о котором мало что известно.

          Струнные инструменты. Изображения свидетельствуют о слабом развитии струнных инструментов, в том числе смычковых. Струны перебирались либо непосредственно пальцами (одной рукой или обеими), либо особой палочкой — древним плектроном.

          К последним принадлежала лира. По форме она была сходна с древнеримской, иногда отличалась от нее более широким корпусом, дугообразными, сходящимися на концах ручками, заменявшими горизонтальную палочку, на которую было натянуто от трех до восьми струн.

          Кифара состояла из треугольной или продолговатой четырехугольной рамки, закругленной вверху, на которой было натянуто от шести до двадцати четырех струн. В рамках треугольной формы струны, находясь на одинаковом расстоянии одна от другой, направлялись от длинной стороны треугольника к вершине, где сходились на короткой поперечной палочке. В четырехугольных рамках струны шли параллельно диагонали от косой палки внутрь рамки.

            Псалтерий состоял также из треугольной или продолговатой четырехугольной рамы с натянутыми внутри струнами. У четырехугольных рамок продольные стороны частью совершенно прямые, частью вогнутые внутрь, а у треугольных — две стороны рамки всегда сходятся под очень острым углом.

Струны никогда не натягивались по всей рамке, иногда даже доходили только до ее середины. По другой части рамки, находившейся вверху от поперечника, к которой прикреплены были концы струн, перекрещивались два ремня, с помощью которых натягивался инструмент. Число струн бывало не менее десяти, но иногда увеличивалось вдвое.

          Ударные инструменты. Это простые колокола и колокольчики. Размер колоколов к этому времени увеличился, и они отливались теперь исключительно из бронзы; раструб колокола делался либо толще, либо тоньше, а язык то длиннее, то короче. Один колокол в Хильдесгейме, вылитый при епископе Ацелине в середине XI в., весил до 100 центнеров, а освященный в 1206 г. на Петерсберге близ Галле колокол «Петронилла» — 50 центнеров.

          Колокол 1159 г., находящийся на колокольне в Сиене, имеет форму бочки, что составляет исключение из правил. У инструментов с колокольчиками их число увеличилось, и колокольчики стали постепенно подбираться по определенной шкале; человек, управлявший звоном, постепенно заменился особым механизмом, приводившим в движение молотки. Инструмент, называемый ранее цимбалум, не изменив формы, стал теперь называться флагеллум.

          Из ударных инструментов бомбулюм сохранился до начала XII в., а гремушка и треугольник все время оставались в употреблении. Кроталы во Франции сперва были переименованы в маронетты, а в XIII в. получили название кликетты .

          Барабаны известны с этого времени под названием тамбурин. Они немного изменились, вследствие чего для этих инструментов возникло несколько новых названий, из которых наиболее распространенными были для барабанов, в которые били рукой или только палкой, тимпан, тамбурин, табурель, а для барабанов с двумя палками — таборнум, табурцинум и пр. . Были еще барабаны: тимбалана — медный, цилиндрической формы, а также большой — бедон, с двумя доньями, и пр.

          Духовые инструменты. Из них изменениям подверглись преимущественно флейты. Длина у некоторых из них увеличилась, у других уменьшилась. Соответственно размеру флейт увеличились или уменьшились число и величина звуковых отверстий, к которым стали применять изобретенные в это же время простые и двойные клапаны. Установилось более точное различие между одинарной, двойной и малой флейтой, представительницами которых были сиринкс, хорус, корнемуза, флажолет, пандориум и т. д.

          Хорус, впоследствии означавший вид барабана, вплоть до конца XI в. имел форму шаровидного пузыря, снабженного на одной стороне игральной трубкой с дульцем, а на другой — звуковой трубкой в виде звериной головы.

          Каламус, свирель, превратился постепенно в гобой, от которого произошли потом несколько других форм, например, фагот, образовавшийся из верхней части гобоя, ставшего длиной несколько дюймов. Корнемуза была, в сущности, тоже свирелью.

          Дудки (свирельки) тоже стали разных видов, так что до XIV в. их насчитывалось около двадцати разновидностей. Почти на всех этих инструментах играли только левой рукой, а правой обычно отбивали такт на барабане или небольшом тазе.

         Струнные инструменты. Лира, сохранив свою первоначальную древнеримскую форму, заметно усовершенствовалась благодаря отчасти тому, что резонатор был расширен, а отчасти из-за более рационального устройства боковых ветвей и некоторых других частей.

          Одновременно с этими преобразованиями, происшедшими приблизительно в X в., древний псалтерион, как и набулюм, были заменены кифарой и настоящей арфой. Из них первая, чтобы отличаться от арфы, с которой ее часто путали, сохранила свою первоначальную форму, хотя и видоизменявшуюся у разных народностей; поэтому существовали такие названия, как кифара варварская, английская, тевтонская и пр.

          То же самое можно сказать и об арфе, все изменения которой, не коснувшись первоначальной формы, заключались в увеличении или уменьшении размера, в большем или меньшем числе струн, а затем в постоянно увеличивавшейся роскоши внешней отделки, соответствовавшей вкусу времени и состоявшей чаще всего из инкрустаций и резной орнаментовки, изображающей животных.

          Под хороном, или хорусом, подразумевались теперь, как и в X в., кроме упомянутого выше духового инструмента с этим же названием, еще и древняя кифара с четырьмя струнами. Органиструм до конца XII в. означал тот же самый инструмент, который носил это название еще в IX .

          Монокордиумом назывался вообще всякий инструмент для игры одной рукой. Из уменьшенного и измененного органиструма образовалось впоследствии несколько видов малых ручных органов. Ко всем этим инструментам прибавились потом, но не ранее XIV в., позаимствованные из Италии и Испании лютня, цитра и пр.

          Совершенно новым видом музыкальных инструментов являлись смычковые инструменты, число которых все возрастало. Возникнув на Севере, вероятно у норманнов, этот род инструментов, предшественницей которых была лира, до такой степени распространился еще в начале X века, что вскоре повсюду стали заниматься их производством. При этом до XII в. устройство их было довольно простым, но после этого времени эти инструменты стали быстро усовершенствоваться вместе с развитием музыкального искусства, а с изменением форм менялись и названия.

          Органиструм по форме похож на большую гитару с двумя расположенными одно против другого круглыми звуковыми отверстиями и тремя струнами, которые, проходя по двум подставкам на нижней части доски, сходились у рукояти с колесом, значительно выступавшим за нижний край инструмента. На шейке помещались восемь подвижных кобылок, посредством которых можно было по желанию повысить или понизить тон.

          Итальянская виола и германская гиге отличались от ротты меньшими размерами и способом держания во время игры. На обоих играли, как на современных скрипках, правой рукой, держа инструмент левой за шейку и прижав его к груди или плечу под подбородком .

У гиге, называвшейся также фидель, было не более трех струн, а шейка была длиннее или другой формы, в отличие от настоящей виолы (т. е. четырехгранная, закругленная или несколько изогнутая).

          У виолы число струн колебалось от трех до четырех, а шейка обычно имела на конце форму фиалки . Резонатор у обоих инструментов был сначала плоский и лишь немного выпуклый, впоследствии его стали делать более конусообразным, с выпуклой задней стороной,   а   затем   яйцеобразным   и   с выпуклой задней стороной, как у мандолины. На обоих этих инструментах было по два слуховых отверстия, смычки были довольно длинные, но легкие, в одну струну.

          Древнейшим из смычковых инструментов был кроут, название произошло от crowht и выдает северное происхождение. Струнный набор на нем первоначально состоял из трех, потом из четырех струн, натянутых вдоль посередине инструмента. К ним впоследствии прибавились еще две струны, расходившиеся с другими у верхнего конца инструмента, все они выходили из деревянного брусочка клинообразной формы.

          В верхней части инструмента по обеим сторонам были проделаны продолговато-прямоугольные отверстия достаточной величины, чтобы играющий, просунув в них левую руку, мог перебирать струны. На другом конце, который во время игры упирался в ногу выше колена, находились по обеим сторонам по одному отверстию, или отдушине, между которыми помещалась кобылка, по которой проходили струны. Смычок для этого инструмента был короткий, значительно согнутый, с одной натянутой металлической или жиловой струной.

          До XII в., но не позднее его начала, кроут был окончательно вытеснен происшедшей от него роттой, или кроттой. Таким образом, ротта, на которой играли не только смычком, но и пальцами, составляла как бы сочетание древнего кроута и старинной лиры. В связи с двойственностью этого инструмента ему придали форму продолговато-овального ящика (резонатора), выпуклого снизу наподобие мандолины, и сохранили свойственные кроуту проемы для руки. Число струн было от двух до шести.

          Такая форма оставалась у инструмента до XIII в.. Этот вид ротты бывал разной величины, иногда походил на гитару, иногда на длинную виолончель с длинной или короткой шейкой и тремя-четырьмя струнами из жил, натянутыми по кобылке .

          Когда на нем играли, игравший левой рукой обхватывал инструмент вверху у шейки и, в зависимости от величины, упирал его либо в бок, либо в бедро; иногда он держал инструмент между ногами, как виолончель. Левой рукой он брал тон, а правой играл с помощью длинного и крепкого смычка.

См. также "Музыка в Древнем Риме"

                   Г. Вейс. Пламенеющая готика. Европейское Средневековье.

http://geige2007.narod.ru/History/Gotika.htm

Отредактировано анабель (2009-02-08 21:00:51)

+5

13

Средневековые игры

            Шахматы

Одна из древнейших игр. В шахматы играли еще при дворе Карла Великого. В кабинете древностей Французской Национальной библиотеки хранятся несколько фигур из Сен-Дени, принадлежавших этому монарху.

Шахматы были страстью дворянства. Их популярность заставляет несколько изменить сложившееся мнение о знати, т.к. шахматы требуют определенной культуры ума и навыков комбинированного мышления. В шахматы часто играли и дамы, что изображено на многих миниатюрах.

http://i021.radikal.ru/0904/22/5978694fda4c.jpg  http://s61.radikal.ru/i172/0904/ed/097348101f68.jpg  http://s50.radikal.ru/i130/0904/bc/51722fe5fbfb.jpg
Нередко игроки от размышлений над шахматной доской переходили к драке.

http://i020.radikal.ru/0904/fe/a0d76ab88341.jpg   

http://s41.radikal.ru/i094/0904/0b/a7f399e4a787.jpg

В романах и хрониках встречаются упоминания о том, как шахматная партия становилась даже поводом для военных столкновений [Роман об Ожье Арденском].
Фигуры в средневековых шахматах были подобны современным. С XII по XIV вв. в числе шахматных фигур были павлин (paon - пешка), скала (rook - ладья), дева (fierge - ферзь), рыцарь (chevalier - конь), офен (aufin – слон).

Ударь по горшку

Игра была весьма популярна в 13-14 веках в Англии, Франции и Германии.

Играющий должен с завязанными глазами отыскать на поле горшок и попасть по нему палкой с намотанной на ударном конце тканью.
Остальные играющие выкриками что-то вроде  "горячо", "холодно" или же хлопками должны помочь ему в этом (или наоборот увести от цели).

http://s56.radikal.ru/i152/0904/e2/985b3279c493.jpg

Перетягивание палки

Популярная среди жителей Англии и Фландрии игра 13-14 веков.
Игроки усаживаются на землю друг напротив друга и упираются ступнями, взявшись руками за палку. Далее существуют два возможных сценария развития игры:
Вариант 1: палка служит в качестве импровизированного барьера между игроками. Выигрывает тот, кто сумеет заставить противника поджать ноги.
Вариант 2: каждый игрок пытается подтащить к себе своего противника. Выигрывает тот, кому это удается сделать раньше второго.

http://i013.radikal.ru/0904/b4/2a153f81dc48.jpg

Салки, жмурки и т.п.

В Средние века салки были весьма популярны среди простого народа, т.к. не требовали ни специальной подготовки, ни реквизита.

Салки были с различными правилами:

    * Hoodsman's Blind. Водящему одевали на голову задом наперед худ. Так он должен был кого-нибудь поймать.
    * Jingling. Обратная версия предыдущего. Все кроме одного надевают капюшоны, водящему привязывают колокольчик.
    * Feet of ground (выше ноги от земли). Игрока нельзя «осалить» пока он не на земле.
    * Prayer tag. Игрока нельзя «осалить» пока он в молитвенной позе.
    * Horns, horns. Водящий изображает дьявола. Он прикладывает руки к голове и пальцами изображает рога. Тот кого «дьявол» коснется, сам становится «дьяволом» и преследует остальных. Последний пойманный становится «дьяволом» на следующий раунд.

http://s58.radikal.ru/i159/0904/ee/8480ca718bfd.jpg
Подробнее о других играх Клуб Льеж: http://www.clubliege.ru/library_games-n … img_chess1

Отредактировано иннета (2009-04-26 16:25:36)

+7

14

Дополнение.

В ту эпоху они имели такое же значение, какое впоследствии приобретут карты. Представители всех социальных категорий в хижинах, замках, тавернах и даже монастырях предавались этой игре с губительной страстью, тщетно порицаемой суверенами и прелатами-реформаторами.

увеличить

+4

15

Больших усилий требовала загадочная игра «табль» («tables»), литература придавала ей особое значение, однако ее правила практически неизвестны.
В какойто степени она напоминала игру в триктрак , участвовали двое или четверо игроков, используя несколько костей и много жетонов.

увеличить

увеличить

Отредактировано Мария Мирабелла (2009-05-09 10:49:02)

+6

16

Игра в шашки и шахматы.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Мария Мирабелла (2009-05-09 10:52:00)

+6

17

Шахматные фигуры.

увеличить

увеличить

увеличить

+8

18

Физические упражнения городского населения

В период раннего феодализма физическая культура городских жителей испытывала на себе воздействие, по сути, тех же факторов, о которых говорилось выше применительно к крестьянству. Однако в общих чертах начиная с Х века, по мере укрепления городов и в ходе усилий по ослаблению и ликвидации феодальной зависимости, изменились и условия жизни городского населения. В XI-XV веках большинство городов сражалось против феодальной анархии, сдерживающей развитие производительных сил, уже в союзе с центральной властью. В этих условиях сложились благоприятные возможности для формирования специфических видов физических упражнений, и без того необходимых для обороны города, а также танцев и игр, сопутствующих буржуазному образу жизни.

Для тренировки во владении оружием образовались организованные общества стрелков из лука и фехтовальные школы, сначала в голландских, североитальянских, английских, французских и немецких городах, а также в Кракове, Киеве и Новгороде. По имеющимся данным, герб первого городского фехтовального общества был освящен в соборе Гента в 1042 году. А на состязании лучников, проведенном в 1399 году в Турнуа союзом фландрских земель, сражавшихся против герцогства Бургундского, были представлены уже 30 городов и 16 деревень. Объединения лучников и фехтовальщиков действовали на основе уставов, подобных цеховым. Их членам, по существовавшим правилам, надлежало в определенные дни посещать практические занятия, на которых уполномоченные на то лица - капитаны, проверяли состояние оружия и руководили подготовкой.
Общеизвестно, что средневековая борьба и фехтование, как это отмечалось и в отношении дворянства, в кругу горожан также не ограничивались владением холодным оружием в современном смысле слова. Однако в случае состязаний спортивного типа из суммы боевой подготовки на первый план выступал какой-либо один вид или обусловленный местными обычаями стиль единоборства. Так, в испанских городах предпочтение отдавалось поединкам с применением холодного оружия и конной корриде, в Южной Англии - кулачному бою и борьбе, в Новгороде - также кулачному бою, в Швейцарии - стрельбе из лука и борьбе, в городах Священной Римской империи и Нидерландов - фехтованию и борьбе. Легенда о Вильгельме Телле независимо от того, существовал он или нет, связана с непобедимыми лучниками - борцами за свободу нарождающейся городской буржуазии.
Параллельно с развитием разделения труда между цехами обособлялись и необходимые для соответствующего рода занятий, или выражающие характер того или иного профессионального объединения, отрасли физической подготовки, а также состязания и танцы. Г. А. Вит пишет, что солевары Шёнебека на Эльбе и Галле на реке Зааль, так называемые галлоры, были виртуозами гребли, плавания и прыжков в воду. Любимой формой соревнования среди рыбаков и корабельщиков по всей Западной Европе стали схватки лодочников с шестами. В Ульме, например, они считались критерием пригодности подростков для участия в проводившемся раз в два года посвящении в юноши, в ходе которого отсеивались слабые и не умевшие плавать. Соревнованиями руководили "арбитры".
Внутренние движущие силы физической культуры городов средневековья лучше всего можно проиллюстрировать на обычаях передовых по своему развитию итальянских городских республик. Великолепные игры и состязания их жителей были связаны со свободолюбивыми устремлениями, которые складывались в борьбе против феодальных сил, окружавших города и грозивших их поглотить. Общественная роль связанных с физической культурой мероприятий во многом напоминала их значение в древних городах-государствах, а весь процесс их развития знаменовал первые, пробные шаги сложившегося гораздо позже буржуазного "спорта".
Похожую на массовое побоище "эльмору", означавшую, несомненно, военное учение, уже в XII веке сменила обставленная заранее определенными правилами "пунья", которая, как видно и по названию, также приближалась по характеру к настоящему бою. Ее описание известно по Павийскому кодексу начала XIV века.
"Всех горожан разделили на две группы, состоявшие в свою очередь из отрядов. Как правило, сражались деревянным оружием все сразу или по двое. На голову надевали смягчающий удары шлем - цисту, на лобовой части которого обозначалось, к какой группе относится боец. Лицо было защищено крепкой корзиной из веревок". Победители получали денежные призы.
В Венеции и других речных городах проводились схватки "джуоко дель понте" - игра на мосту, за символический захват моста. Изображение бурлящей толпы сражающихся на таком мосту - любимый сюжет гравюр той эпохи: на переднем плане гондольеры подбирают свалившихся в воду, в окнах и на крышах окружающих домов - многочисленные "болельщики". В Риме уже в конце XI века прославились состязания в горах "тестакко" - продолжение в христианской форме ритуала плодородия луперкалий. В них принимали участие и представители окрестных сел. Из плана такого мероприятия, относящегося к 1469 году, известно, что традиционная программа включала четыре забега, прыжки с шестом в длину, выступления борцов и гонки различных животных.
Ревностно культивировались горожанами и остальных стран Европы соревнования по случаю праздников весны, завершения сбора урожая и проводов" Наиболее раннее упоминание об этом имеется у монаха Уильяма Фитцстефана, который в своем "Описании жизни знатных горожан Лондона" 1175 года посвящает отдельную главу описанию физических упражнений лондонской молодежи.
"...Подобает городу быть не только серьезным и просторным, но и веселым и полным развлечений... Каждый год в первый вторник поста... школьники несут к своему наставнику бойцовых петухов и до полудня развлекаются петушиными боями. После же обеда вся молодежь высыпает на поле играть в мяч. Ученики каждой школы несут в руках мячи и биты. Видные и знатные мужи сопровождают их на конях, дабы посмотреть игру юношей и порадоваться их ловкости... Каждую пятницу великого поста одна за другой выезжают на поле группы молодых всадников с лучшим наездником во главе... показывают, насколько были бы полезны в случае войны.
На пасху бои идут на воде. На сваю в середине реки прикрепляют щит, а потом запускают одну лодку за другой без гребцов, чтобы течение выносило их к свае. На носу лодки стоит юноша, готовый пробить щит копьем. Если сломает копье о щит и не упадет в воду - считают, что он добился успеха. Если же его оружие не ломается... то будет сброшен в воду, ибо поток несет ладью с большой силой... На мосту, на берегу и в домах вдоль реки собирается много зрителей, у которых такие случаи вызывают немало смеха.
Все лето юноши упражняются в прыжках, стрельбе из лука, танцах, борьбе, метании камней и пользовании щитом. Девицы же бьют в ручные барабаны и танцуют, пока не стемнеет".
В той же хронике сообщается о первом футбольном матче между лондонскими студентами и молодыми ремесленниками. Из этой записи видно, что борьба и игра еще не отделились друг от друга. Не были оговорены также границы поля. И здесь, подобно деревенским ритуальным игрищам, участие принимали практически все юноши. Правил почти не было. Набитый отрубями или соломой мяч можно было бить и вести ногами, катить и нести в руках. Цель соревнования состояла не в том, чтобы забивать голы, а в доставке мяча за определенную черту. В городах подобные многолюдные схватки были сопряжены с большими опасностями, и не случайно в Лондоне, Нюрнберге, Париже и других местах довольно рано были введены запреты, с помощью которых власти стремились умерить пыл игроков.
На примере футбола и других видов игр можно установить, что физическая культура городов, чья атмосфера пронизана подавляемыми чувствами, была связана отнюдь не только с военным делом и производственной деятельностью. Получившие широкое распространение разновидности игры с мячом были особенно удачны тем, что человек, хотя бы в воображении, "освобождался" от воплощающих классовый гнет сословных, церковных и цеховых оков. Не будет преувеличением сказать, что средневековая городская буржуазия в пору своего подъема символически выражала собственную независимость и силу не только в храмах, но и в своих привычках, играх, на стрельбищах и полях для игры в мяч. Поединки мастеровых "в рыцарских доспехах" вопреки точке зрения наших историков спорта означали не только подражание дворянским обычаям, но и их высмеивание. В еще большей мере выражали протест против классового гнета те виды игры в мяч, которые приспосабливались к замкнутым условиям городских площадей Италии эпохи Возрождения. И здесь целью состязания было не превосходство по очкам или голам, а взятие ворот, символизирующих крепость. То же содержание прослеживается в связанных с мотивом взятия крепости играх шведов, русских, швейцарцев и немцев.
Хроникальные свидетельства эпохи Просвещения, проецируя в прошлое городские условия XVII-XVIII веков, отказывают средневековой городской буржуазии в стремлении к гигиене. В действительности же в большинстве городов XI-XVI веков регулярно действовали бани, а в крупных городах - в немалом количестве. В Париже в 1292 году числилось 26 бань, полвека спустя в Нюрнберге - 9, Эрфурте - 10, Вене - 29, Вроцлаве - 12. Красочное описание дает Поджо Браччоли, сопровождавший Иоанна XXIII, лишенного в 1417 году папского престола, в поездке в Баден. По его записям, здесь действовало 30 роскошных бань, а для простолюдинов - два открытых бассейна. После купания посетители участвовали в приемах и обедах, играли в мяч, в шахматы, в кости и танцевали.
Средневековые бани и купальни можно по праву считать местами близкого светского общения бюргерства. Более того, вопреки запретам со стороны властей и церковников часть бань и примыкающих к ним таверн приобретает характер публичного дома. Их назначение даже недвусмысленно обозначено в одном объявлении в Эрфурте конца XIII века.
Характер массового увлечения среди горожан носили танцы, особенно на масленицу, по случаю проводов и посвящений в члены цеха. Их элементы, развиваясь за счет стилизации движений, связанных первоначально с трудовыми процессами, наиболее выразительно символизировали занятия кузнеца, рыбака, мясника, каретника и сапожника. В большинстве городов принимаемым в цех давали определенное время на подготовку, чтобы они достойно представляли свой цех на торжествах и состязаниях. Во время соревнований стрелков наряду с традиционными хороводными танцами пользовались популярностью импровизированные выступления, в ходе которых демонстрировались акробатические прыжки. Тут же часто выступали комедианты, которые изображали хромых, ковыляющих нищих и, получив символическую милостыню, развлекали зрителей виртуозными танцами. В XIV веке в городах появились первые танцевальные залы.
Накапливавшиеся подспудные настроения и в городской среде зачастую выливались в приступы танцевальной истерии. Наиболее ранние упоминания об этом связаны с "аллилуйей" 15 июня 1237 года, когда молодежь из зажиточных семей Эрфурта неистовой, дикой толпой с несвязными песнями направилась из городских ворот по дороге в Арнштадт, кружась и прыгая до изнеможения. В других местах жертвами подобных вспышек массовой истерии становились участники танцев и прыжков через костер в день св. Иоанна. Поскольку в средние века душевнобольные были окружены страхом и суеверным уважением, к юродивым в большом количестве примыкали симулянты. Очевидно, по этой причине в Страсбурге не раз происходили вспышки танцевальной истерии, когда расходившихся плясунов удавалось собрать только в храме святого Витта, где, несмотря на попытки изгнать дьявола с помощью молитв и органной музыки, они продолжали судорожные телодвижения. Отсюда произошло название "пляска святого Витта".
Наряду с различными видами физических упражнений большую роль играли зародившиеся еще в древние времена зрелища, в ходе которых происходили поединки с животными. Однако по-настоящему с физической культурой были связаны только бои быков в Испании и Южной Франции. Искусство движений тогдашних гидальго-виадоров еще объединяло конную акробатику пикадора, разъяряющего быка, с ловкостью тореадора, что вместе с установленными правилами поражения быка потрясало воображение зрителей сочетанием поединка человека со зверем, конного состязания и мастерского владения, почти жонглирования, оружием. Не случайно эти традиции с небольшими изменениями перенял и буржуазный спорт нового времени.

+2

19

Шахматы

Среди многочисленных домашних игр наибольшей популярностью пользовались кости. В ту эпоху они имели такое же значение, какое впоследствии приобретут карты. Представители всех социальных категорий в хижинах, замках, тавернах и даже монастырях предавались этой игре с губительной страстью, тщетно порицаемой суверенами и прелатами реформаторами. Здесь проигрывались деньги, одежда, лошади и жилища. Многие, как, например, несколько позже поэт Рютбеф  , жаловались, что потеряли в этой игре все, чем владели. К тому же играть в нее было еще и опасно. Хотя игроки пользовались рожком, нередко встречались случаи мошенничества, особенно из за поддельных костей: одни имели намагниченную поверхность, у других одна и та же грань воспроизводилась дважды, у третьих одна сторона утяжелялась за счет примеси свинца. В результате возникали многочисленные распри, порой перераставшие даже в частные войны.
Гораздо более безобидной считалась игра «марель» («la marelle»), не столько азартная, сколько требовавшая размышлений: победителем считался тот, кто первым составлял геометрическую фигуру из перпендикулярных или наклонных линий при помощи трех (иногда пяти) пешек. Впрочем, это было не так уж сложно. Больших усилий требовала загадочная игра «табль» («tables»), литература придавала ей особое значение, однако ее правила практически неизвестны. В какой то степени она напоминала игру в триктрак  , участвовали двое или четверо игроков, используя несколько костей и много жетонов. Иногда этим же словом обозначали игру в шашки, в них в XII веке играли точно так же, как и сейчас.
Однако лучшая домашняя игра, в отношении которой авторы просто неистощимы, – это шахматы. Во Франции они появились в XI веке, а вовсе не во времена Карла Великого, как это иногда утверждают. Очень скоро они сделались любимым времяпрепровождением аристократического общества. Умение играть в шахматы считалось одной из составных частей воспитания юного рыцаря. Чтобы достичь в нем совершенства, нужно, как говорится в «Песне о Ли де Нантейле», начать обучение в возрасте шести лет  . Возможно, именно так и произошло с Бедуайеном, коннетаблем короля Артура, ведь во всех романах Круглого стола он предстает как лучший игрок своего времени  . В литературе описание шахматных партий занимает значительное место. Это одновременно и забавный эпизод, и драматическое действие. Иногда эти партии начинались из за столкновения серьезных интересов: в них могла разыгрываться судьба женщины, пленника, армии и даже целого королевства. Часто проигравший в ярости от своего поражения ранил или убивал противника. В «Рыцарстве Ожье» Шарло, сын Карла Великого, проиграв Бодине, сыну Ожье Датчанина, «схватил обеими руками шахматную доску, бросил ему в голову и проломил ее так, что брызнул мозг»  . Реальная жизнь менее жестока. В ней не разыгрывались ни человеческие жизни, ни королевства, ни даже деньги. Тем более что церковь это запрещала. Дамы и молодые женщины без малейших колебаний садились за шахматную доску и часто показывали себя более искусными игроками, чем мужчины.
По легенде Алиенора   заставила потерпеть поражение в шахматах самых влиятельных князей Англии и Франции.
Однако интересно выяснить, как именно играли? Как выглядели шахматные фигуры? В чем заключались отличия от современного варианта этой игры?
Шахматная доска из дерева или металла считалась предметом роскоши. Владелец демонстрировал ее с неизменной гордостью, даже если сам не умел пользоваться ею. Она делалась больших размеров и часто служила верхней частью богато украшенной шкатулки, внутри которой находилась табль, а на противоположной стороне – марель. До конца XII века шахматная доска была однотонной (обычно белой), и прорезанные (иногда отмеченные красным) линии делили ее на 64 клетки. Современный вид – чередование черных и белых клеток – доска приобрела только в начале правления Филиппа Августа. Это не изменило правил игры – и сегодня можно играть в шахматы на одноцветной доске – однако облегчило видение и проверку ходов. Сами ходы несколько отличались, поскольку фигуры имели несколько иной характер и правила передвижения. Прежде всего «ферзь» (от персидского слова, обозначавшего визиря) двигался не во всех направлениях, а только по диагонали и не больше, чем на одну клетку за ход. Сила этой фигуры на шахматной доске была невелика. Так же и «альфен» (alfln), заменявший современного слона, продвигался по диагонали на две клетки через две (и мог при этом перепрыгивать через другие фигуры). Зато король, ладья, конь (вместе с рыцарем на спине) и пешки ходили точно так же, как и в современной игре, если не считать некоторых незначительных отличий. Например, король и ладья могли делать рокировку в любом положении, а пешкам в начале игры разрешалось передвижение только на одну клетку, не допускалось также взятие на проходе. Цель игры, как и сегодня, – поставить мат королю противника, и так же, как и сегодня, говорили «шах», если ему угрожала непосредственная опасность.
Форма фигур зависела от местности и уровня игры. Для повседневных игр уже делали стилизованные фигурки из кости или дерева, и никаких правил их изготовления не существовало. Для парадных же игр фигурки вытачивали из слоновой кости, эбенового дерева, янтаря или яшмы. Каждая из них служила определенным символом. Три оставались практически неизменными: король всегда с короной на голове; конь – всадник верхом на коне; пешки – в виде легковооруженных солдат. Форма остальных трех фигур варьировалась. Ферзя мог представлять сидящий человек с лицом, как у короля, но без короны, иногда – под влиянием куртуазной культуры – вместо него выступала дама. Alfin изображался в Англии и Западной Франции как епископ, во Фландрии и Рейнской области – как граф; в других районах – как пожилой человек, дерево или животное. Наконец, ладья могла быть сделана в виде тяжеловооруженного солдата или животного с башенкой на спине, а чаще представлялась целой сценой с участием двух персонажей: Адама и Евы, святого Михаила, убивающего дракона; двух переплетенных чудовищ, двух рыцарей, сражающихся копьями. У каждого играющего имелось по 16 фигур, перед началом партии их расставляли так же, как и в современной игре. Причем с одной стороны выстраивались белые, а с другой – не черные, а красные. В области шахмат царили те же символы, как и во всем остальном: до XIV века в сознании западного человека белому цвету противопоставлялся не черный, воспринимавшийся отсутствием цвета, как такового, а красный – цвет цвета.
http://bookz.ru/book.php?id=44648&n … l_-pasturo

http://i065.radikal.ru/0909/74/61efc445163b.jpg
Лука Лейденский «Игра в шахматы», ок. 1508 г.

+8

20

Особенности средневековой охоты

          Охота в бескрайних лесах, полных хищных зверей, — еще один род битвы, еще одна школа войны. Идея мира в сознании людей средневековья естественно сочеталась с идеей охоты. Лучшее доказательство тому — отрывок из поэмы о Жираре Руссильонском: «Теперь для рыцарей настает длительный отдых: начинается благодатное время для собак, грифов, соколов, сокольничих и ловчих». На другой странице той же поэмы король Карл Мартелл, переставший воевать со своими вассалами и сарацинами, говорит баронам: «Пойдемте поохотимся на реку или в лес — это лучше, чем сидеть дома». Наряду с турниром охота является основным времяпрепровождением, поэтому все обитатели замка — охотники. Знатная дама сопровождает своего мужа и скачет с ястребом на руке, она превосходно умеет выпускать птицу и возвратить ее, и успех охоты часто от нее зависит. Что же касается сына владельца замка или барона, то он с семи лет охотится с отцом и матерью, что является важной частью его физического воспитания.
           Охота для рыцарей и баронов была не просто способом убить время; это — страсть, страсть неуемная, часто доходящая до исступления, так что Церкви порой приходилось ее осуждать, и по многим причинам. Прежде всего: знатный человек, вечно рвущийся в лес, забывал обо всем, вплоть до церковной службы; а также и оттого, что жестокость законов, регламентировавших занятие охотой и делавших из сеньориальных лесов и дичи нечто священное и неприкосновенное, стала настоящей напастью. Крестьянин не имел права защитить себя и свой урожай от диких зверей. В 1199 г. жители острова Ре даже приняли решение покинуть его из-за ущерба, причиняемого им водившимися там в изобилии оленями. Дело дошло до того, что они не могли ни снять урожай, ни собрать виноград. Сеньором острова был Рауль де Молеон. Сопровождаемый плачущими жителями, к нему направился аббат монастыря Богоматери в Ре, умоляя отказаться от своего права охоты. Рауль согласился охотиться на острове только на зайцев и кроликов. Но феодалы ничего не давали просто так: крестьянам пришлось платить сеньору по десять су за каждую четверть собранного винограда и за каждое сетье пшеницы.
http://i031.radikal.ru/0801/57/05e6030830dct.jpg http://i013.radikal.ru/0801/bf/07ac92344772t.jpg
        И что такое один знатный человек, поступившийся своим правом охоты, если столько других отстаивало это право с ожесточенным упорством! Мы не можем сказать, было ли законодательство Филиппа Августа на сей счет таким же жестким, как у его современника, английского короля Генриха II: последний своим положением от 1184 г. снова ввел в силу лесные ордонансы своих предшественников, в силу которых всякому человеку, признанному виновным в том, что он охотился в королевских лесах, выкалывали глаза и уродовали конечности. Это позволило одному английскому хронисту, Вильгельму из Ньюборо, сказать, что Генрих наказывал за убийство оленя столь же сурово, как и за убийство человека. Французский сеньор относился к этой статье столь же серьезно. Через несколько лет после смерти Филиппа Августа Ангерран де Куси приказал повесить трех несчастных молодых людей, фламандских дворян, охотившихся в его домене. Но на сей раз король разгневался, бросил знатного барона в темницу и освободил только тогда, когда тот пообещал заплатить штраф в десять тысяч ливров и совершить паломничество в Святую землю.
        Справедливости ради следует сказать, что охота для феодалов была не только удовольствием, школой верховой езды, подготовкой к войне, но и необходимым источником пропитания. Эти воины — от отца до сына охотники и отменные едоки — мало почитали мясо с бойни. Они питались преимущественно крупной дичиной, подаваемой кусками или в огромных пирогах. Если верить нашим старинным поэмам (ибо вышеназванные хронисты почти ничего на эту тему не сообщают), сытными трапезами феодалов были такие, где куски кабанятины и медвежатины чередуются с жарким из лебедей или павлинов, с доброй рыбой, выращенной в сеньориальных садках, запивавшимися щедрыми кубками вина, приправленного медом и пряностями.
http://i025.radikal.ru/0801/31/85f03316ce2ft.jpg http://i027.radikal.ru/0801/b0/86ec2147b70dt.jpg
     Охота была прежде всего делом престижа, и поэтому богатые люди того времени, не считаясь с серьезными затратами, содержали на своих подворьях псарни с большим поголовьем собак, специализирующихся на работе по крупному зверю, и довольно многочисленную охотничью прислугу. Но и этого иногда было недостаточно — потери собак во время охоты порой исчислялись десятками, и, чтобы удовлетворить потребность в них, феодалы нередко обязывали подданных (обычно пастухов, мельников, мясников) разводить и поставлять собак ко двору.
http://i016.radikal.ru/0801/11/19e5b5c79fa4t.jpg http://i033.radikal.ru/0801/8e/002fb84adb5bt.jpghttp://i027.radikal.ru/0801/dd/594c1d1a6bd7t.jpg
     Охота на бурого медведя — крупного и очень опасного хищника — в средние века считалась героическим делом, рыцарской игрой. Долгое время медведей относили к разряду «вредных», поскольку порой они нападали на стада домашних животных. Охота на этого зверя была довольно широко распространена в Европе.
       Как правило, бурые медведи обитают в труднодоступных местах — болотах, непроходимых чащобах или в гористой местности. В поединке с ними человек использовал специально натасканных собак, получивших название бэренбайсеры. По дошедшим до нас свидетельствам, картинам и гравюрам бэренбайсеры представляли собой крупных, с массивным костяком, сильно развитой, сухой мускулатурой собак. Они были короткошерстны, имели массивную, широколобую голову, скуластую, несколько укороченную морду, коротко купированные или небольшие висячие уши, отличались бесстрашием и свирепостью.
      При охоте на бурого медведя применялись, как правило, пять парных сворок с бэренбайсеры, в задачу которых входило обнаружить, остановить и отвлечь зверя своим нападением, для того чтобы следовавший за ними охотник мог приблизиться к своей жертве. Завидев медведя, первая пара лаем давала знать об этом другим собакам и охотникам и старалась задержать зверя до подхода подмоги. Объединившись, бэренбайсеры набрасывались на медведя и сражались с ним до тех пор, пока не подоспеет охотник, который, изловчившись, должен был заколоть зверя пикой или длинным кинжалом.
http://i040.radikal.ru/0801/6e/a439cbe6867ft.jpg http://i032.radikal.ru/0801/00/822730b4ab6dt.jpg

     Не менее опасным делом была охота на кабана. Для этого использовались собаки различных пород, однако непосредственно в поединок с кабаном вступали рослые, тяжелые, специально обученные собаки, отличавшиеся настойчивостью и дикой злобой в схватке с противником. В их задачу входило не только настигнуть и окружить зверя, но и навалиться на него и удерживать до подхода конного или пешего охотника, который убивал кабана длинным копьем или специальным клинком. При этом пеший вид охоты считался самым опасным, так как предусматривал непосредственный контакт со зверем, и поэтому приносил наибольшую славу победителю.
     Кабан — животное огромной силы, хорошо защищенное толстой шкурой и подкожным жиром. В бою он очень подвижен и свиреп, своими клыками и зубами кабан способен нанести смертельные раны практически любому противнику. Поэтому охота на кабана сопровождалась гибелью множества собак.
     Для того чтобы сократить возможные потери, боевым собакам изготавливали специальные корсеты, состоящие из нескольких слоев сшитой материи, внутри которой был продет китовый ус. Нередко сверху корсет покрывала металлическая кольчуга или специальные стальные пластины. Иногда в качестве защиты практиковали отдельные фрагменты лат (нагрудники. ошейники и т. д.) — щитки и панцири, закрывающие наиболее уязвимые места на теле собаки.
Боевых собак применяли также во время охоты на первобытного быка, зубра и оленя. В средние века эти животные были широко распространены по всей территории Средней Европы, а охота на них считалась королевским правом.
Ход поединка был приблизительно такой же, как в случае охоты на медведя или кабана. Злобные, могучие собаки всеми силами сдерживали пытающегося выйти из западни зверя и ставили его таким образом, чтобы конный или пеший охотник мог поразить жертву копьем или клинком. Спецификой охоты на оленя являлось то, что его в первую очередь преследовали стремительные гончие, которые, загнав зверя, расступались, давая работу боевым собакам.
     В средние века центром травли собак на различные виды животных была Англия. Кровавые поединки устраивались довольно часто не только во владениях тогдашней английской аристократии, но и при королевском дворе. При этом съезжалась знать, послы и консулы разных стран мира, чтобы развлечься жестоким, но вместе с тем увлекательным зрелищем. Нередко заключались пари и делались денежные ставки на победу зверя или собаки. Особенно высоко ценилась травля собаки на медведя или быка.

http://i002.radikal.ru/0801/fc/76af8727eff9t.jpg http://i033.radikal.ru/0801/0b/73bcd7e85f6ft.jpg

Источник

Отредактировано Vihuhol (2009-11-07 23:02:19)

+5

21

О шахматах
(В продолжение темы о тройственности общества)

Начиная с середины XIII в. интеллектуалы пытаются осмыслить социальные отношения оригинальным способом, представив общество в виде шахматной доски, а социальные страты — в виде шахматных фигур. Что означала такая социальная метафора, как шахматная доска, и какие новые принципы социальной стратификации она отражала?

Обратимся к известному трактату о шахматной игре — «Книге об обязанностях и нравах знати, или о шахматной игре» ("1Liber de moribus et officum nobilium, sive de ludo schaccario").
Он был написан доминиканским монахом Якопо ди Чессоли во второй половине XIII в. Это произведение состоит из четырех частей. В первой содержится подробный рассказ о том, как была изобретена эта игра; вторая повествует о форме благородных шахматных фигур, каждая из которых олицетворяет определенный социальный страт; третий раздел трактата рассказывает о формах простых шахматных фигур — здесь речь идет о 8 пешках, которые олицетворяют разные профессии простолюдинов, а четвертый рассказывает о принципах перемещения фигур по шахматной доске.

Вначале Якопо ди Чессоли излагает причины изобретения игры: шахматы, говорит он, это полезный досуг и отвлечение от грусти. Но непосредственная причина, по которой она была придумана, - Regis correctio. Некогда жил в Вавилоне жестокий правитель Эвильмеродаг, сын Навуходоносора. Он был человеком развращенным и дурных нравов и более всего ненавидел своих критиков и наставников, которых, если они ему противоречили, он убивал. Народ, страдавший от жестокого государя, обратился к мудрецу Филометру с просьбой наставить тирана на путь истинный. Перед мудрецом встала проблема: как обратить к правильной жизни развратника на троне и при этом самому не лишиться жизни. Чтобы выйти из трудной ситуации, он изобрел шахматы — сделал из золота и серебра квазичеловеческие фигуры и разместил их на 64 клетках. Игра приобрела огромную популярность, в нее стали играть придворные; заинтересовался и Эвильмеродаг и попросил мудреца познакомить с правилами игры. Филометр изложил правила игры и одновременно ненавязчиво рассказал тирану о том, как должны вести себя король и другие члены общества, т.е. по существу прочитал проповедь о нравах и обязанностях правителя [Liber de moribus, 2]. Этот урок послужил во благо тирана и его подданных, и ситуация в государстве изменилась к лучшему. Отсюда вывод - шахматы игра полезная для воспитания и душеспасительная.

Шахматы в трактате сравниваются с обществом и его системой отношений, взаимных обязанностей и других необходимых условий существования социального здания. Вавилон, говорит Якопо, судя по сообщениям пророка Иеремии, был построен по плану, разбитому на квадраты. Каждая сторона длиной 16 римских миль, а общая площадь - 16 х 4 = 64. Чтобы представить размеры города, изобретатель этой игры создал доску с 64 клетками. Края доски представляют стены города, а они были высокими, и потому края доски высокие. Шахматы — это идеальный город Вавилона, в котором и была изобретена эта игра, в этом городе царят concordia и гармония [Liber de moribus, 30].

Итак, шахматы символизируют город, общество, а шахматные фигуры - различные социальные страты. На самом деле фигуры сами «напрашиваются» на аллегории: король и королева в шахматах соответствует королевской паре средневекового общества, конь - рыцарю, две ладьи олицетворяют представителей королевской власти, викариев короля, фигуры слонов - судий. Точно так же 8 пешек олицетворяют различные занятия простолюдинов — землепашество, кузнечное дело. торговлю и пр. Чессоли подробно описывает внешний вид и иконографические атрибуты каждой фигуры: скипетр и державу короля, меч и копье рыцаря, скипетр и яблоко как инсигнии королевской власти в руках викариев, орудия труда в руках простолюдинов и пр.

Каждая из 8 пешек олицетворяет сразу несколько «профессий»: так пешка, олицетворяющая портного, символизирует все ремесла, связанные с обработкой ткани и кожи, — «профессии» скорняка, дубильщика, кожевника и т.д.; пешка, изображенная в виде кузнеца, олицетворяет такие ремесла, как кузнечное, а также ремесла кораблестроителя и дровосека; пешка, изображенная в виде купца, обозначает профессии торговца, менялы и пр. [Liber de moribus,16-30].

По мысли автора трактата шахматная доска представляет средневековое королевство, а фигуры, правила их ходов показывают, как нужно вести себя в обществе и вообще в различных жизненных ситуациях [Liber de moribus, 35]. Как в шахматах все подчинено защите короля, так и в обществе, по мнению Якопо, все социальные группы должны поддерживать короля и укреплять королевскую власть. Именно эта цель и сплачивает фигуры, и благодаря подчинению всех фигур королю создается гармония и порядок. Расположение фигур на шахматной доске выявляет отношения взаимной зависимости, обусловленности, весьма характерные для всякой жизни в обществе. Это в первую очередь вертикальные связи, так как благородные фигуры нуждаются в пешках, а те нуждаются в защите. Это также горизонтальные связи, так как король ничего не может сделать без своей знати. Проповедник обстоятельно объясняет, почему, например, простолюдины (пешки) стоят перед знатными. Народ — это венец знати. Без него немыслима жизнь знати. Что бы мог сделать викарий короля, олицетворением которого является фигура ладьи, если бы пешка — крестьянин, чья обязанность состоит в том, чтобы обеспечивать пропитанием, — не была бы поставлена перед ним? Что бы делал рыцарь, если бы перед ним не было пешки-ремесленника, который делает удила и шпоры?

Что бы делали король, королева и все остальные без помощи пешки, символизирующей медика? [Liber de moribus, 30]. И пусть не презирают простолюдинов рыцари и представители знати, как только узнают, почему они размещены перед знатью. Итак, расположение фигур на шахматной доске выявляет солидарные связи, необходимые для всякой жизни в обществе. Таким образом, принципы иерархии и взаимосвязи средневекового общества прекрасно переданы в этой модели. Это была совершенно осознанная имитация общества.
http://ec-dejavu.ru/images/c-2/chess-2.jpg
Средневековый испанский манускрипт иллюстрирует двух арабов, играющих в шахматы.
Book of Games by Alfonso X, the King of Spain ca. 1251-1282

http://ec-dejavu.ru/images/c-2/chess-6.jpg
"Codex Manasse"
Folio 13r 1305-1340
Оттон IV Бранденбургский играет в шахматы с женщиной

Читать дальше

+6

22

Продолжая шахматную тему
Шахматные аллегории Средневековья
(Chess and Allegory in the Middle Ages / Ed. By O. Ferm and V. Honemann. Stockholm, 2005)

Особое место в «символическом арсенале» Средневековья занимают шахматы. Этой игре, известной в Западной Европе по меньшей мере с рубежа X-XI вв., уподобляли не только двухстороннее военное и политическое противостояние, но и жизнь отдельного человека, в конечном итоге обречённого на поражение в поединке со смертью, а также иерархически упорядоченное общество, члены которого, как шахматные фигуры, различаются по силе и статусу, но при этом зависят друг от друга и потому должны действовать согласованно для достижения всеобщего блага. Шахматная игра оказалась богатым источником ярких, запоминающихся образов и в этом качестве была очень быстро востребована в литературе и изобразительном искусстве Средних веков. Традиция использования шахматных метафор и аллегорий весьма обширна, поэтому неудивительно, что она всё больше привлекает внимание медиевистов.

Свидетельством интереса исследователей к этой проблеме является сборник «Шахматы и аллегория в Средние века», опубликованный в 2005 г. в Стокгольме под редакцией Улле Ферма и Фолькера Хонеманна. В основе составивших его статей лежат доклады, которые были прочитаны в сентябре 2004 г. в Швеции на симпозиуме «Средневековая литература как зеркало общества: идеология, дидактика, exempla и аллегории». Симпозиум был организован историческим факультетом Стокгольмского университета, факультетом современной филологии Упсальского университета, Стокгольмским музеем Средневековья и группой исследователей из Мюнстерского университета во главе с профессором Ф. Хонеманном (проект «Символическая коммуникация и общественные системы ценностей от Средневековья до Французской революции»).

Статья является рецензией на вышеупомянутый сборник.

+6

23

ПРАЗДНЕСТВА ТОЛПЫ И БУДНИ СКОМОРОХОВ

В полночь все жители вышли за город в лес; великое веселье наступило после этого в городе; они вернулись утром, когда совсем рассвело, неся на себе "май", нагруженные цветами, душистыми травами и зелеными, густо покрытыми листвой ветками. Никогда не было "мая" красивее этого! Столько было цветов и зелени. Радостно несли они его прямо посреди города. Двое молодых людей пели песню:
Там на морском берегу,
Друзья, как сладко петь!
Дамы устроили бал,
Радостно сердце мое!
Друзья, как сладко петь
Во славу "мая"!
(Из рыцарского романа "Гильом де Доль", конец 12 века.)

КОШАЧИЙ КОНЦЕРТ, ОБЕЗЬЯНИЙ ТУРНИР И СМЕРТЬ ПЕТУХА

Другим языческий праздник, слившийся с христианским календарем, стал "кошачий концерт" — шаривари. Толпы ряженых носились по городу, "изгоняя старуху" (символ старого года), затевая шутливые баталии, атакуя дома и требуя у хозяев "выкупа". При этом все гуляющие вопили, колотили в ведра, сковороды и противни, крутили трещотки, стараясь шуметь как можно громче, чтобы испуганная нечистая сила бежала прочь.
Шутки участников шаривари далеко не всегда были беззлобными: чаще всего в этот день издевались над теми несчастными, кому не повезло в браке. Визгливые концерты устраивали под окнами мужей-подкаблучников, старых вдовцов, которые собирались жениться на юных девушках, или у порога дома женщины, ославленной за распутство. Оскорбления и насмешки были уделом нарушителей морали. Но, несмотря на такую "благую" цель, церковники осуждали шаривари. Считалось, что ряженные, исполняя роли демонов и другой нечисти, словно бы отрекаются от своего исконного образа, созданного по подобию божию.
Тем не менее игра шаривари успешно перекочевала из мира реального в мир фантастический, литературный. Забавные и страшные уродцы-музыканты шествуют по страницам средневековых книг, встревают в романы, саги и поэмы.
http://www.mirf.ru/Articles/1/241/charivari2s.jpg
Шаривари. Миниатюра из средневековой рукописи.
http://www.mirf.ru/Articles/1/241/init010s.jpg
Обезьяны-музыканты. Инициал из средневековой рукописи.

Другим персонажем фантастического бестиария средневековых миниатюр стал рыцарь-обезьяна. И, если вам кажется, что это всего лишь метафора, то вы ошибаетесь: потешные турниры дрессированных животных и людей-уродов были одним из самых любимых зрелищ средневековья.
Гистрионы, бродячие скоморохи, часто водили с собой несколько зверей, обученных "куртуазным манерам" и искусству турнирного боя. Обезьянки на собаках, свиньях или козлах, вооруженные копьями и мечами, облаченные в доспехи, сшибались на отгороженном поле, как настоящие рыцари.

+7

24

ЗАБАВЫ РЫЦАРЕЙ И ЧЕРНИ

Война и турнир, два главных развлечения рыцарства, во многом определяли характер прочих забав. Почти во всех играх средневековья мы встретим королей, воинов и епископов, которые будут вести отчаянную борьбу. "Тронами" и "коронами" назывались призы, главные фигуры и игровые поля. В некоторых играх участники могли, набирая очки, получать высокие титулы.
Самыми популярными среди спортивных развлечений были всевозможные варианты игры в мяч. Небольшие кожаные шары, которые легко ложились в руку, расшивали золотом, украшали гербами и окружали такой заботой, какая не снилась иному простолюдину.

Не менее знамениты были игры в шарики — каменные, металлические, деревянные или из драгоценной слоновой кости. Богатые вельможи приобретали шары из диковинного малахита, бирюзы, благовонного можжевельника или тяжелого самшита; игрушки — вернее, спортивный инвентарь — инкрустировали лучшие мастера. Самые простые игры остались неизменными по сей день: по "болванчику" нужно попасть своим шаром (покатить его или кинуть). Вариаций этого правила множество: тут и кегли, и крикет, и бильярд, и даже керлинг.
И, конечно, нельзя не упомянуть верховые игры, когда сочетались искусство управления лошадью и умение метко бросать или ловить мяч. Поскольку набитый песком или опилками мячик не подпрыгивал и не особо шустро катился, ему придавали скорость битами-молотками или же старались подхватить с земли, проявив чудеса вольтижировки.
http://www.mirf.ru/Articles/1/269/knuckles_balls.jpg
Овечьи бабки, исполняющие роль кеглей, и кожаный мяч

Впрочем, развлекаться мячами и шариками предпочитали на лоне природы. А вечером, когда тепло и мягкий свет каминного огня наполняют человека блаженным покоем, на столиках раскладывали другие игры. Тут уже не требовались ни точный глазомер, ни крепкие мускулы — только хитроумие, память и немножко удачи.

Тавлеи (тафл, фидхелл) завезли в Европу из стран Востока, но самыми ярыми поклонниками и распространителями этих древних шашек оказались скандинавы. Притом играли в тавлеи не только конунги и их супруги, но и простые воины. Конечно, трудно себе представить лохматых, грязных, вооруженных до зубов викингов, коротающих время от набега до набега за шашечной доской — но так было!
http://www.mirf.ru/Articles/1/269/ockelbo_stone_tafls.jpg
Рисунок на камне из Окельбо, изображающий игроков в тавлеи.

Конечно, шашками эту игру можно назвать весьма условно. Скорее, это предшественница го и современных шашек одновременно. Встречались доски с четным и нечетным количеством полей, большие и маленькие, с разными фишками и не менее разнообразными правилами. Использовались как прорезные столешницы, где на каждой клетке поля было гнездо для фигуры, так и гладкие. Для передвижения шашек по гладкой доске знатные люди часто использовали нечто вроде лопаточки.

Разумеется, каждый богач, который увлекся тавлеями, считал своим долгом заказать такую доску, чтобы даже королю не было стыдно играть. Доски инкрустировали золотом и перламутром, фишки вырезали из слоновой кости, полудрагоценных и драгоценных камней, янтаря, рога, отливали из цветного стекла, украшали рисунками или тонкой резьбой. Люди победнее не были так озадачены внешней красотой полей и шашек — они играли деревянными фигурами, конскими зубами или овечьими бабками на простых деревянных полях.

На основе тавлей появились и игры-головоломки. Одна из самых известных — "Лиса и гуси" (в русском позднем варианте это "Волк и овцы"), в которой одна фигура действует против нескольких. "Гусям" следует окружить "лису" так, чтобы у нее не осталось свободных ходов, а ее задача, в свою очередь, съесть как можно больше "гусей".
Другая игра-головоломка называлась мерелы, и правила ее походили на "крестики-нолики": у соперников по девять фишек, которые они по одной выставляют на поле, стараясь составить ряд из трех своих или помешать противнику заполнить его ряд. Когда кому-то удается сложить линию, он снимает с доски одну из фишек соперника. Игра простая, правила легкие, а поле можно было начертить на любой ровной поверхности. Поэтому выцарапанные "доски" мерелов находили на скамьях кораблей, на каменных тумбах и даже на сиденьях в церквях!

+7

25

Bobby написал(а):

На основе тавлей появились и игры-головоломки. Одна из самых известных — "Лиса и гуси" (в русском позднем варианте это "Волк и овцы"), в которой одна фигура действует против нескольких.

Лиса и Гуси (Fox & Geese)

Данная игра предположительно имеет скандинавское происхождение. Игра под названием «Hala-taft» упоминается в исландской саге «Grettis», в 1300 г. В Европу попала видимо раньше, во время набегов викингов. Следующее упоминание касается заказа Эдуарда IV. Короля Англии (1461-1483) двух лис и двадцати шести собак (это английский вариант) из серебра. Наконец предположительно эта игра названная «Freystafl» в поздних исландских сагах и есть «Лиса и Гуси».

http://i045.radikal.ru/0911/eb/e88ec90913ca.jpg

«Книга игр» короля Альфонса Х (1240 г.), Испания

http://i016.radikal.ru/0911/f7/1e9031e69ff4.jpg

Правила
В игру играют двое. Один играет лисой (1 фишка). Его цель съесть как можно больше гусей. Победа достигается после того как останется Х.
Другой играет гусями (13 фишек). Его цель зажать Лису в угол и не дать ей двигаться. Игра начинается с положения показанного картинке.

http://i050.radikal.ru/0911/d5/e053f148e987.jpg

И лиса, и гуси могут ходить только по линиям соединяющим ближайшие точки. Игроки делают ход по очереди. За один ход можно передвинуть одну фишку, на одну точку.
«Съедание» гусей происходит путем перепрыгивания их лисой, причем это процесс может повторяться (как в шашках). Задача гусей построить стройные ряды из двух гусей которых лиса перепрыгнуть не сможет.

http://s46.radikal.ru/i112/0911/fd/bec669e85c45.jpg  http://i015.radikal.ru/0911/60/36822333f3e0.jpg  http://s53.radikal.ru/i142/0911/15/414cece952f2.jpg   http://i063.radikal.ru/0911/60/9e8358cb94f2.jpg

http://i033.radikal.ru/0911/a7/d21d8a6f3eb1.jpg http://s54.radikal.ru/i146/0911/f3/8046b4eceed7.jpg

http://s46.radikal.ru/i111/0911/b0/b08cc7c9f30a.jpg  http://i074.radikal.ru/0911/9a/aad7efb6d82f.jpg

Лиса съедает зазевавшегося гуся  :)

Домик Счастья (Gluckshaus)

Старинная германская игра. Игралась обычно на резной и качественно раскрашенной деревянной доске.

http://s44.radikal.ru/i105/0911/b1/b33705db6f2c.jpg
                      Поле для игры Домик счастья

Правила: В игру могут играть различное количество игроков (оптимальное 4-5 человек). Каждый игрок по очереди кидает кости. Если выпадает:

# пустое поле – то игрок кладет туда монетку
# поле с монеткой – игрок забирает монетку
# Свадьба (7) – игрок всегда кладет монетку, ибо на свадьбу всегда дарят подарки
# Удачливая хрюша (2) – игрок забирает монетки со всех полей, кроме Свадьбы
# Король (12) – игрок забирает все монеты со всех полей, ибо никто не может противиться Королю.

Во времена Ренессанса если игрок выбрасывал 4, он платил монетку владельцу доски. В дружеской игре, если выпадает 4 – или игрок перебрасывает, или теряет ход.

Отредактировано Regina (2009-11-25 04:31:31)

+8

26

Девять пляшущих мужчин / Nine Men’s Morris

Эта игра имела широчайшее распространение. Она была вырезана в храме в Курне (Египет) 1400 лет д.н.э. Упоминается в Китае 500 лет д.н.э. Доски для этой игры были найдены на Цейлоне (9- гг. н.э.). В эту игру играли римские солдаты на привалах. Она была найдена и в греческих Афинах, и в захоронениях бронзового века в Исландии. Поле для игры было вырезано на корабле викингов X в. Gokstad’е.

В средние века игра пришла в Европу. Поля для нее находили на скамьях в соборах Норвича (Norwich), Глостера (Gloucester), Солсбери (Salisbury), и даже Вестминстерского Аббатства (Westminster Abbey). Изображения людей играющих в «ДПМ» встречаются и в «Книге Игр» короля Альфонса X (1240), и во фламандском манускрипте «Романе об Александре» (1338).

Также поле для игры было найдено на крышке бочонка с корабля «Мэри Роуз» (Mary Rose), начала XVI века. Название Девять пляшущих мужчин первый раз встречается у Шекспира в «Сне в летную ночь» (1594).
«Morris» возможно имеет сходное происхождение, что и термин «Moorish» в танце. А возможно оно происходит от французского фишка – «merrel». В Германии игру называли Muhle (Ряд).

http://i061.radikal.ru/0911/d3/b0ae5bcc652c.jpg
          Роман об Александре (1338), Фландрия

http://i029.radikal.ru/0911/87/5bc6bcec3b26.jpg  http://s02.radikal.ru/i175/0911/25/84cb4dd6126e.jpg
         «Книга игр» короля Альфонса Х (1240 г.), Испания

Правила

У каждого игрока есть по 9 фишек (фигурок). Игра начинается с первой части игры, с установки их на поле. Игроки по очереди ставят по одной фишке на любую не занятую точку. Если процессе выставления фишек один из игроков строит «ряд» (т.е. имеет три выстроенные в ряд фишки), то он может убрать одну фишку противника (кроме тех, что находятся в «ряду»). После выставления фишек начинается вторая часть игры. Также как и выставляли, игроки по очереди начинают двигать фишки. Двигаться можно на любую свободную соседнюю точку. Игрок, который не может сделать ход – проигрывает.

http://s05.radikal.ru/i178/0911/a7/d064f8d01432.jpg  http://i038.radikal.ru/0911/3a/4c3dd247912d.jpg

http://s58.radikal.ru/i161/0911/d4/1d73f7b6d8d2.jpg http://s50.radikal.ru/i130/0911/b1/b83d41d6991d.jpg
       Пример игры в «Девять пляшущих мужчин» на поле из дерева (вариант - поле из кожи).

Далее идут два варианта правил с разными вариантами полей:

# стандартный – можно построить ряд, потом вывести из него одну фишку, затем вернуть ее обратно и «съесть» фишку противника. Так можно делать до бесконечности.
# построив один ряд, «съев» им фишку противника, больше «есть» им нельзя. Нужно строить другой ряд, по другим точкам. Этот вариант играется на доске с диагональными рядами.
Игрок проигрывает если у него остается 2 фишки, т.е. он не может построить «ряд». Игрок может также проиграть даже на первом этапе игры, если все его фишки будут заблокированы.

+6

27

Шут.
(Из книги Даркевич В.П. Народная культура средневековья: светская праздничная жизнь в искусстве IX - XV вв.)

http://s55.radikal.ru/i147/0912/05/c862ef6e31ce.jpg

В нем есть мозги, чтоб корчить дурака;
А это дело требует смекалки:
Он должен точно знать, над кем он шутит,
Уметь расценивать людей и время
И, словно дикий сокол, бить с налета
По всякой встречной птице. Ремесло
Не легче, чем занятья здравоумных.
Есть мудрый смысл в дурачестве таком,
А умный часто ходит дураком
(Шекспир, Двенадцатая ночь)

http://s57.radikal.ru/i157/0912/9a/216396f29266.jpg

«мудро безумствующий» шут-неотъемлемый персонаж средневекового праздника.
Фигура профессионального остроумца и сквернослова неотделима от площадной зрелищной стихии.
Шуты и дураки были «постоянными, закрепленными в обычной (т. е. некарнавальной) жизни.
Они полностью сживались со своеи комедийной «маской»; роль и бытие фигляра совпадали.
В типе шута заключен универсальный комизм, распространяемый на асоциальность и невоздержанность самого плута (самопародия), на его одураченных жертв, высокие ритуалы и т. д.

http://i010.radikal.ru/0912/e4/ccec0b243527.jpg

Появление городского или придворного шута возбуждало противоречивые чувства, колеблющиеся между живой радостью и благоговейным страхом: ведь дураков и юродивых (блаженных, одержимых безумием) наделяли даром ясновидения и ведовства.
Для людей средневековья шут (дурак) - не просто комическая фигура, но и носитель пророческого дара, например, в куртуазной романистике.
Чуждый миру людей, он вступает в контакт с невидимым миром, с высшими силами (безумие - знак божественной одержимости).

http://s60.radikal.ru/i170/0912/9b/d5e2efe3ea24.jpg

Далекий от сострадания смех над шутом, порой жестокое издевательство над ним, как бы нейтрализовали суеверный трепет перед этими опасными существами с их злословием или диковинными и бессвязными речами.
Личина дурака, выставляющего себя на посмешище, или юродивого <не от мира сего», обеспечивала шуту неприкосновенность.
Мотивируя свои действия непониманием и безумием - "божьей болезнью" он жестоко злословил, безнаказанно высмеивал узаконенное и священное.
Как в духовной, так и в светской сферах злоязычный фигляр легко превращал самое святое и возвышенное в низменное.
Под защитой дурацкого колпака смеховое слово и поведение пользовалось признанными привилегиями.

http://i063.radikal.ru/0912/47/e8143c691247.jpg

Подобно современному цирквому клоуну, шут - одаренный актер-универсал: музыкант и музыкальный эксцентрик, акробат и дрессировщик.
Репертуар потешника столь же многообразен, как неисчерпаемы виды глупости. Намекая на злободневные события, издеваясь над собой и окружающими, он один исполнял целые сценки.
Шут высмеивал сословия и профессии, имитируя внешние черты их обычаев и церемоний, например, «высокую» рыцарскую героику.
Во французском Легендарии шут вышучивает воина-стража: вместо меча он держит у плеча дубинку с гротескной мордой, а грудь прикрыл не щитом, а корзиной.

http://i079.radikal.ru/0912/a2/bea7eecc14e6.gif

Понятия о пристойном исторически относительны; средневековые критерии комизма не совпадали с нынешними.
То, что современный человек воспримет как грубое и циничное, в средневековье еще сохраняло сакральное значение(т.е.направленное противоположно повседневному,мирскому)
Фривольное поведение, задевавшее интимные стороны жизни, неотделимо от карнавальной образности.
Развязный и дерзкий шут, чуждый романическому пафосу, не считал зазорным смешить нескромными телодвижениями или всенародно демонстрировать нижнюю часть тела. С XIII в. в готических маргиналиях жесты заголения обыгрывали до бесконечности.

http://s06.radikal.ru/i179/0912/2a/c6a8fec4bb5f.jpg

Свадьба шута и дьяволицы. Миниатюра из средневековой книги.
http://s45.radikal.ru/i107/0912/e2/d6a862a20471.jpg

+7

28

В продолжение темы  :)

Трубадуры и шуты

http://s43.radikal.ru/i102/0912/37/ea8fc945866b.jpg

       Средневековые люди относились к артистам со смешанным чувством восхищения и недоверия. Некоторая подозрительность вызывалась тем, что и певец, и сказитель, и площадной забавник — все они были «лицедеями», т.е. представляли в лицах других людей; они как бы заменяли своих персонажей собою, отказываясь от своего собственного лица и надевая чужие «маски».
       По средневековым представлениям, профессия артиста была сродни Дьяволу — притворщику и обманщику. Поэтому церковь советовала верующим держаться подальше от артистов и музыкантов: священникам запрещалось разделять с ними трапезу, а простым христианам лучше было смотреть только те театральные представления, в которых изображались события из жизни Иисуса Христа, богоматери или апостолов. Уличных певцов церковь считала людьми, «сбившимися с пути», и обещала им вечные муки на том свете.
       Но развлечений у горожанина, крестьянина и рыцаря было не так уж много, поэтому появление фокусника на городской площади, певца и поэта — в рыцарском замке всегда становилось праздником. Жизнь средневекового человека шла в основном однообразным путём, проложенным отцами и дедами; каждое новое лицо было в диковинку, оно становилось окном, открытым в широкий мир. А уж если пришелец знал сказания о короле Артуре и его рыцарях, о доблестном Роланде и героях крестовых походов — городская площадь щедро сыпала ему в шапку серебряные и медные монеты, а рыцарь давал приют у своего очага на несколько вечеров.
     Особенной славой пользовались трубадуры -поэты, исполнявшие свои стихи под музыкальный аккомпанемент. В основном они вели бродячую жизнь, переезжая от двора одного знатного сеньора к другому. Расцвет искусства трубадуров наступил в Южной Франции в XII—XIII вв. Происхождение слова «трубадур» связано вовсе не с трубой, как можно подумать, а со старым французским словом «троб», означавшим «искусный приём», «особое изящество». Действительно, многие трубадуры умели сочинять прекрасные песни, изящные, со сложными рифмами и богатой игрой слов. Среди трубадуров было немало рыцарей, людей знатного происхождения; одним из лучших поэтов-рыцарей был герцог Гийом Аквитанский. Стихи трубадуров, воспевавших беззаветное служение рыцаря избранной им даме сердца, быстро вошли в моду. Неудивительно, что они очень нравились женщинам; знатные дамы стали требовать от своих поклонников поведения, описанного в стихах. Рыцарь, умевший лишь размахивать мечом, стал теперь предметом насмешек; дамам были милы кавалеры, умевшие выразить свои чувства словами и тайными знаками, способные разобраться в тайнах женского сердца. Поэзия трубадуров оказала исключительно большое влияние на формирование особой рыцарской культуры, широко распространившейся в Европе одним - двумя веками позже.
        Поэтические находки трубадуров широко перенимались и использовались певцами попроще, исполнявшими на городских площадях так называемые «жесты» (стихотворные повести о героях минувших времён). Нередко они сопровождали свои выступления цирковыми номерами: жонглированием, фокусами, показом дрессированных животных (особенно любили средневековые зеваки рассматривать обезьян — считалось, что Бог создал обезьяну как зеркало для человека, чтобы человек всматривался в это зеркало и видел в нем свою греховность, низость своей натуры). Таких артистов называли жонглёрами; позднее это слово вошло в цирковой обиход в гораздо более узком смысле.
       Про цирк мы вспомнили не случайно — ещё одна разновидность средневековых артистов очень напоминает современных цирковых клоунов. Это шуты, или буффоны, как их называли в Италии. Клоун, однако, веселит всю собравшуюся в цирке публику, а буффоны старались прибиться к знатным сеньорам или даже к королям, получая от них еду, одежду и крышу над головой. Шуты издевались над всем, что хотя бы немного выходило за рамки привычного и допустимого; они могли довести до белого каления человека, надевшего необычную шляпу или принявшего слишком напыщенный вид, скрягу, коллекционера древних монет или ревнивого мужа. Нередко предметом насмешек буффона становился сам сеньор. Правила хорошего тона требовали от сеньора относиться к таким наскокам с улыбкой, но это удавалось далеко не всегда. Насмешки буффонов над молодым сеньором, правителем итальянского города Феррара, мать которого была простой прачкой, заставили его отдать приказание убить родную мать. Буффоны нередко стравливали друг с другом знатных господ, после чего на улицах городов проливалась кровь. В то же время остроумие буффонов, неожиданность их выходок и глубокий смысл их шуток делали шутов желанными членами компаний знатной молодёжи. Один из итальянских «забавников» XIV в. утверждал: «Да, есть такие шуты, которые издеваются, насмешничают и безобразничают словами и телодвижениями; они портят нравы и все хорошие обычаи; это — жалкие дармоеды, бесстыжие и безнравственные, которых надо бить, топить и выживать. Но есть и другие, похожие на замечательных учёных, которые стремятся доставить сеньорам развлечение и позабавить их. Они — культурные, «придворные» люди, знатные сеньоры должны принимать и выслушивать их».
      Человек, произнёсший эти слова, лукавил: получалось, что есть артисты, продавшие душу Дьяволу, а есть и другие, угодные Господу и не нарушающие его заветов. Трубадуры, жонглёры и шуты не служили ни Богу, ни Дьяволу — они воплощали собой вечную склонность человека к творчеству и игре.

+6

29

Vihuhol написал(а):

По средневековым представлениям, профессия артиста была сродни Дьяволу — притворщику и обманщику.

Добавлю: отрицательное отношение к театру отчасти было унаследовано от раннехристианских времён. Дело в том, что в античности сценические игры были частью религиозного ритуала, и сам античный театр начинался с мистерий о похождениях Диониса, впоследствии перейдя на других богов, потом на героев, потом на обычных людей; но подтекст остался надолго. И хотя средневековые комедианты уже никакого отношения не имели ни к "драме сатиров", ни к античному театру вообще, память о греховности "игрищ" осталась и идея таких "игр" была опорочена надолго.

+2

30

Театр средневековья.

История средневекового театра проходит два этапа — этап раннего (с V по XI в.) и зрелого (с XII до середины XVI в.) средневековья.

Хотя церковь ревностно уничтожала следы античного теара, театр не погиб. Он родился из нового уклада жизни варварских племен. Истоки театра средневековья надо искать в сельских обрядах народов, пришедших на смену рабовладельческому Риму, в самом быту земледельцев. Народ, хотя и принявший христианство, еще находился под сильнейшим влиянием языческих верований. Несмотря на преследование церкви, деревенское население по древним обычаям праздновало конец зимы, приход весны, сбор урожая; в играх, танцах и песнях люди выражали свою наивную веру в богов, олицетворяющих силы природы. Эти праздники и положили начало будущим театральным действиям. В Швейцарии зиму и лето изображали парни — один в рубахе, другой в шубе. В Германии в честь весны устраивались костюмированные карнавальные шествия. В Англии весенние праздники выливались в многолюдные игры, пляски, состязания в честь мая, а также в память народного героя Робина Гуда. Зрелищными элементами были богаты весенние игры в Италии и Болгарии.

Эти массовые праздники были пронизаны здоровым юмором, выражали творческие силы народа. Постепенно, все больше терялся обрядово-культовый смысл, они отражали элементы реальной жизни деревни, связывались с трудовой деятельностью крестьян, превращались в традиционные игрища, развлечения зрелищного характера. Но дать начало театру эти игры с их примитивным содержанием и наивной формой не могли — они не обогащались ни гражданскими идеями, ни поэтическими формами как это было в древней Греции. К тому же эти вольные игры содержали воспоминания о языческом

культе и жестоко преследовались христианской церковью. Но если церкви удалось воспрепятствовать свободному развитию народного театра, связанного с фольклором, то все же отдельные виды сельских увеселений породили новые народные зрелища — действа гистрионов.

Гистрионы

В XI в. Жизнь феодальной Европы оживляется: натуральное хозяйство уступает место товарно-денежному, ремесла отделяются от сельского хозяйства. Рост городов определяет переход от раннего средневековья к развитому феодализму.

С развитием торговли усиливается тяготение деревни к городу. крестьяне в поисках лучшей жизни идут в города. Вместе с этими предприимчивыми людьми в город часто переселяются и деревенские затейники. Процесс разделения труда захватывает и этих вчерашних сельских острословов и плясунов, они становятся профессиональными забавниками — гистрионами. Во Франции их называют жонглерами, в Германии - шпильманами, в Польше — франтами, в Болгарии — кукерами, в России - скоморохами. С XII в. их количество исчисляется сотнями и тысячами. Они окончательно отрываются от деревни,— источником их творчества становится жизнь средневекового города, шумные ярмарки, сутолока городской улицы. Их искусство вначале отличает синкретизм: каждый и поет, и танцует, и сказывает сказки, и играет на музыкальном инструменте, и проделывает еще десятки других забавных вещей. Но постепенно происходит расслоение массы гистрионов по отраслям творчества, по той аудитории, к которой они чаще всего обращаются. Современники различали искусство комиков- буффонов, близкое к цирковому, искусство рассказчиков, певцов и музыкантов-жонглеров и, наконец, особо выделяли творчество сочинителей и исполнителей стихов, баллад и танцевальных песен — трубадуров, называя их людьми, “умеющими нравиться знатным”.

Такое различие отчасти справедливо (ибо выражает классовое различие в среде гистрионов, многие из которых поступают на службу к феодалам), отчасти же притянуто (ибо все они, пусть в разной степени, выражают мирской свободолюбивый дух средневекового города). Ведь порой искусство трубадуров не уступало по силе критики феодальных законов насмешкам буффонов — развлекателей народа.

Выросшее из сельских обрядовых игр, впитавшее в себя бунтарское настроение городских низов, искусство гистрионов подвергалось гонениям и преследованиям церковников и королей. Но никто, даже сами епископы и самодержцы не могли устоять против соблазна увидеть веселые, жизнерадостные выступления гистрионов.

Гистрионы объединялись в союзы, из которых создавались впоследствии кружки актеров-любителей. Под их непосредственным влиянием ширится волна самодеятельного театра XIV — XV вв. Отдельные мастера продолжают выступать во дворцах феодалов, участвуют в представлениях мистерии (например, в ролях чертей). Гистрионы накопили элементы актерского искусства и сделали первые попытки изобразить человеческие типы. Они подготовили рождение фарсовых актеров и светской драматургии, ненадолго расцветшей во Франции в XIII в.

Читать дальше. Мистерия. Фарс.

+5


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Культура и искусство средневековья » Средневековые праздники и развлечения>>