SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум

Объявление

Форум Шервуд-таверна приветствует вас!


Здесь собрались люди, которые выросли на сериале "Робин из Шервуда",
которые интересуются историей средневековья, литературой и искусством,
которые не боятся задавать неожиданные вопросы и искать ответы.


Здесь вы найдете сложившееся сообщество с многолетними традициями, массу информации по сериалу "Робин из Шервуда", а также по другим фильмам робингудовской и исторической тематики, статьи и дискуссии по истории и искусству, ну и просто хорошую компанию.


Робин из Шервуда: Информация о сериале


Робин Гуд 2006


История Средних веков


Страноведение


Музыка и кино


Литература

Джордж Мартин, "Песнь Льда и Огня"


А ещё?

Остальные плюшки — после регистрации!

 

При копировании и цитировании материалов форума ссылка на источник обязательна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Англия » Книга страшного суда Domesday Book


Книга страшного суда Domesday Book

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--------------------------------------------------------------------------------

http://krugosvet.ru/artic.../54/1005447/1005447a1.htm

КНИГА СТРАШНОГО СУДА (Domesday Book, Domesday – то же, что и Doomsday, «Страшный суд»), вначале (уже с 12 в.) неофициальное, но впоследствии узаконенное название описи земельных владений в Англии, составленной для Вильгельма Завоевателя в 1085–1086

Глава 10
http://hlevov.narod.ru/middleages_5.htm

АНГЛИЯ В XI-XV вв.

§ 1. АНГЛИЯ В XI-XII вв.

Нормандское завоевание

К середине XI в. в Англии в основном уже господствовали феодальные порядки, но процесс феодализации еще не завершился. Значительная часть крестьян, особенно на северо-востоке страны, в области «датского права» («Ден-ло»), оставалась свободной, а феодально зависимые держатели земли еще не слились в единый слой крепостных. Феодальное поместье и феодальная иерархия еще не приняли законченной формы и не получили повсеместного распространения.

Завершение процесса феодализации в Англии было связано с нормандским завоеванием второй половины XI в. Во главе завоевателей стоял герцог Нормандии Вильгельм. Стремление к захвату добычи, к приобретению новых поместий и крепостных сплотило вокруг него не только феодалов Нормандии, но и множество рыцарей из других областей Франции и даже из Италии. Поводом для похода на Англию явились претензии герцога на английский престол, основанные на родстве Вильгельма с умершим в 1066 г. английским королем Эдуардом Исповедником. Притязания Вильгельма поддержал папа.

«Книга Страшного суда»

Важное значение в укреплении феодальных порядков в Англии имела земельная перепись, произведенная Вильгельмом в 1086 г. Ее результаты, записанные на пергаменте, получили в народе название «Книга Страшного суда» («Domesday book»). Она была названа так, видимо, потому, что лица, дававшие сведения для ее составления, обязывались под страхом наказания говорить, ничего не утаивая, как на «страшном суде», которым, по церковному учению, должно было завершиться существование мира.
Раздача земли производилась постепенно, по мере ее конфискации, и в руки нормандских баронов попадали земли, находившиеся в различных графствах Англии. В результате владения многих баронов, хотя и были обширными, но оказались разбросанными, что препятствовало образованию в Англии крупных территориальных княжеств, независимых от королевской власти. Около одной седьмой части всех возделываемых земель Вильгельм оставил себе в качестве «домена короны». В состав его вошла и значительная часть лесов, превращенных в охотничьи заповедники. Крестьянам, осмелившимся охотиться в королевском лесу, грозило страшное наказание - им выкалывали глаза.
_________________

Huntingdon, Earl Waltheof of - Son of Earl Siward, husband of Countess Judith. Earl of Northumbria 1072-75; executed 1076.

Это - первый из Хантингтонов, упомянутый в книге Страшного суда.
Вот ссылка на совершенно обалденный сайт о книге:
http://www.domesdaybook.co.uk/landownersg-i.html
Разумеется, по-английски. Здесь есть много интересного, даже сэр Гильберт и шериф Ноттингемский, только времен Вильгельма все они. Список тех, кому Вильгельм Завоеватель пожаловал земли в завоеванной стране

+3

2

http://vslovar.org.ru/v2/25441.html
вот еще полезное!

+1

3

Вот еще по "Книге".

Она представляла собой опись всей земли и всего имущества населения Англии. Опись должна была упорядочить обложение английского народа прямым государственным налогом. Она составлялась по графствам и сотням королевскими уполномоченными, которые под присягой допрашивал» шерифов, священников, старост и специально назначенных из каждой деревни вилланов. Сперва записывалось поместье (манор) с его пахотной землей и разными угодьями, а затем следовали разные категории населения с их имуществом. Таким образом, крестьяне, в том числе и лично свободные, признавались принадлежностью маноров, что само по себе служило свидетельством повсеместного распространения манориальной системы и поглощения ею сельских общин.

Особую ценность опись представляет тем, что в ней имеются сведения, относящиеся не только ко времени ее составления, ни и к периоду, предшествовавшему нормандскому завоеванию. Сам факт появления столь трудоемкой описи, охватившей почти всю территорию страны, говорит о силе государственной власти и слаженности ее центрального и местного аппарата. Ни в каком другом государстве Европы подобное мероприятие было в то время немыслимо.

+3

4

Составление книги "Судного дня" 1085-1086 годы
                               
                               Англосаксонская хроника

Столь пристальным было внимание Вильгельма к доходам англичан, что тем невольно пришел на ум Судный день, откуда и название кадастра-"Книга Судного дня"

На Рождество король прибыл в Глостер и провел там с двором пять дней, а потом еще три дня пробыли архиепископ и синод. Присутствовали Морис, избранный епископом Лондона, Уильям Норфолк и Роберт из Честера, все- люди короля. Позднее король созвал Большой совет и долго обсуждал с приближенными, кем населена эта страна и какового свойства народ в ней обитает. После чего он отправил в каждое владение страны своих посланцев, которым повелел в точности выяснить, сколько в каждом владении людей, а также сколько в каждом владении людей, земли, скота, принадлежащих королю, сколько доходов короне надлежит получать с каждого владения. Также король повелел установить количество земель во владении архиепископа, епископов, аббатов и графов, ежели кратко-что и сколько принадлежит каждому, владеющему землями на острове Британия, людьми и скотом, и какова стоимость владений в монетах. Столь подробно все было описано, что не упустили ни единой души, не единой меры земли, ни единой головы скота домашнего или птицы (как ни прискорбно, что король не счел таковое постыдным) и не сосчитали, и все записи потом доставили королю.

                        Оценка Камнора по "Книге Судного дня"  1086 год

                       Анонимный источник

Сведения в Книге Судного дня систематизировали по владельцам имущества, а не по территориям, что позволило королю Вильгельму облагать этих владельцев поборами и податями напрямую.

Аббатство Эббингтон   владеет Коминором. Деревня досталась аббатству при короле Эдуарде, земля ее оценивалась в 50 хайдов (в одном хайде 120 акров), а сейчас ее тридцать хайдов. Земли достаточно для вспашки пятидесяти полей. Во владении Короны девять пахотных полей и шестьдесят вилланов, а также шестьдесят девять малых полей. Имеются четыре серва и две мельницы стоимостью 50 шиллингов 
Из упомянутых 50 хайдов пятью владеет Аншиль. С правления короля Эдуарда они считаются вместе, как одно поместье и не могут быть переуступлены другому владельцу и с них платятся подати, как и с других земель. На этих пяти хайдах есть семь пахотных полей, два из которых принадлежат Короне заодно с двенадцатью вилланами и пятнадцатью малыми полями, из них пять пахотных. В правление короля Эдуарда стоили эти земли сотню шиллингов, потом семьдесят, а ныне- восемьдесят шиллингов.
Всякому, кто внимательно изучит оба тома "Книги Судного дня", откроется статистическая картина английской жизни той поры. Цифры бесстрастно показывают, скольполным было истребление еще недавно могущественных саксонских танов; теперь их в стране осталось всего двое. 90 процентов населения составляли крестьяне, находившиеся в феодальной зависимости от своего сюзерена-норманна, трудившиеся на него в мирное время и воевавшие за него, когда созывалось ополчение. Эта социально-экономическая система господствовала в Англии на протяжении столетий, и если раньше танов и керлов (свободных крестьян) связывали законы и обычаи, то отношения норманнов и крестьян-саксов определялись сугубо законами: в "классовой системе" норманнов не было места традиционному праву.

                                    Из книги Англия. Автобиография. 2000 лет истории страны от очевидцев событий

Отредактировано анабель (2009-02-06 14:06:59)

+2

5

Из книги "Повседневная жизнь в Англии во времена англосаксов, викингов и норманнов".,
М. и Ч.Г Квеннелы

Мы можем понять, насколько ценно исследование «Книги Страшного суда»; именно оно позволило нам получить представление о количестве пахотных земель и численности населения в Англии в 1085 г., а также о занятиях англичан. Уполномоченные принялись разузнавать «название манора, имя того, кто держал его во времена короля Эдуарда Исповедника, и того, кто держит его сейчас, сколько хайдов составляло манор, сколько пашен в домене, сколько людей, сколько вилланов, сколько коттариев, сколько бондов, сколько свободных, сколько сокменов (свободных крестьян, плативших зафиксированную ренту), сколько лесов, лугов и пастбищ; мельницы, пруды для разведения рыбы — сколько они стоили и возможно ли получать с них больше, чем сейчас».
Запись в «Книге Страшного суда» могла выглядеть так:
«Земля Вильяма де Браоза.— Земля составляет три пашни. Все пространство пахотной земли — три пашни, хотя налог платится только  с двух хайдов.   Одна  входит в домен (Вильям сам управляет одной пашней), а пять вилланов и коттариев управляют двумя другими (в домене есть две упряжки). Есть мельница стоимостью в 18 шиллингов и пруд для разведения рыбы стоимостью в 50 пенсов».
Так Англия была поделена на части, чтобы Вильгельм Завоеватель прикинул стоимость своей земли.
Землю мерили хайдами, сулингами или кара-кутами, которые составляли примерно 120 современных акров. Известно, что около пяти миллионов акров земель возделывалось; Англию населяло примерно триста тысяч семей, а ее население достигало двух миллионов человек. Мы насчитали 9300 землевладельцев и представителей духовенства, 12 тысяч фригольдеров, 23 тысячи сокменов или йоменов, 109 тысяч вилланов или копигольдеров, 90 тысяч арендаторов или мелких копигольдеров, 25 тысяч зависимых или безземельных крестьян.

Графства делились на сотни, а сотни, в свою очередь,— на маноры. Маноры состояли из владений или доменов, которые были собственно землями лорда, и арендованных земель вилланов, что составляли 30 акров и назывались виргатой или ярдлендом. Коттарии, по-видимому, владели домом и 5 акрами земли.

+4

6

О «Domesday-book» Вильгельма Завоевателя. 1086 г. (в 1834 г.)
Лаппенберг

После усмирения восстания англосакских баронов внутри и по прекращении внешних попыток со стороны Шотландии и Дании потревожить власть Вильгельма в новоприобретенной стране новый король увидел, что одни военные экзекуции не могут быть достаточны для упрочения его господства в Англии. Чужеземные наемники были распущены; вскоре за тем и Эдгар, этелинг (претендент) с несколькими сотнями воинов получил от него позволение оставить Нормандию и отправиться в Апулию.
В том же году (1086) в Троицын день во время пребывания своего в Вестминстере Вильгельм торжественно пожаловал сыну своему Генриху рыцарское звание, и к 1 августа назначил общее государственное собрание в Саре. Это собрание по своим размерам, означенным в приглашении, походило на громадный военный смотр, на котором оказалось, что у Вильгельма в Англии содержится до 60 ООО воинов. Он заставил своих сподвижников принести присягу на вассальную верность королю, что в военное время по необходимости отлагалось, и за то утвердил за ними их владения в Англии.

При составлении того присяжного акта и при приведении его в выполнение в первый раз служила руководством известная книга Domesday-book или «Книга Судного дня», задуманная еще в предшествовавшие годы и оконченная в 1086 г. Под этим именем разумеется исключительно та перепись, которая была составлена в отдельных графствах королевскими чиновниками относительно всех имуществ, как полученных непосредственно от короля (tenentes in capite), и посредственно (undertenans), равно как и о землях свободных всельников, о доходах, до и после завоевания, о возможности улучшения доходов, о податях, о состоянии скотоводства, лесного, рыбного и горного промыслов, и преимущественно всего того, что казалось необходимым для точного кадастра и взимания доходов.

Содержанием своим эта книга не обязана никаким прежним материалам, так как сказание о том, что подобный труд был составлен уже Альфредом, лишено доказательств, а именно опровергается самой Domesday Вильгельма, в которой не говорится ничего подобного, и, сколько нам известно, ни одно из тогдашних государств не представляло у себя никакого образца для составления такой работы.

При существовании до того времени немногих актов о королевских, "частных и монастырских имуществах, и наследственных книг в городах и подобных росписей, которые пополнялись преданием и народной молвой, даже необходимо было завоевателю собрать достоверные и точные сведения о своем владении в чужой земле, что и побудило его к такому труду, значение которого было признано другими государствами только по прошествии многих столетий, при постепенном улучшении государственного хозяйства.

Главная цель этой книги заключалась в обеспечении королевских доходов и охранении общественного благосостояния, так как конфискация англосаксонских владений, запустение целых графств, добровольное бегство англосаксонских землевладельцев, споры жадных норманнов с монастырями, неопределенность в самом праве наследства между норманнами, которых родственники жили в различных местах Британии, Франции и Италии, и другие обстоятельства, происшедшие от насильственной перемены владельцев, вследствие завоевания, - все это даже и в другое время должно было увеличить тогдашние неопределенные понятия о праве собственности.

Роспись имуществ производилась важными лицами, которые, объезжая различные графства в назначенный для этой цели присутственный день (day), на месте снимали присяжные показания с шерифов, поземельных владельцев, священников и других уважаемых граждан, и записывали ответы их относительно вышеозначенных предметов. Результат этих заседаний в судебный день, как публичное свидетельство, получил навсегда значение показаний, сделанных перед лицом, уполномоченным властью, и потому, кажется, такая роспись земель и оброков получила название «Domesday». Эта книга хранилась вместе с другими сокровищами в Винчестере (откуда название «Rotulus Wintoniae», то есть Винчестерский сверток); иногда, однако ж, ее брали с собой во время путешествия короля и в должностные разъезды его судей.

Многие из северных графств, как то: Нортумберланд (Nortumberland), Ланкашир (Lancashire), Кумберленд (Cumberland), Уэстморленд (Westmoreland) и Дургам (Durham), не упоминаются в ней, быть может, потому, что они были слишком сильно опустошены и не пришли еще в порядок; а южные части тех графств приписаны даже к Чеширу и Йоркширу (Cheshire и Iorkshire). Недостает также Лондона, Винчестера (Winchester) и других значительных городов, может быть, потому, что королевские комиссары не могли вступить в их стены с той целью, которая составляла задачу Судного дня, или, вероятнее, по моему мнению, потому, что необходимые о них сведения, насколько то нужно было королю, имелись уже в королевской канцелярии или казнохранилище.

Многие указания сделаны пристрастно в пользу нормандских монастырей, другие могли быть пропущены из поспешности, по недостатку времени. В последующие за тем годы мы находим много начатых таких работ, хотя только для некоторых округов, но ни одна из них своим достоинством не превосходит знаменитую «Domesday» короля Вильгельма. Эта книга надолго останется неистощимым источником для уразумения англосаксонских и нормандских учреждений, в особенности права и доходов короля и его вассалов, городских постановлений, всевозможных статистических данных и бесчисленных заметок, неизвестных историку тех времен или же пропущенных им, как слишком известное и не имевшее в ту пору значения, но в высшей степени интересное для любознательного потомства.

Более точное понимание этой книги останется навсегда основой всякого исторического исследования об Англии, в особенности же для ее средневековой истории. Это - картина, написанная большей частью цифрами; тем не менее она представляет не краткий очерк целого, но скорее обложку и толкование летописей и юридических актов. В ней, несмотря на пропуски и недостатки, живыми красками изображено политическое состояние Англии под конец царствования Вильгельма Завоевателя, и ярко просвечивают некоторые статистические и касающиеся государственного устройства данные, которые доставляют нам наглядные понятия о бедствиях Англии и положении ее завоевателей.

Во всех графствах находим мы многочисленные упоминания об имуществах, присвоенных себе норманнами, несмотря на спор, предъявленный королем или прежними норманнскими владетелями (clamores et invasiones). Если владение даже и не было оспариваемо, комиссарам нередко случалось замечать, что новый владелец не предъявил ни грамоты с печатью на присвоенный себе лен, ни законного документа на право владения от местных властей графства.

История средних веков. От хаоса к порядку. Полигон. С.-Петербур. АСТ Москва, 2001

+4

7

Число свободных владельцев и непосредственных вассалов (tenentes in capite) короля с включением духовенства простиралось до 1400. Из них большая часть имела по одному поместью; другие же, а именно братья короля, владели большими имениями, рассеянными по всей Англии; поместья епископа Байё (Bayeux, во Франции) находились в 17, Роберта из Мортеня в 19 графствах и в Валлисе (Wales).
Знаменоносец Эвд (Eudo) имел владения в 12 графствах; Гуго Авраншский, по прозванию Волк считал за собой значительные поместья в 21 графстве, помимо своего собственного графства Честера.

Второстепенных вассалов записалось в тогдашней Англии до 8000. Цифра в этом случае определена, однако ж, не точно, в особенности потому, что имя отца или прозвище встречается реже у англосаксов, чем у норманнов. Число остальных, упоминаемых в «Domesday», владельцев или хозяев, за исключением рабов, счетом около 25 000, простиралось до 250 000. Пропущены в «Domesday» монахи, крепостные гарнизоны, горожане; все они не записаны нормандскими комиссарами. Но к той цифре принадлежат 1000 священников и 8000 жителей отмеченных городов.

Более 10 000 называются свободными людьми (liberi homines), более 2000 свободными, но под покровительством (commendati). Несмотря на то, как первых, так и вторых нельзя считать безусловно свободными поземельными собственниками, и название, данное им, служит только для того, чтобы определить их личные отношения к тем вассалам, во владении (dominium) которых состоят они сами или их поместья. Оба эти класса находятся почти исключительно в старой Восточной Англии или в графствах Norfolk и Suffolk; кроме того, до 300 в Essex и до 50 в Cheshire и Stafford,- явление, объяснимое единственно только густотой датского населения, сохранившегося в древнем королевстве Гутрума.

По правам своим к классу свободных людей ближе всех подходил класс так называемых сокеманнов (sokemannen). Они для наследственного укрепления за собой поместьев приносили вместе со своими 15-летними сыновьями, как совершеннолетними, присягу в верности и вассальной преданности (homagium), и вследствие того обязаны были военной службой, платою при передаче владений наследнику и другими известными по договору повинностями и податями.

Неравноправность этого класса с классом вышеупомянутых свободных людей видна уже из того, что сокеманны находились даже в Суффолке и Норфолке; в последнем графстве их было до 4600 - цифра, составляющая пятую часть всего населения, упоминаемого под названием сокеманнов (23 072). Весьма важно, однако ж, то, что ни об одном свободном человеке не упоминается ни в соседнем графстве Линкольне, ни даже в Кенте, к которому они принадлежат по пословице, а в этих графствах находилась целая половина всех живущих в Англии сокеманнов.

Более 1000 было их в Суффолке, столько же в Нортгемптоне, до 2000 в Лсйстере, более 1500 в Ноттингеме; 520 в Эссексе и до 450 в опустевшем пространном Йоркшире; остальная часть сокеманнов в небольшом числе помещается в графствах, лежащих к северу от Ветлингской дороги (Watlinga Strasse), исключая Чешир и Стаффордшир. К югу от большой военной дороги совсем не обозначено жительство сокеманнов.

В графствах Западной Англии находился класс людей под названием колиберты (coliberti); численность этого класса самая большая в графстве Вильтшир - до 260, а всего вместе до 858. Мы могли бы сказать, что эти колиберты были рассеяны по всем южным и западным графствам от Ветлингской дороги, если бы в прилежащих к ней графствах Суссексе, Суррее, Мидльсексе, Оксфорде, а так же и в прежде упомянутых графствах Чешир и Стаффордшир не находилось их также мало, как и сокеманнов. Кажется, однако ж, что название coliberti, которое ни разу не встречается в этих графствах до завоевания и не упоминается ни в одном достоверном документе англосаксонских монастырей, значит то же, что и сокеманны, и что оно дано сокеманнам нормандскими комиссарами, как слово, употребительное в их отечестве. Догадка эта вероятна тем более, что в источниках англосаксонских законов ни разу не упомянуты колиберты.

В юридических актах приводится иногда особый англосаксонский класс людей -Geburen или Bures. В «Domesday» мы встречаем их только 62, живущих в шести графствах к югу от Ветлингской дороги, а именно в Букингеме, Оксфорде, Герфорде, Берксе, Ворчестере и Девоншире. Они не находятся вместе с сокеманнами ни в одном графстве, за исключением Букингемского, составляющего для них границу; считать же их заодно с сокеманнами и колибертами невозможно, потому что и те и другие встречаются вместе в графствах Беркс, Девон, Герсфорд и Ворчестер.

Они принадлежат к классу крепостных, из которых большая и самая свободная часть называется крестьянами (villani). Последних записано до 110 ООО; большую часть насчитывают в Кенте, 6597 - цифра, превосходящая более чем наполовину все остальное население графства; в Линкольне 7723 крестьян на 25 305 населения, и в Девоне, где 8070 крестьян и 3294 раба, на 17 434 всех записанных жителей.

Класс населения, известный под норманнским названием vilains, вероятно, относится к англосаксонским ceorlas: это были потомки древнего римско-британского населения. Нет никаких доказательств тому, что норманны изменили общественное положение этого класса, обремененного множеством податей и служебных обязанностей; напротив, даже прежнее их положение получило на самом деле новый стеснительный характер, вследствие строгости и неумолимости новых владельцев; между тем как при тогдашнем состоянии края, отягченного общественными поборами, постоями и многими другими разорениями, причиненными войной и восстаниями, заключалась живейшая потребность сбережения сельского рабочего сословия.

От сельских жителей отличен класс так называемых coscets, или cotsaten, в числе 1749, который соответствует немецким болотным жителям. Этот класс, равно как и предыдущий, поселялся более всего в Мер-сии, за исключением 9 - в Шропшире. Они так же как и vilains не были свободными, однако ж служебные обязанности несли менее, нежели гебуры.
Класс котариев, больший числом, а именно, 5054, имеет, по нашему мнению, сходство с немецкими Kathner, но мы не знаем для них никакого англосаксонского названия. Они находятся во всех графствах, лежащих к югу от Ветлингской дороги, даже в тех, в которых вовсе не упоминается ко-либертов, так, например, 765 в Суссексе.

Как особенность Чешира, указывающую на завоевание его датчанами, находим мы в этом графстве небольшое число так называемых drenghs,- название, сходное по значению с оруженосцами и подобными должностями; оно давалось у датчан сыну, а впоследствии и прислуге. Они упоминаются иногда даже спустя несколько столетий.

История средних веков. От хаоса к порядку. Полигон. С.-Петербур. АСТ Москва, 2001

+6

8

Останется упомянуть еще 82 609 бордариев (с включением bordarii pauperes), которые находятся во всех упомянутых в «Domesday» графствах в пропорции, довольно соразмерной с общим числом записанного в этой книге населения.
Они образуют класс, поставляемый обыкновенно после крестьян и впереди рабов. Если название этого класса происходит от хижин с небольшими садами или огородами, служивших для них помещением, то оно получило бы одинаковый смысл с названием cotsaten и cotarii; но в «Domesday» эти три класса различаются между собой.

Название этого класса, как кажется, едва ли найдется в бесспорных англосаксонских документах, между тем как во Франции оно обыкновенно. Из этого мы можем заключить, что название это принесли к англосаксам норманны, так как его на родном англосаксонском языке нет, или же что класс этот составлен был из норманнов, которые на родине находились в таком же положении и жили в поместьях своих господ в их покоях, а первоначально и на их содержании (по-датски и англосаксонски - bord, по-английски -board).

Этот взгляд подтверждается еще и тем, что невозможно указать, куда девались норманны низшего разряда, во множестве переселившиеся в Англию; между тем как число бордариев соответствовало тому числу 60 ООО человек, завоевавших Англию, если исключить убитых и не считать прибывавших впоследствии новыми массами. В некоторых местностях мы находим число их в круглых цифрах,- обстоятельство, подтверждающее тот взгляд, что они поселились там недавно. Ясно и то, что с простым норманнским сословием и дворней низшего разряда не всегда спорили из-за своих владений англосаксонские ceorle, так как первые должны были постоянно носить оружие и не обязаны заниматься земледелием.

Сумма всего населения, записанного в «Domesday», доходит до 283 ООО, а с включением горожан, пропущенных в этой книге, до 300 ООО глав семейств. То мнение, что некоторые податные лица могли быть пропущены с намерением, должно показаться крайне невероятным, если принять во внимание главную цель «Domesday» - интересы королевской казны.

Изъятие церковных имуществ от всяких податей представляется только редким исключением. Напротив того, монахи упоминаются как бы случайно, и потому именно, что они обязаны были личной податью королю. Утверждают, что нередко не записывались и некоторые несвободные классы народа, так, например, вовсе не упомянуты пастухи в весьма многих графствах, в которых разводились свиньи. Мы знаем, однако, что пастухи избирались большей частью из рабов, и потому в тех графствах, в которых эта часть скотоводства не процветала особенно, мы должны искать их между бордариями, податными или рабами.
Затем, если бы мы хотели составить сумму всех тогдашних жителей Англии, то 2 ООО ООО душ скорее слишком много, нежели слишком мало.

Лесные пространства в Англии были еще очень обширны; огромное количество земли было не обработано, и многие местности в последние годы или опустошены, или оставлены. Деревни того времени очень малы, почему впоследствии многие из них вместе считались за одну деревню. Более всего был опустошен Йоркшир, где из 411 человек всего населения осталось только 35 сельских жителей и 8 бордариев.

Города имели немного домов и то весьма небольших; до завоевания только Йорк и Лондон насчитывали более 10 ООО постоянных жителей, из которых в последнем было даже несколько более. Большое число городов сильно пострадало частью от грабежа и пожаров, частью от построек крепостей, при сооружении которых нередко разрушались дома с целью воспользоваться старыми каменными стенами.

В Экзетере, несмотря на оказанную этому города пощаду, из 463 разрушено 50 домов; в Дорчестере из 172 наполовину; в богатом Норвиче, жители которого имели 43 церкви, из 1320 домов - также половина; в Линкольне из 1150 домов 166 пожертвовано на устройство крепости, 100 других лишились своих обитателей; в Кембридже разломано 27 домов для устройства новой крепости; в Честере из 487 домов разрушено 205; в Дерби из 243 пострадало не менее 103; в Стаффорде из 131 дома разрушено 38; в Йорке из 1800 исчезло 800.

Но ни один город не пострадал так сильно, как Оксфорд, в котором с 243 домов взяты подати, а остальные 478 шш разрушены, или разграблены. Только один город значительно расширился после завоевания, это - Дунвич, в котором 120 жителей времен короля Эдуарда Исповедника при Вильгельме размножились до 236,- явление, которое ближе всего можно объяснить упадком соседнего ему Норвича.

Общий итог королевских доходов в Англии, которым пользовался Эдуард Исповедник, доходил до 60 000 марок. Пожертвования на церкви и другие благотворительные дарения уменьшали этот доход почти наполовину. Сто лет после завоевания доходы составляли только пятую долю, 12 000 марок; относительное значение этой цифры мы поймем тогда, если примем в расчет, что современные доходы германского императора простирались тогда до 300 000 марок.
Geschichte von England. II, 142-154. История средних веков. От хаоса к порядку. Полигон. С.-Петербур. АСТ Москва, 2001

+5


Вы здесь » SHERWOOD-таверна. Литературно-исторический форум » Англия » Книга страшного суда Domesday Book