SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Закон и право средневековой Европы » История государства и права средневековой Англии >>


История государства и права средневековой Англии >>

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

История государства и права средневековой Англии XIII – XV вв.

В системе средневекового английского права и судопроизводства судебные приказы 66), начиная с XII и вплоть до конца XVII века, играли очень важную роль. Еще при  Генрихе I для возбуждения дела в королевской курии требовалось получить королевский приказ, санкционировавший это разбирательство. Но особенно большое значение и широкое распространение королевские судебные приказы приобрели со второй половины XII века после судебных реформ  Генриха II, которые значительно расширили компетенцию королевских судов и, следовательно, сферу действия этих приказов. С этого времени, и особенно в XIII и начале XIV века, по мере дальнейшего укрепления королевской юрисдикции и публичного общего права количество судебных приказов все более увеличивается.
Известный английский юрист XII века Ранульф Гленвилль в своем трактате упоминает и приводит всего 39 судебных приказов, в списке приказов начала 20-х годов XIII века их насчитывается уже 58, а в списке, составленном между 1236 и 1267 гг., – 121.
Расширялась и территория действия королевских приказов. С 1284 года эти приказы стали действовать на территории присоединенного Уэльса и Уэльских марок. Из-под их действия были изъяты только владения епископа Даремского на Севере Англии, так как этот епископ имел свою канцелярию с правом выдавать судебные приказы, заменявшие на его территории приказы короля. Одновременно с этим приказы принимали все более стабильную форму, облекались в застывшие формулы, нарушение которых могло повлечь за собой прекращение или отсрочку судебного разбирательства, а иногда и проигрыш дела.
Судебные приказы выдавались канцлером королевства от имени короля и за его печатью. В XIII веке обычным местом выдачи приказов стала Канцелярия (канцлерский суд). Приказы, связанные с возбуждением иска или ведением процесса по имущественным делам, в частности по земельным тяжбам, выдавались только за деньги и, что особенно важно отметить, исключительно лично свободным людям, так как крепостные-вилланы в соответствии; с принципом “exceptio villenagii” 67), лежавшим в основе английского «общего права», не могли судиться в королевском суде. Приказы о возбуждении и ведении уголовных дел, согласно 36 статье Великой Хартии вольностей, после 1215 года выдавались всем, в том числе и вилланам, формально без всякой оплаты 68).
Уже во времена Гленвилля судебные приказы делились на две основные группы: «первоначальные» (original writs), которые давали основание для возбуждения судебного дела, и собственно «судебные» (judical writs), которые выдавались в ходе судебного процесса в целях организации нового расследования или с предписанием вызова в суд сторон гарантов, присяжных и др.
Образцы приказов интересны как источник с нескольких точек зрения. Они позволяют установить широту и характер королевской юрисдикции в тот или иной период, так как по ним можно ясно видеть, какие дела разбирались в королевских судах, в каких случаях король имел право вмешиваться в дела сеньориальных судов, какое-воздействие королевские суды оказывали на формирование и практическое применение общего права, на его унификацию и распространение. С другой стороны, приказы содержат интересный материал относительно всех деталей процессуальных норм и всех важнейших исковых форм, применявшихся в королевских судах разного рода (центральных, местных, разъездных), а отчасти и в сеньориальных судах. Приказы позволяют также судить о роли королевской администрации, особенно шерифов 69), в осуществлении королевской юрисдикции. Кроме того, приказы очень ярко показывают, какое огромное значение в деятельности королевских судов постепенно приобретает расследование через присяжных, без которого уже в XIII веке не обходится ни одна тяжба, разбираемая в них.
Формулы приказов почти не изменялись на протяжении всех средних веков. Это дало основание использовать для перевода образцы приказов, фигурирующих в трактатах Гленвилля (XII в.) и Брактона (XIII в.) и в трактате «Vetera Natura brevium» (середина XIV в.) и в «Институциях» Эд. Кока (XVII в.) и даже в первом печатном регистре Судебных приказов (1687 г.), где также имеются ценные образцы XII—XIV вв.
Помещенные ниже образцы приказов относятся главным образом к имущественным искам, в частности к искам о земле. Приводятся приказы, связанные с различными формами исков о праве владения (или собственности) на свободное земельное держание (фригольд).

+3

2

ОБРАЗЦЫ КОРОЛЕВСКИХ СУДЕБНЫХ ПРИКАЗОВ
ПО ИСКАМ РАЗНОГО РОДА

[Извлечения]

(Перевод Е.В. Гутновой)

1. ПРИКАЗ О РАССЛЕДОВАНИИ ПО ВЕЛИКОЙ АССИЗЕ

а) Король шерифу привет. Запрети N. разбирать в своей курии тяжбу между М. и R. относительно одной гайды земли в такой-то деревне, о которой (гайде) R. возбудил иск против вышеупомянутого М, на основании моего приказа 70), если (тяжущиеся) не подвергнут себя риску судебного поединка, потому что М., который держит эту землю, положил себя на мою ассизу 71) и просит, чтобы было произведено расследование (через присяжных) о том, кто из них имеет больше прав на эту землю. Засвидетельствовано и так далее.

б) Король шерифу привет. Извести через верных посыльных четырех полноправных рыцарей из соседства деревни Сток (Stoke), чтобы они к концу Пасхи явились передо мной лично или перед моими судьями в Вестминстер для избрания под их присягой 12 полноправных рыцарей из той же местности 72), которые наилучшим образом знают истинное положение дела и должны будут расследовать в качестве присяжных, кто из двоих – М. или R. имеет больше прав на гайду земли в Stoke, о которой R. возбудил иск против М., на основании моего приказа, ввиду того, что М., который держит эту землю, положил себя на ассизу и просит произвести расследование о том, кто из них имеет больше прав на эту землю; и прикажи записать имена (этих присяжных). Сообщи также через верных (посыльных) М., чтобы он явился туда и узнал, кого назначили (присяжными).

2. ПРИКАЗ О РАССЛЕДОВАНИИ ПО АССИЗЕ UTRUM 73)

Король шерифу привет. Пошли вызов через верных посыльных двенадцати свободным и полноправным людям из соседства такой-то деревни, чтобы они явились передо мной лично или перед моими судьями в такой-то день готовые под присягой произвести расследование о том, является ли гайда земли, о которой N., священник церкви в этой деревне, возбудил иск против R. из этой же деревни, как о земле, находящейся в свободной милостыне этой церкви 74), – светским феодом этого R. или церковным феодом. И пусть они тем временем обследуют эту землю, а ты прикажи записать их (присяжных) имена. И вызови через верных посыльных вышеупомянутого R., который держит спорную землю, чтобы он явился туда услышать результаты этого расследования.

3. ПРИКАЗЫ О РАССЛЕДОВАНИИ ПО ВЛАДЕЛЬЧЕСКИМ АССИЗАМ 75)

(а) ПРИКАЗ О РАССЛЕДОВАНИИ ПО АССИЗЕ О НОВОМ ЗАХВАТЕ

Король шерифу привет. Пожаловался мне N., что R. незаконно и без (какого-либо) судебного решения лишил его владения (deseisivit) свободным держанием в такой-то деревне после моего последнего путешествия в Нормандию. И поэтому приказываю тебе, если вышеуказанный N. представит тебе поручительство в том, что будет и дальше поддерживать свой иск (в суде) 76) возвратить ему это держание со всей движимостью, которая была там захвачена, и обеспечить ему мирное владение этим держанием и движимостью до конца Пасхи; и тем временем ты должен выбрать 12 свободных полноправных 77) людей из соседней округи для обследования этой земли, записать их имена и послать им вызовы через верных посыльных, чтобы к этому .времени (к концу Пасхи) они явились бы передо мной лично или перед моими судьями, готовые произвести расследование. И обеспечь при помощи залога и верных поручителей, чтобы вышеупомянутый R. или его бейлиф, если его самого не найдут, явился к этому сроку туда же выслушать результаты этого расследования.

(б) ПРИКАЗ О РАССЛЕДОВАНИИ ПО АССИЗЕ О СМЕРТИ ПРЕДШЕСТВЕННИКА 78)

Король шерифу привет. Если G. сын Т. представит тебе поручительство о том, что будет поддерживать в суде «вой иск, то вызови через верных посыльных 12 свободных и полноправных людей из окрестностей такой-то деревни, чтобы они явились в такой-то день передо мною лично или перед моими судьями, готовые под присягой показать, владел ли Т., отец вышеуказанного G., в день своей смерти одной виргатой земли в такой-то деревне как своим доменом на праве наследственного феода 79), если он умер после моей первой коронации, и является ли этот G. его ближайшим наследником; и тем временем, пусть они осмотрят эту землю, а имена их прикажи записать. Пошли вызов через верных посыльных R., который (в настоящее время) держит эту землю, чтобы он также прибыл туда (в королевский суд) и выслушал бы (там) результаты расследования.

4. ПРИКАЗ О ПРАВЕ 80)

Король шерифу привет. Прикажи А., чтобы он по справедливости вернул В. одну гайду земли в такой-то деревне, так как этот В. жалуется, что вышеуказанный А. насильственным образом удерживает ее, и если он не вернет (эту землю), то вызови его через верных посыльных, чтобы он явился туда-то передо мной или моими судьями на девятый день Пасхи и дал объяснение, почему он не вернул (землю), и представь туда имена посыльных и настоящий приказ.

5. МАЛЫЙ ПРИКАЗ О ПРАВЕ 81)

Король, бейлифам своим в маноре А. привет. Приказываем Вам, чтобы без промедления и согласно обычаю нашего манора А. Вы восстановили бы L. полностью в правах на владение усадьбой со всем к ней относящимся в J., которую G. у него отнял силой, с тем, чтобы мы больше не слышали бы жалоб на нарушения права.

6. MONSTRAVERUNT 82)

Король аббату N. привет. Довели до нашего сведения (monstraverunt) твои люди из манора J., который как известно, является старинным доменом короны Англии, что ты требуешь с них другие (большие) повинности и службы, чем те, которые они обязаны выполнять и имели обыкновение выполнять их предки — держатели этого манора в те времена, когда этот манор находился в руках наших предков, прежних королей Англии, или в наших руках. И поэтому приказываем тебе, чтобы ты не требовал и не позволял (никому) требовать с вышеуказанных людей других (больше) служб и повинностей, чем они обязаны выполнять, и их вышеуказанные предки выполняли в прежние времена. И если ты (сам) не выполнишь этого нашего распоряжения, мы прикажем выполнить его нашему шерифу Линкольншира.

+2

3

7. О ВОЗВРАЩЕНИИ БЕГЛОГО КРЕПОСТНОГО

DE NATIVO HABENDO 83)

Король шерифу привет. Приказываю тебе, чтобы ты по справедливости и без промедления доставил бы А. лорду манора С., его беглого крепостного В., который бежал с его земли после коронации короля Генриха сына короля Джона, вместе со всем его движимым имуществом и со всей его семьей, где бы он ни был обнаружен в твоем округе, за исключением наших доменов 84). И запрещаем кому-либо под страхом конфискации имущества незаконно удерживать его (у себя).

8. О ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ СВОБОДНОГО СТАТУСА (ЧЕЛОВЕКА)

DE LIBERTATE PROBANDO 85)

Король шерифу привет. Сообщили нам А. и его сестра В., что, хотя они являются свободными людьми и готовы доказать свое свободное состояние (в суде), Е., утверждая, что они являются его крепостными, незаконно преследует их 86). Поэтому приказываю тебе, если указанные А. и В. представят поручительство в том, что они будут поддерживать (в суде) иск о доказательстве своей свободы, передать это дело на рассмотрение наших судей, как только они прибудут в твое графство на ближайшую сессию ассизного суда, ибо такого рода иски не относятся к твоей компетенции. И в течение этого времени обеспечь мир этим А. и В. и сообщи вышеупомянутому Е., чтобы он явился туда (в суд) и, если он пожелает, повел бы свою тяжбу против указанных А. и В.

9. О НЕВЕРНОМ СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ 87)

(а) В ОТНОШЕНИИ РЕШЕНИЯ СУДА ГРАФСТВА 88)

Генрих шерифу привет. Если А. представит тебе поручительство о том, что он будет поддерживать свой иск, то прикажи в полном собрании графства занести в протокол все обстоятельства тяжбы, которая разбиралась в суде графства, на основании нашего приказа о праве между истцом А. и ответчиком В. в отношении одной усадьбы и 100 акров земли со всем, что к ним относится, поскольку А. жалуется на то, что в этом суде графства было вынесено (по этому делу) неверное решение; и ты должен представить эту запись, снабженную твоей печатью, нашим судьям в Вестминстере в такой-то день, через четырех полноправных рыцарей этого графства из числа тех, которые участвовали в составлении этого документа; вызови также через верных посыльных вышеуказанного В., чтобы он явился туда и выслушал бы содержание этой записи, и ты должен туда прислать имена посыльных и четырех рыцарей, а также настоящий приказ.

(б) В ОТНОШЕНИИ РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТОГО ФЕОДАЛЬНОЙ КУРИЕЙ

Король шерифу привет. Если А. представит поручительство в том, что будет поддерживать свой иск, то ты должен, взяв с собой четырех сведущих и полноправных рыцарей твоего графства, явиться в курию В. в (маноре) С., и в полном заседании этой курии составить протокол относительно тяжбы, которая велась там на основании нашего приказа о праве между истцом А. и ответчиком В. в отношении усадьбы, так как вышеуказанный А. жалуется, что в этой курии (по этому делу) было принято неверное решение; и эту запись за твоими печатями ты должен представить нашим судьям в Вестминстере в такой-то день через четырех полноправных людей — членов этой курии из числа тех, кто участвовал в составлении этой записи;... и ты должен туда прислать имена вышеуказанных четырех лиц и этот приказ.

10. ПРИКАЗ О ВЗЫСКАНИИ ДОЛГА 89)

Король шерифу привет. Прикажи N., чтобы он по справедливости и без промедления уплатил бы R. сто марок, которые, по его словам, он ему должен; и так как R. жалуется, что тот N. незаконно задерживает долг, то если он не уплатит, пошли ему через верных посыльных вызов, чтобы он явился в Вестминстер передо мной или моими судьями через две недели после конца Пасхи и дал бы объяснения, почему он не платит долг. И представь туда имена посыльных (через которых посылался вызов в суд) и настоящий приказ.

11. ПРИКАЗ SCIRE FACIAS 90)

Король шерифу привет. Ввиду того, что I., сын С., первого июля в десятый год царствования господина Эдуарда, некогда короля Англии, нашего деда 91), в его Канцелярии, признал 92), что он должен В. и D. 20 фунтов, и обязался уплатить им в ближайший праздник Рождества 100 шиллингов, и в такой-то праздник – 100 шиллингов, и в такой-то ближайший праздник еще 10 фунтов, и так как нам стало известно, в результате просмотра протоколов канцелярии нашего деда, что он (I. сын С.) до сих пор ничего не уплатил, как говорят, а вышеупомянутые В. и D., согласно изданному впоследствии статуту 93) пожелали, чтобы в счет этих 20 фунтов им были переданы вся движимость и половина земли вышеуказанного I., сына С., с тем, чтобы владеть ими согласно форме вышеуказанного статута, приказываем тебе, чтобы ты довел до сведения вышеупомянутого I., сына С., чтобы он в такой-то день явился в нашу Канцелярию, где бы мы ни находились в Англии, и объяснил, если он имеет и может сказать что-либо в свое оправдание, почему он не считает себя обязанным передать вышеупомянутым В. и D., или одному из них в счет своего долга свое движимое имущество и половину своей земли согласно форме вышеуказанного статута. И ты должен прислать имена тех, через кого ты известил его, и настоящий приказ.

12. ПРИКАЗ О РАССЛЕДОВАНИИ QUO WARRANTO 94)

Король шерифу привет. Пошли вызов А. через верных посыльных, чтобы он явился перед нашими судьями в Вестминстер в такой-то день показать, на каком основании (quo warranto) он пользуется правом проверки свободного поручительства 95)  в деревне R. к ущербу нашей сотни В. без разрешения и воли нашей и наших предшественников, прежних королей Англии, и берет при этом штрафы за нарушение ассиз хлеба и пива 96) к немалому нашему ущербу и невыгоде. И пришли туда имена посыльных, через которых ты вызвал его, и настоящий приказ.

13. ПРИКАЗ О НАЧАЛЕ ОБЩЕГО СУДЕБНОГО ОБЪЕЗДА

GENERAL EYRE 97)

ПРИКАЗ ОДНОВРЕМЕННО ВСЕМ СУДЬЯМ, КОТОРЫЙ ДОЛЖЕН СЛУЖИТЬ ИМ КАК ДОКУМЕНТ, УДОСТОВЕРЯЮЩИЙ ИХ ПОЛНОМОЧИЕ, И ДОЛЖЕН ЗАЧИТЫВАТЬСЯ ПРИ ОТКРЫТИИ СОБРАНИЯ ГРАФСТВА

Король своим возлюбленным и верным А., В., С., IX привет.
Знайте, что мы назначаем Вас нашими разъездными судьями в такое-то графство для разбора всех судебных дел и ассиз, как подлежащих компетенции нашей короны, так и других, которые возникли с тех пор, как наши разъездные судьи в последний раз производили объезд в этом графстве, а также (для разбора) тех дел, которые были начаты, но затем отложены и остались незавершенными перед нашими судьями (королевской) Скамьи в Вестминстере 98) или перед нашими разъездными судьями во время последнего судебного объезда в этом графстве, будь то разбор ассиз о новом захвате и смерти предшественника или освобождение тюрем 99), с тем, чтобы все эти ассизы и судебные дела были бы представлены Вам в том положении, в каком они были приостановлены по нашему приказу или (по приказу) наших разъездных судей или судей Скамьи. Мы поручили также шерифу нашему А., чтобы он произвел (необходимые) вызовы, обеспечил бы явку перед Вами (всех тяжущихся) в тот день в то место, о котором вы его известите, и представил бы при этом приказы всех вышеуказанных ассиз и разбирательств. И мы Вам поручаем и просим Вас ради верности, которой Вы нам обязаны, чтобы Вы честно исполнили это поручение.

14. ПРИКАЗ О СОЗЫВЕ (РАСШИРЕННОГО СОБРАНИЯ ГРАФСТВА) ПО СЛУЧАЮ СУДЕБНОГО ОБЪЕЗДА 100)

Король шерифу привет. Созови через верных посыльных всех архиепископов, епископов, аббатов, приоров, графов, баронов, рыцарей и свободных держателей со всего твоего округа, и от каждой деревни по четыре полноправных человека и старосту 101) и от каждого города (de burgo) по двенадцать полноправных горожан со всего твоего округа, чтобы (все они) явились в такое-то место, и в такой-то день, в такой-то год нашего царствования перед нашими возлюбленными и верными А., В., С., D., которых мы назначили для выслушивания и исполнения нашего предписания. Распорядись также, чтобы туда к тем же нашим судьям были представлены все судебные дела, подлежащие компетенции нашей короны, которые еще не рассмотрены, или возникли после последнего объезда наших разъездных судей в этом графстве, а также все прочие тяжбы и дела, и чтобы обеспечена была явка всех лиц, имеющих отношение к этим тяжбам и всех ассиз 102), и чтобы (были представлены) все дела, которые были положены нашими судьями на первую ассизу вместе с записями (решений) этих ассиз так, чтобы эти ассизы 103) и прочие дела не остались бы нерассмотренными из-за (какой-нибудь) твоей ошибки или небрежности в рассылке вызовов. Прикажи также публично объявить по всему твоему графству, чтобы все иски по ассизам и все (прочие) тяжбы, которые были задержаны или отложены и остались незавершенными в нашем Суде Скамьи или в разъездном суде во время последнего общего судебного объезда в твоем графстве, или в разъездном суде, назначенном специально для разбора ассиз о новом захвате и освобождении тюрем, были бы представлены нашим вышеуказанным судьям в таком-то месте и в том состоянии, в котором они были приостановлены по нашему распоряжению или распоряжению наших разъездных судов (во время последнего объезда) или наших судей Скамьи. Созови также через верных посыльных всех тех, кто исполнял обязанность шерифа в период после последнего нашего судебного объезда в этом графстве, чтобы они явились туда же перед нашими вышеупомянутыми разъездными судьями, имея при себе записи (решений) по ассизам и другим судебным делам, которые они приняли (к производству) в то время, когда были шерифами, для того, чтобы отчитаться как положено в своей деятельности перед разъездными судьями; и ты должен представить туда имена посыльных (через которых посылались вызовы) и настоящий приказ.

15. О НАЗНАЧЕНИИ КОМИССИИ АССИЗНЫХ СУДЕЙ 104)

Король возлюбленным и верным своим R. М. – одному из судей Королевской Скамьи и J. L. – одному из судей; суда coram rege (заседающего в личном присутствии короля 105)) привет. Знайте, что мы назначаем Вас, наших судей, вместе с теми, кого мы назначим дополнительно, для рассмотрения всех ассиз, постановлений жюри (присяжных), поручительств о явке в суд (certificatio), представленных всякого рода судьям в графствах наших Гэмпшир, Уилтшир, Дорсетшир, Соммерсетшир, Девоншир и Корнуол на основании приказов господина Джона, прежнего короля Англии, нашего отца, или на основании различных наших приказов. И поэтому поручаем Вам в определенный день и в определенном месте, которое Вы назначите для этой цели, принять для рассмотрения все эти ассизы, постановления жюри и поручительства о явке в суд, а затем выполнять то, что согласно законам и обычаям Англии относится к правосудию. И пусть все штрафы и судебные доходы (от этих дел) поступают в нашу пользу. Мы приказали также шерифам вышеуказанных наших графств и городов обеспечить, чтобы в определенный день и в определенное место по Вашему указанию Вам были представлены все эти ассизы, комиссии присяжных и поручительства вместе с первоначальными судебными приказами и всеми прочими (документами), к ним относящимися.

+2

4

Примечания:

66) Всякий гражданский и уголовный иск согласно английскому общему праву мог быть возбужден только по специальному распоряжению королевской канцелярии, которое называлось судебным приказом (breve, writ).

67) Exceptio villenagii – один из основных принципов английского средневекового «общего права», согласно которому вилланы не могли возбуждать в королевских судах имущественных исков и пользоваться защитой этих судов.

68) На практике получение такого приказа обычно также сопровождалось всякого рода платежами в виде взяток различным должностным лицам в Канцелярии и королевских судах.

69) Шериф – королевский чиновник, стоявший во главе графства, председательствовал в собрании графства, собирал королевские доходы, стоял во главе военных сил графства, осуществлял связь между Центральными и местными органами суда и управления.

70) Имеется в виду королевский приказ, без которого по старой процедуре нельзя было возбудить иск о земле даже в сеньориальном суде.

71) «Положить себя на ассизу» - значит получить за деньги королевский приказ о приостановке разбирательства в сеньориальном суде и начале расследования через присяжных.

72) Присяжными по Великой ассизе могли быть только лица, имеющие официальное рыцарское звание.

73) Ассиза utrum – особая форма судебного процесса, введенная реформами Генриха II для тех случаев, когда суд должен был установить, является ли спорное свободное держание светским или церковным владением. Иски такого рода разбирались только в королевском суде с помощью расследования через присяжных.

74) Земля, находящаяся в «свободной милостыни», - земля, подаренная духовному лицу или церковному учреждению в вечное владение как бы посвященная богу, а поэтому свободная от рент, повинностей, а иногда и государственных налогов.

75) Владельческими ассизами назывались особые формы исков – два о праве владения фригольдом, один – о праве церковного патроната – введенные в употребление реформами Генриха II, подлежавшие компетенции исключительно королевских судов и ведшиеся всегда с помощью расследования через присяжных. От Великой ассизы владельческие ассизы отличались тем, что они могли предъявляться только в случаях сравнительно недавнего захвата фригольда или права патроната, тогда как Великая ассиза могла использоваться независимо от того, когда и каким способом были нарушены права истца. Средневековые английские юристы под влиянием римского» права пытались трактовать владельческие ассизы как иски о праве владения (possessio) в проти-вовес Великой ассизе как иску о праве-собственности (proprietas). Но так как в феодальной Англии такого разделения в сущности не было, то практически различия между этими двумя формами судебного процесса носили процессуальный характер. К числу владельческих ассиз относились ассизы «о новом захвате», «о смерти предшественника». Иногда к ним причисляли: также ассизу utrum.
Ввиду большой простоты и быстроты процесса, по сравнению с Великой ассизой, эти формы иска с начала XIII века становятся наиболее распространенными в тяжбах о свободном земельном держании.
Ассиза «о новом захвате» применялась в случаях недавнего, как правило, насильственного захвата фригольда. В ответ на свою жалобу истец получал от короля приказ к шерифу о немедленном возвращении ему земли и о назначении присяжных для расследования дела. в королевском суде.

76) Поручительство и здесь, и во многих других случаях требовалось потому, что ввиду дороговизны процесса или давления со стороны более могущественного ответчика мелкие свободные держатели часто, возбудив иск, затем отказывались от него.

77) Присяжными по этой, как и по другим «владельческим ассизам», могли быть не только лица, имеющие рыцарское звание, но и простые свободные держатели, которые, однако, обычно назначались из наиболее зажиточных и влиятельных.

78) «Ассиза о смерти предшественника» применялась в тех случаях, когда кто-либо, обычно сеньор феода, препятствовал наследникам умершего держателя вступить во владение их наследственным земельным держанием. Иск начинался с приведенного в тексте приказа.

79) Под феодом здесь подразумевается всякое свободное наследственное земельное владение вообще.

80) Приказ о праве (breve de recto, writ of right) королевский судебный приказ, широко применявшийся после реформы Генриха II в тех исках о праве владения фригольдом, которые в отличие от Великой и владельческих ассиз еще оставались в компетенции сеньориальных судов. Он имел несколько разновидностей; обычный приказ о праве направлялся непосредственному сеньору истца с предписанием разобрать в его курии дело о свободном держании истца. Если сеньор не произвел разбирательства, то приказ о праве другого типа направлялся шерифу с предписанием передать дело в королевский суд. Если же истец был вассалом короля, то шерифу направлялся приказ о праве третьего вида («praecipe quod reddat»), предписывавший немедленно восстановить истца в правах, а в случае сопротивления ответчика вызвать последнего в королевский суд. Приведенный приказ относится к последнему типу. Приказ о праве во всех своих формах был одним из эффективных средств королевского вмешательства в сеньориальную юрисдикцию и контроля за ней.

81) Малый приказ о праве (parvum breve de recto) формально относился к группе приказов о праве, но, по существу, стоял особняком от них, так как он применялся только в отношении наследственных земельных наделов вилланов старинного домена короны, то есть тех маноров (феодальных поместий в средневековой Англии), которые до нормандского завоевания или по данным Книги Страшного Суда находились в руках королей и в силу этого пользовались некоторыми привилегиями даже после того, как перешли в другие руки. Малый приказ о праве, предписывавший лорду такого манора, захватившему надел своего виллана, вернуть ему землю по решению королевского суда, был важной привилегией вилланов старинного домена короны, так как в отличие от других вилланов позволял им обращаться в королевский суд с жалобой на их лордов.

82) Приказ Monstraverunt также составлял привилегию вилланов, старинного домена короны. С его помощью они в отличие от обычных вилланов могли возбуждать в королевском суде иски против своих лордов, в случае если те требовали с них больше повинностей, чем допускал обычай манора. Данный приказ, видимо, является итогом соответствующего судебного разбирательства.

83) Приказ de native habendo выдавался без всякого судебного разбирательства по жалобе лорда беглого крепостного. В случае если последний не признавал себя вилланом, он должен был доказать свой свободный статус в суде, как это видно из следующего приказа. В этом ярко проявлялась феодальная антикрестьянская направленность английского общего права и судопроизводства, которое в данном вопросе заранее становилось на точку зрения лорда против его крепостного.

84) Короли были заинтересованы в удержании на своих землях новых поселенцев, особенно в городах, расположенных на королевском домене.

85) С помощью этого приказа лица с неопределенным личным статусом, подвергавшиеся притеснениям со стороны лордов, считавших их крепостными, могли попытаться доказать свою личную свободу.

86) Преследование со стороны лорда могло выражаться в требовании повышенных, и в частности, вилланских повинностей, в сгоне с земли и конфискации движимости за их невыполнение, то есть, по сути дела, означали попытки лордов закрепостить свободных или полусвободных еще крестьян.

87) Две формы этого приказа использовались для возбуждения в королевском суде апелляций на решения сеньориальных судов и судов графства.

88) Суд графства – собрание графства, одновременно судебный орган. Суд графства происходил под председательством шерифа и разбирал мелкие гражданские и уголовные иски, ущерб по которым не превышал 40 шиллингов, а также некоторые тяжбы о земле по приказу о праве.

89) Приказ о взыскании долга применялся в исках, возбуждаемых кредиторами против должников до издания Статута о купцах 1283 года. До этого статута долг не обеспечивался имуществом должника, и для взыскания его требовалось длительное судебное разбирательство в королевском суде.

90) Приказ scire facias применялся для взыскания долгов по новой процедуре, созданной статутами о купцах 1283 и 1285 гг., которая была гораздо проще прежней и, не требуя судебного разбирательства, гарантировала кредитору своевременную уплату долга или возмещения из его движимости или земли, а должнику в случае неуплаты долга угрожала арестом и продажей его движимого и недвижимого имущества на сумму долга.

91) Имеется в виду Эдуард I.

92) Для того чтобы потребовать уплату долга согласно Статуту 1283 года, требовалось только наличие записи долга в Свитках Канцелярии.

93) Имеется в виду Статут 1285 года, изданный при Эдуарде I, который разрешил взыскивать долг с должника не только за счет его движимости, но и за счет его земли.

94) Приказ quo warranto – приказ о начале иска короны против феодалов иммунистов с целью выяснения, имеют ли они достаточно оснований для владения своими иммунитетными правами или пользуются ими незаконно, как узурпаторы прав короны.

95) «Свободное поручительство» – особая система круговой поруки сельского населения в средневековой Англии. Все жители каждой деревни делились на десятки, члены которых были ответственны за поведение каждого человека, входившего в состав десятка. Два раза в год королевский чиновник-бейлиф сотни проверял состав десятков и попутно судил лиц, совершивших мелкие правонарушения. Право производить такую проверку и осуществлять связанную с ней юрисдикцию часто оказывалось в руках феодала-владельца деревни и превращалось в иммунитетную привилегию, которая иногда оспаривалась правительством, как это имеет место в данном случае.

96) Ассизы хлеба и пива – государственные постановления, определявшие качество этих продуктов и цену на них.

97) Общий судебный объезд – сессия разъездного королевского» суда в данном графстве, на которой разбирались все подсудные короне дела, накопившиеся со времени предыдущей сессии разъездного суда, а также производились общие расследования по разного рода вопросам административного и финансового характера (capitala itineris) при помощи показаний местных присяжных. В XIII веке такие общие объезды в каждом графстве проводились довольно редко — обычно раз в 7 лет.

98) Суд Королевской Скамьи – один из центральных королевских судов, ведавший главным образом уголовными процессами, разбором апелляций, а также дел, связанных непосредственно с интересами короля. Со второй половины XIII века постоянно заседал в Вестминстере.

99) «Освобождение тюрем» – своеобразная разгрузка тюрем от случайных заключенных, ложно обвиненных лиц, мелких правонарушителей, которая производилась королевскими разъездными судьями во время общего судебного объезда или сессии ассизных судей в графстве.

100) Сессия разъездного суда происходила на расширенном заседании собрания графства, на которое в отличие от обычных ежемесячных собраний графства должны были являться не только рыцари и фригольдеры графства — обязательные участники этих заседаний (sectatores), но и более крупные духовные и светские феодалы, а также по нескольку представителей от каждой деревни и города.

101) Под четырьмя «полноправными людьми» и старостой надо понимать вилланов каждой деревни, которые вызывались на объезд обычно для дачи свидетельских показаний и участия в расследованиях по уголовным делам. Их «полноправие» было весьма относительным, так как никакого участия в решениях собрания графства они не принимали.

102) Ассизы – здесь комиссии присяжных.

103) Ассизы – здесь судебные дела или иски.

104) Ассизные судьи – комиссии разъездных судов, специальна предназначенные для слушания гражданских дел главным образом по владельческим ассизам. В 1272 году особым ордонансом вся Англия была разделена на несколько областей, включавших, по нескольку графств. К каждой из этих областей было прикреплено по два ассиз-ных судьи. Согласно постановлению 1285 года (Второй Вестминстерский статут) ассизные судьи должны были проводить свои сессии в графствах три раза в год.

105) Суд coram rege – высший королевский суд, заседания которого должны были происходить в присутствии короля. До середины XIII века таким судом считался Суд Королевской Скамьи, позднее Суд Королевского Совета, особенно же его торжественные заседания во время сессий парламента, иногда происходившие в самом парламенте.

Андрей Тесля
Источник

+3

5

А можно добавить право с момента норманнского завоевания до 13 века? Документы?

0

6

До завоевания

Законы Кнута (XI в.)

1. Первое, чего я желаю, - это, чтобы вводились хорошие законы и усердно уничтожалось всякое беззаконие и чтобы всякая несправедливость выкорчевывалась и искоренялась, как только возможно, в этой стране. И пусть установится правда Божья, и пусть отныне каждый, бедный и богатый, будет под защитой народного права, и да судят их по справедливости.

2.1. И Мы предписываем, чтобы по ничтожному делу не присуждали христианина к смерти, но устанавливали лучше мягкие наказания ко благу народа, дабы не погибло из-за ничтожного дела Божье создание и то добро, что он приобрел дорогою ценою.

4. И Мы предписываем, чтобы принялись заботливо очищать страну во всех концах и оставили всяческие преступные деяния; и если будут пойманы ведьмы или волхвы, убийцы или блудницы, то пусть их усердно изгоняют из этой страны или совершенно уничтожают в ее пределах, разве только они отстанут (от своих дел) и пожелают наисурово искупить их.

8. Необходимо также хорошенько заняться улучшением мира и улучшением денег: улучшением мира, как это приятнее всего домохозяину и неприятнее всего ворам, и улучшением денег так, чтобы одна и та же монета имела хождение по всей стране без всякой порчи, и никто не мог бы отказывать (в приеме ее).

8.1. И кто отныне будет делать фальшивые монеты, тот да потеряет руку, которою он производил подделку, и ему не позволено будет выкупить ее ничем - ни золотом, ни серебром...

12. Вот прерогативы, которые имеет король перед всеми людьми в Уэссексе: объявление (человека) вне закона, вторжение в жилище, установление застав на дорогах, прием беглецов и сбор народного ополчения, разве только он пожелает почтить кого-либо более (прочих) и предоставит ему эти права.

15.1. И кто вынесет незаконное постановление или неправосудный приговор по вражде или за взятку, тот по английскому праву пусть уплатит королю 120 шиллингов, если только он клятвенно не сможет удостоверить, что не знал более соответствующего праву (решения), и да потеряет он навсегда свое достоинство тэна, если только не выкупит его обратно от короля, и последний согласится на это. По датскому праву он подлежит штрафу за противозаконие в 5 датских марок, если только не очистит себя (присягой), что лучше не знал.

15.2. И кто отказывается (исполнить) законное постановление или праведный приговор, тот должен, согласно английскому праву, уплатить тому, кому надлежит: либо королю - 120 шиллингов, либо эрлу - 60 шиллингов, либо сотне - 30 шиллингов, либо каждому из них, если (неподчинение постановлению) имеет место (по отношению ко всем трем).

15.3. кто в (областях) датского права не подчинится праведному решению, пусть заплатит он штраф за противозаконие (lahslit).

16. И если кто-либо ложно обвинит другого, так что будет нанесен ущерб его имуществу или благосостоянию, и если потом этот другой сможет опровергнуть то, что приписывали ему, то пусть отвечает он (клеветник) своим языком, если только не откупится с помощью своего вергельда.

17. И никто не должен прибегать (для судебной защиты) к королю, за исключением того случая, когда он не сможет добиться правды (права) в своей сотне.

17.1. И пусть (все), как это полагается посещать, посещают под страхом штрафа сотенные собрания.

18. И пусть городское собрание собирается три раза в году, а собрание графства - два раза, если не будет надобности делать это чаще.

18.1. И пусть присутствуют на собраниях графства епископ и элдерман, и оба они должны наставлять как в Божеском, так и в светском праве.

20. И Мы желаем, чтобы каждый свободный по достижении 12 зим зачислялся в сотню и в десяток, если желает иметь право очищать себя (присягой) от обвинения или (иметь право) на вергельд; в противном случае он не должен впоследствии пользоваться правами свободного.

20.1. Будь то домохозяин или подвластный (gefolgere), каждый должен быть зачислен в сотню и на поруки (on borge), и поручитель должен приводить его в суд (на правёж).

21. И Мы желаем, чтобы каждый, кто имеет более 12 зим от роду, приносил присягу в том, что он не будет ни вором, ни укрывателем вора.

24. И пусть никто не покупает никакой вещи, ни живой, ни лежащей (неодушевленной), стоимостью выше 4-х пенсов, не имея при этом свидетельства 4-х достойных доверия человек, будь то в городе или на селе.

26. Явный вор или тот, кто уличен в измене (своему) господину, могут обращаться за защитой, куда хотят, - они нигде не должны находить защиты своей жизни.

27. Кто на народном собрании будет защищать себя самого или своего человека всяческими изворотами, (все) это будет говорено им совершенно понапрасну, и да ответит он перед истцом так, как это признает правильным сотня.

29.1. И если кто слышит поднятую тревогу и оставляет ее без внимания, то пусть расплатится за непослушание перед королем или очистит себя полною (присягой).

30. И если какой-либо человек столь не пользуется доверием своей сотни и часто был опорачиваем, и его теперь обвиняют совместно три человека, то ему не остается ничего другого, как идти на тройную ордалию.

30.1. Если в таком случае глафорд (обвиняемого) заявит, что он (обвиняемый) после того, как состоялось народное собрание в Винчестере, не терпел неудачи ни при присяге, ни при ордалии, то пусть глафорд изберет двух достойных доверия лиц в сотне, и пусть они втроем присягнут, что он (обвиняемый) не терпел неудачи ни при присяге, ни при ордалии и не должен был платить, как платит вор, - разве только у него (глафорда) есть такой управитель, который может сделать это (вместо него).

30.2. И если (эта) присяга состоится, пусть человек, который подвергается обвинению по поводу (вещи) в 30 пенсов, выбирает, что он хочет: простую ли ордалию или присягу ценою в фунт (с соприсяжниками) из трех сотен.

30.3. И если они (глафорд и соприсяжники) не решаются принести присягу, то пусть он (обвиняемый) идет на тройную ордалию.

30.3а. И тройную ордалию требует так: он (обвинитель) должен избрать пять человек и сам будет шестым (в обвинительной присяге).

30.36. И если после этого он (обвиняемый) будет признан виновным, то на первый раз пусть уплатит он обвинителю возмещение в двухкратном размере, а глафорду, который имеет право на штраф, свой вергельд и пусть представит верных поручителей, что отныне он будет воздерживаться от всякого зла.

30.4. И если он будет признан виновным во второй раз, не допускается никакого другого наказания, кроме того, что ему отрубят руки или ноги или то и другое, смотря по вине.

30.5. И если тогда (после этого) он совершит еще большее преступление, то пусть вырвут у него глаза, отрежут нос, уши и верхнюю губу, или пусть оскальпируют его, (в зависимости от того), что из этого предпишут те, которые должны решать, как можно наказать (преступника) и вместе с тем спасти его душу.

31. И пусть каждый глафорд имеет на своей собственной поруке своих подвластных.

31а. И если обвинят того (подвластного) в чем-нибудь, то он должен отвечать в той сотне, где возведено обвинение, как полагается по закону.

31.1. И если он будет обвинен и убежит, то глафорд пусть уплатит королю вергельд того подвластного...

32. И если несвободный при ордалии будет признан виновным, то на первый раз пусть выжгут на нем клеймо.

32.1. А во второй раз он должен поплатиться ничем иным, как своей головой.

33. И если есть кто-нибудь, кому во всем народе нет доверия, то пусть поедет (за ним) королевский граф (gerefa) и передаст его на поруки в том, что его представят на суд для ответа перед теми, которые обвиняют его.

33.1. Если он не найдет (тех, кто возьмет его на) поруки, то пусть убьют его как преступника и похоронят в позорной могиле.

33.2. И если кто-нибудь вступится за него, то оба пусть подвергнутся тому же самому приговору.

38.1. И чем человек могущественнее или более высокого сословия, тем суровее он должен искупить свое преступление пред Богом и пред людьми.

50. Если кто-либо нарушает супружескую верность, то да искупит он это, смотря по тому, что было сделано.

50.1. Дурно то нарушение супружеской верности, когда женатый человек сожительствует с незамужней, ногораздо хуже, когда он сожительствует с женой другого или с монахиней.

53. Если при жизни мужа женщина сожительствует с другим мужчиной и это станет явным, пусть она станет для всех людей предметом отвращения, а ее супруг пусть получит все, чем она владела, и пусть она лишится носа и ушей.

64. Разрушение (чужого) дома, поджог, воровство с поличным, тайное убийство и измена (своему) господину по светским законам не подлежат выкупу.

68.1. Ибо всегда должно из любви и из страха Божьего судить и наказывать слабого мягче, чем сильного, так как не может слабый - Мы бесспорно знаем это - нести одинаковое бремя с сильным, а хилый равняться со здоровым, и поэтому Мы должны соблюдать меру и делать различие между старостью и молодостью, богатством и бедностью, свободным и рабом, здоровьем и болезнью, и т.д. И каждый должен, как при духовных эпитимиях, так и при светских приговорах, различать эти обстоятельства.

68.2. Так при (том или) ином преступлении, если кто действует по принуждению, тем более достойны пощады, чем более то, что делал, он делал поневоле, и, если кто-либо делает что-нибудь непредумышленно, это совершенно не равносильно тому, что он делает умышленно.

76.2. В прежнее время допускалось, что ребенок, лежавший в колыбели, хотя бы он не вкушал еще никакой пищи (кроме материнского молока), жадными людьми считался столь же виновным, как если бы он был (вполне) сознательным. Но Я впредь строго запрещаю это, а также многие другие вещи, которые весьма неугодны Богу.

http://hrono.info/libris/lib_t/angl13.html

+2

7

Ордонанс Вильгельма Завоевателя, отделяющий церковные суды от светских

Вильгельм божьею милостью Король Англов R. Bainardy`y и G. de Magnavilla и P. de Valoines и прочим моим верным Эссекса и Гертфордшира и Миддлсекса, привет. Знайте все вы и прочие мои верные, которые пребывают в Англии, что по общему совету архиепископов и епископов и аббатов и всех магнатов моего королевства я решил улучшить епископские законы, которые не надлежащим образом и не согласно с предписаниями святых канонов существовали до моих времен в королевстве Англов, Поэтому повелеваю и королевскою властью предписываю, чтобы никакой епископ или архидиакон не разбирал больше в сотне дел на оснований епископских законов и не представлял дело, которое относится к управлению душами, на суд мирян, но каждый согласно епископским законам, но какому бы делу или преступлению он ни был привлечен к суду, пусть является в место, какое для этого изберет или назначит епископ, и здесь дает ответ по своему делу или преступлению — и не согласно с тем, как это делается в сотне, но согласно канонам и епископским законам дает справедливое возмещение богу и своему епископу. Если же кто преисполненный гордостью пренебрежет или не пожелает явиться к епископскому суду, он будет отозван один раз, второй и третий, и если и после этого не явится для исправления, то будет отлучен от церкви, и если понадобится для этого принять принудительные меры, то должна быть применена сила и правосудие короля или шерифа. А тот, кто, будучи позван к суду епископа, не пожелает явиться, за каждое приглашение даст возмещение согласно епископскому закону. Запрещаю также и моей властью возбраняю, чтобы шериф или бэйлиф или слуга короля, или какой-либо мирянин вмешивался в дела, которые подлежат юрисдикции епископа, и чтобы мирянин другого человека помимо суда епископа к суду не приводил. Суд же ни в каком другом месте не будет производиться кроме епископской резиденции или в том месте, которое для этого епископ назначит.

0

8

ну прямо история права зарубежных стран, юрфак, 1 курс, профессор ВОВВУ!

0

9

А законы Генриха можно?

0

10

Сколько инфы!  o.O Переваривать придется долго. :)

0

11

Эти пойдут? http://www.hrono.ru/dokum/1100dok/1166assizy.html#2

0

12

Евгения написал(а):

А законы Генриха можно?

И ещё здесь: http://sherwood.mybb.ru/viewforum.php?id=52
Ассизы Генриха

танюха написал(а):

ну прямо история права зарубежных стран, юрфак, 1 курс

Кхе :) Мечты когда-то и как-то должны сбываться? :)

+1

13

Bobby написал(а):

Мечты когда-то и как-то должны сбываться?

Аааа... Курс дистанционного заочного обучения?

0

14

танюха написал(а):

Курс дистанционного заочного обучения?

Мне понятен ваш намёк. Но - нет. :)

0

15

http://antoin.livejournal.com/639077.html - интересный текст про ордалии, судебные испытания. В том же дневнике можно еще кое-что найти по средневековому праву.

+3

16

Bobby написал(а):

Мне понятен ваш намёк. Но - нет.

Почему? Я не вижутут ничего плохого, наоборот, обучать других тому, в чем уже разобрался - это же замечательно!

0

17

там споры по наследственным линиям. на момент игры не было четкого закона о наследовании, было праило обычая наследования.
Семейно-брачное и наследственное право. Вопросы, связанные с заключением брака и его расторжением, с личными отношениями супругов, относились к компетенции канонического права. Имущественные отношения супругов регулировались "общим правом". Приданое, приносимое женой, переходило в распоряжение мужа, который был вправе свободно распоряжаться движимым имуществом и владением, и пользованием недвижимым имуществом. Муж мог владеть и пользоваться недвижимым имуществом и пользоваться имуществом умершей жены, если у них остались дети.

Юридическая личность жены растворялась в личности мужа. В области наследственного права основным видом наследования являлось наследование по закону. Первоначально земельные держания подлежали возврату после смерти вассала сеньору, с ХII века устанавливается обязанность заплатить наследником государственную пошлину-рельеф.

Отсутствие права передавать наследство по завещанию могло быть обойдено при жизни путем условного дарения, либо передачи в доверительную собственность.

0

18

ГЕНРИ БРАКТОН
ТРАКТАТ «О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ АНГЛИИ»

DE LEGIBUS ET CONSUETUDINIBUS ANGLIAE

Трактат Генри Брактона «О законах и обычаях Англии» - один из наиболее ценных источников по истории средневекового английского «общего права», отразивший самый процесс его формирования, а также по истории юридических и политических теорий средневековья.

Теперь мы должны рассмотреть, что такое закон; и пусть будет известно, что закон — это совместное решение мудрых мужей, (принятое) в совете  16), это средство принуждения по отношению к тем, кто нарушает его по злой воле или неведению, это общее одобрение государства. Равным образом творцом правосудия является бог, ибо правосудие принадлежит творцу. И согласно этому право и закон означают одно и то же; и хотя в широком значении слова законом называется все, что может быть прочитано, но в более специальном смысле (это слово) означает справедливое узаконение, которое поддерживает все честное и запрещает все противное (честности).

ТРАКТАТ «О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ АНГЛИИ»

Проблемы королевской власти в трактате Генри Брактона ¨О законах и обычаях Англии¨

+2

19

ТРАКТАТ О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ КОРОЛЕВСТВА АНГЛИЙСКОГО.
РАНУЛЬФ ГЛЕНВИЛЬ

TRACTATUS DE LEGIBUS ET CONSUETUDIMBUS REGNI ANGLIE QUI GLANVILLA VOCATUR

Приступаю к трактату о законах и обычаях Английского королевства, созданного во времена правления короля Генриха II, когда правосудие находилось под руководством прославленного Ранульфа Гленвиля, в те времена наиболее сведущего в королевском праве и древних обычаях.

ТРАКТАТ. РАНУЛЬФ ГЛЕНВИЛЬ

+3

20

Пенитенциарная система феодальной Англии (XII-XIV век)

Ложников А.А.
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования: Система общественных отношений и интересов носит всеобщий характер, охватывая все страны и общества, она специфически проявляется в каждой из них. Важным инструментом ее познания была и остается история. Джеймс Ф. Стифен в своей книге "История уголовного права Англии" писал' " ..любая отрасль права должна состоять из трех частей ... прошлого, настоящего и будущего",1 в связи с чем научная актуальность проблемы становления пенитенциарной системы в феодальный период не нуждается в пространном обосновании - она очевидна Поистине нет ни одного научно значимого факта в социально-правовой, конституционной и политической жизни европейских феодальных обществ, объяснение которого не требовало бы знаний хотя бы основных тенденций развития понятий уголовного права - пре-стлпление и наказание. Разумеется, феодальное английское общество в этом смысле отнюдь не является исключением. Более того, поскольку в данном исследовании речь идет о периоде становления пенитенциарной системы, основным учреждением которой в средние века являлась тюрьма, связанном в Англии с глубокой перестройкой всей системы феодального права, военными конфликтами, затяжными внешнеполитическими и внутриполитическими кризисами, невиданным по накалу и размаху взрывом социального протеста крестьянства, то английский материал, без сомнения, приобретает познавательное значение, выходящее далеко за пределы истории этой страны. Причина тому проста: все указанные процессы протекали на английской почве с такой интенсивностью и адекватной чистотой, которая открывает для исследования неповторимую возможность увидеть важнейшую связь и взаимодействие факторов в других регионах - скрытых привходящими обстоятельства-
1 J. F. Stephens. A History of the Criminal Law of England, London, 1996. vol. l.p 1.
ми или стертых из-за незрелости порождающих условий
Нельзя сказать, что современные исследователи не заметили этого обстоятельства и не попытались им воспользоваться. Однако большинство работ специально посвященных интересующей нас проблеме феодальной тюрьмы, при несомненном интересе содержащихся в нем наблюдений, базируются главным образом на материале отдельных графств или видов тюрем и не охватывает их становление. Это обстоятельство и предопределило цели и задачи исследования. Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего исследования - дать в общеанглийском масштабе характеристику тюрем XII-XIV века в их становлении и развитии, фиксируя процесс социально-правовых изменений по ряду основных факторов.
В поисках реализации этих целей предполагается решение следующих задач исследования:
- выявить на основе анализа различных видов тюрем, каким образом образовывались тюрьмы, и какие проблемы возникали в процессе их становления; - показать место и роль государственного (королевского) участия в развитии и становлении различных видов тюрем, определив тем самым юрисдикцию каждого из видов тюрьмы;
- раскрыть социально-правовую сущность пенитенциарной системы в феодальном обществе и выявить роль тюремного заключения в правовой системе Англии в период феодальных отношений;
- исследовать в правовом аспекте особенности становления и развития механизма взаимоотношений между охранниками и заключенными, государством и охранниками в условиях английского феодального общества,
- обосновать весь комплекс проводимых королевскими чиновниками организационно-правовых и финансовых мероприятий, необходимых для регулирования и развития системы наказания в виде тюремного заключения в английском общем праве;
- выявление социально-правовой сущности тюремного заключения, анализ объективной обусловленности тюремного заключения, его элементов и функций в феодальной тюрьме.
Предметом исследования является английская тюрьма в период ее развития как государственного института в XII-XFV вв.
Объектом исследования служат базисные правоотношения в процессе становления и развития тюрьмы и тюремного заключения, реализующие принципы и нормы феодального права.
Методология исследования. Методологическую основу диссертации составляют труды отечественных и зарубежных ученых, в той или иной степени затрагивающих в своих исследованиях проблемы тюрьмы в рамках феодального права Англии; при этом надо отметить труды следующих ученых: М. Бассет, Л. Габел, Е.В. Гутнова, Ф. Майтланд, У. Морис, Ф. Нью-сем, Д. Петрушевский, Ф. Поук, Р. Пу, Дж. Стифен, У. Хоуп, К. Чени. В ходе работы применялись общенаучные методы исследования: сравнение, абстрагирование, обобщение, анализ и синтез, восхождение от абстрактного к конкретному, от частного к общему. Также использовались специальные приемы и способы исследования - сравнительно-правовой, историко-право-вой, логико-правовой и некоторые другие методы.
Источниковая база исследования обширна. Автором подробно проанализированы следующие памятники права: Англо-саксонские правды, Кларендонская ассиза, Вестминстерские и Винчестерские статуты, Статуты о купцах, Статуты 1336, 1340 и 1352 гг., Протоколы судов различной юрисдикции, Годичные книги. Изучены и использованы также различные другие документы, такие как Казначейские свитки, Либрит Ролле, документы королевской канцелярии, различные хроники. Помимо этого в диссертационной работе учтены различные доктрины права, изложенные в трактатах Гленвиля. Брактона, Fleta, Britton.
Положения диссертации, выносимые на защиту.
1. В условиях становления пенитенциарной системы, ког-
да механизмы правового регулирования и институциональная структура права пребывают в стадии формирования, возрастает роль королевской власти (государства), состоящая в стимулировании субъектов исполнения наказания (смотрители тюрем, тюремные надзиратели, шерифы графств) с целью согласования и наиболее приемлемой реализации их интересов в рамках интересов феодального общества как правовой целостности.
2. Тюрьма как организационный институт начала системно развиваться только с XII века. Централизация власти с помощью судебно-правовой реформы Генриха II позволила королевским чиновникам, в частности шерифам, с помощью строительства тюрем графств в королевских доменах и из королевского леса ограничить непрерывно нараставшее распространение тюрем частной юрисдикции. Это позволило королю, к тринадцатому столетию, поставить под контроль все тюрьмы в стране и ограничить содержание заключенных в тюрьмах частной юрисдикции по уголовным делам одним днем и одной ночью.
3. Тюремное заключение в Англии является характерной чертой, как судебного процесса, так и судебного наказания.
4. С конца четырнадцатого столетия постоянное увеличение количества заключенных и их бесправное положение заставляло власть под давлением церкви и общественности с помощью закона и благотворительности устранять порочную практику управления тюрьмой без опоры на правовую базу и законодательно урегулировать деятельность должностных лиц тюрьмы.
5. Содержание и охрана заключенных различалась лишь по характеру преступления и способности платить за свое пребывание в тюрьме. Однако мужчины и женщины содержались вместе и охранялись одними и теми же лицами, что приводило не только к незначительным правонарушениям, но и к тяжким уголовным преступлениям внутри самой тюрьмы.
6. Объективный характер развития тюрем предопределя-
ет их аллокацию в механизме правосудия, обусловливающем диалектику взаимосвязи объективных и субъективных начал уголовной юрисдикции.
Научная новизна исследования состоит в том, что в результате авторской разработки проблемы получено реальное приращение научного знания в процессе рассмотрения отдельных аспектов данной проблемы и состоит в следующем.
•В основе проведенного нами исследования дан анализ зарождению тюрьмы, в ходе которого выявлено, что становление и развитие ее как одного из правовых институтов проходило параллельно формированию норм общего права.
• В процессе изучения основных видов английской средневековой тюрьмы сделан вывод о закономерности их появления в связи с проведением правовой реформы и полным переходом уголовной юрисдикции под патронаж короны (государства).
• Трактовка становления и эволюции тюрьмы показана как органическая часть процесса развития судебной системы и всей национальной системы правосудия.
• При изучении проблемы содержания заключенных обоснована приемлемость и приоритетность общества в вопросах повышения их правовой защищенности и благосостояния, а также духовного развития, использующего для этой цели парламентские слушания, завещательные отказы в пользу заключенных и благотворительность, выраженные в появлении специальных благотворительных фондов и особых налоговых сборов.
•Выявлены специфические особенности средневековой тюрьмы, к которым относятся:
а) сравнительно высокая доля заключенных, обусловленная как отсутствием сложившихся норм общего права, так и ярко выраженной правовой безграмотностью;
б) высокий уровень смертности в местах заключения, вытекающий из долгого ожидания правосудия, наличия злоупотреблений и завышенной стоимости содержания;
в) широкое применение кандалов и оков;
г) расположение значительной доли тюрем в замках.
• Установлено, что развитие пенитенциарной системы является общим условием расширения уголовной юрисдикции в условиях формирования общего права с учетом национальной специфики, а также географических, демографических особенностей и социальных условий Оно носило одновременно как столично, так и регионально ориентированный характер, стимулируемый посредством принятия соответствующих мер со стороны государства.
• Показано, что даже в средние века обосновывалась необходимость усиления государственного регулирования управления тюрьмой, в том числе и на местном уровне.
Теоретическая значимость исследования СОСТОИТЕ том, что положения диссертации могут быть использованы при изучении зарубежного уголовного права. Данная работа призвана расширить и углубить научное представление об уголовном праве Англии в период его становления.
Предложенная в диссертации теоретическая конструкция пенитенциарной системы в феодальном обществе может служить основой для дальнейшего изучения широкого круга актуальных уголовно-правовых проблем связанных с эволюционными периодами жизни общества.
Практическое значение работы заключается в использовании ее в науке и преподавании, когда необходимо на основе зарубежного опыта показать развитие уголовного права в европейских странах. Положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе по дисциплинам: уголовное право, уголовно-исполнительное праэо, история государства и права, а также в смежных областях гуманитарного знания.
Результаты исследования могут быть использованы при составлении учебников, учебных пособий, программ и методических указаний, а также чтении лекций и проведении всех видов занятий по вышеуказанным дисциплинам.
Апробация работы. Основные положения, результаты.
выводы данного исследования апрооированы на теоретических конференциях, проводившихся в городе Ставрополе на базе Ставропольского государственного университета, а также сообщений на кафедрах правовых дисциплин других ВУЗов. Часть предложений соискателя получила поддержку со стороны преподавателей по использованию их при изучении отдельных курсов. Результаты исследований автора по избранной теме опубликованы в 3 научных работах общим объемом в 2,2 п.л. Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, шести параграфов объединенных в две главы, заключения, приложения, списка используемой литераторы. Работа выполнена на 212 страницах машинописного текста.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяется степень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи исследования, представляется источниковая база, излагаются основные положения, выносимые на защиту и элементы научной новизны, отмечается теоретическая и практическая значимость проведенного исследования.
В первой главе ''Становление и развитие английской феодальной тюрьмы" проанализировано структурное построение и особенности становления и развития различных видов тюрьмы: рассмотрены условия их создания и функционирования как элементов феодальной системы
Возложение ответственности на шерифа по содержанию и охране лиц, подозреваемых в совершении тяжких уголовных преступлений (фелонии), в тюрьме, потребовало искать способ, при помощи которого они должны были обеспечить выполнение этих функций. Для этой цели специально строились или выделялись пристройки или отдельные строения. Таким образом, по всей Англии была сформирована сеть опекаемых шерифами тюрем, исторически оформившая основу английской пенитенциарной системы, именуемой тюрьмами графства, и просуществовавшую вплоть до 1878 года.
В Казначейских Свитках упоминания о тюремных расходах начали появляться только в первые годы правлении Генриха II. По итогам первых тюрем под руководством шерифов были созданы временные положения о тюрьме (тюремные провизии), на основании общепринятых инструкций, получаемых комендантами замков или тюрем из администрации короля. Они предусматривали в качестве особого условия то, что тюрьмы, в первую очередь, должны строиться в тех графствах, где не было тюрем. Хотя условие и выполнялось неукоснительно, в дальнейшем оно все равно было закреплено законодательно в клаузуле 7 Кларендонской ассизы. изданной в 1166 году, следующими словами: "И в каждом отдельном графстве, где нет тюрем, они должны быть сооружены в бурге или каком-нибудь замке короля на деньги короля и из его дерева, если оно находится близко, или из дерева ближайшего леса под наблюдением слуг короля для того, чтобы шерифы могли в них держать под стражей через посредство должностных лиц, которые обыкновенно это делают, и их слуг тех, которые были арестованы".2 В год принятия этой ассизы Казначейство выделило на эти цели деньги восемнадцати различным графствам.
Таким образом, к началу правления Генриха III осталось только пять графств, в которых согласно королевским записям тюрем вообще не было. Это было связано с некоторыми особыми обстоятельствами. Первые два графства, Чешир и Дарем, являлись иммунными территориями, и в них записи велись в собственных канцеляриях отдельно от королевской, поэтому очень трудно установить факты касающиеся самих тюрем в этих графствах. Два других графства Херефордиыр и Ратленд были очень малы по территории и в них строить тюрьмы было нецелесообразно, ввиду их большой стоимости, а графство Вестморленд было отдаленным и слаборазвитым.

2 Д. М. Петрушевский, Памятники истории Англии XI-XIII вв.. М, 1936, с. 58.

В исследуемый нами период существовало двадцать графств, которые с течением времени группировались в пары, при этом каждая пара поручалась одному шерифу. В некоторых случаях такое объединение графств, главным образом, влияло на предпринимаемые шерифами меры по охране заключенных. Не считая иммунные и городские тюрьмы, в некоторых графствах были расположены королевские замки, которые иногда использовались как вспомогательные тюрьмы графства.
В конце тринадцатого столетия латинское слово "prisona" (тюрьма) приобрело очень широкое значение. Оно могло применяться как к тюрьме графства, управляемой шерифом, так и к иммунной тюрьме, принадлежащей лорду. Иммунные тюрьмы естественно были широко понимаемым видом тюрем, поскольку они включают тюрьмы, принадлежащие знатным духовным лордам и светским баронам, а также городам.
Тюрьма, находящаяся в частной собственности, подразумевает право содержания здания, определять режим и назначать штат. Осуществление собственниками этих прерогатив полностью не отделяло иммунные тюрьмы от тех, которые находились под управлением шерифа Согласно доктрине, которая в конечном итоге преобладала в королевстве, все тюрьмы, или. во всяком случае, все тюрьмы вне иммунных графств, были так или иначе королевскими. Они находились под королевской юрисдикцией, потом}' что сами тюрьмы были лишь дополнением к королевским судам. Хотя отдельно взятый человек или местная община могли иметь свое собственное здание тюрьмы и назначать надзирателя, но само учреждение все равно оставалось королевской тюрьмой, именуемой prisona regis. Когда эта доктрина развивалась, не будучи еще установившейся, фраза prisona regis уже применялась королевской канцелярией в самые первые годы правления Генриха III в отношении тех тюрем, где надзиратели не были королевскими чиновниками. Эта фраза также была закреплена в трактате "Britton", говорящего устами короля, где имела место дифференциация между "нашей тюрьмой" и "другой тюрьмой".3 Таким образом, эта фраза обычно обозначающая королевскую тюрьму, иногда обозначала иммунную тюрьму.
Иммунные тюрьмы были крайне разнообразны, и в местоположении и по внешнему виду. Они могли бы обслуживать большую группу поместий, отдельную сотню или всего одно поместье. По форме они могли состоять из нескольких комнат в монашеском доме или в баронском замке, или из жилого дома на мельнице, или из отдельной комнаты в доме. Если выражению ''иммунная тюрьма" мы придаем широкое значение, то необходимо отметить, что такие тюрьмы располагались близко друг от друга. В Англии содержалась масса частных судов, осуществлявших юрисдикцию над различными преступниками, и каждый такой суд требовал наличие определенного места для изоляции преступников до суда. Однако в тринадцатом и четырнадцатом столетиях законодатели обсуждали какими должны быть права таких тюрем. Таким образом, проявлялась заинтересованность в получении более существенной привилегии, т.е. права держать в течение длительного периода времени человека, подозреваемого в уголовном преступлении.Однако со временем королевская власть, в большинстве случаев, отобрала много функций у этих иммунных тюрем, посылая судебные комиссии для их очистки.
В диссертации определены и другие механизмы, которые действенно сказались на сокращении значимости иммунных тюрем. Согласно трактату "Britton", ко времени Эдуарда I уже прекратилась практика содержания в иммунной тюрьме заключенных, подозреваемых в уголовном преступлении. Но более существенным запретом было общее ограничение на сроки, в течение которых подозреваемые могли содержаться в иммунных тюрьмах. Трактат "Britton" свидетельствует, что никто не может не возбуждая иска содержать в тюрьме лицо, сознавшееся в совершении преступления и выдавшее своих сообщников, а также любого, совершившего тяжкое уголовное преступление (фело-нию), на срок больше чем один день и одну ночь.

3 Здесь и далее трактат цит. по: Britton, ed. F M. Nichols, Oxford. 1865. vol. l.p. 43.

Вместо содержания под стражей лорд-иммунист должен отправлять таких людей в королевскую тюрьму. Эти временные ограничения, связанные с содержанием в иммунной тюрьме не упомянуты в трактате Брактона. но уже описаны в трактате "Britten", следовательно, они возникли в промежутке между написанием этих двух трактатов. Поскольку трактат "Britton" дает определение тюрьме как "месту, ограниченному в пределах определенных границ для содержания группы людей", то во времена правления Эдуарда I появилась доктрина, устанавливавшая, что тюрьма, для того чтобы стать законной ее владелец должен получить специальное разрешение от короны. И в течение четырнадцатого столетия грамоты на право обладания тюрьмой широко предоставлялись духовным лицам, а так же городам и общинам. Некоторые из духовных лиц, как известно, прежде не обладали такой привилегией, а другие просто преобразовали свое незаконное или сомнительное владение тюрьмой в законное право обладать ею по грамоте. Пожалования по грамоте первого вида включают право иметь тюрьму вне своих владений. Второй вид включает право обладать тюрьмой в большинстве своих владений. Третий вид представляет собой только гарантированное право заключать в тюрьму или арестовывать. Но это не означало право владеть собственной тюрьмой.

+1

21

2

Иммунные тюрьмы представляли собой форму ограничения королевской власти и даже королевского патронажа. С другой стороны существовала хроническая нехватка мест в тюрьмах, а иммунные тюрьмы были распространенной сетью дополнительных тюрем, которыми не владела корона. И при этом корона стремилась противодействовать держателям иммунных тюрем, отнимая у них те прерогативы, которыми они дорожили по соображениям патронажа и престижа. К концу четырнадцатого столетия большинство городских и сельских общин имели свои собственные тюрьмы, которыми они управляли и содержали там лиц, совершивших преступление и объявленных виновными в своих местных судах. Многие крупные города получили пожалование в форме владения, а другие получали право заключать в тюрьму. Двенадцать городов получили свое право владеть тюрьмой даже в форме, которая уполномочивала их содержать в ней лиц. подозреваемых в уголовном преступлении (фелонии), до очистки тюрьмы ассизным судом. А крупные города обладали, в дополнение к своим обычным тюрьмам для уголовников и должников, тюрьмой для временного содержания мелких правонарушителей и. как требовало законодательство тринадцатого века, пришлых людей или бродяг."
С началом правления Эдуарда I тюрьма Флит стал единственной тюрьмой, приданной исключительно судам Общих тяжб и Казначейства, т.е. судам, которые оставались на месте в Вестминстере и не осуществляли выездных сессий как Суд. королевской скамьи. Ответчики короны, просрочившие платежи или имевшие другие задолженности, и все остачьные должники короны были частыми обитателями тюрьмы. Таковыми были те не находящиеся на государственной службе и не занимающие официального поста рядовые ответчики, которые, считая, что они подвергаются слишком жесткому давлению со стороны своих хозяев или доверителей, добивались передачи своего иска или судебного дела в суд Казначейства. Для последней категории ответчиков Флит была предназначена согласно второму Вестминстерскому статуту, и такие ответчики, по крайней мере, теоретически, там пребывали в ожидании суда, а также и после суда, если они не смогли или не захотели выплатить долг, и не были оправданы или освобождены из заключения по решению суда. Согласно этому мы должны заключить, что все принятые тюрьмой заключенные. в том числе признанные впоследствии как виновными, так и невиновными, представали перед одним из этих двух судов. К концу четырнадцатого столетия тюрьма Флит также использовалась королевским советом и канцелярией.

4 Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы, М , 1961, с 226-227.

Во времена правления Эдуарда II тюрьма королевского двора маршалси, многократно использовалась для задержания лиц, обманным путем претендующих стать членами королевского двора, обратившихся на имя короля с официальным письменным требованием соответствующей должности для себя. Нет надобности в предположениях, что использование любой тюрьмы ограничивалось содержанием под стражей особых категорий заключенных. Однако вс.речались удивительные отступления. Например, правонарушитель лесного законодательства мог находиться в тюрьме маршалси, как и должники. В четырнадцатом столетии, тюрьма маршалси или тюрьма маршалси Суда королевской скамьи очень часто использовалась для содержания лиц, объявленных вне закона и сдавшихся или явившихся с повинной в ожидании прощения. В действительности, тюрьма Суда королевской скамьи для этого всегда и предназначалась. Дальнейшая судьба тюрьмы маршалси сложилась, таким образом, что она со временем стала использоваться шерифом объединенных графств С>ррей и Сассекс как тюрьма общего режима.
Лондонский замок Тауэр как тюрьма пропустил через себя множество самых разных заключенных. Многие из них именовались государственными преступниками, в зависимости оттого, кто в настоящий момент находился у власти, однако, другие заключенные не пользовались никаким сколько-нибудь значимым общественным положением Фактически, ни одна английская тюрьма не использовалась столь разнообразно как Тауэр.Значение Тауэра для каждой категории заключенных была разной ввиду большой прочности крепости, се близости персоне короля, в Вестминстере или непосредственно в самом Тауэре, и его сравнительной удаленности от городской толпы. Кроме того, само здание, в те времена, всегда было занято войсками, а гарнизон представлял собой дополнительную тюремную охрану гораздо более эффективную, чем обычный штат средневековых тюремных надзирателей. Более того, во времена правления Генриха III замок Тауэр стал просторной и даже комфортной тюрьмой, и, таким образом, мог предоставить подходящее место заключения для известных людей или разного рода высокопоставленных особ, для которых более всего важна не безопасность, а достойное содержание согласно их статусу, особенно в местах заключения. Тауэр был главным, но все-таки не единственным, местом заключения для государственных преступников и военнопленных. В этих целях также использовались некоторые из тюрем общего режима, расположенных в королевских замках, таких как Уолин-гфорд, Ноттингем и Честер Замки Виндзор и Винчестер также часто использовались для таких же заключенных.
Во времена, когда особенно усердно обеспечивалось соблюдение лесного права, были приложены также усилия к обустройству в некоторых регионах королевства специальных лесных тюрем. Все главные лесничие графства, тем не менее, не имели своих тюрем, и шерифам часто приходилось предоставлять им места в тюрьме графства, так же как они предоставляли их не имеющим тюрем епископам местной епархии. Из исследований других тюрем нам также стало известно, что нарушителей лесного законодательства отправляли в замки и другие тюремные здания, которые очень редко, если когда-либо вообще использовались для других категорий заключенных. Много лесов с прилегающими замками было передано лесным смотрителям. Там. где это произошло, замок становился самым подходящим местом для заключения и проведения лесных судов.
Каждом}' оловянному руднику также принадлежала своя собственная тюрьма, а именно, которые были расположены в замках Лидфорд и Лостуизил. относящихся соответственно к графству Девон и Корнуолл. Замки происходит от domus firma (действительный тюремный дом) построенных на средства из доходов обоих графств с целью содержания заключенных. Однако сложно определить были ли замки с самого начала тюрьмой оловянного рудника, или образовывался как тюрьма Дарт-мурского леса, или принадлежал и тем и другим. Значительная часть доходов, поступавших от штрафов из графства Корнуолл, была главным источником в оплате тюремных расходов.
Следует отметить, что клирики, лишенные сана за фело-нию. плохо переносили карательное тюремное заключение в светских тюрьмах и не дожидались суда в них. В связи с этим епископы каждой епархии нуждались в тюрьмах для таких целей. Они появились под названием "епископские тюрьмы". Этот термин, охватывал тюрьмы или части тюрем, выделенные для этой цели архиепископами и теми аббатами, которые обладали правом осуществлять епископальную или псевдо-епископаль-ную юрисдикцию, т.е. имели собственную курию. Архиепископом Бонифацием были провозглашены церковные инструкции, возлагающие на каждого епископа обязательство иметь одну или две такие специальные тюрьмы в своей епархии. С течением времени этот приказ начал выполнялся повсеместно.
Несмотря на внешние различия задач, стоящих перед различными видами тюрем, их объединяет общая правовая направленность, а в целом создание этих тюрем ставит своей задачей заполнить правовой вакуум в процессе осмысления феодальным обществом путей и характера развития пенитенциарной системы.
Во второй главе "Социально-правовой положение заключенных и режим английской феодальной тюрьмы" рассматриваются сущность процесса охраны, управления и содержания заключенных, особенности функционирования тюрьмы, правовое положение заключенных и их охранников.
В процессе анализа выявлены две системы предоставления права на охрану тюрьмы. Первая система предоставляет возможность временно продать право охраны тюрьмы тому, кто пожелает купить его. Вторая система предоставляет надзирателю, охраняющему тюрьму, гонорар в виде дохода с земли, чтобы содержать ее.
Там где тюрьмы графства не держались путем аренды шериф отвечал за их состояние и охрану, передавая ежедневную работу в тюрьме смотрителю, т.е. своему подчиненному. Первоначально шериф был неограничен в свободе таких назначений, и должность смотрителей тюрем была для него практической частью патронажа. С конца тринадцатого столетия и в течение всего четырнадцатого столетия, корона непрерывно, хотя и не всегда успешно, боролась за то, чтобы лишить его этого. В начале тринадцатого столетия таким подчиненным шерифа корона разрешала платить жалование из доходов графства. Насколько можно определить, по характеру работы смотрителей четырнадцатого столетия, они считались королевскими чиновниками низкого ранга. Но существовали и исключения. Таким образом, начала развиваться практика использования должностей смотрителей тюрем как средства обеспечения должностями незначительных государственных служащих в ущерб местному патронажу. Это была практика не ограничения должностей тюремных надзирателей, а ее распространения на многие другие низшие должности назначаемые провинциальным самоуправлением. Поэтому там где срок пребывания в должности смотрителя был объявлен как пожизненное пожалование, на самом деле, были в основном пожалованиями на условиях пока будет угодно короне (т.е. в течение неопределённого срока). Однако статут 1336 года запрещает короне лишать шерифов патронажа. Тюрьмы, добавленные к шерифским обязанностям, должны были содержаться так, как их обычно содержали. Если их содержание отчуждалось, то они должны были приниматься согласно приказу, а затем предоставляться тому; кго должен был ими заниматься. Следующий статут 1340 года повторил этот запрет более ясно, явно уполномочивая шерифов назначать на должность смотрителей тех, за кого потом они должны нести ответственность.
В сущности, иммунный держатель, обладающий тюрьмой, был чем-то похож на шерифа. Во всяком случае, их обязанности были схожими. Способы, которыми иммунный держатель выбирал и назначал своих тюремных надзирателей, схожи с другими, так как он иногда также создавал должность надзирателя, служившего за землю. В городах, которые имели свои собственные права схожие с правами графства, шерифы все равно несли ответственность за тюрьмы и назначали тюремных надзирателей. Это, безусловно, относится к лондонским тюрьмам в самые первые годы их существования, где тюремного надзирателя и его помощников прямо называли служащими шерифа.
После изложения основных принципов содержания и охраны тюрем, следует отметить принцип содержания и охраны государственных и лесных тюрем. Тюрьма Флит среди них занимает ведущее место. Начальники тюрьмы Флит были наследственными смотрителями королевских дворцов. За содержание и охрану, как тюрьмы, так и дворцов, они пользовались землями в Лондоне и графстве Мидлсекс.
С первых лет правления Генриха III смотрители лесных тюрем получали оплату за свой труд и усердие, как деньгами, так и землями. Землм, а, следовательно, содержание тюрьмы, передавались по наследству, даже по женской линии. Должности стражей лесных тюрем предоставлялись посредством королевской жалованной грамоты.
Охрана и безопасность государственных преступников имела первостепенную важность. Поэтому охрана и конвоирование таких заключенных не всегда могла быть поручена тюремному надзирателю и его служащим, и в связи с этим обеспечивалась персональной охраной и конвоем. Такие охранники редко относились к тюремному штату и тем более не считались его частью.
В диссертационном исследовании особое внимание уде-лино системе охраны, под которой понималась ответственность за охрану заключенных. Охрана и ответственность поручалась, как правило, единственному и самостоятельно действующему человеку, начальнику тюрьмы с помощниками или без них. В свою очередь сама охрана также могла быть коллективной. В начале двенадцатого столетия она иногда основывалась на круговой поруке и свободном поручительстве. Но чаще бремя ответственности несли жители церковного прихода, группы приходов или одного класса в пределах прихода. Часто ответственность лежала на некоторых особых классах людей в пределах той или иной деревни, обычно коттариях или мелких арендаторах. Различные группы жителей одного и того же города несли ответственность за охрану днем и ночью. Например, все жители села должны были содержать и охранять воров ночью, а арендаторы мельницы были ответственны за это же только днем.
Начиная с тринадцатого столетия, некоторые шерифы нанимали надзирателей для работы в тюрьмах графства, для того чтобы обеспечить в них более эффективный надзор за заключенными. Размер оплаты, за которую этих людей нанимали, зависела от места и от возраста, колебаясь от 5 до 9 пенсов в неделю, а персональные охранники получали 1 шиллинг 2 пенса в неделю. В четырнадцатом веке она составляла уже 3-4 пенса в день или 2 шиллинга в неделю.
Однако наиболее важными источниками дохода, чем платежи из Казначейства или от шерифов, были различные сборы, собиравшиеся тюремными надзирателями со своих заключенных. Эти сборы имеют корни, восходящие к глубокой древности. Впервые о них упомянуто в законах Вильгельма Завоевателя именуемые Leges Willelmi. Это была компиляция, объединявшая обычаи до и после нормандского завоевания. Как в ней было установлено, согласно обычаю Мерсии, если вор безвозвратно убежал от своего поручителя, то с поручителя, после компурга-ции (оправдание подсудимого на основании клятвы других лиц в его невиновности), будет взыскана определенная сумма. Эта сумма включает 4 пенса тюремному надзирателю, охранявшему заключенного, когда тот находился в заключении и был оправдан в момент нахождения в тюрьме. В тринадцатом столетии практика взимания такой платы постоянно расширяется. Например, заключенные, доставленные в окружной объездной суд и находившиеся под стражей у судебного исполнителя в течение суда над ними, должны были вносить плату маршалу непосредственно перед своим освобождением. Эта плата была узаконена вторым Вестминстерским статутом. С этого времени такие платежи стали обычным явлением. Действительно, система таких платежей в дальнейшем быстро распространялась, и только в конце восемнадцатого столетия она прекратила существование.
В самой простой форме эти платежи представляют собой взнос в счет затрат на содержание под стражей и оплачивались при освобождении. У тюремного надзирателя, конечно же, имелись все основания взимать свои доходы как можно раньше, а не в самый последний момент при освобождении. Если заключенный сбегал из-под стражи, тюремный надзиратель терял доход и помимо этого подвергался штрафу за побег заключенного, а также он терял доход в том случае, если заключенный был повешен. Тем не менее, требование платы за прием в тюрьму попало в сферу общественного интереса только тогда, когда начала складываться тенденция создания помех торжеству правосудия.
Некоторые тюрьмы были оборудованы несколькими типами камер, комфортность которых сильно различалась. Высокопоставленные заключенные или обвиняемые только в незначительных правонарушениях, могли по праву надеяться на получение в качестве тюремной камеры роскошные апартаменты. Другие могли купить такое право. Такие платежи начинались в форме сделок между заключенным и тюремным надзирателем, и могли считаться позорным явлением и квалифицироваться как взятка, полученная вторым от первого. Режим был разнообразным и заключенные за отдельную плату могли даже снять кандалы и оковы.
Регулирование вопросов, связанных с оплатой тюремных услуг начиналось в Лондоне, когда смотрители тюрем были ограничены суммой в размере 4 пенсов при взимании с каждого доставленного в тюрьму заключенного. Заключенные, обвиняемые в менее тяжких преступлениях, чем фелония, должны были внести плату, максимальный размер которой составлял 8 пенсов, а обвиняемые в фелонии сумму в три раза больше.

+1

22

3

В дальнейшем лица, содержащиеся под стражей за уголовно наказуемые деяния во всех тюрьмах, были освобождены от оплаты вообще. Иногда тюремные чиновники пытались удвоить размер взимаемой платы и за это несли наказание. Эти городские правила для тюрем имеют несколько общих характерных особенностей. Во-первых, плата должна быть разумной и иметь фиксированный размер. Во-вторых, отношение к лицам, подозреваемым в фелонии, должно быть строгим, а к лицам, отбывающим наказание за уголовные преступления, мягким или терпимым, чем с другими категориями заключенных. В-третьих, должно существовать подлинное наказание в виде лишения свободы.
Безотносительно того, что могло быть сделано, для ограничения платежей, факт остается фактом - в большинстве случаев плата была неизбежной. Следовательно, всегда образовывалась группа так называемых нуждающихся заключенных, т.е. лиц, оправданных по решению суда или по тем или иным причинам не подлежавших тюремному заключению, но всё же не освобождаемых из заключения, потому что они задолжали своим тюремным надзирателям. И здесь на помощь пришла частная благотворительность. С конца четырнадцатого столетия, завещатели помимо оказания помощи заключенным другими способами, стали предусматривать в завещании также плату за освобождение из тюрьмы.
Насилие в тюрьме применялось индивидуально как средство воздействия на людей, уже находящихся в тюрьме, чтобы преводить заключенных в разряд лиц, сознавшихся в преступлении и выдавших других своих сообщников с целью смягчения своей участи, а также обратить внимание на это других людей, находящихся на свободе и даже не подозреваемых.
Такое управление тюрьмой ее должностными лицами стало возможно по следующим причинам. Во-первых, ему недоставало денег для достаточного или устойчивого дохода, что заставляло его искать деньги на стороне. Во-вторых, хотя власть открыто и не потворствовала незаконному поведению, оно было не менее опасно, чем побеги, но высказывала беспокойство, если заключенные, особенно фелоны или должники, получали свободу за плату. В-третьих, работа, которую тюремные надзиратели должны выполнять, действительно была опасной, т.к. беззаконие и насилие были обыденным явлением для Англии того времени.
Содержание заключенных в тюрьме было различно для разных категорий заключенных, а также для того или иного периода времени. Военнопленные и заложники обычно содержались за счет казны и таким образом, время от времени считались государственными преступниками или политическими заключенными. Преступники, сознавшиеся в преступлении и выдавшие своих сообщников с целью смягчения своей участи, всегда поддерживались государством или соответственно лордом иммунной тюрьмы. Некоторые отголоски этих гуманных принципов сохранились с двенадцатого столетия в пользу лиц, подозреваемых в фелонии и подобного рода преступников, когда шерифы требовали денежное пособие на их содержание.
Независимо от того, какой была ситуация в двенадцатом столетии, но в первые годы следующего столетия становится ясным, что лица, подозреваемые в фелонии и т.п. обычно вообще не получали никаких королевских субсидий. В ожидании суда они должны были искать себе содержание за счет своей земли и движимого имущества. Если они были в конечном счете оправданы по вменяемым им в вину преступлениям или умирали до осуждения, их собственность возвращалась им за вычетом затрат на их содержание в тюрьме.
В работе показано, как на самом деле содержались заключенные в тюрьмах. Эта практика была признана Генри Бракто-ном как закон, и после него, такие специальные инструкции для каждого случая стали не н\жны. Брактон, отмечал, что заключенные не должны быть незаконно лишены права владения своей землей или имуществом, в том числе движимым, до осуждения, за исключением земли и имущества, необходимого для их содержания в тюрьме.5 Позднее эти проблемы начали постепенно разрешаться. Так, предполагалось, что земля и имущество обвиняемых, как исполнителей, так и соучастников преступления на основании обвинительного акта, после взятия под опеку коронером и до возвращения арестованного имущества первоначальному владельцу, обращались в собственность короля, оценивались, а затем передавались жителям местного прихода, которые должны были использовать часть вырученных от этого денег для содержания заключенного, а остаток отдавать королю. В таком состоянии пребывало право. Возможно, это не стало практикой, поскольку шерифам, конфискаторам казны и другим должностным лицам было запрещено конфисковывать собственность не осужденных фелонов.
Лица, уклоняющиеся от явки в суд в качестве ответчиков и принудительно помещенные в тюрьму судебными аудиторами, согласно Вестминстерскому статуту, должны в период пребывания там, сами содержать себя. Из этого следует, что когда в 1352 году неподсудность по статуту была расширена от приказа о неоплаченном долговом требовании до приказов о вызове в суд по иск>' о взыскании денежного долга и возвращении незаконно захваченного имущества, тюремное заключение за долги начиналось с помощью промежуточного судебного приказа, а кредитор освобождался от любой ответственности по содержанию должника. Статут о купцах 1283 года требовал от кредиторов снабжать своих должников, если они находятся в тюрьме и лишены хлеба и воды.
Даже во времена централизации административного управления трудно было гарантировать, что имущество лица, подозреваемого в фелонии должным образом управлялось его соседями, которых он или его семья привлекали к добыванию средств к существованию, в то время когда он сам находился в тюрьме. Кроме того, такое правило не могло применяться к беднякам и крестьянам.

5 Н. de Bracton, De Legibus et Consuetudinibus Angliae. ed. G.E. Woodbine, London, 1942, vol. 2. p. 385.

Фактически, чтобы поддерживать жизнь, большое число заключенных, скорее обращалась к денежным средствам своих друзей, чем своим собственным. О том, что даже Канцелярия ожидала, что друзья подозреваемого примут участие в его содержании, свидетельствует терминология приказа конца тринадцатого столетия, уполномочивавшего отпустить нарушителя оленьих угодий под залог, потому что он был сам по себе беден и испытывал недостаток друзей, способных содержать его. пока он будет находиться в тюрьме.
Духовные лица несли прямую ответственность за заключенных. Ими были главы больших монастырей, обладавших иммунными тюрьмами, а также все епископы данной епархии, каждый из которых после определенной даты брал на себя обязательство по содержанию тюрьмы для осуждённых клириков, где очень часто содержали под стражей и светских лиц. Эта благосклонность порождена требованием закона, которое старо как кодекс Юстиниана и повторено церковными соборами, и заключается в том. что епископы должны еженедельно посещать своих заключенных, выяснять основания для их задержания, и призывать должностных лиц, осуществляющих правосудие, хорошо с ними обращаться.
Но независимо от того какую долю епископские дары составляли, их было явно недостаточно, чтобы снабдить даже епископские тюрьмы достаточным содержанием. Но с середины четырнадцатого столетия, появились завещания денежных сумм в пользу заключенных и прижизненных дарений. Такие завещательные отказы постепенно стали обычным делом. Посмертную благосклонность к заключенным позволяли себе люди с небольшим состоянием, но встречались также очень большие по сумме завещательные отказы.
Посещения заключенных считалось одним из благотворительных дел. хотя его важность и подчеркивалась церковью, трудно установить, насколько это одобрялось светской властью. Безусловно, посещения иногда запрещались.

+1

23

История государства и права средневековой Англии XIII – XV вв.
СТАТУТ О КУПЦАХ (1283 г.)

Статут о купцах 1283 г. был издан летом того года, на заседании парламента в Шрусбери. Целью его было установить «более быстрые средства для осуществления правосудия, нежели медленные и формальные процедуры общего права» , в особенности затруднительные для иностранных купцов.

Следует отметить, что изданию этого статута, равно как и несколько изменившего и восполнившего его статута о купцах 1285 г., способствовали тесные связи Эдуарда I в первую очередь с итальянскими купцами, в особенности флорентийского, ставшего его кредиторами со времен крестового похода. Будучи их большим – и по существу безнадежным – должником, король вынужден был расплачиваться за это торговыми привилегиями и изменениями в законодательстве в интересах купцов. Однако эти перемены в целом оказались благоприятны для всего английского права, поскольку создали более эффективную, жесткую и предсказуемую для обеих сторон систему отношений между кредиторами и должниками.

Статут 1283 года был составлен на старофранцузском языке, а по месту, где состоялось его подписание, он иногда именуется также Актон Бернелльским (Statute of Acton Burneli). Статут о купцах 1283 г. в равной мере распространялся как на английских, так и на иностранных купцов, но не касался ростовщиков, так как в тексте его все время подчеркивается, что речь идет о платежах за проданные в долг товары. Совершенно очевидно, что он имел в виду интересы купечества и был рассчитан на поощрение внутренней и внешней торговли. В этом отношении характерно замечание вводной части статута, которая сетует на то, что из-за плохой защиты прав кредиторов иностранные купцы «потеряли желание посещать Англию со своими товарами, к ущербу самих этих купцов и всего королевства».

Согласно статуту о купцах 1285 г., в изменение положений, принятых двумя годами ранее, в случае неисполнения обязательства должник должен был быть заключен в тюрьму; если же начальник городской тюрьмы отказывался его принять или позволял ему бежать, то он делался ответственным за долг . Если по прошествии трех месяцев должник не смог продать свое имущество для удовлетворения требований кредитора, то кредитору переходило не только право владения движимым имуществом должника, но и всей землей последнего на праве фригольда, внутри или вне города 120). Затем кредитор имел право поручить свои права на полученное имущество («владение на правах арендатора по статуту о купцах») любому человеку, готовому его купить или держать его, пока долг не будет выплачен из дохода на это имущество.

СТАТУТ О КУПЦАХ (1283 г.)

Текст

(Перевод Е.В. Гутновой)

Ввиду того что купцы, продававшие свои товары в долг разным лицам, до настоящего времени терпели большие убытки из-за отсутствия закона, с помощью которого они могли бы быстро вернуть свои деньги в день, назначенный для уплаты этого долга, из-за чего многие купцы воздерживались от приезда в эту страну со своими товарами к ущербу как самих купцов, так и всего королевства, король в своем совете приказал и постановил, чтобы купцы, которые желают обеспечить себе получение денег, данных в долг, пусть предлагают своим должникам (при заключении долговой сделки) явиться к мэру Лондона, Йорка или Бристоля 121) и в присутствии мэра и клерка, специально назначенного для этой цели королем, официально признать свой долг и срок его уплаты. И это официальное признание пусть будет занесено в свиток рукой этого клерка, которая должна быть (всем )известна. Затем вышеуказанный клерк своей рукой пусть напишет долговое обязательство, к которому должна быть приложена печать должника и королевская печать, специально предназначенная для этой цели и находящаяся на хранении у вышеуказанных мэра и клерка.

И если должник не уплатит долг в назначенный день, кредитор может явиться с этим долговым обязательством к (этим) мэру и клерку; и если на основании этого письменного обязательства и записи в свитке будет установлено, что этот долг был (официально) признан (должником) и что день платежа уже просрочен, то мэр немедленно должен распорядиться о продаже движимого имущества должника, в том числе его вещей и его наследственного городского держания 122) на сумму, равную сумме долга по оценке добрых людей, и деньги (вырученные от продажи) должны быть без промедления уплачены кредитору. А если мэр не найдет покупателя, который дал бы за эти вещи хорошую цену, он должен передать кредитору движимое имущество должника на сумму, возмещающую долг.

И акты о продаже движимого имущества (должника) и его наследственного городского держания или о передаче их кредитору должны быть для верности засвидетельствованы вышеупомянутой королевской печатью. И если должник не имеет в пределах юрисдикции этого мэра никакой движимости, за счет которой может быть взыскан долг, но располагает движимым имуществом где-нибудь в других частях королевства, то мэр должен направить канцлеру долговое обязательство с королевской печатью, составленное в присутствии этого мэра и вышеупомянутого клерка, и канцлер пусть пошлет приказ шерифу, в округе которого должник имеет движимость, чтобы шериф принудил его придти к соглашению с кредитором 123) в такой же форме, как это должен был сделать мэр, если бы движимость должника находилась бы в пределах его юрисдикции; и пусть те (люди), которые будут оценивать движимое имущество (должника), предназначенное для передачи кредитору, обратят особое внимание на то, чтобы установить умеренную цену ( на эту движимость); ибо если они назначат слишком высокую цену к выгоде должника и к ущербу кредитора, то оцененные таким образом предметы будут переданы им самим по той цене, которую они установили, и с этого момента они будут отвечать за долг перед кредитором. И если должник заявит, что его движимое имущество передано или продано по более низкой цене, чем оно стоит, он не сможет получить никакого удовлетворения, если только мэр или шериф законно продали это имущество тому, кто дал за него наибольшую цену; ибо должник может винить, только себя в том, что имея возможность сам продать свое движимое имущество и получить за него деньги своими руками до того, как кредитор начал свое преследование, он этого не сделал.
И если должник совсем не имеет движимого имущества, за счет которого может быть взыскан весь долг, он должен быть арестован и находиться в тюрьме до тех пор, пока он не заключит соглашения с кредитором (об уплате долга) или пока этого не сделают за него его друзья. И если у него нет собственных средств для поддержания своего существования в тюрьме, кредитор должен доставлять ему хлеб и воду, стоимость которых должник обязан возместить ему вместе с уплатой долга до выхода из тюрьмы 124).

И если кредитором является иностранный купец, должник будет содержать его на свой счет в течение всего времени, нужного ему (кредитору) для взыскания своего долга, вплоть до того дня, когда движимость должника будет продана или передана кредитору.

И если кредитор (при заключении долговой сделки) не удовольствуется гарантией, данной только самим должником, и понадобится найти свидетелей и поручителей, то эти поручители и свидетели должны явиться к вышеупомянутым мэру я клерку и дать им письменные долговые обязательства, как это было сказано выше относительно самого должника.

И если долг не уплачен в назначенный день, против свидетелей и поручителей должна быть применена такая же процедура, как выше было описано в отношении самого должника; но так, чтобы, если долг может быть полностью взыскан за счет движимости должника, поручители и свидетели не терпели бы ущерба; тем не менее в случае отсутствия у должника движимости кредитор должен получить возмещение долга за счет имущества поручителей таким же способом, как это выше было описано в отношении (взыскания долга) с самого должника.

И на содержание вышеупомянутого клерка король будет брать с каждого фунта (долга) один пенни. Король желает, чтобы это постановление и распоряжение соблюдалось отныне по всему его королевству Англии, в отношении всех людей, которые если пожелают могут (для взыскания долга) пользоваться такого рода долговыми обязательствами 125); исключение составляют евреи, на которых этот статут не распространяется.
Примечания:

120) Известный английский историк Артур Брайант рассматривает последнюю меру как «революционный прецедент», поскольку в то время «владение землей рассматривалось как неприкосновенное» [Брайант А. Указ. соч. С. 115], и в этих традиционных феодальных взглядах новые кредитные отношения смогли пробить брешь.

121) Как видно из всего содержания статута, такая процедура в действительности могла практиковаться не только в указанных, но и в других наиболее значительных городах Англии. Эти города указаны здесь, видимо, для примера.

122) Этот пункт статута о продаже городского держания должника наряду с его движимостью (si com Chatles e burgage devisable) для покрытия долга несколько противоречит содержанию остальных частей статута, где определенно говорится о том, что должник отвечает за долг только своим движимым имуществом (mouvable — во франц. тексте). Это противоречие, очевидно, объясняется тем, что статут, хотя и в завуалированной форме, делал различие между должниками-горожанами и должниками-феодалами. Первые должны были отвечать перед кредитором всем своим имуществом, включая их наследственное городское земельное держание, вторые — только движимым имуществом. Это различие было устранено только Статутом о купцах 1285 года.

123) Т.е. расплатиться с кредитором за счет своего имущества.

124) Этот пункт статута ясно указывает на то, что среди должников купцов часто встречались совсем малоимущие люди.

125) То есть по своему выбору воспользоваться процедурой, предусмотренной статутом, или старой более сложной судебной процедурой, которая статутом не отменялась.

+1

24

Феодальное право в Англии

Часто говорят, что английское право средних веков во многих отношениях выражает дух английского народа, и в этом нет сомнения. Стремление создать последовательную и гармоничную правовую систему, играло важную роль в развитии английского права. Английская правовая система обладает одной восходящей к периоду феодализма особенностью, которая отличает ее почти от всех правовых систем стран мира: значительная часть правовых актов не утверждалась никаким парламентом.

Великая хартия вольностей была принята в результате выступления баронов при участии рыцарства и горожан против короля Иоанна Безземельного. Официально в Англии этот документ считается первым конституционным актом.

Большинство статей Хартии касается вассально-ленных отношений короля и баронов и стремится ограничить произвол короля в использовании его сеньориальных права, связанных с земельными владениями. Эти статьи регламентируют порядок опеки, получения рельефа и т.п. (ст.2-11 и др.).

Вместе с тем, среди чисто 'баронских' статей Хартии выделяются такие, которые имели общеполитический характер. Наиболее откровенно политические претензии баронства выражены в ст. 61 - стремление к созданию баронской олигархии путем учреждения комитета из 25 баронов с контрольными функциями в отношении короля.

Статьи 12 и 14 предусматривали создание совета королевства, ограничивающего власть короля по взиманию 'щитовых денег'.

Статьи 21 и 34 были направлены на ослабление судебных прерогатив короны. Статья 21 предусматривала подсудность графов и баронов суду 'равных', изымая их из-под действия королевских судов с участием присяжных.

Интересы рыцарства в наиболее общем виде выражены в ст. 16 и 60, где говорится о несении за рыцарский лен только положенной службы и о том, что положения Хартии, касающиеся взаимоотношений короля с его вассалами, относятся и к отношениям баронов с их вассалами.

Очень скупо говорится в Хартии о правах горожан и купцов. Статья 13 подтверждает за городами древние вольности и обычаи, ст. 41 разрешает всем купцам свободное и безопасное передвижение и торговлю без взимания с них незаконных пошлин. Наконец, ст. 35 устанавливает единство мер и весов, важное для развития торговли.

Большое значение имела многочисленная группа статей, направленных на упорядоточение деятельности королевского судебно-административного аппарата. Данная группа статей (ст. 18-20, 38, 39, 40, 45 и др.) подтверждает и закрепляет сложившиеся с XII в. судебно-административные и правовые институты, ограничивает произвол королевских чиновников в центре и на местах.

Многие нормы английского права содержатся не в парламентских актах, а в судебных отчетах по делам, решения по которым выносились судьями Высокого суда, Аппеляционного суда и палаты лордов.

Практика протокольных записей решений королевских судей имеет древнейшее происхождение и относится к временам Эдуарда I.

Было признано, что решение, вынесенное по какому-либо делу, создает обязательный прецедент. Это означало, что судья при разрешении какого-либо вопроса, обязан был применить норму права, которую другой судья сформировал в решении по предыдущему делу.

Английское средневековое право представляет собой совокупность прецедентного и статутного права.

Большую роль в становлении правовой системы Англии сыграла Великая хартия вольностей. Эта хартия считается в Англии первым Конституционным актом.

В раннефеодальных государствах основным источником права являлся обычай.

Источником английского феодального права являлись статуты, законные акты центральной власти. Первоначально к ним относились акты королевской власти, носившие различное название - статусы, ассизы, ордонансы, хартии. С оформлением законодательных полномочий парламента под статутами стали понимать законные акты, принятые королем и парламентом. Акты, принятые парламентом и утвержденные королем, считались высшим правом страны, способными принять и дополнять "Общее право". Совокупность законодательных актов короля и актов, принятых королем и парламентом, получило название статутного права.

Начиная с ХIV века, в Англии формируется так называемое "право справедливости". В тех случаях, когда то или иное лицо не находило защиты своих нарушенных прав в судах "общего права", оно обращалось к королю за "милостью" разрешить дело по "совести". "Право справедливости" было более гибким, более подвижным и лишенным формализма.

"Общее право" признавало строго определенный круг обязательственных отношений, вытекающих из договоров. Договоры характеризовались строгой формальностью, заключались в определенной форме и подлежали регистрации в суде путем занесения их в свитки тяжб.

В ХII-ХIII веках в английском праве возник институт "доверительной собственности" траст.

Возникновение этого института связано с ограничениями распоряжения землей, установленное "общим правом". К такому средству прибегали отправляющиеся в походы странствующие рыцари, которые передавали.

Вопросы, урегулированные гражданским правом Англии, мало чем отличались от такого во Франции.

"Общее право" урегулировало вопросы, связанные только со свободным держанием земли. Существовали "головные" держатели угодий (бароны, лорды) и "рыцарские" держания. Все они считались вассалами короля. Борьба за право свободного распоряжения землей отразилась в ряде законодательных актов ХIII века.

'Статус о мертвой руке' (1279 г.) запретил владельцам феодов без согласия их сеньоров отчуждать землю церкви и духовным лицам.

Третий Вестминстерский статут позволял каждому свободному человеку распоряжаться своей землей по своему усмотрению.
1. Держание "фри-симпл" - свободное простое держание.
2. Условные земельные владения. Возвращение земли дарителю, если человек, которому подарена земля, не имел потомства. "Заповедные" держания - только по наследству; обычно старшему сыну (майораты).

Обязательственное право. Основными источниками обязательств являлись договоры и правонарушения (деликты). "Общее право" признавало только строго ограниченный круг обязательственных отношений, вытекающих из договоров. Эти договоры характеризовались строгой формальностью: они заключались в определенной форме и подлежали регистрации в суде путем занесения в свитки тяжб. В случае неисполнения договора предусматривалась сложная и длительная процедура взыскания причиненного ущерба.

По "общему праву" возможно было взыскать только причиненный ущерб, но нельзя было принудить к реальному исполнению обязательства, тогда на помощь могло прийти "право справедливости".

Семейно-брачное и наследственное право. Вопросы, связанные с заключением брака и его расторжением, с личными отношениями супругов, относились к компетенции канонического права. Имущественные отношения супругов регулировались "общим правом". Приданое, приносимое женой, переходило в распоряжение мужа, который был вправе свободно распоряжаться движимым имуществом и владением, и пользованием недвижимым имуществом. Муж мог владеть и пользоваться недвижимым имуществом и пользоваться имуществом умершей жены, если у них остались дети.

Юридическая личность жены растворялась в личности мужа. В области наследственного права основным видом наследования являлось наследование по закону. Первоначально земельные держания подлежали возврату после смерти вассала сеньору, с ХII века устанавливается обязанность заплатить наследником государственную пошлину-рельеф.

Отсутствие права передавать наследство по завещанию могло быть обойдено при жизни путем условного дарения, либо передачи в доверительную собственность.

Развитие уголовного права Англии происходило под воздействием статутов, так и судебной практики королевских судов. Например, Нортгемптонская ассиза содержит перечень наиболее тяжких преступлений: тайное убийство, грабеж, разбой, укрывательство и др.

В ХIII веке все преступления были разделены на 3 группы:
-преступления, касающиеся короля;
-преступления, касающиеся частных лиц;
-преступления лиц, касающиеся короля и частных лиц. Однако эта классификация не удержалась в английском праве, а сложилась трехчленная система: (тризы - измена, фелония - тяжкое уголовное преступление, мисдиминор - проступки).

Статут 1352 года выделил 2 вида государственной измены: "высшая измена", "малая измена".

К государственной измене относились:
-замышление убийства или убийство короля, королевы, их старшего сына и наследника;
-изнасилование королевы, старшей незамужней дочери короля или жены и другие поступки.

Они касались интересов только частных лиц. Наказания в английском феодальном праве характеризовались чрезвычайной жестокостью.

Английская феодальная правовая система характеризовалась единством, так как Англия, так и не узнала феодальной раздробленности, а была централизованным государством с сильной центральной властью.
http://history.rin.ru/cgi-bin/history.pl?num=2021

+3

25

Право средневековой Англии

Источники права.
Феодальное право Англии отличалось сложностью, запутанностью, казуистичностью, что было связано с особыми путями его формирования, в частности с тем, что оно не испытало действенного влияния римского права, римской правовой мысли.

До нормандского завоевания в XI в. оснопными источниками права в Англии были обычай и королевское законодательство. Провозглашение законов очень рано стало у англосаксонских королей одним из средств поднятия их престижа и удовлетворения материальных притязаний.
Первые правовые сборники стали появляться здесь еще в VI в. В 601—604 гг. в Кенте была провозглашена Правда Этельберта.
В VII в. была составлена в Уэссексе Правда Инэ, в IX в. в первом относительно централизованном государстве англосаксов — Правда Альфреда, в XI в.— Законы Кнута.
Все эти сборники отразили постепенные процессы социального расслоения, феодализации англосаксонского общества, становление государственности, влияние христианской религии, принятой здесь в начале VII в.

В основу Правды Этельберта были положены нормы старого обычного права, но она отразила и новые правовые положения, устанавливающие, например, повышенные штрафы за преступления против короля и церкви, материальные взыскания короля по ряду исков свободных (дела о краже, убийстве). Так, за убийство свободного человека выплачивался не только вергельд семье убитого, но и штраф (в 50 шиллингов) королю в качестве возмещения господину.

В IX в. король уже выступает как главный гарант "королевского мира", как защитник и господин своих подданных. Устанавливается высшая юрисдикция короля по целому ряду правонарушений. Усиливается охрана жизни короля.. Злоумышление против его жизни влечет за собой смертную казнь.

Читать дальше

+4

26

Законотворчество, суд, парламент в средневековой Англии
Фрагмент из книги: Л.А. Асланов "Культура и власть"

Со второй половины XIIв. власть короля стала направляться на развитие права. Реформы Генриха II расширили поле королевской юрисдикции за счет баронской: в компетенцию королевских судов были включены все уголовные дела, подавляющее большинство гражданских исков, связанных с землей. Баронским судам остались иски о мелком воровстве, хулиганстве, иски вилланов. Было отменено сакральное судопроизводство (ордалия, поединок) и введен инквизиционный процесс—расследование через присяжных. Расследование через присяжных возобладало к началу XIIIв. не только в королевских, но и в местных судах, городских куриях и т.д. Для обращения в королевский суд нужно было только иметь деньги. Наконец, были ограничены иммунитетные права баронов в судах и в административном управлении. Король разрешил шерифам проверять «свободные поручительства» в баронских судах и ловить подозреваемых преступников в любых владениях страны.

Мальбороский статут 1267г. запретил баронам принуждать своих свободных держателей являться в их курии, судиться в своих куриях по земельным искам без королевского приказа и рассматривать апелляции по решениям курий их вассалов. Шерифам было разрешено освобождать арестованный скот, находившийся на территории барона.

I Вестминстерский статут 1275г. запретил баронам привлекать в свои суды тех, кто совершил правонарушения вне владений барона, но был задержан на его территории.

II Вестминстерский статут 1285г. разрешил шерифам вступать на территорию тех лордов, которые хотя бы раз не выполнили приказ короля. Тем самым отменялась иммунитетная привилегия баронов.

Читать дальше

+4

27

Большой королевский совет

Один из центральных органов власти в средневековых монархиях Европы, представляющий собой собрание представителей высшей аристократии и духовенства, созываемое королём для решения наиболее важных вопросов государственного управления. Большой королевский совет в большинстве стран являлся предшественником парламента, однако имел, в основном, лишь совещательные функции. Этот орган выражал интересы господствующих социальных слоёв и обеспечивал королю поддержку политической элиты страны.
На ранних этапах развития этого института Большой королевский совет являлся расширенным вариантом королевской курии (лат. Curia regis) и для его наименования средневековые хронисты также использовали название курия или генеральная курия. Главными характеристиками, отличающими Большой совет от королевской курии в узком смысле (королевского двора, малого совета), являются его представительный состав (вся высшая аристократия государства), эпизодичность созыва, нечёткость и совещательный характер функций и особая сфера компетенции, включающая наиболее глобальные государственные вопросы.

В английской историографии под Большим королевским советом обычно понимается орган, возникший сразу после нормандского завоевания и представляющий собой трансформацию англосаксонского витенагемота, осуществлённую в интересах короля Вильгельма Завоевателя.

Большой королевский совет англо-нормандского периода представлял собой собрание, на которое должны были являться все бароны королевства, держащие свои земли непосредственно от короля, а также высшее духовенство (епископы и аббаты). Участие в совете было одной из основных обязанностей феодальной аристократии, наряду с обязанностью выставлять определённое количество рыцарей в армию. В отличие от витенагемота Большой королевский совет заседал регулярно, три раза в год: на Рождество, Пасху и Троицу.

Сфера компетенции совета примерно соответствовала компетенции витенагемота, однако практика вынесения на обсуждение текущих проблем государственной власти была прекращена: эти вопросы теперь решались узким кругом приближённых короля в королевской курии. На рассмотрение Большого королевского совета выносились наиболее глобальные и политически важные вопросы, требующие согласования с баронами государства. Именно на таком совете на Рождество 1085 г. было принято решение о проведении всеобщей переписи земельных владений в Англии, чьи результаты составили «Книгу Страшного суда». Совет также играл важную церемониальную роль: сбор всех крупных баронов страны демонстировал послам иностранных монархов силу и авторитет власти короля Англии.

Ещё большее значение совет имел для обеспечения непосредственной коммуникации короля с предствителями аристократии и отдалённых регионов страны и для урегулирования разногласий между различными баронами мирным путём, не прибегая к междоусобным вооружённым конфликтам. Судебные полномочия совета не играли большой роли: для нормандской Англии была характерна развитая судебная системы, подчинённая непосредственно королю как единственному источнику судебной власти в стране. Законодательные функции в англо-нормандский период также находились в зачаточном состоянии: опираясь на англосаксонские традиции, короли единолично издавали законы и устанавливали налоги, не запрашивая одобрения совета. Не требовалось согласие совета и на взыскание налогов: помимо платежей, предусмотренных феодальным правом, короли периодически облагали население «датскими деньгами», а во время Анжуйской империи по решению короля были введены некоторые дополнительные виды поборов.

Значение Большого королевского совета в Англии резко возросло после утверждения в 1215 г. Великой хартии вольностей, которая установила, что введение налогов должно осуществляться с согласия «общего совета». Хартия также зафиксировала персональный состав совета: в него должны призываться епископы, аббаты, графы, крупные бароны и представители рыцарства графств. Был создан специальный комитет для надзора над королевской администрацией. Позднее, в период правления Симона де Монфора, в состав совета были включены представители городов.

С этого момента институт Большого королевского совета трансформировался в орган сословного представительства, получивший название парламент. По традиции, первым английским парламентом считается собрание, созванное в 1265 г. Симоном де Монфором, на котором впервые была применена избирательная система, а горожане стали полноправными участниками совета. Окончательное оформление парламента как высшего органа законодательной и судебной власти Англии произошло в 1295 г.

+5

28

Пенитенциарная система феодальной Англии (XII-XIV век)
Ложников А.А.

Возложение ответственности на шерифа по содержанию и охране лиц, подозреваемых в совершении тяжких уголовных преступлений (фелонии), в тюрьме, потребовало искать способ, при помощи которого они должны были обеспечить выполнение этих функций. Для этой цели специально строились или выделялись пристройки или отдельные строения. Таким образом, по всей Англии была сформирована сеть опекаемых шерифами тюрем, исторически оформившая основу английской пенитенциарной системы, именуемой тюрьмами графства, и просуществовавшую вплоть до 1878 года.
В Казначейских Свитках упоминания о тюремных расходах начали появляться только в первые годы правлении Генриха II. По итогам первых тюрем под руководством шерифов были созданы временные положения о тюрьме (тюремные провизии), на основании общепринятых инструкций, получаемых комендантами замков или тюрем из администрации короля. Они предусматривали в качестве особого условия то, что тюрьмы, в первую очередь, должны строиться в тех графствах, где не было тюрем. Хотя условие и выполнялось неукоснительно, в дальнейшем оно все равно было закреплено законодательно в клаузуле 7 Кларендонской ассизы, изданной в 1166 году, следующими словами: "И в каждом отдельном графстве, где нет тюрем, они должны быть сооружены в бурге или каком-нибудь замке короля на деньги короля и из его дерева, если оно находится близко, или из дерева ближайшего леса под наблюдением слуг короля для того, чтобы шерифы могли в них держать под стражей через посредство должностных лиц, которые обыкновенно это делают, и их слуг тех, которые были арестованы". В год принятия этой ассизы Казначейство выделило на эти цели деньги восемнадцати различным графствам.
Таким образом, к началу правления Генриха III осталось только пять графств, в которых согласно королевским записям тюрем вообще не было. Это было связано с некоторыми особыми обстоятельствами. Первые два графства, Чешир и Дарем, являлись иммунными территориями, и в них записи велись в собственных канцеляриях отдельно от королевской, поэтому очень трудно установить факты касающиеся самих тюрем в этих графствах. Два других графства Херефордиыр и Ратленд были очень малы по территории и в них строить тюрьмы было нецелесообразно, ввиду их большой стоимости, а графство Вестморленд было отдаленным и слаборазвитым.

В исследуемый нами период существовало двадцать графств, которые с течением времени группировались в пары, при этом каждая пара поручалась одному шерифу. В некоторых случаях такое объединение графств, главным образом, влияло на предпринимаемые шерифами меры по охране заключенных. Не считая иммунные и городские тюрьмы, в некоторых графствах были расположены королевские замки, которые иногда использовались как вспомогательные тюрьмы графства.
В конце тринадцатого столетия латинское слово "prisona" (тюрьма) приобрело очень широкое значение. Оно могло применяться как к тюрьме графства, управляемой шерифом, так и к иммунной тюрьме, принадлежащей лорду. Иммунные тюрьмы естественно были широко понимаемым видом тюрем, поскольку они включают тюрьмы, принадлежащие знатным духовным лордам и светским баронам, а также городам.
Тюрьма, находящаяся в частной собственности, подразумевает право содержания здания, определять режим и назначать штат. Осуществление собственниками этих прерогатив полностью не отделяло иммунные тюрьмы от тех, которые находились под управлением шерифа Согласно доктрине, которая в конечном итоге преобладала в королевстве, все тюрьмы, или. во всяком случае, все тюрьмы вне иммунных графств, были так или иначе королевскими. Они находились под королевской юрисдикцией, потом}' что сами тюрьмы были лишь дополнением к королевским судам. Хотя отдельно взятый человек или местная община могли иметь свое собственное здание тюрьмы и назначать надзирателя, но само учреждение все равно оставалось королевской тюрьмой, именуемой prisona regis. Когда эта доктрина развивалась, не будучи еще установившейся, фраза prisona regis уже применялась королевской канцелярией в самые первые годы правления Генриха III в отношении тех тюрем, где надзиратели не были королевскими чиновниками. Эта фраза также была закреплена в трактате "Britton", говорящего устами короля, где имела место дифференциация между "нашей тюрьмой" и "другой тюрьмой". Таким образом, эта фраза обычно обозначающая королевскую тюрьму, иногда обозначала иммунную тюрьму.
Иммунные тюрьмы были крайне разнообразны, и в местоположении и по внешнему виду. Они могли бы обслуживать большую группу поместий, отдельную сотню или всего одно поместье. По форме они могли состоять из нескольких комнат в монашеском доме или в баронском замке, или из жилого дома на мельнице, или из отдельной комнаты в доме. Если выражению ''иммунная тюрьма" мы придаем широкое значение, то необходимо отметить, что такие тюрьмы располагались близко друг от друга. В Англии содержалась масса частных судов, осуществлявших юрисдикцию над различными преступниками, и каждый такой суд требовал наличие определенного места для изоляции преступников до суда. Однако в тринадцатом и четырнадцатом столетиях законодатели обсуждали какими должны быть права таких тюрем. Таким образом, проявлялась заинтересованность в получении более существенной привилегии, т.е. права держать в течение длительного периода времени человека, подозреваемого в уголовном преступлении.Однако со временем королевская власть, в большинстве случаев, отобрала много функций у этих иммунных тюрем, посылая судебные комиссии для их очистки.

Далее

+3

29

Просто в качестве иллюстрации по теме.

"1199, 21 May.
(Trans. 183.)
112. Charter of John, as lord (dominus) of England and Ireland, &c. addressed generally.

He confirms to the citizens of Rouen all their liberties and quittances save his wine-tax at Rouen;
(Он подтверждает жителям Руана все их свободы и
и квитанции сохраняющие его винный налог в Руане;)

and this they shall not pay on wine which they can declare (affidare) to be given them for their own drinking.
(и  они не должны оплачивать вино, которое они могут объявить (affidare), чтобы быть данным им  для их собственного питья).

Should anyone be guilty of contempt of their privilege to plead only in Rouen, the justice (nostra justitia) shall constrain him to come to Rouen and there do right (as provided above).
The other provisions of the first charter are then confirmed, with slight variations in the following clauses.
His serjeants shall not take their wine for his service in tavern[s] except at the fair; and that which they do not take in tavern[s] shall be appraised by the decision of lawful sworn citizens, and the price shall be paid.
(Его сержанты не будут брать их вино для их службы в таверне (ах) кроме ярмарок; и что которое они не берут в таверне[ах] должно быть оценено решением законных присягнувших граждан, и прайс  должен быть заплачен).

They shall have their recognitions and records of their inheritances, mortgages, merchandise, and all contracts (convenciones) inside Rouen and within the banlieu (leucatam) of Rouen [made] by lawful men of the city; and the banlieu of Rouen shall be within the city’s jurisdiction. Throughout his dominion the citizens of Rouen shall sell their merchandise, whatever it be, by retail (detallagium) or otherwise as they will, and shall load it and unload it, and bring it and bring it back wheresover they will, saving his prisage at London—for his own drinking, or for giving away as he will, but not for selling—namely, from each ship two barrels, one before and one behind the mast at his selection, to be valued (?) when the rest of the cargo is sold; and the price of the wine [so] taken is to be paid in full within fifteen days, and the prisage is to be made within eight days of those in charge of the wine giving notice to his bailiff who makes the prisage at London, and unless it is so made, the said citizens may do as they will with the wines, without obtaining permission from anyone.
No one who does not reside in Rouen shall unload wine in [to] a cellar or house. The citizens themselves shall be free from [payment for] pannage or pasturage throughout his lands. The citizens of Rouen and their ships and their men, with their beasts of burden and their stocks (pecunie) shall ascend and use (?) and traverse his river Seine, where they will, and shall, if necessary remove bridges and bars, without any one’s leave, repairing them afterwards.
He also grants and confirms to the citizens of Rouen their Commune (Communiam), with all liberties and jurisdiction as fully as they have ever enjoyed it. He further enjoins that, when he is at war, no knight shall stay in Rouen more than one night, except by his command, or on account of illness.

Testibus:
Roberto comite Mellenti; (Роберт, графа Меланский?) Willelmo Marescallo; (Уильям Маршалл) Willelmo de Keou; Gerardo de Fornival; (Джерард де Форнивал)
Rogone de Saceio; Willelmo de Pratellis; Willelmo de Cantelou; Johanne de Bracesta; Willelmo filio Alani (Уильям фиц Алан)
Datum per manum magistri Roscelini tunc agentis vices cancellarii nostri, apud Deppam, xxi. die Maii, anno ducatus nostri primo, Matheo Grosso tune majore Rothomagi".

http://www.british-history.ac.uk/report … mpid=84248

Отредактировано Marion (2010-03-12 08:33:59)

+1

30

Развитие феодального государства в Англии

Новый этап истории феодальной государственности связан с завоеванием Англии в 1066 г. норманнским герцогом Вильгельмом Завоевателем. После норманнского завоевания в Англии было образовано централизованное государство с сильной королевской властью. Королю принадлежали верховные права на все земли страны, что обеспечило ему власть над феодалами. В руках короля были сосредоточены законодательная, судебная и военная власть. При короле действовала так называемая Королевская курия -совещательный орган из знати и приближенных короля. Высшими должностными лицами были: маршал, командовавший войском, камерарий, управляющий землями и имуществом короля, канцлер - руководитель королевской канцелярии, юристиарий - первый помощник короля, замещавший его во время отсутствия.

В начале XII в. из Королевской курии выделяется специальный орган, ведавший исключительно вопросами финансов, - палата Шахматной доски. Особенностью английского феодального государства был довольно ранний отказ от войска, состоявшего из военных дружин вассалов.

Наличие крупных военных формирований в условиях отсутствия внешней угрозы стало представлять значительную угрозу Королевской власти. Английский король Генрих II заменил для своих вассалов обязанность военной службы денежной повинностью (так называемые "Щитовые деньги") что позволило ему создать наемное войско. На случай внешней угрозы был предусмотрен созыв народного ополчения, а всем свободным гражданам вменено в обязанность обладание вооружением согласно своему имущественному положению. Другим важным мероприятием, укрепившим роль королевской власти, стала судебная реформа Генриха II. В ходе реформы из сениориальной юрисдикции были исключены все уголовные дела и значительная часть исков о земельной собственности и ленном владении.

Королевская курия стала постоянно действующим верховным судебным органом. В XIII в. Королевская курия разделяется на суд королевской скамьи, ведавший уголовными делами и разбором аппеляций, и суд общих тяжб, ведавший делами общего характера. Одновременно вводятся институты разъездных судей и присяжных обвинителей. Деятельность разъездных судей, ставших выезжать на места для рассмотрения дел и контроля над местной администрацией, содействовала не только становлению единой судебной системы, но и "общего права". Но сильная королевская власть и централизация управления создали благоприятные условия для произвола и деспотизма и, как следствие, возникновения движения за ограничение полномочий короля и его чиновников.

Далее

+2


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Закон и право средневековой Европы » История государства и права средневековой Англии >>