SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Наши переводы » Про любовь Гая и Милдред >>


Про любовь Гая и Милдред >>

Сообщений 481 страница 510 из 551

481

Евгения написал(а):

Хочется чего-нибудь хорошего, чтобы все были счастливы, включая шерифа (мешок денег ему на голову).

Каждому по мешку счастья, а шерифу за моральный ущерб к мешку счастья мешок денег, но НЕ ПО ГОЛОВЕ, плиз!!!! :D А то разведём, убьём и т.д. РРРРРРР! Хоть в фанфике хочется счастья для всех. :)

Евгения написал(а):

До Москвы 7 часов, там еще сидеть, потом в Краснодар 2 часа и на автобусе 2 часа.

Так это ещё через Москву? :( И долго сидеть в Домодедово? Багаж-то отправила? Эх! Ноутбук бы тебе. Пока сидишь в аэропорту, пишешь! ;)  Нет ноутбука? :)

0

482

Ксения написал(а):

Хоть в фанфике хочется счастья для всех.

Будет всем счастье!!! Обещаю, добуду всем счастье даже ценой необъяснимых ляпов!  http://www.kolobok.us/smiles/standart/grin.gif 

Ксения написал(а):

И долго сидеть в Домодедово?

К счастью, не в Домодедово, а во Внуково. В Домодедово страшный бардак вечно. Насиделась там в свое время. Уфф.

Багаж отправляю в пятницу. Так что завтра со всеми попрощаюсь официально.

Ноутбук не дают. Сказали, "имей совесть, этот забираешь". Эх...

Отредактировано Евгения (2008-10-29 16:25:24)

0

483

Евгения написал(а):

Обещаю, добуду всем счастье даже ценой необъяснимых ляпов!

Договорились! Я могу помочь в написании этих ляпов! :D  :longtongue: Все останутся довольны, обещаю. Даже поклонники Алана, если таковые имеются. :)

Евгения написал(а):

К счастью, не в Домодедово, а во Внуково

А! Одна малина! Сидеть и терять драгоценное время - вот что плохо! :(

Евгения написал(а):

Так что завтра со всеми попрощаюсь официально.

Ээээх! Ждём тебя!

Евгения написал(а):

Ноутбук не дают.

А вот это они зря! Скажи, что народ требует продолжения! ;)

Отредактировано Ксения (2008-10-29 16:32:46)

+1

484

Евгения
Но ты ведь еще вернешься после переезда, правда?

0

485

Ксения написал(а):

Даже поклонники Алана, если таковые имеются

Кстати, об Алане.
Куды его деть? Может, отправить восвояси? Он ведь не соперник Гаю.

Ксения написал(а):

Я могу помочь в написании этих ляпов!

Жду! Обязательно помоги! Уж мы наляпаем...

Ксения написал(а):

Сидеть и терять драгоценное время - вот что плохо!

Точно.

Ксения написал(а):

Ждём тебя!

Vaultkeeper написал(а):

Но ты ведь еще вернешься после переезда, правда?

Я очень постараюсь! Правда!

Ксения написал(а):

А вот это они зря!

Очень даже зря. Как раз в порту бы и писала.

0

486

Евгения написал(а):

Кстати, об Алане.
Куды его деть? Может, отправить восвояси? Он ведь не соперник Гаю.

А может, как в нашей игре? Женить Алана на какой-нибудь менестрельной фанатке?! :D Он ей баллады посвящать будет.

Евгения написал(а):

Обязательно помоги! Уж мы наляпаем...

Да уж...Но никого не обидим. Правда?

0

487

Ксения написал(а):

Он ей баллады посвящать будет.

Ой, мама... Баллады сочинить, что ли? В духе Алана. Шучу, конечно, шучу.

Ксения написал(а):

никого не обидим. Правда?

Ни в коем случае!

Мне думается, из Алана совсем уж овцу тоже делать не стоит. Куда бы его приткнуть? Заблудить в лесу?

0

488

Евгения написал(а):

Я очень постараюсь! Правда!

Давай! Тебя здесь будут ждать. Да и судьба твоих героев останется нерешенной. :)

+2

489

Vaultkeeper написал(а):

Тебя здесь будут ждать.

Спасибо! Я рада, что вы у меня есть.

Vaultkeeper написал(а):

Да и судьба твоих героев останется нерешенной.

Они в надежных руках!

0

490

Да! Не пропадай! Мы тебя тут все будем ждать! :)

+1

491

Морская, спасибо! Буду постараться!

0

492

Автор все дописал до конца, до слов the end.
Я скачала и начала переводить, не зная, что здесь уже идет подобная работа.
Вот ссылка на полный оригинал: http://www.the-emporium.org/Robin_of_Sherwood.html
Произведение называется Confessions, там 20 глав.

+2

493

Линвен написал(а):

Автор все дописал до конца, до слов the end

Спасибо за ссылку!
Но какой банальный конец :( Даже как-то обидно. Такой какой-то малоубедительный хэппи-энд.

0

494

Сказать, чем кончилось?

0

495

milka, скажи конечно! :) Интересно знать оригинальный замысел! :) Раз есть the end оригинальный то и дописывать не нужно ничего.

0

496

Лучше не говорить, чем кончилось, ведь читать неинтересно будет! Может, доделать перевод до конца? Кто займется? Могу и я, если Милка занята.

0

497

Линвен, да, перевод был бы лучше! :) Конечно лучше! Я с переводом помочь никак не могу. Если это будешь делать ты или Милка, это будет здорово!

0

498

Линвен написал(а):

Кто займется?

Ты займешься! Я прочитала, а переводить это долго очень. И я вообще разочарована этим финалом.

0

499

Напомню, на чем мы остановились:
Источник звука находился довольно далеко от меня, но голос…  Под аккомпанемент лютни вверх возносилась песня. Голос, за прошедшие годы огрубевший от выпитого вина, я узнала. Навстречу мне шел человек, ставший когда-то моей первой любовью. Алан из Долины – так называли этого человека.
Всего пятьдесят ярдов отделяли меня от человека, который когда-то пожертвовал для меня своей сытой и довольной жизнью. Мне показалось, что он не узнает меня. Но внезапно слова песни замерли на его устах.
- Алан?, - шепнула я, едва веря своим глазам.
Элизабет завозилась на моих руках и я крепче прижала ее к себе.
- Милдред?, -  Он потрясенно глядел на меня, - Милдред де Браси?!

ГЛАВА 18

Казалось, мы замерли на целую вечность. Жозефина крепко схватила мою правую руку, смутившись перед незнакомцем. Она редко видела посторонних и осторожничала.
"Алан?" - я переспросила, все еще не доверяя своим глазам. "Но как?... Как вы здесь оказались?" - я обняла взбрыкнувшую дочку покрепче.

Алан жалко улыбнулся, при этом взгляд его был не слишком веселым. "Скажем так: мне пришлось очень трудно после того, как вы вышли замуж за шерифа Ноттингемского".

Хотя он смотрел мне в глаза с тем же искренним выражением, его взгляд не произвел того же эффекта, как в прежние времена. Когда мне было шестнадцать, я легко принимала все его речи на веру, но сейчас я уже не была столь наивна.

"Но мы далеко от Ноттингема. Как вы оказались в этих краях?"
Тем временем Жозефина спряталась за мои юбки.
"Она немного застенчива с незнакомцами," - пояснила я. "Мы редко покидаем пределы монастыря и видим чужих".

"Монастырь?" - Алан пришел в смятение, - "Значит, вы... вы стали монахиней, приняли обет? А она, значит - он кивнул на девочку - сиротка на попечении монахинь?"

Я не захотела говорить ему всей правды. Я была уже не той девочкой, за которой он ухаживал три года назад, и вряд ли бы он понял меня, попытайся я объяснить ему все, что произошло за это время.
Но не было причин и скрывать правду о Жозефине.

"Она - моя дочь".

"Ваша дочь?"
Алан недоверчиво посмотрел на Жозефину, затем на меня. "Вы хотите сказать, что вы и шериф..." - он не договорил и застыл с открытым ртом, все еще не веря, что ненавистный нам обоим брак все-таки состоялся во всех смыслах.

Я понимала, что с ним происходит, и поняла, что больше ничего ему не скажу: три года назад он даже не попытался спасти меня.
"Это вас не касается". - спокойно ответила я.

"Но почему вы в живете в монастыре?"

"Я здесь по временной необходимости", - уклончиво ответила я, надеясь, что это положит конец его любопытству. Встреча взволновала меня, но не настолько, чтобы я стала рассказывать ему подробности своей жизни. Я простила его за исчезновение три года назад, но это не означало доверия или возврата к прежним чувствам.

Алан выглядел уязвленным.
На мгновение заколебавшись, он спросил: "Милдред, вы пойдете со мной?"

Я улыбнулась.
"Мы почти вернулись в монастырь. Я была рада вас увидеть".

Если Алан и был разочарован моим отказом, он постарался скрыть это.
"Очень хорошо, - он сделал паузу. - Я тоже был рад увидеть вас, Милдред”.
Он поцеловал мою руку и направился прочь.
-------------
продолжение следует до слов the end

Отредактировано Линвен (2008-11-09 03:40:20)

+9

500

Тем же вечером после ужина я рассказала о необычной встрече настоятельнице.
"Ах, да, - ответила она, - его часто видят в этих краях. И слышат".
"Правда? - удивилась я, - Он, что же, посещает монастырские службы?"
Настоятельница фыркнула. "Как бы не так. Сестра Ангелика застала его  с одной из наших юных послушниц - вы понимаете, о чем я?"
У меня перехватило дыхание.
"Преподобная! Вы уверены, что это был именно он?"

Настоятельница серьезно взглянула на меня.
"Конечно, я уверена. Его голос невозможно спутать ни с каким другим: это единственный менестрель, который издает более отвратительные звуки, чем монастырские кошки!"

Подавив смех, я отвернулась. Мужчина, который когда-то столь много значил для меня, теперь казался ничтожным.
Может, и к лучшему, что судьба вручила меня Роберту де Рено. Полагаю, жизнь с Аланом была бы ненадежной и полной трудностей. Слава богу, я смогла забыть его и жить дальше.
Внутренний голос шепнул мне, что у меня хватит сил так же забыть и Гая.

ГЛАВА 19
Смех смехом, но встреча с Аланом потрясла меня. Жизнь до свадьбы казалась не моей. Он, конечно, был моей первой любовью, и я этого не забуду, но сейчас мое сердце было занято другим человеком. Встреча развлекла меня, нарушив утомительное однообразие монастырских будней, но не более того.

Мое положение в монастыре было двусмысленным.
Я понимала, что рано или поздно нам с дочерью придется покинуть это укрытие - но как жить дальше?
У нас не было ничего, аббат Хьюго вряд ли мог бы взять нас на содержание, он и так был очень добр к нам.
Настоятельница - добрая женщина, но нельзя жить в монастыре так долго, не будучи монахиней.
Казалось, что скоро нам предстоит бедная, полная лишений жизнь - а у меня на руках маленький ребенок!

Отредактировано Линвен (2008-11-09 15:38:52)

+10

501

Однажды вечером настоятельница пришла в мою келью. Торжественное выражение ее лица предвещало серьезный разговор. Я отложила в сторону свою работу и привстала ей навстречу.

"Преподобная, слушаю вас" - я сразу взяла официальный тон.
"Милдред, пора поговорить о будущем - вашем и вашей дочери".
Я печально улыбнулась: "Я знала, что этот разговор когда-нибудь состоится и желала лишь, чтобы это случилось позже".
Настоятельница села, я примостилась на краю своей постели в ожидании неизбежного.

"Сейчас нам с вами нужно решить, как вам жить дальше. К моему глубокому сожалению, мы не можем приютить вас навсегда. Мы позволили вам жить здесь, чтобы благополучно разрешиться от бремени, вы с Жозефиной были большой радостью для всех нас, но ваше пребывание здесь может доставить неприятности монастырю. Наши бенефициарии могут счесть безнравственным укрывательство неверной жены с внебрачным ребенком, и мы лишимся их покровительства.

Я кивнула.
"Вы были очень щедры к нам. Не знаю, как и благодарить вас."

Настоятельница улыбнулась.
"Если бы это было в нашей власти, мы позволили бы вам жить здесь столько, сколько потребуется. Но аббат обители Святого Джорджа настаивает на вашем отъезде, чтобы ваш пример не поколебал нравственность других монахинь. Влияния аббата Хьюго и моего недостаточно, чтобы повлиять на его решение".

Мое сердце застучало так громко, что я испугалась, что настоятельница услышит его. Что нам делать? Оставить монастырь, чтобы уйти в никуда?

Она как будто услышала мои мысли:
"Милдред, Жозефина - прелестный ребенок, и аббат обители Святого Джорджа предлагает взять ее на попечение церкви. Если Вы захотите так поступить, и немедленно принять постриг, я уверена, что он не будет против, чтобы вы остались в монастыре".

"Но я - неверная жена, - горько возразила я. - "Это ведь еще хуже, просто быть матерью внебрачного ребенка?"

Настоятельница вздохнула.
"Аббат заботится больше о репутации своего монастыря в миру, чем о душах его насельниц. Неверная жена и ее незаконный ребенок под защитой монастырских стен - это постоянное напоминание о грехе. В то время как мать, хоть и оставившая ребенка во имя служения богу, более угодна церкви", - в ее голосе звучала явная ирония.

"Значит, я должна отказаться от Жозефины?" - спросила я. Перспектива бросить дочку была невыносима, но обречь ее на нищенское существование, голод и холод, было недопустимо. Я поняла, что выбора нет.

"Спасибо, Преподобная, - ответила я, еле сдерживая подступающие слезы. - Боюсь, не смогу в полной мере отблагодарить вас за заботу о нас с Жозефиной. Вы и аббат Хьюго были очень добры к нам".

"Мы с аббатом Хьюго близкие друзья уже много лет, - настоятельница многозначительно взглянула на меня, - будь обстоятельства добрее к нам... возможно, наши пути пересеклись бы несколько иным способом".

За все время жизни в монастыре я никогда не интересовалась тем, что связывает настоятельницу с аббатом Хьюго. Тем удивительнее была для меня ее внезапная откровенность.
Было неуместно ее спрашивать, но я чувствовала, что ее с Хьюго связывает нечто большее, чем деловые отношения в лоне церкви.
У меня даже возникла мысль, что отправляя меня в этот монастырь, аббат Хьюго использовал это как предлог лишний раз встретиться с настоятельницей.

Она встала и сжала мою руку.
"Будьте сильной, Милдред, - мягко продолжила она, - о Жозефине хорошо позаботятся. И вам у нас будет тоже хорошо".

Я сдержала слезы, готовые вот-вот хлынуть.
"Я знаю - это единственно возможный выход для всех нас".

После ухода настоятельницы я провела бессонную ночь, до рассвета обнимая спящую дочку.
Если б только Гай знал, какое решение мне пришлось принять! Но - рассуждала я дальше - если бы он и знал, чтобы он мог изменить? Он в Ноттингеме такой же заложник обстоятельств, как и я в монастыре.

Когда холодные серые пальцы рассвета развеяли ночной сумрак, я уже подчинилась судьбе и была готова принять постриг - если не для себя, то ради нашей дочери.

+8

502

Линвен
Спасибо за продолжение истории!
Только, наверное, все-таки не с послушником, а с послушницей. А то совсем жестоко получается по отношению к бедному Алану. :D

0

503

Спасибо, исправила. Осталась последняя, 20-я глава. Готовьтесь морально :-)

0

504

ГЛАВА 20

В последующие дни я постоянно чувствовала приближение конца прежней жизни. Я медлила с окончательным решением и тянула до последнего, но крайний срок неминуемо приближался. Настоятельница была права: мне нельзя было оставаться в монастыре, если я не готова оставить дочь и стать монахиней.
Жозефину бы отослали, а меня бы оградили от мира раз и навсегда высокими стенами и серой монашеской одеждой.

Мысль о потере моей дочери делал меня несчастной. Дочь была последней связью с Гаем, единственным человеком, который мог заменить мне его общество. Как я могла бросить ее? Но как я могу покинуть аббатство вместе с нею, обрекая ее на голод и лишения?
Гай не мог нам помочь - его средства всецело зависели от шерифа Ноттингемского, и он не мог все бросить и уехать с нами. Если бы он даже поступил так, Де Рено выследил бы нас.
С тяжестью на сердце я поняла, что выбора действительно нет.
Мы с дочерью должны быть разлучены, и мне придется стать монахиней и удалиться от мира.

Неделя раздумий прошла; я должна была дать свой окончательный ответ настоятельнице.
Последнюю ночь я провела в обнимку с Жозефиной, запоминая ее запах и тепло ее тела.
Настоятельница уверила меня, что о ней прекрасно позаботятся, но мое сердце уже было разбито.
Днем Жозефина уснула у меня на руках. Ее светлые завитки волос были влажными от моих слез.

Наступил вечер. Решение было принято. Так будет лучше для дочери - хотя бы для нее. Аббату Хьюго уже написали о моем решении, и я знала, что он скажет об этом Гаю.

Поздним вечером меня разыскала настоятельница и просто вручила мне запечатанное письмо.
"Как только вы станете одной из нас, вы перестанете свободно общаться с внешним миром, за исключением каких-нибудь исключительных обстоятельств, - мягко сказала настоятельница. - Вы должны полностью отринуть прежнюю жизнь".
"Я понимаю", - прошептала я.
Стало быть, мне предстояло прочесть последнее в своей жизни письмо из внешнего мира. На нем стояла печать аббата Хьюго. Мои руки дрожали, пока я открывала его.

Первые же строки письма бросили меня в сильный жар:

"Дорогие Милдред и Жозефина!
Я надеюсь, что это письмо вы получите прежде, чем Вы примите ужасное решение. Милдред, настоятельница сообщила мне, что вам предложено уйти от мира и отдать Жозефину на воспитание также в монастырь. Я прошу вас не торопиться действовать.
Не могу сказать больше, чтобы это письмо не наделало вреда, если попадет в посторонние руки, но оставайтесь пока там, где вы есть, поку не получите Весть.
С глубоким уважением,
Хьюго"

"Он изъясняется очень туманно, - я пришла в недоумение, - как вы думаете, что он хотел мне сказать?"

Настоятельница, чьи безупречные манеры не позволяли ей распечатать письмо, взяла протянутое письмо. Ее дыхание участилось, когда она увидела почерк аббата Хьюго.

"Милдред, - сказала она через минуту, - это очень странное напутствие из уст служителя Господа, но думаю, что вам лучше последовать его совету".

Два последующих дня я бродила по монастырю как раздраженная львица: меня снедали тревога, волнение и пугала неизвестность. Уже мысленно попрощавшись с дочерью, я снова окунулась в ужас последней недели, одно предположение было хуже другого.
А что, если аббат Хьюго просто сошел с ума, и его письмо ничего не значит? А вдруг он взял сторону моего грозного супруга? Почему послал мне такое странное письмо именно тогда, когда все уже устроилось?

На третий день я решила написать аббату Хьюго. Если он выдал мое укрытие Де Рено - я в это отказывалась верить, но все же... - то мое письмо уже не причинит вреда. Но я хотя бы получу ответы.
Я взяла перо, чернила и пергамент, и пошла через монастырский сад в свою келью.
Однако не успела я пройти и половины пути, как получила Весть, о которой упоминалось в загадочном письме.

+9

505

Линвен
Какой захватывающий сюжет! Только я не поняла, ты сама это пишешь или переводишь?

0

506

laudetur написал(а):

Какой захватывающий сюжет! Только я не поняла, ты сама это пишешь или переводишь?

Перевожу дописанный текст все того же автора. Уже совсем немного осталось...

0

507

Линвен написал(а):

Перевожу дописанный текст все того же автора.

Понятно, просто Евгения раньше говорила, что на встрече с Аланом вся история заканчивается. Мы даже хотели сами дописать продолжение и окончание.

0

508

laudetur написал(а):

Евгения раньше говорила, что на встрече с Аланом вся история заканчивается

Она и заканчивалась, но автора, видать, совесть заела, и буквально неделю назад она выложила окончание.
Но финал таков, что с этого момента писать продолжение - одно удовольствие. Сами увидите.

0

509

Я была уверена, что это мне только чудится - мираж, созданный моим измученным тревогой и бессонными ночами воображением. Высокий, изможденный призрак, потный после изнурительного путешествия, тяжело дышащий и дрожащий с головы до пят, и был моей Вестью.

"Гай!" - только и могла я прошептать.

Но он был настоящий. Светлые как день волосы шевелил прохладный осенний ветер. Синие глаза искали меня, пока он замедлял бег лошади и спешивался. Мои ноги сами понесли меня к лошади и всаднику.

Он спустился с лошади и в одно мгновение - прекрасное мгновение! - уже стоял передо мной. Несмотря на холодный день, пот лил с него градом, и жар волнами шел от его тела.

"Вы - и есть та самая Весть? - шептала я, - О которой говорил аббат Хьюго?"
Я не смела приблизиться к нему, не будучи уверена, что он больше не оставит нас с Жозефиной.

Гай кивнул, переводя дыхание. Его колени подгибались, под глазами залегли глубокие тени. Его лошадь тоже выглядела загнанной.

"Скажите мне, что происходит? Скажите, что мы больше не расстанемся!"
Я не позволяла себе дотронуться до него и насладиться встречей, пока не знала, что будет с нами дальше.

Гай перевел дух и медленно поднял руку, чтобы коснуться моего лица. Я не могла не заметить, как он дрожит. Наконец он заговорил - слава богу, его голос был по-прежнему уверенным голосом воина и командира - как всегда. "Я освободился от него" - просто сказал он.

Самые слова, казалось, восстанавливали силы у нас обоих. Я знала, что эти слова - истинны.

"Гай" - я снова и снова шептала его имя, не находя других слов.

Он подхватил меня и с силой заключил в объятия. Тепло его тела, которого мне так долго не хватало, придало мне сил, и я обвила его руками и покрыла его лицо поцелуями, которые словно копила для него.

"Но как?" Я задыхалась, когда наконец смогла вымолвить что-то кроме его имени.

"Моя мать умерла" - так же просто произнес Гай, опуская меня на ноги. "Все, что отец оставил ей, до ее смерти находилось во власти опекунов: земля, замок, домашний скот. Долгие годы я думал, что церковь давно прибрала все к рукам, зная материнскую набожность. Я и понятия не имел, что получу такое большое наследство" - он тряхнул головой.

"Я сожалею о вашей матери" - сказала я.

Гай мотнул головой, словно отгоняя мое замечание, и продолжал.
"Как только я понял, что смогу освободиться от шерифа и заботиться о вас и Жозефине, я сделал Де Рено предложение, от которого тот не смог отказаться, - глаза Гая весело блеснули, - Алчность вашего прежнего мужа - то, что я сумел использовать в своих интересах".

"ПРЕЖНИЙ муж?" - уточнила я. Расторгнуть наш брак было нельзя - или мне так только казалось?

"Уже два дня, как вы больше не жена Роберта де Рено, - сказал Гай. - Аббат Хьюго, конечно, не имеет власти расторгнуть ваш брак, но шериф решил, что брат сможет поговорить кое-с кем, кто обладает высшей властью, и признать ваш брак недействительным. Так что ваш брак, с одной стороны, был заключен и освящен Церковью, но фактически вы абсолютно свободны, - вспышка веселья в его глазах стала усмешкой, - и теперь Вы можете вернуться со мной в мои владения, я могу быть настоящим отцом Жозефине, каким должен был быть с момента ее рождения".

Я не могла осознать все сразу. Только что я готовилась принять постриг и прощалась с дочерью - и вот уже все изменилось. Мысли мои путались, и на поверхность выплыл смешной в такой ситуации вопрос, который сам собою вдруг слетел с моих губ.
"А где Роза?"

Лицо Гая озарила удивительная Улыбка-раз-в-год: "Благополучно доставлена вместе с  жеребенком во владения семьи Гизборн. Туда же, куда мы с вами доберемся еще до исхода недели".

Мы стояли вместе: мой любимый мужчина, наш ребенок, бесстрашно играющий гривой черного жеребца, который привез ко мне любимого. Я поняла, насколько близка была возможность потерять их навсегда. В этот блаженный, прекрасный момент моя новая жизнь с Гаем, которая так долго от нас ускользала, началась. Этот вспыльчивый, жесткий, высокомерный мужчина снова был со мной. Могла ли я пожелать для себя большего?

The end
------------------

У автора-то хеппи-энд, но я еще пару слов от себя добавлю, и вот тогда будет энд "айл би бэк!" и "ту би континед"

+8

510

Линвен!
Спасибо за интересное продолжение.Нечто подобное должно было произойти!

0


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Наши переводы » Про любовь Гая и Милдред >>